авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 28 |

«РУБЕН БАРЕНЦ - АНИ - АРМЯНСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕОЛОГИЯ ЕРЕВАНСКИЙ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ КЛУБ КНИГА V ...»

-- [ Страница 16 ] --

Непредопределённость делает человека открытым будущему. Открытость человека настолько велика, что можно сказать: человеком не рождаются – человеком становятся. Человек не детерминирован ни законами своего биологического вида, ни законами культурной эволюции, так как история культуры представляет собой не только преемственность традиций, но и их постоянную ломку.

Человек представляет собой бесконечную, открытую возможность с огромной, в сравнении со всеми остальными существами, степенью свободы. Свобода порождает непредопределённость человека. Различие между свободой и несвободой, как и различие между человеком и животным, состоит в непосредственном или опосредованном отношении к миру и к самому себе. Человек может, в отличие от животного, либо удовлетворять, либо откладывать удовлетворение своих потребностей. Только человек обладает возможностью поворачивать направление своих влечений. Именно поэтому религиозную аскезу, представляющуюся с потребительской и биологической точки зрения иррациональной, можно понять метафизически. Из изменения направления влечения вырастает новая возможность всё большего овладения влечениями, которая в высших формах аскезы предстаёт как новый щаг в развитии человека. Человек может делать сам себя. Возможность торможения влечений создаёт условия для формирования высших интересов. Цель христианского аскетизма - не ослабление плоти, а усиление духа для преображения плоти. Продолжив эту мысль скажем, обвинения христианства в космополитизме беспочвенны. Христианский универсализм имеет целью не уничтожение природных особенностей и различных задатков каждой нации, а напротив, усиление национального духа через очищение его от всякой эгоистической скверны.

Человек обладает различением добра и зла, совестью, нравственностью, честью.

Он уникален и неповторим, и в этом смысле незаменим: у каждого из людей есть такое дело, в котором больше всего проявляется он сам, а потому достаётся ему.

Отсюда следует, что у каждого человека есть своя миссия.

Человек – существо трансцендирующее, т.е. постоянно пытающееся переступить собственные границы: границы своих возможностей, своего знания, своей жизни, своего мира. На этом пути человек не приходит к конечной цели: он не постигает Бога, смысла своего существования, но само стремление трансцендирования меняет его сознание, постигнув один мир, он уже не может смириться с бренным миром или во всяком случае жить легко и бездумно и проиникается заботой о цели собственного существования, о тех силах, которые поддерживают истинное человеческое бытиё.

Шведский мистик Э. Сведенборг (1688-1772) сказал: «Вся свобода принадлежит любви», ибо без любви человек действует либо по обязанности, либо по принуждению. «Любовь есть исполнение закона», - учат нас наши Вознесённые Учителя, потому что без любви закон есть насилие. Человек является существом стремящимся к любви, добродетели, но и к справедливости. Справедливость является той нравственной ценностью, которая с одной стороны на частном уровне конституирует личность, на коллективистском, общественном – политику, но уже в качестве института.

- 359 Человек существо иерархичное, оно опирается на иерархию ценностей, что позволяет ему производить выбор возможных действий, определяющих его самого.

Но человек ещё эстетическое существо, чувствующее и понимающее прекрасное.

Видение прекрасного, определённо зависящее от природы человека, не может быть выведено из самой этой природы. Но видение прекрасного предполагает эти особенности подобно тому, как ответственность человека предполагает его разумность, а стремление к справедливости предполагает его социальность.

Если в общем можно понять, что есть человек, то правомерно говорить, какого человека мы хотим видеть? Мы хотим видеть «Homo moralis!». Но в армянской действительности сегодня этого уже недостаточно. Плюс к человеку моральному, необходимы качества, обеспечивающие в армянской среде победное отношение к собственной дегенерации – это императив всей армянской истории! Так какого человека хочет видеть Норкерт? В Норкерт вопрос ставится в частно-особенной плоскости: в свете возникших у армян проблем гражданственности, отвественности, религиозного мирочувствия, какого армянина хочет видеть Норкерт здесь и сейчас, что бы было у армянского народа своё завтра? Почему «здесь и сейчас»? Потому что выживаемость, это то, что происходит сейчас, чтобы было завтра А каким должен быть армянин завтра – ответят в Норкерт завтра, ибо НИ не ограничена принципами Догмата.

Итак, сейчас говорю, - Норкерт хочет видеть армянина в воодухотворённом интеллекте высокого духосознания. Всякое сознание в своей духовности начинается с малого - с достойного гражданского сознания, часто выступающим обыкновенным мужеством!!

((((( 196 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 196 ))))) Достойнейшему поэту поэтов всех времён и народов и великому творцу музыки св.

Григору Нарекаци!

Высокую поэзию складывают три главных элемента: 1. Страсть чувств, выраженных красотой слова и его пропорцией. 2. Идея, объемлющая произведение и ведущая вызывающая к жизни, любви и высокому бытию. 3. Невидимая энергетика ритма и рифмы. Но есть ещё одно невидимое свойство поэзии, делающего её великой – это возможность вместить в себя всего человека, каждого человека, всё человечество... в большом пространстве. Пространство поэзии – весь Космос. И это пространство было у Нарекаци. Музыку Нарекаци, умалчиваемую силами зла до сегодняшнего дня, и можно сказать «засекреченную», я слушал «краем уха», и слышал в ней и о ней, как о великом потрясении Человека!

Действительно, существует негативное влияние ритма не только на психомоторную деятельность человека и психику его в целом, но и позитивное.

Искусство – есть лечение и очищение души человека ритмом. В ритме сокрыта целительная сила. А пропорция – это нечто произвольное от ритма.

Армянская поэзия, как сотворил её св. Нарекаци, предстала нам как Аргитас Нации и Ахарас личности в единстве. В своём высшем достижении она уже есть философия, а философия достигает своей вершины в величии армянской поэзии!

Художественная проза более рациональна, чем поэзия, и потому возникла позже.

Таким образом, и в искусстве слова духовность была прежде Рацио, ибо прежде была душа – душа поэта!

Поэт изображает жизнь души при помощи слова. Для какой цели? Чтобы души - 360 других, пройдя через его поэзию переродились! Дух св. Нарекаци из века в век перерождает тысячи душ армян в святости! Поэтому он великий идеолог Нации.

Хай! Люби всех тех, кто сумел освятить житиё твоё, ибо есть жертвование собою и подвиг творения души.

Поэзия, там где есть символ – наиболее сфокусированное отражение его, там где искусство – отражение истины. Нет искусства вне символов. Тогда через символы искусство должно обеспечить соучастие человека в широком опыте и окружающем мире.

Искусство должно нести какой-то смысл. Смысл наполняют символы и собственные идеи выражаемости, свои интерпретации, или иными словами контекст, который подразумевается в смысле. Каждый смысл каждого искусства обусловлен своим контекстом. Стало быть все смыслы искусства связаны со своим контекстом;

измени контекст - изменится и смысл. Смысл ограничен контекстом, но контекст безграничен. Такое происходит потому, что природа и смысл искусства глубоко целостны. Как любая другая сущность во Вселенной, искусство целостно по своей природе, своему положению, своей структуре, своему смыслу и своей интерпретации. Любое конкретное произведение искусства - это целостность.

Просто эта целостность не последняя точка в бытии, а входит составной частью в другую целостность.

Но какой контекст хочет видеть человек в каждом смысле искусства? Добро! «Мы становимся добрыми, творя добро», - Аристотель («Этика»). И в Норкерт повторяют:

творя доброе искусство, мы становимся добрее. И это - цель искусства. Цель искусства – представлять истину через красоту;

та же цель и у поэзии. Если искусство не устремляется к истине, выражающей порядок в душе и быту через добро и красоту, оно лишается способности различать безобразное и отвратительное... более того, оно смиряется и принимает их.

Потребность искать красивое, видеть красивое, а то и жить им является видовой потребностью человека. Это то, что не свойственно животному и то, что отличает человека от животного, не ведающего о прекрасном. Эта потребность становится одной из ведущих как способ укоренения индивида в обществе.

Искусство – это медиум, средство выражения человеческих чувств, способных соединять сердца.

Перед армянским искусством стоят неизменные в столетиях задачи, а именно:

искусство должно осуществлять связь творческого порыва души народа со временем через движение форм. Искусство и его формы выражения всегда передавали идеал красоты, принимаемого в данности исторического периода.

«...Язык искусства наиболее ярко и образно говорит о душе народа, о его внутренней жизни. Искусство – это картина интеллекта народа, отзвук его души.

Сила искусства заключается именно в том, что оно воспринимается непосредственно и интуитивно природой человека. Значение искусства несомненно и как воспитатель души народа и как изобразитель его истории», - архитектор Ал. Таманян (1917 год).

Единственным условием обращения искусства к истории и политике было обретение мира, основанного на процветании и стабильности.

