авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

«Ашвагхоша Жизнь Будды Калидаса Драмы Перевод К. Бальмонта Москва «Художественная литература» ...»

-- [ Страница 9 ] --

Вот вечерний алтарь засветился, Пламя жертвы идет высоко, Но, как грозные, красные тучи, Привиденья толпятся кругом 64, Исполинские тени бросая, Что уходят до самых небес.

Иду.

(Прислушиваясь. С решительностью.) (Уходит.) ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ Входят д в е п о д р у г и, собирая цветы.

А н а с у й я. Приамвада, теперь наша милая Сакун тала надлежащим образом вступила в вольное супру жество 6 5, и супруг ее достоин ее. И, однако же, я беспо коюсь.

П р и а м в а д а. О чем?

А н а с у й я. Жертвоприношение свершено, и отшель ники сегодня отпустили доброго царя. Он вернулся в го род, а там он окружен сотнями придворных женщин.

Я спрашиваю себя, вспомнит ли он бедную Сакунталу или нет.

П р и а м в а д а. Тебе нечего об этом беспокоиться.

Люди с таким красивым ликом не могут не быть бла гими. Но тут есть о чем другом подумать. Я не знаю, что скажет отец, когда он вернется из паломничества и услы шит об этом.

А н а с у й я. Я думаю, он будет доволен.

П р и а м в а д а. Почему?

А н а с у й я. А почему нет? Ты знаешь, ведь он хотел отдать свою дочь достойному возлюбленному. Если сама судьба это выполнила, почему бы отец не был счаст лив?

П р и а м в а д а. Хочу думать, что ты права. (Смотрит на свою цветочную корзинку.) Милая, мы собрали достаточно цветов для жертвенника, они уже томятся по жертвоприношению.

А н а с у й я. Но мы должны сделать приношение бо гам, которые блюдут супружеское счастие Сакунталы б 6.

Лучше нам собрать побольше цветов.

П р и а м в а д а. Хорошо, конечно.

Они собирают цветы.

Голос за с ц е н о й. Кто приветит меня, прихо дящего?

А н а с у й я (прислушиваясь). Милая, там гость ка кой-то пришел.

П р и а м в а д а. Сакунтала дома. (Размышляя.) Да, но сегодня сердце ее далеко. Пойдем, у нас достаточно цветов.

Собираются уходить.

Г о л о с з а с ц е н о й. Ты осмеливаешься пренебрегать таким гостем, как я?

За то, что всем сердцем ослепшим Прилипла к любимому ты, Меня не увидев, который Всю жизнь в покаянье провел, Тебя да не вспомнит ушедший, Слова да забудет свои, Да будет — как хмелю подвластный, А ты — как забытый рассказ.

Две подруги слушают и выказывают глубокое огорчение.

О милая! То случилось, чего и нужно было бояться.

Сакунтала рассеялась и оскорбила какого-нибудь достой ного человека своим невниманием.

А н а с у й я (глядя вперед). Милая, это не первый встречный. Это великий мудрец Дурвасас, гневный б 7.

Смотри, как он шагает.

П р и а м в а д а. Ничто так не горит, как огонь 6 8.

Беги упади к его ногам, приведи его обратно, а я при готовлю воды омыть ему ноги.

А н а с у й я. Бегу. (Уходит.) П р и а м в а д а (спотыкаясь). Вот еще. Я споткну лась впопыхах, и корзинка с цветами упала у меня из рук. (Собирает рассыпанные цветы.) А н а с у й я возвращается.

А н а с у й я. Милая, он весь горит от гнева. Кто сможет укротить его? Я только умягчила его не множко.

П р и а м в а д а. И это уже очень хорошо для него.

Расскажи мне, как было.

А н а с у й я. Когда он не захотел вернуться, я упала к его ногам и стала умолять его. «Святой владыка,— сказа ла я, — вспомни прежнюю ее благоговейность и прости это прегрешение. Дочь твоя не узнала сегодня великую и святую твою власть».

П р и а м в а д а. И потом?

А н а с у й я. Тогда он сказал: «Слова мои должны исполниться. Но проклятие утратит свою силу, когда лю бящий увидит талисман, данный им на память». И он исчез.

П р и а м в а д а. Ну, мы можем теперь вздохнуть.

Уходя, добрый царь надел Сакунтале на палец кольцо, где начертано его имя, чтобы она помнила его. Это ее спа сет.

А н а с у й я. Идем, мы совершим за нее жертвопри ношение.

Идут.

П р и а м в а д а (смотря). Вон она как раз, смотри, Анасуйя. Стоит и щекою на левую руку оперлась 7 0. Вся как на картине. Она думает о нем. Как могла бы заметить она гостя, когда забыла себя?

А н а с у й я. Приамвада, не будем говорить об этом, пусть между нами это останется. Нам нужно беречь ее.

Ты знаешь, какая она хрупкая.

П р и а м в а д а. Придет ли кому в голову горячей водой поливать жасмин?

Обе у х о д я т 7 |.

Р а н н е е утро. В х о д и т у ч е н и к К а н в ы, т о л ь к о что п р о с н у в ш и й с я.

У ч е н и к. Отец Канва вернулся из паломничества и велел мне узнать, сколько сейчас времени. Выйду на открытый воздух и посмотрю, сколько еще осталось ночи. (Уходит и осматривается.) А! Занимается заря.

Уж Месяц, владыка целебных растений, Ушел за вершину Закатной горы, И солнечный круг на востоке восходит, Восходят, заходят два ока небес 7 2.

И еще:

С ушедшей Луною закрылись нимфеи, Лишь память осталась от их красоты, Ах, тяжко любить, если девушка любит, А тот, кто любим ей, далеко ушел.

И еще:

Росинки на ягодах медлят, сверкая, Павлин пробудился и с кровли ушел, И близ алтаря поднимаются лани, Поспали и снова приветствуют жизнь.

И еще:

Луна, что касалась вершин высочайших И тьму разрезала в средине небес, Ниспала, упала, лишилась сиянья.

Была в высоте и к низинам ушла.

А н а с у й я (входит поспешно. К самой себе). Это вот и случается с невинным. Царь обошелся с Сакунталой бесстыдно.

У ч е н и к. Пойду скажу отцу Канве, что пришел час утренней жертвы.

А н а с у й я. Занялась заря. Я проснулась светлая, проснулась рано. Но что буду я делать теперь, проснув шись? Ноги меня не слушаются, и обычное дело валится из рук. Так вот бывает, когда любят 7 3. Милая девушка, с чистым сердцем, доверилась ему, изменнику. Впрочем, нет, это не вина доброго царя, это — проклятие Дурваса са. А то как бы мог добрый царь говорить так красиво и потом за все это время не прислать даже весточки?

(Размышляет.) Да, нужно будет послать ему кольцо, ко торое он оставил на память. Но кого мы об этом можем вопросить? В отшельниках мало сочувствия 74, они не страдали. И вот хоть мне кажется, хоть я уверена, что нас осуждать здесь не за что, мы не решаемся сказать отцу Канве, что Сакунтала вступила в супружество с Ду шиантой и ожидает ребенка. Что же нам делать теперь?

Входит П р и а м в а д а.

П р и а м в а д а. Идем, Анасуйя, идем. Нужно соби рать Сакунталу в дорогу.

А н а с у й я (удивленная). Что ты хочешь сказать, милая?

П р и а м в а д а. Слушай. Я как раз пошла к Сакун тале спросить, хорошо ли она спала.

А н а с у й я. Ну?

П р и а м в а д а. Она закрывала лицо руками от сты да, а отец Канва обнимал и ободрял ее. «Дитя мое,— ска зал он,— я несу тебе добрую весть. Жертвенное прино шение упало прямо в священный огонь, и дым благого предзнаменования поднялся к приносившему жертву.

Заботы мои о тебе и тревоги были как наука, преподан ная доброму ученику: они не принесли мне никакого со жаления. В этот самый день, сегодня, я дам тебе в провожатые отшельников и пошлю тебя к твоему су пругу».

А н а с у й я. Но, милая, кто же сказал об этом отцу Канве?

П р и а м в а д а. Голос с неба произнес стих, когда он вошел в святилище Огня.

А н а с у й я (удивленная). Что он сказал?

П р и а м в а д а. Слушай.

Браман, узнай, что Сакунтала — точно мимоза, Пламенем полная тайным, что вспыхнуть должно.

Царь прикоснулся лучом к ней живого касанья, Миру на благо означится тайный огонь 7 5.

А н а с у й я (обнимая Приамваду). Ах, я так рада, так рада, милая. Но мне и грустно также в моей радо сти, когда подумаю, что сегодня же мы лишимся Са кунталы.

П р и а м в а д а. Нам нужно прятать теперь нашу грусть, как только можем. Сакунтале нужно быть счаст ливой сегодня.

А н а с у й я. Вот тут на манговом дереве висит на ветке корзиночка из кокосового ореха. Я цветочной пыль цы положила туда. Она свежая. Ты завернешь ее в лист лотоса, я дам тебе также для священного обряда 7 Ь желтого порошка и землицы со святого места и листьев от птичьего проса — все на счастье.

Приамвада делает это. Анасуйя уходит.

Г о л о с з а с ц е н о й. Гаутами, попроси достойного Сарнгараву и Сарадвату приготовиться сопровождать мою дочь Сакунталу.

П р и а м в а д а (прислушиваясь). Скорей, Анасуйя, скорее. Они зовут отшельников, которые идут в Гастина пуру п.

Входит А н а с у й я с разными вещами для священного обряда.

А н а с у й я. Идем, милая, спешим.

Идут.

П р и а м в а д а (смотря вперед). Вон Сакунтала.

С восходом солнца она искупалась, как должно, и от шельницы дают ей в знак приветствия рисовые лепешки и желают счастья. Пойдем к ней.

Обе идут. Входит С а к у н т а л а с теми, кто окружает ее, как описано, и Г а у т а м и.

С а к у н т а л а. Святые жены, я приветствую вас.

Г а у т а м и. Дитя мое, прими счастливое поименова ние царицы, в нем знак, что супруг твой чтит тебя.

О т ш е л ь н и ц ы. Милая, да будешь ты матерью ге роя.

Все уходят, кроме Гаутами.

Д в е п о д р у г и (приближаясь). Хорошо ли иску палась, милая?

С а к у н т а л а. Доброе утро, девушки. Присядьте.

Д в е п о д р у г и (садясь). Стой теперь прямо, мы совершим счастливый обряд.

С а к у н т а л а. Это часто случалось, но сегодня я вдвойне благодарна. Будут ли когда еще подруги мои украшать меня? (Плачет.) Д в е п о д р у г и. Не нужно плакать, милая, в эти счастливые мгновения. (Вытирают слезы и украшают ее.) П р и а м в а д а. Ты так красива, лучших нужно было бы тебе украшений. Это прямо обидно давать тебе эти прикрасы Пустыни.

Входит Г а р и т а, юноша с украшениями.

Г а р и т а. Вот украшения для нашей госпожи.

Женщины смотрят на него с удивлением.

Г а у т а м и. Гарита, сын мой 78, откуда эти вещи?

Г а р и т а. Священною силой отца Канвы.

