авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |

«Вендален Бехайм Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII ...»

-- [ Страница 10 ] --

  172) «Сыны Израилевы должны каждый ставить стан свой при знамени своем, при знаках семейств своих;

пред скиниею собрания вокруг должны ставить стан свой». Четвертая книга Моисея, гл. 2.

Ст. 2 (прим. авт.).

173) На изображениях ковра из Байе встречаются уже отряды всадников со знаменами, формы которых отличаются друг от друга (прим. авт.).

174) Санджак — основная административно-территориальная единица в Османской империи (составная часть вилайета) (прим. ред.).

+) Так в книге. Но на рис. 233 изображено совсем не то и рисунка турецкого барабана в книге нет (HF).

                     384    Knight.by edition            Часть IV.           385    Knight.by edition    Турниры. Турнирное вооружение  Рыцари на параде перед турниром.

Всадники облачены в турнирный доспех штехцойг, шлемы украшены геральдическими фигурами.

Накидки коней также расписаны геральдическими знаками с девизами. В руках у всадников копья с корончатыми наконечниками.

Гравюра из турнирной книги Г.Букмаера. 1515 г.

Турнирное вооружение  Сегодня под словом «турнир» мы понимаем нечто иное, чем то, что заключалось в этом слове в давние времена. В течение веков значение слова изменялось. В наше время турнир (фр. turney) — это поединок рыцарей в мирных условиях, военная игра. Точнее, с одной стороны, это настоящий бой отдельных лиц, так называемый Божий суд (нем. Gottesgericht), а с другой — рыцарский поединок по определенным правилам, где было не столь важно подвергнуть соперника опасности, сколько наглядно показать свое собственное искусство владения оружием.

Источники — «Германия» Тацита, героический эпос «Беовульф» и обе «Эдды» — содержат упоминания об увлечении германцев зрелищами, имитирующими сражения. Эта страсть  386    Knight.by edition    германцев побудила римских императоров к проведению состязаний гладиаторов.175) Этому воинственному духу древних германцев и обязаны своим происхождением военные игры в средние века. Нейтхарт, племянник Карла Великого, рассказывает, как в 844 году свита Людовика Германского и его брата Карла разделилась на одинаковые по численности отряды и разыграла показательное сражение, причем оба принца сами участвовали в схватке во главе молодых воинов.

Готфрид из Прейи (умер в 1066) был, якобы, первым составителем специальных правил для этой игры. Вначале она получила название «Buhurt», и лишь в XII веке у французов появилось слово «турнир» для военной игры в отрядах, а от них перешло в другие языки. С того времени первоначальные немецкие термины в искусстве турнирного состязания исчезают, и вместо них становятся общепринятыми французские, а позже и итальянские.

Немцы задавали тон при дальнейшем усовершенствовании рыцарских поединков, в развитии правил церемониала и разработке снаряжения для турниров. Как частную разновидность более общего понятия «турнир» следует рассматривать поединок на копьях (нем. Gestech, фр. joute, juxta), когда встречаются только два противника, чтобы продемонстрировать искусство владения оружием. Вероятнее всего, поединок, как вообще все виды турниров, был придуман, чтобы тренировать юношей придворной знати в искусстве владения оружием и верховой езды.

В источниках нет никаких сведений о турнирных призах или о материальном вознаграждении для победителя;

рыцарю было достаточно лишь [379] доказать свое умение и превосходство. Позднее, в XIII веке, когда в рыцарстве все больше и больше проявлялось стремление к благородным манерам и почитание женщин знатного рода становилось долгом, добиться на турнире расположения дамы являлось наивысшей наградой для победителя. С этой переменой связано появление изобилующего излишествами церемониала, обучением которому занимались знатоки этого дела — герольды (нем. Herolden).

Для правильного понимания турнирного состязания необходимо знать снаряжение и правила проведения боя. Этими знаниями овладеть нелегко: с течением времени военные игры у разных народов стали приобретать самые разнообразные формы. Так, например, в конце XI века не везде применялась конная атака на противника с копьем наперевес. Ковер из Байе показывает, что почти все всадники в схватках держат длинные тонкие копья в поднятых руках так же, как античные воины держали свои дротики.

До XIV века в турнирах использовалось то же снаряжение и вооружение, что и в боевых условиях.

В «Песни о Нибелунгах» при описании поединка с Брунгильдой поэт следующим образом рисует нам облачение воина: боевая рубаха из ливийского шелка (вероятнее всего, испанского);

прочная броня из железных пластин (старонем. stahelzein), нашитых на основу;

шлем завязывается под подбородком;

ремень щита (старонем. schildvezzel) украшен каменьями;

большой широкий щит с золотым орнаментом по краям имеет толщину в три пальца под умбоном. Любопытно, что описанный щит оказался громоздким и непрочным, т. к. он не выдерживал удары при сшибке. В поэме часто упоминаются пронзенные насквозь щиты или даже щиты с застрявшими в них наконечниками копий. К древковому остроконечному оружию раннего периода следует отнести копья и дротики. Седла украшены драгоценными камнями и золотыми колокольчиками. Все эти особые приметы указывают скорее на середину XII века, чем на начало XIII века, когда поэма была записана и отредактирована, потому что к этому времени рыцари носили уже более легкий щит и не применяли больше дротиков, только лишь копья. Кстати, копья в «Песни о Нибелунгах»

еще слишком слабы, чтобы с их помощью при сшибке можно было выбить противника из седла, поэтому в первых частях поэмы нигде не описаны такие случаи на турнире. Чаще всего в воздух взлетали обломки от древков копий. Только в последней части (Авентюре, XXVI) мимоходом дается описание поединка176) между Гельпфратом и Хагеном, в котором последний едва не был  387    Knight.by edition    выбит из седла, а первый хоть и удержался в седле во время сшибки, но не справился с лошадью, и она его сбросила. При этом мы читаем достойные внимания стихи:

Кто удержится на коне, Это мне неизвестно. [380] Эти строчки как бы подчеркивают неопределенность такой сшибки, и, основываясь на них, можно предположить, что обычай иметь при себе во время турнира специальных слуг не был пустой прихотью. Задача их заключалась в том, чтобы на скаку мгновенно удержать коня и подстраховать рыцаря, выбитого из седла.177) В книгах о турнирах стремились все же обходить молчанием эту важную услугу, которую поручали особым образом обученным кнехтам — турнирным стражникам (нем. Grieswartel). Без этих помощников поединки XV и XVI веков были бы намного опасней для жизни. Более профессионально подготовленным оказывается турнир, описанный в таком отличном источнике для изучения рыцарских забав, как «Поклонение Даме» Ульриха фон Лихтенштейна. Здесь различаются поединок двух участников и турнир в собственном смысле слова, когда противники сходятся для состязания в многочисленных отрядах. Снаряжение и вооружение отличаются лишь в очень незначительной степени от общепринятого на войне.

Надетая поверх доспеха гербовая накидка, как и конская попона, были выделаны из кожи, обтянуты разноцветным бархатом и обшиты железными бляхами. Щит треугольной формы, возможно, немного меньше, чем применявшийся на войне. Тяжелый горшковый шлем рыцарь надевает на голову в самый последний момент перед поединком. Копье уже имеет небольшие упорные диски, которые называются в книге копейными кольцами (старонем. speerscheiben).

Любопытны упомянутые приемы обращения с копьем. Например, во время поединка в Тарвисе сошлись в схватке Рейнпрехт фон Мурек и Ульрих фон Лихтенштейн: один взял копье под мышку — самый распространенный прием, другой приложил копье низко к бедру.

К началу XIII века определилась и точно выработалась цель военной игры. Намерение обеих сторон состояло в том, чтобы по всем правилам турнирного искусства ударить при сшибке копьем в щит, висящий на левом плече противника, так, чтобы сломать древко копья или же сбросить противника с лошади. В первом случае всадники демонстрировали свое умение выдержать удар копья средней тяжести, не упав с коня, для этого выбиралась короткая дистанция до места сшибки. Во втором каждый участник намеревался дать почувствовать противнику свою силу и ловкость, опозорить его, поэтому занимал дальнюю дистанцию и выбивал его искусным ударом из седла, причем копья обоих противников обычно ломались на мелкие куски. Именно по этой причине начиная с XII века копья становятся все прочнее. Однако они по-прежнему имели диаметр не более 6,5 см и оставались такими легкими и удобными, что могли удерживаться под мышкой без упорных крюков. Каждый оруженосец Ульриха фон Лихтенштейна во время торжественных турниров удерживал в одной руке по 3 связанных вместе копья.

В XIII веке различали уже два вида турниров: походный и назначаемый. Походный турнир (нем.

Wanderturnier) — это случайная или преднамеренная [381] встреча двух рыцарей в пути, которая каждый раз не обходилась без боя на копьях. Один располагался у дороги и вызывал другого на рыцарский поединок, чаще всего с помощью напыщенных речей и славословий.178) В таком случае он назывался зачинщиком (фр. aventurier). Другой, который должен был принять вызов, назывался мантенадором (фр. mantenador). «Поклонение Даме» повествует о таком турнире. На дороге за Клемюном рыцарь Матье разбил свой шатер на пути следования Ульриха, чтобы вызвать его на бой. Здесь он сразился с одиннадцатью рыцарями, на земле валялись обломки копий и щитов.

Огромная толпа свиты и привлеченного зрелищем народа заставила Ульриха специально отгородить место для турнира. Углы прямоугольной площадки были обозначены четырьмя воткнутыми в землю знаменами. Соединяли из 200 копий с флажками одного цвета со щитом Ульриха. По торцам площадки в середине имелся проход, через который не должен был проезжать  388    Knight.by edition    тот, кто не участвовал в турнире. В те времена устройство такого ристалища было новинкой, которая сделала известным самого Ульриха фон Лихтенштейна.