Но тем не менее, в природе, как и в искусстве, политике и быту существует подражание. Состояние симуляции, это состояние копирования, которое для человека естественно. Человек видит вещь, сознание её копирует и в нём возникает - 361 образ-копия. Такому образу-копии дали определение-понятие «симулякр» (в платоновском смысле этот термин означал «копию копии», далее идею развил Ж.

Бодрийяр), а сам процесс есть процесс создания образа. Ж. Бодрийяр сегодня является крупнейшим представителем философско-идеологического течения так называемого «постмодернизма». Его мысли говорят о свершившейся в современном обществе тотальной виртуализации, понимаемой как замене реальности её образом моделью, её копией без оригинала. В результате теряется связь с реальностью.

Человек устроен так, что симулятивен по природе, а для его сознания естественен процесс копирования. Иначе как человек создаст представление о вещах, если в его сознании не будет копий? Конечно, копирование можно назвать процессом создания, но уж весьма условно – творчеством. Сознание копирует множество вещей, и человек обо всех имеет представление, из них он складывает свою концепцию, систему представлений о мире, культуру.

Конечно, копии и подражания существовали и в древнем мире (лишь по этому признаку мы можем судить о принадлежности той или иной керамики, оружия или другого изделия к той или иной кульутре), но истинное и массовое подражание, имеющее экономический характер, возникает лишь в механическом воспроизводстве. Именно механическое, массовое воспроизводство породило такое же «механическое», массовое отношение к творению, превратившего его в вещь, а вместе с сотнями тысячами вещами, в соответстующее сознание-ментальность огромных масс людей, о котором говорить раньше, на протяжении всей истории человечества не приходилось. Оно подводило человека к бытию в режиме «вещь, обладание ею, быстрая смена, обретение новой вещи»;

результатом этого калейдоскопа стало рассеивание творческого духа и критерия человека, его житиё в мире подражаний и философии подражания (мода, новые предметы, которые говорят о модернистскости и шагании в ногу со временем). Больше не может быть сказки (как в эпосе «Неистовые из Сасуна»), где сын просит меч или щит отца, деда или своего предка, который покрыт славой и тайной могущества. Подражание перекинулось на речь, на новые слова и выражения их использование, а затем выбрасывание как уже использованных. Сегодня модерновому и «современному»

человеку очень трудно сказать другому простые и вечные слова: «я тебя люблю», как заношенные и использованные.

В копии, даже самой совершенной, отсутствует то, что отличает оригинал: его неповторимое присутствие в определёной точке времени и месте. Именно на «здесь и теперь» пребывания оригинала основывается понятие подлинности произведения искусства. Но если в условиях ручного производства подлинность ещё сохраняла свой авторитет (на копии здесь здесь обычно навешивается ярлык подделки), то в системе механического воспроизводства понятие подлинности, по существу, обессмысливается. Произведение искусства утрачивает свою ауру - свойство уникальное и экстраординарное, которым издревле наделялись продукты творчествования, художественные произведения, - тем и отличались они от простых предметов потребления.

Отсюда начинается социальная психология;

освобождение от ауры в социальном плане означает, что производство порывает с обособлением искусства и становится составным элементом массовых социальных процессов. Вещь обретает значение социального знака и символа. Здесь часто возникает «экономическая» аура: «люди!

- 362 Смотрите и знайте, я не такой как все, я могущественнее или особеннее всех, потому что каждый год меняю марку автомобиля или каждую весну приобретаю последней моды костюм». Этот человек один ездит на работу в автомобиле мощностью двигателя в 240 лошадиных сил. На вопрос, почему бы ему не ездить в автомобиле на сто сил меньше - и потребления невозобновляемых ресурсов будет меньше и загрязнение среды сократится, при том что разницы в передвижении нет никакой. Он отвечает словами рекламы и насаждаемым в общстве образом престижности:

«мощный двигатель вселяет чувство могущества и уверенности», т.е чувство могущества человек модерна получает не от Бога, а от двигателя.

Теперь от человека требуется не производить в творчествовании, а социализироваться - включаться в систему и сеть общественных знаков, значимых только как взаимосоотнесённые элементы, и воспроизводить их всей своей энергией.

Индивид становится закрепощённым новыми социальными и общественными символами, образами и кодами. Бытиё человека стало банальностью и тактикой выживания среди руин и обломков культуры. Тем не менее, вопрос остаётся тот же:

каким образом и до каких пределов мир вирутуальной реальности способен трансформировать человека традиционалистского в человека «модернового», без корней и традиций? Ясно одно - существование людей по мере развития техники изменится до неузнаваемого, вызов будет брошен самой биосоциальной природе человека.

Движение духа в сознании и действии, как ответная идея человека на повторяющиеся образы бытия (копии) есть творчество. Тогда культура складывается из подражания и творчества. Невозможно отрицать подражание, но и невозможно брать его за духовную основу бытия. У подражания, как у симметрии – асимметрия, есть альтернатива, - это творчество.

Подражание – смертельно для армянского творчества, ибо творчество всегда оригинально и неподражаемо, инициативно и самоопределяемо. Подражание, напротив, есть бездумное копирование, повторение, тиражирование кем-то созданного или изобретённого. Механизм подражания деформирует человеческую личность, развивает равнодушие к творческому процессу. «Подражание всегда несносно, и подделка неприятна теми самыми чертами, которые пленяют нас в оригинале», - учит мастер.

Художественная объективность не должна связываться с идеей подражания искусства действительности. Из подражания искусства реальности нельзя вывести истину. Если научная объективность может интерпретироваться как степень приближения научного знания к истине, то художественная объективность не может быть прямым доказательством истины. Произведение искусства – это ещё и фантазия, вымысел и как раз в этом и состоит его ценность, именно поэтому непосредственное отражение истины неприменимо в искусстве. Такое подражание истине превращает художественное произведение в одну из форм документирования.

Чужую культуру можно усваивать при условии сохранения своих корней. Без такого условия всё превращается в подражание. А подражание, подражающего делает второсортным, отсталым, недоразвитым. Представитель нации, которой подражают, чувствует себя в среде подражающих в превосходстве;

одновременно подражающие чувствуют себя второсортными. Таковы законы бытия.

- 363 Хай! Учись у других, наблюдай за их мыслями, но старайся не повторять мысли других. Повторение - не только удел второстепенности, но и следования в русле чужой судьбы.

Присутствие прекрасного создаёт ореол вокруг создателя и созерцаемого объекта, сообщает ему своего рода святость и внушает благоговение.

Здесь, в Норкерт, возникает вопрос: почему копия ничем не уступающая оригиналу не вызавает его восхищения? Потому что не содержит и не выносит из себя ауры уникальности бытия того места, в котором оно находится? Потому что не передаёт переживаний и страданий творца? Потому что сознание говорит о непервичности, о повторяемости и подражаемости творения? Потому что не передаёт чувства подлинности его? Убивает иллюзию о первосоздателе и говорит о ремесленничестве подражателя?

Особенно опасно сакральное и общественно-политическое подражание самого творческого слоя – элиты. Здесь творческие импульсы от меньшинства к большинству затухают, возникает инертность социальной среды, и вместо укрепления органической целостности духовной среды происходит всё более глубокое отчуждение её интеллектуального авангарда от основной массы.

«...Послушай, - ответил Будда, - сорок лет ты шёл в моём свете и не смог достигнуть своего. Думаешь ли ты, что если бы я прожил ещё сорок лет, ты бы достиг своего света? Чем дольше ты идёшь в заимствованном свете, чем больше подражаешь, тем больше ты теряешь. Лучше мне уйти». Последние слова, слетевшие с уст Будды, были: «Будьте сами светом для себя».

Армянскому художнику! Только образы порождённые духом собственного видения мира, соотвествующие современности, могут придать качество национальной культуре в изменчивости. Традиция живёт духовным подражанием, но подражание подражанию убьёт традицию.

Р.S. Однако в некоторую защиту подражания можно сказать два слова. Оно неизбежно, когда имея единственный оригинал с ним необходимо придти к широким массам. Тогда речь уже идёт о тиражировании. Очевидно, без тиражирования невозможно воспитание и научение (демонстрация) большого числа людей. Стало быть, тиражирование (стандартизация) после творения гения становится неизбежным. Может для этого и существует творение, чтобы придти к людям массовым образцом, часто приспособленным, примитивизированным для возможностей их понимания? Иначе для кого существует творение, для человека или человека для творения? – вопрос (как и ответ) не может быть однозначным. Да!

Искусство существует для народа... но поднявшегося до его понимания (ибо не может быть «опущенного» искусства, для «опущенного» человека покуда рождается дух гениев). И это та точка противоречия человека, которая ему поставлена Природой изначально.

Тиражирование, отнюдь, не обязательно становится «опошлением» высокого и уникального (хотя потери здесь будут и неизбежны). Явление тиражирования само по себе ставит вопрос не столько в контексте рекламы и популяризации, сколько говорит об актуализации предмета тиражирования, как книгопечатание, которая позволяет проникнуться в уникальную сущность оригинала. Важнейшее значение в функционировании (популяризации) культуры, - после того, как уже созданным является оригинал, - становится создание разнообразных (!!) культурных стандартов, - 364 как ни порадоксальным на первый взгляд покажется это утверждение. С течением времени стандартное, при определённых обстоятельствах, может стать, и становилось в истории, уникальным. Тогда важным становится повышение уровня содержания уже существующих стандартов массовой культуры, ибо от массовой культуры, как и от масс, нам никуда не уйти.

