авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 28 |

«РУБЕН БАРЕНЦ - АНИ - АРМЯНСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕОЛОГИЯ ЕРЕВАНСКИЙ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ КЛУБ КНИГА V ...»

-- [ Страница 13 ] --

Так что же привело к ослаблению Церкви? Как обычно бывает в анализе – совокупность причин. К ослаблению привёл рост городов, невероятная частота, загруженность и насыщенность контакта человека с человеком, разрыв его с природой, появление новых видов искусств и всё более и более доступных их форм массовости. Наконец, великая социализация и политизация жизни. Среди причин – вторжение в быт и сознание человека промышленизации и технизации, которые породили самые страшные для Веры явление – рационализм! Рационализм понизил качество веры, ослабил её сакральное напряжение и разорвал мистическую связь с Небом. Человек не только попал в большую зависимость к разным людям, но и целиком политизированному обществу, не только стал больше бояться человека, чем Бога, но и верить в человеческую силу больше, чем во всемогущество Божие.

Отсюда и всё, что совершается вокруг человека, стало оцениваться с земных, а не с духовных точек зрения, и самое явление атеизма объясняется не увяданием Новозаветных пророчеств Бога нашего Исуса Христа, а бытовым явлением, с которым надлежит бороться обычными человеческими средствами, куда включена должна быть и идеология.

Ни Церковь в лице своих представителей, ни миряне не угадали природы атеизма новой волны, а потому и не знали как с ним бороться. Атеизм явился выражением той суммы зла, что перевесила чашу Добра на весах Божественного Правосудия.

Атеизм стал накапливать зло, а скопленное зло – атеизм. Всякое вольное или невольное накопление зла не проходит бесследно.

Борьбу следует начинать с первого, – вновь вчитаться хотя-бы в короткое жизнеописание Христа четырьмя апостолами с тем, чтобы поверить ему. Второе, – необходимо собраться с усилиями и направить их к увеличению суммы Добра и уменьшению суммы зла – это то, к чему призывал ап. Иоанн, когда говорил об условиях, низводящих благодать Божию, и требовал предварительного очищения сердца нашего от всего, что прегрождало путь к Богу. Со стороны человека здесь требуются не очень суровые усилия: необходимо высокое осознание и средоточие воли сделать стремлением к такому очищению сердца. Ещё, - направить свою волю к добру... а остальное сделает Сам Господь, увеличивая наши усилия победы!

Среди атеистов в Армении поражает количество непостижимо невидящих людей, продолжающих приписывать все бедствия народа ничтожным причинам и ничтожным действиям людей, партий и правительств. Как буд-то те или иные поступки отдельных карликов соизмеримы с кипением чаши Господнего гнева!

((((( 142 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 142 ))))) Фактор это тот же факт, только устойчивый, пролонгированный во времени и имеющий широкое причинно-следственное значение. Можно и наоборот сказать:

факт - это мелкий фактор, имеющий единичное значение. Мы живём в море фактов и факторов. По мере меньшения его обширных вод в зависимости от времени действия, места действия а также сферы действия это «море» сужается. И тогда в речевом обороте появляется такое специфическое понятие как поле фактов.

Своё поле фактов имеет и политика, далее политик и, наконец, мы имеем дело с узкой группой лиц, от которой зависит принятие окончательного (критического) решения. Часто эта группа суживается и воплощается в одном конкретном лице.

- 288 Что происходит далее. Далее выясняется, что никакой политик не может охватить единым взором и пониманием всё это поле. Здесь возникает не столько субъективизм политика, сколько многовариантность действительности, из которой политик должен выделить главные или действующие факторы. Вопрос ещё может заключаться в том, что главные факторы не всегда выступают действующими.

Ментальные возможности политического актора могут держать в системе анализа и синтеза один, два, три фактора... далее трудно их соединить в динамике в единый процесс, ибо сами факторы относительны и переменчивы в своей обусловленности другими причинно-следственными цепочками. Что касается человеческих свойств, то у одного политика развито левополушарное мировосприятие - логическое и рациональное, у другого развито правополушарное - иррациональное и творческое.

Один прошёл через одну школу и эпоху, другой - через другую. Наконец, многое зависит от просчёта последующих действий, видения конечных результатов и последствий, всё это упирается в понятие провидение, предсказание.

С этой точки и с этого этапа в политику вмешивается иррациональный и интуитивный фактор. Его во многом определяет интеллект, воображение, как если бы оно было воображением поэта и философа. Решение политика становится вопросом выбора, а сам выбор - отражением всей ментальности эпохи и данного народа, личных пристрастий политика... и, увы, часто его личных интересов.

Сам выбор представляет из себя поле из множества фактов, которые далее суживаются к выбору одного из нескольких. Для принятия окончательного решения может быть взят третьестепенный фактор против первостепенного у противоположной стороны. Так военные возможности, а иногда даже одна из них тип оружия и его тактико-технические данные могут перевесить в принятии решения над главным, ведущим фактором, таким, как превосходство в экономике у противника. Решение принято - начинаются действия. И здесь начинает играть первостепенную роль для обеих сторон фактор времени. Для нападающей необходимо быстро реализовать своё преимущество, пока у жертвы нападения не заработали фундаментальный величины преимущества экономики, демографии, пространства или ещё чего-либо. В случае неудачи для нападающей, её поражение будет называться авантюрой, в случае победы - смелой операцией.

Для подвергнувшейся нападению стороны всё обстоит наоборот, она должна выиграть время, чтобы ввести в действие все свои преимущества и резервы. Так развёртывались события на Восточном фронте при нападения Германии на СССР, что во многом это оказалось авантюрой. Политик противоположной стороны стоит перед лицом тех же проблем. Тогда факторы случайностей, удачи и стечения обстоятельств (внешних и внутренних) становятся теми условиями, которые дают успех той или иной стороне.

Общий вывод из сказанного следующий. Фактологическое поле в выборе решения большое. В политическом или военном противостоянии при принятии решения выбор может носить ошибочный характер, и за решающий фактор из всего спектра факторов может быть принят менее работающий и действенный... даже если он и есть главный. Этот фактор во всём поле может носить видный и убедительный характер, но в действии сыграть роль второстепенного или повязанного условиями второго порядка. Это обусловлено самой природой игры с переменчивостью явления субъективность-объективность. Таким образом, в человеческих системах бытия и его - 289 противоречиях друг против друга играют не отдельные факторы-факты или два, три.., а сами их поля. И поля факторов борются с полями факторов, но не сами факторы.

((((( 143 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 143 ))))) «Быть может, жизнь – это смерть, а смерть – это жизнь» – Эврипид.

Познание смерти неотделимо от познания жизни, как рождение есть начало смерти, как первый и последний вздохи составляют одно единое целое и один есть продолжение другого. Они предстают как самая великая симметрия человека. Сократ нарушил эту симметрию, он нарушил в идее бытия гармонию связи тела с душой, придав обоим разнонаправленное движение, сделав тем самым факт смерти, великим актом жизни, утверждением величайшего оптимизма, местом наиважнейшего внимания человека. «Совершеннейшая» жизнь, это жизнь души, ставшая таковой при выборе смерти тела, и не только тела великого Сократа, но и тела нашего Космоса, которое после своего рокового выбора, должно обрести смерть. Нарушив эту симметрию, Сократ открыл «красоту» смерти, как явления такой же красоты жизни.

Лишь особо великим или посвящённым доступно разделение-отделение души от тела. Воля к смерти Сократа – это ценность жизни, положенной на алтарь разума, это устремление к бессмертию души, это идея отказа от земной жизни во имя подлинной жизни души, не обременённой, не отягощённой плотью, ставшей познавательной предтечей бессмертия Христа и жизни Его, положенной на алтарь Духа. Сократ поведал нам, что Истиной невозможно владеть и ей нельзя научить, ею можно только стать, что выше возможностей смертного. «Если мы так мало знаем о жизни, что мы можем знать о смерти», - сказал Конфуций.

«Ученики спросили Исуса: Скажи, Учитель, каким будет наш конец? Исус ответил: открыли ли вы начало, чтобы искать конец? Ибо в месте, где начало, там будет и конец. Блажен тот, кто будет стоять в начале: и он познает конец, и он не вкусит смерти» (Апокриф).

((((( 144 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 144 ))))) «В тумане прошлого, - так ведает учитель, - остались далёкие времена, когда человеку для постижения Божественной мудрости приходилось как бы покидать своё бренное тело и в мистериальном экстазе возноситься в высшие миры.

...Отсчёт истории познания истоков Нового времени начинается с античной Греции, где человек впервые дерзает ощущать себя духом во плоти и познавать мир и себя не только путём откровения, даруемого ему Свыше, но и собственным разумом». Это точка отсчёта на оси времени, есть поворотный, переходный период в эволюционном развитии от человека мистического к человеку разумному. В это время окончательно закрываются каналы связи с тонким миром и происходит блокировка духовидения. Поэтому недопустимо уводить человека от экзистенции и творчественного экстаза и вводить в роковой покой, убивающий жизнь. Только через экстаз достигается полнота ощущения жизни и в то же время – полное забвение себя и всего окружающего.