Рис. 588. Поединок на копьях. Рыцари облачены в боевые доспехи, имеют нагрудные тарчи;

копья турнирные, с корончатыми наконечниками. Кодекс Балдуина Трирского, ок. 1330 г.

Такая разбивка походного лагеря в стиле рыцаря-разбойника продолжалась до конца XIV века, а в Германии даже до XV века. При поединках употреблялось только такое вооружение, которое применялось в боевых сражениях. Примером могут служить деревянные нагрудные тарчи (ср. рис.

181, 188 и 588). [382] Назначаемый турнир (нем. Gausgeschriebene Tumier), как это следует уже из названия, проводился на заранее определенном месте по особому приглашению рыцарей. За много месяцев до назначенного срока гонцы объезжали дальние страны и оповещали предпочтительно знатных претендентов о месте, времени и поводе намеченного турнира. Такой характер турниры сохранили до конца XIV века, снаряжение их участников точно соответствовало всем новшествам, которые возникали во время военных походов. Только приблизительно к 1350 году или немного раньше виды турнирного снаряжения начали отличаться от боевых. Эта необходимость во всех новых видах вооружения и снаряжения объясняется стремлением рыцарей показать себя храбрым и мужественным в турнире, произвести должный эффект на зрительские трибуны, но не получить при этом серьезных ран. В последующем изложении мы постараемся подробно рассказать об этом.

 389    Knight.by edition    Рис. 589. Турнирный меч (а) и булава (b). Турнирная книга короля Рене (1408—1480).

В XIV веке в групповом турнире (фр. buhurt) в южной Франции и Италии были введены новые правила: рыцари наносили друг другу только один удар копьем, после чего брались за тупые мечи, с громким воинственным кличем «Wicha herre, wicha wich», атакуя противников до тех пор, пока под натиском горячей схватки одна из противоборствующих сторон не объявляла себя побежденной, отпуская на свободу плененных рыцарей.179) В начале XV столетия в Германии появился так называемый турнир на булавах (нем.

Kolbenturnier), который проводился между двумя партиями рыцарей. Вооружение в этом типе турниров состояло из тупого, но тяжелого меча и булавы (рис. 589), изготовленной [383] из твердых пород дерева, длиной до 80 см. Рукоять булавы имела шаровидную головку и защитный диск из листового железа, или нодус (нем. Nodus, рис. 589b), для защиты руки от удара. Сама булава имела многогранное сечение и постепенно утолщалась кверху. Это сильнодействующее оружие послужило в дальнейшем поводом к изменению формы шлема, т. к. удар такой булавой по обычному горшковому шлему, сидящему вплотную к темени, мог быть опасным для жизни.

Новый шлем имел сферическую форму и был такого объема, что голова человека с ним не соприкасалась. Шлем опирался только на плечи и на грудь. Кроме всего этого, голова рыцаря была защищена подшлемным колпаком с толстой прокладкой из войлока. Впервые у шлемов появилась защита шеи и затылка. Из множества разнообразных форм сферических шлемов самыми подходящими явились шлемы, состоящие из железного каркаса, обшитого прочной вываренной воловьей кожей (рис. 590, 591). Лицо в шлеме защищено решеткой из толстых железных прутков. Шлем был обтянут полотном, покрытым меловой грунтовкой, по которой нанесены темперными красками гербовые эмблемы владельца. Он включает железные пластины, защищающие шею, частично грудь и спину рыцаря. Крепление шлема к груди, а также к спине доспеха производилось кожаными ремнями, которые продевались в соответствующие скобы или с помощью специальных приспособлений.

 390    Knight.by edition    Рис. 590. Шлем для турнира на булавах. Шлем состоит из стального каркаса, обтянутого вываренной бычьей кожей, расписанной темперой;

передняя часть представляет собой решетку из железных прутков и проволоки. Ок. 1480 г. Коллекция Майерфиша, Зигмаринген (Германия).

Рис. 591. Шлем для конного турнира на булавах. На макушке хорошо видно гнездо для крепления геральдического украшения. Ок. 1480 г. [384] Шлемы XII и XIII веков украшались на макушке так называемыми шлемными украшениями.

Фасоны шлемных украшений изменялись в зависимости от вкуса и настроения владельца. Иногда они представляли собой объемные геральдические фигуры, но чаще — причудливые фигуры с намеком на какой-нибудь талисман своей возлюбленной дамы, как-то: перчатки, платки, вуаль и т.

п. Вот почему на сохранившихся старых шлемах находят приспособления для крепления шлемных украшений, состоящие из гильзы или железного штыря. Шлемные украшения, щиты, а также защитное снаряжение лошади (накидки, налобники, конские маски и т. п.) обычно разрисовывались, и их изготовление относилось к особой области искусства. Использование шлемных украшений в турнире на булавах объясняется не только стремлением произвести наибольший эффект на зрителей, но и тем, что победа в таком поединке присуждалась тому рыцарю, который искусным ударом сбивал украшение со шлема противника.

Другой тип сферического шлема выковывался из цельного куска железа. Этот шлем имел такую же шаровидную форму, но был снабжен широким открывающимся забралом, иногда в виде выпуклой решетки. Для защиты от солнечных лучей такие шлемы, как правило, покрывались накидками — наметами, закрепленными под украшением и ниспадавшими сзади на спину. Эти наметы, часто применявшиеся на горшковых шлемах уже в XIII веке, были шелковыми, с зубчатой каймой или из тонкого полотна одного цвета с гербом рыцаря. Кираса из толстой вываренной бычьей кожи для турнира на булавах имела прочные железные кольца на каждом боку. На левом боку с помощью пенькового шнура подвязывался тупой меч, а на правом — булава. Позднее, приблизительно к 1440 году, когда вошел в моду составной пластинчатый доспех, на его передней и задней части стали пробивать вентиляционные отверстия.180) К спине и груди прикреплялись подвижные пластины, а сзади крепился короткий нахребетник.

Наручи имели различную форму, в зависимости от того, из какого материала они были изготовлены: из кожи или металла. Кожаные наплечники были шаровидной формы и соединялись  391    Knight.by edition    с наручами и налокотниками с помощью крепких пеньковых веревок, и все это вместе составляло единую подвижную систему. Рукавицы из толстой воловьей кожи не были разделены по пальцам, а левая чаще всего была защищена круглыми железными пластинками, которые накладывались на тыльную сторону ладони и на крагу. Такие пластинки стали прототипом защитных пластинок, появившихся в конце XV века.

Довольно часто турниру на булавах предшествовал поединок на копьях, целью которого было «преломить копье». В этом случае на левый бок рыцаря181) надевали щит, так что его ремень проходил через правое плечо. Типы щитов были различными: большей частью треугольные, позже и четырехугольные, как правило, вогнутые. Стремление к улучшению боевых качеств всегда сочеталось с заботой об украшении оружия. Щиты либо разрисовывались геральдической символикой, либо обтягивались [385] материалом. По желанию заказчика щиты изготавливались из дерева, обтянутого кожей, или из металла. Часто участники турнира надевали поверх доспеха рубаху из шелка или тонкого полотна, окрашенную в геральдические цвета. Вначале ноги защищались латами. В XIV веке колени, так же как и остроносые башмаки, предохранялись от ударов железными накладками. Позднее защита ног состояла из дильжей, или наколенных краг.

Снаряжение для лошади в турнирных поединках несколько отличалось от снаряжения боевого.

Уже в турнирах на булавах стали применяться седла с высокими сиденьями (нем. Sattel im hohen Zeug). Они предназначались для того, чтобы рыцарю при манипуляции оружием не мешала лошадь (рис. 592). При такой конструкции седла всадник почти стоял в стременах (рис. 593).

Окованная железом передняя лука для защиты ног и бедер рыцаря уходила очень высоко вверх и охватывала их по бокам. В верхней части такой луки находилась прочная железная скоба, за которую рыцарь держался левой рукой, чтобы не вылететь из седла во время поединка. Задняя лука охватывала корпус рыцаря, исключая возможность падения с лошади. Остальная часть конного снаряжения была такой же, как и ранее описанное снаряжение, используемое при боевых действиях. В дополнение следует отметить, что лошадь всегда была покрыта попоной из прочной кожи, на которую сверху накладывалась накидка, разрисованная геральдическими эмблемами.

Турнир на булавах к концу XV века стал выходить из моды.

Рис. 592. Турнирное высокое седло. Вторая пол. XV в. Германский Национальный музей, Нюрнберг.

 392    Knight.by edition    Уже в раннем средневековье наряду с описанными видами турниров, при почти одинаковом ритуале, появился еще один, отличающийся существенным образом от первых. Его сначала называли просто «бой» (нем. Kampf), позднее, в XV веке, этот поединок получил более напыщенное название: «старинный немецкий пеший бой». Происхождение этого пешего боя между двумя рыцарями следует искать в древнегерманском Божьем суде,182) где поверженный в бою расплачивался своей [386] Рис. 593. Снаряжение для турнира на булавах. Герцог Георг Баварский и Ландсхутский (1455— 1503) во время турнира 18 августа 1482 г. в Гейдельберге. Из турнирной книги Ганса Бургкмаиера Младшего. Акварель дат. ок. 1554 г. Из коллекции князя фон Гогенцоллерн-Зигмарингена.