Стандартизация, тесно связанная с массовостью, представляет собой универсальный социальный процесс (но и проблему), и задача состоит отнюдь не в том, чтобы «разоблачить» стандартизацию (тиражирование) как таковую.

Необходимо, безусловно, всемерно поддерживать и культивировать ценность уникального и неповторимого, особенно в художественном творчестве (без чего оно просто не может существовать), но при этом важно помнить, что оно может (а иногда просто должно!) стать стандартом, хотя и необязательно вечным и повсеместным. Бесспорно, в процессе массовизации возможно и даже неизбежно определённое снижение качества выдающихся культурных творений. Но исторический процесс диалектичен по своей природе, любые приобретения сопровождаются потерями. Невозможно нечто обменять на ничто.

В общественной природе человека и смыслах его бытия нет ничего нового, ибо нет «нового» человека, утверждают мудрецы. Какую бы идею благодати человек не придумал бы, она уже где-то, как-то существовала. АНИ - есть форма и образ идеи христианского социализма. Армянский народ создал ту копию НИ, оригинал которой никогда не существовал.

((((( 197 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 197 ))))) «Слышу - забываю. Вижу - помню. Делаю - понимаю», - Конфуций.

Самые сильные впечатления человек получает от зрительных ощущений.

При этом известно, что каждое ощущение по степени актуальности имеют своё уровневое значение. Такова сакральность биологии, иллюстрирующая необходимость продолжения вида;

развитые виды животного мира имеют таксис друг к другу через краски, формы, движения и лишь примитивные – посредством запахов и звуков.

Мужчина может влюбиться глазами так, что ценою любви становится жизнь;

за форму обряда верующий, за цвет флага воин могут отдать свою жизнь.

Если через глаза «впускать» нужные зрительные ощущения, то можно использовать это свойство человека в качестве информации в социально политических целях. Зрительная информация накапливается в подсознании, и получив определённое количество, через новое качество прорывается в сознание.

Тогда оттого, что мы дали накопить в подсознании, возможно формирование сознания с детства, возможно направление его в нужный контекст. Значит, используя зрительные образы, можно формировать личность. Если юноша часто смотрит порноизображения (этого неизбежать и взрослому человеку), то в подсознательных центрах, а через них и в центрах сознания, возникают устойчивые центры возбуждения, превращающиеся в центры зависимости сознания и изменяющие личность. Погасить это возбуждение возможно лишь со временем и довольно трудно (память хронит их, и при каждой новой демонстрации вспышка зависимости может проявиться вновь). Так проводится гедонизация населения, как один из элементов превращения одного человека в раба другого или опускания уровня нравственности нации в целом, для её более лёгкого порабощения.

- 365 В столице Армении, как и во многих других поверженных столицах, вот уже несколько лет появились «влюблённые» пары, как установленно, за оплату демонстративно целующиеся и показательно обнимающиеся в самых неудобных для такого дела местах и времени дня – уже с восьми утра (на выходе из метро, откуда прёт масса людей, или под жарким летним солнцем, стоя на одном месте и т.д.).

Юридически к ним придраться трудно, ибо факт получения денег ими может быть доказан только лишь с их согласия. «Отцы» либеральной юриспруденции позаботились о недопущения насилия во время допросов. Разоблачения и шум, поднятый патриотами, привели лишь к усовершенствованию «технологии любви»:

пара гуляет себе по улице обнявшись и неожиданно целуется, имея на то полное моральное и «юридическое» право;

разница лишь в одном – почему-то это им очень хочется делать в местах самых больших скоплений людей (напр. на перекрёстках и остановках транспорта в часы пик начала и конца рабочего времени, в центре города, но не на тихих улицах, в вечернее время). При этом нам известен тезис заказчиков:

«мы должны устранить стеснение в людях». Что делать?

((((( 198 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 198 ))))) Самым большим выражением духа и стиля через материальный тип воздействия на мирочувствие человека является архитектура.

Архитетура - мать искусств. Каждый человек и общество в целом помещены в архитектуру, и процесс духовного влияния её на формирование личности колоссален. При этом архитектура ещё обладает собственными механизмами взаимодействия между видами искусства, отраслями строительства и науки.

Архитектура, наиболее зримо воздействуют на вкусы, поведение, мироощущения, взаимоотношения и вместе с городской средой обитания перманентно формирует мир человека и его нравственность с детства;

став делом рук и духа одного человека, она уже из себя, изнутри творит духовный мир другого человека, она не просто передаёт концентрированно культуру общества она сама образует эту культуру через красоту, иерархию ценностей и свобод, став ещё и мировоззрением;

она собирает, цементирует и транслирует это мировоззрение как на отдельную личность, так и на общество в целом. Архитектура - это не просто функциональное сооружение, решающее потребности общества, а язык, которым художник говорит с человеком, причём язык самый могущественный, формирующим мировоззрение и цивилизацию.

У Гегеля иерархия искусств начинается с архитектуры. Архитектура осуществляет введение в цивилизацию и передаёт её через здания и города. Архитектура концентрированно выражает культуру, а культура человека. Ничто так не формирует духовно-психическое развитие человека как архитектура. Архитектура не только отвечает на вопросы, но и ставит их. Решив (если?) актуальную для всякого искусства проблему формы и содержания, архитектура должна поместить их в какое то пространство. Но пространство тянет за собой понятия массы и протяжённости в их философском смысле, а через них упирается в категорию времени. Тогда в архитектуре на бессознательном и интуитивном уровне ставится ещё один большой вопрос – о неразъёмной слитности всех обозначенных понятий на метафизическом уровне. Др. египтяне и др. эллины каждый по своему строил свою архитектуру так, как чувствовал. А в обратном порядке их архитектура заставляла каждого по своему иметь своё мировоззрение и соответствующую архитектуре философию смыслов и далее философию идей? Сыграла ли др. греческая архитектура свою роль в - 366 формировании мировидения древних философов Эллады?

Человек есть то, что он видит!

Как стало известно с конца ХIХ века, архитектура, по причине формирования впечатления через зрительные центры возбуждения – одно из самых могучих средств духовного формирования личности. Этому, в отличие, скажем, от картин, способствует фактор постоянного неизбежного пребывания человека в существующей архитектурной среде.

Человек видит небо, солнце, звёзды, горы, облака и любуется их «архитектурой» вне звуков и запахов. Любуется ими сознательно и бессознательно с детства.

От того какова архитектура у данного народа, мы можем судить об уровне цивилизации этого народа. Армянская архитектура решила божественную проблему гармонии самого произведения и окружающей среды, она дала миру «пространственную систему камня». Соединив декор и функцию, армянская архитектура ответила на главный вопрос: излишество, бесполезное не может быть красивым. Армянская архитектура умерена, сдержана и строга, ибо избыток лучшего вызывает противоположность чувствования от произведения. Здание в армянской архитектуре прекрасно не благодаря украшениям, а благодаря пропорциям. В армянской архитектуре присутствует симметрия, ибо симметрия явление космическое и всепроникающее, но есть и асимметрия тоже. Асимметрия может только подчеркнуть симметрию и придавать ей целостность. Здесь армянский зодчий следовал Божьему принципу: «Я не позволю себе сотворить две одинаковые снежинки».

Армянская архитектура – это молитва в камне, это мужской дух выраженный в форме. Она же соизмерила все главные вопросы души человека.

Готика родилась из старороманской архитектуры, а старороманская – только из армянской. Спор о том, стиль арм. архитектуры единственно состоявшийся в качестве первой архитетуры или нет, может решаться только между эллинистической и армянской (хотя образцы эллинистической архитектуры обнаружены на Армянском нагорье за несколько столетий до того, как они появились в самой Элладе). Но эллинистическая архитектура, это повтор предшествующего ей деревянного строения, пока были сохранены леса в Элладе.

Архитектура – это отражение времени, перенесённое в строение. Архитектура – это неразрывный образ мыслей и духа индивида и народа, переданные через строения. Архитектура – это музыка в пространстве и движение в танце, застывшие в мгновении. Архитектура – высшее выражение и самое могучее проявление человеческого умения, наставляюшая на божественный путь. Архитектура – это видение свойств окружающего мира в данную историческую эпоху в данном чувственно-культурном состоянии индивида. Архитектура – это перевод материи в духовное выражение и духовное в материю через собственное видение идеала.

Архитектура - есть средоточие и хранительница священного влияния и воспитания;

народ через неё сохраняет связь времён. Архитектура принадлежит архитектору на время строительства, по окончанию – она принадлежит народу и его эпохе. Она мерило оценки значения эпохи. Она великий поводырь в ряду всех искусств. Она слово, которое мыслит и говорит, конструируя, она поэзия, которую понимают без слов, она «песнь взволнованного разума», она музыка, которую слушают глазами и трогают руками, она картина художника в рамках среды.