Г а у т а м и. Создание его мысли?

Г а р и т а. Не вполне. Слушайте. Отец Канва послал нас нарвать цветов с деревьев для Сакунталы, и вдруг:

На дереве одном, как лунный белый плод, Висело шелковое свадебное платье, С другого красная сочилася камедь, Которой пальцы ног охотно красят девы, И руки виделись невидимых существ, Подобные ветвям дерев цветущих нежно, Все драгоценности они давали нам, Каких бы только мы от них ни пожелали.

Приамвада (смотря на Сакунталу). Пче ла родиться может в дупле древесном, но любит она мед, собираемый с лотоса.

Г а у т а м и. Эта изысканная милость незримых су ществ есть знак, что ты царски будешь счастлива во двор це у твоего супруга.

С а к у н т а л а выказывает смущение.

Г а р и т а. Отец Канва пошел на берег Малини совер шить омовение. Пойду скажу ему о милости, оказанной нам деревьями. (Уходит.) А н а с у й я. Милая, мы, бедные девушки, никогда и не видывали подобных украшений. Как нам украсить ими тебя? (Она думает и смотрит на украшения.) Но мы видали картины. Быть может, мы сумеем надеть их на те бя как следует.

С а к у н т а л а. Я знаю, *ы умные.

Две подруги украшают ее.

Входит К а н в а, окончив омовение.

Канва Сакунтала сегодня в путь уходит, С ней расстаюсь, и грусть во мне встает, Как только я подумаю об этом, Я вдаль смотрю, и взор мой полон слез.

Меня любовь и жалит и терзает.

Хоть я живу, не ведая жены, Не ведая детей, отшельник мирный,— Так как же должен чувствовать отец, Что с дочерью своей расстаться должен?

(Ходит взад и вперед.) Д в е п о д р у г и. Вот, Сакунтала, мы украсили тебя.

Надень теперь это красивое шелковое платье.

Сакунтала встает и надевает его.

Г а у т а м и. Дитя мое, тут отец твой. Глазами своими он прощально обнимает тебя, и глаза его полны слез ра дости. Приветь его хорошенько.

Сакунтала стыдливо приветствует его, кланяясь.

К а н в а. Дитя мое,— Как Сармишта, супруга Яйяти 80, Добродетелью меряй любовь И роди нам царевича-сына, Чтобы правил он целой Землей.

Г а у т а м и. Дитя мое, это не мольба, а благослове ние.

К а н в а. Дочь моя, обойди теперь кругом, слева на право, Огонь, в который только что брошено жертвопри ношение.

Все обходят Огонь 81.

Огонь горит на очаге, Огонь восходит с алтаря, Горит священная трава, Огонь взбегает к небесам.

Как жертва съедена Огнем, Светло пылающим Огнем, Так тени были,— где оне?

Исчезли в пламенном Огне.

Прими, все темное гоня, Благословение Огня.

Сакунтала обходит огонь слева направо.

Теперь можно и в путь, дочь. (Осматривается кругом.) Где же Сарнгарава и Сарадвата?

Входят два у ч е н и к а.

Д в а у ч е н и к а. Мы здесь, отец.

К а н в а. Сарнгарава, сын мой, веди сестру свою.

С а р н г а р а в а. Идем.

Все идут.

К а н в а. Деревья рощи благоговейной, где живут су щества незримые, Услышьте голос мой, она уходит, Она, что не решалася испить, Пока не напоит вас свежей влагой, Она, что, украшения любя, Цветов с ветвей зеленых не срывала, И каждой почке радовалась здесь, И праздником ей был цветок здесь каждый, Сакунтала идет к супругу в дом;

Благословите путь ее далекий И ласковое молвите «прощай».

Раздается крик кукушки.

Сарнгарава (прислушиваясь) Деревья услышали слово твое, Как братья родные ответили, И птица лесная, прощаясь с сестрой, Протяжно кукует Сакунтале.

Незримые существа Пусть взор твой с цветами лилейными нежно встречается, Пусть тень от деревьев смягчает полуденный зной, Дорожная пыль пусть в цветочную пыль превращается, И мир и веселье в пути да пребудут с тобой.

Все слушают с изумлением.

Г а у т а м и. Дитя мое, незримые существа священ ной рощи прощаются с тобой. Они любят родных своих.

Преклонись перед священными.

С а к у н т а л а (преклоняется. В сторону, к Приамва де). Приамвада, мне очень хочется увидеть супруга, и все же ноги мои не хотят идти. Трудно, трудно оставить обитель.

П р и а м в а д а. Не только тебе грустно при этом рас ставанье, милая. Смотри, вся роща чувствует разлуку.

Лани роняют траву изо рта, не глотая, Пляску не хочет продолжить павлин, Желтые листья вьюнок уронил, извиваясь, Листья, как слезы, упали, грустя о тебе.

С а к у н т а л а (что-то вспомнив). Отец, я должна проститься с любимой моей сестрой среди лиан и цветов, с Лунным Светом Лесным.

К а н в а. Я знаю, как ты любишь эту лесную сестру свою. Вот она как раз направо от тебя.

С а к у н т а л а (приближаясь к жасмину и обнимая растение). Сестра лесная, Лунный Свет Лесной, обними меня и ты руками своими, этими ветвями. Я завтра уже буду далеко от тебя. Отец, заботься о ней, как ты забо тился обо мне.

Канва Еще недавно, дочь моя, Я был в заботе о тебе, Но вот ты милого нашла, Вполне достойного тебя.

Так с древом манговым та ветвь В лесной вступила нежный брак, Я от забот освобожден, Но буду думать я о вас.

А теперь в путь.

С а к у н т а л а (подходя к двум подругам). Милые девушки, и вы тоже заботьтесь об этой сестре моей.

Д в е п о д р у г и. А кто же будет заботиться о нас, бедных? (Заливаются слезами.) К а н в а. Анасуйя, Приамвада! Не плачьте! Это вы должны утешать Сакунталу.

Все идут.

С а к у н т а л а. Отец, тут есть одна лань, у которой должен родиться скоро маленький. Когда она будет счастливой матерью, смотри, непременно пошли мне ко го-нибудь с этой вестью. Не забудь.

К а н в а. Не забуду, дитя мое.

С а к у н т а л а (спотыкаясь). О! о! Кто это держит мне платье и не пускает меня? (Оборачивается, чтобы посмотреть.) Канва Это лань, что когда-то обрезала губы Острой осоки листом, Ты ее исцелила смягчающим маслом, Ты из рук ей давала пшена, И она, полюбивши тебя благодарно, Уж не хочет тебя отпускать.

С а к у н т а л а. Милая, зачем ты идешь за мной, ко гда я ухожу из дому? Твоя мать умерла, когда ты роди лась, и я тебя вырастила. Теперь я тебя оставляю, и отец Канва о тебе позаботится. Иди назад. Иди назад. (Отхо дит, плача.) К а н в а. Не плачь, дитя мое. Смелее. Смотри на доро гу, что перед тобой.

Сдержи накипание слез, Они затуманят глаза твои, На длинных ресницах дрожа,— Споткнешься, дорога неровная.

8о С а р н г а р а в а. Святой отец, Писание учит нас, что мы должны провожать уходящего любимого только до первой воды. Прошу, дай нам свои поручения на бе регу этого прудка и потом вернись домой.

К а н в а. Так помедлим в тени этой смоковницы.

Все останавливаются.

Что поручить мне передать нашему царю Душианте?

(Размышляет.) А н а с у й я. Милая, нет ни одного живого существа во всей нашей роще, которое не печалилось бы, прощаясь с тобой. Взгляни:

Цесарка забыла о милом дружке, Напрасно ее он зовет.

За лотосом прячась, он грустно кричит:

«Услышь, я тоскую, услышь».

К а н в а. Сарнгарава, сын мой, когда предстанет Са кунтала перед царем, передай ему от меня следующее:

Прими во вниманье, что наше богатство Теперь в отреченье одном.

Что доблестный род твой всегда был высоким, Что эта любовь не от нас.

Прими же ее между жен, что ты любишь, Почти, как других ты почтил, Что больше, то будет судьбы повеленье, Бессильны мы здесь предрешать.

С а р н г а р а в а. Я не забуду слов твоих, отец.

К а н в а (обращаясь к Сакунтале).Дитя мое, теперь я дам совет мой. Хоть я в лесу живу, я немного знаю мир.

С а р н г а р а в а. Истинная мудрость, отец, дает за глянуть во все.

К а н в а. Дитя мое, когда ты вступишь в дом твоего супруга,— Слушайся старших своих, что душой руководят, К женам другим благовольной и ласковой будь, Гневной с супругом не будь и не будь с ним упрямой, Если бы даже обидел тебя чем-нибудь, С слугами вежливой будь, как ты только умеешь, Не заносись в своем счастье, в свой день не гордись, Девушка может так стать благородной супругой, А своевольная — бремя и скорбь для семьи.

Или что об этом молвит Гаутами?

Г а у т а м и. Это мудрый совет для новобрачной.

(К Сакунтале.) Не забудь его, дитя мое.

К а н в а. Подойди обними меня, дочь моя, и обними подруг своих.

С а к у н т а л а. Ах, отец! Мои подруги тоже должны вернуться домой?

К а н в а. Дочь моя, они тоже однажды выйдут замуж.

Они не могут поэтому идти с тобой к царскому двору.

С тобой пойдет Гаутами.

С а к у н т а л а (охватывая руками своего отца). Ото рвала меня от отцовской груди, как лозу от санталового дерева на Малабарских холмах. Как быть мне, как жить мне в чужой земле? (Плачет.) К а н в а. Что ты туманишься так, дочь моя?

Раз будешь ты ценимою супругой Близ доблестного мужа своего И, каждый миг обязанности помня, Достойною окажешься женой, И вскоре чрез тебя дитя возникнет, Как на востоке Солнце в ранний час,— Не вспомнишь ты иль вменишь только в малость Ту давнюю разлучную печаль.

Сакунтала (падая к ногам отца). Прощай, отец!

К а н в а. Да придет к тебе, дочь моя, все, что я тебе желаю.

С а к у н т а л а (подходя к двум подругам). Обни мите меня, подружки, обе вместе.

Д в е п о д р у г и (обнимают ее). Милая, если доб рый царь вдруг да не сразу признает тебя, ты покажи ему это кольцо, на котором вырезано собственное его имя.

С а к у н т а л а. Вы говорите, и сердце у меня начи нает биться.

Д в е п о д р у г и. Не бойся, милая. Любовь недовер чива.

С а р н г а р а в а (осматриваясь). Отец, Солнце уже достигло середины неба. Ей нужно спешить.

С а к у н т а л а (обнимая Канву еще раз). Отец, когда я увижу опять благоговейную рощу?

К а н в а. Дочь моя,— Ряд долгих лет ты в мыслях у царя Царицей будешь наравне с Землею, И сын-герой, твой сын и Душианты, С избранницею вступит в светлый брак И примет от отца тяготы власти,— Тогда с царем придешь ты в эту рощу, В немую Пустынь, где молчит гроза.