жизнью. Более поздние поединки такого рода утеряли свое религиозное начало и превратились в военные игры, не направленные на уничтожение противника. Скорее наоборот, целью их стало получение всеобщего признания в искусстве владения оружием и на завоевание благосклонности прекрасных дам. На самом деле возвращение к старым традициям, какими их в средневековье представляло противоборство пеших рыцарей, не имело никакой другой цели, кроме как изобретение все более разнообразных форм турнирного состязания. Поскольку рыцарство с достойным уважением относилось ко всем старинным обрядам, «пеший бой» с самого начала проводился с чрезвычайной торжественностью и при соблюдении строгих правил. Изменения в форме состязаний привели и к существенному изменению защитного вооружения, в связи с чем стали изменяться доспехи. На снаряжение, церемониал и манеру фехтования оказали значительное влияние старинные мастера фехтовального искусства, рыцари ордена Святого Марка, о чем свидетельствует старинное руководство по фехтованию. Со временем стали отходить от этих формальностей, изменяя практику ведения турниров. Рисунок швейцарской Манесской рукописи (около 1300) представляет двух воинов во время поединка, который происходит в присутствий дам, одобряющих своих рыцарей хлопанием в ладоши. На этом рисунке представляет особый  393    Knight.by edition    интерес только оружие и одежда. Что касается одежды, то в раннем средневековье традиционной считалась длинная рубаха, одеваемая позже поверх доспеха. Она выходит из моды только к середине XV века. Оружием состязающихся [387] являются тупые мечи. Здесь же обнаруживается пример применения кулачных щитов (рис. 594). Иное можно увидеть в иллюстрациях из кодекса «Церемонии поединков»,183) где оба рыцаря облачены в пластинчатые доспехи, на головах у них турнирные арметы;

поверх доспехов надеты традиционные рубахи, разрисованные геральдическими фигурами каждого владельца. Это напоминает обряды, совершаемые при Божьем суде. Оружие участников поединка состоит из короткого альшписа с двумя дисками на рукояти и тонким, колющимся клинком (рис. 595).

К середине XV века снаряжение «старинного пешего немецкого боя» претерпело значительное изменение. В первую очередь, появилось множество различных видов оружия. Как видно из книги о турнирах императора Максимилиана I, участники турнира сражаются не только мечами, но и булавами, альшписами, кузами, топорами, обычными пиками, кинжалами, палицами, дюссаками, секирами и даже боевыми цепами.

Рис. 594. Фехтование на мечах. Изображен один из поединков миннезингера Вильгельма фон Шарфенберга;

над ним изображен его щит с гербом. Миниатюра из Манесской (Большой Гейдельбергской) рукописи, нач. XIV в.

Рис. 595. Поединок на альшписах. Миниатюра из иллюстрированного кодекса «Церемонии поединков», нач. XV в. Парижская Национальная библиотека.

Доспех приобретает форму, специально рассчитанную для этого вида турнирного поединка. Шлем — типа турнирный армет с широким забралом, сферической формы и чрезвычайно большой по объему, привинчивается или плотно привязывается ремнями к нагруднику и наспиннику. Этим усовершенствованием мастера-шлемники предусмотрели защиту головы рыцаря от ударов булавой, т. к. голова в этом случае не соприкасается непосредственно со шлемом. [388] Нагрудник из двух пластин соединяется внизу с доходящей до колен юбкой так называемым «боевым фартуком», состоящим из набора смещающихся относительно друг друга пластин.

Наплечники тоже подвижные, защищают подмышки и доходят до середины груди. Наручи обычной формы, как у доспехов того времени. Перчатки с остроконечными крагами также соответствуют перчаткам данной эпохи. Поножи не отличаются от прежних форм, но налядвенники достаточно высокие. Коленные суставы защищены наколенниками. Башмаки без  394    Knight.by edition    шпор были уже к 1480 году с широкими и тупыми носами и наподобие грубых крестьянских башмаков.

Рис. 596. Доспех для пешего боя Клода де Волре, камергера герцога Бургундского Карла Смелого;

в этом доспехе он принимал участие в состязании с императором Максимилианом I во время празднеств на рейхстаге в Вормсе (1495). Изготовлен ок. 1490 г.

Точно таким мы видим боевой доспех бургундского рыцаря Клода де Водре, советника и камергера герцога Карла Смелого. В этом доспехе он был побежден в Вормсе в 1495 году самим императором Максимилианом I (рис. 596). Иллюстрация поединка рыцарей, вооруженных топорами, приводится в турнирном кодексе императора Максимилиана I.184) На рисунке мы видим юбку из материала, надетую поверх доспеха, на нем — рыцарский пояс, старинный символ рыцарского звания, который мы часто обнаруживаем в рыцарском одеянии XIV века. При рассмотрении формы доспеха легко убедиться, что движение рук участников турнира специально ограничено с целью уменьшения риска, но без снижения, однако, зрелищного эффекта.

К вооружению рукопашного боя, широко применявшемуся в фехтовальных упражнениях и единоборствах, относится прежде всего кулачный щит (рис. 597). Приведенный нами на рисунке щит имеет диаметр 32 см. [389] Вблизи от края по наружной стороне щита проходит стальной обруч, закрепленный штифтами в нескольких местах. Это так называемая ловушка для клинка. Ее назначение состоит в том, чтобы при удачном движении щитом заклинить острие альшписа или  395    Knight.by edition    клинок меча в зазоре между обручем и щитом так, чтобы противник не смог вытащить оружие обратно. На кулачных щитах такого типа часто крепили от 3 до 6 и более таких ловушек. Умбон щита (b) выпуклый, покрыт рельефными украшениями в готическом стиле. Внутри умбона находится скоба (А) для захвата левой рукой;

в верхней части расположен длинный крюк (В), с помощью которого можно носить щит на перевязи.

Рис. 597. Фехтовальный кулачный щит с ловушками для клинка. Италия.

a) Вид спереди.

b) Разрез.

Рис. 598. Турнирный армет, из гарнитура немецкого доспеха для пешего поединка;

шлем исполнен из полированной стали с травлеными и позолоченными полосами и эмблемами. Вероятно, Аугсбург, ок. 1560 г. Музей Армерия Реале, Турин.

Наряду с кулачными щитами в состязаниях, где не применялись копья, использовали деревянные ручные тарчи, обтянутые полотном и раскрашенные в геральдические цвета владельца. В XVI веке «немецкий пеший бой» постепенно утратил свое значение. Вместо него завоевал популярность более эффектный пеший турнир, похожий немного на старинный групповой турнир.

Отличие его заключалось только в том, что он проводился через барьер.

При фанатическом увлечении рыцарей старинными обычаями каждый из членов владетельной знати считал своим долгом иметь по меньшей мере один турнирный доспех в своем арсенале, чтобы при возможном вызове достойным образом предстать перед соперником. Приблизительно к [390] 1510 году мастера оружейного дела стали изготавливать доспехи гарнитурами таким образом, чтобы один и тот же доспех путем замены отдельных сменных деталей можно было использовать как в сражении, так и на турнире, а примерно с 1560 года в таком же доспехе можно было выступить и в пешем поединке. Сохранилось много боевых доспехов, хранящихся ныне в музеях. Среди них доспехи Альбрехта Ахиллеса, маркграфа Бранденбургского, Карла V, Фердинанда I и эрцгерцога Фердинанда Тирольского. В особо торжественных случаях монархи являлись в роскошно украшенных доспехах. Так, например, император Максимилиан I присутствовал на празднествах в таких доспехах, о чем свидетельствуют гравюры художника Бургкмайера. Подобные доспешные гарнитуры можно было носить и в конных турнирах, с этой целью на металлической юбке делали передние и задние дугообразные вырезы (см. рис. 163).

 396    Knight.by edition    Отличительным признаком доспеха для пешего поединка через барьер были подвижные широкие наплечники, металлическая колоколообразная юбка и отсутствие опорного крюка для копья;

в остальном форма этого доспеха копирует обычный доспех той эпохи.

На иллюстрациях часто встречается бургундский армет, а также турнирный армет, привинчиваемый к нагруднику (рис. 598). Там же видно, что как локтевые, так и коленные суставы защищены налокотниками и наколенниками. Дополнительными накладками защищены обычно только плечи (рис. 599).

Рис. 599. Турнирный доспех для немецкого пешего боя, с закрытыми наручами и поножами и с бургундским арметом. Из гарнитура эрцгерцога Фердинанда Тирольского. 1547 г.

Как уже раньше упоминалось, снаряжение для поединка на копьях не отличалось первоначально от боевого снаряжения. Только в XIV веке были усовершенствованы конструкции шлемов и тарчей с учетом особой цели турнира. Это видно на шлеме дворянского рода Пранков середины XIV века (рис. 600): левая сторона шлема защищена дополнительной стальной [391] пластиной на заклепках и изнутри снабжена войлочной прокладкой. В начале XV века доспех, предназначенный для поединка на копьях, был полностью модифицирован. Забота о безопасности состязавшихся рыцарей, постоянное стремление к внешнему эффекту стали причиной использования особенно тяжелого, специально изготовленного доcпеха. Поединки на копьях получили специальное обозначение — гештех (нем. Gestech от нем. stechen — колоть). Новый доспех получил общепринятое название штехцойг (нем. Stechzeug). Изменения этого доспеха проходили у разных народов не в одно и то же время, хотя типы доспехов в основном имели некоторое сходство.

Принципиально различают два характерных типа: немецкий и итальянский штехцойг.

 397    Knight.by edition    Немецкий штехцойг (рис. 601) состоит из нескольких частей. Шлем, образно названный жабьей головой, напоминает форму старых горшковых шлемов. Нижняя часть шлема закрывает лицо до глаз, затылок и шею, теменная часть приплюснута, лицевая сторона сильно вытянута вперед, а на уровне глаз сделана узкая щель. Как на темени, так и по обеим сторонам шлема имеются парные отверстия;

одни служат для крепления шлемного украшения, другие — для кожаных ремешков, стягивающих подшлемный колпак.

Рис. 600. Горшковый шлем. Принадлежал рыцарю из штирийского рода Пранков;

шлем предназначен для поединка на копьях, поэтому усилен дополнительной защитой с левой стороны.

Сер. XIV в. Кожаная позолоченная геральдическая фигура (рога) — более позднего изготовления, относится к началу XV в.

