авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |

«Вендален Бехайм Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII ...»

-- [ Страница 5 ] --

В середине XIII века возник обычай покрывать попоны, преимущественно кольчужные, накидками из шелка или полотна, разрисованными гербами, подобно тому как воинскую кольчугу носили покрытой наддоспешной накидкой со времен крестовых походов (рис. 146).

Около 1267 года на головах лошадей появляется своеобразное навершье, аналогичное украшению на воинском шлеме, только это не фигуры с герба, а страусовые перья, оленьи рога, звери, чудовища и т. п.65) С XIII и до конца XV столетия конскую сбрую, седла часто украшали колокольчиками. Этот обычай связан с воинскими доспехами, которые таким же образом украшались колокольчиками.

Рис. 228. Арабское стремя из серебра. Середина XVI в.

Рис. 229. Турецкое стремя из позолоченного железа. XVII в.

Перечисленные выше виды кожаных и кольчужных попон оставались общепринятым средством защиты лошади до середины XIV века, когда наступила эпоха полного пластинчатого доспеха и  174    Knight.by edition    боевых коней тоже стали защищать железными [163] пластинами — латами. Таким образом появился конский доспех (нем. Roharnisch). Становление его потребовало значительного времени.

Первый элемент такого доспеха, пластинчатый налобник (нем. Rostirn), появился около года, а к 1360 году уже и шея лошади закрывалась подвижными пластинами. Около 1400 года добавился новый элемент конского доспеха — пластинчатый форбуг, а немного позднее такой же гелигер.

Конские доспехи разделяют на тяжелые и легкие, в зависимости от их веса, на полные (сплошные) и неполные, т. е. состоящие из отдельных деталей. Соответственно первые закрывали все тело лошади железными латами, вторые состояли из отдельных пластин, лишь частично укрывавших лошадь.

Рис. 230. Рыцарь в кольчатой броне, лошадь в тяжелом наголовье и в кольчужной попоне, покрытой сверху кожаной накидкой.

Статуэтка из слоновой кости, кон. XIV в. Коллекция преподобного Дж. Игла.

Рис. 231. Тяжелое наголовье, от максимилиановского конского доспеха;

с решетками, закрывающими отверстия для глаз. Германия, ок. 1515 г.

Еще до того, когда полностью образовался пластинчатый конский доспех, появился так называемый наголовник (нем. Rokopf), который, как маска, закрывал голову лошади до шеи.

Примером наголовника XIV века может служить скульптура из слоновой кости (рис. 230). На ней можно видеть и форму попоны, на кожаных частях которой остается мысленно добавить геральдические изображения.

 175    Knight.by edition    Тяжелый конский доспех состоял из отдельных частей. Наголовье полностью укрывало со всех сторон голову до шеи. Для ушей в нем имелись [164] Рис. 232. Конский доспех Фердинанда (Фернандо), герцога Альбы (1507—1582). Из «Альбома образцов для аугсбургских травильщиков». Работа доспешника Дезидериуса Кольмана, Аутсбург, 1551 г. Публичная королевская библиотека, Штутгарт.

трубообразные ушные трубки (нем. Muscheln), для глаз — широкие глазные отверстия (нем.

Augenlcher), большею частью закрытые выпуклыми глазными решетками (нем. Augendchern), но иногда и открытые (рис. 231). На лбу приклепывался либо шип, либо гербовый щит. К прочной лобной части прикреплялся сверху широкий ряд пластин, закрывавших шею — латный шарф (нем. Halsslck) или канц (нем. Kanz). Канц либо покрывал только одну холку и с помощью специального ремня привязывался к шее, либо укрывал шею широкой подвижной частью полностью и именовался полный канц (нем. ganzer Kanz). Последним своим рядом он всегда пристегивался к седлу. Вплотную за ним прикреплялось покрытие груди — форбуг, состоящий из одной пластины и точно так же прикрепленный к передней луке седла прочным ремнем. По бокам он часто имел выпуклости или шишки (нем. Streifbuckel), как правило, богато украшенные.66) Передняя часть нередко украшалась гербом или девизом [165] владельца. Круп лошади укрывался накрупником — гелигером, который пристегивался к задней части седла. Если гелигер был цельным, то хвост лошади большей частью оставался под ним, если же составным, из нескольких  176    Knight.by edition    частей, то хвост выступал наружу. По вершине гелигера, вдоль позвоночника, часто шел выступ, имевший чисто декоративное значение. Пах и бока оставались, как правило, незакрытыми (рис.