Г а у т а м и. Дитя мое, уходит время, нужно тебе отбыть. Скажи отцу, чтоб он вернулся. Но нет, она ни когда этого не скажет. Прошу, владыка, вернись до мой. t К а н в а. Дитя, ты нарушаешь мои обязанности в бла гочестивой роще.

С а к у н т а л а. Да, отец. Не томись обо мне. Ты и так истомляешься всем служением своим. Но я о тебе буду томиться.

К а н в а. Как не томиться (вздыхает).

Ты риса зерна рассыпала Пред дверью здесь 8 6.

Зазеленеют приношенья, Как стебли трав, И вспомяну тебя, родная, Здесь в тишине.

Иди. И светлый мир да идет с тобою.

Сакунтала уходит с Гаутами, Сарнгаравой и Сарадватой.

Д в е п о д р у г и (смотря ей вслед. Печально). А-а!

Уж Сакунталы не видно среди деревьев.

К а н в а. Анасуйя! Приамвада! Подруга ваша ушла.

Сдержите печаль свою и идите за мной.

Д в е п о д р у г и (начинают возвращаться). Отец, роща кажется такой пустой без Сакунталы.

К а н в а. Такие мысли — от любви. (Идет, погру женный в размышления.) Ну вот, я отослал Сакунталу в дом к супругу. И снова я стал самим собой. Так и долж но быть.

Девушка — это чужое сокровище, Нежным рукам я его отдаю, Мужу отдав, что ему надлежало здесь, Чувствую в сердце опять тишину, Небо священный залог даровало мне, Я его честно теперь возвратил.

Все уходят.

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ Выходит ц а р е д в о р е ц 8 7.

Ц а р е д в о р е ц (вздыхая). Увы! Увы! До чего до шел я!

Когда камышовой тростью Играл и помахивал я, Была она в женских покоях, В дворцовых, отличьем моим, Но ноги мои ослабели, И ныне она как костыль.

Царь во дворце. Я должен доложить ему о неотложном деле, требующем его внимания. (Делает несколько ша гов.) Но в чем дело? (Припоминает.) Да, вспомнил.

Некие отшельники, ученики Канвы, желают видеть его величество. Странно, странно.

Ум сердца — как лампада, Где масла уж немного, Одну минуту вспыхнет, А там совсем темно.

(Ходит взад и вперед и осматривается.) Вот государь.

Пока отеческой заботой Он подданных не наградит, Неутомим в своем вниманье, Не ищет отдыха себе.

Так мощный слон, пока все стадо Не приютит в густой тени, Как бы не избегает Солнца, Идя бестрепетно вперед.

По правде сказать, я не решаюсь сообщить царю о при бытии учеников Канвы. Он только что покинул трон пра восудия. Но цари никогда не устают.

Ведь Солнце огненных коней S Не отпрягает никогда, И ветер, запах трав неся, Он веет ночью, веет днем, И в безднах, царь могучих сил, Тысячеглазый Сеша-змей, Возносит Землю к высоте, И все не падает Земля.

(Ходит взад и вперед.) Входят царь, шут и свита.

Ц а р ь (выказывает озабоченность). Каждый человек счастлив, когда он выполняет свое желание,— только не царь. Его затруднения возрастают с его властью.

Достигнешь владений — убьешь честолюбье, И вместо стремленья — лишь сонмы забот, Достоинство царское — зонтик от Солнца 8 9, Ты держишь — и лишь утомилась рука.

Д в а п р и д в о р н ы х п о э т а (за сценой). Победа вла стителю!

Первый поэт Мир охраняя каждый день, Его ты бережешь собой, Так дерево роняет тень, Приют скитальцу в жаркий зной, И солнце жжет, но отдых — тут, И люди отдыхать придут.

Второй поэт Бежит от царского жезла Бесчинно мыслящий порок, Ты защищаешь всех от зла, И бескорыстно ты высок, Богатых друг и бедняков, Ты всем равно помочь готов.

(Слушая.) Странно. Я был утомлен своими обязанно стями, но эти слова возродили мой дух.

Ш у т. Разве бык забывает, что он устал, когда мы называем его предводителем стада?

Ц а р ь (улыбаясь). Ну хорошо, сядем.

Садятся, свита располагается в порядке.

За сценою слышится лютня.

Ш у т (слушая). Послушай-ка, приятель, что там происходит, где музыка. Кто-то играет на лютне, да и пре восходно. Полагаю, что это владычица Гансавати играет.

Ц а р ь. Помолчи, я хочу слушать.

Ц а р е д в о р е ц (смотрит на царя). О, царь занят.

Я должен подождать. (Стоит в стороне.) П е с н я за с ц е н о й Медолюбивая пчела, Цветок ты целовала манго, Ты ранним летом отдала Тому цветку всю нежность страсти.

Так как же может для тебя Быть искушеньем белый лотос?

И, этот свежий мед любя, Ты вправду чувствуешь блаженство?

Ц а р ь. Что за песня? Она ворожит.

Ш у т. Ты, человече, что ж, не понимаешь слов человеческих?

Ц а р ь (улыбаясь). Царице Гансавати я раньше предавался. Упрек исходит от нее. Друг Мадгавия, поди скажи от моего имени царице Гансавати, что упрек ее нежно-изящен.

Ш у т. Слушаю, повелитель. (Встает.) Но, знаешь что, человече добрый, тебе, кажется, нравится чужими руками медведя из берлоги тащить? У меня сейчас столько же благих вероятий спастись, как у подвижника, который не забыл свои страсти.

Ц а р ь. Иди. Умягчи ее — как подобает человеку благородному.

Ш у т. Как видно, приходится. (Уходит.) Ц а р ь (к самому себе). Почему так вниманье мое приковалось к этой песне? Ведь я ж не разлучен с люби мой. И однако:

Увидев то, что восхищает, Услышав музыку вдали, Мы ощущаем грусть невольно, Припоминает смутно дух То сладко-радостно-родное, Что было с нами до Земли 91, Как мы любили до рожденья, Как были счастливы не здесь.

(Выказывает зачарованную внимательность, что исхо дит от вещей, вспоминаемых с трудом.) Ц а р е д в о р е ц (приближаясь). Победа тебе, го сударь. Здесь вот некие отшельники пришли, что живут в лесу у подножия Гималаев. Они пришли с женщинами и принесли тебе весть от Канвы. Что будет тебе благо угодно решить о них?

Ц а р ь (удивленный). Отшельники? С женщинами?

От Канвы?

Ц а р е д в о р е ц. Да.

Ц а р ь. Попроси от моего имени жреца моего Сома рату принять этих отшельников, как предписывает нам Священное писание, и пусть* он сам приведет их ко мне. Я буду ждать их в месте, надлежащем для приема.

Ц а р е д в о р е ц. Слушаю, государь. (Уходит.) Ц а р ь (вставая). Ветравати, проводи меня к свя тилищу Огня.

П р и в р а т н и ц а. Иди за мною, государь. (Она идет.) Вот, повелитель, взойди на священный выступ, тебя ждет святилище Огня. Оно красиво, чисто, только что выметено, и корова, дающая молоко для жертвы, тут рядом. Прошу тебя.

Ц а р ь (стоит, опершись о плечо одного из свиты).

Ветравати, с какою мыслью отец Канва прислал этих отшельников ко мне?

Препятствия для жертвоприношений, Быть может, злая воля создала?

И, предвозвестий полные вначале, Они не нарушаются ль опять?

Иль кто обидел тех животных мирных, Что в этой роще набожной живут?

Или растенья не дают расцвета, Веля мне оглянуться на себя?

Сомнений я исполнен и вопросов, Не нахожу ответа и смущен.

П р и в р а т н и ц а. Как могло бы случиться подоб ное в обители, что находится под сенью царской твоей длани? Нет, как я полагаю, они пришли с данью к царю своему и приходят приветствовать его в благочестивом его правлении.

Входит домашний ж р е ц царя и ц а р е д в о р е ц, ведя д в у х у ч е н и к о в Канвы, с Г а у т а м и и С а к у н т а л о й.

Ц а р е д в о р е ц. Прошу вас, идите за мной.

С а р н г а р а в а. Друг Сарадвата, Здесь все горит от суетного блеска, Но царь благой средь дней мирских Дорогой правосудия проходит, Не отступая от добра,— Я все же так привык к уединенью, Что, видя эту пышность всю, Как будто вижу пламени пожара, Огнем и дымом полный дом.

С а р а д в а т а. Твое чувство, Сарнгарава, при входе в город совершенно справедливое. Что до меня,— Уйдя от мира и мирского, На них на всех я так смотрю, Как тот, кто только искупался, На тех, кто в масле и грязи, Как чистый смотрит на нечистых, Как умудренный на слепых, Как тот, кто бодрствует, на сонных И как свободный на рабов.

Ж р е ц. Потому так и велики люди, подобные нам.

С а к у н т а л а (замечая злое предзнаменование).

О, почему дергается правый мой глаз? 9 Г а у т а м и. Да отвратит небо дурной знак, дитя мое.

Счастье да будет с тобою.

Они идут вперед.

Ж р е ц (указывая на царя). Вот, отшельники, тот, кто покровительствует всем из каждого состояния и всякого возраста. Он уже встал и ждет вас. Смотрите на него.

С а р н г а р а в а. Здесь все превосходно, но ничего удивительного! Ибо:

Если ветви в плодах — наклоняются ветви к земле, Облака опускаются книзу, водой наполняясь, И смиренны благие постольку, поскольку богаты, Первобытная сущность в том всех, кто полезен другим.

П р и в р а т н и ц а. Высокий повелитель, отшель ники, кажется, вполне счастливы. Они смотрят на тебя ласково.

Ц а р ь (пристально смотря на Сакунталу). А!

Кто она, кто она, скрытая тканью, Что затемняет ее красоту?

В этой одежде она — точно скрытый Мертвыми листьями нежный цветок.

П р и в р а т н и ц а. Она достойна того, чтобы смо треть на нее, владыка.

Ц а р ь. Довольно. Я не должен смотреть на жену другого.

С а к у н т а л а (прижимая руку к груди. В сторону).

О сердце мое, зачем так трепещешь ты? Вспомни по стоянство любви его и будь смелее.

Ж р е ц (выступая вперед). Привет тебе, государь.

Отшельники были встречены, как повелевает нам Писа ние. Они приходят с вестью от своего учителя. Да бла гоугодно тебе будет выслушать ее.

Ц а р ь (почтительно). Я слушаю.

Д в а у ч е н и к а (поднимая правую руку). Победа тебе, о царь.

Ц а р ь (низко кланяясь). Приветствую вас всех.

Д в а о т ш е л ь н и к а. Всесветлый привет тебе.

Ц а р ь. Совершается ли благочестивое ваше служение беспрепятственно?

Два ученика Какие могут быть препятствия, Когда защита ты благим?

Как может сила тьмы осмелиться, Коль Солнце светит в высоте?

Ц а р ь (к самому себе). Поистине, царское мое имя не пустой звук. (Громко.) В добром ли здравии пребы вает святой Канва?

С а р н г а р а в а. О царь, те, которые имеют молит венную власть, могут повелевать здоровью. Он спраши вает тебя, как преуспеваешь ты, и посылает тебе весть.

Ц а р ь. В чем его повеление?