Кираса короткая, спереди имеет подвижный нагрудник. Левый бок кирасы выпуклый, а правый, где расположен крюк для копья — плоский. Спина имеет обычную форму. Шлем крепится на груди тремя винтами или специальным зажимом. Соединение шлема с кирасой на спине осуществляется с помощью вертикально расположенного шлемного болта. На груди кирасы с правой стороны укреплен массивный крюк для копья и кронштейн для фиксации задней части копья. На левой стороне кирасы находятся два отверстия, а иногда массивное кольцо, через которое продернута пеньковая веревка для крепления тарча к груди. К нагруднику крепится набрюшник. К нему присоединяются дугообразные металлические полосы, переходящие в эластичные или жесткие набедренники. К наспиннику прикреплен нахребетник, нижней своей частью опирающийся на седло и удерживающий на себе тяжесть всего доспеха.

Наплечники присоединяются к кирасе с помощью подпружиненных шрифтов. Спереди они имеют очень маленькие (или вообще не имеют) крылья, а сзади — значительные. Подмышковые [392] вырезы закрыты большими дисками, свободно висящими на ремнях. На правом предплечье для защиты локтевого сгиба имеется широкий чашеобразный налокотник, на левом предплечье — неподвижная накладка, оканчивающаяся рукавицей. На правом плече часто имеется держатель копья, поскольку рыцари при выходе на ристалище несут копье на плече.

 398    Knight.by edition    Рис. 601. Доспех-штехцойг императора Максимилиана I.

a) Вид спереди. Доспех полированный, рифленый, с ажурной готической кромкой;

вентиляционные отверстия в готическом стиле на правой стороне шлема выполнены на итальянский манер.

b) Вид сзади. Примечательны тщательно отделанный штырь для крепления украшения на шлеме, кронштейн для удержания конца копья и гофрированный нахребетник, защищающий низ спины.

Ок. 1490 г. [393] Следует заметить, что на штехцойг, как правило, надевают юбку из ткани, лежащую глубокими складками и украшенную роскошной вышивкой. Этот доспех считается тем старше, чем отвеснее стенки шлема, и тем новее, чем они плотнее прилегают к шее. К снаряжению доспеха относятся также тарч и копье. Тарч имеет четырехугольную форму, внизу закруглен, нижний край слегка выгнуг вперед (рис. 602). Ширина его около 40 см, длина около 35 см. Тарч изготавливался из твердых пород дерева и был облицован снаружи костяными пластинками. Эти пластинки из оленьих копыт или рогов должны были предохранять тарч от поломки при ударе копьем. Весь щит был обтянут кожей. В центре находились два отверстия, через которые продевался шнур для крепления тарча к груди кирасы. Перед поединком тарч покрывался тканью одинакового цвета и рисунка с накидкой лошади.

Копье (рис. 603), изготовленное из мягких пород дерева, стандартной длины 370 см и диаметром приблизительно 9 см, имеет корончатый наконечник (нем. Krnlein). Коронка состоит из короткой гильзы, увенчанной тремя-четырьмя зубцами185) (а). Через нижний узкий конец копья продевают защитный диск (с), который крепится на винтах к железному кольцу (в), установленному на древке копья.

К комплектующим частям снаряжения следует причислить подшлемный колпак, сшитый из тиковой материи с двойной простеганной прокладкой из войлока. По бокам колпака имеются кожаные ремешки. Они продергиваются через отверстия шлема и связывают крепко подшлемный  399    Knight.by edition    колпак со шлемом (рис. 604). На рисунке 605 изображена старинная отвертка, необходимый инструмент для снаряжения рыцарских турниров.

В заключение хочется упомянуть еще о шпорах. Они имели одинаковую конструкцию для всех разновидностей турниров. Делали их из железа, наружную поверхность иногда покрывали латунью. Шейки шпор длиной в 20 см. параллельны боковым сторонам скобы, охватывающей каблук башмака. Такая форма шпор позволяет всаднику во время состязаний легко управлять лошадью (рис. 637).

Итальянский штехцойг, предназначенный для так называемого романского турнира на копьях, претерпел примечательные изменения в своей конструкции. Во-первых, шлем крепился к нагруднику и наспиннику особой скобой на винтах. По верхней кромке стенок шлема проходил иногда железный хомутик — застежка. На правой стороне шлема имелась широкая прямоугольная дверца, своеобразная форточка для доступа свежего воздуха. Во-вторых, правый бок кирасы был не плоский, а выпуклый. В-третьих, кирасу обычно спереди обтягивали тончайшим камчатным полотном, расшитым геральдическими эмблемами. Далее, на левом боку кирасы имелось массивное кольцо для привязи четырехугольного тарча. На правом боку кирасы, на поясе, был приклепан кожаный стакан, обтянутый материей. В этот стакан перед выходом на турнир вставляли [394] Рис. 602. Турнирный тарч от штехцойга. Кожаная обшивка отсутствует;

обкладка тарча костяная. Кон. XV в.

Рис. 603. Турнирное копье, с корончатым наконечником и защитным диском. Кон. XV в.

Рис. 604. Подшлемный колпак. Предназначен для защиты головы от ударов о шлем. XV в.

Рис. 605. Отвертка. XV в.

 400    Knight.by edition    копье, которое было намного легче копья, применяемого в немецком турнире. Поэтому доспех не имел заднего массивного кронштейна для поддержки копья;

справа находился массивный крюк, закрепленный в зажимной колодке. Наспинник также был обтянут материей, пройма плеча сильно вырезана. Подвижные наплечники не имели спереди и сзади крыльев. [395] Правый наруч аналогичен по фасону наручу немецкого доспеха, однако левый имел подвижную конструкцию, а не жесткую.

В качестве примера может служить итальянский штехцойг (рис. 606), экспонируемый в Королевском военном музее Мадрида, ошибочно приписываемый Карлу V.

Французский штехцойг идентичен итальянскому. Отличие состояло в том, что шлем был меньше по высоте и крепился спереди к нагруднику посредством скобы, а сзади — с помощью ремней, стягивающихся на затылке пряжками.

Английский штехцойг почти не претерпел никаких изменений, он имел большое сходство с боевыми и турнирными доспехами XIV века, потому что в Англии, как в никакой другой стране, процесс обновления рыцарского снаряжения проходил очень медленно.

Рис. 606. Итальянский штехцойг для т. н. романского турнира. Из полированной стали, частично позолочен;

кираса обтянута генуэзской парчой. Из цейхгауза доспехов Карла V.

Предположительно принадлежал Фердинанду Католику. Рубеж XV—XVI вв. Музей Армерия Реаль в Мадриде.

 401    Knight.by edition    К началу XV века в Германии появился новый вид конного поединка на копьях, который завоевал большую популярность, — реннен (нем. Rennen — «скачки»). Если верить Людвигу фон Эйбу, гофмейстеру Альбрехта-Августа, маркграфа Бранденбургского, то последний принял большое участие во внедрении турнира типа реннен. Фон Эйб пишет: «Он, Альбрехт, создал и открыл свету реннен с копьем, ведь раньше это применялось редко;

он со своим вассалом Генрихом Дондорфером создал реннен, при котором точным ударом нужно было сбить с соперника тарч, которого раньше не было;

а также реннен с закрепленным тарчем. Он приспособил доспех для копийного боя — штехцойг с перемычками на наплечных пластинах, на которых должен был покоиться шлем. Он также закрепил штифтами пластины, которые раньше соединялись рамками — чтобы части доспеха держались прочнее».186) [396] Цель поединка осталась та же: «преломить копье» или выбить противника из седла, но стали уделять больше внимания эффектному искусству управления конем, поэтому поединок превратился в серию периодических атак, на полном разгоне лошади, с заменой копий «на ходу».187) Рис. 607. Доспех-реннцойг, с тарчем, привинченным к кирасе. а) Вид спереди. b) Вид сзади. Кон.

XV в. [397] Если доспех штехцойг был создам на основе старых доспехов с горшковыми шлемами, то доспех реннцойг (нем. Rennzeug) заимствовал свою форму от готического доспеха XV века. Головной убор реннцойга (рис. 607) представлял собой шлем — салад без забрала, но со смотровой щелью.

 402    Knight.by edition    Две накладки, закрепленные на шпонках, защищали лобную часть турнирного салада, на нем имелись отверстия для более простого шлемного украшения — султана из перьев. Нагрудник, как и у штехцойга, был снабжен крюком и кронштейном с упором для копья. К груди привинчивался металлический подбородник, закрывавший нижнюю часть лица. Спереди к поясу кирасы присоединялся боевой фартук из подвижных пластинчатых полос, переходящий в подвижные набедренники. Спина доспеха, сильно вырезанная по бокам, в затылке и у пояса, напоминает форму креста. Нахребетник, как у штехцойга, защищает низ спины. Это описание реннцойга является общим для всех разновидностей состязаний на копьях с полным разгоном лошади.

Рис. 608. Реннтарч для поединка «точный» реннен. Из дерева, обтянут кожей, усилен железными пластинами. Кон. XV в.

Рис. 609. Наконечники турнирных копий.

К доспеху реннцойг относится специальный тарч или реннтарч (нем. Renntartsche, рис. 608). Он изготовлен из дерева и обтянут телячьей, крашенной в черный цвет кожей с железной оковкой по краям. Ради удобства крепления к кирасе реннтарч, плотно прилегая к телу, повторял форму груди и левого плеча всадника, и лишь в нижней своей части немного был выгнут вперед. Размер реннтарча зависел от разновидности турнира реннен.188) В «точном» реннене и бундреннен он имел размеры от пояса до шеи, а в «жестком» реннене — от середины бедра до смотровой щели шлема. Во всех разновидностях турнира реннен, где тарч не имел особого [398] механического приспособления, он обтягивался тканью с нанесенными на ней геральдическими эмблемами владельца.