232). Подобная защита лошади носила название тяжелого конского доспеха (нем. geliegertes Ro).

Рис. 233. Легкий конский налобник, с чеканными украшениями на чешуйчатом позолоченном фоне.

Музей Армерия Реаль в Мадриде.

Рис. 234. Парадный конский доспех, с вычеканенными изображениями подвигов Самсона и Геракла;

подбитые бархатом подвижные пластины богато украшены травлением с золочением, окаймлены бахромой и кистями. Всадник в доспехах — император Максимилиан I. Иллюстрация из «Альбома образцов для аугсбургских доспешников», ок. 1550 г. Наследственная библиотека графов Тун в замке Течен, Богемия.

Легкий доспех поначалу применялся больше в обыденной жизни и в торжественных случаях, чем на поле боя. В этом случае голова лошади прикрывалась только налобником, который не закрывал всю голову (рис. 233). Канц покрывал только холку, форбуг был уже, а гелигер состоял [166] только из пластин, к которым по сторонам подвешивались широкие фестоны (рис. 234).

По положению 1515 года, в полках тяжеловооруженных копейщиков кирасиры должны были ездить на лошадях в тяжелом, а кнехты — на лошадях в легком доспехе.

Даже если конь и не был защищен, обычно на лоб ему пристегивали полуналобник (нем. halbe Rotirne), прикрывавший голову до глаз и половины носовой кости (рис. 235). Даже обозные ослы и мулы обеспечивались железными налобниками, один из которых находится в собрании музея Вены.

 177    Knight.by edition    Рис. 235. Полуналобник, т. н. «клепперштирн», с травлеными и позолоченными краями;

на лобовом щитке изображен австрийский герб и стоит дата «1549». Из гарнитура доспехов императора Фердинанда I. Германия, предположительно Аугсбург.

Процесс изготовления в 1480 году аугсбургским мастером Лоренцем Хельмшмидом доспеха, полностью укрывающего боевого коня «от холки до копыт», оказался таким трудоемким, что широкого распространения этот доспех не получил.67) В середине XVI столетия для выездов на праздниках появились особые конская сбруя, снаряжение и украшения, называемые в совокупности каперацион. Это были расположенные в определенном порядке железные пластинки и детали, не представлявшие собой конского доспеха, а только образующие красивые узоры. Отдельные, подвижно соединяемые части часто украшались золотой или серебряной вышивкой, обшивались золотым или серебряным сутажом (рис. 236).

Характерным добавлением к итальянскому каперациону была «гильза для хвоста» (нем.

Schweifbund). Она представляла собой обтянутую кожей, а зачастую и бархатом, оболочку для хвоста лошади, которая прошнуровывалась и затягивалась шелковым шнурком (рис. 237). Она предназначалась для предохранения хвоста от экскрементов. Обычно сбруя лошади в XVI веке дополнялась еще кольцом для булавы с левой стороны и небольшим бушматом для древка копья — с правой.

Каперационы в Германию и Францию попадали преимущественно из Милана. Но и попоны, как кожаные, так и кольчужные, до конца XVI столетия все еще не выходили из употребления.

Чрезвычайно богато оснащенные попоны имели император Карл V, эрцгерцог Карл [167] Штирийский (1564—1590). До наших дней сохранилась попона XVI века из кожи носорога, изготовленная по форме железного гелигера (находится в Королевском оружейном музее Турина).