Понеже миры неразделимы и не позволяют себя разрывать на полюс духа и полюс тела, то в Норкерт уже сейчас человек разумный всегда должен оставаться и мистическим, ибо в будущем он будет оптимально-гармонично пребывать в обоих совмещённых состояниях – дающих жизнь, и дающих не порознь, чтобы быть - 290 убитой. Грешна не сама телесность, а отпадение от целостности.

Нет необходимости говорить о невозможности жизни человека лишь по духу, но не менее тяжела ноша для человека жизни лишь по материи, по разуму, по науке, уже позволяющих видеть жизнь завершённой. Конец этот беспросветен, окончателен, апокалипсичен, если не явится Свет в конце туннеля новой науки, Нового Начала, возвращающего человеку Смысл его существования, как Второго Пришествия. Его мы ждём и приближаем своим очищением изнутри.

((((( 145 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 145 ))))) Армянская элита периодически должна заглядывать под могильный камень исторических поражений Нации, чтобы не повторять их и облегчить участь здравствующих.

((((( 146 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 146 ))))) Уходящий древний Египет и рождающаяся новая Эллада встретились..., чтобы потом разойтись навечно. Нет, они не исчерпали себя, народы не заканчиваются, народы призваны жить вовеки, прекращают жить формы правления их элит, идеи элит, а вместе с ними и культура их народов.

У каждого конца есть начало. Началом конца многотысячелетней истории великого Египта стало время, когда жреческая власть (во главе с Хорихором) как духовный водитель этноса заместила собой светскую, одновременно став, в конце концов, просто мирской (может быть это имя как-то связано со славянским «хорохориться»;

в волнах ариев, шедших периодически на Египет были и славянские арии). Концом нескольких столетий славы Эллады стало время, когда военная верхушка-варна (мирская), заместила собой духовную-жреческую в одном лице, не став ни тем, ни другим. В первом случае духовная власть заменила военно-светскую, во втором военная - духовную.

Общим для обеих канувших цивилизаций является потеря главенства духовной власти.

Разве можно в одной гите передать содержание блистательных творений духа человека, названных цивилизациями Египта и Греции?

Египтяне получали мудрость от Бога Тота, и учение это с незапамятных времён седой древности переходило из рода в род в виде символов, слагающихся в целостность, простую и грандиозную, как пирамиды, и сложную, как лабиринт, долгими тёмными переходами ведущими к погребальному склепу, к замурованной там тайне «Книге Мёртвых», великой тайне Жизни и Смерти.

Греки получали мудрость от бога Гермеса. Они умудрились преобразовать смертельную серьёзность египетского символизма в игру и жизнь своих богов, скроенных по человеческой мерке, а божественную мудрость египетских Иерофантов на язык мифов, постигаемых в мистериальном действе, религиозном, научном и художественном одновременно, и достигли невиданной гармонии божественного и человеческого.

Древний Египет есть страна символов, а искусство его представляется нам величественным и возвышенным, ибо Божественная идея не умещается здесь в конечных земных формах, сколь бы грандиозными они ни были;

поэтому дух как бы вырывается из тесных оков материальной формы и устремляется к бесконечности, к Богу.

Тогда как древняя Греция стала родиной прекрасного как соразмерности, - 291 равновесия и гармонии идеи и образа, духа и материи, где мрамор уже не мёртвый камень, а символ одухотворённой плоти бога. И чудо это есть мгновение полного единения божественного и человеческого, как бы первая языческая попытка богосыновства, явленная на сновидческом языке искусства, после которого чаша весов склоняется в сторону выбора человеческого, а именно, человеческого разума.

Хлебопашнецские цивилизации Двуречья, дельты Нила и Аттики заложили арии, пришедшие с Армянского нагорья. Но древние египтяне, по Плутарху, «притязавшие на некое родство с афинянами», называли греков своими детьми.

«Ах, Солон, Солон! Вы, эллины, вечно остаётесь детьми и нет среди вас старца!, восклицает египетский жрец, один из самых учёных по свидетельству Плутарха, все вы юны умом, ибо умы ваши не сохраняют никакого предания, искони переходящего из рода в род, и никакого учения, поседевшего от времени».

Но вот как уже видят уходящий Египет эллины.

«О Египет, Египет!, - восклицает Гермес, - прекратится твоё существование и останутся от тебя для будущих поколений лишь невероятные сказки и ничего не сохранится от твоих сокровищ, кроме слов, вырезанных на камнях», - Плутарх.

Уроки всякой древности должны остаться познаваемы, вечно «юным умом»

армянской цивилизации.

((((( 147 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 147 ))))) Кровавые проступки непоправимы, а кровь не смывается кровью.

Пока ссора нарождается и её угли тлеют, ссору ещё можно потушить. Но когда пламя охватило все стороны, ссора пожирает своим огнём даже то, что не подлежит горению, - добродетель. Тогда кто хотел замирить, спасаться должен сам. А в действие уже вступает следующий закон Природы – кара за ненависть, возвращение энергии ненависти к тем, кто её посеял, неизбежное наказание самих участников пожара, независимо от того, кто прав, а кто виноват, включая и самого примирителя.

И тогда не правильно ли будет, дать Природе с необходимостью проявить свою неизменность, чем самому быть второй раз наказанным за стремление быть добродетельным и установить мир?

((((( 148 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 148 ))))) Новое время, как принято в других гитах, в Норкерт, исчисляется с 1600 г. Оно в армянской истории началось геноцидом армян 1604 г., организованного МФМ из своего центра в Лондоне, уничтожением финансового центра армян на Востоке, Джуги, депортацией в глубь Персии и Афганистана и истреблением 700 тыс армян.

Это время начала войн идеологий, которые сами английские теоретики того времени определили как игру фишками. Вместо вторжения армий они предложили вторжение идеологий, которые как «меченные фишки» (их терминология) принесут победу тому, кто держит их в своих руках. Всвязи с этим приведём два выражения Бисмарка: «Англия в войнах употребляет европейские государства как «отличную пехоту», как «здорового дурня» всемирной истории». Или: «Держать чужие государства под угрозой революции стало уже довольно давно ремеслом Англии».

Успокоим выдающийся ум Бисмарка пониманием того, что и самих англичан держит за дурня другая мировая сила, - МФМ и её тайные оккультные организации, которой английский арий так продался, так оказался подчинён, что о дураках уже речь не идёт - речь идёт о предательстве и преступлениях английской элиты перед христианством и всем арийским миром. С тех пор в Европе и в мире мало что - 292 изменилось, т.е. не изменилось что? Каждое новое поколение политиков и интеллигенции заново открывает для себя политику англосаксов - вчера это кровавые революции, сегодня «бархатные» и «цветные революции», завтра...

Но идеологию кто-то должен подхватить на местах. Тогда следствием первого стало второе – формирование во внутренних структурах и публично-культурной жизни государств и народов открытых и тайных инициатических организаций (такие как масоны) и собственные конспирологические слои для продвижения требуемых идей. Идеи же должны быть прикрыты таким флером, что никакой здравомыслящий человек не скажет им «нет»! И в среде каждого народа и государства они должны выглядеть своими, относительно существующих правил, традиций, культуры и ценностей. Где надо они переживают о Боге, где о свободе, равенстве, братстве, где как мечты о республике (на то время), где как о коммунизме (для России), где «жратвы и свободных от уз семьи тел будет навалом», конечно, не будет эксплуатации, денег, частной собственности и Бога.

Новое время – это время рыночной экономики, породившее рыночное общество.

Рыночное общество породило «рыночного» человека, рыночное сознание, рыночную мораль, рыночные межчеловеческие отношения и даже рыночную «любовь». Это время наступления океанических цивилизаций и объединения людей новыми мощными средствами коммуникации в единое человечество. Но это же время – время выхода на авансцену истории широких масс... часто, как целенаправленных толп, рукодимых из невидимых центров подставными идеями и идеологиями во главе со своей обманутой интеллигенцией и вожаков из толпы. Без идеологического обеспечения и вовлечения широких масс уже никакое движение и никакая война становятся невозможными. Наличие идеологии стало формой культуры и содержанием политики, ибо идеология ближе всего находится к материальным потребностям, а массы живут, в основном, только ими. Именно массы являются тупым оружием, которое можно поворачивать в любое направление, соблазнять, увлекать, зомбировать и пр. Но без слов и обещаний, имещих внутренний порядок, смысл и цель, - т.е. идеологии, - их собрать и повести невозможно. Нужна именно идеология, ибо серьёзную науку массы всё равно не поймут... тогда идеология должна быть облачена в заумные, наукообразные формы и выражения. Во время подстрекания масс (теперь это уже называется мобилизация), конечно, ещё требуются пробуждение в сознании архетипов, призываются новые символы или возвращение старых, производится вспоминание из забытого прошлого легенд и мифов, что собственно, тоже является идеологий. И тогда идеология, соединённая с массами, получает преимущество перед наукой и логикой и разбивает любую политику. Более того, идеология подлаживается под уровень масс, принимает её интересы и запросы, мимикрирует народность, тем самым подрывая и опуская ещё и культуру.

Всякая идеология обязательно должна нести отход от «конкурента» и своего «заклятого друга» – религиозной веры, обладать внутренней убедительностью для одурачивания разума и бросания его в материальные интересы. Стало быть, идеология вместо веры Божественной должна тоже нести в себе какую-то веру, тогда вместо Бога в ней берутся идолы вождей, идеологов или «Золотого тельца».

