авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

««Армейский сборник». 2009 №1 ЧИТАЙТЕ В НОМЕРЕ: ВОЕННАЯ ДОКТРИНА РОССИИ ХХI ВЕКА ...»

-- [ Страница 4 ] --

шпаги у дуэлянтов, приказывая служан- пугавший ее немыслимый всплеск дуэль- Желая примирить враждующие сто ке Палашке отнести их в чулан. ной активности дворянства в 80-е годы. роны, к сенатору Кушелеву, отцу несго Показательно, что Швабрин — анти- 21 апреля 1787 года выходит манифест о ворчивого штабс-капитана, приехали под Гринева и персонаж, глубоко антипа- поединках. Он ужесточает наказание за герой Итальянского похода Багратион и тичный Пушкину, — стремится под видом дуэли, и дуэлянт считается почти бунтов- генерал Депрерадович 2-й с просьбой дуэли предательски убить Гринева, по- щиком, то есть тем, кто проявляет «не- отвезти сына к генералу Ломоносову и добно временщику Потемкину. Поэтому послушание против властей». попытаться кончить дело миром. Миссия Швабрину не нужны секунданты, так как Павел I, стремившийся после прихода не удалась: Кушелев-младший требовал они для него неудобные свидетели, могу- к власти отменить все указы ненавистной дуэли во что бы то ни стало. Генерал Бах щие обнаружить его коварные замыслы ему матери, императрицы Екатерины II, метев, наоборот, тянул с дуэлью: он то 48 «Армейский сборник»

соглашался на нее, то просил отсрочки. ром он вращается, обязан знать, что он, Слухи о предстоящем поединке, как и Кушелев, не пролил крови на поле чести следовало ожидать, дошли до властей. не по своей вине.

Военный генерал-губернатор Петербур- Дуэль и следствие произошли уже во га граф Толстой вызвал Кушелева к себе времена царствования Александра I. Тот и приказал немедленно отправляться на смягчил приговор суда, но все-таки Ку место службы, то есть на Кавказ. Кушелев шелев был выключен из камер-юнкеров сразу после разговора с генерал-губер- и отправлен в полк, а его секундант граф натором Петербурга прямиком поехал к Венансон послан на Кавказ.

Бахметеву. Тот ясно понял, что, если сей- Ссылка за дуэль на Кавказ в дейст час он отложит дуэль или от нее откажет- вующую армию было обыкновенным ся, свет обвинит в интригах именно его, наказанием дуэлянта в эпоху Александ Бахметева. Все будут считать, что Кушелев ра I. Для этих целей даже были выбраны был выслан из столицы по его милости, а три специальных полка: Нижегородский он сам счастливо избежал дуэли. В этих драгунский полк (туда после дуэли с Ба условиях Бахметев принимает вызов Ку- рантом, между прочим, был переведен Великий князь Николай. Литография.

шелева. Лермонтов), Тифлисский егерский и Ар 1820 е гг.

Дуэлянты стрелялись в Царском селе. замасский конно-егерский полк. Историк Секундантами Кушелева были кавалер- кавалергардов С.А. Панчулидзев расска- из умов своих подданных. Эта ненависть гардский корнет Чернышев (впоследст- зывает, что в последний полк посылали родилась у него, очевидно, после испы вии следователь по делу декабристов «на исправление самых отъявленных танного им в молодости позора, когда он и военный министр Николая I) и граф негодяев». был вызван на дуэль боевым офицером и Венансон, опытный в дуэльных делах. Если Александр I нередко прощал вызов не принял из трусости. В 1822 году в Последнего сыну выбрал отец-сенатор, дуэлянтов, даже подчас не понижал их в Вильно тогда еще великий князь на смот поскольку была затронута семейная чине, то во времена Николая I, яростного ре лейб-егерского гвардейского полка честь Кушелевых. Это был тот редкий противника дуэлей, наказания за дуэль оскорбил капитана Норова, закричав ему:

случай, когда отец дуэлянта принимал ужесточились: дуэлянта чаще всего раз- «Я вас в бараний рог сверну!» Норов был непосредственное участие в устройстве жаловали в солдаты. Вспомним роман кавалером многих боевых наград, тяжело дуэли сына. Лермонтова «Герой нашего времени». ранен в заграничном походе. Николай не Секундантами Бахметева были гене- Грушницкий ходит в солдатской шинели, нюхал пороха. На стороне Норова были рал-майор Ломоносов, отставной гвар- и княжна Мери убеждена, будто он ока- все офицеры батальона. Они собрались дии капитан Яковлев (отец Герцена) и у командира батальона Толмачева с тре отставной гвардии штабс-капитан Сергей бованием, чтобы великий князь Николай Голицын, привезший с собой приятеля Павлович дал удовлетворение капитану Ивана Андреевича Крылова. С ними же Норову. В противном случае офицеры в приехал штаб-лекарь Шмидт, так как ду- знак протеста грозились уйти в отстав эль обещала быть кровавой. ку. Растерянный Николай писал генера За валом Царского села договори- лу Паскевичу, прося у него совета: как лись стреляться до кровавого результата, выйти из этого некрасивого положения, выбрали оружие — пистолеты, сняли, по сохранив репутацию. Поступили просто:

совету Весансона, шпаги, выстрелили — выделили зачинщиков «бунта», кого-то и оба промахнулись. Кушелев требовал перевели из гвардии в армию, кого-то продолжения поединка, ведь, соглас- уволили. Так будущий царь потерял свою но предварительной договоренности, репутацию в глазах дворянского авангар только кровь могла смыть оскорбление да, с которым он потом и расправился в чести. Секунданты обеих сторон его не ходе следствия над декабристами. В том поддержали. Они единодушно решили, числе царь добился осуждения Норова, Александр I. Рисунок А.С. Пушкина.

что, поскольку противники выдержали хотя тот давно не принимал участие в де Февраль 1819 г.

выстрелы друг друга, честь восстанов- лах тайного общества, где состоял лишь лена и дуэлянтов упрекнуть не в чем. зался на Кавказе за дуэль как разжало- формально. Царь отомстил своему обид Несогласный с компромиссным решени- ванный офицер. Между тем Грушницкий чику, лишившему царя дворянской чес ем секундантов, Кушелев предал огласке просто юнкер и ждет офицерского чина. ти. Известны слова Николая о дуэлях: «Я факт дуэли, а также обстоятельства пое- Как только Печорин открывает ей исти- ненавижу дуэли;

это варварство;

на мой динка, хотя он рисковал не только своей ну, романтический ореол вокруг фигуры взгляд, в них нет ничего рыцарского». Это карьерой, но и ставил под удар судьбу Грушницкого в глазах княжны Мери за- явно позднейшая рефлексия по поводу секундантов. Здесь наглядно видно, что метно тускнеет, и княжна разочаровыва- собственной трусости. А во время следст представление Кушелева о его личной ется в своем поклоннике. вия по делу декабристов Николай выра чести неразрывно связано с обществен- Николай вообще ненавидел дуэли и зился по поводу дворянской чести еще ным мнением. Дворянский круг, в кото- выжигал идею чести каленым железом откровеннее и, в сущности, циничнее в Январь НАУКА, КУЛЬТУРА И ОБРАЗОВАНИЕ ответ на нежелание одного из декабрис- что другие офицеры не могут служить с Чтобы предотвратить самоубийст тов предавать товарищей, ведь преда- ними. Офицерское общество надеялось, во, к Шуцкому был приставлен офицер.

тельство противно чести. «Что вы мне со что генералы выйдут с представлением к Шуцкий воспользовался тем, что его своим мерзким честным словом!» — за- великому князю и понудят его загладить охранника сморил сон, и повесился на кричал русский царь. необдуманный поступок, угрожающий своем галстухе. Офицер проснулся, снял В эпоху царствования Александра I чести всему польскому офицерству. Ге- Шуцкого из петли, и, по приказанию пол пафос дворянской чести был на высоте, нералы опасались действовать. Адъютант кового командира, Шуцкого отправили а значит, и дуэльные поединки расцвели генерала Красинского капитан Вилишек на гауптвахту. Великий князь, узнав о слу пышным цветом. Русские цари начиная (Wilisek) обвинил генералов, заседавших чившемся, в сопровождении генерала с Павла I использовали институт дуэли, в совете, в малодушии и покорности, Куруты поспешил на гауптвахту, приказал пожалуй, как способ дипломатической в небрежении интересами польского собрать всех офицеров 3-го полка и ска игры. Идея чести здесь была скорее зал Шуцкому: «Вы объявили, что желаете маской в международном политическом стреляться со мною: генерал Тулинский маскараде. По воспоминаниям немецко- арестовал вас, исполнив тем самым мое го писателя Августа фон Коцебу, Павел I поручение совершенно иначе, чем я того поручил ему составить и опубликовать желал. Я явился сюда с тем, чтобы испол вызов на рыцарский турнир всем госу- нить ваше желание;

смотрите на меня не дарям Европы, «желая положить конец как на брата вашего монарха и генерала, войне, уже одиннадцать лет терзающей а как на товарища, который очень сожа Европу». Генералы Кутузов и Пален были леет, что оскорбил такого хорошего офи названы секундантами царя. Павел своим цера. Все мои дела приведены в порядок, вызовом предполагал поставить в смеш- и генералу Куруте поручено на случай ное положение министра иностранных моей смерти распорядиться всем тем, дел Австрии барона Тугуту, предложив что я желал бы еще устроить».

ему тоже быть секундантом императо- Шуцкий уверял, что теперь он более ра или герольдом поединка;

такое же чем удовлетворен милостью, оказанной предложение русский царь делал Питту ему великим князем. Константин настаи и Бернсторфу. Вероятней всего, это была, вал на поединке. И офицеры, и сам Шуцкий Великий князь Константин в Варшаве.

как мы сейчас говорим, рекламная акция восстали против этого. «Ну, если вы этим Акварель. 1820 е гг.

и царь, напечатав этот полубезумный удовлетворены, то обнимите же меня, — текст, ничем не рисковал: ни жизнью, ни отечества. Красинский отправил своего сказал великий князь, — и докажите тем, честью. Он попросту хотел международ- адъютанта под домашний арест. Поль- что вы мне друг;

только обнимимтесь ной славы примирителя народов. Идея ские офицеры, узнавшие, что их защит- по русскому обычаю, поцеловавшись в уничтожить войну путем рыцарского ник арестован, дали друг другу слова губы». Они расцеловались. Великий князь турнира — идея амбициозная, но бес- умереть за родину и за товарища. За три на следующий день на полковом смотре толковая. Примеру отца последовал его дня покончили самоубийством два бра- повторил свое извинение перед Шуцким старший сын — Александр I. На Венском та Трембинские, сам Вилишек и еще два в присутствии всех офицеров и снова об конгрессе он бросил свите фразу, что ему офицера. нял его перед полком.