С а р н г а р а в а. Он говорит: «Так как ты встретил эту дочь мою и вступил с нею в супружество, я даю тебе радостное свое согласие. Потому что — Из достойных людей ты достойнейший И Сакунтала есть воплощение Дел и мыслей благих, Сочетались верховною волею Муж благой с благородной супругою, Благодатен союз.

Она ожидает рождения дитяти. Возьми ее и живи с нею в светлом благочинии».

Г а у т а м и. Да придет к тебе благословение, власти тель. Хотелось бы мне что-нибудь сказать, да не спра шивают меня.

Ц а р ь. Говори, мать.

Г а у т а ми Ни отцу ничего не сказал и ни матери, И с родными ее ты беседы не вел, Вы друг с другом беседу вели, как вы знаете, Будьте ж верны друг другу теперь.

Ц а р ь (слушая с тревожной подозрительностью).

Что означает эта выдумка?

С а к у н т а л а (к самой себе). О, о! Какая надмен ность и какая клевета!

С а р н г а р а в а. «Что означает эта выдумка?» Что означает этот вопрос? Ты, конечно, хорошо знаешь, как все происходит в мире.

Так как мир заподозрит замужнюю женщину, Если в доме родных она только живет, В дом к супругу родные должны отослать ее, Если даже он больше не любит ее.

Ц а р ь. И эта молодая женщина будто бы моя жена?

С а к у н т а л а (печально, к самой себе). О сердце мое, ты боялось этого, и вот это пришло.

С а р н г а р а в а. О царь,— Быть царем — и раскаяться в том, что соделано, Полюбить — и скорее бежать от любви?

Ц а р ь. Что означает это чудовищное обвинение?

Сарнгарава (яростно) О да, такие перемены не редкость в том, Кто, властью упиваясь дерзко, как пьян вином.

Ц а р ь. Этот жалящий упрек несправедлив.

Г а у т а м и (к Сакунтале). Забудь стыд на минутку, дитя мое. Я содвину твое покрывало. Супруг твой узнает тебя тогда. (Делает это.) Царь (внимательно смотря на Сакунталу. К самому себе) Сердце глядит и глядит на нее, Видит ее красоту пред собой, Мыслью стараюсь я вспомнить ее, Мог ли, не мог ли я мужем быть ей,— Ранняя так прилетает пчела, Хочет к жасмину прильнуть на заре, Влагой студеной покрыты цветы, Вьется бессильно пчела над цветком.

П р и в р а т н и ц а (к самой себе). Какой он добро детельный, наш царь. Стал ли бы другой кто колебать ся, если такая жемчужина сама приходит к нему?

С а р н г а р а в а. Тебе нечего сказать, царь?

Ц а р ь. Отшельник, я думал и продумал. Я не могу поверить, чтобы эта женщина была моей женой. Она ожидает рождения ребенка. Как могу я взять ее, при знавая себя этим за прелюбодея? 9 С а к у н т а л а ^ к самой себе). О, о, о! Он даже броса ет тень подозрения на самое супружество наше. Как вы соко вознеслась лоза моей надежды — и вот сломалась.

С а р н г а р а в а. Значит, нет,— Тебе простил отшельник тот позор, Что к дочери его ты прикоснулся, И то, что вору честь он возвратил, Награбленное принося в подарок, Ты даже это обращаешь в грязь, Позор другим позором умножая?

С а р а д в а т а. Довольно, Сарнгарава. Сакунтала, что мы посланы сказать, мы сказали. Ты слышала слова владыки. Ответь ему ты теперь.

С а к у н т а л а (к самой себе). Он так меня любил.

Он так изменился. Зачем напоминать ему о себе? Ах, но мне нужно себя оправдать! Что же делать, попытаюсь.

(Громко.) Дорогой супруг мой! (Останавливается.) Нет, он сомневается, чтобы я имела право так называть его.

Высокий повелитель, чистая любовь раскрыла мое бедное сердце перед тобой в Пустыни. Ты был добр ко мне и дал мне свое обещание. Справедливо ли это, что ты теперь так говоришь со мной и отвергаешь меня?

Ц а р ь (затыкая уши). Довольно, довольно.

Зачем ты хочешь мой род унизить И имя запятнать мое?

Или поток ты, что берег роет, И воду светлую мутит, И подрывает деревьев корни, Что возросли на берегу?

С а к у н т а л а. Хорошо. Если ты так поступаешь, потому что действительно боишься прикоснуться к чужой жене, я устраню твои сомнения, я покажу тебе талисман, который ты сам мне дал на память.

Ц а р ь. Великолепная мысль.

С а к у н т а л а (ощупывая свой палец). О, о! Коль цо... Я потеряла его. (Смотрит скорбно на Гаутами.) Г а у т а м и. Дитя мое, ты молилась святому Гангу в том месте, где сходил Индра. Ты там, должно быть, и потеряла кольцо.

Ц а р ь. Хорошая выдумка, прекрасная.

С а к у н т а л а. Судьба слишком жестока со мной.

Я скажу тебе что-нибудь другое.

Ц а р ь. Да услышу я, что ты имеешь сказать.

С а к у н т а л а. Это было, когда лань ко мне подо шла молодая, приемное детище мое 9 4. Ты пожалел ее и приласкал. «Дай ей испить сперва»,— сказал ты. Но лань не знала тебя и не хотела пить воду из твоих рук.

А когда я протянула ту же воду, она испила. Тогда ты засмеялся и сказал: «Это вот так. Каждый своему ве рит. Вы, обе,— лесные».

Ц а р ь. Как раз таковы женщины — своекорыстные, вкрадчивые, обманные, только чтоб глупцов заманить.

Г а у т а м и. Ты не имеешь права так говорить. Она выросла в благоговейной роще. Она не умеет обманывать.

Ц а р ь. Престарелая отшельница,— Женщины вместе с обманом родятся.

Это заметим мы даже в зверях, В женщинах, полных корысти, подавно.

Так знаменита кукушка меж птиц:

Яйца подкинув другим, улетает.

С а к у н т а л а (с гневом). Недостойный! Ты судишь обо всем по собственному неверному своему сердцу.

Посмел ли бы кто-нибудь сделать то, что ты? Прятаться под личиной добродетели, как зияющий колодец, при крытый сверху травой.

Ц а р ь (к самому себе). Гнев ее искренний, она вы росла в лесу. Вот:

Смотрит прямо, гнев краснеет пламенем в глазах, Речь ее чистосердечна в резкости своей, И дрожат от гнева губы, точно бьет озноб, И приподнятые брови выражают скорбь.

Нет, однако, она увидела, что я колеблюсь в нерешитель ности, и гнев ее притворство.

Когда с тяжелым сердцем Признать *я отказался Любовную ту тайну, Взор вспыхнул у нее, И лук ее любовный В руках ее согнулся, В чрезмерном напряженье Переломился лук.

(Громко.) Поведение Душианты, достойнейшая, изве стно всему царству, но не это деяние.

С а к у н т а л а. Хорошо, хорошо. К чему шла, к тому и пришла. Я поверила царю, я предалась в его руки. Мед был на языке у него, сердце его было из камня. (Закры вает лицо свое краем одежды и плачет.) Сарнгарава Нужно медлить с любовью, и медлить вдвойне, Выбирая товарища тайного;

Если сердца не знаешь того, с кем вдвоем, За любовью увидишь ты ненависть.

Ц а р ь. Почему верите вы этой девушке и обвиняете меня в воображаемом преступлении?

С а р н г а р а в а (презрительно). Мудрость твоя вверх ногами опрокинулась:

Девушке верить, что сроду обмана не знала, Есть безрассудство одно, Мудро же верить тому, кто в обманах искусен, Истинно так.

Ц а р ь. Ага, ты пророчествуешь. Ну, допустим, что я именно такой человек, как ты воображаешь. Что должно случиться со мной, если я обманул девушку?

С а р н г а р а в а. Гибель.

Ц а р ь. И отпрыск рода Пуру захотел бы своей гибели? Как это правдоподобно!

С а р н г а р а в а. К чему извилистые слова? Мы свер шили то, что повелел нам отец. Теперь мы вернемся назад.

Покинь ее или возьми,— Она твоя жена, Неограниченная власть У мужа над женой.

Гаутами, идем.

Идут.

Г а у т а м и (оглядываясь на Сакунталу). Сарнга рава, сын мой, Сакунтала идет за нами и горько плачет.

Что будет делать бедный ребенок, если муж настолько низок, что отвергает ее?

С а р н г а р а в а (оборачиваясь, гневно). Ты, свое вольница! Ты дерзаешь выказывать независимость?

Сакунтала, вздрогнув, отступает в испуге.

Слушай же.

Если ты заслужила весь этот позор, Что отцу с тобой делать, преступная?

Если ж совесть чиста твоя, знай и терпи, В доме мужа и рабство ты вынесешь.

Останься здесь. А мы должны уйти.

Ц а р ь. Ты что ж, пустынник, обманываешь эту жен щину? Да, обманываешь. Припомни:

Ночные цветы раскрываются Месяцу, Дневные на Солнце глядят, И тот, кто страстями владеет, захочет ли Смотреть на чужую жену?

С а р н г а р а в а. О царь, предположи, что ты забыл о прежних поступках своих среди развлечений. Что же, ты бросишь теперь жену свою — ты, боящийся укло ниться от благого?

Ц а р ь. Я тебя спрошу, в чем более греха:

Я не знаю, сошел ли с ума я, Или эта женщина лжет,— Так жену ли законную бросить Или стать любодеем теперь?

Ж р е ц (размышляя). Если все это так...

Ц а р ь. Разъясни мне, учитель мой.

Ж р е ц. Пусть эта женщина остается в моем доме до того, как родится ребенок.

Ц а р ь. Почему?

Ж р е ц. Мудрые звездочеты возвестили тебе, что первому твоему ребенку суждено быть властителем мира. Если у дочери отшельника родится сын с царскими приметами, тогда приветствуй ее и введи ее в свой дворец. Если нет, она должна вернуться к своему отцу.

Ц а р ь. Учитель, это добрый совет.

Ж р е ц (вставая). Иди за мною, дочь моя.

С а к у н т а л а. О мать-земля, раскройся и дай мне могилу. (Уходит, плача, с жрецом, отшельниками и Гаутами.) Царь, память которого, как облаком, окутана проклятием, размышляет о Сакунтале.

Г о л о с а з а с ц е н о й. Чудо! Чудо!

Ц а р ь (прислушиваясь). Что там случилось?

Входит ж р е ц.

Ж р е ц (изумленный). Высокий повелитель, нечто чудесное свершилось.

Ц а р ь. Что именно?

Ж р е ц. Едва ученики Канвы отбыли, Вскинула руки она, застонала, Горький укор возгласила судьбе...

Ц а р ь. И потом?

Жрец Не было грома, но в пламени молний, В свете небесном сияющий лик Эо Возле пруда Небожительниц вспыхнул, Поднял ее и мгновенно исчез.

Все выражают изумление.

Ц а р ь. Учитель, мы уже установили взгляд на это.

К чему размышлять нам еще? Предадимся отдыху.

Ж р е ц. Победа тебе, государь. (Уходит.) Ц а р ь. Ветравати, у меня голова кругом идет. Про води меня в опочивальню.

