авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Содержание КНР, ИНДИЯ И США: СООТНОШЕНИЕ СИЛ МЕНЯЕТСЯ Автор: Ф. Н. ЮРЛОВ......................... 2 ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА ТАЛИБОВ: ВАШИНГТОН В ОБОРОНЕ Автор: Н. А. ЦВЕТКОВА................14 ...»

-- [ Страница 4 ] --

Миссионерство и религия в 1960-х гг., когда у П. Нурмекунда возник интерес к данной тематике, в Советском Союзе особо не приветствовались. Фактически, П. Нурмекунд был одним из первых эстонских исследователей в этой области. Побудила его к этому плодотворная и обширная работа ученого-эстофила А. Д. Дридзо. Изучая историю российских связей с Африкой, он пришел к тематике, связанной с эстонскими миссионерами.

Первое опубликованное исследование П. Нурмекунда в области африканистики относится к 1969 г.8 Он наладил и поддерживал связи с учеными-африканистами разных стран.

Хорошо владея языками, П. Нурмекунд всегда был весьма желанным участником на всесоюзных конференциях по африканистике своего времени.

Преподавание истории Африки в Тартуском университете получило дальнейшее развитие в 1966 г. Вначале оно проходило в рамках основного курса истории Азии и Африки. Этот предмет преподавал grand old man эстонской исторической науки - доктор исторических наук Олаф-Михкель Клаассен (1929 - 2012). И хотя его кандидатская работа, которую он защитил в 1970 г., была посвящена истории Индонезии, в докторской диссертации ( г.9), в числе прочего, было уделено место также и рассмотрению истории контактов между Эстонией и Африкой. Основные темы его исследований - консульские отношения Эстонии со странами Азии и Африки, эстонские миссионеры в Азии и Африке, а также история народов Эфиопии и Индонезии. Многочисленные научные публикации О. -М.

Клаассена на тему эстонско-африканских отношений10, так же как и составленные им университетские учебники11, имели значение как труды, пролагающие путь в данной области.

В конце 1980-х гг. в Тартуском университете стали преподавать историю Африки как отдельный предмет. Этот курс читал молодой преподаватель Март Сийроя (1958 - 1995), учившийся в аспирантуре МГУ и опубликовавший много статей по африканистике как в научной, так и в научно-популярной литературе12. С 1994 г. курс по истории Африки преподавала автор этих строк, основная область исследовательских интересов которой контакты Эстонии с Африкой, а также - восприятие Африки в Эстонии13.

Интерес к Африканскому континенту в последние годы растет во всем мире. В Эстонии также. К примеру, в Институте истории и археологии Тартуского университета все больше бакалаврских и магистерских работ защищается по тематике, посвященной истории Африки. В 2011 г. одна из студенток исторического отделения университета была направлена на магистрское обучение за границей.

*** Оставляя в стороне наболевшую проблему - финансирование исследовательских проектов, - будущее эстонской африканистики все же подает надежды.

См. подробнее: Hiiemaa К. Sudame kutsel: Eesti misjonarid Aafrikas. Tallinn, 2000.

Klaassen O. -M. Etiopistikahuvist Tartu Ulikoolis // Tartu tilikooli ajaloo kiisimusi. XIX. Tartu, 1987. Lk. 71.

Rahkema H. Tartu Ulikool ja Aafrika (1802 - 1940). Магистерская работа. Tartu, 2003. Lk. 52.

Zar'a Jaa'koobi arutamised: Ohe abessiinia mamhori elu ja motted. Tartu, 1936.

Эстонский Национальный музей. С. 24, 28.

Jullinen Т. Belgia Kongo ja Eesti (1919 - 1939). Дипломная работа. Tartu, 1986. Lk. 64 - 67;

Rahkema H. Op. cit. Lk 112 - 116;

Hiiemaa K. Vendade Solomentsevide Aafrikakogu // Tartu tilikooli ajaloo kiisimusi. XXXVI. Tartu, 2007. Lk.

114 - 125;

Голованова И. Н., Пугач З. Л. Африканские коллекции братьев Соломенцевых в Тарту // Africana, Африканский этнографический сборник X. Ленинград, Наука, 1975. С. 178 - 198.

Клаассен О. -М., Халлик М., Хийемаа К. Эстонский африканист-полиглот (Пент Нурмекунд) // Становление отечественной африканистики 1920-е - начало 1960-х /отв. ред. А. Б. Давидсон/. М., Наука, 2003. С. 180.

Nurmekund P. Die Anfangsgrunde der estnischen Afrikanistik // Wort und Religion. Kalima na Dini. Stuttgart. 1969. S.

139 - 142.

Klaassen O. -M. Eesti Vabariigi konsu-laarpoliitika Aasias ja Aafrikas 1918 - 1940. I-II. Диссертация. Tartu, 1992.

См., напр.: Klaassen O. -M. Loenguid Eesti afroasiaatika kujunemisloost. Tartu, 1988;

его же. Esimesed eestikeelsed geograafiaopikud teadmiste allikana Aasiast ja Aafrikast // Teaduse ajaloo lehekiilgi Eestist. XI kogumik. Geograafia ajaloost Eestis. Tallinn, 1995. Lk. 110 - 128.

Klaassen O. -M. Aasia ja Aafrika 1900 - 1918 ning kontaktid Eestiga. Tartu, 1992;

его же. Aasia ja Aafrika 1918 1945 ning kontaktid Eestiga. I-III jagu. Tartu, 1990.

См., напр.: Siiroja M. Inglise-Buuri soda (1899 - 1902) ja Eesti Uhiskond // Opetatud Eesti Seltsi aastaraamat. Tartu, 1995, lk. 117 - 131;

его же. Mis on Aafrika? // Horisont. 1994. N 3. Lk. 41 - 43.

См.. напр.: Hiiemaa К. Aafrika retseptsioon eestikeelses triikisonas (kuni 1917). Dissertationes Historiae Universitatis Tartuensis 12. Tartu Ulikooli Kirjastus, 2006;

ее же. The Image of Africa in Estonian Printed Word // Imagology and Cross-Cultural Encounters in History. Rovaniemi: Pohjois-Suomen Historiallinen Yhdistys, Societas Historica Finlandiae Septentrionalis. 2008. P. 161 - 170.

стр. Заглавие статьи НОСТАЛЬГИЯ С СОЦИАЛЬНОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ Автор(ы) А. А. НЕДУВА Источник Азия и Африка сегодня, № 1, Январь 2013, C. 55- ВЗГЛЯД ЗАРУБЕЖНОГО ЭКСПЕРТА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 17.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ НОСТАЛЬГИЯ С СОЦИАЛЬНОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ Автор: А. А. НЕДУВА А. А. НЕДУВА, Доктор медицинских наук (Израиль) Ключевые слова: эмиграция, ностальгия, депрессия, воспоминания о Родине, адаптация к новым условиям жизни Слово "ностальгия" происходит от греческих слов: ностос - возвращение домой и алгесс - боль, тоска по родине. Почти все современные словари фиксируют также другое значение - тоска по прошлому. Широкому распространению ностальгии среди населения способствуют грандиозные перемены, сломы, стремительные изменения образа жизни, обусловленные, с одной стороны, массовой миграцией населения, а с другой - распадом и изменениями в одной из супердержав мира, бывшем Советском Союзе.

Настоящее уныло;

Вс мгновенно, вс пройдт;

Что пройдт, то будет мило.

А. С. Пушкин.

Посвящение А. Е. Вульф "Если жизнь тебя обманет..."

Начало изучению феномена ностальгии положил в XVII в. швейцарский психиатр Иоганн Хофер (он и предложил сам термин). Его исследования были продолжены в XVIII-XIX вв.

работами многих авторов, результаты которых обобщил в своем фундаментальном труде "Ностальгия и преступления" известный философ, психолог и психиатр Карл Ясперс1.

В XX и начале XXI вв. о ностальгии заговорили в связи с принявшей массовый характер миграцией жителей разных стран. Явление ностальгии детально и красочно описывается в художественной литературе, отображается в кинофильмах и т.д. Ностальгии посвящали свои произведения И. Северянин, А. Н. Толстой, И. Бунин, Э. М. Ремарк, А. Галич, И.

Бродский и многие другие литераторы.

А вот серьезных научных исследований этого явления мало, они фрагментарны, что совершенно не соответствует его массовости. При изучении психического состояния эмигрантов подавляющее большинство авторов (Г. У. Солдатова2, Н. Г. Незнанов3, Н. В.

Тарабрина4, T.Barankin5, V.Goldenberg6 и др.) основное внимание сосредоточили на проявлениях стресса и депрессии.

Между тем, приехавшие в новую страну люди сталкиваются, прежде всего, с проблемой социальной и психологической адаптации. Резкая перемена условий жизни, изменение социального и профессионального статуса, утрата языка общения - вс это приводит к стрессовым реакциям и вызывает тоску по прошлому. Ностальгии как индивидуально личностному переживанию посвящены исследования А. Б. Фенько7, Н. С. Хрусталва8, Ch.Zwingmann9 D.Frigessi-Castelnuovo и M.Risso10, и др.

Ныне мигранты составляют 7,7% (56,8 млн) населения Европы, 12,9% (40,8 млн) Северной Америки, и т.д. Много эмигрантов из стран бывшего СССР (1,2 - 1,3 млн) живут в Израиле11.

Эта проблема не менее актуальна и в Израиле, где в 2006 г. была опубликована внушительная по объему монография12 о ностальгии, которую испытывают в этом государстве русскоязычные репатрианты. В основу исследования был положен опрос тыс. человек в возрасте от 14 до 86 лет, приехавших на постоянное жительство в Израиль.

ЧТО ТАКОЕ "ХИМИЯ РОДИНЫ"?