Новое время перешло в Новейшее, где впервые возникли идеологии не прикрывающие подлинное зло. Здесь зло впервые предстало перед человеком в - 293 открытой, ясной форме и цинично-ложной философии. В арсенале зла оказались бессовестная демагогия разжигания низменных страстей и ненавистей человека к человеку, ложь, подкуп, отрицание Бога, поругание святостей, грабёж, террор.

Итак, в этой гите мы нарисовали фон, на котором появились первые политические идеологии Нового времени*;

для нас же существенно показать, чем не должна быть идеология, чтобы было ясно – чем все-таки она должна стать.

*У идеологии имеются свои философские корни, и её предшественником можно считать Платона, хотя понятие идеология идёт от слова «идея», введённого в философию Демокритом.

Всякая идеология несёт в себе самодовлеющие силы, ибо их несёт уже сама по себе мыслеформа соединённая с верой. И здесь выносится формула: «человек! ты то, во что ты веришь!». И если идеологию не остановить, она подомнёт под себя (не забывайте фашизм, коммунизм) религию, политику, науку и культуру... да и самого человека. В инквизиции сами женщины приходили к палачам и свидетельствовали на себя, что в них вселились ведьмы;

в коммунизме сын выдавал палачам своего отца, а один армянский писатель ХIХ в. додумался до того, что его герой убивает свою мать и отца, изменивших Богу. Но тем не менее, ничто так не любит науку, как идеология. Соединившись с ней, идеология обретает магическую убедительность и невозмутимость. А если в этом соединении она прилипает к себе ещё и высшие идеалы человека – его стремление к благополучию и счастью, то становится новой разновидностью земной религии. Такая идеология объединяет людей, но ценой их превращения в «идейных рабов» и «уравненных единиц», собранные в полчища, они становятся страшны, они – сокрушительная сила в руках циркачей, из-за занавеса дёргающих за ниточки.

Сама наука не нуждается в идеологии, но идеология очень нуждается в ней, чтобы обрести «легитимность», убедительность и авторитет. Поэтому идеология использует науку. Тогда как наука предполагает осмысленность, точность, эксперимент (повторяемость опыта) и доказательную базу, идеология заменяет их лозунгами и посулами. В науке требуется однозначность терминологии, в идеологии проходят многосмысленные и расплывчатые выражения. Наука стремится как можно меньшему истолкованию, идеология несёт дополнительные разъяснения, объяснения, она нуждается в истолковании, в образности, ассоциациях и примысливании. Лозунги идеологии нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть.

На пути захвата человека стоит его разум и чувства. Чувства легко преодолеваются обещаниями и обманом. Тогда препятствием остаётся всего один «противник» - разум человека, жалкий и недалёкий, находящийся во власти понятий своего времени, и если время идеологии опережает на шаг временное состояние существующего разума – она победила. Предсказание будущего – важнейшее условие сохранения идеологии и её водительства. Оно – неразрыная часть образования ореола веры вокруг идеологии, а без веры, как известно, не строятся даже личные отношения человека. Без знания, видения и уверенности иметь будущее, во-первых, сама идеология ничего не стоит, во-вторых, за ней никто не пойдёт. Поэтому идеология стремится соединить себя, т.е. интересы, которые она преследует, с наукообразной логикой, которая и может что быть, и чаще оказывается, только линейной доктриной или причинно-следственным концептом.

Такую идеологию легче скармливать примитивным слоям. Антитезисом науки - 294 является не религия, в Едином Мире, они одно - есть продолжение другого, они части единой Вселенской Целостности. Антитезисом науки является лженаука!

Далее, проводя сравнение с принципами, по которым не может не строиться НИ, следует исходить из самого её определения – «национальная». Это значит, что АНИ не может быть классовой, только лишь светской или только лишь религиозной, или, что ещё хуже – некой «общечеловеческой», с тяжёлым запахом космополитической.

Такие идеологии разъединяют людей и народы, хотя внешне кажется, что заботятся о человеке, хотя бы в какой-то его части. Здесь мы намекаем на частные партийные идеологии, которые отражая больше интересы внешних сил и различных мировых «интернационалов», больше принесли армянам бед и проблем, чем успехов.

Основой разъединения идеологии «по интересам» является разъединение собственности. Борьба за справедливое «разъединение» собственности в Армении уже была – в революции павликианцев, закончившейся истреблением 500 тыс. армян и депортацией 1 милл. в различные соположенные регионы. АНИ не может нести в себе диалектические принципы борьбы против кого-то: класса, сословия, нации, конфессии и пр. Также, как не может стать идеологией какого-то узкого собрания индивидов по какому-то узкому, частному интересу, хотя такие идеологии, в принципе, существуют и могут существовать. Но частные идеологии объединяют часть людей, наша же цель – объединение всей Нации. Наш народ не может себе позволить себе такую роскошь, как частичные объединения или объединения по частям. Подобное может существовать для великих наций и великих суперэтносов планеты, но даже они, как сегодня Китай, не идут на это. А те идеологии у других великих наций, что представляются как множественными и плюралистическими на поверку оказываются разновидностями одной и той же «общей» идеологии. Наша же цель – не разъединение, а соединение и интеграция Нации, поэтому АНИ даётся как АИС. Её цель, как и христианства, - делание высоконравственного человека, армянина-патриота, армянина-христианина. АНИ соединяет в себе нациоцентризм, гомоцентризм, богоцентризм, - это три столпа, это армянское триединство и триипостасность, с которыми Нация пойдёт в мир, пойдёт ко всем народам.

Сами идеологи чаще являются пророками материального;

эти пророки приходят тут же, когда люди хотят счастья земного здесь и сейчас. Социальную утопию счастья может предложить любая идеология;

она не воплощается в жизнь, но на первом, «наивном» этапе веры, может повести за собой массы и натворить собой массу бед – именно которые часто и являются целью дьявола. После использования идеологии для целей разрушения, она уже может оказаться ненужной и её легко отбрысывают, а использованным массам показывают, кто они есть на самом деле.

Урок помнится всего при жизни одного поколения (40-50 лет) – со второго, всё начинается сначала.

Подобные идеологии рождаются тут же, как ослабляется метафизическое, религиозное и вселенское восприятие жизни и бытия человека. Тогда они же – революционные идеологии, средствами своего достижения делают насилие, кровь и бедствия миллионов, которым они, казалось, и должны были нести «счастье».

Насилие – ахиллесова пята, которая находится в голове идейных экстремистов или в крайностях самих идеологий. Чем больше насилия в теории и практике, тем быстрее идеология приходит к своей гибели. Гибнут и её последователи и те, кто боролся с этой крайностью.

- 295 Наиболее хитрая и подлая идеология не революционная, которая проносится «громом колесниц и вспышкой молнии» и живёт недолго, а либерально демократическая. При ней насилие организуется не прямое, а косвенное, через посредство денег, которое ей удаётся скрывать и которая долго живуча, медленно удушает душу человека и ведёт его к смерти, как помещённая в тёплую воду лягушка, в блаженстве умирающая при дальнейшем нагреве. Поэтому апологеты этой идеологии никогда не употребляют слово «деньги». Поистине гегелевская «хитрость разума» – управлять не посредством грубого насилия, а денег, когда о них не говорится ни слова, но слова употребляются как свобода, равенство, братство. В таком обществе деньги употреблены, как гвозди, которыми забивается на распятие и сама свобода, равенство, и братство, и сам человек, с его культурой, образованием и совестью. Капитализм – есть не демагогическое равентсво возможностей, а власть, в конечном итоге, маленьких олигархических групп, которые в зависимости от условий дают или не дают жить маленькому капиталу и его представителям, так называемому среднему классу. Здесь, чтобы деньги скопились у одних, они изымаются у других – и своего, и чужого народа, у одного кого-то больше, у другого меньше... в зависимости от возможностей и соотношения сил.

Но ещё хищнически отбирается богатства природы. В демократическом насилии человека привлекательно звучат права человека, но во имя этих прав уничтожаться могут целые народы и целые культуры. А равенства становится у кого-то больше, у кого-то меньше;

сильные – более ровнее слабых. Обвинять идеологию капитала в коварстве бессмысленно, ибо она и является таковой. Поэтому неслучайно, что власть либерально-демократической идеологии анонимна. Она скрывает не только власть денег, но и своё настоящее имя – власть маленькой кучки олигархов. Следует заметить, не иерархических обществ не существует. Власть капитала основана хоть и на ложной, но фактической иерархии владения деньгами. У кого деньги, тот и контролирует «демократию». Тогда возникает известный закон уровней свободы, зависящий от уровней иерархии;

и уровней иерархий, определяющих уровни свободы.

Итак, свобода, равенство, братство? Напомним, свобода - это право человека оставаться самим собой, вплоть до неравенства;

неравенство - это недопустимость уравниловки;

братство - это эсхатологическое желание человека и видовое свойство, которое он как божественный идеал имеет в душе. Начиная с эпохи Французской революции 1789 года идеологи либерализма внедряли в общественное сознание устойчивые мифы о возможности реформирования старого порядка на принципах «свободы, равенства и братства». Внешняя и этическая привлекательность этих лозунгов не должна заслонять их глубоко лживую сущность. Свобода в обществе, не обладающем мощными инструментами социальной регуляции (или целями, если целью является «контролируемый хаос»), быстро вырождается в войну всех против всех. Усиление же регулирующих и контролирующих механизмов автоматически приводит к уменьшению свободы личности и её пресловутых прав.