П р и в р а т н и ц а. Прошу пожаловать, властитель.

Царь (идя, к самому себе) Я не могу отшельницу считать Своей супругой, в памяти нет знака, Но сердце грустно так поражено И убедить меня в другом желает.

Все уходят.

ДЕЙСТВИЕ ШЕСТОЕ Улица перед дворцом.

Входят: н а ч а л ь н и к с т р а ж и 9 6, два с т р а ж н и к а и ч е л о в е к, с руками, связанными за спиной.

Д в а с т р а ж н и к а (нанося удары человеку). Ну, знаток чужих карманов, говори, где ты нашел это коль цо. Это царское кольцо, на нем начертаны буквы, и в нем большой драгоценный камень.

Р ы б а к (выказывая страх). Помилосердствуйте, люди добрые. Не повинен я в таком грехе.

П е р в ы й с т р а ж н и к. Ну, конечно, нет. Царь, верно, подумал, что ты почтенный Браман, и сделал тебе подарок.

Р ы б а к. Выслушайте, сделайте милость. Я рыбак, около Ганга живу. В том самом месте, где Индра схо дил.

В т о р о й с т р а ж н и к. Ты, воровское отродье, мы тебя разве о том спрашиваем, где ты живешь да что делаешь?

Н а ч а л ь н и к с т р а ж и. Не мешай ему, Сучака.

Пусть он все расскажет.

Д в а с т р а ж н и к а. Точно так. Говори, приятель, говори.

Р ы б а к. Я содержу семью свою такими, значит, ве щами, которые ловятся,— рыба, значит,— сетью, ну и на удочку тоже, всячески.

Н а ч а л ь н и к с т р а ж и (смеясь). Тонкого свой ства ремесло.

Р ы б а к. Не говори так, господин добрый, Кто что имеет по наследству, Он это должен сохранить, У мясника лихое дело, А Браман кроток ремеслом.

Н а ч а л ь н и к с т р а ж и. Ну ладно, дальше.

Р ы б а к. Вот, значит, выловил я раз карпа. Начал потрошить, а в брюхе у него это самое кольцо, перстень великолепный. Вот я его и продавал, а вы, господа добрые, тут как тут и заграбастали, значит, меня. Этим самым способом только и получил кольцо. А теперь хоть убейте, я не виноват.

Н а ч а л ь н и к с т р а ж и (нюхая кольцо). Ка жется, тут дело чисто, Джанана. В рыбьем брюхе было это кольцо. Такой, знаешь, запашок от него. Теперь мы разузнаем, как он его добыл. Надо прямо идти во дворец.

Д в а с т р а ж н и к а (к рыбаку). Двигайся, дви гайся, карманник. (Идут.) Н а ч а л ь н и к с т р а ж и. Сучака, вы здесь подо ждите, у главных ворот, пока я не выйду из дворца.

И смотрите в оба.

Д в а с т р а ж н и к а. Иди, господин. Царь, надо думать, будет милостив к тебе.

Н а ч а л ь н и к с т р а ж и. Счастливо оставаться.

(Уходит.) С у ч а к а. Джанака, а начальник наш не торопится там.

Д ж а н а к а. Царя-то ведь не поторопишь запросто.

С у ч а к а. Джанака, чешутся у меня руки (указы - on х вая на рыбака) на месте положить этого карманника.

Р ы б а к. Без всякой причины зачем убивать чело века?

Д ж а н а к а (смотря вперед). Вон начальник идет, и с бумагой от царя. (К рыбаку.) Ну, теперь или своих увидишь, или воронам и шакалам на корм пойдешь ' 0 0.

Входит н а ч а л ь н и к.

Н а ч а л ь н и к с т р а ж и. Живо! Живо! (Замол кает на полуслове.) Р ы б а к. О, о! Порешенный я человек, значит. (Выка зывает уныние.) Н а ч а л ь н и к с т р а ж и. Развяжите его вы. Сво боден рыбный человек. Все в порядке насчет кольца. Царь сам мне это сказал.

С у ч а к а. Отлично, хорошо, господин. Был мертвый человек — и жив. (Развязывает у рыбака руки.) Р ы б а к (низко кланяясь начальнику стражи). Вла дыка, жизнью тебе обязан. (Падает к его ногам.) Н а ч а л ь н и к с т р а ж и. Хорошо, хорошо. Вот в награду посылает тебе царь, по доброте своей. Как раз столько стоит, сколько перстень. Возьми. (Вручает ры баку запястье.) Р ы б а к (радостно беря запястье). Покорнгйше благодарю.

Д ж а н а к а. Покорнейше нужно благодарить ц^ря.

Ведь прямо на виселице, можно сказать, был — и вот словно на слоне едет.

С у ч а к а. Господин начальник, царь, надо думать, очень ценил это кольцо, а то бы не дал такой награды.

Верно, камень в нем большой цены.

Н а ч а л ь н и к с т р а ж и. Нет, не то, что камень тут ценный, любо было царю. Другое тут дело.

Д в а с т р а ж н и к а. А что ж?

Н а ч а л ь н и к с т р а ж и. Как глянул он на кольцо, кого-то царь, верно, припомнил, кого он любит. Как увидел его, так слезами и залился. А вы знаете, это на него не похоже.

С у ч а к а. Хорошую службу ты сослужил царю, гос подин.

Д ж а н а к а. И все из-за этого убийцы рыб, как видится. (С завистью смотрит на рыбака.) Р ы б а к. Берите половину, люди добрые, чтобы было на что выпить.

Д ж а н а к а. Ну, рыбак, ты самый что ни на есть разлюбезный мне друг и приятель. Первое дело теперь пойдем туда, где выпить можно. Припечатаем дельце.

Все уходят.

Дворцовый сад. Появляется М и ш р а к е ш и, пролетая в воздухе.

М и ш р а к е ш и. Мой черед был служить небесным девам 1 0 1. А теперь посмотрю, что тут делает добрый царь.

Сакунтала почти такая, как и я, ведь она дочь Менаки.

И это Менака просила меня о ней осведомиться. (Осмат ривается.) Что же это значит? Сегодня праздник Весны, а я не вижу здесь никаких приготовлений к нему. Я могла бы узнать причину этого силой моего прозрения. Но я сделаю так, как просила меня моя подруга. Хорошо.

Сделаюсь невидимкой и стану рядом с девушками, что здесь в саду. Так все и разузнаю. (Сходит на землю.) Входит д е в у ш к а, смотрит на манговую ветвь, за нею следом идет д р у г а я.

Первая девушка Первая ветка цветистого манго Светит, как вестник весны, Красно-зеленый расцвет благодати, Счастие мне наколдуй.

В т о р а я д е в у ш к а. Что ты там щебечешь про себя, кукушечка? | 0 П е р в а я д е в у ш к а. Хх, пчелка, ты знаешь ведь:

если кукушка увидит, что манго цветет, у ней головка от радости кружится.

В т о р а я д е в у ш к а (радостно). Ах, неужели же вправду весна пришла?

П е р в а я д е в у ш к а. Пришла, пчелка. Как раз время и тебе потерять голову и жужжать, жужжать.

В т о р а я д е в у ш к а. Подружка, поддержи меня, а я встану на цыпочки и цветок этот в жертву любви при несу, на счастье.

П е р в а я д е в у ш к а. Хорошо, только чур, поло вину того счастья мне.

В т о р а я д е в у ш к а. Что ж об этом говорить, по дружка,— мы две как одно. (Опирается на подругу и срывает цветок манго.) Гляди, погляди, цветок еще не раскрылся, а одежка его уж порвалась, и пахнет он так душисто. (Складывая руки.) Я молюсь полновластной любви.

Ветку манго в дар да примет Пятистрельный бог любви, Меткий лук свой напрягая В сердце, спящее вдали, Пусть владыка нежной страсти Сердце дальнего пронзит, А у девушки те стрелы Пусть ударятся о щит.

[ (Бросает цветок манго вверх.) Входит ц а р е д в о р е ц.

Царедворец Стой, глупая. Царь (гневно).

строго-настрого запретил праздновать праздник Вес ны. А вы тут смеете срывать цветы манго?

Д в е д е в у ш к и (испуганные). Прости нас, вла дыка. Мы не знали этого.

Ц а р е д в о р е ц. Как? Вы не слыхали о повелении царя, которому даже деревья повинуются и птицы, кото рые на них гнезда вьют? Смотрите же:

Уж время манго расцвести,— Цветок раскрыться не желает, Уж амарант совсем зардел,— Не может почка распуститься, Пора студеная прошла,— И все ж кукушка не кукует, И даже бог любви, колчан Схватив, лишь стрелы полувынул.

М и ш р а к е ш и. Сомнения нет. Этот добрый царь имеет чудодейственную власть.

П е р в а я д е в у ш к а. Только несколько дней тому назад, владыка, нас послал к государю шурин его, Митра васу, чтобы работать в саду. Вот почему мы об этом и не слыхали.

Ц а р е д в о р е ц. Не делайте этого другой раз.

Д в е д е в у ш к и. Владыка, нас любопытство раз бирает. Если можно нам, по малости нашей, знать, про сим тебя, расскажи нам, владыка, почему высокий пове литель наш запретил праздновать весну?

М и ш р а к е ш и. Цари очень любят празднества.

Тут должна быть какая-нибудь уважительная причина.

Ц а р е д в о р е ц (к самому себе). Об этом все гово рят. Почему бы мне не рассказать? (Громко.) Вы, верно, слышали разные пересуды насчет того, что царь отверг Сакунталу?

Д в е д е в у ш к и. Да, владыка. Царский шурин гово рил нам, он нам все рассказал до того самого, как кольцо было найдено.

Ц а р е д в о р е ц. Мало что еще остается рассказать.

Когда государь увидел кольцо, он вспомнил, что дей ствительно он вступил в тайное супружество с Сакунта лой и отверг ее, подчиняясь заблуждению. Тогда на него напало раскаяние.

Все, что любил, теперь он ненавидит, Не заседает больше он в суде, Ни подданных к себе не допускает, Проводит ночи целые без сна, А иногда, желая быть учтивым, С красавицей какой заговорит — И, спутав имя, замолчит, смущенный.

М и ш к а р е ш и. Это слышать мне приятно.

Ц а р е д в о р е ц. Скорбь его величества возбранила праздник.

Д в е д е в у ш к и. Это вполне справедливо.

Г о л о с за с ц е н о й. Прошу пожаловать сюда.

Ц а р е д в о р е ц (прислушиваясь). А, сам государь идет сюда. Уходите и делайте свое дело.

Две девушки уходят. Входит ц а р ь в покаянной одежде, с ним шут и п р и в р а т н и ц а.

Ц а р е д в о р е ц (наблюдая за царем). Достойный лик чарует во всяком состоянье. Так государь красив даже в скорби. Вот:

С себя все снял он украшенья, И лишь запястие одно, Руки прикраса исхудалой, Читаешь скорбь во всем лице, От вздохов побледнели губы, Воспалены, без сна, глаза, Но все такие испытанья Величье красоты его Не затемняют,— лишь светлеет В шлифовке искристый алмаз.