Мысль о том, что существуют ещ неизученные механизмы, связанные с понятием ностальгии, сформулировал писатель Василий Акснов: "У ностальгии, кроме различных лирических, психологических, идеологических и литературных сторон, есть ещ и биологическая основа. Должно быть, что существует нечто, что можно было бы назвать "химией родины", - состав воздуха, почвы, особенный для определнных зон земли..." Термин "химия Родины" образно выражает и объединяет комплекс состояний и процессов, свойственных, по-видимому, всему живому в его тяготении к месту рождения.

В этой связи можно упомянуть известные факты о возвращении домой увезенных за десятки, а иногда, и за сотни километров домашних кошек, собак и др. Перелтные птицы после тысячекилометровых путешествий безошибочно находят места прежних гнездовий, где они выросли из птенцов.

Конечно, эти явления не могут отождествляться с человеческим чувством ностальгии и с его социально-психологическими проявлениями. У человека, утратившего в процессе эволюции многие доступные животным способы ориентации, на передний план в механизмах такого сложного переживания, как ностальгия, выступают, скорее, не столько биологические, а преимущественно социально-психологические и личностные факторы, вызывающие психическое напряжение, обусловленное необходимостью адаптации к новой среде.

стр. Следующий пример может иллюстрировать тоску по месту прошлой жизни:

М. М-ва. По специальности филолог, преподаватель английского языка. Приехала в Израиль из Магнитогорска. Сво ощущение чуждости непривычной природы она выразила в стихах:

О, Родина, ты чудо из чудес.

Куда б ни залетел - к тебе потянет.

Здесь море, солнце, юг как юг, Не на окне - в долинах розы.

О, Родина! Мне не хватает вьюг, Бодрящего и лютого мороза...

А незабудки... Как вы мне нужны, Чтоб вечно помнить о родимом крае.

И сколько бы себя ни убеждал, Границ не будет, родина - планета, Пет, ты себя напрасно утруждал Мест лучше Родины для человека нету.

РАСПАЛАСЬ СВЯЗЬ ВРЕМЕН...

Природа и механизмы явления ностальгии тесно связаны с последствиями стресса из-за разрыва с прежней средой обитания (страной, обществом, природой, языком и т.д.) и обусловленным стрессом психическим напряжением, сопровождающимся ощущением безвозвратности утерянного прошлого, которое невозможно связать с настоящим.

Формирование ностальгических переживаний происходит вне зависимости от воли человека. Внешне это выражается лишь в виде тоски по прошлому и стремления к уходу в мир воспоминаний. Причм реальные прошлые события как бы проходят через призму известных из классической психологии бессознательного механизмов - сгущения, вытеснения, символизации переживаний и др.

Характерная особенность ностальгии - исключительно позитивное отношение к прошлой жизни, возникающее обычно после определенного времени проживания в новой стране.

Прошлое в воспоминаниях неизменно окрашивается в светлые, яркие тона, воспоминания о негативных событиях как бы вытесняются или, по крайней мере, "размываются".

Неизбежные отрицательные стороны жизни, выявляющиеся после приезда в новую страну, это - трудности вхождения в новый социум, языковые проблемы, экономические и бытовые сложности. Вс это способствует депрессивному восприятию настоящего и стремлению человека к виртуальному (в ностальгических воспоминаниях), а иногда и к реальному возврату в прошлое, т.е. возвращению на родину. В этот нелегкий для эмигрантов период они стремятся как можно чаще и больше рассказывать окружающим о свом прошлом, о своем общественном "весе" в прежней жизни, о занимавшихся ими должностях, званиях, наградах и т.д. Это стремление "окунуться в прошлое" несколько притупляет боль утраты прежней привычной жизни.

Практически нет человека, который, переехав в другую страну, не вспоминал бы о прошлом. Разумеется, в этих воспоминаниях имеются и негативные сюжеты, в сво время подтолкнувшие к отъезду из страны проживания.

Вместе с тем, даже перенесший репрессии диссидент и убежденный сионист вспоминают не только о политических и ксенофобских преследованиях. У каждого из них были друзья, сослуживцы;

у многих - любимая работа, привязанности к дому, природе и т.д. В общем, было то, разрыв с чем давался нелегко. Иначе говоря, ностальгия может быть нормальным человеческим переживанием, в котором проявляется (преимущественно неосознанное) стремление связать прошлое с настоящим.

У многих людей, сравнительно долго (не менее 10 - 15 лет) проживших в эмиграции и пустивших корни на новом месте, более или менее устроенных, сохраняется, вместе с тем, привязанность к стране исхода. Эти люди при посещении мест прежней жизни испытывают - нередко неожиданно для себя - ощущение "тяги" к новому дому, к новой стране, но затем, вернувшись в свой новый дом, снова испытывают влечение к местам прошлого, прежней жизни. Такая ситуация "борьбы прошлого и настоящего" может длиться несколько лет и затем обычно проходит, когда личность окончательно определяется в свом выборе.

Однако у лиц, склонных к сомнениям, нерешительности, такая "борьба мотивов", одновременная ностальгия как по стране исхода, так и по стране нового жительства сохраняется практически всю жизнь, и всю жизнь человек не может остановиться в свом окончательном выборе.

В качестве иллюстрации сосуществования ностальгии как по стране исхода, так и по стране нового жительства можно привести следующий случай.

С. Б-н приехал на постоянное жительство в Израиль в 1991 г. из Минска. Сво ощущение "двойственной" ностальгии он выразил в стихотворении, весьма символично названном им "Па части рвусь":

В Израиле я мучаюсь Россией.

В России об Израиле пекусь.

На части рвусь и извожусь в бессильи.

В бессилии тоску свою унять.

В краю любом болею ностальгией:

В Израиле я мучаюсь Россией, Которую "умом нельзя понять"...

В России об Израиле пекусь И здесь и там до боли есть родное!

За грех какой мне не дано покоя?

КОГДА ПОРА ОБРАТИТЬСЯ К ВРАЧУ?

В принципе ностальгию, как и любую психологическую реакцию, в случаях, когда она проявляется как лгкое психическое расстройство, можно лечить, но для оказания социально-психологической помощи страдающим этим заболеванием важно определить степень его тяжести и выяснить клиническую картину. При этом можно различать:

1. Латентную ностальгию. В этих случаях личность полностью интегрирована в новой среде, либо в достаточной мере адаптирована. Отсутствуют либо незначительны проблемы со знанием языка и трудоустройством в новой ситуации. Ностальгические воспоминания возникают лишь эпизодически, преимущественно под влиянием окружающих и не стр. сопровождаются ни депрессией, ни тревогой, ни мечтами о прошлом.

2. Ностальгия легкая. Ее основные проявления слабо выражены. При этих воспоминаниях о прошлой жизни возникает определнная грусть, печаль, либо стремление к размышлению о прошлом. Нередко наблюдается стремление поделиться своими ностальгическими воспоминаниями, "выговориться", после чего самочувствие обычно улучшается. При благоприятной ситуации в плане общения, трудоустройства, решения семейно-бытовых проблем "градус" ностальгических переживаний постепенно понижается.

В качестве иллюстрации проявлений легкой ностальгии можно привести следующий пример.

А. Г-ва, 53 г., врач, эмигрировала в 1990 г. Устроилась работать врачом поликлиники, работой довольна. Семья благополучная. Однако через год или два после приезда в Израиль заметила периодические наплывы ярких образных воспоминаний о прошлой жизни. Часто как бы видела себя в своей прежней квартире или на "старом" рабочем месте. Картины отличались яркостью, образностью. Вместе с тем довольна современной жизнью в Израиле. Переживаемые картины воспоминаний не сопровождались ни выраженной тоской, ни радостным чувством. Появлялось ощущение навязчивости этих воспоминаний. Г-ва стремилась отвлечься от них, но чаще безуспешно, особенно в свободное время.

Таким образом, в данном случае имели место навязчивые ностальгические воспоминания, возникающие помимо воли человека, при отсутствии его стремления к "созерцанию" прошлой жизни. Вне этих состояний никаких расстройств не выявляется. Сама Г-ва определяет эти ностальгические воспоминания как "навязчивые".

3. Ностальгия средней тяжести. Ностальгические переживания сопровождаются ухудшением настроения с одновременным появлением чувства неуверенности в себе.

Усиливается пессимизм в отношении настоящего. Появляются нарушения сна (беспокойный, не приносящий чувства отдыха сон). Возникает стремление к длительным бесплодным рассуждениям о правомерности принятого решения об эмиграции, сочетающееся со склонностью к уходу от новой реальности, что мешает формированию новых ценностных ориентации.

4. Ностальгия тяжелая. В этих случаях ностальгические переживания - не что иное, как элементы тяжлой депрессии, сопровождающейся различного рода бредовыми идеями.

Депрессивный бред выражается в мыслях о гибели или обнищания близких, якобы произошедших по вине больного, упрекающего себя в решении об эмиграции и непрерывно вспоминающего сцены прошлой, якобы благополучной жизни. Вс это сопровождается тревогой, беспокойством, усиливаются необоснованные ощущения безнаджности, бесперспективности будущей жизни. Иногда возникают суицидальные мысли.

В качестве иллюстрации проявлений тяжлой депрессивной ностальгии можно привести следующее наблюдение:

Э. П-ва, 1932 г. рожд., преподаватель биологии. Переехала на постоянное жительство в Израиль в 1990 г. На новом месте сначала настроение было приподнятым. Приобрела много новых приятелей, была активна, оживлена, говорлива. После смерти мужа в г. ее состояние резко изменилось. Стала подавленной, угнетнной. Много говорила, что осталась одна, среди чужих людей, в чужой стране... Стереотипно повторяла "Зачем уехала из Москвы? Что мы наделали?.." Считала, что в России е муж не заболел бы и был бы жив. Во всех этих бедах винила себя. Отказывалась от прима пищи.

