авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |

«Вендален Бехайм Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII ...»

-- [ Страница 2 ] --

Самая надежная защита лица была найдена в начале XIV века в виде забрала (нем. Klappvisier)13), которое стало встречаться все чаще, а примерно с 1400 года применялось уже на всех бацинетах.

Забрало, которое в лобной части укрепляется на шарнире, называется откидным (рис. 19). Если по бокам оно неподвижно, но его можно снять со штифтов, то забрало называется навесным.

Наконец, забрало, движущееся вокруг [35] боковых осей, называется подъемно-опускающимся. На надгробном памятнике графа Пемброкского (1323) в Вестминстерском аббатстве можно увидеть уже полностью сформировавшееся забрало. С середины XIV века бацинеты ради облегчения дыхания стали снабжаться остроконечными вытянутыми вперед забралами, напоминавшими морду собаки, и поэтому стали называться «собачьими мордами» (нем. Hundsgugel, рис. 20, 21).

Известна так называемая «Война собачьих морд» 1375 года, в которой Инграм фон Конци с армией численностью 18 тысяч наемных солдат напал на древнее габсбургское родовое поместье в Ааргау. Обе стороны были в бацинетах «собачья морда». А в другом источнике 1389 года записано: «Собачьи морды имели рыцари и солдаты, граждане и вооруженные люди».

 34    Knight.by edition    Рис. 19. Бацинет со скобами для бармицы и откидным забралом, вытянутым в форме собачьей морды. Нижний край смотровой щели — зубчатый, для затруднения проникновения холодного оружия. Италия, кон. XIV в. Коллекция Я. Г. фон Хефнер-Альтенека в Мюнхене.

Рис. 20. Бацинет «собачья морда» с подъемным забралом. Швейцария, XIV в.

Рис. 21. Бацинет «собачья морда» с подъемным забралом. Германия, нач. XV в.

К концу XIV века развивается форма шлема с забралом «собачья морда». Корпус шлема полностью сделан по образцу бацинета, но имел жесткие подбородник и назатыльник, так что шлем, собственно, сидел на [36] плечах. Это нововведение станет понятным, если учесть, что эти подбородник и назатыльник заменили кольчужную бармицу. Форма шлема, конечно, итальянская, и во Франции ошибаются, когда называют ее aguille. Шлемы этого типа прекратили использовать в конце XIII века. Называть эти шлемы просто бацинетом неточно, самый подходящий для них термин — большой бацинет (фр. grand bacinet). Шлемы с забралами, сделанными в форме «собачья морда», использовались еще примерно до середины XV века, единичные экземпляры  35    Knight.by edition    встречаются и в более позднее время, например, шлем императора Фердинанда I хранится в императорской коллекции в Вене. Изготовлен он в Инсбруке в 1530 году Йоргом Зойзенхофером.

Горшковый шлем, хотя и исчез с поля боя, все-таки был важным атрибутом рыцарства и с незначительными изменениями в форме использовался до XVI века на турнирах. Он превратился в новый шлем для поединков, «жабья голова» (фр. tte de crapaud), который по своей форме приближается к закрытому шлему.

Головной убор рыцаря того времени существенно отличался от головного убора простого воина.

Пехотинцы, лучники или арбалетчики с XII века носили более простой головной убор — железную шляпу (нем. Eisenhaube, ст. нем. ienhut, фр. chapel) — в форме глубокого таза с широкими полями (рис. 22). С XIV века, когда пехота постепенно стала приобретать все большее значение, дворяне начали заискивать перед наемными солдатами и даже короли иногда носили железные шляпы, хотя и с подбородником для защиты нижней половины лица (рис. 23).

Рис. 22. Железная шляпа с плоским краем и широкими, низко опущенными полями. Аугсбургская работа, вторая пол. XV в.

Железная шляпа исчезает только в середине XVI века. На последнем этапе своего существования, с 1520 года, ее популярность возрастает среди ландскнехтов, форма ее меняется, появляется простая удобная легкая железная шапка с козырьком от солнца (рис. 24), напоминающая современную кепку.

Во втором десятилетии XV века у рыцарства вдруг появляется совершенно новой формы шарообразный шлем или бикокет (фр. bicoquet). Пришедший из Италии, он является собственно не чем иным, как пригнанным шлемом с большим забралом и вогнутыми стенками для защиты шеи. Эта форма имела значительное преимущество: шлем опирался на плечи и крепился на груди и спине с помощью ремней. Голова воина свободно двигалась в этом шлеме, и удары палиц могли нанести ему лишь небольшой вред. Несмотря на это, такие шлемы исчезли уже в 1470 году, вероятнее всего из-за своей неуклюжести и в связи с тем, что ударное оружие нападения постепенно использовалось все реже. [37] Уже вместе с бацинетом в 1350 году появляется приспособление, защищающее нижнюю часть лица и называющееся подбородником. Иногда он бывает подъемным. Если это приспособление не образует составной части шелка, то крепится к груди с помощью ремней, клиньев или крючков.

 36    Knight.by edition    К концу XIV века бацинет теряет остроконечный купол и приближается по форме к шару.

Боковые и затылочные части шлема удлинились, а примерно с 1420 года над макушкой появился острый гребень. Так возникла совершенно новая форма шлема — салад (ст. нем. schlern, фр.

salade), которая до конца столетия пользовалась большой популярностью среди рыцарей и наемных солдат (рис. 25, 26, 27).

Рис. 23. Железная шляпа, в которую был одет император Максимилиан I (1459—1519) во время въезда в Лютцельбург (1480). Германия.

Рис. 24. Железная шапка, украшенная травлением с золочением. Сменный шлем от доспеха Конрада фон Бемельберга (1494—1567). Работа Валентина Зибенбюргера, травление Альберта Глоккендона. Нюрнберг, 1532 г.

Итальянские салады существенно отличаются от немецких. Первые имеют больше форму римского или греческого шлема, что живо напоминает об античности. Некоторые шлемы с узкими вырезами для носа и глаз похожи на коринфские шлемы гоплитов, например, венецианский салад.

Немецкий салад на затылке вытянут далеко назад, образуя развитый назатыльник, и иногда имеет отогнутые в стороны бока. Лицо закрыто подъемным забралом со смотровой щелью, нижний край которой выступает настолько, что делает невозможным проникновение к глазам ударного оружия.

В 1500 году появляются подвижные назатыльники. Немецкие салады исчезают уже полностью к 1520 году, итальянские сохраняются в течение всего XVI столетия. [38] Салады не всегда изготавливались из железа. В битве под Азенкуром (1415), по свидетельству очевидца Сен-Реми, знаменитые английские лучники были оснащены саладами из вареной кожи.

 37    Knight.by edition    Рис. 25. Итальянский, т. н. луккский салад, с чеканными и позолоченными украшениями. Лента, идущая по шлему, имеет шипы и украшена вытравленными строчными буквами, которые не образуют слов и имеют чисто декоративное назначение. Кон. XV в. Царскосельский арсенал.

Рис. 26. Немецкий салад с подъемным забралом. Край украшен декоративной латунной полосой;

подбородник прикреплен к нагруднику и снабжен опускающейся деталью, которая слегка видна на рисунке. От доспеха эрцгерцога Зигмунда Тирольского (1439—1490).

Рис. 27. Салад итальянского пехотинца. Нач. XV в. Музей Польди-Пеццоли в Милане.

 38    Knight.by edition    Существенным дополнением к немецкому саладу был подбородник, прикрепленный к груди крючками и закрывавший до глаз нижнюю половину лица. Знатные рыцари в городах носили подбородник, изготовленный из кожи и обтянутый тканью. В 1480 году немецкие рыцари, а также наемные солдаты носят шлемы, представляющие собой каркас из металлических полей, обтянутых мехом и имеющих форму салада. В хрониках императора Максимилиана I они изображены с забралами и без них14). Подобные шлемы [39] зарегистрированы как «решетчатые колпаки для мозгов» в и инвентарной книге 1519 года оружейного склада в Вене в количестве штук с пометкой «для пехотинца». В иллюстрированной книге дворца Течен на Эльбе такой шлем носит рыцарь с чертами лица императора Максимилиана (рис. 28).

Рис. 28. а) Железный остов в форме салада, покрываемый шкурой, с подъемным забралом.

b) Шлем в форме салада, обтянутый шкурой мехом наружу. Арсенальные книги императора Максимилиана, 1514 г. Тирольский арсенал.

Данным источникам не всегда можно доверять в том отношении, что в них под названиями салад часто упоминались совершенно разные шлемы, поскольку это название было общепринятым.

Салад, как и родственная ему железная шляпа, применялся в отрядах немецких солдат-наемников, а также нашел широкое применение у швейцарцев в XV веке. Во Франции их носили при Карле VII (1403—1461) королевские лучники, а начиная с Людовика XI (1423—1483) — легкие кавалеристы. Часто встречается название «лукканский салад», который в действительности является итальянским саладом, а «татарский салад» — восточным шишаком. В Италии, а позднее и во Франции салады для защиты ушей оснащаются по бокам наушами— дискообразными пластинами. С этим добавлением начинается переход от саладов к бургиньотам, которые мы рассмотрим чуть позже.

К середине XV века в Италии сформировался шлем, полностью закрывающий голову. Его назвали армет. Старейшая форма развилась из салада с подбородником и сохранились переходные формы. Конструкция арметов могла несколько отличаться, но главным было то, что задняя часть шлема выковывалась по линии шеи, подбородок и щеки закрывались подбородником, состоящим из двух половин, укрепленных на боках на петлях и застегивающихся спереди. Забрало было довольно острым, крепилось к корпусу разъемными полупетлями. Верхний край отогнут вперед и образует смотровую щель, другую сторону которой образует нижний край налобного усиления.