- 367 Будучи наделённой силой духа творца, архитектура через организованное пространство создаёт магическую среду, в которой помещён человек. На тонком уровне эта среда организует и ведёт по жизни эмоционально-психическое состояние человека. «Архитектура – это искусство настолько благородное, что его сила проявляется в тончайших ритмах, поистине таких же тонких, как ритмы музыкального искусства, наиболее ей родственные», - сказал выдающийся мастер.

Архитектура – это искусство организации среды, обеспечивающей социальную и бытийную деятельность человека, она – гармонизация связи человек-природа через посредство строительства. Поэтому всякая ошибка в архитектуре и градостроительстве в конечном счёте есть преступление. В чистых, ухоженных, пусть маленьких городах, могут родиться творчеки художественные и этически культурные люди;

грязь порождает в душах лишь соответствующее отображение.

Физиология окружающей среды – это хоть и небольшой, но важный сегмент науки, которая изучает влияние места жительства на человека. Исследователи словно приоткрывают «чёрный ящик» городского пространства, исследуя то, как люди, здания, среда обитания взаимодействуют между собой. Эти изыскания должны учитываться на всех этапах строительства, ведь на такие социальные проявления, как здоровье, преступность, образование, коммерция и даже способность человека чувствовать себя счастливым, влияет всё – от цвета стен в больницах до сорта травы, выращиваемой на газоных перед домом!

В 1985 г. один из районов на севере Лондона власти города решили снести по причине того, что здесь городскую среду уродовали обветшалые здания постройки столетней давности. При этом этот район города был известен своим воровским и бандитским сообществом и открытым хулиганством, даже среди бела дня горожане старались на заходить в этот район. И вот после сноса старых, неказистых зданий на этом месте были выстроены новые красавцы-здания и разбиты парки и фонтаны, посажены аккуратные газоны. Район преобразился. И что же? По данным социальных служб уровень преступности в районе снизился на 80%, количество людей, считавших жизнь здесь опасной, уменьшилось с 60% до 5%, а пострадавших от насилия – с 40% до 1%.

Если архитекторы построят здание не сделав необходимые расчёты, и здание рухнет, они будут отвечать за это по закону. А если здание не соответствуюет экологическим требованиям, если при его проектировании не учтены физиологичесие особенности человека, то дизайнеры не несут никакой ответственности. Разве это справедливо?

Архитектура как искусство формирования и организации среды обитания, будь то жилище, общественные сооружения, улицы, площади, появилась вместе с зарождением человечества и является одной из основных форм человеческой культуры. Архитектура везде и всегда с нами, ведь мы рождаемся, живём, трудимся, отдыхаем и умираем в конкретной, творимой нашим духом и руками архитектурной среде. Следовательно, такие понятия, как красота, гармония, удобство, целесообразность, являются основополагающими для этого искусства. Память о наших предках, дух и мировосприятие, тех, кто жил до нас, создавал сооружения, пользовался ими, находятся в этих самых сооружениях, которые мы называем памятниками. Поэтому мы должны бережно и с уважением к ним относиться.

Если к сказанной мысли добавить уже известное, что приятные интерьеры в больницах помогают пациентам быстрей выздоравливать, а светлые и весёлые - 368 классы в школах повышают работоспособность учеников и учителей, то становится ясным, что внешняя среда и её микросреда обитания могут воздействовать на массы людей положительно и отрицательно. Таким образом, архитектура может быть лекарством от ряда заболеваний. Она способна культивировать в человеке хорошие качества и повышать его жизненную активность. Архитектура хоть и взникает из мёртвого материала, отнюдь сама по себе не является мёртвой, ибо духовно воздействует на человека. Её элементы могут «петь», а человеческое сердце будет входить в резонанс с этой «песней». Зло об этом знает и может принять участие в «опускании» общества и способствоать социальной девиации населения целых городов.

Каким будет жилище человека будущего, мы не знаем. Но уже сегодня модернисты определяют его как «машина для жилья». Как будет жить человек в этой «машине», какие отрицательные воздействия на его природу будет оказывать она не место для обсуждения в настоящей Идеологии, если уже сегодня известно, что даже психика детей выросших в многоэтажных домах отличается от её здоровых форм тех детей, что выросли в одноэтажных домах «на земле».

Армянскому зодчему! В строительной материи заложена сила энергии;

зодчий, заставь их постоянно служить красе и ты сделаешь человека лучше!

«Архитектурой» доисторического человека был шалаш, имеющий у десятков народов различные определения. Но со временем выяснилось, что живя в постройке круглого типа человек испытывает физический и энергетический дискомфорт. Зайдя в незнакомое место поесть, человек стремится сесть в угол. Внутренний угол успокаивает человека, внешний – раздражает, вызавает чувство напряжения. На Армянском нагорье – колыбели цивилизации арья, около 12 тыс. лет назад человек стал строить квадратные жилища, красные’ своими углами. Великий Ал. Таманян планировал в городах Армении перекрёстки с тупыми, закруглёнными углами, где человек мог иметь удовольствие комфортно постоять (поговорить) какое-то время, т.е. отдохнуть-передохнуть.

Но уже в начале ХХ века силы зла прознали об этой «тайне». По смерти Таманяна его «ученики» остервенело стали строить в Армении здания на перекрестии улиц с острыми углами, и чем выше становилось здание с острым углом, тем мощнее происходило отрицательное воздействие-передача энергетики на человека и общину города в целом. При этом девиативные верхи Нации не противятся, а потворствуют этому. Что делать?

Существует много средств воздействия на подсознание, чтобы управлять массами.

С каждым новым достижением науки эти средства становятся всё изощрённее и тоньше. В достижении господства над человеком они уже давно стали более эффективными, чем бомбардировщики, линкоры, орудия или танки. Среди этих средств существует воздействие на подсознание через состояние микросреды обитания человека;

оставаясь среди средств выбора особо эффективным, этот способ ещё стал и особо безобразным для ломки психического здоровья человека, оказавшегося в извращённой среде обитания.

Хай! Или контроль над твоим подсознанием останется в твоих руках, или он перейдёт в руки других.

В городах Армении происходит массовое «извращение» микросреды обитания человека и воздействие через неё на личность. Это достигается методом - 369 повсеместных сколов, порч, сбивов углов лестниц на улицах, углов зданий, краеугольных камней, бордюров, архитектурных памятников из камней редких месторождений и пр. Лишь с большим трудом удалось доказать упёртым скептикам, что это делают не только хулиганы, не только недоросли, для утверждения своих возможностей, что это результат не только некачественного строения, но и преднамеренного массового воздействия на зрительные ощущения у населяющих город людей. Речь идёт об организованной порчи духовного мира человека, посредством порчи микросреды обитания. Жители города иногда по несколько раз проходят через одно и то же место, а подсознание беспрерывно «записывает» и откладывает увиденные дефекты в сознании. Зрительная память есть прежде всего память пространственная, вне которого человек не живёт. Изменяя содержание пространства с позитивного на негативное, можно изменить и отношение человека к жизни. Доказать преднамеренность разрушений удалось в местах и на примерах, требующего тяжёлых ручных орудий (были случаи применения тяжёлой техники), присутствия минимум двух-трёх человек, могущих творить своё чёрное дело только в ночное время суток.

((((( 199 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 199 ))))) Истинное искусство всегда элитарно. Это совсем не значит, что произведения искусства могут создавать лишь избранные натуры, так же, как понимать его.

Совершенно нет! Истинное искусство, так же, как сущность религии, открыто для всех и создаётся для всех. Духовная истина не может быть скрываема, превращаться в секрет, и не носит избирательный характер. Она доступна всем, однако не все хотят к ней приобщаться. Искусство – это подарок духа. Оно дарится и должно дариться всем и каждому бесплатно и безвозмездно. Но человек настолько искажён и испорчен, что не хочет, не готов принять этот дар. В созидающее искусство и его понимающую элиту приходят лишь те, кто хочет!

В искусстве за миром красивого и прекрасного должен стоять такой же мир благоположенных идей. Если человек не видит их в искусстве, или искусство – не искусство, или идеи – не идеи.

У ариев была поговорка, что боги рождаются из уст поэтов и певцов. В «Ведах»

утверждается, что мир и существующее в нём возникло из песнопений богов. Во всех случаях можно утверждать, что искусство божественно, ибо есть вид творения.

Что даёт нам искусство? Искусство прокладывает новые пути для человечества;

посредством воображения оно открывает ему новые виды будущего, а посредством красоты сближает людей и открывает гармонию мира. Искусство примиряет человека с реальностью жизни, оно завершает и дополняет бытиё, но ещё «соблазняет на дальнейшую жизнь» (Ницше).

Искусство – способ внутренней умиротворённости личности и средство её гармонизации, вид магического воздействия на мир. Оно – имитация действительности с целью её изменения к лушему и подвигания к идеальному.