придется вызвать на дуэль австрийского Великий князь Константин не мог В царствование Александра I дуэли министра Меттерниха из-за Польши и понять причину самоубийств и, только фактически были легализованы. Молодой Саксонии. Это намерение так и осталось когда навел справки, смог разобраться царь, любивший играть роль благородно простым сотрясением воздуха. в происходящем. Он послал к полякам го рыцаря, почти не наказывал дуэлян Из трех сыновей Павла фактически своего генерал-адъютанта, чтобы тот тов или делал это с крайней неохотой, только средний — великий князь Кон- в присутствии всего полка извинился весьма формально. Дуэль в это время стантин — позволял себе бравировать перед двумя оскорбленными великим стала своеобразной экспериментальной дворянской честью в ущерб закону, за- князем офицерами. Генерал Тулинский площадкой для пробы политических сил.

прещающему дуэль. Одна из дуэльных принес извинения полку и офицерам Не случайно как раз будущие декабрис историй произошла в Польше, куда Алек- за опрометчивость князя. Офицерское ты или те, кто сочувствовал их взглядам, сандр I отправил своим фактическим собрание было удовлетворено этими стали неистовыми дуэлянтами александ наместником брата Константина. В мар- извинениями, между тем как один из по- ровской эпохи.

те 1816 года на параде в Варшаве по при- срамленных офицеров — Шуцкий — по- Во времена Александра были знаме казу великого князя два польских офи- требовал от князя сатисфакции, считая, ниты два дуэлянта: Михаил Лунин и Ува цера 3-го полка взяли оружие и встали что только поединок смоет это оскорбле- ров, по прозвищу Черный. Кстати сказать, в строй. Офицеры промаршировали два ние его личной чести. Генерал Тулинский они и между собой обменялись выстре раза вокруг Саксонской площади, после отправил Шуцкого под домашний арест. лами. Правда, потом Уваров посватался к чего Константин приказал им сдать ору- «Итак, и мой час настал, и я последую за сестре Лунина Екатерине и стал Лунину жие и занять прежние места. Общество моими честными товарищами, но, к сожа- свояком (мужем сестры). Согласно леген офицеров после парада посчитало этих лению, умру неудовлетворенным», — ска- дам, Лунин искал поводов для дуэли, так офицеров разжалованными и объявило, зал Шуцкий. как долгое время без поединков ему де 50 «Армейский сборник»

лалось скучно. Как рассказывали, он под- высочество, честь так велика, что одного но, что он плохой стрелок. Его выстрел ходил к незнакомому офицеру и говорил: я только опасаюсь: никто из товарищей сорвал у Лунина левый эполет. Лунин «Милостивый государь! Вы сказали…» — не согласится ее уступить мне». По дру- тоже хотел было целиться в Орлова не «Милостивый государь, я вам ничего не гой версии Лунин сказал более кратко, но для шутки, но потом сказал: «Ведь Алек говорил». — «Как, вы значит, утверждае- не менее выразительно: «От такой чести сей Федорович такой добрый человек, те, что я солгал? Я прошу мне это доказать никто не может отказаться». Константин что жаль его», — и выстрелил на воздух.

путем обмена пулями…» Неизвестно, отшутился: «Ну ты, брат, для этого слиш- Орлов обиделся и снова стал целиться.

насколько эти легенды достоверны, по- ком еще молод!» Лунин кричал ему: «Вы опять не попадете тому что хорошо известно одно: Лунин в Не менее знаменитой была дуэль в меня, если будете так целиться. Правее, своих поединках стрелял «на воздух» (так Лунина с Михаилом Орловым. В много- немного пониже! Право, дадите промах!

раньше говорили), естественно сначала численном обществе шел политический Не так! Не так!» Следующая пуля пробила выдержав выстрел противника. Но про- разговор. В пылу спора Михаил Орлов, шляпу Лунина. «Ведь я говорил вам, — тивники, случалось, попадали в Лунина, и отстаивая свое мнение, заключил: «Вся- воскликнул Лунин, смеясь, — что вы про его тело «было похоже на решето». Зимой кий честный человек не может и думать махнетесь! А я все-таки не хочу стрелять 1816 года, когда гвардия размещалась в иначе». Лунин, хоть и не участвовавший в вас!» И снова выстрелил на воздух. Рас Вильно, Лунин после дуэли то ли с каким- в разговоре, хладнокровно заметил: «По- серженный Орлов крикнул, чтобы снова то поляком, то ли с неким Белавиным по- слушай, однако же, Алексей Федорович! заряжали, но дуэль прервал брат Орлова лучил пулю в пах. Ты, конечно, обмолвился, употребляя Михаил Федорович. Позже он говорил Особенно Лунин прославился не- такое резкое выражение: советую тебе Лунину: «Я вам обязан жизнью брата…»

состоявшейся дуэлью с великим князем взять его назад;

скажу тебе, что можно Лунина переполнял избыток сил. И Константином. Тот однажды грубо и неза- быть вполне честным человеком и, од- стихия свободы, не могущая мириться с служенно отозвался о кавалергардском нако, иметь совершенно иное мнение. мелочным государственным регламен полку, где служил Лунин. По версии де- Я даже знаю сам многих честных людей, тированием русской жизни, требовала кабриста Розена, в 1815 году на полковом которых мнение нисколько не согласно выхода и бросала его от одного эксцен учении за какой-то промах Константин с твоим. Желаю думать, что ты просто трической шалости к другой. То Лунин замахнулся палашом на конногвардейс- увлекся горячностью спора.» — «Что же скакал по Петербургу среди бела дня в кого поручика Кошкуля. Кошкуль пари- ты меня провокируешь, что ли?» — спро- чем мать родила, то на спор перевеши ровал удар и выбил палаш из рук вели- сил Орлов. «Я не бретер и не ищу никого вал вывески на Невском проспекте, то на кого князя со словами: «Охолонитесь, провокировать, — ответил Лунин, — но, лодке в Кронштадте в одиночку выходил в море во время бури, то пел серенады императрице Елизавете Алексеевне, то, наконец, предлагал первым декабристам организовать «когорту отчаянных», или «обреченный отряд», — людей в масках, которые во главе с ним должны были встретить царя Александра I на Царско сельской дороге и убить его. Честь и сво бода были Музами Лунина. Во имя них он жил. Его называли русским Дон-Кихотом, и в этом также было много справедли вого. Не зря Пушкин в 10 главе «Евгения Онегина» назвал Лунина «решительным»

и вместе с тем «вдохновенным»:

Друг Марса, Вакха и Венеры Тут Лунин дерзко предлагал М.С. Лунин. Рисунок П. Соколова. А.Ф. Орлов. Гравюра Ф. Вендрамини. Свои решительные меры 1822 г. 1810 е гг. И вдохновенно бормотал.

Читал свои Ноэли Пушкин, ваше высочество!» Константин в гневе если ты мои слова принимаешь за вызов, Меланхолический Якушкин ускакал. Вероятно, гнев Константина был я не отказываюсь от него, если ты не отка Казалось, молча обнажал несправедлив, поскольку царь прика- жешься от своих слов!» По другой версии, Цареубийственный кинжал.

зал великому князю извиниться перед Лунину кто-то сказал, что он еще никогда полком. Константин выбрал день учений не стрелялся с Алексеем Орловым. Поэ- «Цареубийственный кинжал» «мелан и, подъехав к фронту, громко сказал: «Я тому Лунин подошел к Орлову и просил холического Якушкина» — это тоже свое слышал, что кавалергарды считают себя сделать честь променять с ним пару пуль. образная форма дуэли, которую точнее обиженным мною, и я готов предоставить Орлов принял вызов. Первая версия о по- следовало бы назвать «двойное убийст им сатисфакцию — кто желает?» Лунин литическом споре, скорее всего, точнее. во». Считается, что Якушкин — один из пришпорил лошадь и почтительно подъ- На дуэли первым выстрелил в Лунина прототипов образа Чацкого. Как и Чац ехал к великому князю со словами: «Ваше Алексей Орлов, о котором было извест- кий, он безнадежно влюблен и отвергнут Январь НАУКА, КУЛЬТУРА И ОБРАЗОВАНИЕ (Наталья Щербатова выйдет замуж за категорически воспротивилась женитьбе значенная для публичной огласки, чуть другого — Федора Шаховского, который сына, заявив, что она не может иметь не- ли не манифест декабристов: «Стреляюсь тоже в 1817 году вынашивал планы царе- весткой какую-то там Пахомовну. Черно- на три шага, как за дело семейственное;

убийства). Поэтому Якушкин не дорожил вы же принадлежали к бедному провин- ибо, зная братьев моих, хочу кончить со собственной жизнью и предложил дека- циальному дворянскому роду, не имели бою на нем, на этом оскорбителе моего бристам отдать ее за общее дело, то есть семейства, который для пустых толков устроить псевдодуэль с царем прямо в еще пустейших людей переступил все церкви: в Успенском соборе Кремля во законы чести, общества и человечества.

время торжественного богослужения Пусть паду я, но пусть падет и он, в при Якушкин задумывал убить царя Алексан- мер жалким гордецам, и чтобы золото и дра I из одного пистолета, а из другого — знатный род не насмехались над невин убить себя. ностью и благородством души».

Царь знал о замыслах цареубийст- В июне 1825 года Новосильцев, полу ва со стороны дворянского авангарда, чив оскорбительное письмо от Чернова, и этим во многом объясняется его не- в свою очередь, вызывает Чернова, обви обыкновенно мрачное настроение в нив его в распространении слухов о вы конце жизни. Он как будто предчувству- нужденной его, Новосильцева, женитьбе ет смерть, но ничего не делает для того, под угрозой дуэли. Было назначено даже чтобы разгромить тайные общества и тем место — у Пресненской заставы. Эта ситу самым избежать смерти. Очевидно одно: ация как бы предвосхищала пушкинскую уже в эпоху Александра институт дуэли преддуэльную историю, когда Дантес вы К.Ф. Рылеев. Рисунок с миниатюры. 1820 гг.