Была госпитализирована в психиатрическую больницу. В процессе активного лечения антидепрессантами через 3 - 4 дня стала спокойнее, а через 8 - 10 дней состояние значительно улучшилось. Перестала высказывать идеи обречнности, тепло встречала детей и внуков. Через месяц в хорошем состоянии была выписана домой на амбулаторное лечение.

В данном случае ностальгические переживания имели место на фоне глубокой депрессии.

В тесной взаимосвязи проявлялись тоска, самообвинения в крахе, обнищании, ностальгические мысли. Последние были частью депрессивного бреда и прекратились лишь после интенсивного лечения.

*** Таким образом, понятие ностальгии объединяет группу психологических и психопатологических проявлений, преодоление которых требует индивидуального подхода. Нормально выраженная человеческая ностальгия не нуждается в лечении.

В тех случаях, когда ностальгия чрезмерна, а поддержка психолога или психотерапевта неэффективна, становится необходимым лечение у психиатра. Лишь в случаях выраженной депрессии, тревоги, непреодолимых навязчивых мыслей лечение необходимо начинать с предварительного курса лекарств, а затем как можно быстрее переходить к использованию методов психологического воздействия.

Ясперс К. Собр. соч. по психологии в 2-х т. М., 1996.

Солдатова Г. У. Психология межэтнической напряжнности. М., Смысл, 1998.

Незнанов Н. Г., Телия К. К. Социально-психологические стрессоры и их последствия при вынужденной миграции // Социальная и клиническая психиатрия, 2001, N 2.

Тарабрина Н. В., Щапова Н. Ю. Посттравматическое стрессовое расстройство: опыт зарубежных этнопсихологических исследований // Психологическое обозрение, 1998, N 2.

Barankin Т., Konstantareaus M.M. et al. Adaptation of recent Soviet Jewish immigrants and their children to Toronto // Canadian Journal of Psychiatry. 34(6), 1989.

Goldenberg V., Saxe L. Social attitudes of Russian immigrants to the Unites States // The Journal of Social Psychology, 1996.

Фенько А. Б. Психология ностальгии. Дисс.... к. психол. н. М., Институт человека РАН. 1993.

Хрустпалва Н. С. Психология эмиграции. Дисс.... д. психол. н. СПб, 1996.

Zwingmann Ch. Das nostalgishe Phenomen. Zur Psychologie der Lebenskriesen. Frankfurt/M., 1962.

Frigessi-Castelnuovo D., Risso M. Emigration and Nostalgia. Frankfurt/ M., 1986.

Новости недели. Тель-Авив, 8.12.2005, N 4180, с. 28.

Недува А. А. Ностальгия (психология, психопатология, лечение). Израиль, 2006.

Акснов В. Десятилетие клеветы (радиодневник писателя). М., Изографус ЭКСМО, 2004.

стр. РОССИЙСКО-КИТАЙСКОЕ ИНВЕСТИЦИОННОЕ Заглавие статьи СОТРУДНИЧЕСТВО: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ Автор(ы) Л. В. НОВОСЕЛОВА Источник Азия и Африка сегодня, № 1, Январь 2013, C. 58- РОССИЯ - ВОСТОК Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 45.1 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи РОССИЙСКО-КИТАЙСКОЕ ИНВЕСТИЦИОННОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ Автор: Л. В.

НОВОСЕЛОВА Л. В. НОВОСЕЛОВА, Доктор экономических наук Институт Дальнего Востока РАН Ключевые слова: инвестиционное сотрудничество, китайские инвестиции в России, российские инвестиции в Китае Россия и Китай прилагают немалые усилия для формирования и развития отношений стратегического партнерства. Это, в первую очередь, относится к экономическому сотрудничеству, представляющему собой объективную долговременную основу любого прочного и позитивного международного взаимодействия.

Китай сумел извлечь существенные выгоды от присоединения к ВТО (2001 г.) и, функционируя в качестве своеобразной "мировой фабрики", значительно упрочил свои позиции на мировом рынке. В настоящее время, потребляя 10% всей производимой в мире нефти, КНР является вторым после США крупнейшим потребителем энергоресурсов в мире. Экономика КНР перерабатывает свыше 35% мирового производства стали, 30% производства угля, 55% производства цемента и т.д. Со своей стороны, располагая крупнейшими в мире минерально-сырьевыми ресурсами, Россия возлагает большие надежды на сооружение мощных магистральных трубопроводов для транспортировки российских углеводородов на нефтегазовый рынок Китая. Прежде всего - это начавший работать в конце 2010 г. нефтепровод "Восточная Сибирь - Тихий океан" (ВСТО) с ответвлением от российского Сковородино на китайский Дацин. Общая протяженность ВСТО - 4 700 км, проектная мощность - 80 млн. т нефти в год (в т.ч. мощность ответвления на Китай - 30 млн. т). Следует упомянуть и масштабный перспективный проект "Газпрома" по сооружению газопроводов из регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока России в Китай общей мощностью 68 млрд. м3 газа.

Конечно, реализация имеющегося в этой сфере потенциала обеспечит топливно энергетическому комплексу нашей страны устойчивый и емкий рынок сбыта, а с ним - и надежный источник нефтедолларов, столь необходимых для модернизации и развития российской экономики. Вместе с тем, очевидно и другое - сама по себе инфраструктурная привязка российского ТЭКа к китайской "всемирной фабрике" лишь закрепит сырьевой характер российского экспорта, придав завершенный вид такой модели экономического взаимодействия России с Китаем, где российской стороне отведена роль поставщика сырьевых и энергетических ресурсов, а китайской - производителя конечной продукции с высокой добавленной стоимостью.

При этом Китай не собирается останавливаться на достигнутом. Современная стратегия экономического развития КНР ориентирована на создание в период до 2020 г.

"государства инновационного типа", предполагающего технологический прорыв в будущее, а не просто повышение уровня имеющегося технологического базиса. Особо акцентируются создание собственных новых высоких технологий, поднятие на более высокий уровень фундаментальных исследований в наукоемких областях, широкая подготовка современных высококлассных ученых и научно-технических специалистов.

Решение этих задач позволит Китаю занять достойное место в системе мирохозяйственных связей в качестве крупнейшего производителя науко- и техникоемкой продукции.

Все это уже в начале XXI в. поставило Россию перед неотвратимым выбором: остаться на своей нынешней малоперспективной позиции поставщика сырьевых ресурсов для промышленной системы Китая, все дальше откатываясь от него по производственной технологической цепочке, или же активизировать сохраняющиеся пока еще неплохие позиции и наработки на отдельных направлениях фундаментальных научных исследований и современных технологий, включить их в экономический диалог с Китаем и тем самым попытаться использовать высокую энергетику его развития для диверсификации и реконструкции собственной экономики.

Речь идет об использовании российской технологической базы для активизации российско-китайского инвестиционного сотрудничества в таких современных науко- и техникоемких областях, привлекающих интерес китайских партнеров, как авиа- и судостроение, атомная энергетика, космические технологии, металлургия специальных сплавов, оптико-волоконная связь, энергетическое машиностроение, производство композиционных материалов и т.д. Выполнение столь непростой комплексной задачи предполагает активное использование всех форм и инструментов двустороннего экономического обмена и, прежде всего, инвестиционного сотрудничества. Именно совместные инвестиционные проекты, увязывая воедино интеллектуальные, материальные, финансовые и людские факторы производства, позволяют партнерам на долгий срок сохранить взаимную заинтересованность, должным образом обеспечить свои имущественные права и права интеллектуальной собственности, удовлетворить национальный платежеспособный спрос за счет собственного производства и, в конечном итоге, обеспечить наибольший синергетический эффект делового взаимодействия.

В этой связи возникает естественный вопрос - в какой степени нынешний уровень российско-китай стр. Таблица Прямые инвестиции Китая и России в 2003 - 2011 гг. ($ млн) 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 Китайские 151,1 77,3 203,3 452,1 477.6 395,2 348,2 567,7 инвестиции в Россию Российские 126,4 82,0 67.2 52,1 60,0 31,8 35,0 31,02* инвестиции в Китай * Оценка с использованием данных Министерства коммерции КНР.

Источник: составлено по Китайским статистическим ежегодникам (Чжунго тунцзи няньцзянь), 2006 (табл. 18 - 16, табл. 18 - 20);

2008 (табл. 17 - 20);

2010 (табл. 6 - 14, табл.

16 - 19);

2011 (табл. 6 - 14, табл. 6 - 19).

ского инвестиционного сотрудничества соответствует этим задачам?

МАСШТАБЫ ИНВЕСТИЦИОННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В табл. приведены официальные данные Государственного статистического управления КНР о двусторонних потоках инвестиционных средств между Россией и Китаем.

Рассмотрение статистических данных позволяет сделать несколько общих заключений относительно масштабов и характера инвестиционного сотрудничества между Россией и КНР.

Прежде всего, динамика инвестиционных потоков свидетельствует о том, что заметное инвестиционное взаимодействие между Россией и Китаем имеет совсем недавнюю историю, по сути дела, начинающуюся лишь в первом десятилетия XXI в. В 1990-е гг.

размеры их взаимных инвестиций были настолько незначительными, что даже не попадали в зону статистического наблюдения КНР. Что касается российской статистики, ее данные, к сожалению, весьма выборочны и фрагментарны, что не позволяет использовать их как надежный источник для составления более или менее репрезентативных динамических рядов.

Очевидно, что годовые размеры инвестиций на протяжении всего прошедшего десятилетия оставались невысокими. И это несмотря на внушительные масштабы российской и, уж тем более, китайской экономики, а также наличия как у Китая, так и у нашей страны ряда крупномасштабных проектов инвестиционного сотрудничества с промышленно развитыми странами в таких отраслях, как автомобилестроение, нефтехимия, машиностроение, электронная промышленность, и т.д. В этих условиях динамика российско-китайских инвестиций остается весьма неустойчивой, и заключение (равно как и незаключение) любой крупной сделки может внести в нее существенные коррективы3.