Искусство выполняет коммуникационную роль народов и людей планеты. Искусство выполняет компесаторную роль при невозможности прикосновения к предмету или явлению, воссоздавая их образы и копии, расширяя зону познания. Слово творит искусство, а искусство делает вечным слово, и человек – носитель слова, посредством прекрасного искусства присоединяется к вечному, - здесь художник преодолевает смерть.

- 370 Искусство выполняет и игровые, развлекательные функции и будет в этой ипостаси существовать столько, сколько есть соответствующая потребность человека.

Великие актёры творят человека.

Театр – это присутствие личности на сцене. И личность эта, актёр, должен предстать в трёх измерениях: присутствие в настоящем моменте с грузом прошлого на плечах, видящего позитивное будущее. Театр - великое творение духа человека. Человек создал театр, чтобы с его помощью видеть жизнь, он приходит в театр, потому что душа просит показать ему ещё одного неизвестного человека... и может в тайне увидеть себя. Театр никогда не умрёт, ибо он бесконечен, покуда бесконечен человек. Это неверно, что театр существует три или четыре тысячи лет;

такой срок это время театра в его современном понимании. Уже шаман ставил свои театрализованные представления. Театр существует ровно столько времени, сколько существует культура человека, и будет существовать вместе с ним столько времени, сколько будет жить сам человек. Театр наилучшим образом и средством передаёт нескончаемое – жизнь и судьбу человека... через самого человека. Сила театра в том, что он не терпит лжи и обмана на сцене, и приходит к человеку не через утверждение порока, а через мир доброго и красивого в человеке. Ничто так не создаёт великую тайну искусства как театр, и тайна эта - коммуникация зрителя и постановки на сцене;

в театре мы смотрим произведение, но и произведение смотрит на нас.

Искусство – это наиболее концентрированное выражение культурной потребности человека, предельно раскрывающий дар его творчества и воспитывающее универсальное эстетическое чувство через понятие красоты.

Искусство, само по себе, способно максимально воплотить эстетический идеал общества. Оно запечетлевает борьбу за этот идеал, оно учит творчеству и в обратном восчувствовании вызывает ответное желание творчества и красивого. Оставаясь бесконечным, оно олицетворяет символ бесконечности человеческого творения и отражает саму бесконечность Мира и Вселенной. Будучи неотделимым от красоты, оно лишь оттеняет факт, что не всякое творчесто есть искусство.

Окунаясь в искусство, мы погружаем в высокий мир своё сознание и дух, позволяющее им смотреть поднявшись ввысь. Неся ликование души и возвышая дух, искусство несёт утверждение разума. Высокое искусство само по себе прокладывает человеку путь к Идее. Искусство – самое великое средство познания мира Идей. А потому оно неотделимо от философии и уже через философию от политики. Народ, как коллективная душа, больше познаёт мир высоких идей через искусство, чем через агитацию и пропаганду и по сути дела высокое искусство само по себе является средством политического общения с массами, агитацией и пропагандой за чистые и гуманистические идеи.

Неся в себе Универсальность, красота и искусство могут вести за собой массы к Вере, Надежде и Любви, уводя от контроля политического сатанизма. Зная это, злые силы посредством извращённого искусства воровски завлекают человека в низкий мир примитивизма и животных страстей.

Высокое искусство приводит человека к созерцанию – непередаваемому явлению контакта с трансцендентным миром и вхождения в него. Созерцание произведения искусства или прекрасного в природе никогда не является целесообразным и вместе - 371 с тем бесцельным. Оно даёт человеку не только абстрактное чувственное удовольствие, но и определённые знания, совершенствует и оттачивает его чувства, воспитывает в духе господстующих в обществе традиций и ценностей, сближает с человеком-богом, с человеком добра и красоты, при этом самого творя в том же.

С другой стороны, созерцание приводит к эстетическому переживанию, как части экзистенции, рождающему, в свою очередь, великие поступки последующего порядка. Созерцание - это не «глубокомысленное» всматривание в одну точку или магическое зазирание в одно место, а высшее абстрагирование понимания. Здесь следует каждому подвижнику и христианину отличить - что доступно его пониманию, а что созерцанию. Ограниченному человеческому уму не дано со всей определённостью понимать действия ума Неограниченного, ума Божия. Тщета понимания Неограниченного и Бесконечного ведёт к надрыву души и заблуждению сознания;

в худшем случае - к богохульству, ересям и безбожию.

Искусство приводит человека в промежуточное состояние между миром Природы и Миром идей. Искусство – это ещё и процесс отражения красоты;

повязанное красотой и через неё, искусство впадает в состояние вне времени и пространства.

Время же отведённое отдыху через искусство, подсознательно, как миг жизни изотопа, превращается в меру всех вещей. После этого делать вид, что ты перед лицом возвышенного прежний, что ты «не видел и не слышал» его, будет невозможно.

В Норкерт искусство – мощное средство высокого гражданского, патриотического, духовного воспитания и эстетического чувства, ведущее армянина к вершинам подлинной культуры. А потому в Норкерт существует ненавязчивая пропаганда высокого искусства, в противном случае свободное место займёт навязчивая пропаганда «антиискусства плотскости» и гедонизма.

Расцвет народа в собственной степени значимости равен степени расцвета искусства.

В разлагаюшейся стране искусство – есть отвлечённая и потребительская роскошь.

Жизнь уже тысячи раз подтверждает – искусство, воспитание красивого и эстетические чувства не могут развиваться стихийно, а если стихийно, то по невидимым-имманентным законам хаоса и беспредела мы получим извращённое искусство с ложной идеей, порождающие ложных людей. Искусство всегда должно иметь в себе свой позитивный внутренний императив и служить духовным компасом Нации.

Для каждого народа, как и для армян, важна национальная консолидирующая роль искусства, оно могущественно как средство национальной самоидентификации на почве прекрасного. Мы будем поддерживать творцов национального искусства и славить их! Улучшая себя, они улучшают народ, улучшая народ – они улучшают человечество!

Человека воспитывают со дня рождения и во все времена. Человека следует вести к красивому через идеи и от красивого к идеям, ненавязчиво, но твёрдо. За такой политикой должна стоять семья, общество, государство. Это и есть патернализм и этатизм политической организации культуры. Если духовное пространство искусства решительно не займём мы посредством патерналистского принуждения, то это же пространство, уже обращённое в низкопробную бездуховность, займут силы зла посредством криминального насилия. При этом варианты действий сочетания различных приёмов и приёмов Кримена будут различны, но чаще в виде сцепки:

- 372 секретные структуры плюс дегенеративная элита, плюс криминальный мир. Сегодня подобный «ядерный взрыв» дегуманизации этноцидной радиацией покрыл многие народы.

Понимая, что есть крайность и рассогласованность, в Норкерт отрицают необходимость принудительного применения в организации и ведении масс в мир прекрасного и мир Духа. Тогда человек, посещая Церковь, не будет видеть в духовности – Бога, в любви – благость, в музыке – радость, в живописи – жизнь и т.п. В состоянии произвола свободы на поверхность выйдет свобода произвола. В мире высокого духа в искусстве очевидным станут удобные и лёгкие формы жанра и рациональное их осмысление. Подобное – прямой путь к эрзац-искусству, к миру примитивному и физиологическому, и дорога в рай будет покрыта булыжниками принесёнными из ада.

Остаётся третье: терпеливое согласие, раз и навсегда заданное присутствие иерархии высшего порядка в иерархии низшего. В крайних обстоятельствах оно может протекать и как вмешательство. Иерархия эта начинается с семьи, общества, государства... и так по возрастающей проникает во всечеловечество... в Космос, к Богу. Иерархичность становится над демократией, но не наоборот. И вновь проблема, она – в соизмеримости, степени достаточности, адекватности факта вмешательства, дабы с водой из таза не выплеснуть и ребёнка и не подавить ту же индивидуальность и разнообразие. Общество не должно по поводу и без повода, легко и незадумываясь во всём применять Принцип патерналистского принуждения;

общество должно быть сдержанно, чтобы не раздавить даже один цветок индивидуальности. Индивидуальность, обязательно, должна иметь свой идеал самовыражения, чтоб не создавать в обществе «разгул» низкопробного бурьяна, гнетущий дух человека и поглощающий все другие цвета и само общество.

Но! Индивидуальность охраняется обществом, как более слабое состояние присутствия частного в общем, как святое право оставаться индивидуальностью, как необходимость данная от Высшего. Одновременно общество защищает самое себя от доминации личного и индивидуального над коллективным в качестве антигосударственного, антинационального, антитрадиционалистского мироустройства.

((((( 200 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 200 ))))) Если войско бежит, то силы противника от этого во многом ещё больше увеличиваются, укрепляется его вера в безошибочности своих действий и в то, что у побеждённых меньше способностей к победе. И уже к следующему сражению обе стороны приходят с сознанием положения, установленным ранее, исходно: одной стороне как-бы вменется обязательно победить, а другой лишь надеяться на победу, одна сторона уже доказала свою возможность побеждать, а другой только придётся это доказывать. И тогда в мире духа весь вопрос упирается в необходимость перелома в отношениях между двумя сторонами. Побеждённой стороне необходима хоть одна малая победа, чтобы воочию доказать и открыть в себе способность побеждать, а противнику доказать – что он может быть битым. Победная война возвышает дух, добавляет в жизнь свободную энергию, которая не может быть описана языком политики и измерена цифирью штабиста.