начал трансформироваться, давать бе- нужден был под давлением Пушкина же зобразный перекос от идеи чести к иным ниться на Екатерине Гончаровой, которую целям. Дуэль из регулятора дворянской ни состояния, ни связей. Только случай француз не любил. В дело снова вступили чести превращается в нечто другое: в привел Чернова в гвардию, поскольку из- Новосильцевы: они задействовали все средство политической борьбы, в спо- за восстания в Семеновском полку полк рычаги своих придворных связей. Дуэль соб сведения счетов, в театрализованное был расформирован. Новосильцев после на три шага (заведомо смертельная — в представление, участие в котором сулит отказа матери стал тянуть со свадьбой и упор) расстроена начальством — мос действующим лицам славу бретеров и морочить голову брату невесты. ковским генерал-губернатором князем гарантирует общественный резонанс. Двадцатилетний подпоручик Чернов Д.В. Голицыным, узнавшим о ней опять Словом, XIX век — начало гибели дуэли болезненно воспринимал посягатель- таки с подачи Новосильцевых. Новосиль и — дворянского сословия, окончатель- ство на семейную честь. Чернов едет в цев снова пообещал жениться на Екате но исчезнувшего в России только в ХХ ве- Москву на переговоры с Новосильцевым. рине Черновой не позже пяти месяцев.

ке. Он полон решимости либо заставить Но- К родителям Черновой в Старой Быхов Так, печально известная дуэль Черно- восильцева жениться, либо вызвать его на ва и Новосильцева в сентябре 1825 года поединок. Он вызывает Новосильцева, за стала пробой политических сил, гене- щищая запятнанную честь своей сестры.

ральной репетицией декабрьского вос- Поединок назначен на январь 1825 года.

стания. Жертвами этой жестокой репе- Отец Чернова, генерал-майор, служив тиции стали два наивных двадцатилетних ший в 1-й армии под командованием юноши из разных слоев дворянского фельдмаршала Сакена, был призван к на общества. Их жизни были безжалостно чальнику, который распек его за поступки брошены декабристами на алтарь пер- детей, заставив генерала Чернова якобы вой русской революции, точно тела ново- добровольно отказать Новосильцеву, рожденных младенцев — в ненасытную просившему руки его дочери. Понятно, пасть языческого бога Молоха. что на фельдмаршала Сакена оказал дав Подпоручик лейб-гвардии Семеновс- ление клан Новосильцевых.

кого полка Константин Чернов имел не- Будущие декабристы, Рылеев и Алек счастье быть двоюродным братом буду- сандр Бестужев, энергично включились в А.А. Бестужев (Марлинский) Портрет щего декабриста Кондратия Федоровича борьбу с высшим светом, толкая Черно Н.А. Бестужева. 1823 – 1824.

Рылеева. У Чернова была очень красивая ва к неизбежной дуэли и, по существу, к сестра, в которую влюбился флигель- смерти. Бестужев своей рукой пишет за- были отправлены успокоительные пись адъютант царя Александра I Владимир писку Чернова перед дуэлью, вероятней ма от родителей жениха. Прошло еще два Новосильцев. Он сделал сестре Чернова всего, он же ее и сочиняет, потому что месяца ожидания.

предложение и получил согласие от ее блестящая стилистика записки выдает Теперь ответные шаги снова пред родителей. Однако Новосильцев принад- перо романтического писателя, которым принимают декабристы. В начале августа лежал к высшей аристократии, он был позже станет Бестужев, прибавив к своей Рылеев на правах родственника отправ потомком знаменитых Орловых, любим- фамилии вторую часть — Марлинский. ляет письмо Новосильцеву с вопросом, цем императора. И мать Новосильцева Концовка записки, по-видимому предна- когда же наконец тот выполнит свой 52 «Армейский сборник»

долг благородного человека и женится нявшего мученический венец. На могиле время как ставкой в этой крупной игре яв на Черновой. Новосильцев ответил Чер- Константина Чернова это стихотворение ляется будущая государственная власть.

нову 15 августа, отвергая вмешательство прочитал Кюхельбекер: Действующее лицо этого смертельно посторонних лиц и уповая на то, что дело го спектакля — Александр Якубович — Клянемся честью и Черновым – будет решено между заинтересованными уже однажды был персонажем другой ду Вражда и брань временщикам, сторонами. Тем не менее дуэль по на- эльной драмы, в которой участвовал поэт Царей трепещущим рабам, стоянию Чернова состоялась. Дуэлянты А.С. Грибоедов. Речь идет о так называемой Тиранам, нас угнесть готовым.

стрелялись на одном из петербургских «четверной» дуэли (une partie care): Шере островов на шести шагах и, подойдя к метев — Завадовский, Грибоедов — Якубо Нет! Не отечества сыны барьерам, выстрелили одновременно. вич. Сначала должны были стреляться дуэ Питомцы пришлецов презренных.

Оба умерли через несколько дней от лянты (Шереметев — Завадовский), а потом Мы чужды их семей надменных:

смертельных ранений: Новосильцев был их секунданты (Грибоедов — Якубович).

Они от нас отчуждены.

ранен в бок, Чернов — в голову. Мать Но- 12 ноября 1817 года в Петербурге восильцева каялась митрополиту Фила- произошла дуэль штаб-ротмистра кава Так, говорят не русским словом, рету: «Я убийца моего сына;

помолитесь, лергардского полка В.В. Шереметева и ка Святую ненавидят Русь.

владыка, чтоб я скорее умерла». мер-юнкера А.П. Завадовского, в которой Я ненавижу их, клянусь, Между тем Рылеев устроил из траге- участвовали в качестве секундантов от Клянуся честью и Черновым.

дии семейства Черновых политический Завадовского — А.С. Грибоедов, от Ше спектакль. Декабристы, один за другим, реметева — А.И. Якубович, впоследствии На наших дев, на наших жен ходили прощаться с Черновым, так ска- декабрист.

Дерзнет ли вновь любимец счастья зать к одру смерти. Вслед за Евгением История этой дуэли такова. В ноябре Взор бросить, полный сладострастья, Оболенским пришел Александр Якубо- 1817 года между Шереметевым и балери Падет, Перуном поражен.

вич, известный позер и блестящий го- ной Истоминой, которая два года жила у ворун, который произнес у ложа смер- него на квартире и была его содержанкой, И прах твой будет в посмеянье, тельно больного Чернова зажигательную произошел разрыв. Балерине Истоминой И гроб твой будет в стыд и срам.

обличительную речь. Похороны Чернова Пушкин посвятил вдохновенную строфу в Клянемся дщерям и сестрам:

декабристы сделали многолюдными 1 главе «Евгения Онегина»:

Смерть, гибель, кровь за поруганье.

и тоже превратили в первую русскую Блистательна, полувоздушна, уличную политическую манифестацию. А ты, брат наших ты сердец, Смычку волшебному послушна, Были наняты десятки карет, оповещены Герой, столь рано охладелый, Толпою нимф окружена, единомышленники будущих декабристов Взносись в небесные пределы:

Стоит Истомина;

она о предстоящих похоронах. Чернова хо- Завиден, славен твой конец.

Одной ногой касаясь пола, ронили как жертву придворной бюрок Другою медленно кружит, ратии. Декабрист Евгений Оболенский Ликуй, ты избран Русским Богом И вдруг прыжок, и вдруг летит, позднее вспоминал: «Многие и многие Нам всем в священный образец.

Летит, как пух от уст Эола;

собрались утром назначенного дня для Тебе дан праведный венец, То стан совьет, то разовьет, похорон ко гробу безмолвного уже Чер- Ты чести будешь нам залогом.

И быстрой ножкой ножку бьет.

нова, и товарищи вынесли его и понесли в церковь: длинной вереницей тянулись Декабристы становятся первыми ре и знакомые, и незнакомые воздать пос- жиссерами политического шоу, хорошо Истомина уверяла, что причиной ее ледний долг умершему юноше. Трудно знакомому нашему современнику начиная разрыва с Шереметевым была его жес сказать, какое множество провожало со сталинских времен. А дворянская честь токость и беспокойный характер, другие гроб до Смоленского кладбища;

все, что превращается в разменную монету, в то же говорили, что у Шереметева «обмелел мыслило, чувствовало, соединилось тут карман», и ничем другим он перед ней не в безмолвной процессии и безмолвно провинился.

выражало сочувствие тому, кто выразил 3 ноября Истомина переехала от Ше идею общую, которую всякий сознавал реметева на отдельную квартиру, а через и сознательно, и бессознательно: защи- два дня, 5 ноября, отправилась из театра к ту слабого против сильного, скромного графу Завадовскому вместе с Грибоедовым против гордого». Либо Рылеев, либо Кю- Он снимал квартиру на пару с Завадовс хельбекер по случаю сочинили стихот- ким. По словам Истоминой на следствии ворение «На смерть Чернова», в которой по делу о дуэли, Грибоедов знал о ее ссо был обозначен один из главных пунктов ре с Шереметевым, поскольку был с ним политической программы декабрис- дружен;

Грибоедов якобы пригласил Ис тов — изгнание из русского Отечества томину к князю Шаховскому, драматургу пришельцев-временщиков, подобных и постановщику пьес, служившему при ненавистному Аракчееву, объясняющих- театральной дирекции, от благосклоннос ся на чуждом народу наречии. Сам же ти которого во многом зависела судьба те В.П. Завадовский. Миниатюра Чернов возводился в ранг героя, при- атральных актрис на сцене. На самом деле Ж. А. Беннера. 1823 г.

Январь НАУКА, КУЛЬТУРА И ОБРАЗОВАНИЕ вместо квартиры Шаховского он привез гам». Завадовский попросил у Шереметева кий. — К барьеру!» Шереметев подошел Истомину к Завадовскому, согласно объяс- два часа сроку, чтобы пообедать. Якубович к барьеру. По словам Д.Н. Смирнова, при нению Грибоедова, «единственно для того и Шереметев уехали. сутствовавшие на дуэли стали просить только, чтоб узнать подробнее, как и за что На другой день, 10 ноября, в 9-м часу Завадовского пощадить жизнь Шереме она поссорилась с Шереметевым». утра, они снова приехали к Завадовскому тева. «Я буду стрелять в ногу», — сказал По словам С.Н. Бегичева, Грибоедов для переговоров о дуэли, причем Шереме- Завадовский. «Ты должен убить меня, или я по-приятельски убедил Истомину съез- тев, хотя и утверждал, что «ничем не оби- рано или поздно убью тебя», — сказал ему дить к нему выпить чаю. Истомина, зная, жен», тем не менее требовал смертельного Шереметев, слышавший эти переговоры.

что Шереметев за ней ревниво следит, поединка, потому что он «клятву дал». Зава- «Зарядите мои пистолеты», — прибавил назначила Грибоедову место для встре- довский и его товарищ подпоручик гвар- по-французски Шереметев, обратившись к чи — на Суконной линии Гостиного двора. дейской артиллерии барон Строганов, в своему секунданту Якубовичу.