Главным отличием этих шлемов был защитный диск на невысокой стойке, расположенный сзади на уровне шеи. Существуют мнения, что этот диск предохранял рыцаря при падении на спину или же служил для крепления намета. В действительности этот диск защищал от перерубания ремень дополнительного подбородника, который носился с этими шлемами в бою и на турнире. Эти  39    Knight.by edition    дополнительные подбородники носились со старейшими арметами, которые полностью назывались — «армет с диском». С привычной бармицей, вернее с ее остатками, трудно было расстаться (рис. 29). Эта бармица исчезла с появлением ожерелий у доспеха. В начале [40] XVI века шлемы имели только зачатки гребня, идущего ото лба к затылку, впоследствии этот гребень стал более массивным. В 1570 году, особенно в Италии, гребень вырос до огромной высоты.

Барочная фантазия привела к появлению гротескных забрал в форме устрашающих образов.

Такие забрала называли «чертовыми масками». Вообще варианты шлемов того времени имели собственные названия, присваиваемые в зависимости от забрала: «мертвая голова», «обезьянье забрало» и пр. (рис. 30). Общее название этих шлемов — гротескные шлемы.

Рис. 29. а) Армет с диском. Старейший образец закрытого шлема со съемным забралом, пристегивающимся подбородником и диском, защищающим ремень. Шею закрывает бармица. Италия, ок. 1490. Музей Армерия Реале в Турине.

b) Вид сзади с откинутым нащечником и открытым забралом.

Рис. 30. Бургундский армет с гротескным забралом и крыльями по бокам. Польша, ок. 1510 г.

Музей Армерия Реале в Турине.

Рис. 31. Закрытый шлем от максимилиановского доспеха, с подвижным подбородником и забралом. Переходная форма от салада к закрывающемуся армету. Изготовлен по проекту императора Максимилиана. Ок. 1510 г.

С 1500 года конструкция армета значительно упрощается. Теперь подбородник изготавливается цельным и не откидывается в стороны, а сидит на одной оси с забралом. Забрало вместе с подбородником, поднятые вместе, открывают достаточный проход для надевания шлема на голову. Диск исчезает. И к 1530 году выработался армет нового типа. Корпус шлема оттянули назад. Считают, что этим освободили место для подбитого мехом или холстом колпака. У забрала было несколько поперечных граней, и оно имело поэтому механоподобный вид. В желобках пробиты многочисленные вентиляционные отверстия. Забрало далеко заходило на лоб, и поэтому от лобного усиления отказались. К подбороднику [41] стали прикреплять горловое прикрытие (рис. 31). Появились и двойные забрала — внешнее имело обычный вид, а внутреннее состояло из редкой решетки или имело вид сетки.

В начале XVI века появились ожерелья, и почти сразу постарались соединить их со шлемом.

Верхний край ожерелья выполняли в виде выступающего жгута, гладкого или витого. Нижний край шлема выковывался в виде полого жгута, который схватывал жгут ожерелья, свободно скользя по нему, не выходя из зацепления. Шлемы с полыми жгутами называли бургундскими  40    Knight.by edition    арметами. Их не следует путать с бургиньотами, о которых речь пойдет позже. Тогда же появилось и забрало, которое получило наибольшее распространение. Оно имело гладкие стенки, острое вертикальное ребро и смотровую щель с защитной отбортовкой (рис. 32).

Рис. 32. Бургундский армет. Полированный с черным травлением. От доспеха короля Венгрии и Чехии Фердинанда I (1503—1564). Ок. 1530 г.

С 1510 года началось развитие шлема, который с 1530 года принял законченный вид. Общий вид и забрало не отличались от бургундского, но отсутствовало жесткое скрепление с ожерельем.

Нижний край шлема не имел полого жгута, а переходил в подвижное горловое прикрытие.

Забрало вместе с подбородником насажено на общую ось. Для надевания шлема забрало и подбородник поднимали вверх.

А для удержания забрала в поднятом положении на правой стороне подбородника размещен стержень, служащий упором. На многих шлемах, особенно на турнирных, на правой стороне имелся подпружиненный стопор, удерживающий забрало, а иногда и подбородник в закрытом положении. Забрало делали из двух частей — верхней со смотровой щелью и нижней, с вентиляционными отверстиями. Чтобы поднять верхнюю часть, достаточно было потянуть за кожаный ремешок. А чтобы открыть обе части забрала, надо было освободить стопор и за штырек поднять его.

Появившаяся в начале XVI века форма забрала с заостренным концом к 1550 году достигла наибольших размеров. Стенки забрала были слегка вогнуты. Такие изменения не были случайными. Увеличение размеров создавало большой объем внутри шлема, что облегчало дыхание воина и упрочняло шлем, но увеличивало его вес.

Остроконечные забрала свойственны шлемам 1530—1560 годов, но после этого стенки забрала становятся все более вертикальными, тем самым приближая смотровую щель к глазам (рис. 33).

[42]  41    Knight.by edition    Во второй половине XVI века конструкцию арметов упростили еще больше. Забрало заменили подъемным козырьком и вертикальной пластиной или решеткой, соединенными вместе. В нидерландских и английских армиях конные стрелки носили шишаки с подобными козырьками и решетками, но состоящими только из трех прутьев (рис. 34).

Рис. 33. Армет с низким гребнем, подбородником, забралом и подвижным усилением налобной части. Воротник из трех полос. От доспеха эрцгерцога Фердинанда II Тирольского (1564—1594) («доспех с орлами»). Работа Йорга Зойзенхофера. Инсбрук, 1547 г.

Рис. 34. Кавалерийский шлем, т.н. «бургундская шапка». Нидерландская работа, кон. XVI в.

Коллекция оружия дворца Амбрас в Тироле.

У боевых арметов, бургундских и закрывающихся часто применялись разнообразные усиления. На некоторых типах турниров эти усиления были необходимы. В первую очередь надо упомянуть накладной налобник, закрывавший лоб и макушку. Он мог быть двухсторонним или закрывать только левую сторону. На месте это усиление удерживалось тремя плоскими пружинами, отходящими сзади. Первые их образцы появились в 1510 году, а с 1540 года их использовали по большей части как украшение. Другим усилением был дополнительный подбородник, снова возродившийся у арметов, закрывающий теперь только подбородок, а своими краями — оси забрала. Снизу к нему крепилось горловое прикрытие. Подбородник стал обычным при ношении бургиньота. У некоторых боевых, но гораздо чаще у турнирных левый бок шлема и забрала усиливали. Размеры усилений были разными — самые маленькие закрывали только стенку шлема, заходя за середину, и крепились ремнем. Более крупные усиления доходили до нагрудника и крепились к нему винтами. Самые крупные закрывали половину груди, все левое плечо и шлем до смотровой щели. Эти усиления будут рассмотрены ниже. [43] С момента своего появления все закрытые шлемы имели один общий недостаток — перегрев головы под солнцем. С этим попытались бороться путем перфорирования корпуса. Первый из таких шлемов принадлежал императору Максимилиану I. Такие шлемы выпускали до 1570 года (рис. 35).

 42    Knight.by edition    В Италии появился, а затем проник через Испанию во Францию и Германию новый тип шлема — бургиньот. Он, возможно, произошел от итальянского салада, перед которым имел некоторые преимущества. Бургиньот состоял из сильно вытянутого назад корпуса жесткого или подвижного назатыльника. Спереди шлем имел чаще всего вытянутый вперед и вверх козырек. Первоначально низкий гребень постепенно становился преувеличенно высоким. К боковым частям корпуса, которые имели вырезы, крепились на петлях науши. Для того, чтобы хорошо слышать, они снабжались отверстиями — слуховыми розетками. На затылке под гребнем находилась гильза для султана. Если науши доходили только до скул и соединялись на шее ремнями, то шлем назывался открытым, если они образовывали подбородник, то закрытым бургиньотом (рис. 36).

Рис. 35. Армет с перфорированными нащечниками и забралом. От доспеха императора Максимилиана I. Ок. 1500 г.

Рис. 36. Бургиньот. От трехчетвертного доспеха рыцаря Ганса Фернбергера фон Ауэра (ум.

1584). Ок. 1550 г.

Итальянские бургиньоты отличаются от германских тем, что имеют более закругленные формы и схожи с античными шлемами римлян. Они появились как предметы роскоши, оформленные с фантазией и богато украшенные чеканкой, инкрустацией и золочением. Оружейники Милана, Флоренции, а позже Болоньи и Рима стали необычайно известны во всех странах [44] своими пышными бургиньотами (рис. 37). Но и в Германии, преимущественно в Аугсбурге, также изготавливались богато украшенные бургиньоты.

 43    Knight.by edition    Рис. 37. Венецианский бургиньот. С чеканкой, воронением и позолотой по железу;

нащечники более поздней работы. Ок. 1560 г. Музей Армерия Реале в Турине.

Рис. 38. Бургиньот. С тремя гребнями из полированного железа. Из армии императора Карла V (1500—1558). Испания, ок. 1530 г.

 44    Knight.by edition    Рис. 39. Немецкий бургиньот. С т. н. «складывающимся» подбородником, крепящимся к нагруднику. От ландскнехтского доспеха Лазаруса Швенди (1522—1584). Ок. 1560 г.

Первые бургиньоты времен императора Карла V (1500—1558) имели три низких гребня (рис. 38) и были головным убором только солдат-пехотинцев, но вскоре их стали носить и командующие войсками ландскнехтов. Уже в 1530 году бургиньот использовался как сменный шлем для латных доспехов, главным образом на маршах. Во второй половине XVI века его носили всадники легкой конницы Италии, Германии и Нидерландов. В 1560 году рыцарство надевало с бургиньотами подбородники, укрепленные на груди, которые имели форму подбородников 1480 года, но больше выдавались вперед (рис. 39). Чаще всего подбородник бывал пристяжной, подобно забралу закрывающий лицо, так называемый полевой или боевой подбородник, использовавшийся на ранних арметах XV века (рис. 40). Германские и нидерландские бургиньоты имели боевые подбородники с воротниками. Такой подбородник крепился к нащечникам ремнями или небольшими крючками и придавал всему шлему вид закрывающегося армета (рис. 41). Обычно он двигался вниз и [45] фиксировался в трех или четырех положениях, что позволяло частично или полностью открыть лицо. Германские бургиньоты носили до XVII века во всех армиях, далее в итальянских.