Теперь рассмотрим копье, применяемое при конной атаке в реннене. Оно обычно легче копья, применяемого в сшибке без полного разгона лошади, изготовлено из мягких пород дерева, имеет длину около 380 см, диаметр 7 см и вес около 14 кг, наконечник острый. Самые распространенные формы наконечников приведены на рис. 609. Остальные элементы копья остались без изменений, только вместо защитного диска на копье надевался так называемый защитный щиток воронкообразной формы (рис. 610). При установке копья в опорный кронштейн этот щиток прикрывал всю правую руку от запястья до плеча. Рыцарь во время турнира правой рукой управлял копьем с помощью крюка, установленного на внутренней стороне этого щитка.

Подшлемный колпак, такой же, как у штехцойга, крепился на голове ремнями. На него одевался турнирный салад и привязывался с помощью дополнительных маленьких ремешков вплотную к колпаку.

 403    Knight.by edition    Рис. 610. Защитный щиток копья для поединков рениен. Полированный и рифленый.

a) Лицевая сторона.

b) Внутренняя сторона с крепежным крюком.

c) Вид сбоку, крепление защитного щитка на копье.

Рис. 611. Незастегиваемое зарукавье, для правой руки участника поединка реннен.

На многих турнирах всадник надевал на правую руку, а чаще на обе, короткие зарукавья (нем.

Handstutze) для защиты запястья (рис. 611).

К более поздним видам турниров XV и XVI веков относится полевой турнир (нем. Feldturnier), который ведет свое начало от древней игры, имитирующей сражение.189) Полевой турнир проводили по тем же правилам: [399] конные рыцари вступали в единоборство на ристалище в линейном порядке, разделившись на отряды. Основное отличие заключается в доспехе, претерпевшем сильное изменение с течением времени. В этом турнире рыцари носили обычные боевые доспехи с той разницей, что на них привинчивались жесткие подбородники, доходившие до смотровой щели на шлеме. Кроме того, по желанию участника турнира к доспеху крепились дополнительные защитные приспособления: усиление наплечника и подбородника, или гард-бра (фр. garde-bras). Турнирный доспех можно отличить по тому, что у верхней кромки нагрудника не было утолщения и имелись 2-3 отверстия для винтов для крепления подбородника. Вооружение всадника состояло из турнирного копья, похожего на боевое, только немного короче и толще, с наконечником более удлиненной формы (рис. 612).

 404    Knight.by edition    Рис. 612. Наконечники турнирных копий.

Рис. 613. Мундштук с латунными рельефными дисками от турнирного снаряжения. XV в.

Рис. 614. Конский глухой налобник, без смотровых отверстий;

с гербом Габсбургов. Принадлежал императору Фердинанду I. Работа аугсбургского доспешника Лоренца Хельмшмида, ок. 1510 г.

Для некоторых разновидностей турнира использовалось конное снаряжение, применяемое на войне. Но для турниров штехен и реннен употреблялось одинаковое и специально предназначенное для этого конное снаряжение. Отличие заключалось в формах седел. Поводья, самые простые, изготовленные из сырых пеньковых веревок, были обшиты различного рода лентами одной расцветки с конской накидкой. Если во время схватки рвались удила (рис. 613), то всадник, как правило, управлял лошадью с помощью копья.

Лошадь от шеи до холки покрывалась кожаной попоной, сверху настилали полотняную накидку, закрывающую круп, шею и голову лошади до ноздрей. На морду лошади надевался стальной глухой налобник (нем. [400] Blendstirne, рис. 614) без смотровых отверстий. Применение такого налобника, закрывающего глаза лошади, служило мерой предосторожности от ее непредсказуемого поведения при столкновении двух всадников: неожиданный подъем на дыбы или внезапный скачок в сторону делали невозможным точное попадание копьем в надлежащую цель.

 405    Knight.by edition    Рис. 615. Гештех «высоких седел». Император Максимилиан I в поединке с графом Иоганном фон Верденбергом (не показан).

Самое раннее изображение конского налобника без смотровых отверстий нашел Г. Демей в гербовой печати Иоанна I Лотарингского около 1367 года.190) Далее рассмотрим три основных вида немецкого турнира типа гештех: «высоких седел», «общенемецкий» и «закованных в броню». [401] Рыцарь, участвующий в гештехе «высоких седел» (нем. Gestech im hohen Zeug), был одет в штехцойг. Ноги защищены латами, обуты в тяжелые низкие кожаные башмаки с войлочными утолщениями на носу и лодыжках. Такие башмаки рыцари носили и в состязаниях реннен, где не нужна была защита ног. Самым существенным отличием снаряжения в этом виде поединка является седло с высокими луками, которое уже упоминалось в описании турнира на булавах.

Сиденье такого седла находится значительно выше, чем у всех остальных седел. Деревянные передние луки, обшитые по краям железом, доходили до груди и закрывали обе ноги. Прочный железный пояс на передних луках охватывал туловище всадника таким образом, что полностью исключал его падение с лошади (рис. 615). На передней луке некоторых из этих седел сверху имелись поручни для опоры на случай потери равновесия от удара копьем. Такие седла хранятся в германском музее Нюрнберга, в княжеском музее Гогенцоллеров в Зигмарингене и в Лондонском Тауэре. Лошадь, облаченная в кожаную попону, покрывалась сверху разрисованной накидкой,  406    Knight.by edition    которая закрывала ноги всадника и закреплялась на передней луке села. Концы кожаной попоны пристегивались на ремнях также к передней луке. На лошади был надет стальной глухой налобник. Целью поединка на высоких седлах являлось сломать собственное копье о щит противника. Падение всадника с лошади исключалось благодаря форме седла.

Рис. 616. Седло для «общенемецкого» гештеха, без задней луки. Нач. XVI в.

Рис. 617. Конский нагрудник для «общенемецкого» гештеха. Находился в замке Амбрас под Инсбруком. Из гарнитура императора Максимилиана I. Кон. XV в. [402] В «общенемецком» гештехе (нем. gemeindeutsche Gestech) всадник одет в штехцойг, ноги не защищены броней. У лошадей только холка покрыта кожаной попоной. Седло без задней луки (рис. 616). Согласно рекомендации императора Максимилиана I, с целью лучшей защиты лошади, на грудь одевался своеобразный нагрудник — подушка из грубого полотна, набитая соломой.

Концы подушки затягивались ремнями под передней частью седла (рис. 617). Поверх лошади набрасывалась накидка, украшенная рисунками (рис. 618). Цель рыцарей в этом поединке — сбросить противника с лошади удачным ударом копья о тарч.

 407    Knight.by edition    Рис. 618. Снаряжение для «общенемецкого» гештеха. Из гарнитура императора Максимилиана I.

Гештех «закованных в броню» (нем. Gestech im Beinharnisch) отличался от двух предыдущих тем, что рыцарь на ристалище кроме кирасы и шлема носил еще стальные поножи, защищающие ноги от ударов. Здесь также существовали различные варианты конного снаряжения: скаковые седла с задними луками или седла, применяемые на «общенемецком» гештехе. Для победы в этом поединке необходимо либо сломать свое копье о тарч противника, либо вышибить противника из седла. [403] Для итальянского поединка старого типа всадник надевал итальянский доспех или немецкий штехцойг. Ноги могли быть закрыты латами. В конском снаряжении использовались боевые седла с задней спинкой, попоны и накидки с рисунком. На голове лошади не всегда был надет глухой налобник или чаще — со стальной сеткой на глазах (см. рис. 231).

Итальянский поединок отличался от остальных тем, что бой происходил через деревянный барьер.

Противники сшибались, повернувшись левым боком к барьеру (рис. 619), с целью сломать свое собственное копье о тарч противника.

 408    Knight.by edition    Рис. 619. «Старый» итальянский поединок через барьер. Император Максимилиан I в схватке с графом Энгельбрехтом фон Нассау.

«Я преуспел в этом поединке, тогда же я расщепил, разломал много своих копий...» — пишет Максимилиан I Зигмунду фон Прюшенку 4 февраля 1478 года.

Следует упомянуть еще о довольно своеобразном турнире, который пользовался большой популярностью в Австрии и в восточной Германии около 1550 года. В этом так называемом венгерском турнире военная игра совмещалась с костюмированными маскарадами средневековья.

Если в литературном памятнике XIII века «Поклонение Даме» отмечено [404] доведенное до грани безвкусицы стремление рыцарей скрыть свое лицо под шлемом-маской в соответствии с итальянскими традициями, то и далее тяготение к театральности военных игр также сохраняется.

На вооружение эти костюмированные турниры оказали мало влияния. На венгерских турнирах, проведенных эрцгерцогом Фердинандом Тирольским в Чехии и курфюрстом Августом I в Дрездене около 1550 года, применялись вместо немецких тарчей венгерские, а также венгерские сабли, служившие только украшением, и даже венгерские шпоры, чрезвычайно громоздкие и тяжелые (рис. 620). Если в поединках принимали участие члены самых знатных дворянских семей, то участники турниров не допускали никаких существенных изменений в правилах старинного кодекса. При более позднем виде реннена все выглядело совсем по-другому. Для увеличения зрелищного эффекта и в зависимости от вкуса и настроения участники турнира стремились изменить снаряжение и правила поединка. При разных королевских дворах существовало такое количество вариантов проведения турниров, что полное их перечисление займет очень много времени и не внесет какой-либо ясности в этот вопрос. Поэтому мы ограничимся описанием снаряжения и разновидности реннена, которые содержатся в лучшей книге о турнирах того времени «Фрейдаль». Согласно авторитетному кодексу немецкого турнирного искусства, датированному приблизительно 1480 годом, турнир типа реннен подразделяется на следующие  409    Knight.by edition    отдельные виды: «механический» реннен;

«точный» реннен;

бундреннен;

«жесткий» реннен;

«смешанный» реннен или реннен с корончатым копьем;

«полевой» реннен.

Рис. 620. Шпора для венгерского турнира. Сер. XVI в.