Она подъехала туда на театральной карете, этот день случайно оказавшийся на кварти- Завадовскому ничего не оставалось, пересела в сани Грибоедова и отправилась ре Завадовского, вдвоем пытались убедить как стрелять. Пуля пробила Шереметеву на квартиру к нему и Завадовскому. Шере- Шереметева в бесцельности поединка. Тот бок и прошла через живот, только не навы лет, а остановилась в другом боку. Шереме тев упал навзничь и стал нырять по снегу, как рыба. Гусар Каверин, присутствовав ший на дуэли как наблюдатель, подошел к нему и сказал: «Что, Вася, репка?» — имея в виду простонародное русское лакомство в смысле: «Вкусно ли? Хороша ли закуска?»

Грибоедов рассказывал, что после дуэли он долго не мог избавиться от этого виде ния — ныряющего по снегу Шереметева в конвульсиях боли. Грибоедова после дуэли и смерти Шереметева долгое время неотступно преследовали страдальческие глаза раненого.

Шереметева положили на носилки.

Пуля была вынута доктором Ионой из тела Шереметева. Якубович показал пулю Зава А.С. Грибоедов. Акварель В. Машкова. А.И. Якубович. Рисунок П. Каратыгина.

довскому, положил ее к себе в карман и ска 1827 г. 1825 г.

зал Завадовскому: «Это тебе». Спустя сутки метев, выследивший Истомину, следовал стоял на своем, вероятно, потому, что успел после дуэли Шереметев умер. Перед смер за их санями, убедился, что Истомина с помириться с Истоминой еще до дня дуэли тью он просил у Грибоедова прощения.

кем-то приехала к Завадовскому, и через и, как только остался с ней с глазу на глаз, В этих обстоятельствах Якубович и слуг узнал, что этот кто-то — Грибоедов. он достал пистолет и, приставив его ко лбу Грибоедов не могли стреляться сразу пос Заметим, что Истомина прожила у Завадов- Истоминой, сказал ей: «Говори правду или ле смерти Шереметева. Завадовский был ского двое суток. не встанешь с места, даю тебе на этот раз отправлен царем Александром I за грани Шереметев бросился за советом к слово. Ты будешь на кладбище, а я — в Си- цу (отец Шереметева просил императора своему приятелю Якубовичу, корнету бири... Имел тебя на этот раз Завадовский не подвергать Завадовского наказанию и лейб-гвардии Уланского полка. Якубович или нет?» Со страху или в самом деле Исто- говорил, что гибель сына — естественный категорично заметил: «Разумеется, драться! мина ответила утвердительно, чем вызвала результат его жизни, повесы и бретера).

Но главный вопрос теперь: как и с кем? Ис- ненависть Шереметева к Завадовскому. Якубович был переведен на Кавказ в дейст томина твоя была у Завадовского, но при- 11 ноября дуэль не состоялась по при- вующую армию.

вез ее туда Грибоедов. Стало быть, тут два чине снежной погоды. 12 ноября, в 2 часа По Москве и Петербургу поползли лица, требующие пули, а из этого выходит, дня, противники съехались на Волковом слухи, будто бы Грибоедов испугался дуэли что, для того чтобы никому не было обидно, поле. По условиям дуэли, барьер сделали с Якубовичем. Эти сплетни во многом выну мы, при сей верной оказии, составим дуэль на 18 шагов. По версии доктора Ионы, сви- дили Грибоедова уехать из Москвы. Между четверых: ты стреляйся с Грибоедовым, а я детеля дуэли, барьер был сделан на 12 ша- тем Якубович на Кавказе сочинял фантасти на себя возьму Завадовского». гов. Договорились о том, что первый, кто ческую романическую историю о том, что Шереметев и Якубович, возможно оба выстрелит, должен был подойти к барьеру. Грибоедов и Завадовский, увидев смерть пьяные, 9 ноября, в 4 часа дня, приехали к Завадовский, отличный стрелок, хладно- Шереметева, якобы отказались стрелять Грибоедову и Завадовскому и потребовали кровно и неторопливо шел к барьеру. Это ся, тогда Якубович с досады выстрелил по от них «тот же час драться насмерть». Гри- взбесило Шереметева, и он выстрелил, Завадовскому и прострелил ему шляпу, за боедов заметил Шереметеву: «Нет, братец, еще не доходя до барьера. Пуля пролетела что и был сослан в Грузию. Эту историю я с тобой стреляться не буду, потому что, возле самой шеи Завадовского и оторвала Якубович в красках расписал Муравьеву право, не за что, а вот если угодно Алексан- часть воротника у сюртука. «Ах, он посягал Карскому, едва ли пощадив репутацию дру Ивановичу (Якубовичу), то я к его услу- на мою жизнь! — разозлился Завадовс- Грибоедова и Завадовского. Обладая не 54 «Армейский сборник»

обыкновенным красноречием, Якубович 23 октября Муравьев-Карский отыскал ву Якубовича. Первым намерением Грибо умело восстановил против Грибоедова за селением Куки удобный овраг, непри- едова было раздробить плечо Якубовичу, Муравьева-Карского. По-видимому, эту же метный со стороны дороги на Кахетию, чтобы лишить его возможности впредь историю он в своей версии излагал впо- возле татарской могилы. Он договорился участвовать в каких бы то ни было дуэлях.

следствии также и Александру Бестужеву, с доктором Миллером из военного гос- Грибоедов отлично понимал, что перед который позже отмечал, что предвзято от- питаля, что тот будет на месте поединка, ним опасный бретер, возомнивший себя носился к Грибоедову, не зная истинного чтобы оказать врачебную помощь, если чуть ли не Богом, которому дано право положения дел. это понадобится. Также Муравьев-Карский убивать или миловать окружающих людей.

Не даром Пушкин, хорошо зная любовь условился с Якубовичем, что он спрячется Позднее эта позиция бретера была запре Якубовича к дешевым театральным эффек- за татарским монументом. Якубович пошел щена дуэльным кодексом, который гласил:

там и к вычурной романтической лжи, пи- туда пешком. Грибоедов и Амбургер на «Дуэль недопустима как средство для удов сал в письме к Александру Бестужеву: «Кто бричке с пистолетами отправились к месту летворения тщеславия, фанфаронства, писал о горцах в «Пчеле» (официозная газе- поединка. Муравьев-Карский ехал за ними возможности хвастовства, стремления та Ф.В. Булгарина «Северная пчела». — А.Г.)? верхом. В овраге никого не было, но вскоре к приключениям вообще, любви к сильным Вот поэзия! Не Якубович ли, герой моего Муравьев-Карский привел Якубовича. ощущениям, наконец, как предмет своего воображения. Когда я вру с женщинами, я Секунданты отмерили барьеры, за- рода рискованного, азартного спорта». Вот их уверяю, что я с ним разбойничал на Кав- рядили пистолеты. Якубович и Грибоедов почему желание Грибоедова «выбить из казе, простреливал Грибоедова, хоронил были без сюртуков. Якубович подошел к седла» Якубовича в той ситуации вполне Шереметева etc». своему барьеру и ждал выстрела Грибое- оправданно. Впрочем, Грибоедов не вос Итак, через год в Тифлисе состоялась дова. Грибоедов подвинулся на два шага. пользовался своим преимуществом и не вторая в «четверной» дуэли дуэль секун- Они простояли в ожидании выстрела око- подошел к барьеру, а стрелял с того места, дантов: Грибоедова и Якубовича. 21 ок- ло минуты. Якубович, потеряв терпение, где остановился. Пуля пролетела у самого тября 1818 года Якубович встретился в выстрелил. Он, по словам Муравьева-Кар- затылка Якубовича, так что он схватился Тифлисе с Грибоедовым, который ехал ского, метил в ногу Грибоедова, однако за затылок, полагая себя раненым, посмот через Грузию с дипломатической миссией попал в ладонь левой руки, близ мизинца. рел на руку, но на ней крови не было. Пуля в Персию. Якубович предложил Н.Н. Му- Некоторые современники утверждали, что Грибоедова ударилась о землю позади Яку равьеву-Карскому быть его секундантом. Якубович, как отличный стрелок, специ- бовича. «О, несправедливая судьба!» — по Секундантом Грибоедова был его сослужи- ально прострелил Грибоедову руку, зная, французски воскликнул Грибоедов.

вец дипломат Амбургер. что Грибоедов — блестящий музыкант и Пока секунданты искали доктора, В Тифлисе секунданты не могли най- импровизатор на фортепиано. Когда Гри- уехавшего в горы и не нашедшего места ти подходящего места для дуэли. Хотели боедов приподнял окровавленную руку, дуэли, раненый Грибоедов лежал на ру стреляться на квартире у Талызина. По- потряс ее и показал секундантам, Якубович ках у Якубовича. Доктор Миллер пере пытка примирения Грибоедова и Якубо- будто бы воскликнул: «По крайней мере, вязал рану Грибоедова, его положили на вича 22 октября ни к чему не привела, играть перестанешь!» (После дуэли Гри- бричку и отвезли на квартиру Муравьева несмотря на то, что Грибоедов заявил при боедов заказал специальную накладку на Карского. Чтобы скрыть поединок, секун секундантах, что никогда не обижал Яку- данты и дуэлянты рассказывали, будто все бовича, с чем он согласился. Грибоедов они были на охоте, Грибоедов свалился с добавил, что, хотя обижен Якубовичем, тем лошади, и лошадь наступила ему копытом не менее предлагает закончить дело ми- на руку.

ром. Якубович в ответ заявил: «Я обещался Когда Якубович добивался второй дуэ честным словом покойному Шереметеву ли секундантов, не чувство дружбы и долга при смерти его, что отомщу за него на вас перед убитым Шереметевым руководило и на Завадовском». — «Вы поносили меня им, а безмерное тщеславие. Подобными везде», — заметил Грибоедов. «Поносил поступками Якубович хотел войти в исто и должен был сие сделать до этих пор, но рию — и, как ни странно, он таки добился теперь я вижу, что вы поступили как благо- своего: вошел в историю как негодяй и родный человек;

я уважаю ваш поступок;

аморалист, как один из предателей дека но не менее того должен кончить начатое бристского движения.

дело и сдержать слово свое, покойнику В 1-й Чеченской войне Якубович по А.И. Якубович. Рисунок А.С. Пушкина. 1829 г.