Уже в середине XVI века появились шлемы, которые объединяли старую форму шлема с устройством бургиньота. Варианты здесь необычайно разнообразны. В конце XVI века германский бургиньот часто фигурирует под названием пикинерская каска (нем. Pickelhaube, рис.

42).

 45    Knight.by edition    Рис. 40. Бургиньот. Опускной подбородник самостоятельно крепится к бармице, охватывая ее;

бургиньот надевается отдельно сверху. От полудоспеха Франца фон Кастелальто (ум. 1550). Ок.

1525 г.

Рис. 41. Закрытый немецкий бургиньот. Со съемным забралом;

верхняя полоса забрала изображена опущенной. От доспеха императора Фердинанда I, прозван «доспех с лепестками роз». Предположительно работа Ганса Розенбергера. Дрезден, ок. 1560 г.

Рис. 42. Бургиньот. С подвижным назатыльником, откидным козырьком и подвижным подбородным ремнем. Нюрнберг. Работа Мерт. Ротшмида (ум. 1597), кон. XVI в. Земельный цейхгауз в Граце.

Примерно с 1650 года во всех армиях Европы применялся бургиньот восточных, прежде всего венгерских форм. Поскольку такой шлем носили сначала в Австрии, он назывался австрийским бургиньотом. Интересно проследить за изменениями, которые этот шлем претерпел на пути с Востока. Восточным народам с древнейших времен был присущ шлем без лицевого козырька15) и назатыльника. Он имел вытянуто-конусную закругленную форму и оканчивался острием (рис. 43).

К этим турецким шлемам кулахам (в транскр. с тур. kulh) спереди была прикреплена короткая, [46] а сзади более длинная бармица, ниспадающая на броню. Передняя часть, ниспадая на лицо, заменяла собой забрало. Такими шлемами были оснащены чебели до XVIII столетия. Наряду с этим в турецкой армии появляется другой тип шлема, по форме похожий на упомянутый выше, но имеющий некоторые особенности. Его называют турецкий шлем, или шишак. Прежде всего эти шлемы характеризуются прямым козырьком для глаз. Железный наносник может фиксироваться под козырьком в любом положении с помощью винта. Тыльная часть шлема защищена назатыльником, который в XVI веке еще висел на шлеме на коротких цепочках, а позже соединялся с ним ремнями (рис. 44).

Такие шишаки встречались и у янычар;

спереди у них обычно была длинная гильза, из которой торчал высокий пучок перьев, а иногда и атрибут войск — «ложка». Знатные турки и полководцы часто носили на поле такие шишаки, чтобы понравиться янычарам.

Такие шлемы появились в начале XVI века как многочисленные трофеи и сохранились в данной форме до конца XVII века, даже еще дольше, только после им стали придавать более низкую,  46    Knight.by edition    полукруглую форму. Русские, поляки и венгры, перенявшие турецкий шлем, изменили его сообразно своему национальному вкусу. Различия в формах шлемов у разных народов незначительны, но все-таки они, как правило, четко делятся на московитские, польские и гусарские шишаки. С 1590 года все восточные шлемы фигурируют также под названием «шишак», в Европе сохранившимся до XVII века.

Рис. 43. Простой татарский шлем. Состоит из двух грубо склепанных частей и козырька XVI в.

Музей Польди-Пеццоли в Милане.

Рис. 44. Турецкий железный шишак Мехмет-паши Соколлу, великого визиря Османской империи (1505—1579). С богатыми украшениями в технике инкрустации золотом;

козырек и назатыльник крепятся поворотными штифтами. Ок. 1560 г.

Из Польши шишаки попали в Саксонию, из Венгрии в Австрию и Баварию, а оттуда в другие армии, в которых претерпевали различные изменения. Так, во второй половине XVII века, когда вошли в моду мужские [47] парики с длинными локонами, шлемы получили объемистые назатыльники. Польские всадники носили на этом шлеме украшение, как на шлемах XV века:

крылья из листового железа, которые приклепывались по сторонам шлема (рис. 45). Так возник новый тип шишака, который на короткое время стал модным во всех армиях. Он встречался как в пехоте, а именно у воинов, вооруженных пиками, так и у всадников легкой конницы, аркебузьеров и т. п. и исчез только в конце XVII века (рис. 46).

Турецкий шишак как предмет вооружения применяется не только в турецкой армии. Это в достаточной степени подтверждается тем, что такая форма шлема встречается у персов, индусов, черкесов и т. д. Без сомнения, прародиной этой формы шлема является Персия (рис. 47, 48).

 47    Knight.by edition    Рис. 45. Польский бургиньот. Украшен травлением с позолотой. Вторая пол. XVI в.

Царскосельский арсенал.

Рис. 46. Шишак герцога Карла II Лотарингского (1545—1608), рифленый, гравированный, с вытравленным рисунком, позолоченный и украшенный полудрагоценными камнями. Венгерская работа, ок. 1580 г.

В коллекциях часто встречаются шлемы различных форм второй половины XVI и XVII столетия, а также необычно тяжелые бургиньоты. Они не использовались в полевом бою, а применялись только при осаде крепостей. Каждый полководец наряду со своими полевыми доспехами имел еще и траншейные доспехи или, по меньшей мере, тяжелый траншейный шлем. Во Франции в инженерных войсках они использовались вплоть до 1840 года. [48] В XVII веке, когда во многих странах применение нагрудных лат пошло на убыль, предпринимались попытки защитить шлемом не только голову, но и шею. Для этого к нижнему краю на шарнирах крепились стальные полосы, во время похода они откидывались вверх, но во время боя опускались. Такое устройство встречалось как на шишаках, так и на железных шапках.

Несмотря на оригинальность и простоту, это устройство мало удовлетворяло своему предназначению и поэтому быстро исчезло (рис. 49).

 48    Knight.by edition    Рис. 47. Индийский шлем, с перфорированным металлическим корпусом на красной подкладке.

Царскосельский арсенал.

Рис. 48. Черкесский шлем. С инкрустированными украшениями и бармицей, обтянутой шелком.

Царскосельский арсенал.

Наряду с бургиньотом в 1520 году появился еще один воинский головной убор, родиной которого предположительно является Испания. Позже он использовался в пехоте всех армий Западной Европы, даже был популярен среди рыцарей. Этот головной убор известен под названием морион (исп. morrion). Возможно, название было заимствовано у мавров или образовано от испанского morro, что означает «черепок», «черепная крышка», скорее всего, оно является результатом не военного опыта, а солдатской фантазии. Впервые это название, предположительно для другой формы шлема, встречается уже в рукописях XIV века. [49] Нельзя не сказать и о том, что Фроншпергер в своей книге о войне называет мавританских пехотинцев «морианскими пехотинцами»16). Морион XVI века представлял собой высокий шлем полукруглой формы с гребнем переменной высоты. Поля шлема подняты впереди и сзади, по бокам опущены таким образом, что спереди и сзади заканчиваются острием одинаковой формы (рис. 50). Морионы носили в армии Карла V сначала в пехоте. Позже стрелки его сняли, т. к. на практике он ничего не давал. В некоторых странах, таких как Италия, морион носили с короткими подвижными щечными заслонками — нащечниками.

 49    Knight.by edition    Рис. 49. Железная шапка, из вороненого железа, с полосками на шарнирах, опущенными вниз, применялась в легкой кавалерии. XVII в. Царскосельский арсенал.

Рис. 50. Морион, с травлеными и позолоченными узорами и гербом семьи венецианских патрициев Да Мула. Италия, сер. XVI в.

Морион, гребень которого постепенно становился необычайно высоким, сохранился до первых десятилетий XVII века. Воины Пассау были оснащены морионами еще в 1603 году (рис. 51).

Особенно часто он встречался в качестве головного убора стражников и телохранителей при дворах, а также во многих германских народных ополчениях. Защита головы при помощи железного шлема казалась всеобщей необходимостью.

Для стрелка, который прижимал свое оружие к щеке, морион, тем более бургиньот, был неудобен.

В результате стрелки в 1550 году получили собственный тип легкого шлема, кабассет (рис. 52).

Он имел много жаргонных названий, часто странных, — «собачья морда», «железный чепец», «стрелковый колпак», хотя имел мало общего со старинными шлемами, носившими эти названия.

[50] Шлем состоял из островерхого корпуса с тонким, невысоким гребнем, часто доходящим только до верхушки, и очень узкими горизонтальными полями, иногда чуть загнутыми вверх спереди и сзади. Если сверху такой шлем заострялся и загибался назад, то он назывался грушевидным.

Последние кабассеты исчезли примерно в 1640 году. В XVI веке их носили даже знатные рыцари.

Карл V, король Франциск II (1543—1560), герцог Филипп Эммануил Савойский (1553—1580) и др. носили такие шлемы. Особенно часто они встречались в итальянской и французской армиях.

 50    Knight.by edition    Рис. 51. Морион, с гладким гребнем, чеканными украшениями и черненым рисунком. Головной убор младшего командира ополчения Пассау, возглавлявшегося эрцгерцогом Леопольдом V. Германия, ок. 1603 г.

Рис. 52. Простой кабассет. Кон. XVI в. Цейхгауз в Граце.

И, наконец, нужно упомянуть о так называемых черепниках (нем. Himhauben), которые носили всадники для защиты головы под войлочными шляпами. Они появились повсеместно в 1640 году и имели форму полушария с небольшими вырезами для ушей (рис. 53). Первые сведения о черепниках пришли из Италии в XVI веке, где они появились под названием «cervelliera», а также «segretta in testa». В итальянских городах-государствах стало обычаем носить под шапками и беретами железный чепчик полукруглой формы, нередко снабженный пятью или семью железными зубцами. Один из таких шлемов находится в художественной коллекции оружия императорского дворца в Вене (рис. 54).