Что касается другого либерального лозунга - «Egalite», - то данный изначально как лозунг равенства всех - нет не перед Богом, а перед законами от человека (?!), он из идеи равенства сословий превратился в доктрину, провозглашающую всебщее, не зависящее от любых различий равенство индивидуумов. Но такая доктрина есть нонсенс и несоответствует ральному положению вещей, ибо люди согласно самой - 296 либеральной идеологии не равны от рождения и по своим способностям, и по своим физическим и духовным качествам.

Именно во власти ТМСС (Тайной Мировой секты сатанистов) стоящей над МФМ простые слова свободы, равенства, братства, доступные сознанию масс, стали орудием захвата самих масс... конечно, при условии уничтожения национальных элит. Но невозможно не заметить, сегодня слово «братство» всё меньше употребляется в идеологических приёмах адептов либерализма, ибо оно содержит в себе христианский идеал и несёт идею христианского братства, так ненавистного силам сатанизма и зла. Братство - этот один из трёх «идеалов» Французской революции тихо-тихо был засунут под спуд;

уже через два года после революции вообще не упоминался. А единственная понятная либерастам модель «братства» это «братство» Каина и Авеля, что доказывает многочисленные примеры демократических революций, успешно «пожирающих своих детей». И лозунг братства был отброшен во Французской революции не спустя десятилетия или столетия, а на «второй» день после революции. В Конституции страны от 1791 и 1793 гг., равно как и в Хартии 1830 г. остались только два первых термина, а упоминание о «братстве» было изъято из политического «употребления».

Сегодня наступление идеологий на человека и общества не то что ослабевают, а нарастают, прямо пропорционально тому, как слабеет религиозное сознание народов. Тогда такой оборот событий, по опыту прошлого, для армянского народа не то что опасен, а может оказаться последним, ибо во всех войнах ХХ века, даже когда армянские воины дрались на стороне победителей, армянский народ тем больше проигрывал и платил жизнями сотен тысяч своих сынов и дочерей, чем большими становились победы в составе интересов своих союзников.

Торжество денациональных идеологий приводит к торжеству формальных принципов, наподобие историзма или некоего историософизма, историоцизма и прочих «измов», где господствуют схемы и пренебрежение к человеку и нациям.

Такие идеологии уводят человека от Бога, традиции и культуры и делают его духовно бездомным, порой в роскошных апартаментах.

Далее. От сущности и содержания идеологии зависит сущность и оценка степени участия в них масс. Вторжение широких масс в особо частные или особо космополитические идеологии, особо «любящие» свой народ против другого народа, или особо любящие некоего «общечеловека», приводят к страшным последствиям:

то войнам по водоразделу «свой-чужой», то войнам за «всех своих против всех чужих» (пролетарии всех стран – соединяйтесь!», сегодня – «либерасты всех стран – соединяйтесь!»). Стало быть, возрастание роли масс тогда позитивно, когда идеологические ценности не оторваны от Высших, Божественных, несущих любовь и доверие всем людям Земли, как, впрочем, и своему народу. В противном случае массы могут затоптать и Бога, и культуру, и свою нацию, - такое уже случалось.

Творческую энергию, историзм нации, её кровь и почву отражает не масса, а элита нации, и реализуют её высшие представители, в АНИ – это Аристократия духа армян и её монархическая власть;

эта Аристократия всегда живёт в народе, покуда живёт его интегральный дух, сознание и метаисторизм мировидения.

В противном случае мы будем иметь то, что имеем. А именно. Для контроля над массами им скармливается примитивная идеология с примитивным культурным обеспечением. По причине того, что в «демократических» странах массы составляют - 297 понятие электорат, они должны обязательно сыграть свою роль объктивных выборщиков в заведомо подставной и отрепетированной до мелочей игре. Для этого им подбрасывается определённая, отвечающая политическому моменту и часу интерпретация государственной идеологии. Массы – удобный объект идеологических манипуляций, которые могут продолжаться вечно. Игнорировать массы нельзя, их нужно высокотехнологично обманывать, поэтому всегда есть интерес к соответствующим идеологиям.., превращающим народ в массу, которую легко вскармливать соответствующей идеологией, для этого особо должно быть опущено школьное образование для масс и получение в контролируемых странах неполноценное высшее образование (что и происходит сегодня в Армении при господстве армянской дегенеративной элиты, которая играючи сдала свой народ).

Но и полностью массы игнорировать нельзя, поскольку только в одном вопросе – массовости современных армий и полиции, всеобщей воинской повинности они, как раз, и составляют эту «массу». В этих обстоятельствах правящая элита обычно, как сказал варпет «изнутри становится загрязнена посредственностью бытия и миросознания масс и целиком повязана этим внутренним пролетариатом». В результате заигрывания с массами, продолжил он, и удовлетворения её требований «хлеба и зрелищ» возникают две омерзительные политические реальности, обеспеченных соответствующей идеологией. Первое – массовой культуры, где речь о «зрелищах», и второе – ограбление чужих народов, где речь о «хлебе» с добавлением к нему «масла» - дешёвых источников энергии и продутов из контролируемых стран.

Для этого нужны массовые армии, обеспечение аппарата насилия соответствующей идеологией, культурой, властью и пр., - круг замкнулся.

Тогда возникает риторический вопрос: если насилие властью капитала, облачённого в ту или иную форму идеологии, или насилие властью иной тоталитарной идеологии есть зло, а зло наказывает само себя, то нужно ли бороться со злом? Ведь с победой зла иссякают его творческие силы, без которых невозможна жизнь. Зло не имеет в себе созидательного начала и, оставшись наедине с собой, уничтожает само себя. В Норкерт отвечают – со злом нужно бороться! Только не его способами.

Сегодня насилие власти кучки уголовных и полууголовных олигархов нанесло армянскому народу, его культуре и религии огромный цивилизационный ущерб.

Ущерб произведён через анонимную власть денег, а формально – через «демократические» институты и идеологию. Но всякая идеология не укоренённая в Боге, истории и душе народа – есть однодневный пустоцвет, ибо можно убить всё, но не эту душу, порождающую из себя дух и питающуюся из Духа Космического, Вселенского!

Данная гита дана как схема, которая должна найти своё продолжение в прикладной дисциплине Хаяшен. В плане раскрытия смысла денациональных идеологий следует попутно отметить, что «массовизация» и опускание культуры нации облегчаются процессами имитации заданных алгоритмов сверху, увеличивающих коллективное чувство стайности, известное в животном мире как образование анонимной стаи. Идеология массовизации ведёт к разрушению семьи, неформальных общественных связей, способстаует тому (особенно при обложном вторжении СМИ), что какая-то идея, как вирус при эпидемии, овладевает широкими слоями, становясь материальной силой. Вся культура становится массовой, тогда как - 298 каждый человек уникален. Эту уникальность в человеке развивает национальная, универсальная идеология, имеющая тысячелетние традиции религии, опыт человечества, позитивную смысложизненную ориентацию и верность крови и почве.

Поэтому даётся АНИ!

((((( 149 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 149 ))))) Человек создан для того, чтобы судить о другом или о себе. Уже одно только сравнение делает его судящим. Судящим он ещё является по причине неправильных действий другого или себя. Судящим он есть по замыслу Создателя. Поэтому человек - есть ещё «человек судящий». Всё это делает Божественный принцип «не суди, да не судимым будешь», содержащим двойственность не по причине противоречий в Библии, на что так любят указывать богоборцы, а по причине наделения человека как бога соответствующими его возможностям прерогативами.

Может или не может человек судить других - вопрос морально-нравственный. По категориям высших, космических Истин этот вопрос относится к компетенции Творца, по низшим, что есть правды человека - к возможностям человека. Но уж себя человек всегда должен уметь судить. При суде над другим нам всегда трудно понимать внутреннюю морально-нравственную картину миропредставления другого, о котором мы можем только догадываться, и всё же, когда творим свой суд, мы производим его по внешним признакам и проявлениям. «Мы с моральной точки зрения, - пишет И. Кант, - не являемся судьями других людей, но от природы обладаем правом судить о других, и природа предписала нам то, что мы должны руководствоваться суждением других. Тот, кто не обращает внимания на суждения других, - низок и заслуживает порицания. В мире не существует ничего такого, о чём мы не должны были бы судить, и мы также утончённы в оценке действий».

Когда мы судим о человеке, то возникает вопрос о его принадлежности к мирам:

добру или злу? Все наши суждения и сам суд над человеком должен исходить из Высшего Принципа - достоин ли человек любви или нет? В подавляющих случаях он достоин любви, раз уж достойно любви даже животное. И все свои суждения мы должны выносить таким образом, что человек достоин любви. Тогда свой приговор или суд над человеком мы не просто должны выносить в соответствии с таким суждением, а даже остерегаться, чтобы оно не произошло в нахождении состояния злости.

Притча, рассказанная хранителем книг в Матенадаране.