данное». — «Если так, так господа секун- лучил серьезную рану в лоб, носил чер данты пущай решают дело», — закончил изуродованный палец и продолжал играть ную повязку на голове, любил срывать ее спор Грибоедов. так же блестяще;

по этому пальцу труп Гри- со лба, показывая всем, какой он герой. В Муравьев-Карский предложил секун- боедова опознали в Тегеране, после того «Горе от ума» Грибоедов иронически «ляг данту Грибоедова Амбургеру драться на как разъяренная толпа напала на русское нул» Якубовича: Загорецкий, распростра квартире Якубовича, но тот не согласился, посольство в Персии.) няя клевету о безумии Чацкого, дает одну говоря, что Якубович мог заранее пристре- Грибоедов, поначалу не желавший из версий его сумасшествия:

ляться в своей комнате. Условились про- убивать Якубовича и не чувствовавший к В горах изранен в лоб, вести дуэль в поле, после чего все вместе нему личной ненависти, после полученной Сошел с ума от раны… дружно поужинали. раны поднял пистолет и стал метить в голо Январь НАУКА, КУЛЬТУРА И ОБРАЗОВАНИЕ В дальнейшем Якубович начал творить ливо стреляли именно «в живот» с целью жели теперь. Мы расстались. Я ждал с год, политические легенды: он выдавал себя за убить наверняка. следя за Грибоедовым издали и наконец члена тайного Кавказского общества, руко- Здесь сталкивались две «дуэльные узнал, что он женился и наслаждался пол водимого Ермоловым. В действительности стратегии». Первая дуэльная стратегия ным счастьем. Теперь, думал я, настала моя такого общества никогда не существовало. Федора Толстого-Американца рождалась очередь послать противнику свой выстрел, 25 декабря 1825 года на Сенатской площади из корыстного расчета. Второй придер- который должен быть роковым, так как все Петербурга он вызвался быть убийцей царя живался Пушкин. Он всегда ждал первого знали, что я не делаю промаху. Боясь, что Николая I. Но при этом совершал странные выстрела со стороны противника, чтобы меня не примут или назовут настоящим челночные движения — от декабристов к подойти возможно ближе к барьеру, а зна- именем, я оделся черкесом и назвал себя царю и обратно. Николаю I он представал чит, и к дуэльному сопернику. Правда, чаще каким-то князем из кунаков Грибоедова в роли миротворца между враждующими всего Пушкин «стрелял на воздух», потому (кунаки — соседи. — А.Г.). Явившись к нему сторонами, а декабристам обещал с мину- что его нравственной природе было чуждо в дом, велел о себе доложить, зная, что он ты на минуту покончить с живым царем. убийство. И в этом Пушкин поистине был в это время был дома и занимается в своем Грибоедов, стреляя в Якубовича, хотел христианином. Исключение составляет ду- кабинете один. Велено меня просить. Я во сделать в отношении Якубовича то же, что эль с Дантесом, когда Пушкин понимал, что шел в кабинет, и первым моим делом было и прапорщик Нарышкин — в отношении только смерть одного из них будет финалом замкнуть за собою на ключ дверь и ключ Федора Толстого-Американца. Нарышкин семейной и общественной драмы. В этой спрятать в карман. Хозяин был чрезвычайно был другом капитана Брунова, накануне дуэли эти две противоположные стратегии изумлен, но все понял, когда я обратился к стрелявшегося с Толстым-Американцем. столкнулись. Скорее всего, Дантес заранее нему лицом, и он пристально взглянул мне Брунов защищал честь своей сестры, узнал, как Пушкин вел себя на дуэли и, по- в глаза, и когда я ему сказал, что пришел за но был убит Толстым-Американцем. На- добно Толстому-Американцу, выстроил на своим выстрелом. Делать было нечего, мы рышкин вызвал убийцу друга с твердым этом свой расчетливый план. Он стрелял стали по концам комнаты — и я начал мед намерением либо умереть самому, либо первым и попал Пушкину «в живот», куда, ленно наводить свой пистолет, желая этим оборвать жизненный путь убийцы, за кото- вероятно, заранее метил. После дуэли ге- помучить и подразнить своего противника, рым тянется кровавый след. Перед дуэлью ниальный Пушкин, скорее всего, догадался так что он пришел в сильное волнение и он сказал Толстому: «Знай, что, если ты не о заранее заготовленном замысле Дантеса. просил скорее покончить. Но вдруг я пони попадешь, то я убью тебя, приставив пис- Тяжело раненный, возвращаясь в коляске зил пистолет, раздался выстрел, Грибоедов толет ко лбу! Пора тебе кончить!» Речь идет после поединка на Черной речке, Пушкин о вызове дуэльного соперника к барьеру в разговоре с Данзасом вспомнил о дуэли и вернейший выстрел с минимального Дорохова с Щербачевым в 1819 году, когда расстояния. Но Федор Толстой-Америка- Дорохов, известный бретер, стрелял Щер нец был опытным дуэлянтом и стрелял бачеву в живот.

наверняка, так же как он играл в карты Наличие расчета в момент дуэли — яв «наверняка», то есть передергивал, будучи ное доказательство, что дуэль начинает вы опытным шулером. Грибоедов в «Горе от рождаться как орудие чести. Всякая про ума» написал о нем: фессионализация общественного явления есть верный признак гибели этого явления.

В Камчатку сослан был, Федор Толстой-Американец стал профес вернулся алеутом сиональным дуэлянтом, как и профессио И крепко на руку нечист, нальным карточным игроком. А Якубович Да умный человек сделал дуэль средством прославления не может быть не плутом.

своего громкого имени, он максимально Федор Толстой-Американец стрелял театрализовал дуэль, тоже сильно поспо А.С. Грибоедов в феске. Рисунок наверняка — в живот. Согласно дуэльной собствовав уничтожению этого регулятора А.С. Пушкина. 1831 г.

терминологии, есть два основных спосо- дворянской чести.

ба расправиться с дуэльным противни- Якубович, очевидно, был вниматель- вскрикнул, и, когда рассеялся дым, я увидел, ком: метить «в нос» и «в ляжку». Метить «в ным читателем Пушкина, потому что, рас- что попал, куда хотел: я раздробил ему два нос» — значит убить наповал, желать про- сказывая выдуманную историю о дуэли с больших пальца на правой руке, зная, что тивнику смерти. Метить «в ляжку» — смыть Грибоедовым, Якубович не побрезговал он страстно любил играть на фортепиано и оскорбление первой кровью. Часто те, кто грубым плагиатом, «приватизировал» сю- что лишение этого будет для него ужасно.

метили «в ляжку», промахивались и попада- жет из пушкинского «Выстрела» и попросту — Вот вам на память! — воскликнул я, ли в живот. Так было с Онегиным, который поставил себя на место Сильвио. А.И. Шту- отмыкая дверь и выходя из дому.

не хотел смерти Ленского, но промахнулся. кенберг вспоминал рассказ Якубовича: «Мы На выстрел и крик сбежались жена Опытные дуэлянты, вроде Толстого-Аме- с Грибоедовым жестоко поссорились — и я и люди;

но я свободно вышел, пользуясь риканца, всегда метили «в живот», чтобы вызвал его на дуэль, которая и состоялась. общим смущением, своим костюмом и сделать видимость промаха. Мол, они не Но когда Грибоедов, стреляя первый, дал блестевшими за поясом кинжалом и пис желали смерти противнику. Пуля «в живот» промах, — я отложил свой выстрел, ска- толетом».

должна была казаться неудачно посланной зав, что приду за ним в другое время, когда Пушкинский Сильвио вел себя благо пулей «в ляжку». На самом деле они расчет- узнаю, что он будет дорожить жизнью, не- роднее: он выстрелил не в графа, а в сто 56 «Армейский сборник»

рону. Тогда уже погибший в Персии Грибо- ему не оставалось места в этом времени Подобный эпизод произошел в полку едов не мог опровергнуть эту наглую ложь бесчестья и расчетливой корысти. кавалергардов, самом элитарном гвардей с душком романтизма. В конце 30-х годов аристократ Лев ском полку, где служили когда-то Репнин, Вовсе не случайно, что именно Пушки- Гагарин публично оскорбил графиню Во- Михаил Орлов, Лунин, Пестель. Никитенко ну, как «невольнику чести», по меткому оп- ронцову-Дашкову, приятельницу Пушкина записал в своем дневнике историю, как ределению Лермонтова, пришло в голову и Лермонтова. Ее друг аристократ Сергей несколько офицеров из самых знатных сделать Якубовича героем романа, сюжет- Долгоруков предпочел остаться в сторо- фамилий напились. Двое из них поссо ной пружиной которого является дуэль. В не и не встал на ее защиту. Согласно ду- рились, и офицерское общество решило, неосуществленном замысле «Романа на эльному кодексу, оскорбленная женщина что выходить на дуэль этим двоим нет Кавказских водах» Якубович (или Кубович) «имеет право обратиться к любому лицу, смысла — лучше разделаться кулаками.

был шулером (как Федор Толстой-Амери- которое делается ее естественным за- Те надавали друг другу пощечин и опле канец) и одновременно циничным, рас- щитником». Вызвал Гагарина на поединок ух и помирились. Даже царь Николай I, четливым разбойником, не брезгующим посторонний человек, не потерпевший ос- известный противник дуэлей, был крайне под видом переодетого черкеса грабить корбление женщины в своем присутствии. возмущен и исключил из гвардии эту кучку в горах своих товарищей-офицеров. Веро- Правда, Лев Гагарин все равно на дуэль не негодяев. По поводу этой скандальной ис ятно, Пушкин в этом замысле объединил вышел, обратившись за помощью к началь- тории Пушкин писал жене: «По мне драка двух бретеров — Якубовича и Федора ству — к всесильному шефу жандармов Киреева гораздо простительнее, нежели Толстого-Американца (с последним Пуш- А.Х. Бенкендорфу. славный обед наших кавалергардов и бла кин намерен был стреляться сразу после горазумие молодых людей, которым плюют южной ссылки). Оба они демонстративно и в глаза, а они утираются батистовым плат вызывающе пренебрегали нравственными ком, смекая, что если выйдет история, так принципами. их в Аничков не позовут».

Антипод Якубовича в задуманном пуш- За несколько лет до этого мордобой кинском романа Гранев «предан черкесам», вместо дуэли был бы совершенно немыс то есть предательски отдан в черкесский лим в дворянском (и офицерском) обще плен с подачи Якубовича. Так Якубович стве. Теперь это стало нормой. Дуэль пре руками врагов избавляется от опасного вратилась в предрассудок. Понятно, почему любовного соперника. Гранев бежит из Пушкин писал в конце 1836 года: «Как чело плена, спасенный черкешенкой, вызывает век с предрассудками — я оскорблен».

Якубовича на поединок и убивает его. Ду- Еще раньше, в 1832 году, князь Федор эль для Пушкина — единственный регуля- Гагарин генерал-майор, адъютант Багра Ф.Ф. Гагарин. Миниатюра П. Волкова. 1833 г.

тор справедливого нравственного возмез- тиона, участник войны 1812 года, обедал дия, Божьего суда, ставящего добро и зло 1 сентября 1830 года в лейб-кирасирс- вместе с Павлом Ржевским в московском на свое место.