Уже в VIII веке стало обычаем снабжать шлемы декоративными украшениями. До XV века, когда шлем превратился в составную часть доспехов, он выступал независимо от остального оборонительного вооружения, с этого времени он находился в соответствии с ним в большинстве случаев. Украшение старинных шлемов состоит чаще всего в наложении золота или блестящей бронзы. Орнаменты и фигурные украшения выполнены в еще довольно грубой технике гравировки, но с большой выразительностью. Изображения такого рода смотрятся как плоские рельефы. Стремление [51] повысить ценность предмета и впечатление от него украшением драгоценными камнями заметно уже во времена Каролингов. Сначала рельефной чеканкой занимались только по меди. Чеканка по железу появилась только в конце средневековья. В XIV веке часто встречались украшения, выполненные в технике врезки, которые делали из латуни или золота;

это старейший тип инкрустации в Западной Европе, который может рассматриваться как неуклюжее подражание восточной технике. Золочением занимались преимущественно в Италии и Испании в XIII веке, до конца средневековья оно считалось секретным искусством. В середине XV века украшения начинают делать гравировальным резцом.

 51    Knight.by edition    Рис. 53. Простой черепник немецкого кавалериста. Ок. 1640 г. Императорский и королевский Музей армии в Вене.

Рис. 54. Черепник, с пятью шипами, черненый, с небольшими подвижными нащечниками. Италия, вторая пол. XVI в.

Только в конце XV века заметны попытки делать украшения способом травления. Искусствоведы определяют начало этой техники слишком поздно. Углубление надреза грабштихеля травильной жидкостью можно подтвердить уже на шлемах и другом оборонительном вооружении 1460 года.

Примерно 1500 годом датирован круглый щит Максимилиана I из художественной коллекции оружия императорского дворца в Вене, демонстрирующий высокое травление, которое предполагает чрезвычайно искусное владение этой техникой.

Хотя и не сохранилось образцов древнейших времен, все-таки можно предположить, что окрашивание шлемов было принято уже в середине XII века. Наглядные примеры особенно хорошо сохранились на образцах турнирных шлемов с XV столетия. Мотивы чаще всего геральдические. В коллекциях встречаются также шлемы конца XV и XVI веков, украшенные характерной живописью. О чернении и синении лат и о причинах, вызвавших [52] возникновение этой техники, мы более подробно расскажем чуть позже.

Уже в XIV столетии, первоначально в Италии, появились обтянутые тканью железные шляпы.

Специально украшать тканью шлемы стали несколько позже;

об этом необходимо высказаться более подробно. Итальянское солнце сильно нагревало металл, и такая эффективная мера была вполне понятна. Это новшество получило живой отклик в итальянских городах-государствах:

благодаря ему шлему был придан вид гражданского предмета одежды. Так, в коллекциях мы видим итальянские бацинеты, а позже бургиньоты, которые имели еще подлинную обшивку бархатом или шелком. В некоторых случаях по сохранившимся на краях отверстиям можно предположить, что раньше они были обтянуты материалом. Эта практическая мера нашла свое применение в XVI веке в войсках, особенно в итальянских и испанских, и даже в легкой коннице Германии, тоже оснащенной такими обтянутыми шлемами в 1570 году.

 52    Knight.by edition    Трудность изготовления шлемов уже в раннем средневековье сделала работу кузнеца очень почетной. Техника чеканки (выколотки) колоколообразного корпуса шлема с начала XVI века достигла такого развития, что рабочие-ремесленники чеканили из одного листа не только макушечные части шлема, но и гребни высотой до 12 сантиметров. И только в XVI столетии этот навык ослабевает. Большая потребность в шлемах, возрастание ценности человеческого труда подняли цены чеканных шлемов на недосягаемую высоту. Попытки упростить работу предпринимались постоянно, и шлемы, бургиньоты, морионы и кабассеты изготавливались из двух половин, которые потом склепывались или сваривались в одно целое. Предметы такого рода имеют и для коллекционеров небольшую ценность, т. к. они чеканены не из цельного куска, а из подготовленной кованой жести.

Прежде чем мы закончим этот раздел, нужно сказать еще несколько слов об обычае украшать шлемы, в особенности предназначенные для турниров, перьями или украшениями в виде перьев.

До конца XV века прежде всего на турнирных шлемах встречаются объемные геральдические знаки. К ним часто присоединяются пучки перьев — султан (ит. pennacchio, ucn. penacho). В военное время, когда получили большое распространение наемные армии, на шлемах и шишаках носили веточки деревьев17). На шлемах, бургиньотах, морионах и кабассетах ее укрепляли сзади, на железных шляпах обычно сбоку. Для крепления листвы и перьев приделывалась специальная гильза. На германских шлемах и колпаках это была украшенная трубка из латуни, на итальянских — выпуклые орнаментированные пластинки в форме фигурного щита. Во второй половине XVI века в Италии стало модным при торжественных выездах, на турнирах и т.п. носить на шлемах огромные пучки перьев метровой высоты. Большей частью они состояли не из настоящих перьев, а из имитации из шелка или [53] овечьей шерсти. Этот немного барочный обычай распространился и на германские дворы. Для укрепления этих огромных и тяжелых украшений шлемы имели особые приспособления на гребнях. Некоторые из этих приспособлений сохранились еще в коллекциях, но на многих шлемах остались только следы их прежнего существования. Эта мода исчезла с началом Тридцатилетней войны (рис. 55).

Наряду с этими приспособлениями для украшений на шлемах и бургиньотах, в основном ранних, примерно до 1520 года, встречаются и другие, заслуживающие упоминания особенности. Это были отверстия для ремней. Под шлемом носили подкладку в виде колпака из тика или кожи с набивкой. Чтобы удобнее было подгонять их к голове, расправлять складки и т. п., сзади по бокам колпака пришивались кожаные ремни, которые можно было продеть через соответствующие отверстия в шлеме и завязать снаружи. Эти парные отверстия, часто имеющие пистоны из латуни, встречаются на более поздних жабьих головах, а также на арметах и даже бургиньотах начала XVI века. Попытки вентилировать голову под шлемом в летнюю жару привели в начале XVI века к оформлению макушки в виде решетки. Такие шлемы появились уже в 1550 году, но встречались на пеших турнирах еще до 1570 года.

 53    Knight.by edition    Рис. 55. Приспособление для крепления украшения на армете. Италия, вторая пол. XVI в.

Коллекция К. Баццеро, Милан.

7) У автора «геральдические знаки», но в V в. геральдики еще не существовало. Она сложилась в окончательном виде только в XII в. Поэтому в данном случае можно говорить о прото геральдических знаках (прим. ред.).

8) Пруденций Аврелий Клеменс, ранне-христьянский поэт IV в. Автор, естественно, говорит не об оригинале, а о копии рукописи, относящейся к X в. (прим. ред.).

9) Хауберт — пластинчатый или кольчужный панцирь с длинными рукавами и капюшоном, на кожаной или полотняной подкладке (прим. ред.) 10) Впоследствии тем же немецким термином обозначается забрало (прим. ред.).

11) Соответственно со стороны, зрителя с левой стороны (прим. ред.).

12) Далее автор употребляет французский термин, мы оставляем «геральдические фигуры» (прим.

ред.).

13) Нем. термин Klappvisier употребляется только для бацинетов (прим. ред.).

14) Библиотека художественно-исторических коллекций императорского дома, Вена (прим. авт.).

15) Мусульманин предпочитал носить головной убор, который не мешал ему во время молитвы касаться лбом земли (прим. авт.).

16) Fronsperger, Leonhard, Kriegsbuch, Teil 3, 1573, v. CXXXIX (прим. авт.).

17) Носить на шлемах веточки деревьев — обычай очень древний. Перед сражением полководец назначал пароль, для того чтобы во время битвы можно было отмечать своих от чужих, иногда для этой же цели он приказывал прицепить на шлемы ветки какого-либо дерева. Особенно живучим этот обычай оказался в австрийской армии, даже в первую мировую войну австрийские солдаты прикрепляли к своим головным уборам ветки дуба (прим. ред.).

 54    Knight.by edition    Защита шеи Когда вошли в употребление шлемы типа большой бацинет (рис. 159, 160) — приблизительно в середине XV века, шея защищалась нижней частью шлема, который достигал груди и верхней части спины. Это доставляло воину значительное неудобство, т. к. он был не в состоянии поднимать и опускать голову. Данный недостаток, уже обнаруживший себя в практике военных действий, и обусловил распространение шлема типа салад. Первыми этот относительно удобный шлем начали использовать итальянские кондотьеры. Теперь шея защищалась крепившимся к нагруднику [54] подбородником, верхний край которого достигал уровня глаз. Лишь с появлением бургундского армета существенную роль начинала играть система защиты шеи, которая стала отныне составной частью доспеха и приспосабливалась под любые виды шлемов. Таким образом, эта часть доспеха возникла из подбородника. Передняя его часть претерпела изменения, она защищала теперь только шею, в высоком верхнем крае уже не было надобности, поскольку шлем сам стал снабжаться подбородником и забралом. Появилась задняя часть, которая крепилась замковым соединением с передней. Таким образом сформировался латный воротник (нем. Kragen), самые старые образцы которого крепились поверх грудных лат на крючьях или иным способом (рис. 56). Но вскоре порядок облачения изменился. Сначала надевали латный воротник, который теперь получил название ожерелье, а затем уже нагрудник и наспинник. Около 1630 года вернулись к первоначальному способу, и шейное прикрытие снова стало надеваться поверх кирасы.

Рис. 56. Воротник, один из старейших образцов доспешного воротника;

украшен гравировкой и позолотой;

спереди — знак ордена Золотого Руна;

наплечники крепятся ремнями. От доспеха императора Максимилиана I. Немецкая работа, ок. 1508 г.

Рис. 57. Ожерелье, верхний край сделан в форме отложного воротничка. От доспеха, обычно неправильно приписываемого Альбрехту III Ахиллесу Бранденбургскому (1414—1486). Ок. 1510 г.

Ожерелье состоит из двух больших металлических пластин, накладываемых на грудь и верхнюю часть спины и точно подгоняемых по фигуре. К этим пластинам на уровне шеи присоединяются три-четыре подвижные пластины, составляющие горловину. Ее передняя и задняя части  55    Knight.by edition    разделены, с левой стороны они скрепляются шарнирами, а с правой — посредством запонки (рис.