Царь Тиридат гулял по Риму, где был гостем Императора. Он был потрясён увиденным и на вопрос сопровождающих о его впечатлениях воскликнул: «Всем был бы великолепен Ром, если бы люди в нём не умирали!». И здесь Тиридат перед словом «Ром» произнёс возвеличивающий его звук «h», несущий в себе символ огня – «гур-гор-гар». Этим символом армяне усиливали сакральное значение знаменательных мест, святых людей или великих событий. После визита Царя до сегодняшнего дня армяне так и произносят название Вечного Города со звуком «h».

Царю показали великолепное здание Сената и большое число помещений, украшенных мрамором, где хранятся записи, приказы и законы государства. Царь вновь был удивлён, теперь уже самим количеством законов и приказов. За обедом в честь армянского Царя Император Рима поинтересовался о причине его удивления.

«У нас тоже существует книгохранилище. Но там хранятся рукописи и переданные знания Учителей наших с древнейших времён. И бережём мы их, как свет очей - 299 своих».

«А как же законы государства?», - спросил Император.

«Законов-то у нас всего три», - ответил Тиридат: первый закон в том, чтобы мечи тускнели в ножнах за редким применением, а серпы отдавали блеском за частой нуждой;

второй закон – чтобы мрамор в храмах богов наших стёрся от стоп стремящихся к ним, а тропы к судиям поросли травой;

третий – чтобы каждый человек в царстве нашем от пастуха до Царя познавал слова Мудрых и Святых и держал ответ перед ними и собой».

Р. S. Справедливость и моральные устои являются основой всякого общества. Все великие религии мира ведут к этому. В основе – признание существования Бога, наставляющего, чтоб человек имел моральные обязательства. Сердце без Веры всё равно, что суд без судьи. В эпоху Халифа Абу Бакра судья города Медины (тогда столицы халифата) попросил халифа освободить его от занимаемого поста, поскольку в течение целых предшествующих лет в суд не было подано ни одного дела. Это значит, что в это время население столицы было образцовым, т.к.

полностью основывалось на Вере и Традиции.

((((( 150 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 150 ))))) В серьёзнейшей, чрезвычайно важной проблеме выживаемости человечества, армянская наука в лице философии, как малой формы познания перед Божественной, должна оказаться на высоте в части обеспечения выживаемости армянского народа.

Наследники Давида Непобедимого и Нарекаци, как в немецкой школе Шеллинга и Гёте, должны основать школу Норкерт на принципах синтеза божественного и человеческого, духовного и природного, идеального и реального. Наш путь спасения – единый во Всечеловечестве. Это - Аргитас, его ещё предстоит обрести и пройти.

Каждый народ Планеты пройдёт свой путь с разными лицами, армянский - со своим лицом. Соединение в названной биаде философского и Божественного армянский народ будет творить своим, по-армянски чувственным мироощущением, своим пониманием действия, своим живым историческим опытом. Но соединять не в рефлексии и стихийно, а концептуально. Всякое соединение в рефлексии является профанацией, соединять их может только системное действие.

И тем благодарственней читать мысли армянских философов начала Третьего тысячелетия: «Человеческие проблемы не разрешаются чистым разумом, а только приводят к другим, новым проблемам и к главной из них – проблеме перехода между материей и духом, называемой в миру проблемой Жизни, Смерти и Воскресения.

Путь этот пройден и искуплен Исусом Христом. Чувственный, верующий человек может пойти этим путём, если вверит свою волю Господу. Человек разумный – нет, ибо разуму он доверяет больше, чем чувству, и стремится реализовать этот путь сначала в разуме, что трудно достижимо и иллюзорно, до решительного броска в пространство духа. И только человек сознательно владеющий чувством, разумом и волей т.е. сознательный, способен осуществить, познать и претворить в действие своё желание... следовать путём Бога нашего Исуса Христа».

((((( 151 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 151 ))))) Если кто-то попытался бы описать самые большие преступления против человечества, среди таких как геноцид народов и др., то в их число должен был бы попасть ещё один «геноцид» – геноцид книг, как геноцид истории и духа человека, к числу которого относится сожжение библиотек (сожжение Александрийской - 300 библиотеки арабами или монголами огромной Татевской библиотеки, горевшей целую неделю, следует отнести к чудовищной). В 1170 году турки-сельджуки уничтожили в Балаберде книгохранилище, где было собрано 10 тысяч рукописей. С захватом политической власти в России после Октябрьского переворота иудее большевиками началось дикое уничтожение русской истории и русского национального духа. Отголоски этого уничтожения мы до сих пор ощущаем в Армении, когда даже спустя более двух десятилетий после обретения независимости мы не может доказать своей же Академии наук, что Урарту было армянским государством. «Нет большего кощунства, чем злонамеренное искажение истории собственного государства», - Нжде.

*В 1930 году вышел том Советской энциклопедии со статьёй «Русские». Статья коротенькая, только три с половиной столбца. Статья «Евреи» в этой же Энциклопедии занимает аж восемь страниц. Вот что о русских мы могли прочитать в этой статье: «Русской народности присваивается положение господствующей, единственной государственной народности в Российской империи.

Великодержавный национализм Российской империи стремился при этом придать понятию русской народности расширительное значение»...

Не удивительно, если вскоре такое же описание о французах или немцах мы встретим и в энциклопедиях этих народов...

И вот начало третьего тысячелетия от Рождества Христова. На этот раз идёт война с арабами в Ираке. Вот (на экране ТV) американские танки входят в Багдад и первым делом устремляются... нет, не к зданиям министерств, банков или президентскому двоцу, а захватывают здание Национального музея, где хранились неподдающиеся определению цены древности... и библиотеки заодно. Из музея исчезает огромное число бесценных раритетов. Но какая участь постигла бы Матенадаран, если бы вражеские войска вошли в Ереван?

((((( 152 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 152 ))))) «Кто навлекает на себя зависть, стремясь к высшему, тот поступает правильно», Перикл.

Высоко поднявшийся вызывает зависть. Зависть неотделима от человека и может быть лишь проявлена или непроявлена, подавляема возвышенностью его духа или выпущена наружу и в своей необузданности становящаяся силой разрушающей.

Зависть человека – игра диявола. Иногда завидовать становится даже внутренней потребностью страдающих людей, и тогда рождается поразительный принцип:

выдумывать – чтобы завидовать.

Неравенство – источник зависти;

но неравенство естественно и уже имеется в стаде человекоподобных обезъян и там учёные отмечают наличие в их поведении элементов зависти. Согласно опубликованным материалам приматологов, шимпанзе показали прекрасные способности к борьбе за власть и к общественным интригам.

Они умели строить заговоры, создавать тактические альянсы и комбинации, льстить и обманывать, «подставлять» других и прочее.

Высокое различие в степени материального потребления в человеческой иерархии между верхами и низами или социальными группами приводит к устойчивому состоянию в психологии низов (малообеспеченных), выражающемуся в мечте, - и это видно в народных сказках, - стать на место привилегированных самим, а на бытовом уровне – к зависти и озлобленности. Но на стратном уровне – к формированию психики социального круга-слоя;

эта психика в качестве негласной - 301 установки коллективно ориентирует круг на соотвествующе низким потребностям (если речь идёт о массах) или высоким (для привилегированного слоя) потребностям как неизбежной необходимости в поддержании стабильности.

Согласно Ламбронаци, человек – суть общественное существо и во взаимоотношениях с себе подобными стремится стать выше и сильнее других, чего добивается приумножая своё имущество, приобретая собственность. Стало быть, зависть это не только моральное свойство человека, вытекающее из его сущности, а в первую очередь диктуется общественными отношениями и обусловлено ими.

Люди приумножая своё имущество, исходят не только из нужды, но и из зависти, говорит Ламбронаци. И далее: «Зависть имеет ту характерную особенность, что проявляется не по отношению к разноимённым, а к одноимённым, т.к. горожанин не завидует воину и воин – земледельцу, а каждый завидует себе подобному: царь царю, князь князю, нищий нищему». Зависть - это досада по чужому добру и благу.

Зависть, будучи одним из фундаментальных психологических переживаний, остаётся практическим чувством. Но поскольку это чувство всегда предполагает взаимодействие как минимум двух индивидов, и, как свидетельствует исторический опыт, их число может бесконечно расти (как, например, случай с толпой), то на деле зависть оказывается социально обусловленным чувством. И в этом контексте стоит в поле зрения Норкерт. Однако зависть никогда не становится универсальным социальным явлением, всеобъемлющей причиной;

человек не может быть только завистливым. Но всё же порой зависть становится для индивида и даже целой социальной группы чем-то вроде ценностной ориентации, приобретая характер социальной установки или проявляясь в особом типе социального поведения. Таким образом, с психологической точки зрения зависть может быть понята и как негативная эмоция (ситуативная зависть), и как чувство (устойчивая зависть), и, наконец, как страсть (поглощающая зависть).