Не утратившим веру и присутствие духа, победа врага – не основание к сознанию признать поражение. Не только исходом сражения решается вопрос победителя.


- 373 Идея, дающая жизнь воину, вера в незыблемость дела, за которое он стоит, его честь и доблесть заключаются в том, чтобы биться и биться, а уж как получится с разгромом врага покажет жизнь, обстоятельства, история. В этом и заключается всё понимание мужества. Непобеждённый духом – непобеждён! Энергия духа – из арсенала Божественного промысла!

«Кто недостойно жил, тому нечего умирать», - говорят самураи.

В чём заключается главный принак армянской истории - непобеждённость духом!

Этот дух армянин черпает из недр своей земли, своей крови, заветов своего Бога!

Глубина его недосягаема. Об армянской храбрости больше говорят враги армян.

Армянская земля, земли других народов овеяны славой и политы кровью армянской доблести. Армянину остаётся полниться собственной идеологией борьбы и мастерством организации, а героизмом он сполна давно одарен Богом и природой.

Хай! За твоей спиной столько тысячелетий сопротивления и борьбы за свою государственность, что позволяет отнести тебя к самым государственным народам планеты. И эти тысячелетия создают ещё один долг и обязанность. Тебя - noblesse oblige (доблесть обязывает). И эта обязанность уже сама стала повелительницей твоей воли.

((((( 201 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 201 ))))) Три вещи придают человеку настоящесть: жизнь для блага своего народа, способность стоять против зла и правдивость.

((((( 202 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 202 ))))) Догмат тоже есть истина, но об идеальном. Он не может стать средством политической истории, т.к. история материальна. Следовательно, история как социально-материальный процесс не может быть подвластна какому-то формально идеологическому догмату. Мы не можем верить в формы истории, но мы можем ей только следовать, принимая динамику её форм как преходящий материальный процесс. Сакральный, религиозный смысл истории не в тех или иных её внешних формах, а во внутренней динамике человеческого духа, ракрывающего себя в идеологически новых принципах организации общества. Этот процесс не детерминирован внешней структурой общества, но исходит из духовно нравственного осознания идеальной истины и лишь в этой идеальной области подчинён вероучительным догматам. Материальная же сторона истории, наоборот, лишь следствие этих внутренних духовно-идеологических процессов. Догмат есть истина о вневременном, история же есть само время, и она не может остановиться, но подчинена собственной неисповедимой динамике.

История есть смена исторических форм. Вызревание нового содержания, преображение и воплощение новых форм происходит так, что дух истории определяет её форму, но не наоборот. Никая форма не способна удержать и даже вместить дух истории, который всегда устремлён за её пределы. Поэтому догмат об истории, о её формах невозможен, возможен лишь догмат о духе – животворящей данности истории.

Истина христианского откровения и догмата Церкви не могут устареть, но богословские и философские доктрины учителей Церкви, как это было у средневековых схоластов, могут и будут стареть относительно каждого данного времени и не отвечать потребности опять же данного времени, его сознанию и методикам, существующих как проблематика познания.

- 374 Христианство живёт и движется в истории. И перед христианским сознанием жизнь постоянно ставит всё новые вопросы. В поступи христианства существуют разные эпохи, и каждая эпоха по своему преодолевала мучения и трудности в восприятии и осмыслении христианской мысли. Во времени каждая новая эпоха больше раскрывает свободы чем предыдущая. Но такое раскрытие не может бесконечно происходить само по себе, чтобы не стать платой за популизм. Отрыв от интегрального духа последователей учения Христа и верущих в него, ненаполняемый новым подъёмом и возвышением, приведёт к обмирщению христианства и утрате его сакральности. Поэтому в начале – соорганизация в Боге, затем разные свободы и новые методологии познания. Вот в этой самой важной части – соорганизации в Боге, и должен принять участие Норкерт.

((((( 203 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 203 ))))) ААЦ может быть только соборной, народной, а не официальным или неофициальным институтом Государства или коллективной собственностью правящих верхов, в часть которых превращены и иерархи Церкви.

За официальной Церковью не проглядывается живое присутствие подлинной Церкви, и сама она олицетворяет скорее законы, нежели Благодать. Подобное становится дополнительным истоком стихийного атеизма и слепоты полуграмотных интеллигентов. Сам народ инстинктивно уходит от бога-законника и идёт к Богу милосердному. Вот почему исторически армянский дух не тянется к Ветхому Завету протестантизма, к папоцезаризму католицизма и цезарепапизму византийских халкедонов (православных).

Идея армянской соборности разнится с католической авторитарностью и протестантским индивидуализмом. Она несёт коммунитарность, не знающую внешнего над собой авторитета, кроме Бога, но и не признающая индивидуалистического уединения и замкнутости. Армянский народ не может жить вскормленным космическим холодом правительственной религии, лишённой настоящей христианской любви;

Армянская церковь может быть только Церковью заступнической, благодатного дарения и сострадания.

Армянская Церковь должна соединить ноевскую патристику (уклад), патернализм и аризм, христологический догмат и схоластику с каждым очередным вызовом эпохи о месте и роли человека в Мире, Космосе и Вселенной.

Иными словами, проблема человека, как и в прошлом, бессменно находится в центре сознания общества. Это проблема богочеловечества в христоизме и свобода личности, это богопослушание и свобода выбора, это богобоязнь и активность.

Богобоязнь - один из самых красивых и благородных признаков человека.

Богобоязнь говорит о могуществе человека. Коран учит: «...Ведь самый благочестивый из вас перед Аллахом тот, кто наиболее богобоязненный» (Сура 10:19). Или: «Только в богобоязненности и благочестии заключается превосходство»

(Сура 21:92). Далее: «Воистину, верующие - братья, так устройте мир между вашими братьями. Будьте богобоязненными, и да будете вы помилованными» (Сура 49:10).

Армянскую Церковь следует рассматривать не только как субъекта общественной жизни, но и, - в этом величайший принцип действительности, - как могущественную силу тождества духа и плоти армянского народа и её боговедческого Учения, тождества национальной сущности народа и её древнейшего жреческого начала, наконец, единство и тождество судеб народа и Церкви. В этих обстоятельствах два - 375 основополагающих субъекта истории - народ и Церковь, становятся тождественны и третьему - государству! Которое они делают под себя... но не наоборот. На формационном и организационном уровне между всеми слоями общества, Церковью, Государством, Традицией и историей лучшую сцепку и соитие поименных фундаментальных ценностей сотворит коллективный Монарх армянского народа и высший Авторитет - Геруни.

Армянская Церковь должна водрузить на своих знамёнах символ свастики и объявить о единстве и неделимости самого религиозного сознания и струящихся из него концептов политических идей в форме Национальной идеологии. ААЦ должна спокойно объявить своему народу, что такой проблемы как свобода личности в учении храстианства не существует. Есть проблема неполного раскрытия христианства в личности. Как более, так и менее посвящённые в христианство пользуются разной полнотой Божественной идеологии Добра, Любви и Веры, а значит и разной разрешающей их силой. Свободы тем больше, чем ближе человек к Богу. Бог – это прежде всего свобода. Как раз свободу познания Божественного отрицает Зло.

Армянское религиозное понимание свободы личности неразделимо с сутью свободы Нации. Как личность не может быть свободной без свободы своей семьи, так и семья не может быть свободной без свободы Нации. Эти же идеалы одновременно являются идеалами Норкерт. Защита ААЦ системой Норкерт и каждым армянином от тех или иных нападок и снятие с её деятельности всяких ограничений должна осуществляться не только во имя необходимости армянину иметь свою Веру, не только его права состоять в ААЦ, но и в силу общенациональных интересов. Всякое публичное оскорбление Церкви должно расцениваться каждым армянином не только как оскорбление религиозных чувств, но и как преступление против нравственности и Божественного мироуклада Природы. Одновременно армянский патриот и Государство рассматривают оскорбление религиозных чувств как политическое преступление, как посягательство на устои Государства, Традиции и личность армянина. Тогда такая же позиция должна быть занята армянином и по отношению оскорбления всякой фундаментальной религии и идеи Бога Единого.

ААЦ в своём каноническом строе и вероучении, это та благодать, которая не позволяет вольному уму и бесконечным мыслительным конструкциям «реформировать» и «революционизировать» себя, несмотря на многочисленные и отчаянные попытки сделать это. ААЦ – это метафизическое место армянского духа в мире людей. Через армянские святыни и армянских святых сама ААЦ стала религиозной ценностью внутри христианства. В армянском национальном сознании никогда не было принципиального идеологического национализма благодаря метафизической и онтологической позиции ААЦ. И здесь сравнение с протестантизмом Запада выгодно её отличает. Вся метафизика, идеологическая подоснова Запада связана с кальвинистской идеей о предопределённости. Согласно этой идее, Христос пошёл на крест не за всех нас, а только за «своих» и за избранных.