57).

Необходимо пояснить, что, собственно, следует понимать под горловиной и в чем ее особенность.

Доспех — это система из жестких металлических [55] пластин, настолько сковывающих движения, что иначе как разделением их на несколько частей не добиться подвижности защищаемого ими тела. В силу этого и возникли различные части доспеха, предназначенные для определенных участков тела. Их подвижное взаимодействие достигалось конструкцией из отдельных пластин металла, так называемых полос, или рядов, которые располагались горизонтально, слегка перекрывая друг друга. С внутренней стороны они соединялись полосками сыромятной кожи, прикрепляемыми плоскими заклепками. Нельзя сказать, чтобы кожаное соединение получило повсеместное распространение, напротив, немало было примеров другого способа соединения. Например, на одной из полос закрепляли заклепки, а на другой, сопряженной с ней, под эти заклепки делали вытянутые отверстия со шлицами, В результате полосы получали возможность смещаться друг относительно друга. Такая конструкция часто встречается в итальянских доспехах и называется скользящими заклепками (нем. eiserne Geschbe). В силу минимальных достоинств широкого применения они не получили. В зависимости от того, верхние полосы перекрывали нижние или наоборот, их именовали полосами верхнего и нижнего шага.

Таким образом обретали подвижность горловина ожерелья, иногда — крылья наплечников, наручи с налокотником, рукавицы, набрюшник и все, что защищало ноги. Как мы увидим ниже, нагрудник и наспинник также составлялись полностью или частично посредством подвижных частей. В конском доспехе они применялись чаще всего в шейном прикрытии. Края рядов или чешуек для лучшего скольжения подпиливались в виде клинышков и назывались запилами (нем.

Frfeilen).

Рис. 58. Ожерелье, с пружинными штифтами для крепления наплечников;

гравировка выполнена в стиле верхненемецких миниатюристов. Часть ландскнехтского доспеха Себастьяна Шертлина Бутренбахского (1495—1577). Ок. 1545 г.

Если ожерелье рассчитано на бургундский армет, то верхняя его полоса отковывалась как полый жгут (нем. Rand) и служила полозом для пустотелого утолщения нижнего края шлема, который мог, таким образом, свободно поворачиваться в разные стороны или — как говорили в старину — «ездить по нашейнику». Все другие формы шлема и доспеха имеют ожерелье с равномерно  56    Knight.by edition    утолщенным краем, часто откованным в виде витого жгута — так называемый «шнуровой» обод в отличие от «гладкого» (рис. 58). Нередко на задней части немецких шлемов делали выступы, соответствующие рельефу ободка ожерелья, предназначенные для соединения шлема с ожерельем.

Поверх ожерелья надеваются сначала нагрудник и наспинник, а затем — наплечники и наручи.

Немаловажное значение ожерелья состояло в том, что к его бокам с помощью пружинных штифтов или ремней крепились наплечники. Около [56] 1540 года появились такие ожерелья с подвижными наплечниками. Это было вызвано стремлением уменьшить давление плечевых ремней18). Такая форма просуществовала до середины XVI века (рис. 59).

Подобного рода соединение с наплечниками обнаруживало свои недостатки в боевых действиях хотя бы уже тем, что облачение в доспех, состоящий из множества частей, требовало непозволительно много времени. Необходимость упростить порядок подготовки к бою заставила ввести в войсках наемников особую форму доспеха, отличную от «рыцарского». Своеобразие этого так называемого ландскнехтского доспеха (нем. Landsknechtharnisch) состоит прежде всего в особой форме шейного прикрытия и наручей, что делало его более приспособленным к практике боя. Доспех носили не только наемные всадники, но во время войны — и рыцарское сословие. Эта форма широко распространяется в наемных войсках, а от них переходит к итальянской легкой кавалерии, аркебузьерам, Черным рейтарам и т. д., а затем — и к легкой кавалерии Испании и Нидерландов. Позднее ее переняли французы и немцы.

Рис. 59. Ожерелье с наплечниками, украшено полосой с травлением и чернением. От полного доспеха Иоганна Фридриха, курфюрста Саксонского (1503—1554). Возможно, работа немецкого мастера Матиаса Герунга, ок. 1545 г.

Новшество, начало коему положило видоизменение ожерелья, нельзя недооценивать. Тяжелые грудная и спинная пластины были облегчены, они стали меньших размеров и теперь своими утончающимися краями доходили лишь до уровня второго ребра, все равно защищая значительную часть тела. К обеим сторонам ожерелья крепились наплечники, имеющие свободу движения из восьми или десяти рядов и лишенные крыльев. Такое устройство оплечий именовалось шпангрель (нем. Spangrels). Название его происходит от итальянского spalla-gola (плечо-горло). Наплечники, достигавшие локтевого сустава, не соединялись с наручами. В большинстве случаев руки защищались просто кольчужными рукавами, а кисти — рукавицами, краги которых доходили до локтя.

 57    Knight.by edition    Такое изменение боевого доспеха наемника началось примерно в 1530-м и закончилось к году. Начало ему было положено в Италии, где этот доспех получил название allegiate, во Франции и Англии — allecrets. [57] Для удобства одевания шпангреля, ожерелье соединяли с правой стороны с наплечником ремнем, второй ремень, слева, застегивали уже после того, как доспех был надет, этот ремень с помощью наконечника продевался в отверстие, находившееся на пластине, прикрывавшей горло. Более знатные воины носили еще и наручи, которые крепились к наплечникам кожаными ремнями и кроме того часто подвешивались диски для защиты подмышковых впадин (рис. 60).

С 1570 года ожерелье рыцарского доспеха под влиянием моды несколько видоизменилось: оно стало более вытянутым вверх. Над его ободком появился сначала узкий, а позднее непомерно широкий и высокий, белый складчатый воротник из тонкого полотна. В своих крайних формах такой воротник получил название «мельничного жернова» (нем. «Mhlsteinkragen»). При рассмотрении нагрудника мы увидим, что ожерелье мыслится не только самостоятельной частью, но и в комбинации с нагрудником и наспинником.

Рис. 60. Ожерелье, вороненое, украшено травлением с чернением;

шейная часть соединяется с узкими наплечниками, к правому из которых крепится подвижный диск. От трехчетвертного доспеха полевого полковника Генриха фон Ранцау (1526—1599). Немецкая работа, ок. 1570 г.

 58    Knight.by edition    Рис. 61. Воротник, носился как дополнение к обычному костюму;

чеканка по меди, местами — с позолотой;

спереди — изображение Нептуна и Амфитриты с Эротом. Итальянская работа, нач. XVII в. Царскосельский арсенал.

Рис. 62. Воротник, богато украшен травлением и позолотой. От парадного доспеха графа Адольфа Шварценберга, имп. генерал-лейтенанта (погиб 1600). Работа миланского мастера Помпео делла Кьеза, ок. 1590 г.

Уже где-то в 1550 году среди итальянцев благородного происхождения, особенно в городах, входит в обычай носить не весь доспех, а только ожерелье, видимо, из тех соображений, чтобы при неожиданном нападении были защищены хотя бы жизненно важные артерии. Появляется так [58] называемый воротник19). Это обусловило и тягу к особому украшательству, и стремление добиться гармоничного сочетания цвета и орнамента камзола с украшениями воротника. К году такой доспех уже не имел подвижных сочленений, еще более опустился на грудь, и поскольку теперь он весь был на виду, то стал отличаться изящным фасоном (рис. 61, 62). Этот обычай, зародившийся сначала среди итальянских офицеров, распространился затем во всех армиях Европы и стал как бы знаком различия. В войсках Морица Оранского, боровшихся за освобождение Нидерландов, и во время Тридцатилетней войны уже почти все офицеры надевали воротник поверх кожаного колета (рис. 63). В эпоху рококо, когда изящество и утонченность ценились превыше всего, доспех лишился собственно шейной не самой удобной части и превратился в подковообразную нагрудную пластину, офицерский нагрудный знак (рис. 64), который и по сей день мы можем видеть во многих армиях.

 59    Knight.by edition    Рис. 63. Воротник, узор травленый, с серебрением. От венгерского походного снаряжения Фердинанда Карла, эрцгерцога Тирольского (1632—1662 г.). 1650 г.

Рис. 64. Нагрудный знак прусского обер-офицера. Являлся элементом униформы и знаком различия. Ок. 1740 г.

 60    Knight.by edition    Защита рук К наручам (нем. Armzeug, фр. brassard, англ. brassard, um. bracciale) в пластинчатом доспехе относятся наплечники (нем. Achseln, фр. paulires, um. spallaci), трубчатые прикрытия (нем.

Armrhren, фр. canons) и налокотники (нем. Ellenbogenkacheln, фр. cubitires, ит. cubitiere).

Наплечник с примыкающим к нему трубчатым прикрытием [59] составляют верхнюю часть наруча (нем. Oberarmzeug), а налокотник с нижней трубкой — нижнюю часть наруча (нем.

Unterarmzeug).

Несмотря на то что защита плеч бронзовыми или железными пластинами получила повсеместное распространение еще в древности, образцы боевых доспехов эпохи раннего средневековья отнюдь не свидетельствуют о стремлении прикрыть столь уязвимые части корпуса, как плечи.

Ни броня, ни хауберт XIII века не имели ни малейших признаков какого-либо усиления плечевого прикрытия, так что плечи были совершенно открыты для сокрушительных ударов боевым топором или мечом. Единственной защитой для плеч вплоть до конца XIII века оставался щит или кавалерийская его разновидность — тарч. Недостаточность подобной экипировки была осознана только к 1275 году, т. к. именно в это время во Франции и Англии появляются плечевые щитки (нем. Achselschilde, фр. ailettes), предназначающиеся для более надежной защиты не только шеи, но и плеч. Однако сами по себе эти щитки были не столь уж спасительны. Во время боя их могли сбить, они легко соскальзывали с плеч в ту или иную сторону. Для устранения этого недостатка уже в то время предпринимались робкие попытки защитить плечи стальными пластинами.