Честь, таким образом, для ком полку царя раздавали билеты старшим ресторане у Яра, немало выпили, заспо Пушкина синоним совести, а дворянское офицерам на императорский бал в Царском рили о спарже, которую в незапамятные сословие, по убеждению Пушкина, должно селе. Поскольку несколько офицеров от- времена ел граф Потемкин, переругались обладать внутренним стержнем — совест- сутствовали, последний из четырех билетов в дым. Князь Гагарин прокричал: «Вы за ливостью, но внешне этот внутренний достался поручику Ключинскому. Корнет бываете, что при мне сабля!» Павел Ржев стержень может быть выражен только в граф Платер, по-видимому страстно желав- ский в ответ: «А при мне — стул, который форме выхода на дуэль как единственно ший попасть на дворцовый бал, стал насме- я могу швырнуть вам в рожу». — «Выйдите возможном способе защиты чести. хаться над поручиком Ключинским, счастли- вон!» — потребовал Гагарин. «Я не выйду, а Надо заметить, что к концу алексан- вым обладателем билета: тот, мол, не может вас выкину». Хотя скандал произошел при дровского царствования окончательно принимать участие на балу во дворце, пото- множестве свидетелей, и Ржевский просил сложился русский дуэльный кодекс, пред- му что не умеет ни танцевать, ни говорить Григория Корсакова быть его секундантом, ставления о дворянской чести выкристал- по-французски. Действительно, поручик дело окончилось примирением, и, как иро лизовались, больше того, они стали фор- Ключинский попал в императорскую гвар- нически выразился в письме Булгаков, «вся мализовываться, что живо почувствовал в дию из разночинцев, точнее он поступил кий остался при куче грубостей, коими был 30-е годы XIX века Пушкин и был этим ис- туда из сенатских регистраторов вольнооп- наделен». Утереться — и жить дальше — кренне опечален. Пушкин одним из первых ределяющимся унтер-офицером и лишь к вот нравственный принцип, еще недавно понял, что дуэль начинает умирать, а вместе 27 годам получил звание поручика. невозможный в дворянском обществе.

с ней умирает дворянская честь, неистовым Ключинский ответил графу Платеру, что В том же 1832 году в Твери хороший апологетом которой Пушкин считал самого его речь глупа и неприлична. Платер при- знакомый Пушкина и Петра Киреевского себя с полным основанием. Не даром поэт грозил заставить Ключинского замолчать и Александр Ардалионович Шишков поссо называл себя «человеком с предрассудка- перчаткой задел ему по носу. Ключинский рился на балу с Черновым, младшим бра ми»: действительно, чувство чести в нем съездил Платеру по морде. Их разняли рот- том того самого Чернова, который 7 лет было развито необычайно сильно. Время мистры Каблуков и барон Розен. Публичная назад стрелялся с Новосильцевым. После николаевского режима, в котором идея пощечина не привела к дуэли. Начальство оскорблений со стороны Чернова Шишков чести переставала быть значимой, выталки- наказало побранившихся, но они остались вызвал его на дуэль. Чернов отказался от вало Пушкина. Он чувствовал себя не у дел, служить в царской гвардии. дуэли. Тогда Шишков дал ему пощечину, Январь НАУКА, КУЛЬТУРА И ОБРАЗОВАНИЕ чтобы вынудить защищать свою дворянс- Лермонтов, не менее Пушкина острый согласен быть убийцей Печорина, а секун кую честь. Чернов, не говоря ни слова, по- наблюдатель нравов и летописец своего данты Грушницкого делаются соучастникам бежал домой, схватил кинжал и стал ждать времени, дважды писал в своих произведе- преступления. Любопытно, что преслову Шишкова у крыльца. Когда тот вышел, Чер- ниях о дуэлях, и каждый раз лермонтовская тый бретер Якубович тоже в свое время нов его зарезал. оценка была свидетельством упадка дуэли. был драгунским капитаном. Ритуал дуэли, В мае 1836 года обе столицы всколых- В романе «Княгиня Лиговская» чиновник таким образом, должен благополучно нуло ужасное событие: чиновник Павлов Красинский, обиженный Печориным, чуть скрыть улики задуманного убийства.

зарезал кинжалом чиновника Апрелева, не задавившим его лошадьми, отказывает- Во второй половине XIX века, когда на когда тот выходил из-под венца из церкви ся от дуэли, потому что смерть противника, арену истории выходят разночинцы, дуэль с молодой женой. На военном суде Павлов как и его собственная смерть, не решит его вообще перестает быть чем-то важным. В отказался объяснять причины убийства, за- психологических проблем. Поэтому Кра- тургеневском романе «Отцы и дети» дуэль явив, что их с Апрелевым рассудит только синский скорее страдает и стенает, ропща Базарова и Павла Петровича Кирсано Бог. Общество заклеймило Павлова, назвав на жизнь, нежели собирается всерьез дейст- ва — это просто фарс, пародия на дуэль.

его «гнусным убийцей». Между тем, осуж- вовать, то есть смывать оскорбление кро- Павел Петрович — бывший офицер-гвар денный на каторгу и лишенный всех прав вью на дворянском дуэльном поединке: деец, добровольно вышедший в отставку.

дворянства, он в личном письме к царю «— Милостивый государь! — отвечал Базаров тоже из дворян, хотя и исповедует объяснил свой поступок и рассказал, что он, задыхаясь, — вы едва меня сегодня не разночинские идеалы. И вот два дворяни Апрелев шесть лет назад обольстил его задавили, да, меня, который перед вами… на выходят на дуэль без видимого повода.

сестру и прижил с ней двух детей, обещая и этим хвастаетесь, вам весело! — а по ка- Зная, что Базаров презирает «феодальные жениться. Впрочем, обманул. Павлов вы- кому праву? Потому что у вас есть рысак, поединки» и может отказаться выйти на звал Апрелева на дуэль. Тот не только не белый султан? Золотые эполеты? Разве я не дуэль, Павел Петрович приносит с собой вышел на поединок, но и нахально заявил такой же дворянин, как вы?.. трость, чтобы побить Базарова палкой и Павлову, что намерен жениться на другой. вынудить его выйти на дуэль. Гордый База Мать невесты предлагала откупиться от ров соглашается на дуэль немедленно:

Павловых деньгами. Тогда Павлов написал «— Я бы мог объяснить вам причи Апрелеву: «Если ты настолько подл, что ну, — начал Павел Петрович. — Но я пред не хочешь со мной разделаться обыкно- почитаю умолчать о ней. Вы, на мой вкус, венным способом между порядочными здесь лишний;

я вас терпеть не могу, я вас людьми (на дуэли. — А.Г.), то я убью тебя презираю, и если вам этого не довольно...

под венцом». Царь помиловал Павлова и Глаза Павла Петровича засверкали...

приказал сослать его на Кавказ в солдаты Они вспыхнули и у Базарова.

с правом выслуги. Пушкин писал жене: «То, — Очень хорошо-с, — проговорил что ты пишешь о Павлове, помирило меня он. — Дальнейших объяснений не нужно.

с ним. Я рад, что он вызвал Апрелева». Вам пришла фантазия испытать на мне Друг Пушкина Павел Нащокин рас- свой рыцарский дух. Я бы мог отказать вам П.Е. Заболотский. М.Ю. Лермонтов в мен сказывал историку Петру Бартеневу, как в этом удовольствии, да уж куда ни шло!

тике лейб гвардии Гусарского полка. 1837 г.

однажды Дельвиг вызвал на дуэль Фадея — Чувствительно вам обязан, — от Булгарина, редактора газеты «Северная — Ваши рассуждения немножко ветил Павел Петрович, — и могу теперь пчела». Сам Нащокин должен был быть се- длинны — назначьте час — и разойдем- надеяться, что вы примете мой вызов, не кундантом у Дельвига, а Рылеев — секун- тесь: вы так кричите, что разбудите всех заставив меня прибегнуть к насильствен дантом у Булгарина. Но Булгарин отказался лакеев … ным мерам.

выйти на поединок, мотивировав свой от- Печорин сказал свой адрес. — То есть, говоря без аллегорий, к каз весьма оригинально: «Скажите барону — Драться! Я вас понимаю! Драться этой палке, — хладнокровно заметил Ба Дельвигу, что я на своем веку видел боль- насмерть!.. И вы думаете, что я буду доста- заров. — Это совершенно справедливо.

ше крови, нежели он чернил». Булгарин на точно вознагражден, когда всажу вам в сер- Вам нисколько не нужно оскорблять меня.

самом деле воевал — это так, но его отказ дце свинцовый шарик!.. Прекрасное утеше- Оно же и не совсем безопасно. Вы можете выйти на поединок не столько личная тру- ние!.. Нет, я б желал, чтоб вы жили вечно и остаться джентльменом... Принимаю ваш сость, сколько знамение времени. Потеря чтоб я мог вечно мстить вам. Драться! Нет!.. вызов тоже по-джентльменски».

дворянской чести уже нисколько не важна тут успех слишком неверен… Базаров не в ладах с собой: разумом для дворянина. Меняются жизненные цен- — В таком случае ступайте домой, он понимает глупость уже погибшей в гла ности. «Самое дорогое у дворянина — это выпейте стакан воды и ложитесь спать, — зах общества дуэли, но, с другой стороны, его личная честь». Эта жизненная ценность возразил Печорин, пожав плечами…» представления о дворянской чести еще гибнет. На смену приходит другая, сфор- В «Герое нашего времени» дворянин живы даже в его позитивистской душе:

мулированная в начале ХХ века Николаем Грушницкий пренебрегает законами чес- «Фу ты черт! Как красиво и как глупо! Экую Островским: «Самое дорогое у челове- ти, согласившись участвовать в низкой мы комедию отломали! Ученые собаки так ка — это жизнь». Если погибло понятие интриге драгунского капитана, который на задних лапах танцуют. А отказать было чести, если дуэль перестала быть регуля- предлагает в момент дуэли вложить пулю невозможно, ведь он меня, чего доброго, тором дворянской чести, то дворянского лишь в пистолет Грушницкого. Фактически ударил бы и тогда... пришлось бы задушить сословия больше нет. последний без особых угрызений совести его, как котенка».

58 «Армейский сборник»

Впрочем, в ответ Базаров тонко по- время иное, вовсе не пушкинское. У обоих хорошо, то, слушая все твои нападки на издевался над приказавшим долго жить, писателей уже нет «предрассудков чести», Толстого, подумал бы, что ты завидуешь по его мнению, дуэльным ритуалом. Он которыми гордился Пушкин. Толстой тоже, ему.