Как бы это ни показалось порадоксальным, но среди людей бытует выражение «добрая зависть», а литературе «стимулирующая зависть». Да, действительно, человек диалектичен, и его недостатки, могут служить источником энергетического движения к решению конкурирующего вопроса, через феномен зависти: «если достиг он, то могу и я», «если он достиг одной высоты - я достигну большей», «если есть у него, то почему не должно быть и у меня» и т.д. Устрани мы все недостатки человека, может быть мы не только получили бы скучного человека, но, что ещё хуже, - наступила бы «энтропия Рая», где нет движения и «прогресса». Моральное зло, по мысли Гегеля, исторически изменчиво и является выжнейшим элементом прогресса. Интерпретируя эту шокирующую нас идею «великого идеалиста», материалист Ф.Энгельс назвал дурные страсти человека «рычагами исторического развития...». Может в действительности это имеет место! Такие категории человеческого бытия как жадность, корыстолюбие, лицемерие, тщестлавие, зловредность, и многим им подобным свойствам принадлежит далеко не последняя роль в составе мотивов, движущих человеческим поведением.


Зависть - видовой признак человека (зависть и ревность замечена и у животных), она всегда содержится в нас самих, она присутствует и в «социалистическом»

обществе и в «капиталистическом», и повязана может быть не способом производства материальных предметов, а способом производства духа-духовности.

«Люди часто похваляются самыми преступными страстями, но в зависти, страсти - 302 робкой и стыдливой, никто не смеет признаться», - Ф, де Ларошфуко. Хотя, безусловно, от типа общества, его культуры или его формации зависит присутствие большей или меньшей интегральной зависти социума. Есть много указаний на отношение к степени Интегральной зависти общества характера этнопсихологии народа, присутствия у него конкурентного типа мировосприятия с высоким уровнем жизненных притязаний. Мы можем заметить у таких народов, по крайней мере во внешних их проявлениях, что зависть, как неудовлетворённость собственным положением, стимулирует дух конкуренции и чувство соперничества. Подобное может привести к столкновению честолюбивых типов характеров, активизировать зависть к людям «счастливой судьбы», обладающим, в их понимании, большим богатством и «власть имущим». Во всех случаях ориентация на потребительство не может не стимулировать зависть, которая со всё прогрессирующей силой засасывает человека в «гонку потребления».

Разные народы отличает лишь им свойственные представления о справедливости, любви или надежде. Но поразительно, насколько у всех народов, включая даже культурно примитивные, обнаруживается единодушие в отношении зависти. Но зависть, тем не менее, в мироотношениях продолжает занимать значительное место у них у всех. Со времён античного мира до сегодняшних дней понимание и определение зависти, несмотря на существенное отличие во внутренней свободе морального субъекта современного общества и жёстских рамок традиций и обычаев, продолжает демонстрировать большее постоянство, чем, скажем, понимание стыда или совести. «Зависть - огорчение по поводу благ, имеющихся у друзей в настоящем или бывших у них в прошлом», - пишет Платон в своих «Диалогах». А Аристотель в «Риторике» утверждает: «Зависть - есть некоторого рода печаль, являющаяся при виде благоденствия подобных нам людей, наслаждающихся вышеуказанными благами, - не имеющая целью доставить что-нибудь самому завидующему, но имеющая в виду только этих других людей».

Существует ли система поведения с завистником (если речь не идёт о воспитании, разъяснении и т.п.)? Конечно, необходимо устраниться от него, если возможно такое решение вопроса. Если же уход невозможен, остаются два, увы, гипотетических выхода. Один – приблизиться к завистнику и сделать его частью своих преимущественных дел;

но это ход не принесёт избавления, а добавит поводов для изливания желчи. Тогда остаётся второй выход – подняться ещё выше, стать для положения завистника ещё более недосягаемым. Ибо именно тайная надежда на досягание и желание достичь того, что достиг ближний, порождают зависть. Тогда, человек! Если делая своё дело ты возвышаешься, то возвысись! «Если хочешь оставаться звездою, ты не должен от этого меньше светить», - сказал варпет. Мы часто наивно понимаем действие божесвенных законов наказания как судебно следственные действия: «попался! – наказан», «сделал плохо – получил по заслугам». Такой подход вносит пессимизм в дух сопротивляющегося злу.

Наказание, как и добро, непредсказуемо и может придти к потомкам. Древние учат никому не завидовать, «ибо добрые своё заслужили, а злодеям и в достатке живётся худо».

Но человек есть человек, он должен как-то дать или получить хоть какое-то объяснение действию законов кармы. Может быть лучше всего для этого подходит аналогия движения в Космосе сгустков (квантов) энергии. Сделал зло – волновая - 303 энергия пошла в Космос, в околоземное пространство. Там она уйти в никуда не может и сталкивается или с положительной (ангельской) силой, после чего аннигилируется, или принимается отрицательной (дьявольской), увеличивая свою концентрацию. Будучи принятой, она не отталкивается и возвращается тут же механически, а усваивается-перерабатывается определённым, неведанным образом в различном отрезке времени, может и в длительном, после чего может и увеличиться.

«Зло в этом мире не тотчас даёт свои плоды, но как земля, понемногу и в своё время.

И плоды эти ужасны» (Законы Ману).

Если волна-сгусток энергии от зла натолкнулась на позитивные силы, она может отторгнуться и идти как непринятая, как «возвращение к тебе своего же зла» в той или иной отражённой, изменённой форме. Если принята отрицательной силой, дьявольской, она тоже возвращается к адресату с необходимостью нового созвучного, повторного, сотрудничающего действия. Такое действие повторяется, сигнал вновь идёт в Космос, но постоянно усваиваться, попадать только лишь к силам зла в царстве свободной воли Вселенной не может. С неизбежностью встретившись однажды с позитивным миром Вселенной и будучи не принятым, квант-зло возвращается к кому-то: или к хозяину, если он жив, или к его потомкам.

Тогда же, когда энергия зла в околоземном пространстве стала сотрудничающей с такими же как она энергиями, то начинает происходить та божественная борьба добра и зла, свидетелями которой является человечество со дня своего существования.

((((( 153 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 153 ))))) Великие идеи, двигаясь сверху волею Объективного Духа, невидимо и неосязаемо, всемогуще и всепроникающе, как семена, падают в землю, являя собой форму этого Духа.

«Семена» идей, наполняясь живительной силой земной влаги и светом лучей солнца, часто при этом становясь отражёнными и преломленными, восходят и, по мере возможностей, прорастают. Тогда кажется, что великие новшества человечества всегда происходят только снизу и идут только вверх. Но процесс движения идей сверху вниз и обратно в природе человека неразделим. Всё зависит от того, с какой точки ведётся наблюдение и как понимает идеи наблюдатель. И это становится причиной, что рай в Небесах и рай на Земле видятся то неделимо, то раздельно, а то и в противоположении. А само отражение и преломление создают несовпадение между идеалом и реальностью.

Человеку дано много средств и законов познания. Человеку, как богу, Бог подарил собственное подобие путей познания извне вовнутрь и изнутри вовне.

«Познай самого себя», - гласила надпись на Дельфийском храме Аполлона и направляла энергетику человека вовнутрь, где решались все главные проблемы его бытия. Но Бог дал человеку возможность, уподобившись себе, направить свою энергию и вовне. Увы, под видом непознанного им процесса «прогресса», не очень заботясь о первом пути, человек подвёл мир к грани самоуничтожения.

Истолкование (герменевтика) символа, высеченного на Изумрудной Скрижали Гермеса Трисмегиста: «Правильно, верно без лжи и истинно то без сомнения: то, что внизу и вовне, подобно тому, что ввыси и глуби, - во исполнения чуда единства», говорит о существовании Универсального средства Божественного познания, о единении Микрокосма и Макрокосма. Но, к сожалению, человек их воспринимает - 304 раздельно. Человек выясняет-проясняет истину или выносит суд на основании закона тождества или аналогии. Эти законы дополняют друг друга, но не заменяют.

Закон тождества позволяет выявить описание только данного выбранного аспекта и видеть предмет в сравнении его частей. Закон аналогии видит предмет обобщённым, а явления – в синархии и иерархии, где ценность каждого последующего уровня увеличивается по мере отхода от человеческого и приближения к Вселенскому, Божественному.

((((( 154 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 154 ))))) «Пусть не входит сюда незнающий геометрии», - Платон.

Ни одна область научного знания не может сравниться с математикой по простоте метода, чистоте объекта, свободного от всякой онтологии, строгости доказательства, точности результатов и их всеобщности.

Математика являет собой как бы универсальную игру, свободное от всякой бытийности творчество в высоких сферах чистой абстракции. Основой и законом этой области человеческого мышления, призванного к описанию бесплотного и непреходящего вечного существования, является симметрия – главное божество этого царства (не только математики, но и всей Вселенной), определяющее высшее его совершенство и возможность будущего единства. Математику по праву можно считать царством симметрии, а для демонстрации работы математического аппарата вряд ли можно найти что-либо лучшее, чем симметрия. Симметрия – это идея.

Посредством симметрии человек на протяжении веков пытается постичь и создать порядок, красоту и совершенство. Симметрия – это минимальная система согласованности отдельных частей, которая объединяет их в единое целое и обеспечивает целостность целого. Тем самым доказывается (оправдывается) существование целого в условиях единой среды, создающей и одновременно разрушающей её. Именно приобретённое свойство симметрии целого, даёт возможность в среде её существования противостоять разрушительной силе её среды обитания, которая имеет иерархическую структуру и обуславливает аналогическую иерархическую структуру целого.