Круглые плечевые диски (нем. Achselscheiben) крепились ремнями к хауберту, но это, разумеется, далеко не полностью прикрывало плечо. Поэтому к концу XIII века плечи защищают свободно свисающими пластинками, а вскоре и рядами поперечно набранных на эластичных ремнях полос.


Такого рода прикрытие в последней четверти XIII века именовалось шпалденир (нем. Spaldenier, от лат. espalderium — «полосчатое»).

Эта немаловажная новация в общем-то совпадает с введением лентнера — безрукавки из прочной материи20), надевающейся поверх кольчуги. Лентнером пользовались и в XIV столетии, когда плечи стали прикрывать наплечными дисками, которые сверху примыкали к лентнеру, а снизу — к наручам. Однако в этом случае выяснялся важный недостаток — поднятая рука открывала незащищенную подмышку, и уже в первой половине XV века столь серьезное обстоятельство привело к разрастанию переднего и заднего краев наплечных дисков. Образовались так называемые передние и задние крылья наплечников (нем. vorderen Flge, hinteren Flge). Первые образцы наплечников состояли из единого куска металла, но через какое-то время крылья их обретают эластичность, обеспечивая свободу движения рук. Их многорядное устройство дает им возможность сдвигаться вверх. Передние крылья правого и левого наплечников, шедшие от середины груди к плечам, были неодинаковы. Правое, как правило, имело особый вырез в области подмышечной впадины, т. к. всадник должен был держать в этом месте древко копья (рис. 65), тогда как левое крыло имело обычную конфигурацию.

Из-за выреза подмышечная впадина становилась уязвимой, поэтому ее прикрывали пластинкой, которая крепилась к наплечникам кожаными [60] ремнями или шнурами. Эти пластины, поначалу четырехугольные, к началу XV века приобрели круглую форму и получили название подвесного диска (нем. Schwebescheiben, рис. 66). Они доказали свою практическую целесообразность и продержались до окончания эпохи полного доспеха — вплоть до конца XVI столетия. Их носили даже на узких наплечниках (см. ниже). К 1580 году, когда тяжелые копья повсюду вышли из употребления, переднее правое крыло стали делать уже без выреза. В турнирных доспехах для  61    Knight.by edition    немецкого пешего боя и более поздних пеших поединков вырезы в передних крыльях также не встречаются.

Рис. 65. Правый наруч, с перфорированным передним крылом наплечника и привязными налокотниками в форме полураковины («открытой раковины»). От готического доспеха эрцгерцога Зигмунда Тирольского. Немецкая работа, ок. 1480 г.

Рис. 66. Правый наплечник с подвижным диском. От доспеха императора Фердинанда I. Ок. г.

Задние крылья после того, как вышли из употребления кольчужные бармицы шлемов, делали поначалу очень большими. В итальянском доспехе они нередко доходили даже до противоположных лопаток, перекрывая друг друга, чтобы усилить весьма ненадежный, имевший глубокие вырезы наспинник. В итальянских доспехах XV века наплечники либо вовсе лишены передних крыльев, либо они имеют очень небольшие размеры. Это объясняется субъективной нетерпимостью итальянцев ко всякого рода скованности и их более естественным способам фехтования (рис. 67). Не случайно поэтому именно в Италии немецкие ландскнехты приняли новую форму доспеха, отказавшись от наплечников с затрудняющими движения крыльями, и к ожерелью стали прикреплять сочленение из полос, прикрывавшее плечо едва ли не до [61] локтя.

 62    Knight.by edition    Такие наплечники в соединении с ожерельем именовались, как мы уже упоминали, шпангрель, или узкими наплечниками (рис. 68).

Рис. 67. а) Правый наруч. От доспеха Фердинанда II Католика (1452—1516), короля Арагона.

Итальянская работа, ок. 1460 г.

b) Обратная сторона.

Немецкий рыцарский доспех начала XVI века также мог обходиться наплечниками без крыльев.

Именно в это время, когда обозначается заметная разница между рыцарским доспехом и снаряжением наемного воина, наплечники рыцарского доспеха продолжают видоизменяться своим собственным путем. Благородные рыцари в качестве противников имеют тоже рыцарей, от копья и меча которых они должны были себя защитить прежде всего. Мощный удар копьем мог сорвать наплечники и шлем, а боевым молотом или мечом — проломить пластины наручей. На лицевой стороне наплечника, вдоль передних крыльев, стали делать высокие или низкие гребни (нем. Brechrnder или Stofskrgen, фр. passe-gards, ит. guarda-goletta, ucn. bufa) и располагать их так, чтобы удар копья переходил в скольжение, не задевая самих плеч (рис. 69). Во второй половине XVI столетия они постепенно исчезают, а наплечники доходят до шеи. Начиная с года и подвижные сочленения доходят до уровня крыльев. Теперь уже различают наплечники с  63    Knight.by edition    жесткими и подвижными крыльями. Последние примыкают либо к верхнему подвижному сочленению, либо — к нижнему. [62] Наплечники, как правило, присоединялись к ожерелью, реже — к металлическим плечевым ремням, еще реже — к наплечным кожаным ремням;

крепление осуществлялось первоначально с помощью пружинных штифтов (которые, однако, имели тот недостаток, что легко отсекались клинком), а позднее — ремнями.

С середины XV и вплоть до конца XVI века на форму наплечников накладывает весьма заметный отпечаток стиль готического доспеха периода 1460—1480 годов, когда крылья, как и налокотники, выковывались в виде раковин и приобретали изысканный ажурный узор.

Рис. 68. Левый наруч, с узкими наплечниками и налокотником-полураковиной. От ландскнехтского доспеха Каспара фон Фрундсберга. Немецкая работа, прим. 1527 г.

Любопытно, что стремление защитить от ударов внешнюю или внутреннюю сторону руки с помощью железных пластин возникает за несколько десятилетий до введения плечевых щитков и наплечников. Уже около 1250 года можно было встретить изображения воинов, носивших в качестве верхних наручей пристегнутые ремнями узкие железные полоски. К еще более раннему времени относятся, возможно, так называемые мышки (нем. Musel, фр. cubitires) — защита локтя  64    Knight.by edition    маленькой выпуклой чашкой (рис. 70). Только в начале XIV века тыльная сторона нижней части руки защищается железной полосой. Видеть в этих примитивных приспособлениях для прикрытия рук то, что потом стало называться наручами, было бы заблуждением. Подобно тому как сплошной доспех сформировался путем органического взаимоприспособления разделенных поначалу элементов, пластины, [63] защищающие руки, тоже существовали как бы порознь, не образуя единого целого, и каждая сама по себе крепилась к руке ремнями. Французы называли подобное прикрытие avant- или airrire-bras и отличали его от позднейших наручей. Само понятие наручей возникло только в XVI веке.

В течение XIV столетия постепенно оформляется вся система защиты руки. Полосы становятся шире, оголенные места сужаются, наручи обретают свой законченный вид. Верхняя часть руки облекается цельным трубчатым прикрытием без боковых разрезов (рука просто продевалась в него). Нижняя трубка была открыта с внутренней стороны и замыкалась уже после надевания на руку. До 1550 года для этого использовали ремни и пряжки, в дальнейшем — штифты и прорези.

Для того, чтобы рука получала возможность вращения в плечевом суставе, верхний край верхних наручей снабжается горизонтальными поясками21), которые после 1500 года встречаются все реже, поскольку в подвижно закрепленных верхних наручах возможность поворота и без того достигалась посредством кожаного эластичного соединения. Даже после этого усовершенствования отдельные части не составили единого целого, и нередко наплечники носят поверх кольчужных рукавов. Иногда под рукавом наруч крепился к стеганому поддоспешному жилету, надетому под кольчугу.

 65    Knight.by edition    Рис. 69. Левый наплечник, с подвижным передним крылом и высоким гребнем. От доспеха императора Фердинанда I (1503—1564). Ок. 1560 г.

Рис. 70. Защита руки с помощью отдельных защитных деталей. Прорисовка с детали надгробия рыцаря Бэкона в церкви Карлстоуна, сер. XIII в.

Для сгибания руки в локте требовался глубокий вырез в наручах на месте сгиба, представлявший собой немалую прореху. Ее пытались закрыть круглой пластинкой, которая пристегивалась с внешней стороны руки. Это оказалось неудобно, да и неэффективно. Вот почему около 1380 года [64] тыльную сторону руки защищают металлической чашкой, т. е. «мышкой», а уж к ней для защиты локтевого сгиба крепят широкие локтевые пластины. Так возникли налокотники. В ранних образцах налокотников встречаются элементы, называемые раковинами (нем. Muscheln). С наружной стороны они были широкими и, постепенно сужаясь, либо не смыкались на внутренней стороне и назывались налокотниками с открытой раковиной или полураковиной (рис. 67), либо кольцом охватывали всю руку, как в наручах XVI века, и назывались налокотниками с закрытой раковиной или полной раковиной (рис. 71). Однако защита сгибов рук, достигаемая с помощью налокотников, все менее удовлетворяла мастеров-доспешников. Стремясь к полному совершенству, они закрыли прореху на локтевом сгибе подвижным сочленением полос, которое  66    Knight.by edition    до известной степени отвечало поставленной цели, но все же сковывало движение руки. Защита такого рода именовалась закрытым наручем (нем. geschlossene Armzeug). Отдельные их образцы встречаются уже около 1480 года, а продержались они вплоть до XVII века, но так и не получили повсеместного распространения и, надо полагать, использовались разве только в некоторых турнирных доспехах (рис. 72).

Рис. 71. Левый наруч, с жестким крылом наплечника и налокотником — открытой раковиной.

От ландскнехгского доспеха Лазаруса Швенди, барона фон Гогенландсберга, императорского полевого капитана. Немецкая работа, ок. 1560 г.