М и ш р а к е ш и (наблюдая за царем). Не удивитель но, что Сакунтала томится по нем даже теперь, когда он отверг ее.

Царь (идет медленно, погруженный в задумчивость).

Увы, мое скорбное сердце на миг задремало, Во сне услыхало, как горестно плачет она, Во сне увидало печальные очи газели, Проснулось, чтоб плакать, и плакать, и горько жалеть.

М и ш р а к е ш и. А бедная девушка как раз то же самое испытывает.

Ш у т (к самому себе). У него опять приступ Сакун таловой лихорадки. Хотелось бы мне знать, как его вылечить.

Ц а р е д в о р е ц (выступая вперед). Победа тебе, государь. Я осмотрел сады. Высокий повелитель может посетить их.

Ц а р ь. Ветравати, поди и скажи от моего имени верховному судье Писуне, что я провел ночь без сна и не могу заседать на престоле правосудия. Пусть он сам расследует дела граждан и пошлет мне доклад.

П р и в р а т н и ц а. Слушаю, государь. (Уходит.) Ц а р ь. И ты, Парватайяна, вернись к своим обязан ностям.

Ц а р е д в о р е ц. Слушаю, государь. (Уходит.) Ш у т. От нечисти ты освободился. Позабавься же теперь в саду. Студеная пора прошла, и здесь теперь хорошо.

Ц а р ь (вздыхая). Друг, пословица правду говорит:

«Несчастье и в щель войдет». Взгляни.

Едва увидел я кольцо, Как вспомнил я о ней, Чтоб плакать в праздничный приход Весенних этих дней.

Чуть с мысли помнящей моей Упала пелена, На манго цвет расцвел стрелой, Ко мне летит она.

Ш у т. Подожди-ка минутку, приятель. Эту любовную стрелу я палкой, я палкой. (Замахивается палкой на манговую ветвь.) Ц а р ь (улыбаясь). Довольно. Я вижу благочестивые твои старания, и власть твоя велика, нет сомненья. Друг, где бы присесть мне сейчас, чтобы усладить взор видом лозы? Это напомнило бы мне ее.

Ш у т. Ты сказал одной из девушек, так хорошо умеющей рисовать, что ты хочешь провести этот час в жасминной беседке. И ты велел принести туда портрет владычицы Сакунталы, который ты сам нарисовал.

Ц а р ь. В этом единственное мое утешение. Идем в жасминную беседку.

Ш у т. Иди за мной.

Они идут. Мишракеши идет за ними.

Вот жасмины, вот беседка, скамьи в самоцветах. Так здесь тихо, точно все молча говорит — добро пожаловать.

Войдем и сядем.

Входят и садятся.

М и ш р а к е ш и. Спрячусь в зелени и взгляну на портрет милой девушки. Тогда смогу сказать, насколько глубока любовь к ней ее супруга. (Прячется.) Ц а р ь (вздыхая). Все помню теперь, друг мой.

Я говорил тебе, как в первый раз встретился с Сакунта лой. Это верно, что тебя не было со мной, когда я отверг ее. Но я раньше говорил тебе о ней. Почему ты молчал это время, или ты тоже забыл ее, как я?

М и ш р а к е ш и. Это значит, что царю не нужно ни на минуту разлучаться с каким-нибудь заветным дру гом.

Ш у т. Нет, я-то не забыл. Но ты ведь, когда рассказал мне все, сказал мне, что это лишь не более как шутка.

Я был достаточно глуп, чтобы поверить тебе. Но это все дело судьбы.

М и ш р а к е ш и. Верно, так.

Ц а р ь (после некоторого размышления). Помоги мне, друг.

Ш у т. Но, приятель, это все не дело, знаешь. Благой человек никогда да не делает из своей души сосуд печали.

На гору ветер дует, гроза несется, а гора стоит себе спокойно.

Ц а р ь. Все во мне спуталось. Я думаю о том, в каком она была горестном состоянии, когда я отверг ее.

Когда я от нее отрекся, Она хотела за своими Пойти назад, Но ученик один, который Так схож с отцом ее, вдруг крикнул:

«Останься здесь!»

И вмиг, застыв, она осталась, Остановилась, обернулась, О, горький взгляд!

На бессердечного смотрела, И взгляд ее, от слез туманный, Как яд во мне.

Мишракеши. Как он мучается виной сво ей!

Ш у т. Что ж, я не сомневаюсь, что это какое-нибудь небесное существо унесло ее.

Ц а р ь. Кто бы иной посмел прикоснуться к верной супруге? Ее подруги говорили мне, что мать ее — небес ная дева Менака. Сердце мое говорит мне, что это она унесла Сакунталу или ее подруги.

М и ш р а к е ш и. Его безумие было удивительно, не его пробуждающийся рассудок.

Ш у т. Но если так, ты должен ободриться. Вы встре титесь опять.

Ц а р ь. Почему?

Ш у т. А как же, отец и мать не долго терпят, чтобы дочь была разлучена с супругом.

Ц а р ь. Друг, То было затменье ли разума, То было ли сном, заблуждением, Иль дел моих добрых сокровище Окончилось именно тут,— Но счастию нет возвращения, И мы никогда не увидимся, Все чаянья сердца обрушились В крутой и бездонный обрыв.

Ш у т. Не говори так. Разве случай с кольцом не показывает, что самые неправдоподобные встречи слу чаются?

Ц а р ь (смотря на кольцо). Это кольцо пожалеть нужно. Оно упало с такого неба, которого трудно до стигнуть.

Верно, кольцо, и твои все достоинства, Как и мои, оказалися малыми,— С нежного пальца, как роза прекрасного, Как же иначе упало бы ты?

М и ш р а к е ш и. Если бы оно было на чьей-нибудь другой руке, тогда нужно было бы о нем пожалеть. Милая девушка, ты далеко. И только я здесь слышу все эти радостные слова.

Ш у т. Расскажи мне, как ты надел ей на палец кольцо.

М и ш р а к е ш и. Он говорит так, точно это я ему нашептала их из любопытства.

Ц а р ь. Слушай, друг. Когда я уходил из благоче стивой рощи в город, любимая моя плакала и говорила:

«Долго ли, милый, будешь помнить меня?»

Ш у т. Ну а ты?

Ц а р ь. Тогда я надел ей на палец этот именной перстень и сказал ей...

Ш у т. Ну же, что?

Царь День за днем читай по букве В имени моем, До конца не дочитаешь, За тобой придут.

И, безумный, безумный, я забыл и никого не послал за ней.

М и ш р а к е ш и. Как это было чудесно! А судьба расстроила.

Ш у т. Но как же это кольцо угодило карпу в брюхо, словно крючок с удочкой?

Ц а р ь. Когда в Сачитирте 10° она молилась Гангу, оно соскользнуло и упало.

Ш у т. Вот оно что!

М и ш р а к е ш и. Так вот почему благой царь усо мнился в своем супружестве с бедняжкой Сакунталой.

Но такая любовь не спрашивает талисмана и примет.

Как же это могло быть?

Ц а р ь. В конце концов я лишь кольцо могу во всем упрекать.

Ш у т (улыбаясь). А я вот эту палку мою буду упре кать. Ты что ж, приятельница, такая кривая, когда я прямой?

Царь (не слушая его) Как только мог ты медлить, О вероломный перстень, На розовом том пальце И в воду соскользнуть?

Но вещи, что бездушны, Ведь красоты не знают, А как же я, разумный, Ту презрил красоту?

М и ш р а к е ш и. Он сам себе сказал, а то бы я ему ответила.

Ш у т. Тут нет, однако, ни малейшего основания, чтобы я помирал с голоду.

Ц а р ь (не обращая никакого внимания). О желан ная, сердце мое горит раскаянием, оттого что я покинул тебя без всякого смысла. Сжалься надо мной. Дай мне увидеть тебя опять.

Входит д е в у ш к а с картиной '.

Д е в у ш к а Вот, государь, я принесла портрет нашей владычицы. (Ставит картину.) Ц а р ь (смотря на нее). Прекрасно, прекрасно. По смотри:

Над большими глазами изящные брови приподняты, И от белых зубов на губах отражается свет, Улыбается свет, рот же красен, как плод ароматнейший, Лучезарность любви по всему разлилася лицу, Вся картина живет и о ней говорит для глядящего, Это образ ее, но как будто сама она здесь.

Ш у т (смотря на портрет). Все в картине полно неж ного значения. Глаза мои точно спотыкаются то тут, то там. Что больше могу сказать? Жду, чтоб она ожила и заговорила.

М и ш р а к е ш и. Царь хороший живописец. Мне кажется, что я вижу милую девушку перед собой воочию.

Ц а р ь. Друг, Если что в портрете некрасиво здесь, То от неуменья моего, Нечто из ее очарования Все ж воссоздал я.

М и ш р а к е ш и. Это понятно, если любовь еще обо стрена раскаянием.

Царь (вздыхая) Ее оттолкнул я с презрением, Признать я ее не сумел, И вот пред картиною чар ее Терзается сердце мое.

Я путник, что был пред течением Живой многоводной реки, И хочет напиться, изжаждавшись, В пустыне увидев мираж.

Ш у т. Я вижу на картине трех, и все они красивы очень. Кто же из них владычица Сакунтала?

М и ш р а к е ш и. Этот бедняжка никогда не видал красоты ее. Глаза его бесполезны, ибо ни разу она не представала перед ними.

Ц а р ь. Ну, как ты думаешь?

Ш у т (смотря внимательно). Я думаю, что вот это она, та, что касается лианы, которую она только что обрызгала водой. Лицо у нее разгорячилось, и цветы падают из волос, потому что лента развязалась. Руки ее поникают, точно усталые ветви. Она распустила свой пояс и кажется несколько утомленной. Это, я думаю, и есть владычица Сакунтала, а две другие — ее подруги.

Ц а р ь. Ты хороший угадчик. Притом же тут рядом свидетельства моей любви.

Здесь я рукой коснулся нежно, И краска несколько сошла, А здесь два-три пятна остались, Следы от горьких слез моих.

Чатурика, я еще не кончил задний фон. Поди принеси мне кисти.

Д е в у ш к а. Мадгавия, пожалуйста, подержи пока эту картину.

Ц а р ь. Я сам подержу ее. (Держит.) Девушка уходит.

Ш у т. Что ты хочешь прибавить?

М и ш р а к е ш и. Конечно, все те места, что милая девушка так любила.

Ц а р ь. Слушай же, друг.

Поток Малини изображу я, теченье вод, Там лебедь к лебедю прижался на берегу, Вдали святые Гималаи, теснины гор, По склонам зримы антилопы и тут и там, Висят отшельников одежды среди ветвей, И трется глазом лань тихонько о рог самца.

Ш у т (в сторону). Послушать его, так подумаешь, что он, пожалуй, всю картину заполнит бородатыми отшельниками.

Ц а р ь. И еще одно украшение, которое Сакунтала любила, я забыл нарисовать.

Ш у т. Что именно?

М и ш р а к е ш и. Что-нибудь подходящее к девушке, живущей в лесу.

Царь Сирис-цветок в волосах, возле уха Тычинки цветка прикоснулись к щеке, И лотосы, точно осенние луны, Их нежная перевязь между грудей.