предлагает Павлу Петровичу вместо се- как и Тургенев, в этой истории вел себя не- — В чем это я могу завидовать ему?

кундантов взять свидетеля — лакея Пет- ровно, то требуя дуэли, то принося извине- В чем? Говори! — воскликнул Тургенев.

ра. Тот, мол, «человек, стоящий на высоте ния, которые подчас выглядели как новые... Тургенев засмеялся и с каким-то современного образования». Это грубое оскорбления, провоцирующие Тургенева сожалением в голосе произнес:

нарушение дуэльного кодекса: секунданты выйти на дуэль. Все это опять-таки призна- — Ты, Панаев, хороший наблюдатель, и дуэлянты должны быть людьми одного ки того, что во второй половине XIX века когда дело идет о хлыщах (И.И. Панаев на сословия — дворянского сословия. Не дуэль почти совершенно умерла. писал цикл «физиологических» очерков дворяне вообще не имеют права участво- Авдотья Панаева вспоминала: «Хлыщи». — А.Г.), но не советую тебе поры вать в дуэльном поединке. Поэтому, когда «Когда Тургенев только что познако- ваться высказывать свои наблюдения вне Онегин в пику секунданту Ленского, дере- мился с графом Толстым, то сказал о нем: этой сферы!

венскому интригану Зарецкому, предлага- — Ни одного слова, ни одного дви- Панаев обиделся» (Панаева (Головаче ет перед самой дуэлью познакомить его жения в нем нет естественного! Он вечно ва) А.Я. Воспоминания. М., 1972, С. 243).

со своим секундантом — лакеем (тот, по рисуется перед нами, и я затрудняюсь, как Личная антипатия писателей Л. Толс крайней мере, «малый честный», по сло- объяснить в умном человеке эту глупую того и Тургенева перешла вскоре в ссору.

вам Онегина), Онегин вполне сознательно кичливость своим захудалым графством! 27 мая 1861 года в селе Степановка Ор нарушает дуэльный кодекс, рассчитывая на — Не заметил я этого в Толстом, — ловской губернии, в имении А.А. Фета, за то, что оскорбленный в своем дворянском возразил Панаев. утренним кофе Тургенев рассказывает о достоинстве Зарецкий откажется от учас- — Ну да, ты много чего не замеча- благотворительности своей дочери. После тия в дуэли. ешь, — ответил Тургенев. резкого отзыва Толстого о фальши и неис На дуэли Базаров смеется над Павлом Через несколько времени Тургенев кренности такой деятельности Тургенев, Петровичем, над собой, над глупейшим ри- нашел, что Толстой имеет претензию на не владея собой, восклицает, что если Тол туалом поединка: «… заряжайте вы, а я шаги донжуанство. Раз как-то граф Толстой рас- стой не перестанет говорить в таком духе, отмеривать буду. Ноги у меня длиннее... сказывал некоторые интересные эпизоды, то он даст ему «в рожу». Толстой сразу уез Раз, два, три...» Павел Петрович абсолютно случившиеся с ним на войне. жает от Фета в имение И.П. Борисова Ново серьезен, потому смешон: «— Соблагово- Когда он ушел, то Тургенев произнес: селки (17 верст от Спасского-Лутовинова, лите выбрать (пистолеты), — предлагает он — Хоть в щелоке вари три дня русско- родового имения Тургенева), пишет оттуда Базарову. — «Соблаговоляю», — отвечает го офицера, а не вываришь из него юнкерс- письмо Тургеневу о том, что тот должен Базаров». кого ухарства, каким лаком образованнос- осознать свою неправоту перед ним, «осо Профессиональная дуэльная терми- ти ни отполируй такого субъекта, все-таки бенно в глазах Фета и его жены». Тургенев нология («метить в нос» и «в ляжку») тоже в нем просвечивает зверство. в ответном письме извиняется перед Тол обыгрывается Тургеневым иронически. стым, однако по ошибке посылает письмо Павел Петрович хочет убить Базарова. «Он не на станцию Богослово, куда просил мне прямо в нос целит, — подумал База- адресовать Толстой, а в имение Борисова ров, — и как щурится старательно, разбой- Новоселки, откуда Толстой уже уехал.

ник!» Базаров попадает Павлу Петровичу в Не получив письма от Тургенева, ляжку. Тот падает в обморок — от чувств, Л.Н. Толстой на следующий день, 28 мая, по хотя рана несерьезная: пуля не задела сылает ему вызов на дуэль, предлагая стре даже кости. Базаров вступает в роль врача, ляться серьезно, а не «пошлым образом, т.е.

категорически отказываясь от предложе- чтобы два литератора приехали с третьим ния очнувшегося после обморока Павла литератором с пистолетами и дуэль бы Петровича стреляться заново — до крова- кончилась шампанским». Толстой просит вого результата. Дуэль здесь, без сомнения, Тургенева приехать в Богослово к «опушке пародия на поединок, а дуэлянты — ма- леса с ружьями». После того как Борисов рионетки в руках писателя, отвергающего привез письмо Тургеневу, посланное по идею дуэли как регулятора чести. ошибке в его имение, а Тургенев немед Но ведь и сам Тургенев едва не пос- ленно отправил свое письмо в Богослово, ледовал примеру своих героев, правда, Л.Н. Толстой, долго не получая ответа, от в отличие от них, чувства благоразумия и правляет в Спасское-Лутовиново нарочно Л.Н. Толстой. Фотография. 1854 г.

самосохранения, в полном соответствии го. Тургенев вторично просит извинения, с духом времени, победили тягу писателя И Тургенев принялся критиковать каж- принимая вину на себя и прибавляя, что ко всякого рода рискованным поступкам, дую фразу графа Толстого, тон его голоса, признает за Толстым как право «привести»

вроде дуэли. Он не вышел на дуэль со выражение лица и закончил: его «на поединок, разумеется в принятых Львом Толстым. И здесь дело было не в — И все это зверство, как подумаешь, формах (с секундантами)», так и право его том, что Тургенев — штатский, не нюхав- из одного желания получить отличие. «извинить». Толстой принимает извинения ший пороха, а Толстой — боевой офицер, — Знаешь ли, Тургенев, — заметил и пишет, что не хочет иметь с Тургеневым артиллерист, поручик в отставке. Здесь ему Панаев, — если бы я тебя не знал так дела, потому что «презирает» его. Дальней Январь НАУКА, КУЛЬТУРА И ОБРАЗОВАНИЕ шие попытки А.А. Фета примирить Толстого на дуэли, которую никто не воспринимает случае, если дуэлянт выдержал первый вы и Тургенева не увенчались успехом. всерьез. стрел и, значит, доказал, что он стреляет «на Позднее Тургенев пишет письмо Толс- воздух» не из трусости, а потому, что не же «— Покончим скорее с формальнос тому, обвиняя его в том, что он распростра- лает смерти соперника. «Боясь, чтобы пуля тями, — сказал фон Корен.— О при няет копии со своего последнего письма к как-нибудь невзначай не попала в фон Коре мирении уже говорили. Теперь еще нему и называет Тургенева трусом, не захо- на, он поднимал пистолет все выше и выше какая следующая формальность?

тевшим драться. Тургенев предупреждает и чувствовал, что это слишком показное ве Поскорее бы, господа, а то время не Толстого, что весной вызовет его на дуэль. ликодушие не деликатно и не великодушно, ждет.

Толстой отвечает 8 октября 1861 года из Яс- но иначе не умел и не мог. Глядя на бледное, — Но мы все-таки настаиваем на ной Поляны, что слухи о распространении насмешливо улыбавшееся лицо фон Корена, примирении, — сказал Шешковский им копии своего письма к нему — «вздор», который, очевидно, с самого начала был уве виноватым голосом, как человек, что «смешно и глупо вызывать драться рен, что его противник выстрелит в воздух, который вынужден вмешиваться в через восемь месяцев, что я на это могу Лаевский думал, что сейчас, слава богу, все чужие дела;

он покраснел, приложил ответить вам тем же презрением, как и кончится и что вот только нужно надавить руку к сердцу и продолжал: — Гос прежде, а если вам нужно себя оправдать покрепче собачку...»

пода, мы не видим причинной связи перед публикой, то посылаю вам другое Чехов описывает дуэль не как дворянин, между оскорблением и дуэлью. У оби письмо, которое можете показывать кому а как разночинец. Сама идея дуэли, как он ее ды, какую мы иногда по слабости хотите». Текст второго письма, посланного понимает, — как убийство в благородных человеческой наносим друг другу, и одновременно с первым, следующий: «Ми- формах — Чехову — врачу и гуманисту — у дуэли нет ничего общего. Вы люди лостивый государь! Вы называете в письме глубока чужда. В чувствах и мыслях Лаевско университетские и образованные своем мой поступок бесчестным, кроме го, глядящего в дуло пистолета фон Корена, и, конечно, сами видите в дуэли одну того, вы лично сказали мне, что вы «дади- ощущается чеховское неприятие дуэли, не только устарелую, пустую фор те мне в рожу», а я прошу у вас извинения, приятие человека, живущего в другую эпоху, мальность и всякая штука. Мы так признаю себя виноватым — и от вызова когда на переломе между XIX и XX веком на нее и смотрим, иначе бы не пое отказываюсь. Гр. Л. Толстой». Фету, который жизнь совершенно обесценится, а человек хали, так как не можем допустить, пытался примирить писателей, Толстой станет пушечным мясом в мясорубке исто чтобы в нашем присутствии люди ответил в ноябре того же года еще резче: рии;

о какой чести здесь можно говорить?

стреляли друг в друга и все. — Шеш «Тургенев — подлец, которого надобно Чехов пишет в повести: «Дуло пистолета, ковский вытер с лица пот и продол бить, что я прошу вас передать ему так же направленное прямо в лицо, выражение не жал: — Покончите же, господа, ваше аккуратно, как вы передаете мне его милые нависти и презрения в позе и во всей фигуре недоразумение, подайте друг другу изречения, несмотря на мои неоднократ- фон Корена, и это убийство, которое сейчас руки и поедем домой пить мировую.

ные просьбы о нем не говорить. Гр. Л. Толс- совершит порядочный человек среди бела Честное слово, господа!

той. И прошу вас не писать ко мне больше, дня в присутствии порядочных людей, и эта Фон Корен молчал. Лаевский, заме ибо я ваших, так же как и Тургенева, писем тишина, и неизвестная сила, заставляющая тив, что на него смотрят, сказал:

распечатывать не буду». Лаевского стоять, а не бежать, — как все это — Я ничего не имею против Ни В чеховской повести «Дуэль» измель- таинственно, и непонятно, и страшно!»