В первой четверти XV века миланские доспешники пришли к простой, но весьма плодотворной идее соединить наплечник, наручи и налокотник при помощи ременных полос или скользящих заклепок, расположенных друг за другом, и тем самым не только добиться полного прикрытия рук, но и упростить утомительный процесс облачения. Благодаря этому изобретению, сказавшемуся на всем доспехе вплоть до защиты ног, «миланский доспех» снискал особый [65] авторитет в XV веке. Его вовсю копировали в немецких и бургундских мастерских, хотя еще в 1480 году налокотники порой «привязывали» к трубкам наручей кожаными шнурами с металлическими наконечниками22). Шнуры эти крепились к поддоспешному жилету на уровне локтя, они продевались  67    Knight.by edition    Рис. 72. а) Левый наруч. От доспеха Филиппа II (1527—1598), короля Испании. Немецкая работа, датировано прибл. 1546 г. С подвижным наплечником, низким гребнем и налокотником полураковиной;


полностью закрыт,- украшен глубоким травлением и позолотой.

b) Обратная сторона. Заднее крыло — жесткое. [66] в отверстия, а затем завязывались снаружи (рис. 65). Подобный способ крепления распространен в доспехах, сработанных нюрнбергскими и аугсбургскими мастерами того времени. Вряд ли наручи были закрытыми, когда налокотники стали делать очень больших размеров. Это увлечение величиной началось где-то около 1450-го и закончилось после 1540 года. Мода на огромные пластины, при изготовлении которых оружейники стремились блеснуть мастерством, не была всеобщей.

В описях 1580 года наручи, имеющие цельный и завершенный вид от плечевой части до каждой отдельной детали, снабжаются пометкой: «Все подогнано».

В первые десятилетия XVI века наручи претерпели некоторые изменения. Мышки, которые в Германии делались поначалу остроконечными, становятся тупыми и даже принимают форму  68    Knight.by edition    полушария;

полураковины постепенно исчезают, а так называемые полные раковины усиливаются, и верхние наручи зачастую обретают вид подвижного многорядного сочленения.

Наручи на доспехах ландскнехтов и даже на боевых доспехах рыцарей продолжают совершенствоваться. В походах при сильной жаре доспех для ратника становится невыносимой обузой. Чтобы хоть как-то облегчить это бремя, уже около 1530 года появляются нижние наручи с таким множеством отверстий, что и их впору было называть «решетчатыми». Позднее, с года, трубки наручей уже как бы составляются из четырех сужающихся продольных полос, скрепляемых маленькими поперечными. Приблизительно с 1570 года появляются наручи и поножи, в которых пластины, поперечины и раковины имеют фестончатый край (рис. 73).

Рис. 73. Наруч из «чешуйчатых пластинок». Рисунок из альбома «Образцы вооружения для мастера-доспешника», ок. 1550 г. Наследственная библиотека графов Тун в замке Тэчен.

Усиление наручей посредством двойной защиты (нем. Doppelstcke, фр. pieces de renfont) было принято, главным образом, на турнирах, но иногда к этому прибегали и при боевых действиях. В этой связи надо прежде всего назвать дополнительные наплечники (нем. Doppelachsel). Как правило, дополнительный наплечник был рассчитан на левое, наиболее уязвимое для ударов плечо и прикрывал собой наплечник подвижной конструкции. Дополнительный наплечник часто сочетался с высоким гребнем (рис. 74). Правое плечо лишь в редких случаях получало дополнительное усиление, но в верхних наручах XVI века [67] можно подметить одну  69    Knight.by edition    своеобразную черту: их передняя часть выгнута наружу, скользящие вверх полоски более круты в изгибах, и потому удар меча для них был менее страшен. Помимо плечевой части усиливается и защита локтя. Это усиление достигается с помощью привинчиваемого дополнительного налокотника типа «гард-бра» (фр. garde-bras, нем. Stechmusel или Doppelmusel). Она же образует крутую дугу до места сгиба и, таким образом, прикрывает, переднюю часть руки. Маленькие пластины налокотника имели иногда привинчивающиеся накладки, которые служили единственной цели: увеличить раковину локтевого прикрытия и тем самым обеспечить более надежную защиту. Так называемые налокотные щитки (нем. groen Stechmusel), едва ли достигавшие плеча, равно как и наплечные усиления (нем. Stechachsel), которые иногда называют боевыми плащами или мантилиями, помимо плеч защищали левую сторону шлема и часть груди, были употребимы лишь в позднейших турнирных поединках у итальянцев и французов. Иногда на больших налокотных или плечевых щитках обнаруживают привинченный крюк, служивший, как предполагал Виолле ле Дюк, для крепления тарча.

Рис. 74. Накладное усиление левого наплечника с высоким гребнем. От доспеха Рупрехта Пфальцского (ум. 1504). Немецкая работа, ок. 1502 г.

 70    Knight.by edition    Перчатки Успехи, которых достигли оружейники в защите столь важной части тела, как рука, до XIII века были очень скромными. В XI веке на руках носили перчатки (нем. Handschuhen) из толстой кожи с манжетами (нем. Stulpbestzen) шириной не более 5 см. К началу XIII века, когда в обиход вошел хауберт, обшитый шнурами с нанизанными на них кольцами, рукава были закрыты спереди и снизу так, что лишь ладони оставались свободны от защиты. Двигаться отдельно мог только большой палец, что позволяло держать копье и меч. Во Франции в XIII веке появилась перчатка под названием «gagnepain». Это усиленная железными пластинками перчатка из дубленой кожи. В конце века, когда сказался опыт пятого крестового похода (особенно во Франции и Италии), мешковатое кольчужное прикрытие рук сменилось перчатками из прочной оленьей кожи, с манжетами. В бою их обычно покрывали сверху куском кожи, который простирался от [68] первого ряда пальцевых сгибов до локтя и застегивался на внутренней стороне руки. Но такая защита оказалась недостаточной, поэтому на пясть и на первый сустав большого пальца нашивали круглые железные пластинки. После XIV века их привязывали к перчатке с помощью кожаных ремешков, которые протягивались через два отверстия в пластинке. Этот обычай сохранился как дань традиции уже после того, как стали носить железные перчатки. В этом примитивном покрытии пясти просматривается образец защитных дисков на стойке, которые встречались вплоть до 1500 года на многих железных перчатках.

Судя по многочисленным изображениям из Кодекса Балдуина I примерно в 1340 году рыцари сплошь носили кожаные перчатки с длинными манжетами. Из-за недостаточной защиты, которую давали железные диски со стороны пясти, пластину увеличили и стали делать по форме руки, причем стремились закрыть ими также запястье. Так возникли основные части железной перчатки — пястная пластина и манжета. Пальцы покрывались небольшими чешуйками из железа, нашитыми на кожаную основу перчатки (рис. 75).

Рис. 75. Чешуйчатая перчатка с железными пластинками, нашитыми в виде чешуи на кожаную основу. Прорисовка детали с надгробия сэра Ричарда Берлингторпа, ок. 1310 г.

Рис. 76. Железные перчатки. Прорисовка детали гробницы рыцаря из рода Эресби в церкви Спилсби в Линкольншире, ок. 1410 г.

Во второй половине XIV века на смену обшитой железными пластинками кожаной перчатке пришла цельножелезная. Самые старые железные перчатки имеют широкие тыльные пластины с пятью пальцами, включая большой. Манжеты короткие, прямые, с изогнутыми раструбами (рис.

76). Лишь в начале XV века чешуйчатую часть большого пальца стали соединять с перчаткой  71    Knight.by edition    шарниром. Примерно в это время появляются первые образцы, у которых 4 пальца не разделены, а образуют одно общее чешуйчатое покрытие;

называют рукавицами (нем. Hentzen, фр. mitons). Их применяли как в бою, так и на турнирах (рис. 77).

Особую конструкцию имели рукавицы, замыкавшиеся после того, как ими брали меч, так что разоружение становилось невозможным. Ими не разрешали пользоваться во время пешего турнирного поединка, но все же они встречались на боевых и турнирных доспехах. Смыкание кулака достигалось следующим образом. Добавлялась дополнительная пластина, имевшая отверстие со шлицом. Если кулак закрывался, то эта пластина достигала запястья, где находился поворотный штифт, который вставлялся в отверстие со шлицом и поворотом язычка предотвращал открывание кулака (рис. 78). [69] Рис. 77. Рукавица с защитным диском. Подвижный большой палец имеет гнездо для перстня. От доспеха Федерико Гонзага, маркиза Мантуанского. Италия, ок. 1480 г. Травление по краю выполнено в XVI в.

Рис. 78. Замыкающаяся рукавица. Украшена травлением с позолотой. От доспеха императора Фердинанда I, предназначенного для пешего боя. Ок. 1560 г.

 72    Knight.by edition    Как мы уже отмечали, на рукавицах начиная с XV и до начала XVI века на тыльной стороне руки имелся защитный диск на стойке, причем исключительно на левой рукавице. Если он и происходит от старых, привязанных к кожаным перчаткам пластин, то его позднейшее появление лишь на левой рукавице означает, что он служил либо для надежного закрепления уздечки, либо для прочного упора щита.

К началу XVI века перчатки уже полностью сформировались, но уже около 1510 года предпринимаются попытки устранить их недостатки. В тот период появляются перфорированные перчатки, чтобы не так потели руки. Мы приводим здесь такую рукавицу с доспеха императора Максимилиана I (рис. 79).

В конце XV века (ок. 1470 г.) на нюрнбергских доспехах встречаются перчатки исключительной красоты в стиле поздней готики. Края многочисленных подвижных пластин изящно перфорированы и имеют ажурные запилы. Вся работа напоминает кружевную ткань. Суставы покрыты заостренными железными или латунными наростами с изящным узором. По краям длинных, заостренных манжет на накладках из латуни изображены лилии. Конец XV века стал порой расцвета искусства мастеров-доспешников. Это в большой мере проявилось в форме перчаток (рис. 80).

В XVI веке начался возврат к перчаткам старых форм. Развивается лишь декоративное оформление. Около 1510 года появились рифленые рукавицы, носившиеся с максимилиановскими доспехами. Манжеты слегка конической формы опять становятся короткими. Все чаще употребляются перчатки и все реже — рукавицы (рис. 81). [70] У перчаток немецкой работы есть одна особенность: маленький бугорок на внешнем суставе запястья. Это обычай немецких ремесленников, который восходит к XV веку. Итальянские мастера, изготавливавшие этот суставный бугорок, наверняка когда-то работали в немецких мастерских. Кстати, на итальянских работах его встречают крайне редко.