Ш у т. Но почему закрывает она лицо свое руками, этими нежными пальцами, чьи кончики как кончики розовых лотосов? Она чего-то как будто испугалась.

внимательностью.) А, вижу. Тут (Смотрит с удвоенной злая, смелая пчела. Она ворует мед и потому летит к ее лилейному лику.

Ц а р ь. Прогони ее.

Ш у т. Это твое дело — наказывать зломыслящих.

Ц а р ь. Правда. Любезная гостья цветущей лозы, ты чего тут жужжишь и даром время тратишь?

Ты вьешься тут, а твой дружок, Твоя звенящая подруга, Уселась рядом на цветок И мед не хочет пить без друга.

М и ш р а к е ш и. Какой благородный способ удалять назойливых!

Ш у т. Эта порода настойчива, даже когда предо стерегают.

Ц а р ь (с гневом). Ты не желаешь слушаться моих приказаний? Так слушай же:

Если к нежному цветку Ты посмеешь прикоснуться, Если тронешь ты тот рот, Где я пил усладу счастья, Эту дерзость я твою Накажу без снисхожденья, И тебя запру в цветок, Будешь в лотосе — в темнице.

Ш у т. Ну, этим ты ее не очень устрашишь. (Смеется.

К самому себе.) Он прямо свихнулся. И я, впрочем, хорош, что время с ним здесь коротаю.

Ц а р ь. Она не хочет улететь, несмотря на мои пре достережения?

М и ш р а к е ш и. Странные перемены вызывает любовь даже в достойном и смелом человеке.

Ш у т (громко). Человече добрый, ведь это же только картина.

Ц а р ь. Картина?

М и ш р а к е ш и. Я и то позабыла об этом. А он — весь в своих мыслях.

Ц а р ь. Недобрую услугу ты мне оказал.

Я грезил, будто она со мною, К ней сердце билось горячо, Но ты заставил меня все вспомнить, И вот любовь моя — лишь тень.

У него выступают на глазах слезы.

М и ш р а к е ш и. Странно играет им судьба.

Ц а р ь. Друг, как же вынести мне скорбь, которая без перерыва? * Я ночью не могу уснуть.

Чуть задремлю, она со мною, Проснусь и плачу, нет ее, Лишь тут — портрет, как очерк дымный.

М и ш р а к е ш и. Друг мой, ты искупил,— и это в присутствии ее подруги — ты воистину искупил пытку, которую доставил милой Сакунтале, оттолкнув ее.

Входит д е в у ш к а Чатурика.

Д е в у ш к а. Государь, я шла сюда и несла ящик с кистями.

Ц а р ь. Ну?

Д е в у ш к а. Мне встретилась царица Васумати с девушкой Пингаликой. И царица выхватила у меня ящик, сказав: «Я сама отнесу его царю».

Ш у т. Как же ты ускользнула?

Д е в у ш к а. У царицы платье зацепилось за ветку.

И пока ее девушка отцепляла ей платье, я давай бог ноги.

Г о л о с за с ц е н о й. Сюда, сюда, повелительница.

Ш у т (прислушиваясь). Человече, дворцовая тигрица приготовилась к прыжку и сейчас пожрет эту девушку.

Ц а р ь. Друг, царица идет сюда, ибо чувствует, что ее честь затронута. Позаботься уж лучше об этой кар тине.

Ш у т. «И о самом себе»,— нужно было бы добавить.

(Берет картину и встает.) Если выйдешь из западни живым, заходи ко мне в Облачный чертог " ". А я уж там это спрячу, так что разве голубь найдет. (Убегает.) М и ш р а к е ш и. Хоть сердце его предано другой, он учтив к прежнему своему племени. Он друг по стоянный.

Входит п р и в р а т н и ц а, держа в руках доклад.

П р и в р а т н и ц а. Победа высокому властителю.

Ц а р ь. Ветравати, ты не повстречала царицу Ва сумати?

П р и в р а т н и ц а. Да, государь. Она шла сюда, но вернулась, увидав, что я несу доклад.

Ц а р ь. Царица всему знает час и время. Она не хочет мешать мне, когда я занят.

П р и в р а т н и ц а. Государь, верховный судья по сылает сказать, что разные дела требуют его внимания, и он мог рассмотреть дело лишь одного гражданина.

Об этом он составил для повелителя доклад.

Ц а р ь. Дай мне его.

Привратница подает доклад.

(Читает.) «Да благоугодно будет ведать его величеству.

Купец-мореход по имени Дганавриддги погиб во время кораблекрушения. Он бездетен, и все его имущество, весьма большое, приходится по закону царской короне.

Да благоугодно будет государю отдать соответствующее распоряжение» (С печалью.) Это ужасно — быть без детным. Ветравати, он был очень богат. У него, наверно, несколько жен. Пусть сделают справку. Быть может, между жен есть какая-нибудь, что ожидает рождения ребенка.

П р и в р а т н и ц а. Как раз сейчас сообщили, что одна купеческая дочь из города Сакеты его жена и скоро должна стать матерью.

Ц а р ь. Ее ребенок должен получить наследство.

Иди сообщи верховному судье.

П р и в р а т н и ц а. Слушаю, государь. (Идет.) Ц а р ь. Подожди минутку.

Привратница (возвращаясь). Слушаю, го сударь.

Ц а р ь. В конце концов неужели это что-нибудь зна чит, есть у него наследники или нет?

Да будет всем возвещено, Что, если кто скорбит о смерти Родного, пусть родного он В царе имеет Душианте.

П р и в р а т н и ц а. Об этом будет тотчас возвещено.

(Выходит и быстро возвращается.) Высокий повелитель, царская воля возвещена, и народ встретил эту весть, как целебный дождь, когда он приходит своевре менно.

Ц а р ь (вздыхая глубоко). Да, нет наследника, и богатство прахом пойдет, чужому достанется, когда помрет глава семьи. Вот и я так, помру — и окончится слава рода Пуру.

П р и в р а т н и ц а. Небо да отвратит такое пред сказание.

Ц а р ь. Увы! Я презрил счастье, которое само шло ко мне.

М и ш р а к е ш и. Нет сомнения, он думает о милой Сакунтале, когда он так упрекает себя.

Царь Как мог я оттолкнуть достойную супругу, В чьем лоне будущая жизнь моя была, Которую она лелеяла до часа, Как пашня — семена, как луг — побеги трав!

М и ш р а к е ш и. Теперь уж разлука продлится не долго.

Д е в у ш к а (к привратнице). Доклад судьи только удвоил скорбь нашего повелителя. Поди в Облачный чертог и приведи Мадгавию, чтобы он рассеял государя.

П р и в р а т н и ц а. Добрая мысль. (Уходит.) Ц а р ь. Увы! Предки Душианты пребывают в опас ности.

Бездетен я, и вот они не знают, Кто из детей, за смертию моей, Им принесет, как должно, возлиянье, И слезы их — приправа слез моих.

М и ш р а к е ш и. Он не видит света, он совсем во тьме.

Д е в у ш к а. Не скорби так, государь. Ты в расцвете лет своих, и рождение сына от одной или других твоих супруг сделает тебя безупречным перед твоими пред ками. (К самой себе.) Он не слушает меня. В каждом недуге свое нужно снадобье.

Ц а р ь (выражая скорбь). Конечно,— Царский род был подобен реке, Многоводной и чистой, А с бездетным царем — он ручей, Что в пустыне засох.

(Лишается чувств.) Д е в у ш к а (в тревоге). Государь, государь, приди в себя.

М и ш р а к е ш и. Сделать его сейчас же счастливым?

Нет, я слышала, как мать богов 1 0 9 утешала Сакунталу.

Она говорила, что боги, нетерпеливясь о жертвоприноше ниях 1 1 0, скоро доставят ему радость встречи с любимой женой. Не буду больше медлить. Пойду утешу милую Сакунталу этими вестями. (Выходит и улетает в воздух.) Голос за с ц е н о й. Помогите! Помогите!

Ц а р ь (приходит в себя и слушает). Это как будто голос Мадгавии. Что с ним?

Д е в у ш к а. Я надеюсь, государь, что Пингалика и другие девушки не поймали бедного Мадгавию с кар тиной.

Ц а р ь. Иди, Чатурика, и скажи царице, что я упрекаю ее за то, что она не может удержать своих слуг.

Д е в у ш к а. Слушаю, государь. (Уходит.) Г о л о с. Помогите! Помогите!

Ц а р ь. Голос Брамана, по видимости, даже изме нился от страха. Кто там есть?

Входит ц а р е д в о р е ц.

Ц а р е д в о р е ц. Что повелит ваше высочество?

Ц а р ь. Посмотри там, почему бедный Мадгавия так кричит?

Ц а р е д в о р е ц. Я узнаю. (Выходит и возвращается, дрожа.) Ц а р ь. Парватайяна, я надеюсь, что ничего страш ного не случилось.

Ц а р е д в о р е ц. Я надеюсь.

Ц а р ь. Так почему же ты так дрожишь?

Зачем же трепет, что рожден Преклонным возрастом твоим, Твои все члены охватил?

Как листья в ветре, ты дрожишь.

Ц а р е д в о р е ц. Спаси своего друга, владыка.

Ц а р ь. В чем дело?

Ц а р е д в о р е ц. Он в великой опасности.

Ц а р ь. Говори же ясно.

Ц а р е д в о р е ц. В Облачном чертоге, открытом всем четырем ветрам небесным...

Ц а р ь. Что же там случилось?

Царедворец Когда он медлил в высоте, Куда павлин не долетит, Внезапно схвачен был — но кем Иль чем, отсюда не видать.

Царь (быстро вставая). Самый дворец мой во власти злых духов. Быть царе'м — это значит быть разо чарованным.

В чем-нибудь всегда ошибка, Здесь споткнешься каждый день,— Как же тот, кто правит царством, Может каждым править в нем?

Г о л о с. Спешите! Спешите!

(Слышит голос и ускоряет шаг.) Не бойся, друг.

Г о л о с. Не бойся, когда что-то ухватило меня за шею сзади и старается переломить мой спинной хребет, как сахарный тро стник.

(Осматривается.) Лук. Лук сюда.

Входит г р е ч а н к а с луком.

Г р е ч а н к а. Вот лук и стрела, государь.

Царь берет лук и стрелы.

Другой голос за сценой Кривляйся, сколько хочешь, я выпью кровь твою, Как тигр, когда скотину захватит в когти он.

И пусть за лук схватился царь Душианта сам, Как сможет царской мощью тебя он здесь спасти?

Ц а р ь (с гневом). Он еще смеет издеваться. В один миг ты погибнешь, презренный демон. (Натягивает те тиву.) Где колесница, Парватайяна?

Ц а р е д в о р е ц. Здесь, государь.

Все спешат.

Царь Но здесь никого нет.

(осматриваясь).

Г о л о с ш у т а. Спаси меня! Спаси меня! Я вижу тебя, хоть ты меня не видишь. Я как мышь в когтях у кошки. Я погиб.

Ц а р ь. А, ты гордишься твоей невидимостью! Но стрела моя не увидит ли тебя? Стой смирно. Не надейся ускользнуть оттого, что ты уцепился за моего друга.