В составе взаимных потоков капитала львиную долю (90% и более) составляют т.н.

"прочие инвестиции", представляющие собой товарные и иные кредиты, обслуживающие текущий торговый обмен, банковские депозиты и т.п. Доля прямых инвестиций, предполагающих длительные и глубокие взаимные связи партнеров, все еще крайне невелика. Почти не используется такая широко распространенная в современном мире и весьма эффективная, с точки зрения освоения новых рынков, форма инвестирования, как сделки по слиянию и поглощению активов.

Следствием всего этого является низкий уровень накопленных взаимных инвестиций. По данным Минкоммерции КНР, общий объем китайских прямых инвестиций в России к началу 2012 г. увеличился на 11,57% - до $2,921 млрд. В целом, на инвестиции в Россию пришелся лишь 1% общего объема накопленных зарубежных инвестиций Китая.

Удельный вес России в общей сумме привлеченных КНР иностранных инвестиций, по оценке, составил не более 0,1%. Суммарный объем российских прямых инвестиций в КНР достиг $817,79 млн4.

СФЕРЫ ПРИЛОЖЕНИЯ ИНВЕСТИЦИЙ Основными сферами приложения китайского капитала в России являются разработка полезных ископаемых, энергетика, освоение и использование лесных ресурсов, легкая и текстильная промышленность, бытовая электроника, а также сфера недвижимости с акцентом на сооружение объектов, способствующих развитию двусторонних торгово экономических связей.

Так, китайская энергетическая корпорация Хуадянь вкладывает $323 млн. в строительство электростанции в Ярославле совместно с российской компанией "ТГК-2". В партнерстве с российской компанией "ЕвроСибЭнерго" в 2011 г. китайская компания China Yangtze Power подписала соглашение о сооружении в Сибири двух гидроэлектростанций (Нижне Ангарская ГЭС и Транссибирская ГЭС) и одной станции на попутном газе (Ленская ТЭС) общей мощностью около 3 ГВт, ориентированных на обеспечение электроэнергией энергодефицитных регионов России и Китая5.

Группа компаний "Чентун", входящих в состав Государственного комитета по контролю и управлению государственными активами при Госсовете КНР, инвестировала $350 млн. в международный торговый центр и бизнес-парк "Гринвуд", расположенный в Подмосковье. С 2005 г. Шанхайская объединенная инвестиционная компания ведет строительство многофункционального жилого комплекса "Балтийская жемчужина" в Санкт-Петербурге. На востоке страны, в Забайкальском и Хабаровском краях китайские инвесторы вкладывают средства в строительство объектов по переработке древесины.

Что касается российских инвестиций, то основные сферы их использования в КНР - это переработка сельскохозяйственной продукции и мине стр. рального сырья, производство химических товаров и транспортного оборудования, строительство и предоставление транспортных услуг.

Ряд крупных российских компаний проявляет интерес к различным формам инвестиций в Китай. Например, ОАО "Акрон" (г. Великий Новгород) учредило дочернюю компанию "Хунжи-Акрон" в г. Линьи (провинция Шаньдун), производящую аммиак, сложные минеральные удобрения, метанол и соляную кислоту. В области оптовой торговли в Китае действует компания "Русская сталь", созданная Новолипецким металлургическим комбинатом. Есть также свои предприятия в Китае и у группы "Русал", которая построила здесь два завода по выпуску катодов, что позволило снизить издержки на основном производстве внутри России, обеспечив 85% потребностей холдинга в катодных блоках.

Компания "Куйбышев-Азот" успешно развивает производство полимеров недалеко от Шанхая.

Незначительное число крупных российских инвестиционных проектов в Китае сдерживает развитие там российских финансовых институтов. В настоящее время функционирующий китайский филиал имеется только у ВТБ. В декабре 2007 г. этот российский банк открыл филиал в Шанхае и к ноябрю 2011 г. располагал кредитным портфелем в $56 млн. К концу 2012 г. его планировали довести до $170 млн. В основном банк финансирует торговые операции российских компаний, а также кредитует инвестиционную деятельность их китайских "дочек".

Подводя итоги, следует отметить, что на сегодняшний день Россия - единственный из крупнейших торговых партнеров Китая, не входящий в число ведущих стран-инвесторов в китайскую экономику. С другой стороны, и размеры средств, инвестируемых Китаем в российскую экономику, также незначительные. Таким образом, приходится признать, что инвестиционное сотрудничество между Россией и КНР пока еще не может оказать сколь либо заметного влияния на экономическое развитие России и Китая.

ПРИЧИНЫ НЕВЫСОКОГО УРОВНЯ ИНВЕСТИЦИОННОГО СОТРУДНИЧЕСТВА Существует целый комплекс причин, в той или иной мере объясняющих сложившуюся ситуацию в российско-китайском инвестиционном сотрудничестве. Прежде всего, отметим, что ни мы, ни китайцы пока еще не входим в число ведущих международных инвесторов. Долгое время наши страны являлись, прежде всего, реципиентами иностранных инвестиций, конкурируя друг с другом за крупные современные проекты международного инвестиционного сотрудничества с участием промышленно развитых стран. Вследствие этого как в России, так и в Китае ощущается дефицит знаний о современном состоянии экономического потенциала и экономической политике друг друга.

По признанию китайских специалистов, после распада СССР в политических и деловых кругах Китая получило распространение мнение о неготовности нашей страны к развитию эффективного международного сотрудничества в силу утраты былой экономической мощи, внутренней стабильности и влияния в мире6. С другой стороны, в российском бизнес-сообществе, да и среди представителей государственной власти все еще недооценивают экономические достижения современного Китая. Россияне нередко упрекают китайских партнеров в нарушении прав интеллектуальной собственности и заключенных соглашений, в демпинге и протекционизме. Отсюда нехватка взаимного доверия и заинтересованности в развитии партнерских отношений на самых различных уровнях делового взаимодействия.

В сфере принятия практических решений это нередко приводит к тому, что элементарно теряется время и упускаются возможности для налаживания взаимовыгодных контактов.

Достаточно сказать, что только в ноябре 2006 г. было подписано межправительственное российско-китайское Соглашение о поощрении и взаимной защите капиталовложений, имеющее первостепенное значение для развития двустороннего инвестиционного сотрудничества. К этому времени Китай имел подобные соглашения, по меньшей мере, со 116, а Россия - с 57 странами мира7. Это - своеобразное свидетельство недостаточного внимания сторон друг к другу как к деловому партнеру.

Отсутствие серьезной заинтересованности и неглубокие представления друг о друге приводят подчас к взаимному недоверию и настороженности и в деловом общении, что не может не сказываться на его практических результатах. Только за последние годы можно привести целый ряд примеров неудавшихся сделок в сфере российско-китайского инвестиционного сотрудничества. Так, Китайская государственная нефтегазовая компания (CNPC) не была допущена к аукциону по продаже российской компании "Славнефть". Вследствие отказа Федеральной антимонопольной службы неудачей закончились попытки китайцев приобрести нефтедобывающую компанию "Стимул", разрабатывающую нефтегазоконденсатное месторождение под Оренбургом. Этот актив был приобретен "Газпромом". Желание компании China National Offshore Oil Corporation (CNOOC) принять участие в аукционе по "Юганскнефтегазу" было пресечено на самой ранней стадии8.

Компания "Чанхун", один из крупнейших китайских производителей бытовой техники, пыталась построить в Подмосковье завод по производству телевизоров. Однако в Московской области не нашлось свободных площадей, и аналогичное предприятие было открыто китайцами в Чехии. Не получилось с собственным производством и у китайского автомобильного гиганта Great Wall, который хотел открыть завод в особой экономической зоне "Алабуга" (Татарстан). Соглашение о работе в режиме промсборки между российской и китайской сторонами подписано не было, соответственно льготы при ввозе комплектующих Great Wall не полагались, и проект провалился.

Аналогичным образом в 2006 г. после длительных переговоров российской компании "Северсталь" было отказано в приобретении доли в китайской государственной металлургической компании Tonghua Steel в провинции Цзилинь. В начале 2000-х гг. в энергетике Китая попытался закрепиться "Газпром", войдя в консорциум по строительству транскитайского газопровода Тарим - Шанхай, однако вскоре вышел из проекта. "Газпром" хотел получить долю в газораспределительных сетях, но Китай на это не согласился.

Подобные неудачи крупных перспективных проектов, безусловно, оказывают отрицательное влияние на потенциальных инвесторов с обеих сторон.

стр. Помимо отмеченных выше общих причин невысокой активности российских и китайских инвесторов, в каждой стране имеются свои, специфические обстоятельства, тормозящие двустороннее инвестиционное сотрудничество. Если говорить о России, то проводимые в Китае опросы общественного мнения свидетельствуют о том, что в нашей стране китайских граждан беспокоит не только и не столько "предвзятость к китайским инвесторам по сравнению с западными", сколько "коррупция, грубость и низкая эффективность работы чиновников", "недостаточная безопасность", "отсутствие соответствующей льготной политики" вкупе с инфраструктурной неразвитостью и технологической отсталостью.

Действительно, Россия до сих пор считается зоной высоких инвестиционных рисков.

Причины этого хорошо известны. Среди них: выраженная отраслевая несбалансированность экономики;

монокультурный, по сути, характер экспорта;

высокий уровень налоговой нагрузки на бизнес;

отсутствие развитой и ориентированной на поддержку реального сектора экономики банковской системы;

узость и однобокость развития национального фондового рынка;

неполнота и внутренняя противоречивость законодательства, в т.ч. в сфере обеспечения права собственности;

высокая бюрократизация экономики;

повсеместная коррупция, слабость правоприменительной системы (включая суды) и т.д. А ведь это важнейшие компоненты национального инвестиционного климата.