  175) Автор ошибается, гладиаторские игры проводились в Риме еще во времена республики, происхождением своим они обязаны древнему погребальному обряду;

на могиле умершего воина либо приносили в жертву пленников, либо заставляли их сражаться друг с другом. Ни о каком германском влиянии здесь не может быть и речи (прим. ред.).

176) Этот поединок происходит не на турнире, а во время настоящего сражения (прим. ред.).

177) Слуга скакал рядом на четверть лошадиного корпуса позади своего сеньора (прим. ред).

178) Поводом могло быть право проезда первым или требования зачинщика, чтобы вызываемый рыцарь вернулся обратно для того, чтобы рассказать даме сердца зачинщика о его подвигах.


Сюжет весьма распространенный в рыцарских романах (прим. ред.).

179) Автор немного идеализирует турнир, ранее он упоминал, что наградой участнику турнира было только расположение дамы, но на самом деле на турнир распространялось полностью право войны. Потерпевший поражение рыцарь лишался коня и вооружения, которые забирал победитель. За пленных, взятых в групповом турнире, брали выкуп, что было выгодным предприятием. Это особенно характерно для ранних турниров (прим. peд.).

180) Отверстия делались, скорее всего, для облегчения турнирного доспеха (прим. ред.).

181) Автор не упоминает, что описанный выше доспех для турнира на булавах не применялся при поединках на копьях, в таких случаях сначала использовали боевой доспех, затем специальный.

См. ниже (прим. ред.).

182) Название не имеет ничего общего с христианством, это пережиток старого варварского судебного права. При спорных вопросах судьи назначали «судебный поединок», отдавая тем самым на волю богов принятие решения. Проигравший судебный поединок считался виновным. С введением христианства эта форма суда, несмотря на то, что церковь неоднократно против нее выступала, сохранялась довольно долго (прим. ред.).

183) Lacroix, P. «Vie militaire et religieuse au Moyen-age». Paris, 1873 (прим. авт.).

 410    Knight.by edition    184) Иллюстрированный кодекс из библиотеки историко-художественных коллекций Австрийского императорского двора в Вене. Leitner, Freydal. «Des Kaisers Maximilians I. Turniere und Mummereien». Wien. 1880—1882 (прим. авт.).

185) Такой наконечник делался специально для большей безопасности, по трем зубцам равномерно распределялась нагрузка от удара (прим. ред.).

186) Jul. v. Minutoli: «Das keis. Buch des Markgrafeu Albrecht Achilles». Berlin, 1850. В этой книге есть и другие ценные сведения о турнирах, достоверно подтверждающие, что в развитии поздних форм турнира XV в. наряду с Альбрехтом Ахилесом большие заслуги принадлежат Максимилиану I (прим. авт.).

187) В гештехе рыцари после сшибки осаживали лошадей и возвращались на то место ристалища, откуда начинали атаку, чтобы поправить снаряжение и взять новое копье. Так что после каждой сшибки была пауза. Нововведение в поединках типа реннен заключалось в том, что рыцари разгоняли коней, сшибались, «преламливая копья», в том же темпе проскакивали на противоположный конец ристалища, разворачивали лошадей, брали «на ходу» новые копья и, как бы меняясь местами, шли в том же темпе в новую атаку. Таких периодических сшибок могло быть три или больше. Может быть, как раз от этого нововведения немецкие турниры и получили наименование «скачки» (прим. ред.).

188) Описание разновидностей турниров реннен см. ниже (прим. ред.).

189) Т.е. тех состязаний между двумя партнерами, которые раньше и обозначали термином «турнир» (прим. ред.).

190) G. Deniay. «Le costume au moyen-age d'apres le sceaux». Pans, 1880 (прим. авт.).

                         411    Knight.by edition    Разновидности турниров:  I. «Механический» реннен  (нем. Geschiftrennen) Всадник одет в реннцойг, под доспехом — толстая ватная куртка — вамс с рукавами-буфами на упругой подкладке, заменяющими наручи. Ноги зачастую не имеют поножей. Защитой бедра служат ребристые набедерные щитки (нем. Streiftartschen, рис. 621) или дильже (рис. 622) на ремнях, перекинутых или продернутых через седло. Легкие реннен седла (ит. silla rasa) не имеют передних и задних лук (рис. 623). Лошадь покрыта кожаной попоной, голова защищена глухим налобником. В этом виде поединков было две разновидности. [405] 1. «Механический» реннен с тарчем  (нем. Geschifttartschenrennen) При этом виде турнира удачный удар по тарчу противника позволял оторвать его от кирасы вместе со множеством металлических крепежных деталей и выбросить тарч за голову всадника высоко в воздух. Этот эффект был вызван пружинным механизмом, установленным по центру нагрудника кирасы и соединенным с тарчем посредством штыря. Штырь проходил через отверстие в тарче и заклинивался снаружи металлической шайбой. Между тарчем и пружинным механизмом зажаты концентрические клинья таким образом, что они своим давлением на тарч удерживали пружину механизма, который своим усилием прижимал клинья.

Рис. 621. Набедренный щиток, для защиты бедра от удара о барьер. Кон. XVI в.

Рис. 622. Дильже для правой ноги. Кон. XV в.

Рис. 623. Легкое седло для турнира реннен. Кон. XV в.

Если в результате удачного удара копья о тарч пружина еще более сжималась, клинья освобождали тарч, а два рычага выталкивали его высоко вверх, три других, малых, рычажка освобождали клинья из своего гнезда, и они под действием силы пружины разлетались в разные стороны. Расчет был на то, чтобы по возможности усилить зрелищный эффект выступления.

 412    Knight.by edition    Единственное сохранившееся изображение такого механизма находится в иллюстрированном кодексе, датированном примерно 1544 годом, в музее Армерия Реаль в Мадриде. [406] 2. «Механический» реннен с нагрудной мишенью  (нем. Geschiftscheibenrennen) Техника проведения этого вида турнира аналогична предыдущему, но пружинный механизм был более простой конструкции. На этот механизм, закрепленный на груди кирасы, накладывалась большая металлическая пластина, закрывавшая всю грудь всадника. Эта мишень зажималась коническими штифтами. При удачном попадании копья в мишень, пружинный механизм срабатывал, она оставалась висеть на груди, а клинья, конические штифты, приводимые в движение усилием освобожденной от напряжения пружины, разлетались в разные стороны.

Полный комплект такой кирасы с пружинным механизмом и стальным диском имелся в королевской музейной коллекции в Вене, но был, к сожалению, утрачен. Поэтому здесь приведен лишь его набросок (рис. 624).

Рис. 624. Каркас нагрудника для поединка «механический» реннен. С откидывающейся нагрудной мишенью;

съемные части отсутствуют. Кон. XV в.

В обоих видах «механического» реннена целью было главным образом привести пружинный механизм в действие. В торжественном описании победы Максимилиана I отмечалось: «Если попадал в тарчи, то их обломки высоко взмывали в воздух». Если в таком турнире всадник, получив мощный удар, не мог удержаться в седле, т. е. «высидеть» удар, то такого всадника отстраняли от дальнейшего участия в турнире.

 413    Knight.by edition    II. «Точный» реннен  (нем. Schart- или Schweifrennen) Всадник, облаченный в реннцойг, редко или в исключительных случаях надевал наручи и поножи.

На лошадь надевали глухой стальной налобник. Сверху кожаной попоны лошадь покрывалась большой тканой накидкой.

В этом виде конного поединка, требовавшего полного разгона лошади и состоящего из нескольких заездов-атак, рыцарь должен был выбить изогнутый тарч противника из удерживающих его крюков, закрепленных на кирасе. После этого противник считался побежденным и снимался с турнира (рис. 625). [407] Рис. 625. Снаряжение для «точного» реннена. Зигмунд фон Вельсперг на турнире в Инсбруке в 1497 г. во время католического праздника «Белое воскресенье» (воскресенье после Пасхи). Из турнирной книги Ганса Бургкмайра Младшего. Ок. 1554 г. княжеский музей Гогенцоллернов в Зигмарингене.

III. Бундреннен  (нем. Bundrennen)  414    Knight.by edition    При этом виде турнира, самом опасном, реннцойг оснащался специальным нагрудником — бунд, на нем был установлен специальный механизм, который при удачном попадании копьем «выстреливал» укрепленный на нем тарч, словно из пращи, высоко над головой. При этом он еще разлетался на множество сегментов.191) Поскольку при таком турнире всадник не имел под тарчем подбородника, то при малейшей неточности возникала смертельная опасность. При резком срабатывании пружины механизм тарча отскакивал от кирасы и скользил своей верхней частью по двум направляющим, проходящим от груди доспеха до турнирного салада.

В литературном памятнике «Король-поэт» записаны следующие строчки: «Он (Максимилиан) много раз также выступал в бунд-кирасе в схватках на турнире Бундреннен. Когда в сшибке взлетали высоко вверх щиты, [408] весело было на это смотреть, однако доставляло беспокойство и озабоченность». В венской королевской коллекции хранится неполный комплект механизма для этого турнира.

IV. «Жесткий» реннен  (нем. Anzogenrennen) На ристалище готовый к турниру рыцарь появлялся в реннцойге, но без наручей, тарч привинчивался одним или двумя винтами к нагруднику. На попону лошади набрасывалась накидка, на морду надевали глухой стальной налобник. В этом виде реннена необходимо было сломать свое копье о тарч противника и тем самым снять его с дальнейшего состязания (рис. 626).

V. «Смешанный» реннен  (нем. Kronlrennen) Этот вид поединка, как вариант предыдущего, был разработан специально для развлечения публики, присутствующей на трибунах. На ристалище в схватке встречались два рыцаря. Один был облачен в штехцойг и вооружен копьем с корончатым наконечником. Другой рыцарь был одет в доспех реннцойг и вооружен копьем с простым наконечником. Конное снаряжение соответствовало каждому типу доспеха. Оба рыцаря стремились сломать свое копье и вышибить противника из седла.