Симметрия имеет уровни. Они создают иерархию уровней самой симметрии. Эта иерархия уходит в бесконечность, и познать объект и явление означает познать все уровни симметрии этого объекта или явления. Разум способен постигать сколь угодно высокие конечные уровни симметрии, но никогда уровень в бесконечности.


Теперь можно вообразить насколько сложно точное описание НИ с точки зрения абсолютных законов симметрии в мире разумного, его знания, способности мышления, способности анализировать, контролировать мысли и поступки разумного, а также коллективов разумных, государств или цивилизаций.

Уровни иерерхии среды обитания целого уходят в бесконечность. Наше сознание способно описывать свойство симметрии и целого на конечном числе уровней среды обитания, но и способно прогнозировать существование или гибель целого в бесконечности упомянутой иерархии, что и называется интуицией. С другой стороны, как иррациональное число в математике неописуемо конечным предложением в языке арифметики, так и неописуемы состояния будущностей целого в бесконечности. Любое прогнозирование такой будущности имеет в нашем сознании Божественный характер. Начало и конец встречаются в бесконечности.

Веками разум человека приписывал этой неописуемой в языке бесконечности - 305 Божественное начало. Здесь начинается Бог, и никогда Он не покинет эту непостижимую разуму Бесконечность.

Но не анализом избранного объекта или числа занимается математика, а изучением всех и всевозможных отношений, связей и структур, которые они образуют, следуя за движением человеческой мысли. Мысль эта, освободившись от опеки Небес или духовного мира, дерзает сотворить Вселенную по своим собственным законам, описываемым языком симметрии.

Объективность математики носит относительный характер в силу неустойчивости равновесия между теорией и экспериментом и того факта, что её язык оказывается вполне соизмеримым с языком природы только до определённой черты, после нарушения которой она начинает на вопросы эксперимента давать приближённые и нечёткие, а потом и противоречивые ответы. Сами «математики, - пишет великий И.В. Гёте, - как французы: всё, что вы им говорите, они переводят на свой язык, и это тотчас же становится чем-то совершенно иным». Несводимость математики к логике, увы, оказалась доказанной. Основатель логики Аристотель, выразил закон тождества, где «А есть А», запрещающим противоречия в мышлении, т.е. суждение не может быть истинным и ложным одноврменно. Эта мысль отражена и в Новом Завете: «да должно быть да, нет должно быть нет». Но закон тождества действует на уровнях Высших принципов;

«А есть А» выражает принцип симметрии в его наиболее общих, абстрактных смыслах. Симметрия выступает как закономерное движение тождественно равного себе объекта. Она показывает совокупность тех движений или преобразований объекта, которые совмещают его с самим собой.

Физические законы нельзя воспринимать как «законы Природы» или как законы неживой природы, ибо природа жива в любой своей точке и иерархии, будь-то органическая природа или неорганическая, будь-то Вселенная или наша Земля, будь то галактика или атом, электрон. «Неживая природа» - это предрассудок науки, не осознающей собственных оснований и границ;

науки – впавшей в грех превышенных полномочий. «Мёртвая природа» - опаснейшее заблуждение, из-за которого наша Планета воспринимается как «неживой объект» и вампирически расхищается обществом абсолютизировавших себя паразитов («глобальное потребительское общество» - как даётся сейчас в литературе). Это попытка человеческого разума технически управлять миром.

Сам факт наличия власти говорит об «асимметрии» в общественных отношениях.

В данном случае асимметрия служит источником противоречия между самой властью и теми, над которыми она осуществляется. Но именно благодаря наличию власти возникает «разность потенциалов» в человеческих отношениях, благодаря которым происходит «движение» жизни. Полная асимметрия власти вызывает конфликт в обществе, равно также, как и полная симметрия, т.е. по сути безвластие.

Поэтому поддержание здоровой асимметрии - условие сохранения здорового общества. Об этой асимметрии ещё говорили древние: «что позволено Юпитеру - не позволено быку». Стало быть, можно считать, что степень асимметрии или нарушения симметрии - абсурдности с точки зрения логики, соответствует степени власти, которая удерживает социум в стабильности. Попытка мыслить логично наталкивается на жёстское противодействие, выходом из которого является покорность, подчинение и принятие всех, даже абсурдных правил. Коррупция является платой за попытку мыслить логично. Однако ведущей тенденцией - 306 человеческой цивилизации является повышение неизменности и стабильности социального взаимодействия, что приводит к усложнению симметрии, а не к обязательному присутствию большой асимметрии. Рост асимметрии общественного бытия устанавливается не силовыми методами, и силой не удаётся подавить стремление к симметрии, даже несмотря на страх репресалий. Но этот страх не продуктивен, в отличие от продуктивного страха божьего наказания. Он не выводит к новому уровню постоянства и, следовательно, ведёт к стагнации и усилению напряжённости.

Рядом с понятием «симметрия» находятся понятия тождества и подобия.

Рациональная философия тождества Гегеля и Шеллинга основывается на допущении или постулате о том, что законы духа и материи тождественны. Но ещё древние говорили только об их подобии. Закон у древних не был самодостаточен, замкнут и абсолютен, а знание тяготело к целостности мудрости, а не к распылённой до «нескольких бит» информации.

Математика - это единственная область познания, где допускается существование чистого, или абсолютного тождества, а стало быть, и абсолютной симметрии. Этим объясняется не только крайняя абстрактность математических конструкций, но такие их эстетические качества, как стройность, чистота, порождающие изящность. Ни одна область человеческого рассудочного познания не может сравниться с математикой по простоте метода, чистоте объекта, свободного от всякой онтологии, строгости доказательства, точности результатов и их всеобщности. Эта простота соответствует и простоте этимологии самого слова «математика» от армянского «мат энд мат» (т.е. слагать пальцы к пальцам). У математики в одних случаях может присутствовать эвристическая функция, в других обобщающая, синтезирующая роль, в третьих она становится языком, на котором функционируют биологические закономерности, но математика может иметь и прогностическую функцию. Можно сказать, что математика - это форма духа, но чистая форма, всегда ждущая своего наполнения в бесконечности. Как в среде живого мира есть подобие Бога, это человек, так и в среде наук есть особо созвучная Богу - это математика. Как и всякие фундаментальные науки суть высших законов Вселенной, есть их фракталы и отражения, так и математика представляет фрактал Духа и с ним имеет великое сходство - Бесконечность.

Чистая симметрия или чистое тождество означает конец движения, энтропию и смерть объекта. Оперирование понятием чистого тождества и абсолютной симметрии налагает на формальное мышление определённые ограничения, которые выступают в форме запретов. 1. Закон тождества запрещает противоречия в мышлении. 2. Закон тождества запрещает рассмотрение более, чем одного аспекта объекта «А». 3. Закон тождества исключает третье, т.е или «А» или не «А» - третьего не дано. Все три запрета тесно взаимосвязаны между собой;

они запрещают нарушение симметрии объекта «А», или его асимметрии, т.е. ведут к прекращению жизни.

Не всё, что важно в теологии, философии или науке в отдельности взятых, важно и в Норкерт. Существует ли в Природе переход от симметрии к асимметрии или асимметрия возникает спонтанно, стихийно – не столь важно. Важно, что существует сама по себе асимметрия – источник движения и мысли. Всвязи с идей симметрии мы высказываем крамольную мысль о существовании параллельной (симметричной) - 307 Вселенной, параллельной планете Земля, параллельных существ, как человек, или его разума и духа, но это уже предмет идей, выходящих за пределы задач АНИ.

Симметрия с древнейших времён воспринималась как порядок, соразмерность, красота и гармония она даже принимает формы принципов и законов. Асимметрия же, которая в точной науке означает нарушение симметерии и должна была бы означать нарушение порядка, красоты и гармонии и даже нарушение закона, вдруг стала играть в самоорганизационной физике и синергетических концепциях главную роль принципа структурообразования и самоорганизации. В отличие от науки о «неживой природе» асимметрия здесь выступает не целой серией нарушений симметрии: несохранением, неинвариантностью, нестационарностью, неравновесностью.., но как закон живого организма на всех уровнях его строения и организации. Ибо только живые системы никогда не бывают в состоянии термодинамического равновесия. За счёт своей свободной энергии они исполняют постоянную работу против равновесия, требуемого законами физики и химиии при существующих внешних условиях.

Да и сам организм человека антропометрически - симметричен, а в случае его физической асимметрии расценивается как патология. В человеческих отношениях также присутствует «симметрия», только её удобней называть «адекватность». Это видно из поговорок и неких правил жизни. «Как ты ко мне относишься, так и я к тебе»;

«не делай другому того, чего не хотел бы по отношению к себе»;

«каков привет, таков и ответ», «что посеешь, то и пожнёшь» и т.д. И только любовь «асимметрична», ибо рождает жизнь. Разве можем мы говорить о симметричной любви матери к ребёнку? И разве не существует всем известная безответная любовь?

Мы живём в двойственном мире, где «свет и тьма, жизнь и смерть, правое и левое – братья друг другу. Их нельзя отделить друг от друга. Поэтому и хорошие – не хороши и плохие – не плохи, и жизнь, и смерть – не смерть. Поэтому каждый будет разорван в своей основе от начала...», - сказано в древнем апокрифическом Евангелии от Филиппа.