Ситуация осложняется действующей в России громоздкой и неэффективной бюрократической системой одобрения проектов международного инвестиционного сотрудничества, получения разрешений на работу, регистрации прав собственности и т.д.

Характерным примером является утверждение проекта создания Хорского целлюлозно бумажного комбината - крупнейшего в Хабаровском крае проекта российско-китайского инвестиционного сотрудничества, предусматривающего привлечение китайского капитала в $250 млн. Различные согласования в федеральных и краевых структурах заняли два с половиной года! И это при том, что до сих пор Россия экспортирует в Китай почти исключительно круглый лес, в то время как сам Китай, да и многие другие страны, включая США, Канаду и т.д., давно уже законодательно запретили экспорт круглого леса как экономически невыгодный и нецелесообразный9.

Аналогичным образом, выкупив лицензию на освоение Березовского железорудного месторождения (Забайкальский край), китайские инвесторы два с лишним года не могли получить заключение государственной экологической экспертизы, невзирая на понесенные внушительные затраты (около 1 млрд. руб.). В результате, если первоначально (май 2005 г.) сооружение горнообогатительного комбината мощностью не менее 5 млн. т руды в год предполагалось завершить в 2010 г., то на практике к этому времени строительные работы все еще не были начаты, а сроки их завершения, по свидетельству газеты "Жэньминь жибао", были "неизвестны"10.

Выступая в феврале 2012 г. на инвестиционном форуме "Россия-2012", В. В. Путин отметил, что в мировом рейтинге инвестиционного климата Россия занимает лишь 120-е место. Перед нашей страной, таким образом, стоит неотложная задача многократного улучшения условий ведения бизнеса практически по всем направлениям.

Безусловно, Россия притягивает Китай своими природными богатствами. Однако наша страна не является монополистом ни по одному из интересующих КНР видов полезных ископаемых. Стоило, например, Казахстану открыть свой нефтедобывающий сектор, как туда буквально ринулись китайские инвесторы. Из года в год увеличиваются инвестиции КНР в добывающую промышленность Австралии, стран Африки и т.д.

ИНВЕСТИЦИОННАЯ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ КИТАЯ Последовательно проводя политику открытости по отношению к внешнему миру, Китай уже много лет (с конца 1970-х гг.) является лидером по привлечению иностранных капиталовложений среди развивающихся стран и стран с формирующимися рынками. За последние 30 лет в результате целенаправленной кропотливой работы в Китае создана всесторонняя нормативно-правовая база для инвестиционной и предпринимательской деятельности зарубежных вкладчиков капитала. Присоединение КНР к ВТО сделало китайскую экономику еще более открытой и привлекательной для международного бизнеса. В результате, подавляющее большинство крупнейших мировых компаний уже давно имеют свой бизнес в Китае, многие из них открыли здесь свои региональные штаб квартиры. Все это свидетельствует о наличии в Китае благоприятного инвестиционного климата, в равной мере относящегося к любым, в т.ч. и к российским, заинтересованным компаниям.

Вместе с тем, период ориентации КНР на привлечение максимальных объемов инвестиций из-за рубежа посредством предоставления иностранным вкладчикам капитала разнообразных льгот и преференций сегодня, по сути дела, завершен. На первый план выдвинуты уже не объемы, а качественные показатели иностранных инвестиций.

Приоритет отдается компаниям, способным передать Китаю передовые технологии и управленческий опыт. Отраслевые акценты иностранного предпринимательства переносятся с трудоемких и энергоемких отраслей обрабатывающей промышленности с высоким уровнем загрязнения окружающей среды на современные, технологически емкие, энергосберегающие и экологически чистые виды производства (электроника, биотехнологии, телекоммуникации, фармацевтика и т.п.), а также сферу услуг.

Именно для таких иностранных компаний в КНР все еще сохраняются льготные условия функционирования. Вряд ли, однако, все это можно отнести к основным экспортерам российского предпринимательского капитала в лице ведущих нефтяных и металлургических компаний России, ведь структура зарубежной экспансии российского капитала практически повторяет отраслевую структуру внутренней экономики 11. Таким образом, наиболее благоприятный период для выхода на китайский рынок российским бизнес-сообществом, к сожалению, упущен. Отныне российские компании сталкиваются в Китае с весьма жесткой конкуренцией со стороны не только давно уже укоренившихся и адаптировавшихся здесь иностранных предпринимателей, но и со стороны набравшихся опыта китайских предприятий.

Между тем, по мере интернационализации экономики КНР условия предпринимательской деятельности здесь все более ориентируются на международные стандарты. В частности, стоимость рабочей силы в Китае постоянно возрастает. В крупных городах стр. она уже сопоставима с заработной платой в российской промышленности, особенно если учесть неизбежные затраты на пенсионное и медицинское страхование, выплаты в жилищный фонд, дополнительные компенсации работникам при производственном травматизме, заболеваниях, на обучение и т.д.

Стоимость электроэнергии, водо- и газоснабжения также соизмерима с уровнем российских тарифов. При этом в Китае широко распространено установление лимитов на потребление электроэнергии, воды, природного газа, угля и т.п., при превышении которых цена за единицу потребления возрастает. В этих условиях для "выживания" на конкурентном китайском рынке требуется весьма высокий уровень корпоративного менеджмента и рентабельности производства. Все это определяет ограниченный интерес частных российских инвесторов к китайскому рынку.

РОССИЙСКИЕ ИНИЦИАТИВЫ Стремясь не остаться в стороне от крупных международных инвестиционных потоков, Россия в последнее десятилетие предпринимает практические шаги по оживлению инвестиционного сотрудничества с Китаем. В 2004 г. создана межправительственная российско-китайская Постоянная рабочая группа по инвестициям, задачей которой является отбор пилотных инвестиционных проектов, которым необходима скоординированная государственная поддержка. С этого же времени под эгидой Минэкономразвития России и Государственного комитета по реформе и развитию КНР (ГКРР КНР) проводятся регулярные российско-китайские инвестиционные форумы с участием крупных компаний двух стран, позволяющие сторонам не только обозначить свои приоритеты в двустороннем инвестиционном сотрудничестве, но и сделать практические шаги на пути их осуществления.

В 2004 - 2009 гг. проведено пять двусторонних инвестиционных форумов, в рамках которых подписаны соглашения о намерениях по сотрудничеству в отношении пилотных проектов на общую сумму $4,5 млрд. При этом 35 проектов находятся на территории России. Таким образом, китайские компании, особенно государственные, демонстрируют значительно большую активность и заинтересованность в инвестиционном сотрудничестве, нежели их российские партнеры. Соответственно, отраслевая направленность перспективных проектов российско-китайского инвестиционного сотрудничества, сосредоточенных в таких сферах, как добыча полезных ископаемых, заготовка и переработка древесины, строительство объектов недвижимости, освоение сельхозугодий и переработка сельхозпродукции, отражает, главным образом, потребности китайской стороны.

Российские интересы просматриваются куда слабее. При этом, несмотря на все усилия органов государственного управления России и Китая, бизнес по-прежнему ведет себя довольно пассивно, свидетельством чего является, в частности, медленная реализация согласованных проектов. К началу 2010 г. для их осуществления были израсходованы инвестиции в размере $820 млн, или менее 20% запланированных к инвестированию средств12.

Вместе с тем, проведение двусторонних инвестиционных форумов улучшило взаимопонимание партнеров, позволив России и Китаю найти подходы к сотрудничеству в нефтедобыче. В июне 2005 г. в Санкт-Петербурге российская государственная нефтяная компания "Роснефть" и Китайская государственная нефтехимическая корпорация Sinopec подписали меморандум о сотрудничестве при реализации проектов на территории России и за ее пределами13. Уже в скором времени это позволило корпорации Sinopec, создав совместно с НК "Роснефть" компанию-оператор "Бенин холдингз", получить 25,1% участия в освоении Венинского блока на месторождении "Сахалин-3" (запасы нефти около 170 млн. т, газа - 258 млрд. м3). В 2006 г. в сотрудничестве с НК "Роснефть" Sinopec приобрела у российско-британской "ТНК-ВР холдинг" активы одной из ее главных дочерних компаний - ОАО "Удмурт-нефть", образовав для управления ею совместное предприятие. Сделка была профинансирована Банком Китая14. Тогда же (октябрь 2006 г.) с целью поиска и добычи полезных ископаемых в Восточной Сибири "Роснефть" и китайская CNPC учредили совместное предприятие ООО "Восток энерджи", 51% уставного капитала которого принадлежит "Роснефти", а 49% - CNPC.

В 2009 г. на межправительственном уровне подписан План российско-китайского инвестиционного сотрудничества, зафиксировавший его основные цели, принципы и приоритетные направления (отраслевые и региональные). Планом предусмотрен целый ряд конкретных мер, призванных повысить уровень двустороннего делового взаимодействия. В их числе - создание специальных центров взаимного содействия инвесторам с целью информационного и экспертного сопровождения инвестиционных проектов как с российской, так и с китайской стороны;

создание совместных технико внедренческих зон для российских и китайских предприятий;

создание эффективной системы страхования экспортно-импортных операций и взаимных инвестиций;

взаимное признание банков и банковских гарантий, развитие межбанковских отношений и т.д.

В сентябре 2009 г. президент России Д. А. Медведев и председатель КНР Ху Цзиньтао подписали "Программу сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и Северо-Востока КНР на 2009 - 2018 гг.". Цель Программы - достижение координации усилий по реализации стратегий регионального развития России и Китая, основные аспекты которых отражены в китайском "Плане возрождения районов Северо Востока Китая" и в российской "Стратегии социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона до 2025 г.". Реализация Программы должна расширить открытость двух стран, вывести двустороннее сотрудничество на новый уровень, а также придать дополнительный импульс развитию делового взаимодействия во всей Северо Восточной Азии. Координаторами действий в рамках Программы являются Минрегионразвития России и Госкомитет КНР по развитию и реформам.