VI. «Полевой» реннен  (нем. Feldrennen) Всадник на ристалище появлялся в реннцойге, в наручах и поножах (как на поле сражения). На лошадей надевали седла без задних лук, кожаные попоны и иногда глухие налобники. Основная цель турнира — сломать копья. На рисунке 627 приведено изображение шпор, применяемых в этих турнирах. Существовали и другие разновидности турниров.

 415    Knight.by edition    Полевой турнир  (нем. Feldtumier) Противники делились на две группы в линейном порядке и выступали друг против друга, имитируя настоящую конную атаку, как на поле брани. Для этого каждый рыцарь появлялся в боевом доспехе на коне, закованном в броню, с обыкновенным копьем в руке, В большинстве случаев участники турнира преследовали в схватке лишь одну цель — «преломить копье», поэтому они появлялись без мечей. Однако иногда правила были сложнее, [409] и после того, как в схватке ломались копья, рыцари часто переходили в атаку с тупыми мечами. В одном полевом турнире, описанном герцогом Баварским Вильгельмом IV в книге о турнирах, каждый рыцарь был вооружен даже двумя мечами.


Рис. 626. Снаряжение для «жесткого» реннена. Герцог Вильгельм IV Баварский на турнире г., в среду после дня Св. Павла. Из турнирной книги герцога Вильгельма IV Баварского.

Причисляемый к более древним видам пеший турнир, проводимый еще во времена правления императора Максимилиана I, стал приобретать новое значение. В этом турнире противники,  416    Knight.by edition    вооруженные обычными боевыми копьями, выходят на ристалище в боевых доспехах. Ноги в большинстве случаев не защищены латами. Они выступали, разделившись на две партии, сражаясь через деревянный барьер, целью было сломать копье соперника. Каждый, наподобие ландскнехта, держал копье обеими руками. Участнику турнира разрешалось сломать в бою от пяти до шести копий. При этом проводился строгий контроль за тем, чтобы никто из участников турнира не наносил удары копьем противнику ниже пояса. Перед началом турниров штехен и реннен, как правило, устраивали оживленный пеший турнир, чтобы предоставить рыцарям достаточно времени на подготовку [410] снаряжения к последующему выходу для конных состязаний. По окончании пешего турнира очищалась площадь ристалища, и только тогда начинались настоящие конные рыцарские игры. К середине XVI века, хотя и находились сильные и ловкие рыцари, которые любили участвовать в турнирах штехен и реннен в соответствующих доспехах и рассматривали это как единственно достойное рыцарское занятие, старое турнирное снаряжение все же постепенно стало выходить из употребления.

Итальянское влияние, усиливающееся в эпоху Ренессанса, отразилось также и на турнирном искусстве. Итальянцы давно были неблагосклонны к громоздким формам снаряжения немецкого турнира и неохотно следовали этой рыцарской моде. Поэтому немецкий турнир вытеснялся и заменялся исключительно турнирами по итальянским правилам. Так, в середине XVI века получили распространение, собственно говоря, лишь два вида турниров: свободный турнир, называемый также «свободный» реннен (нем. Freirennen), и поединок через барьер, разделяющий противников.

Для свободного турнира (нем. Freitumier) всегда использовался обычный боевой доспех с некоторыми дополнительными защитными элементами.

Для поединка через барьер (нем. Gestech fiber das Dill), как уже упоминалось, вначале применяли доспехи штехцойг, которые постепенно заменялись облегченными доспехами, приближающимися по форме к боевым.

Рис. 627. Турнирные шпоры для доспехов штехцойг и реннцойг.

a) Длиной 21 см.

b) Длиной 17 см.

Приблизительно к 1550 году доспех для этого «нового» поединка через барьер отличался от боевого доспеха тем, что нагрудник не имел отбортовки наверху у шеи и к нему привинчивался новый шлем, своей формой лишь слегка напоминавший «жабью голову». Он был больше похож  417    Knight.by edition    на обычный армет. Однако стараниями немецких мастеров-оружейников, снабдивших этот доспех тяжелыми защитными приспособлениями, он был превращен в громоздкую неуклюжую гору металла, которая оказалась более тяжелой, чем самый массивный штехцойг. Вес этого нового доспеха приходился большей частью на туловище всадника (рис. 628) и не переносился на корпус лошади, как у штехцойга. [411] Двойной левый наплечник защищал верхнюю часть руки, плечо, часть груди и левую сторону шлема и представлял собой громоздкое приспособление. Кроме того, другой, не менее громоздкой деталью была жесткая конструкция защиты левой руки. Она соединялась с перчаткой, доходила до левого локтя и заканчивалась широким большим раструбом (рис. 629).

Рис. 628. Снаряжение для «нового» итальянского поединка через барьер. Знатный рыцарь Андреас Вельзер на свадебном турнире в Аугсбурге 9 января 1553 г. Из турнирной книги Ганса Бургкмайра Младшего. Ок. 1554 г.

Немецкие знатные дворяне, зрители и участники итальянских турниров постепенно отказывались от тяжелого немецкого снаряжения и все чаще использовали обычные боевые доспехи, оснащенные различными защитными приспособлениями, которые находили широкое применение уже в Италии. Эти доспехи, предназначенные и для свободного турнира, и для поединка через  418    Knight.by edition    барьер, получили широкое распространение в Германии.192) Как правило, они выглядели следующим образом (рис. 630). На голове одет бургундский шлем армет, иногда с левосторонним усилением забрала. К левому плечу привинчен так называемый стальной немецкий штех-тарч (нем. Stechtartsche), доходивший до середины груди и выгнутый немного [412] снизу. Этот боевой плащ служил целью для копья и был дополнительно укреплен толстой ромбовидной решеткой из стальных стрежней. Такая конструкция должна была препятствовать скольжению корончатого наконечника копья по его поверхности (рис. 631).

Еще одним элементом защитного снаряжения служили наручи гард-бра и подвижные набедренники.

Для защиты от ударов о барьер ноги были обуты в неповоротливые и тяжелые железные башмаки, одетые на обычную обувь (рис. 632). В целом доспех производил впечатление облегченной конструкции.

Рис. 629. Полированный доспех для «нового» итальянского поединка через барьер. Принадлежал Карлу Шурфу фон Шёнверту (ум. ок. 1628). Инсбрук, ок. 1580 г.

Во второй половине XVI века, преимущественно при дворах саксонской знати, появился своеобразный вид турнирных доспехов, которые представляют собой некоторый смешанный  419    Knight.by edition    вариант, объединивший в себе два типа доспехов — штехцойг и реннцойг. Как дополнение к основной форме доспеха, предназначенного для поединка через барьер, следует отнести опять таки турнирный салад, который крепился к спине доспеха с помощью специального кронштейна, препятствующего сбрасыванию его с головы в результате удара копьем противника. Подобные доспехи, которые в большом количестве можно найти в некоторых музеях северной Германии и в Дрездене, обязаны своим появлением изобретательности мастера оружейного дела при дворе курфюрста Августа I. Некоторое время они были, по-видимому, очень популярны. Для более четкого отличия от других типов доспехов их называют саксонские турнирные доспехи (рис. 633, 634, 635). Они были предназначены для свободного турнира, т. к. известно, что, когда к 1590 году саксонский доспех вышел из моды, в последующие десятилетия практиковались еще схватки двух отрядов, воссоздающие картину сражения.

Из Италии в Германию пришла тогда же другая рыцарская игра, напоминающая полузабытую старинную игру «скачки за кольцом» (ит. corso all’annello). Он [413] выглядел следующим образом: разряженные в фантастические одежды всадники стараются пронзить длинными копьями высоко подвешенное на шнурах кольцо (рис. 636). В Дрезденской конюшне в настоящее время можно еще увидеть изящные бронзовые столбы, между которыми в давние времена на шнурах подвешивались кольца. Приблизительно в 1770 году это рыцарское состязание также перестало существовать, и старинный конный театрализованный турнир средневековья завершил свое существование.

 420    Knight.by edition    Рис. 630. Боевой доспех, оснащенный для турнира. Украшен чеканкой, травлеными и золочеными украшениями. Принадлежал императору Карлу V в юности. Работа оружейника Коломана Хельмшмида, Аугсбург, 1516 г. Музей Армерия Реаль в Мадриде.

Рис. 631. Тарч для турниров в боевых доспехах;

поверхность украшена травленым с чернением рисунком в клетках выступающей ромбической решетки. Германия. Ок. 1550 г.

Чтобы исключить ошибочное представление о турнирах, в заключение стоит упомянуть о так называемой квинтане (нем. Quintana, фр. guintaine, англ. guintain), что означает «столб с мишенью для удара копьем». Это не форма турнира в нашем понимании, а лишь тренировка для участия в дальнейших турнирах гештех или реннен. Для него не требовалось [414] специального вооружения. Тренировочное упражнение заключалось в том, чтобы рыцарь сумел попасть копьем точно в центр щита-мишени на груди манекена, который крепился к столбу и мог вращаться вокруг него. На вытянутой правой руке куклы висел полотняный мешок, наполненный песком.

Если рыцарю, скачущему галопом по левую сторону от манекена, удавалось попасть по центру щита копьем и сломать древко, то он становился  421    Knight.by edition    Рис. 632. Турнирный башмак для защиты ступни от удара о барьер;

имитация формы кожаного ботинка. Италия. Ок. 1570 г. Музей Польди-Пеццоли, Милан.

Рис. 633. Саксонский турнирный доспех. Полированный, без украшений, в комплекте с турнирным саладом, подбородником и боевым плащом.

a) Вид сбоку слева. b) Вид сбоку справа;

показан кронштейн для крепления шлема к наспиннику.

Рис. 634. Подбородник от саксонского турнирного доспеха.