 73    Knight.by edition    Рис. 79. Перфорированная рукавица. От доспеха императора Максимилиана I. Ок. 1480 г.

Рис. 80. Правая перчатка, с латунной окантовкой и выступами на суставах, рифленая, с фестончатой отделкой краев подвижных пластин;

большой палец прикреплен на шарнире. От доспеха эрцгерцога Зигмунда Тирольского. Германия, ок. 1480 г.

Рис. 81. Правая перчатка, полированная, с накладными латунными и позолоченными полосами.

От парадного доспеха императора Карла V. Рисунок выполнен в манере Венцеля Ямницера. Ок.

1550 г.

Примерно в 1530 году, когда влияние ландскнехтов становится очень мощным, возникает стремление сделать перчатки легче и подвижнее. В эту пору встречаются перчатки с немного более длинными, часто изогнутыми манжетами, но без пластин для пальцев. Пальцы защищены полосками из мелких железных колечек, нашитых на верхнюю сторону кожаной [71] перчатки (рис. 82). Такие перчатки сохраняются вплоть до XVII века. Около 1540 года даже у перчаток с чешуйчатыми пальцами по крайней мере указательный палец правой руки, которому необходима подвижность при обращении с копьем и мечом, снаружи закрывается только кольчугой. Во второй половине XVI века из Италии в обиход попадают легкие и подвижные перчатки с высокими крагами, изготовленные аналогично карацине: несколько рядов расположенных друг над другом чешуеобразных пластинок соединяются между собой кольчужным набором. Против ударов слабых итальянских эспадронов, палашей и рапир эта защита была достаточной (рис. 83). В более поздних доспехах пеших воинов (после 1570 года), как известно, налокотника вовсе не было.

Плечо и верхнюю часть руки покрывали узкие наплечники, остальную часть — наручи. Для  74    Knight.by edition    защиты предплечья пользовались перчатками с манжетами, которые доходили до локтя. Такие перчатки носили пикинеры еще в Тридцатилетнюю войну. Это были последние железные перчатки, которые вообще применялись в войсках (рис. 84).

Рис. 82. Правая перчатка, с защитой суставов, подвижным большим пальцем и кольчужной защитой фаланг пальцев;

полированная, с поясом черного травления по краю краги. От ландскнехтского доспеха Каспара фон Фрундсберга. Германия, ок. 1527 г.

Рис. 83. Правая перчатка, из пластинок и кольчужной ткани, т. н. «бригантинная»;

украшена травлением с золочением. Германия, по итальянскому образцу, ок. 1560 г.

Рис. 84. Правая перчатка, с наручем, доходящим до локтя, т. н. «пикинерская»;

черненая, с фестонами из кожи. Италия, ок. 1620 г. [72] В итальянских мастерских изготавливали правосторонние наручи, связанные с перчаткой с помощью пластин. Эти боевые перчатки отличаются от остальных тем, что рука с внутренней стороны закрыта, т. е. полностью облачена в железо. На внутренней стороне большого, среднего пальца и мизинца наклепаны короткие острые железные шипы. Такие перчатки были полезны в рукопашном бою после потери оружия, но всеобщего применения они не нашли (рис. 85).

Восточные народы, в бою ставящие во главу угла подвижность, не признавали защитного вооружения, которое могло каким-то образом эту подвижность ограничить. Они отвергали как жесткий нагрудник, так и чешуйчатые перчатки. Даже наилучшим образом экипированный восточный воин носил на правой руке легкий металлический наруч — элван (elwn), который закрывал все предплечье. Пальцы при этом прикрывали рукавицей, которая с наружной стороны была обшита кольчугой, а изнутри подбивалась камкой или иным шерстяным материалом (рис.

86).

 75    Knight.by edition    Рис. 85. Правая перчатка, полностью защищает руку;

с шипами на пальцах. Италия, ок. 1570 г.

Рис. 86. Турецкий левый наруч, с рукавицей из красной камки;

рифленый, богато инкрустирован золотом;

показан в открытом состоянии. Из трофеев, взятых при отступлении турок от Вены (1529 г.). Принадлежал султану Сулейману I (1495—1566).

Мавры в XV веке носили на левом предплечье наруч, который в сочетании с трезубым лезвием мог считаться оружием нападения.

Нечто сходное можно усмотреть в испанских и итальянских фехтовальных щитах XVI века, которые представляют собой комбинацию перчатки, круглого щита и клинков. Мы остановимся на них подробнее при описании щитов (рис. 201). В конце XVI века отголоски этой конструкции проявились в перчатках, снабженных 3-4 шипами. Они могли при случае оказаться полезными лишь в рукопашном бою. [73] 18) Утверждение автора вызывает сомнение, т. к. основное давление все равно приходилось на нагрудную и наспинную пластины. Более вероятным является предположение, что эта конструкция еще более усиливала защиту плеч (прим. ред.).

 76    Knight.by edition    19) Ожерелье — не самостоятельная часть доспеха. В отличие от латного воротника носилось под кирасой и надевалось на тело в первую очередь. Латный воротник носился поверх кирасы или как самостоятельная защитная деталь отдельно от лат. На некоторых образцах готического доспеха латный воротник был жестко соединен с нагрудником и наспинником (прим. ред.).

20) Лентнер часто имел металлический подбой, что сближает его с панцирем типа «бригантина»

(прим. ред.) 21) По нижнему краю наплечника шла канавка, в которую вставлялся ведущий поясок, расположенный по верхнему краю трубчатого прикрытия (прим. ред.).

22) Шнуры эти назывались аксельбантами (прим. ред.).

 77    Knight.by edition    Защита груди Подобно тому как пластинчатый доспех развивался постепенно и первоначально лишь отдельные части тела защищались листовым железом, так и важнейшая его часть, защита груди, образовывалась из отдельных пластин, которые привязывали или наклепывали к лентнеру. Но обивка кожаной одежды большими или малыми пластинами из железа или иного металла заклепками еще не дала пластинчатого доспеха, т. к. железные пластинки соединялись мозаично, и любое растягивающее движение раскрывало щели, в которые могло проникнуть лезвие оружия противника. Лишь благодаря защите с помощью перекрывающихся вверх или вниз обручеобразных пластин, так называемого пластинчатого перекрытия, возник собственно пластинчатый доспех и, вместе с тем, его важнейшая составная часть — нагрудник (нем. Brust).

Теперь железные пластины соединялись изнутри с помощью широких полос из сыромятной кожи, приклепанной к пластинам. Благодаря своей податливости и эластичности такой доспех создавал относительную свободу движений. Мастера-доспешники XV века искали и нашли природный образец новой системы наложения пластин, которая, собственно, и характеризует пластинчатый доспех. Это та же система покрытия, что и у ракообразных. Сходство, видимо, не случайно, ибо старые мастера так и называли пластинчатые нагрудники — рак (нем. Krebs) или рачья грудь. В Италии в 1380-х годах начали укреплять грудную часть лентнера пластиной, которая доходила до шеи. Позднее, начиная с 1430 года, это усиление состояло по крайней мере из двух частей, которые соединялись друг с другом с помощью ремней и пряжек. Затем нижняя часть составила вместе с верхней подвижную конструкцию. В то время нагрудники даже в Италии, на родине пластинчатого доспеха, были еще большой редкостью. К концу XIV века лентнер уже повсеместно усиливался горизонтальными, наклепанными на кожу металлическими пластинками шириной в 10-12 сантиметров, которые, однако, не перекрывали друг друга, а ставились встык.

Форма нагрудника, его профиль и выпуклость позволяют судить о дате его изготовления, а при внимательном рассмотрении — даже о месте производства. Точно так же как и первые усиленные лентнеры приблизились к естественной форме груди, так и первые нагрудники повторяли ее очертания. С 1430 года грудь выпячивается шарообразно, поскольку сферической форме приписывали наибольшую сопротивляемость ударам. Нагрудники и наспинники 1450-х годов имели иногда чрезмерные рукавные вырезы: тогда был обычай вместо наручей пользоваться широкими рукавами, плотно набитыми шерстью. Такие набитые рукава особенно часто носили в Италии и Франции, а исчезли они лишь к 1480 году.

Нижняя часть накладного нагрудника, к которой примыкает набрюшник или юбка, получила в XV веке название Bruech (вероятно, искажение фр. [74] braconnire, от ит. brache — кольчужные штаны). Когда подвижные нагрудники в конце XV века исчезли, название перенесли на усиливающую деталь нижней части нагрудника. К этому времени в Италии и Бургундии нагрудник стал более стройным, с острой кромкой, идущей по середине груди. Такие нагрудники, которые, впрочем, носили не всегда и большей частью только в соединении с подбородником и саладом, имели красивую, элегантную форму. Обычно их называют готическими, хотя скорее следует назвать флорентийскими нагрудниками, ибо их форма была заимствована из флорентийской одежды. Лишь около 1490 года нижняя часть накладного нагрудника постепенно распространилась вверх, так что верхняя наконец стала совсем ненужной. Верхняя кромка первоначально мало распахнута и слегка вогнута, иногда даже остро вырезана (рис. 87). В этой форме нагрудники встречаются до 1500 года, после чего не без влияния  78    Knight.by edition    Рис. 87. Сборный нагрудник. От доспеха венецианского военачальника Бартоломео Коллеони (ок.

1399—1475). Италия, ок. 1470 г.

Рис. 88. Нагрудник, с ожерельем, юбкой и подвижными набедренниками. От максимилиановского доспеха Рупрехта Пфальцского (ум. 1504). Германия, ок. 1500 г. [75]  79    Knight.by edition    Рис. 89. Ландскнехтский полудоспех. Состоит из ожерелья, наплечников с гребнями и подвижным диском с правой стороны, наручей с налокотниками — полными раковинами, нагрудника с острым тапулем, юбки и набедренников;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.