колая Васильича. Если он находит, чание дворянских нравов фиксирует Крик дьякона из кукурузы спас жизнь что я виноват, то я готов изви дуэль чиновника Лаевского и зоолога Лаевскому. Фон Корен промахнулся, и се ниться перед ним.

фон Корена. Стреляются штатские. По- кундант Лаевского Шешковский плачет от Фон Корен обиделся.

вод — взаимная антипатия, переходящая радости, что оба дуэлянта не пострадали.

— Очевидно, господа, — сказал в конце концов в ненависть. Секунданты Все эти коллизии и чувства в начале XIX века он, — вам угодно, чтобы г. Лаевс на дуэли — молодые офицеры, которые просто не могли бы быть.

кий вернулся домой великодушным ни разу в дуэлях не участвовали. Никто не Гибель дуэли знаменуется фактической и рыцарем, но я не могу доставить знает, что нужно делать, вспоминают рома- ее законодательной легализацией в конце вам и ему этого удовольствия. И не ны Лермонтова «Герой нашего времени» и XIX века. Государство в лице царя Александ было надобности вставать рано и Тургенева «Отцы и дети», как там Базаров ра III вознамерилось возродить офицерс ехать из города за десять верст для шагами отмеривал дистанцию между барь- кую честь. Царь 13 мая 1894 года утверждает того только, чтобы пить мировую, ерами. «Правила о разбирательстве ссор, случаю закусывать и объяснять мне, что Секундант Лаевского Шешковский щихся в офицерской среде». Суд общества дуэль устарелая формальность. Ду пытается примирить соперников, рас- офицеров получил право назначать поеди эль есть дуэль, и не следует делать сказывая фон Корену, что сожительница нок между поссорившимися офицерами.

ее глупее и фальшивее, чем она есть Лаевского вчера изменила ему с другим, и Не выйти на дуэль было невозможно. Если на самом деле. Я желаю драться!»

поэтому Лаевский не в себе: он не сможет офицерский суд назначал дуэль, ее можно держать пистолет. Фон Корен плюет на зем- Дьякон подсматривает дуэль, забрав- было избежать только подав в отставку.

лю и с ненавистью смотрит на Лаевского, шись в кукурузу. Он рассчитывает комичес- А.И. Куприн в повести «Поединок» скепти который для него воплощает низшую кас- ки описать ее в письме к тестю, любящему чески оценивал эту реанимацию дуэли в ус ту людей — «макак», по его определению посмеяться. Лаевский, даже не расстегнув ловиях полного падения идеи дворянской зоолога. Фон Корен как будто хочет обра- пальто, стреляет в воздух первым. Выстрел чести. На фоне нравственного разложения тить время вспять: он упрямо настаивает «на воздух» мог быть раньше только в том армии законодательная инициатива царя 60 «Армейский сборник»

строго воспрещающей разглашение воспринимается как горчичник на груди разрешения конфликта, причем неважно, с происходящего на суде, члены суда покойника. кем: с офицером или штатским. Но сама дуэль чести не воздержались от празд Главный герой повести Ромашов слы- явно выродилась. Шурочка Николаева рас ной болтовни. Они рассказали о ре шит обыкновенные разговоры офицеров, сказывает о такой дуэли, когда офицерское зультатах заседаний своим женам, презрение которых к штатским настолько собрание вынудило поссорившихся моло жены — знакомым городским дамам, велико, что «шпаки», «рябчики», как офицеры деньких поручиков, «фендриков», во что бы а те — портнихам, акушеркам и называют штатских, достойны разве что уда- то ни стало выйти на поединок со смертель даже прислуге. За одни сутки Рома ра шашки по голове. Поручик Бек-Агмалов ными условиями: «“пятнадцать шагов дистан шов сделался сказкой города и геро предлагает поручику Веткину провокацион- ции и драться до тяжелой раны… Если оба ем дня. Когда он проходил по улице, ный вопрос: что бы он сделал, если бы полу- противника стоят на ногах, выстрелы возоб на него глядели из окон, из калиток, чил от штатского пощечину во время ссоры новляются“». Из дуэли устраивают публичное из палисадников, из щелей в заборах.

в ресторане или в театре? Веткин отвечает в театральное представление: съезжаются Женщины издали показывали на него духе времени, то есть следуя диким и грубым офицеры с полковыми дамами, фотограф в пальцами, и он постоянно слышал у представлениям о справедливости и чести: кустах с фотоаппаратом хочет запечатлеть себя за спиной свою фамилию, произ «— Н-ну! Во-первых, меня никакой шпак поединок. Убит обиженный: он «получает носимую быстрым шепотом. Никто не ударит, потому что бьют только того, кто после третьего выстрела страшную рану в в городе не сомневался, что между боится, что его побьют. А во-вторых... ну, что живот и к вечеру умирает в мучениях».

ним и Николаевым произойдет дуэль.

же я сделаю? Бацну в него из револьвера. О глупости поединков из-под палки Держали даже пари об ее исходе».

— А если револьвер дома остался? — говорят и другие офицеры, приводя целый спросил Лбов. ряд доказательств ненужности и бессмыс- Смерть на дуэли закон уже не будет — Ну, черт... ну, съезжу за ним... Вот глу- ленности этого нововведения. Вот мнение трактовать как убийство, и оставшемуся в пости. Был же случай, что оскорбили одного поручика Арчаковского: живых гарантируется прощение. Дуэль чести корнета в кафешантане. И он съездил домой «— Это хорошо дуэль в гвардии — для в повести Куприна превращается в низкую на извозчике, привез револьвер и ухлопал разных там лоботрясов и фигель-миглей, — интригу. Ромашов хочет подать в отставку двух каких-то рябчиков. И все!..» говорил грубо Арчаковский, — а у нас... Ну, и не участвовать в этом нелепом, грязном Офицеры взахлеб вспоминают истории, хорошо, я холостой... положим, я с Василь фарсе. Шурочка Николаева приходит под как военные наказали штатских только за Василичем Липским напился в собрании и вечер к Ромашову, чтобы убедить Ромашова факт их существования в качестве невоен- в пьяном виде закатил ему в ухо. Что же нам выйти на дуэльный поединок. Она изменяет ных: «В М-ском полку был случай. Подпра- делать? Если он со мной не захочет стрелять- мужу, уверяя Ромашова, что ему не грозит порщик Краузе в Благородном собрании ся — вон из полка;

спрашивается, что его даже легкая рана: она, мол, обо всем догово сделал скандал. Тогда буфетчик схватил дети будут жрать? А вышел он на поединок, рилась с мужем. Ей важно вырваться из про его за погон и почти оторвал. Тогда Краузе я ему влеплю пулю в живот, и опять детям ку- винции в столицу, и для этого на репутации вынул револьвер — р-раз ему в голову! На сать нечего... Чепуха все». ее мужа, поступающего в военную академию, месте! Тут ему еще какой-то адвокатишка Поручик Бобетинский и капитан Осад- не должно быть ни одного грязного пятна.

подвернулся, он и его бах! Ну, понятно, все чий требуют дуэли до кровавого исхода, луч- Ромашов выходит на дуэль, и Николаев его разбежались. А тогда Краузе спокойно по- ше смертельного. Подпоручик Михин, совсем расчетливо убивает. Офицерская честь здесь шел себе в лагерь, на переднюю линейку, к еще юноша, колеблется между подчинением разменная монета в игре тщеславия, злобы и знамени. Часовой окрикивает: “Кто идет?” — закону чести и христианским человеколю- мелких страстей.

“Подпрапорщик Краузе, умереть под знаме- бием, отвергающим убийство: «— Иногда Два последних примера дуэлей в Запад нем!” Лег и прострелил себе руку. Потом суд дуэль полезна, это безусловно, и каждый из ной Европе доказывают, что дуэль в XIX веке его оправдал». нас, конечно, выйдет к барьеру. Безусловно. умерла повсюду. Немецкий генерал Бисмарк Но иногда, знаете, это... может быть, высшая вызвал на дуэль некоего ученого, который «В одном маленьком городишке честь заключается в том, чтобы... это... безу- выбрал в качестве оружия вареные сосис безусый пьяный корнет врубился с словно простить... ки: в одну из них будет положен яд. Бисмарк шашкой в толпу евреев, у которых — Эх вы, Декадент Иванович, — грубо отказался от дуэли, заявив, что герои не объ он предварительно “разнес пас махнул на него рукой Арчаковский, — тряп- едаются до смерти.

хальную кучку”. В Киеве пехотный ку вам сосать». Дуэль Александра Дюма-отца с кавале подпоручик зарубил в танцевальной Ссора Ромашова с Николаевым, в под- рийским офицером еще более анекдотична.

зале студента насмерть за то, что кладке которой была ревность к жене Ни- На двоих предлагался один пистолет. Оба тот толкнул его локтем у буфета.

колаева Шурочке, превратилась в пьяную дуэлянта должны были тащить жребий. Тот, В каком-то большом городе — не драку с грубой бранью, выливанием в лицо кто вытаскивал из шляпы бумажку с надпи то в Москве, не то в Петербур остатков пива, с попыткой разорвать обид- сью «смерть», должен был застрелиться. Эту ге — офицер застрелил, “как собаку”, чику слюнявый рот. Офицерский суд пехот- бумажку вытащил знаменитый писатель, штатского, который в ресторане ного полка, где служат Ромашов и Николаев, простился с друзьями и, уйдя в соседнюю сделал ему замечание, что порядоч устраивает равнодушное следствие и так же комнату, затворил дверь. Раздался выстрел.

ные люди к незнакомым дамам не формально требует поединка. Все вбежали в комнату. Александр Дюма пристают».

стоял с дымящимся пистолетом невреди Как пишет Куприн, В этом споре один Ромашов предлагает мый. «Промахнулся, не попал!» — объяснил «вопреки точному и ясному смыслу вспомнить дуэль как благородную форму он окружающим.

статьи 149 дисциплинарного устава, Январь НАУКА, КУЛЬТУРА И ОБРАЗОВАНИЕ Академик Анатолий БЛАГОНРАВОВ ТВОРЕЦ ЛЕГЕНДЫ СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ МОСИН (1849 – 1902) В конце XIX века на вооружение русской армии была принята «трехлинейная винтовка образца 1891 года».

Этой винтовкой русская армия была вооружена во время русско-японской войны, с этой винтов кой воевала русская пехота во время Первой ми ровой войны 1914 – 1918 гг. Она отлично зареко мендовала себя в Великую Отечественную войну как надежное и точное оружие.

В течение более пятидесяти лет зна- был назначен начальником инструмен менитая русская винтовка с честью тальной мастерской Тульского оружей делала свое дело на полях сраже- ного завода.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.