((((( 204 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 204 ))))) Лишь мистический и иррациональный идеал двинул человеческое общество в поступательное самосовершенство. Норкерт приближает армянина к идеалу - 376 совершенного человека. Никакая политическая деятельность Норкерт не приведёт к успеху, если в её основе не будет находиться идеал. Проповедь высоких идеалов ничто, если не нацеливает на веру в успех и положительный путь к их достижению.


Для осуществления идеала нужны люди твёрдо в него верующие, и сам идеал твёрдой Веры.

Свобода личности не есть индивидуализм. Уж им то Бог сполна наградил армян.

Свобода личности – есть осознание свободы Нации. Они неразрывны, и взятые в отдельности не существуют. Но они могут пытаться существовать вне Бога. Тогда такая свобода закончится свободой, отрицающей и свободу духа, и саму личность.

Концом такой свободы станет господство идеологии Кримена с дегенеративной элитой во главе, а над ней наверху, уже по законам собственной внутренней поступательной логики негативного развития, в возникшей иерархии соподчинения окажется власть ещё более сильной и жестокой группы – руководство сатанизма.

Чаще сбивание в стаи таких групп проходят по звериным законам общности крови с методами и представлениями инициации для особо посвящённых. Без процесса нициации они обойтись никак не могут. Ибо группа, какой-бы узкой или широкой ни была, должна очертить своё положение в этническом пространстве от всех других на основании некой особой то-ли религии, то-ли идеологии, то-ли того и другого вместе. Но и этого недостаточно. Даже внутри сбоственной этнической общности себе подобных, группа должна обязательно вычленить-отчлененить себя для образования правящей пирамиды и иерархии. Именно силы организованных этнобанд, лишь сменяющихся по ходу истории согласно этническим признакам крови, рвались к мировому господству. Вся история человечества свидетельствует об этом. В своей истории мы уже прошли через это. Великий Хайк в своё время положил конец разгулу и беспределу дегенерации на Армянском нагорье.

Свобода личности не есть индивидуализм... даже если он мистический.

Мистический индивидуализм бесплоден, он кончается чем угодно, в лучшем случае отшельничеством или йогой. Наша свобода – в свободе выбора нашего армянского мистического коллективизма. Этот выбор и есть наша Церковь. Её можно приспосабливать, пристраивать, – она же наша! – но не отрицать. Армянин никогда не искал счастья лишь в одной личной свободе. Но искал и был счастлив в свободе своей Культуры, Церкви, Нации, Государства, и в этом смысле он антипод индивидуалиста, он – мистический коллективист, индивидуализм у него – лишь метод достижения цели.

Хай! Строй свои Церкви в сердце и наяву!

Каждый далёкий сам себе – далёк и каждому. Армянин, далёкий себе – далёк и всем, далёк своему народу. Следствием чего является необходимость познания себя, но не уход в себя, в свой мистический индивидуализм, в свою личную свободу. Но познание не может быть для познания. Чтобы не быть съеденными вышеназванными этнобандами, армяне должна прийти в собственную систему самоорганизации, типы которых могут быть разнообразны.

Для вдохновляющей людей созидательной деятельности должна состояться система организации, управляемой людьми высокого духовного и нравственно начала, одновременно имеющих соответственную профессиональную подготовку. В глубинном ценностном значении наиболее ответственны за судьбы нации бывают вожаки-лидера, определившие себя по признаку крови, почвы и Духа, несущие - 377 божественный позыв жертвенности. В тех самых этнических глубинах психологии и духа, они являются вечным противовесом власти бюрократии, политиков, менеджеров, различных социопатов, страждущих власти и славы. Критическая масса организованных людей чести, совести, духа и жертвенности способна коренным образом изменить любую негативную сиуацию и пораженческий ход истории.

Национальная самоорганизация – разрешимая задача, но достаточно сложная, потому что требует соединения (собирания) в одном месте в одно время ценностых явлений человеческого бытия, выраженных в институтах – Церкви, Идеологии, Государства, Семье. Далее следует определение правил «игры», целей и смыслов, ставящих заслон хаосу, беспорядку и беспределу. В основе решения задачи стоят люди – люди собственного высокого духа, Аристократия духа. В процессе национальной самоорганизации сформируется, выкрестализуется подлинная национальная элита, принявшая свои национальные традиции, своего Вселенского Бога, свою идеологию.

((((( 205 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 205 ))))) Исторические события рождаются как предопределённости, но продолжаются уже как возможности. Предопределённость неотразимо проявляется в той действительности и у тех людей, где духовность содержится в малости. И там она не сбывается, где встречает перед собой жертву, Веру, Любовь и Добро. Тогда пророчески звучат слова светлого ума России: «Закономерность исторического явления обратно пропорциональна его духовности».

Постоянная предопределённость становится фатальностью.

Если в закрытом пространстве (короб, ящик) мы поместим фигуру – пирамиду, (или правильный четырёхугольник-тетраэдр, или куб-гексаэдр) и начнём хаотически, по-разному трясти и вращать короб, то пирамида будет просто перемещаться. Если поместим две такие же пирамиды, то перемещаясь, они могут столкнуться какими-то краями, не образуя при этом какой-либо системной связи. Но если поместим три, четыре и более пирамид, то в тряске они смогут приобрести определённую стихийную геометрическую фигуру-конструкт, выказав при этом такую же предопределённость к образованию каких-то иных или повторения того же конструкта.

Таким образом, чем больше фигур находится внутри короба, чем более сложна возникающая на их сочетании форма, тем больше эти фигуры склонны к образованию систем-взаимосвязей (конструкта), тем более очевидной становится возможность образования подобных связей, становящихся-выступающих предопределённостью.

Так как в описанном случае многое зависит от числа и «качества» фигур, назовём такую предопределённость внутренней. Ибо, естественно, всегда будут существовать и внешние факторы воздействия, названные внешней предопределённостью (отсутствие тряски или её постоянное присутствие). Следовательно, предопределённость системы складывается из внутренних предопределённостей, внешних или их совокупности.

Факторы внутренней и внешней предопределённости могут действовать независимо, порознь, но и в подобном положении определять весь ход событий.

Однако внутренние и внешние факторы соединившись, могут превратить ход движения обстоятельств в роковой и фатальный – позитивный или негативный.

- 378 Положительное, позитивное совпадение в истории, политике или в бою мы называем везением, удачей, счастьем.

Уровень организации внутренних структур предопределённости создаёт меру и объём их взаимодействий со внешними факторами предопределённости. Само предопределение неотделимо от структур и свойств представляющих его субъектов (элементов).

Как частности в системе определяют общее, так и общее определяет частное.

Предопределённость по отношению к частным структурам выступает иерархически высшей, обобщающей и интегрирующей функцией или явлением. Концентрируя внешние и внутренние обстоятельства, предопределение существует и как идея, и как функция. Она не исчезает с изменением сруктуры, а изменится её свойственная мера, степень вероятностной проявленности. Свойства структуры определяют предопределение, но и предопределение определяет действенность структуры.

Будучи составным компонентом процессов взаимодействия и инициирующим «возбуждением» общественно-политических структур, внутренне существующее предопределение выступает истоком самодетерминирующей готовности к увеличению собственной упорядоченности и через себя – к упорядоченности конструктивности (совершенствования) структур.

Каково отношение к предопределёности в Норкерт?

Чем ниже уровень взаимодействия структурных единиц и институтов АИС, чем меньше их число, чем примитивнее их свойственность, тем менее специфично выражены механизмы позитивной предопределённости, чем меньше уровень действия фактора позитивной предопределённости, тем менее совершенны сами структуры и менее специфично происходят процессы этих взаимодействий.

При низкой выраженности факторов предопределённости мы говорим о них просто как о предрасположенности;

при чрезмерной выраженности – как о фатальности. Следует сказать, что сама предопределённость тем выше, чем выше свойственности и типичности внутренних и внешних элементов развития. Их развитие определяет предопределённость;

чем выше первое условие, тем выше второе.

Жизнь, как и Вселенная, есть система систем, т.е есть вставленность иерархии нижнего порядка в высший. «Вставленность» имеют и сами божественные ценности:

разум нижнего уровня входит в разум последующего высшего, истина малая – в истину большую и т.п. Если речь о человеке, там, где жизнь его есть его же уровень различения, она не продопределена, ибо человеку Свыше дана свобода выбора. На этой ценностной площадке, что дана ему как жизнь, человек должен не соглашаться с суевериями, фатализмом, гаданиями, ворожеей и им подобными.

Предопределённой может считаться только смерть человека, но его деятельность зависит то него самого, от его целеустремлённости, жизненного эроса (пассионарности или жизненной энергетики), в стремлении не заменяя Бога, приблизиться к Нему с помощью богоугодного устроения своей жизни. Там же, где жизнь человека есть частица жизни Всевышней, не его творением, «вставленностью»

в жизнь высокого порядка, она, - его жизнь, его судьба, - предопределена.