Рис. 635. Боевой плащ для саксонского турнирного доспеха, с привинченным крюком. [415] победителем квинтаны. Если рыцарь чуть-чуть промахивался, то манекен резко поворачивался вокруг столба, и подвешенный на его руке тяжелый мешок со всего размаха ударял рыцаря по спине, что вызывало среди зрителей взрывы смеха. Такое тренировочное состязание проводилось с XII века и, вероятно, зародилось во Франции. В Англии оно просуществовало до конца XVI века.

Еще Шекспир в своих произведениях упоминал этот особый вид тренировки рыцарей. В XVII веке вместо квинтаны появилась другая игра, карусель, цель которой заключалась в удачном попадании копьем в картонную или деревянную голову мавра или турка, установленную в качестве мишени на столбе.

 422    Knight.by edition    Рис. 636. Наконечник копья для «скачек за кольцом». Нач. XVII в.

      191) Может быть, от этого и появился термин «Bund» — от нем. связка, пучок, который разваливается в разные стороны после того, как его развязать (прим. ред.).

192) Новую форму доспеха упомянул Йорг Зойзенгофер, мастер-доспешник при дворе Фердинанда I в Инсбруке при расчете за изготовление такого доспеха по заказу Тирольского эрцгерцога Фердинанда в 1547 г. (прим. авт.).

                         423    Knight.by edition            Часть V               424    Knight.by edition    Коллекционирование оружия  Император Максимилиан I со свитой.

Воины в полном рыцарском вооружении имеют полутораручные мечи. Поверх доспехов одета характерная для этого периода налатная одежда, в частности юбки.

Гравюра Г. Букмаера. 1515 г.

§ 1. Определение подлинности и цены оружия  Определение подлинности оружия — одна из самых сложных задач для коллекционера. Это требует, наряду с хорошим знанием истории, изучения колоссального количества форм, свободной ориентации в бесчисленных вариантах стилей и хорошего знания старинных способов производства. При этом у эксперта должен быть «верный глаз» — достоинство, которым может похвастаться не каждый, кто считает, что овладел всем вышесказанным. Несомненно, длительным практическим упражнением можно развить в себе способность точной и верной оценки, но многие так никогда и не достигают полной безошибочности в оценке старинных вещей — им недостает природных способностей к этому. Собиратель чаще имеет культурно-историческое, чем профессиональное образование, что, хоть и служит ему подспорьем, «верного глаза» не дает, а  425    Knight.by edition    торговец, зачастую совсем необразованный и руководствующийся чутьем, умеет приобрести этот «верный глаз» при многолетней продаже старинных произведений искусства. Оба часто бывают обмануты, но у собирателя, как правило, подделка остается лежать как бесполезный хлам, в то время как торговец умеет ловко от нее отделаться. Каждый год за дешевые фальшивки платят не мыслимые суммы, и притом люди, считающие себя тонкими знатоками. То же самое происходит и при определении цены вещи, коль скоро речь идет не о цене самой по себе как pretium affectionis, а в зависимости от редкости или художественной ценности предмета. Верного критерия определения цены в нашем деле не существует. Еще и сегодня опытный собиратель может приобрести драгоценнейшую вещь за несколько золотых, а за многие предметы весьма посредственной ценности запрашивают и, увы, дают неимоверные деньги.

В пользу класса людей, занимающихся ремеслом фальсификатора, надо сказать, что многих из них на безнравственный путь толкает сама публика. Подавляющее большинство покупателей берет лучшие, самые красивые имитации старых произведений искусства только если их выдают за «старинные». Что же остается делать изготовителю? На этот малопривлекательный подход автору уже жаловались многие талантливые ремесленники. Надежным средством не обмануться, когда тебя уверяют в подлинности предмета, всегда остается вопрос: не возражает ли продавец против того, чтобы письменно удостоверить его подлинность.

Изложение науки оценки подлинности и определения цены, безусловно необходимой, не может входить в задачу автора. Внимательный читатель многое найдет в других главах этой книги, чтобы расширить свои познания на этот предмет;

но по желанию публики надо привести основные принципы, на основании которых, зная предмет, можно научиться распознавать [419] подделки, оценивать конкретные вещи и преодолевать нынешнюю неопределенность в назначении цен.

Начав с оценки подлинности предмета как первого условия для определения цены, прежде всего признаем: если затраты на изготовление данной вещи современными средствами не соответствуют запрашиваемой цене, то вещь может быть подлинной. Таким образом, совершенно ясно: человек, берущийся за ремесло фальсификатора, хочет заработать гораздо больше, чем было бы возможно честным путем. Будь это недостижимо, работать честно было бы выгоднее, чем обманывать. Если цена выше стоимости работы, вы имеете право использовать все меры предосторожности. Чтобы обнаружить приемы фальсификаторов, нужно принять во внимание совершенно бесчисленные обстоятельства;

мы здесь приведем самые примечательные.

Прежде всего, форма в целом должна соответствовать эпохе, особенно если предмет связывают с определенным историческим лицом или значительным событием. Добавления декоративного характера, надписи, гербы не должны вызывать подозрений: дело в том, что их часто наносят даже на подлинные вещи, чтобы поднять цену. У любой эпохи есть свой стиль в шрифте и рисунке и собственная техника их исполнения. Если на оружии есть надписи, стихи и т.д., не надо забывать, что каждый период времени имеет свою форму выражения мыслей и свое конкретное направление в поэзии. Конкретные изречения связаны с конкретными эпохами, именно здесь чаще всего ошибаются фальсификаторы: обычно в своем ремесле они более компетентны, чем в филологии или истории культуры. Некоторые фальшивки можно разоблачить, просто прочитав надпись;

тогда отпадает нужда в дальнейших исследованиях.

Что касается общей формы, то и тут самому талантливому фальсификатору трудно обмануть знатока: часто даже линия ребра, если она сделана на подлинной вещи с определенным чувством и по правилам ремесла, выдает современную руку человека, незнакомого со старинной техникой.

Человеческая натура непроизвольно побуждает фальсификатора сделать «правильнее», чем старые мастера, и это превосходство как раз его и выдает. Рассматривая пластинчатые доспехи, надо помнить: старинный доспех делался из кованого листа;

этот лист получали, расплющивая кузнеч  426    Knight.by edition    ным молотом кусок кричного железа, а потом придавали ему нужную форму, обрабатывая плоскими молотками, причем местами он был раскаленным, а местами просто горячим. Поэтому на неотполированной обратной стороне должны быть следы молотков. Современный прокатный лист легко отличить по продольным рискам: достаточно посмотреть через увеличительное стекло, и сразу станет видно, если прокат, чтобы он выглядел кованым листом, задним числом обработали молотками.

Самая трудная и невыгодная работа для фальсификаторов — во-первых, нагрудник доспеха (он должен выглядеть не куском жести, а прессованной стальной пластиной) и, во-вторых, — шлем, в особенности шлем XVI века, точное изготовление которого по старинной технологии свело бы прибыль к минимуму. Поэтому часто находят старинные шлемы и нагрудники, заново [420] делают остальное и так собирают полный доспех. Спекуляция такого рода, как правило, оправдывает себя, но ее легко выявить — надо только сравнить цвет металла на разных частях доспеха. Но даже если все сделано безукоризненно — чаще всего выдадут заклепки: раньше их делали вручную, а сейчас — на станках, и разница видна простым глазом. В Париже есть несколько мастерских, производящих на первый взгляд безупречные по форме доспехи, но шлемы у них — из жести, и нагрудники тоже. Как бы дорого не оценивали они свои изделия, изготовление их по старинной технологии и из металла нужной толщины у них бы не окупилось.

Контуры старинных шлемов связаны с уровнем развития ремесла;

фальсификатору это учесть сложно. С 1530 года стали делать шлемы со все более высоким гребнем, изготовлявшимся из одного куска металла с теменной частью шлема. За какую цену надо продать сегодня шлем, чтобы окупить такую работу? Поэтому пытаются, делая его из двух половин, тщательно сварить их по кромке гребня. Этот прием можно обнаружить, внимательно осмотрев шлем изнутри. Впрочем, с 1580-х годов действительно встречались шлемы, сделанные из двух половин;

например, знаме нитые морионы с лилиями (рис. 51) всегда состоят из двух частей. Наконец, пусть в самом доспехе ничего не вызывает подозрений — все равно фальсификатор споткнется на воспроизведении выпушек и ремней. Старинный бархат и старинный шелк знаток опознает с первого взгляда по цвету и фактуре, а современное производство квасцовой кожи сильно отличается от старинного способа.

Как патина на бронзе, так ржавчина на железе кажется признаком возраста — достаточное основание для фальсификаторов, чтобы использовать это примитивное средство для обмана зеленых дилетантов, не знающих, что это вовсе не доказательство древности, что есть железные изделия без единого ржавого пятнышка, которым по четыреста и более лет. Как же, старое железо — да без ржавчины;

и ее искусственно создают, обрабатывая металл серной и соляной кислотами и другими едкими растворами. Впрочем, у каждого торговца антиквариатом, не брезгующего подобными махинациями, есть собственный апробированный рецепт. Кто подвешивает изделие в дымовой трубе, кто-то зарывает в землю;

а ржавчина — гость вежливый, она не заставляет себя ждать. Особенно подозрительна ржавчина ярко-рыжего цвета, стирающаяся пальцем, а также находящаяся не в углублениях или изломах, а на ровных открытых местах.

На старинных доспехах часто встречаются повреждения — следы ударов оружием. Такие следы очень любят имитировать фальсификаторы, рассчитывая сделать свою работу более достоверной.

Поэтому надо как следует разобраться, действительно ли эти повреждения могут появиться в тех местах, где они имеются;

часто углубления и вмятины оказываются там, где их никак не может быть, например, в углубленных местах по соседству с совершенно нетронутыми выступами.

Особенно приглядываться надо к краям. Они изнашиваются от употребления и получают удары оружия только в определенных местах. Прогибы и изломы от ударов могут возникнуть только там, где под металлом находится твердая поверхность, [421] на которую натыкается оружие при ударе.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.