Лук мой согнулся, стрела полетит, Злого убьет и не тронет невинного,— Если с водою смешать молоко, Выпьет фламинго лишь капли молочные ' ".

(Он целится.) Входят М а т а л и и шут.

М а т а л и. О царь, как Индра, царь богов, велит,— Ищи врагов лишь между злобных сил И против них стреми стрелу, Когда ж к тебе приходит добрый друг, Ему дари лишь кроткий взгляд.

Ц а р ь (поспешно пряча стрелу в колчан). Это Ма тали. Привет вознице небесного царя.

Ш у т. Превосходно. Он чуть-чуть там меня не ухло пал, а ты его приветствуешь.

М а т а л и (улыбаясь). Выслушай, царь, с какой целью Индра посылает меня к тебе.

Ц а р ь. Я слушаю.

М а т а л и. Есть племя исполинских демонов, что зовутся Труднопобедимыми,— это отродья многоголо П вого демона, сторукого Калянеми.

Ц а р ь. Я слыхал о них. Нарада мне говорил, вестник богов.

Матали Тот бог, что сотней жертв ты почитаешь '', Сразить чудовища не мог, Но если ты начнешь, как витязь, битву, Исчадья тьмы ты поразишь.

Он на семи конях, на быстроногих, На битву выезжал с врагом, Но выйди ты, чей праотец есть Месяц " 4, Мрак пред Луною побежит.

Возьми же свой лук, взойди немедля на небесную колес ницу и — к победе.

Ц а р ь. Я признателен за честь, которую оказывает мне Индра. Но почему ты так поступил с Мадгавией?

М а т а л и. Я скажу тебе. Я увидел, что ты совсем захвачен какою-то внутренней скорбью, и поступил так, чтобы разбудить тебя. Потому что — Змея надуется и вспрянет, Коли подразнишь ты ее, Огонь немедля разгорится, Когда его пошевелишь, И если храброго заденешь, В нем вспыхнет битвенный огонь.

Ц а р ь. Друг Мадгавия, я должен повиноваться по велению небесного царя. Поди сообщи верховному судье Писуне обо всем происшедшем и прибавь ему эти слова мои:

За это время царством править Твоя лишь мудрость будет здесь, Я ж лук свой к битве приурочил, Высокий подвиг ждет меня.

Ш у т. Превосходно. (Уходит.) М а т а л и. Взойди на колесницу.

Царь всходит на колесницу. Все уходят.

ДЕЙСТВИЕ СЕДЬМОЕ В небесной колеснице, пролетая по воздуху, появляются царь и Матали.

Ц а р ь. Матали, хоть я исполнил то, что повелел мне Индра, я считаю себя недостойным слугой, когда при поминаю, какой он оказал мне милостивый прием.

М а т а л и. О царь, узнай, что каждый из вас считает себя должником другого. Потому что...

Ты считаешь, что слишком награда чрезмерна, Ибо дал ее бог, что проходит в громах, Он считает, что эта награда ничтожна, Ибо витязем был ты в победном бою.

Ц а р ь. О нет! Честь, которую он оказал мне при рас ставанье, превышает всякую мечту. Перед богами он посадил меня рядом с собой на престол " э. И потом — Он улыбнулся, потому что видел, Что сын его, Джайянта, восхотел Того же, и на шею мне надел он Венок из вечно красочных цветов С ветвей бессмертных дерев мэндары " б.

На них была санталовая пыль, Которой грудь себе раскрасил Индра.

М а т а л и. Но чего бы ты не заслужил от царя небес?

Вспомни:

Дважды Индра-миролюбец Демона сразил, Первый раз пронзил когтями Человека-льва, А второй — твоей стрелою '' 7, Чей полет так прям.

Ц а р ь. Это только указывает на величие Индры.

Вспомни:

Коль слуги свершают великое дело, Величье в том воли, что слугам велит,— Как мог бы Аруна, живой зоревестник, Сражать темноту, если б он не имел Своей колесницы, чье имя есть Солнце?

М а т а л и. Это чувство тебе к лицу. (Помедлив.) Смотри, о царь. Славе твоей посчастливилось,— она воз вещена во всем пространстве небес.

Теми красками, которыми Девы неба украшают Красоту свою, Боги пишут на сплетениях Листьев древа " 8, что собою Украшает рай, В этой летописи царственной, Начертавши в песнопениях Славный подвиг твой.

Ц а р ь. Матали, когда мы спешили сюда, я лишь ду мал о том, как бы поскорее сразить демонов, и не смотрел на дорогу. Скажи мне, на какой тропинке ветров нахо димся мы сейчас.

Матали Дорога ветра Паривага, Где вечно светит Семизвездье, Сюда втекает Млечный Путь, Небесный Ганг, с тройным потоком, Что вьется вкруг Земли и Неба, И преисподнюю звездит, С тех пор, как Вишну, в битве с тьмою Шагнул и шаг второй свой сделал, Нет тьмы здесь черной никогда '' 9.

Ц а р ь. Вот почему ясность исполняет меня и духовно и телесно. (Он смотрит на путь, по которому летит колес ница.) Мне кажется, что мы спустились в область обла ков.

М а т а л и. Как ты заметил это?

Царь Я вижу, колесница светлая Летит по будущим дождям, Через колеса, между спицами, Летят, сверкая, птицы гроз 12°, Сверкают кони в блеске молний, И влажны ободки колес.

М а т а л и. Ты прав. И через минуту ты будешь в том мире, которым ты правишь.

Ц а р ь (смотря вниз). Матали, быстрое нисхожде ние придает миру людей таинственный вид. Вот — Ложбины словно падают все ниже, Все выше взмах взнесенных гор, Нет в чаще леса уголков укромных, И видны гнезда меж ветвей.

Потоки, что казались узкой лентой, Являют многоводье рек, Как будто кто-то Землю кверху бросил, И вот она летит ко мне.

М а т а л и. Ты зорко видеть умеешь, о царь. (Смотрит вниз, с благоговейным чувством.) Какое благородное очарование в Земле!

Ц а р ь. Матали, что это за гора? Склоны ее уходят к Восточному морю и Западному морю. От нее струится текучее золото, словно от облака в час заката.

М а т а л и. О царь, это гора златоверхая, Гемакута 121, золотой утес, жилище конеглавых. Здесь подвижники достигают наибольшего обладания силою чудодейства.

Здесь Касиапа, от древних дней, Отец существ нечеловеческих, С супругой строгою своей Живет невиданным подвижником.

Ц а р ь (с благоговением). Я не могу пропустить столь благой случай. Да не проследую дальше, пока смиренно не обойду вокруг святого.

М а т а л и. Это достойная мысль, о царь.

Колесница спускается.

Мы коснулись земли.

Ц а р ь (удивленный). Матали, Колеса крутятся безмолвно, И пыль под ними не встает;

Земли касаяся без стука, Мы словно в воздухе скользим.

М а т а л и. Такова чародейность колесницы, которая подчиняется Индре и тебе.

Ц а р ь. В каком направлении находится обитель сына Браморожденного Маричи?

М а т а л и. Смотри:

Вон там стоит подвижник этот строгий, В огромной муравьиной куче он, Змеиной кожей грудь он препоясал, На шее цепь из высохших лиан, На голове — венок, то — грубый волос, Что колется, спускаясь до плеча, Свершая искус, он глядит на Солнце, Не отводя усталых глаз своих, И, как скала, стоит так неподвижно, Что птицы гнезда свили в волосах.

Ц а р ь (пристально смотря). Великий почет тому, кто умерщвляет плоть столь страшным способом.

М а т а л и (задерживая колесницу). Мы вступили в обитель древнего мудреца, чья супруга Адити взращи l2i вает коралловые деревья.

Ц а р ь. Здесь довольство глубже, чем в небе. Мне чу дится, что я окунулся в медвяное озеро.

М а т а л и (останавливая колесницу). Сходи, о царь.

Ц а р ь (сходя). Но как же будешь ты?

М а т а л и. Колесница повинуется слову приказания.

Я тоже сойду. (Сходит.) Перед тобой, о царь, те рощи, где самые святые отшельники ведут самоотреченную жизнь.

Ц а р ь. Я смотрю с изумлением на их простоту и на то, чем они могли бы услаждаться.

В лесу, где что ни дерево, то чудо, Лишь ветер — пища им всегда, Молитвенно свершают омовенья, Смывая золото цветов, Погружены в глубинность размышлений, Хоть всюду яхонты горят, И соблюдают святость воздержанья, Хоть девы неба возле них, Чего другие жаждут,, то, имея, Свершая подвиг, не берут.

М а т а л и. Великие умы всегда выше. (Он идет впе ред и говорит к кому-то, кого не видно.) Старец Сака лия 1 2 5, чем занят святой сын Маричи? (Слушает.) Что ты говоришь? Что он изъясняет Адити в ответ на ее воп росы, обязанности верной супруги? Нужно подождать более благоприятного времени. (Обращается к царю.) Подожди здесь, о царь, а я возвещу о твоем прибытии родителю Индры.

Ц а р ь. Хорошо.

Матали уходит. У царя дергается рука — счастливое пред знаменование.

К чему напрасный знак счастливый?

Я не дерзаю уповать, Кто от себя отбросил счастье, Тот видит в нем одну печаль.

Г о л о с з а с ц е н о й. Не делай этого. Не будь таким сумасбродным. А, ты всегда один и тот же.

Сумасбродству здесь как будто совсем не (Слушая.) место. Кто бы это был, кого так порицают? (Смотрит по направлению к тому месту, где говорили. Удивленно.) Это ребенок. И ребенок еще маленький. Две отшельницы бегут за ним.

Он тащит львенка, львенок бьется, Ему он гриву всю взлохматил И ручкой детскою, но властной, Зверенка хочет укротить.

Входят м а л е н ь к и й м а л ь ч и к, как описано, и д в е отшельницы.

М а л ь ч и к. Открой свою пасть, зверюга. Я сосчитаю, сколько у тебя зубов.

П е р в а я ж е н щ и н а. Гадкий мальчик, зачем ты дразнишь наших любимцев? Они для нас как дети. Тебе непременно кого-нибудь ударить нужно, сил слишком много. Недаром тебя отшельники зовут Всеукротителем.

Ц а р ь. Почему мое сердце так рвется к этому ма льчику, точно он сын мой родной? (Размышляет.) Это, конечно, оттого, что у меня нет детей.

В т о р а я ж е н щ и н а. Смотри, львица на тебя набросится, если ты не отпустишь ее детеныша.

М а л ь ч и к (смеясь). Аи, боюсь, боюсь. (Кусает себе губы.) Царь (удивленно) В этом мальчике зерно Подвигов блестящих, Он, как искра, только ждет, Чтоб костер сложили.

П е р в а я ж е н щ и н а. Отпусти львенка, милый.

Я дам тебе другую игрушку.

М а л ь ч и к. Где она? Дай мне ее. (Протягивает руку.) Ц а р ь (смотря на его руку). У него одна из царских примет.

Между пальцами живыми, что желают что-то взять, Тканью тонкою белеет волоконце, Вся рука его как лотос, где стеснились лепестки, Чуть подернутые розовой зарею.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.