Основным аспектом Программы является реализация ключевых инвестиционных проектов регионального сотрудничества. В приложении к Программе первоначально были отражены 205 таких проектов в восточных регионах России и северовосточных провинциях КНР, в т.ч. 94 - на российской территории и 111 - на китайской.

Вместе с тем, вскоре после подписания Программы выяснилось, что перечень ключевых российских проектов нуждается в уточнении по причине как недостаточной проработанности ряда проектов, так и несогласованности со стратегией регионального стр. развития, ориентированной на опережающий рост производства продукции с высокой добавленной стоимостью, формирование диверсифицированной технологически и коммерчески эффективной системы экспортных поставок. В результате, уже в 2010 г.

было уменьшено количество расположенных на российской территории объектов ресурсодобывающих отраслей и промышленности строительных материалов. В настоящее время российская часть перечня ключевых проектов регионального сотрудничества сокращена до 57 инвестиционных проектов.

Несмотря на существенные коррективы, большинство производственных проектов в России по-прежнему относятся к сфере освоения минерально-сырьевых ресурсов, отраслям лесопереработки, легкой и пищевой промышленности, промышленности строительных материалов. В основном это капиталоемкие проекты, ориентированные на привлечение значительных объемов инвестиций. При этом продукция большинства производств российской части перечня не обладает высокой добавленной стоимостью.

Наибольшее количество проектов на Востоке России сосредоточено в лесообрабатывающем производстве. Это строительство лесоперерабатывающих комбинатов в Забайкальском, Хабаровском и Приморском краях, в Иркутской, Амурской, Сахалинской и Магаданской областях, а также в Еврейской автономной области (ЕАО), и т.д.

К числу крупнейших месторождений минеральных ресурсов на территории России относятся: уже упоминавшееся Березовское и Нойон-Тологойское, Бугдаинское (Забайкальский край) и Савинское (Иркутская область), сооружение Дальневосточного горно-металлургического комбината на базе Кимкано-Сутарского месторождения железных руд в ЕАО, а также проекты по освоению месторождений угля. Реализация отдельных проектов предполагает строительство обогатительных и перерабатывающих производств.

В отличие от российского списка, проекты, предлагаемые с китайской стороны, в основном представлены объектами высокотехнологичных отраслей - химической промышленности, металлургии, машиностроения, а также обрабатывающих производств, связанных с развитием инновационного сектора Китая. Производство продукции органической химии будет сосредоточено на предприятиях провинций Хэйлунцзян и Цзилинь. Сырьм для них станут импортируемая сырая нефть, природный газ, уголь и древесина. Предприятия неорганической химии (выпуск поликристаллического кремния) будут сосредоточены в провинциях Ляонин и Хэйлунцзян. Наибольшее количество объектов черной и цветной металлургии предполагается создать в Автономном районе Внутренняя Монголия.

Большинство китайских проектов предусматривает глубокую переработку сырьевых ресурсов, источником которых рассматриваются, прежде всего, регионы Дальнего Востока и Восточной Сибири России. В этой связи стороны заинтересованы в развитии транспортно-логистической инфраструктуры приграничных территорий, модернизации существующих и строительстве новых погранпереходов.

ОТРАСЛЕВАЯ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ АСИММЕТРИЯ СОТРУДНИЧЕСТВА Таким образом, уже сам по себе список ключевых инвестиционных проектов показывает, что большинство потенциальных сырьевых производств сосредоточено на территории России, а большинство перерабатывающих и высокотехнологичных - на территории КНР.

Надо признать, что такая "отраслевая и технологическая асимметрия" Программы, отмечаемая многими ее критиками, отражает реально сложившуюся ситуацию. Северо Восток Китая, действительно, опережает в развитии российское приграничье, там на самом деле быстро внедряются высокотехнологичные производства, развивается перерабатывающая промышленность, созданы реальные условия для внедрения инноваций.

Впрочем, как показывает анализ, Программа не содержит конкретных механизмов и сроков реализации перечисленных в ней проектов. Скорее, она представляет собой просто пакет инвестиционных предложений со стороны региональных властей - как российских, так и китайских. Однако условия и перспективы реализации российских и китайских проектов сильно различаются.

Так, перечень китайских проектов является составной частью "Плана возрождения районов Северо-востока Китая", который реализуется с 2006 г. и имеет в КНР статус приоритетной государственной программы.

В 2006 - 2010 гг. инвестиции в основные фонды трех провинций Северо-Востока Китая росли в среднем на 25% в год и в 2010 г. составили $473 млрд. Их доля в общенациональном объеме выросла с 9,7 до 11%15.

В отличие от этого, только единицы российских ключевых проектов Программы сотрудничества включены в Федеральную целевую программу "Дальний Восток и Забайкалье" (ФЦП) или в другие целевые программы. При этом положение с реализацией ФЦП оставляет желать лучшего. В 2006 - 2010 гг. годовые ассигнования федерального бюджета на выполнение ФЦП уменьшились на 14,6% - с 95,1 до 81,3 млрд. руб.

В бюджетах на 2011 - 2013 гг. ассигнования на реализацию ФЦП (без учета финансирования подготовки к саммиту АТЭС-2012) сокращены на 147 млрд. рублей, или на 62% относительно паспортных назначений, и составили всего 90 млрд. руб. С учетом дополнительного отвлечения российским правительством средств ФЦП на реализацию инвестиционных проектов, выходящих за ее рамки, сокращение ассигнований федерального бюджета на реализацию мероприятий ФЦП в 2011 - 2013 гг. составило 80%.

При этом финансирование объектов дорожного строительства уменьшено в 7,5 раза - с 112 до 15 млрд. рублей! А ведь давно известно (в т.ч. из того же китайского опыта), что для привлечения и эффективного использования иностранного капитала необходимо затратить существенные собственные средства, зачастую в несколько раз превышающие привлекаемые из-за рубежа инвестиции. Трудно ожидать массового прихода иностранных инвесторов на необустроенные и не обеспеченные соответствующей инфраструктурой территории.

Кроме того, необходимо внести ясность в базовые условия привлечения иностранных инвестиций на Дальний Восток России, включая четкое определение собственника и целевого инвестора в рамках конкретных проектов сотрудничества. Пока ситуация здесь далека от идеальной. В частности, китайской стороне нередко предлагается инвестировать в объекты, у которых уже имеется частный собственник.

стр. Отсутствует и ясное разграничение между китайским и любым другим иностранным инвестором. Некоторые регионы (например, Чукотский автономный округ) вообще не представили в Минрегион России перечень приоритетных проектов, ориентированных исключительно на потенциального инвестора из КНР. Более того, наблюдается привлечение инвестиций из Республики Корея в ряд проектов, изначально включенных в Программу российско-китайского сотрудничества (например, в Халактырское месторождение на Камчатке).

Не удивительно, что в течение 2010 г. ни один китайский инвестор не осуществил капиталовложения в ключевые проекты Программы. По свидетельству полномочного представителя Президента России в Дальневосточном федеральном округе В. Ишаева, в настоящее время проектно-сметная документация имеется только на 16 проектов российского списка, 12 из которых вступили в стадию реализации. В процессе разработки находится проектно-сметная документация по еще 12 проектам, а по 29 запланированным ключевым объектам российско-китайского сотрудничества (свыше 50% российского списка) проектные работы еще не начинались.

Отметим, что все проекты, реализация которых началась на территории России, связаны с разработкой и использованием ресурсной базы Дальневосточных регионов страны. Среди них: освоение Березовского железорудного месторождения и Нойон-Тологойского месторождения полиметаллических руд (Забайкальский край), создание лесопромышленных комплексов в Чуне, Тайшете и Усть-Куте (Иркутская область), освоение Кимкано-Сутарского месторождения железных руд (ЕАО) и т.д. Реализация других проектов, предусматривающих производство продукции с высокой степенью добавленной стоимости, так и не началась.

Недостаточная эффективность реализации Программы российско-китайского сотрудничества вызывает озабоченность обеих стран. В рамках различных двусторонних встреч и контактных форумов в 2010 - 2011 гг. неоднократно обсуждалась необходимость создания действенных экономических и финансовых механизмов реализации Программы.

Одной из последних и весьма перспективных инициатив в этой области является представленное в рамках VII Байкальского экономического форума (сентябрь 2011 г.) предложение китайской стороны о создании совместного инвестиционного фонда развития взаимодействия между российскими регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири и Северо-Востока КНР.

В качестве первого шага в этом направлении можно рассматривать создание в декабре 2011 г. Российско-китайского инвестиционного фонда с целевым капиталом в $4 млрд.

Учредителями инвестфонда являются оперирующие государственными средствами Российский фонд прямых инвестиций и Китайская инвестиционная корпорация, обязавшиеся в течение ближайших 5 - 7 лет внести в его капитал по $1 млрд. Еще $2 млрд.

предполагается привлечь от других ведущих китайских инвесторов. При этом большую часть своего капитала (70%) российско-китайский инвестиционный фонд планирует вкладывать на территории России и, прежде всего - в регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока. В числе приоритетов его деятельности - в основном проекты, не связанные с ресурсными отраслями: инфраструктура и транспорт, агропромышленный комплекс, обрабатывающая промышленность. Часть средств будет инвестирована в ценные бумаги российских компаний, запланированных к приватизации.


Первая сделка российско-китайского инвестиционного фонда на сумму около $200 млн.