Отсюда следует, что в Норкерт следует бороться не с самой предопределённостью, а её негативными для интересов личности и Нации формами, свойствами и последствиями. Но для интересов и ценностей Нации предопределённость может - 379 носить позитивный или негативный характер. Последнее требует в Норкерт предвидения, различения и уже потом действия.

((((( 206 ******************** ((((( ГИТА ))))) ******************** 206 ))))) Знания и наука - это не одно и то же. Наука всегда может стать знаниями, но знания наукой - не всегда. Знания могут приобрести научный статус, но им в этом могут и отказать. Знаниями могут быть и поэзия, и религия. Знания проявляют себя не только в фактологии, различных доказательствах, но и в интуиции, воображении, размышлениях, рассказах, нормативных и институциональных положениях и распоряжениях, рассказах, мифах, военных и политических решениях. Знаниям более присуще понятие «идеология», и они подвержены пристрастиям идеологии.

Знания позиционаруют себя не столько на достоверности науки и её непротиворечивости, сколько на соответствиии её положений, на верности той или иной идее науки. А это больше «пахнет» идеологией.

У политика спросили, могут ли существовать национальные знания?

«Обязательно! - ответил политик, - потому что существует тайная борьба за сокрытие знаний, но ещё более потому, что само по себе существует оккультное, эзотерическое знание, тайные конспирологические организации на их основе, диктующие и невидимо направляющие действия геополитиков, последние направляют идеологию разведки и обычных политиков, первыми к которым причисляется - Министр иностранных дел и руководители разведок, осуществляющие практику дипломатии и разведки.

Национальные знания существуют потому, что между силами добра и зла идёт невидимая, тайная война за обладание знаниями, где для слабых и контролируемых (побеждённых) существует: или неполное знание, или неверное знание, или то и другое вместе. (В дни, когда пишутся эти строки, на начало учебного года в сентябре 2011 года, на факультете прикладной математики Ереванского государственного университета на 60% сократили число лекций по физике, сокращается число лекций по математике и на других факультетах. Протестует всего один человек - академик Давид Седракян;

студентам нравится облегчённые нагрузки, педагоги, живущие на нищенские заработные платы молчат, многие, чтобы жить, обратились к поборам со студентов).

Но как появляются неверные знания? Начнём с того, что создавать псевдознания дело трудное и тоже «научное». Производством псевдознаний занимаются сами ведущие специалисты в своей области. Одной из основных причин производства псевдознаний являются противоречия между естественным ростом научных знаний и рыночной конкурентностью в их использовании. Коммерциализация поставила получение прибыли от знаний над самим процессом познания. Это привело, с одной стороны, к сокрытию от общества полезного знания, способного усилить конкурента, а с другой стороны, - всё в тех же целях победы в конкурентной борьбе, развила новый тип производства - лжезнания, щедро усыпая им страницы респектабельных журналов и книг. Даже присуждение Нобелевских премий не избегло этой коррозии. Более печально то, что «специалисты», выращенные такой псевдонаукой, помимо прямого ущерба, который они приносят обществу своими действиями, ещё, как правило, бывают далеки от осознания ложности своих представлений, будучи наделены при этом апломбом и амбициями, не позволяющими им оценивать себя критично. Антитезисом знаний является не - 380 метафизика, а лжезнания.

Ещё одна причина производства псевдознаний - геополитический и военный факторы. На протяжении всей истории победители формировали образ мышления побеждённых, их взгляды на человека, природу, их способы познания. При этом они, естественно, не были заинтересованы в передаче подлинных и эффективных социально-политических или актуальных технических знаний. Но победители - это те, кто лучше и проффесиональней воюют, в том числе, в экономической и в идеологической сферах. Они же и определяют правовые и цивилизационные нормы, иерархию общественных ценностей и статусов, границы научного и образовательного предпринимательства. К этому присоединилось ещё и историко социальное и социо-биологическое созревание самого интеллекта того или иного народа, адаптивно принимающего давление победителя.

Хай! Всегда стремись к постижению смыслов и целей тайнознания, к первопричинам человеческого социально-политического бытия и действий геополитической мысли.

Ученик спросил учителя: может ли существовать национальная наука?

Учитель ответил: по конечным результатам, в чистом виде нет! Но по методам достигания целей (этих конечных результатов), стилю работы, организации работы, ментальности, уходящей корнями в язык, характер и т.д., а также по собирательному потенциалу доброположенности коллектива и отдельного члена его (учёного) существует! Существует национальная душа, определяющая своеобразие вхождения в истину и испытания её. Ещё существует национальный тип мышления, производный от этой души;

а тип мышления является составной частью усвояемого и выдаваемого знания и передаётся членам социума столь же естественно, как и родной язык. От нации к нации заметно отличаются научные методы, выбор и характер экспериментов и гипотез, их взаимное соотношение и их значение для хода и целей исследования.

Духовное мироощущение и мироотражение каждого народа характеризует своеобразие его духовной сущности. Духовная сущность народа уходит своими корнями в коллективное бессознательное, в религиозное мировосприятие, в коллективное переживание души и проявляется в культуре, художественных творениях, в деяниях мудрецов и пророков. Поэтому может существовать национальная философия – понятие не только допустимое, но и необходимое!

Иными словами: наука национальна, а истина вненациональна.

Идеи философии глубочайшим образом выражают душу народа, его внутренний духовный опыт, сокровенные чаяния и мечты. «Философия – не что иное, как антология Высшей сущности, её самопроявление: акт возбуждения реального «я»

идеальным «Я». Философия лежит в основе всех проявлений духа, и настойчивая потребность философствовать есть потребность реального «я», - чтобы подняться сознанием, пробудиться и стать духом» - говорит Варпет.

Философия, по мнению Давида Анахта, должна помочь человеку различить добро и зло, истину и ложь, достичь душевной добродетели и нравственного духовного совершенства. Логикой необходимости, НИ мы разделили на две части теоретическую и прикладную. Философию Давид также делит на две основные части: на теорию и практику. Такое подразделение выводится им из необходимости природы человека к размышлению о двух вещах: об объективном сущем и о своём месте в этом объективном мире. В соответствии с таким разделением теоретическая - 381 философия стремится познать всё сущее, а практическая - всё то, что ведёт человеческую душу к добру и любви. Эту задачу мы и пытаемся выполнить в НИ!

Давид даёт шесть определений философии: «философия есть наука о сущем, как таковом»;

«философия есть наука о божественных и человеческих вещах»;

«философия есть забота о смерти»;

«философия есть подражание Богу, совершаемое в меру сил человеческих». Последние два определения основаны на понимании отношения философского познания ко всем остальным наукам и на этимологическом составе слова «философия»: «философия есть искусство искусств и наука наук»;

«философия есть любвь к мудрости».

Возможно ли возрождение армянской философии? В средневековье армяне имели свою философию;

выражением души народа в философии является его эпос. НИ – первый камень в фундамент новой армянской философии. Цельность духа народа обретается верой, интегральным сосредоточием души, цельностью его идей и идеологии. НИ и национальная философия составляют стержень национального самосознания. Императивы национальной философии и Идеологии не передаются «книжным» путём, подобно научной или технической информации, а ещё переживаются.

Однако философия делая вещи более «тяжёлыми», а понимание более сложным, как кокетливая девица, играя недоступностью, заставляет подходить с осторожностью к её особе и мыслить избирательно. Как шахматная культура, философия - гимнастика логики и разнообразных вариаций мыслительных конструкций. В этом её самоценость. В философии следует меньше всего искать ответов на происходящие события истории. История не подчиняется философскому детерминизму. Философия не является их причиной, она не питает эти события энергией, не захватывает умы народов, не определяет формы и последствия действий политических сил. Она не есть знание, которыми постигнув, можно повести судьбы народов, она даже не имеет единых критериев. Философия не даёт целостное понимание вселенской действительности и мира человека, существующих как бесчисленная многомерность, сложность и противоречивость, ибо каждая «философия» познаёт этот мир с одной точки зрения (одной формы учения). И наоборот, на одно и то же явление, социальное или природное, на одну и ту же социально-политическую формацию существует несколько точек философского зрения, потому что это «зрение» зависит от выбранной позиции наблюдения исследователя. Но даже когда утверждают о преемственности общественной формации и философского учения, об их единстве, незыблемости, на котором основана эта формация выясняется вопиющее несоответствие теории философии и политической практики «философии». Действие в мире может несоответствовать философии об этом мире, поэтому положение в мире зависит не от философии, а от действий. В одной философской формуле могут быть помещены разные контексты.

Цель философии - логическое прояснение истины;

цель религии - духовное постижение истины.Философия нацелена на связь смыслов. Философия никогда не решает загадки мира - она их ищет. Что придаёт философии осмысленность и целостность между её бесчисленными течениями и точками зрения? - Связь! Связь между древней философией, той, что была столетия назад, вчера, сегодня и то, что будет завтра, ставящая одни и теже вопросы, с одним и тем же разномыслием.



Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 28 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.