Двадцать пять веков тому назад в Др. Греции на смену эре мистики, мистерий и мифов, пришла некая новая эра Разума. У истоков этой эры стоял Сократ. Он учил, что надо очистить душу от «варварской грязи тела», чтобы познать её в чистом виде своим разумом. Это означало рассечение человека на душу и тело, обрекало его на «философское умирание», как выразился Сократ. Ибо разум – это та монета, за которую должно всё отдать, вплоть до жизни. И первые революционеры Франции стали во имя разума громить церкви, тысячами уничтожать священнослужителей и утверждать культ Разума. Сегодня можно говорить о том, что приходит к концу эра Разума и завершается эра чистой рациональности, обусловленные сократовским познавательным грехопадением. И здесь мы можем убедительно утверждать, что миллионы унесённых жизней в Вел. Франц. революции были безумной и жестокой платой человеком силам зла. Сегодня человечество смотрит в новую эру. И даже рождение этого Текста не является случайным, ещё 40 лет назад о написании НИ в заданном понимании невозможно было представить. Как эпоха Возрождения, встретившись с эпохой Просвещения, жила в одном времени, так и эра Разума в чистом виде совпадает с Новым Временем, и время этого совпадения можно условно определить как с 1600 по 2000 год, а днём рождения Новой эры - 2012 год. Апогеем эпохи разума можно назвать годы политической власти идеологии марксизма в - 308 СССР с ценой отнятых жизней в этой стране с 1918 года по 1954 год приблизительно в 70 мил. И если бы на графике можно было бы изобразить кривую господства Разума, то она выявила бы стремление к экспоненциальному росту с резким обрывом вниз.

Эра Разума была временем того посвятительного познания смерти, или «философского умирания», в конце которого человеку и цивилизации предстояло открытие жизни, посвящение в тайну бессмертия как великий переход в новое измерение – эру Сознания! Сегодня мы в Норкерт говорим о философии целого, универсального, о мире воображаемом и возникающем, тогда как Сократ понимал философию по-иному: «Те, кто подлинно предан философии, заняты по сути вещей только одним - умиранием и смертью», - говорил он.

Наступает время, когда человек разумный, достигший пределов чистого разума, уже переступивший черту и оказавшийся на краю бездны «внешней тьмы» просыпается, приходит в со..зна..ние! Человек совершает переход от спячки к пробуждению, от «неживого» к «живому». Он проявляет сознательную волю к жизни и сознательно включается в процесс собственного самотворения. И только катастрофа, но уже не теоретическая, виртуальная, а самая настоящая, грозящая физическим уничтожением целой Планеты может быть альтернативой этому великому переходу. Она превратит человека в бездушную машину, истреблением человека как вида, как живого духа во плоти. Эре Разума приходит конец, и человек попал в переходный период, когда достиг дна в одном процессе, но уже обнаружил путь в другой - эру Духосознания. Человек медленно отодвигается от края пропасти господства диктата науки и тирании прогресса, за которыми скрывается мертвящий мрак Нового мирового порядка Люцефера и его жестоковыйное воинство. Таким образом, основной вызов, который наука в лице логики, математики, физики или биологии бросает цивилизации или «глобальному потребительскому обществу» - это переход человека разумного к человеку духосознательному, осознающему пределы науки, её границы и, конечно, «чистого» разума. Человек сознательный должен обладать высокой дедукцией, чтобы знать об субъективизме науки.

В лице Нильса Бора естествознание пришло к выводу о принципиальной нередуцируемости наблюдателя в исследовании Вселенной. Всё, что мы о ней познаём, мы познаём не вообще с некой «абсолютной» или «абсолютно объективной» точки зрения, а с позиций наблюдателя, поставленного в определённые условия и ограниченного ими. Это один релятивистский принцип науки. Второй - связан с тем, что наблюдатель не только присутствует, влияя на научный образ изучаемого природного объекта, но он ещё и обладает памятью.

Иными словами, сознание исследователя не является чистой доской, на которой природа начерчивает свои письмена;

это сознание является культурно обусловленным и мотивированным и открывает в природе только то, к чему оно заранее предрасположено.

У человека любые общие законы, по которым строятся все объективные модели в сферах науки, искусства, культуры, политики и пр., - суть отражения Объективных законов, но проявленных на стыке организации коллективного и индивидуального пространства психики человека. Крен в понимании существующей действительности во взятой мысли в одну из двух названных сторон, в жизни существует, но он не должен происходить в самом изначально заданном подходе-идее, чтобы не завести - 309 истину о той же действительности в тупик. Поэтому эти «любые общие законы»

подлежат осмыслению каждый отдельно в каждом конкретном случае.

В равной мере соотносятся внутренние и внешние миры человека, в проекции которых изнутри вовне и извне внутрь недопустимы крены.

Все признаки и детали мира в своей связи – суть не что иное, как правила и законы природы и общества, но в их конкретно-субъективном восприятии. По ним организован и существует внешний мир во внутреннем мире человека и строятся образы мышления личности с её индивидуальной логикой действия. И наоборот.

Каждая нация для организации своей жизни в среде обитания должна нести модели из своего внутреннего мира вовне, где строит свои отношения. Тогда после неё останутся следы и результаты, рождённые моделями из этих внутренних миров. Их мы называем вкладом в мировую цивилизацию, по которому и определяется необходимось существования этой нации.

((((( 155 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 155 ))))) Среди тайн Мироздания существует главная – Закон подобия, но не полного, а относительного и иерархически проявленного как отношение малого к великому.

Поэтому в Норкерт так много говорится о подобии Бога и человека. Эта относительность, став реальностью физического мира, разверзла пропасть с миром метафизическим и сотворила раздел между необходимостью и выборностью.

Теорию хаоса и порядка, квантовую и волновую механику, проблемы дискретности и непрерывности, стрктурности и бесструктурности, определённости и неопределённости, случайности и закономерности, симметрии и асимметрии решит не математика, не физика или какая-либо иная наука, а идея Всеобщего Универсума.

Эти проблемы возможно решить лишь с помощью Бога, чьей идеей, между прочим, является ещё и человек.

((((( 156 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 156 ))))) Не может каждое очередное поколение решать значения исторической преемственности, как что правильно и истинно, а что ложно! Не может это делать и «соответствующая» наука, чтобы определить, что такое хорошо, а что такое плохо, если, конечно, речь не идёт о преступлениях против человечности. И уж тем более это не сможет делать этика, заявляя в «динамике времени»: «то, что правильно сегодня, может быть неправильным завтра». Это всё определяет логика политической борьбы, а иногда цели захвата власти, но не Высшей Истины и Духа.

Такая логика витийствует от лукавого для разума лишённого трезвения. Она существует для выучеников тайных обществ и диявола. Её, логику, силы зла определяют как «соответствующую духу времени». Эту логику и этот «дух времени»

должны изучать в Норкерт как оружие применяемого против сил Добра, но не просто понимать, - этого мало, - а придать этому оружию при первой же необходимости свойства обратнонаправленного. Иначе вновь мы станем теми же христианами, которых молящихся сжигают в своих храмах.

Хай! Помни! Организация безбожников всегда более совершенна, чем организация верующих. Организованные безбожники более достигают земной победы нападая, чем организация верующих защищаясь. Тогда на сакраментальный вопрос, «что делать?», верующим, чтобы не быть уничтоженными злом и вечно обречёнными на разрушение от сил безбожников, отвечает Норкерт! Необходимо создание из своей среды ещё одной, собственной организации могущества почвы и - 310 ликования крови, верующих в победу добра над злом через силу АИС, НИ и Бога. В такой организации всегда умеют держать щит и меч, опираясь на знания науки и информации не хуже, чем зло. Грош - цена добру, не умеющему защищаться.

Диявол-флюгер лукавого «духа времени» или «духа современности»

поворачивается каждый раз в нужном направлении. Направление это часто повторяется (революция 1789 года и революция 1917 года и Первая, и Вторая Мировые войны и пр.), ибо забывают народы проделки рода жестоковыйного, златолюбивого и мстительного. Этот флюгер легко изменяет «объективные выводы»

науки в соответствии с «задачами дня» и «современным мышлением». Здесь позорное вчера, становится престижным сегодня, родное – чуждым, а то, что считалось «левым» вдруг становится «правым» и наоборот.

И каждый раз очередному поколению к обязательному решению достаётся проблема определения и различения, что истинно, а что нет!

Хай! Когда Люцефер вошёл в твой дом с соблазном, своими гарантиями, подобострастными и ласковыми словами, когда тебе трудно даётся различение от разума и ты не можешь прислушаться к голосу сердца, то всегда держись Законов Бога, слушай голос совести. Они хранят тебя до того, когда ты ещё владеешь своей судьбой.

((((( 157 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 157 ))))) Хаос – это не перестройка, хаос – это переход. И в этом своём качестве – держать народы в вечном «переходе» и поиске выходов из затруднений становится оружием деструкции, покорения народов и их грабежа. Он может коснуться всего и каждого, ибо хаос создаётся посредством информационного оружия, посредством деструктивных идей и идеологий. Но не хаос и произвол правят миром. Миром правит Закон, законы... и ниже по иерархии равные им уложения человека, без причастности к которым познания и согласия невозможно прочитать карту Мироздания, понять и жить в порядке и мире.



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 28 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.