была осуществлена в рамках Недели саммита АТЭС-2012. Инвестиционные средства направляются в компанию RFP Group, являющуюся одним из крупнейших лесоперерабатывающих предприятий в России. В настоящее время компания обеспечивает около 10% всего российского экспорта в Китай и около 15% - в Японию.

Инвестиции нацелены на улучшение уровня и качества переработки продукции17.

*** В целом, несмотря на имеющиеся как объективные, так и субъективные проблемы и трудности, происходит постепенное осознание важности и перспективности инвестиционного взаимодействия России и КНР, формируется необратимый импульс взаимного притяжения российских и китайских деловых партнеров, и тем самым намечается тренд их устойчивого и долговременного взаимодействия.

Доклад ВР по мировой энергетике: наиболее интересные тенденции http://www.elitetrader.ru/index.php?newsid=125243;

http://www.china-voyage.com/2010/09/odna-iz-seryoznejshix problem-knr-deficit-res ursov Гоцзи маои, 2003, N 2.

Оценивая данные официальной статистики, следует иметь в виду, что значительная часть капитала, вывозимого как из России, так и из КНР, направляется в оффшорные финансовые центры Европы, Азии, Латинской Америки, Океании (Кипр, Люксембург, Британские Виргинские о-ва, Каймановы о-ва, Самоа, Бермудские о-ва, Барбадос и др.). Для России этот показатель составляет более 30% годового экспорта капитала, для Китая - примерно 25%, а с учетом Гонконга - даже 75%. С целью использования привилегий, предоставляемых иностранным инвесторам, - 30% этих средств в виде т.н. возвратных инвестиций вновь поступает в экономику страны-донора. Остаток распределяется между конечными странами-реципиентами в различных регионах мира. Нельзя исключать, что определенная часть этих средств должна быть включена в состав взаимных инвестиций России и Китая, однако методика количественной оценки перетока капиталов через оффшоры до сих пор не разработана.

http://www.parldv.ru, 20.01.2012.

Агентство Синьхуа. 29.06.2011. 6 Гоцзи маои...

http://english.peopledaily.com.cn/200312/ Newsweek, 21.03.2006.

Российская газета - Дальний Восток, 31.01.2006.

Жэньминь жибао, 13.10.2010.

Хейфец Б. А. Зарубежная экспансия бизнеса и национальные интересы России. Научный доклад.

Парламентская газета - Дальний Восток, 2011, N 17 -http:www.parldv.ru/idex.phpVmod-archive ИТАР-ТАСС, 10.06.2005.

www.smoney.ru/article/shtml72007/03/ Чжунго тунцзи няньцзянь 2006. Пекин, 2006. Табл. 6 - 3;

Чжун-го тунцзи няньцзянь 2007. Пекин, 2007. Табл. 6 3;

Чжунго тунцзи няньцзянь 2011. Пекин, 2011. Табл. 5 - 3.

Парламентская газета - Дальний Восток, 2011...

http://rus.apec2012.ru/news/20120907/462937826.html стр. Заглавие статьи ВСТРЕЧА С ИСКУССТВОМ ДРЕВНЕГО НАРОДА Автор(ы) К. В. МЕЩЕРИНА Источник Азия и Африка сегодня, № 1, Январь 2013, C. 65- СОБЫТИЯ, ФАКТЫ, КОММЕНТАРИИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 9.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ ВСТРЕЧА С ИСКУССТВОМ ДРЕВНЕГО НАРОДА Автор: К. В.

МЕЩЕРИНА Ключевые слова: Неделя иранской культуры в России, российско-иранские отношения, искусство, кинематограф В октябре 2012 г. в Москве и Санкт-Петербурге при поддержке Культурного представительства посольства ИРИ в России прошла Неделя иранской культуры.

Россиянам были представлены образцы достижений Ирана в области декоративно прикладного, изобразительного, музыкального и кинематографического искусств.

Для нас - это уже не первая встреча с иранскими мастерами. В 2008 г. мы принимали наших восточных друзей в Москве и во Владимире, а за два года до этого, в 2006 г., прошли дни культуры России в Иране. Такие культурные обмены становятся традиционными в практике двусторонних отношений.

Иран - очаг древней цивилизации, сокровища которой обогатили мировую культуру, искусство и литературу - на протяжении эпох и по сей день несет человечеству гуманные и важные послания, которые запечатлены в образцах его культурного наследия.

В Москве Неделя иранской культуры открылась выставкой "Магия иранского искусства" в Центральном музее современной истории России. Выступая на ее открытии, министр культуры и исламской ориентации ИРИ Сейед Мохаммад Хосейни отметил, что "... язык культуры не нуждается в переводе - это универсальный язык, а произведения искусства - это средства общения. Мы полагаем, что эта Неделя - важный, а возможно, и поворотный пункт нашего сотрудничества".

В залах музея было представлено около 600 работ в разных жанрах, а также мозаика, живопись, ковры, гончарные изделия. Изящество и прочность -два главных постулата иранских мастеров.

Секреты своего мастерства раскрывает иранский художник Голам али-Фейзоллахи, занимающийся росписью по эмали - мина. Традиция создания металлических сосудов (материалом обычно служит красная медь, а особо дорогие изделия изготавливают из золота) - ваз, тарелок, кувшинов, покрытых расписной эмалью (глазурью), в Иране сложилась уже несколько тысяч лет назад. Особого расцвета изоискусство достигло в XVI и XIX вв. "Такая посуда не бьется и не царапается, годится для использования и в духовом шкафу, и в холодильнике. И поскольку она (посуда) вечная, то и искусство росписи по эмали - тоже вечно", - поясняет художник.

Не искушенный восточными образами, российский зритель в первую очередь обращает внимание на образцы персидской инкрустации по дереву - хатам, которая возникла на территории современного Ирана в незапамятные времена. Своего наивысшего развития достигла в эпоху правления династии Сефевидов (XVI-XVII вв.). Окна, двери, мебель, сундуки, шкатулки, доски для игры в нарды и шахматы, рамы для картин, подставки для Корана украшались шестигранными узорами из маленьких равносторонних треугольников. Помимо дерева (эбеновое, розовое, апельсиновое, орех), для инкрустации используют также кость (верблюжья, слоновая), раковины, тончайшие металлические нити (латунь, а золото и серебро - в дорогих изделиях). Центром производства хатама и сегодня остается город Исфахан, а исфа-ханские художники известны по всему миру.

Искусство галамзани - это чеканка по металлу. Сегодня мастера, помимо традиционной меди, используют в работе золото и серебро. Рисунками на чеканных изделиях экспонатах выставки - предстают фрагменты из эпоса "Шахнаме", всадники на охоте или в бою, сцены из похода царя Дария или иллюстрации четверостиший Омара Хайяма.

Галамзани считается старейшим искусством иранских ремесленников. Медную посуду и изделия ручной работы в Иране и по сей день находят археологи, раскапывающие поселения, занесенные песками сотни веков назад.

Посетители познакомились также с мастерством каламкара - печатью на хлопке. Это искусство известно в Персии с XVI в. С помощью резных деревянных штампов, изготовленных из дерева ценных пород, наносили краски на хлопчатобумажную ткань.

Обработанная дубящими веществами материя не изнашивалась годами. В качестве рисунков мастер использует традиционные цветочные орнаменты - "огурцы"* и * Бутэ или пейсли - декоративный орнамент каплеобразной формы.

стр. "арабески". В Иране с помощью каламкара делают красивые салфетки, скатерти;

используют ручное искусство и при пошиве одежды.

Стены музейного зала гармонично украсили работы знаменитого персидского каллиграфа Джалиля Расуля, признанного корифея, наставника целой плеяды иранских каллиграфов.

Некое подобие каллиграфии существовало у персов еще в доисламскую, зороастрийскую эпоху. Однако именно после принятия ислама персы оказали огромное влияние на исламскую каллиграфию.

В рамках дней культуры Ирана в Россию были привезены образцы достижений современного иранского искусства в области кинематографии. Сегодня иранское кино называют "культурным феноменом конца XX в.". В этом кино нет ни открытых интимных сцен, ни насилия, ни драк, ни взрывов, ни безумного монтажа в стиле музыкальных видеоклипов. Его стилистика определяется неподдельным интересом к жизни реальных людей и вековечным философским вопросам.

В московском кинотеатре "Художественный" были представлены пять фильмов участников международных кинофестивалей "Царство Соломона" Шахрияра Бахрани (2008), "Здесь без меня" Бахрама Тавакколи (2010), "Альцгеймер" Ахмада Резы Моттамади (2010), "Водный шелковый путь" Мохаммада Резы Бозоргнийа (2009).

Главным гостем на церемонии открытия кинонедели в Москве стал режиссер Парвиз Шейх Тади со своей новой картиной "Дни жизни" (2011). "Я - лишь небольшая часть огромного мира иранского кинематографа, и я очень рад, что мне выпала честь представить здесь в России одну из своих последних работ", - поделился со сцены режиссер.

Действие фильма происходит в 1988 г. во время ирано-иракской войны. Главные герои муж и жена - представители одной из самых мирных и гуманных профессий на свете.

Амир и Али уже несколько лет работают врачами в военном госпитале на южном фронте в пустыне. Внезапное вражеское нападение приносит семейной паре немало тяжких испытаний. Но они продолжают выполнять свой профессиональный долг, рискуя жизнью, под обстрелом иракских танков, вертолетов, и укрывая раненых от рыскающих повсюду иракских военных. Наступает момент, когда супруги могут спастись, покинув превращенный в руины и захваченный врагами госпиталь, но они вверяют свои жизни Всевышнему и остаются с ранеными солдатами в бункере...

Фильм достаточно реалистичен, и возникает ощущение, что перед глазами - реальная документальная хроника событий двадцатилетней давности.

Не обошли вниманием устроители Недели и меломанов. Послушать "живую" иранскую музыку в Малый театр в Москве и Драматический театр им. В. Ф. Комиссаржевской в Санкт-Петербурге пригласили такие известные в своей стране ансамбли традиционной и этнической музыки, как Тиям "Мои глаза" и Алялее Кашмер "Тюльпан Кашмера".

Иранская национальная музыкальная культура - одна из древнейших на Востоке. Расцвет музыкального искусства древней Персии приходится на время правления династии Сасанидов (начало III в. н.э. - начало VI в. н.э.). В доисламском Иране в некоторых зороастрийских храмах практиковалось использование целительных свойств музыки в качестве катарсиса души, т.е. облегчения психических расстройств. В IX-X в. в Иране становятся популярными профессиональные певцы-танцоры, славившиеся исполнением лирических песен, которые до сих пор остаются самым популярным жанром народного музыкального и танцевального искусства Ирана.

В Россию ансамбль Тиям под руководством его основателя, музыканта Хади Монтазери приехал со своим обычным репертуаром - иранской традиционной музыкой. Музыкально поэтические композиции исполнил тенор, солист ансамбля Сейед-Мортезе Фалахати.

Слушатели аплодисментами наградили музыкальный коллектив и за виртуозность игры на национальных инструментах - кеманча, уд, сантур, тар, канун, дарбука, даф. Иранская традиционная музыка, утонченность ее мелодики и ритма, напоминает цветной орнамент на стенах мечетей, выписанные до мельчайших деталей средневековые персидские миниатюры.

Неделя позволила нам на некоторое время окунуться в мир богатой иранской культуры, которая в ее огромном многообразии напоминает прекрасные восточные ковры.

*** Особого упоминания заслуживает выставка картин "Сокрытое око", которая прошла в начале ноября 2012 г. в Культурном представительстве при посольстве ИРИ. Современная иранская художница Эхтерам Садат Тагави более 10 лет создает удивительные полотна в самых разных жанрах и стилях (реализм, сюрреализм, кубизм, абстракционизм и т.д.).

Пишет мастер акварелью, пастелью, масляными красками, гуашью, углем. Свои работы Эхтерам Садат Тагави многократно представляла на различных выставках в своей стране, а также на двух персональных во Флоренции (Италия) - в 2010 и 2011 гг., где, в частности, ее картины стали объектом пристального внимания известного итальянского искусствоведа и художественного критика Анджело Антонио Фальми.

стр. Заглавие статьи ЯПОНСКАЯ МОЛОДЕЖЬ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ Автор(ы) Е. Л. КАТАСОНОВА Источник Азия и Африка сегодня, № 1, Январь 2013, C. 67- КУЛЬТУРА, ЛИТЕРАТУРА, ИСКУССТВО Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 28.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ ЯПОНСКАЯ МОЛОДЕЖЬ: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ Автор: Е. Л.

КАТАСОНОВА Е. Л. КАТАСОНОВА, Доктор исторических наук Институт востоковедения РАН Ключевые слова: Япония, японский инфантилизм, "фурита", тинейджеры, молодежные субкультуры, "мораториумные люди" Настроения задержавшегося или, наоборот, возвратившегося детства необычайно сильны в Японии, а дух инфантилизма настолько глубоко проник в японскую культуру, что порой даже кажется, что прежде рассудительные и рациональные японцы не без удовольствия с головой погрузились в этот счастливый и для многих ностальгический мир. Да и само японское общество, несмотря на его социальную закрытость, традиционные многочисленные регламентации и рационализм мышления, похоже, уже давно приняло условия этой всеобщей увлекательной игры в детство.

Токио и другие крупные города Японии расцвечены яркими плакатами с популярными героями манга и анимэ, составившими серьезную конкуренцию рекламе пива и бытовой техники. Витрины магазинов и даже аптек заполнили симпатичные кукольные персонажи - реальные и виртуальные, - не говоря уже о крупнейших специализированных торговых центрах игрушек, один из которых под названием "Китти ран-до" (Kitty Land) не так давно появился на самой фешенебельной улице Токио Омотэсандо. Не только у детей и подростков, но почти у каждого взрослого обязательный аксессуар - брелоки с забавными мордочками, колокольчики, бантики и другие затейливые мелочи, прикрепленные к сумкам, кошелькам и мобильным телефонам. А в толпе то и дело промелькнет молодой служащий или солидный бизнесмен в галстуке с собачками или львятами, или покажется особа женского иола в шарфике с изображением котят, обезьянок и других трогательных существ.

ДЕТСКИЕ ИГРЫ ВЗРОСЛЫХ ЛЮДЕЙ Необходимость оставаться и выглядеть молодым диктуют сегодня и средства массовой информации, и производители товаров повседневного спроса, а также вездесущая реклама, переориентировавшие свою маркетинговую стратегию исключительно на молодежные стандарты, прекрасно понимая их непреходящую силу. А глобальные сдвиги в ценностных ориентациях населения, выросший в разы материальный достаток, стремительное развитие новых технологий и поразителные успехи медицины порой толкают японцев в бесконечную погоню за "средством Макропулоса", позволяющим сохранить вечную молодость.

Среди молодых незамужних женщин - повальное увлечение говорящей куклой "Примо Пьеро", с которой можно общаться буквально как с ребенком. Она для них полноправный член семьи: для нее покупают миогочис стр. ленные наряды, которые в большом ассортименте представлены в магазинах, с ней фотографируются, берут в собой в путешествие. Причем, чем больше времени вы проводите с этим удивительным существом, тем больше слов эта кукла начинает произносить, активнее реагировать на ваше присутствие и даже петь несколько десятков песен. Что это: просто игрушка или новый и сравнительно недорогой способ проведения досуга для одиноких людей? Недаром таких кукол даже отправляют в дома престарелых, чтобы хоть как-то скрасить унылый и однообразный быт их постояльцев.

А тинейджеры предпочитают свои игрушки и занимаются собиранием коллекций недорогих пластиковых или резиновых фигурок персонажей популярных анимационных фильмов - так называемых каракута фигия (от англ. character's figure). Дело дошло до того, что наиболее популярные фигурки стали продаваться даже в продуктовых магазинах в наборе со сладостями. Так появилось новое и достаточно странное словосочетание ску гангу, что в переводе означает "художественные съедобные игрушки". Причем шоколадки или конфеты в данном случае идут в нагрузку, а модные фигурки, стоимостью по $3 - 4, являются главной приманкой для покупателя. Словом, у японцев всех возрастов уже вошло в привычку окружать себя всевозможными маленькими и приятными недорогими игрушками и прочими мелочами, которые, по их ощущениям, обладают позитивным эмоциональным воздействием и создают чувство душевного комфорта, переносящего их в мир детства.

Еще в 1930-е гг. немецкий философ Карл Ясперс определил главную идею века массовой культуры, заявив: "Люди должны оставаться молодыми"1. Развивая эту мысль, некоторые эксперты сегодня заявляют о том, что "если XX век сделал молодежную массовую культуру главной культурой западного мира, то XXI век шагает дальше: от молодежной культуры - к детской"2. Пока трудно согласиться с подобного рода прогнозами или опротестовывать их, но идея об абсолютном лидерстве молодежной субкультуры в общем потоке многоликой массовой культуры XX в. представляется достаточно объективной. И культурный опыт Японии еще раз убедительно доказывает это.

ТИХАЯ РЕВОЛЮЦИЯ Сегодня в Японии много говорят и пишут о кризисе молодого поколения, называя его "растерянным" и даже "потерянным", что связывают, прежде всего, с коренными общественными и социокультурными переменами, произошедшими в японском обществе за последние десятилетия. Затянувшаяся экономическая депрессия застойного десятилетия 1990-х, постоянные волны мирового финансового кризиса, ощутимые сбои в системе пожизненного найма, без которой, по существу, рушится весь уклад жизни японцев, и другие негативные явления современной жизни коренным образом изменили экономическую и социальную ситуацию в стране и повлекли за собой кардинальные перемены в сознании людей. К этой ситуации как нельзя лучше подходит определение "тихая революция"3.

Японские юноши и девушки больше не хотят идти дорогой своих отцов: общие групповые интересы они перестали ставить выше личных. Индивидуальность и самовыражение стали их кредо. При этом японский индивидуализм - это не только подражание Западу, это протест против группового сознания прошлой эпохи. А отсюда меняется буквально все: и отношение к жизни, к работе, взаимоотношения друг с другом, с родителями и т.д.

Молодых японцев уже трудно назвать "трудоголиками" (определение, которое, как казалось раньше, на все времена закрепилось за представителями этой нации). Принцип "жить, чтобы работать" уже потерял для них всякий смысл, так же как и идеи фанатичной преданности своей компании и мечты о карьерном росте уже мало популярны в среде молодых. В отличие от отцов и дедов их дети и внуки сегодня стремятся, но возможности, меньше работать и интереснее жить. А сократившиеся доходы готовы компенсировать резким сокращением материальных запросов, за что носителей этих взглядов нарекли "травоядными". Главное для большинства из них - это независимость от общества и наличие свободного времени для реализации собственных талантов и увлечений (например, сочинительство рок-музыки или создание мата).

НОВАЯ ГЕНЕРАЦИЯ "ТРАВОЯДНЫХ" К категории "травоядных", в первую очередь, следует отнести т.н. "фритеров" - фурита, что в вольном переводе может означать "свободные трудяги". Термин был заимствован из английского языка и происходит от слова freeter. Но если для Запада это - достаточно распространенное явление, то для традиционного японского общества подобное поведение молодежи совсем недавно было вовсе не типичным. Фурита отдают предпочтение не постоянной работе на одной фирме в системе пожизненного найма, как в прежние времена, а временным заработкам или же почасовым подработкам, предпочитая жить, как говорится, "на вольных хлебах".



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.