Кожаная, обшитая кольцами попона, принадлежавшая эрцгерцогу Фердинанду Тирольскому, хранится в Императорском собрании в Вене. Такие попоны до позднего времени отличались тем, что состояли из многих отдельных частей и коротко подрезались, оставляя ноги животного полностью открытыми.

 178    Knight.by edition    Рис. 236. Парадный доспех и конское снаряжение эрцгерцога Фердинанда Тирольского. Богато украшены чеканкой и инкрустацией. Работа мастера Джованни Баттисты Серабальо, Милан, 1560 г. Из альбома XVI в. Художественно-историческое собрание австрийского императорского дома в Вене.

Рис. 237. Гильза для хвоста из снаряжения коня эрцгерцога Фердинанда Тирольского. (См. рис.

236.) В начале XVII столетия конский доспех стал понемногу исчезать из армий. Сначала отказались от применения тяжелого гелигера, потом от канца и форбуга и, наконец, [168] в последнюю очередь у кирасиров от налобника. От всего конского снаряжения вообще «ничего» не осталось, кроме грудного и заднего ремней, хотя у лошадей в тяжелой кавалерии еще оставались сбруи из ремней вместо гелигера, которые охватывали полностью заднюю часть животного. Легкие кони сохранили грудной ремень и, на крупе, сбрую из узких ремней по старому восточному обычаю, пришедшему через Венгрию.

В XVIII веке появляется подкладка под седло, большая по размерам, чем потник, чепрак (нем.

Echabraque), ставший главным предметом украшения. В Германии он был чаще прямоугольным, в Венгрии оканчивался сзади острым углом. Чепраки были разных цветов, большей частью из бархата или сукна, украшенные богатым золотым или серебряным шитьем.

Защита лошади с помощью кованого железа применялась на Востоке гораздо раньше, чем в Европе, но жители Востока никогда не допускали таких больших ошибок, применяя доспех, не  179    Knight.by edition    соответствующий силе лошади и снижающий ее подвижность. Налобники арабского происхождения, встречающиеся в коллекциях, относятся к XVI веку (рис. 238), однако их применяли еще на целое столетие раньше (рис. 239). Достойна внимания их изящная форма и выдержанный стиль украшения. Остальные восточные доспехи состоят большей частью из небольших тонких, в большинстве случаев богато украшенных позолотой пластин, соединенных между собой кольчужными полосками. Часто под ними находилась подкладка из ткани, такой как камчатное полотно, или они были оторочены дорогой материей. Восточные конские доспехи применялись в войнах еще в начале XVIII столетия.

Рис. 238. Персидский конский налобник, с травлеными и золочеными украшениями и надписями.

Музей Польди-Пеццоли, Милан.

Рис. 239. Арабское конское наголовье, из шести пластин, соединенных полосами кольчужного плетения. Музей Польди-Пеццоли, Милан. [169]  180    Knight.by edition    Шпоры С развитием феодального общества шпоры (нем. Sporn), кроме своего прямого назначения, являлись еще и знаком рыцарского достоинства, которым обладали только те, кто имел право и обязанность воевать в седле, в противоположность воинам низкого происхождения.

Хотя шпоры уже были известны во времена Каролингов, они не были еще широко распространены. По крайней мере на миниатюрах того времени, как, например, в Золотой псалтыри, их нет. До сих пор считалось, что шпоры имели поначалу заостренные, жалообразные шейки (нем. Hlsen) и только в XIV столетии приобрели колесики (нем. Rdchen). Вопреки этому мнению в 1639 году в миланской гробнице Бернгарда, короля Италии (797—818) найдена пара шпор из желтой меди с колесиками на шейках. Но это, несомненно, был единичный случай, ибо весь иллюстративный материал свидетельствует о том, что при поздних Каролингах в употребление вошли шпоры с короткими острыми шейками и что только в конце XIII века стали появляться шпоры с колесиками, сначала лишь у знати. Шпоры с жалообразным острием были названы французами «сорочьим клювом» (фр. becs de geai) и появились под этим названием еще в 1335 году, в то же время на большой рыцарской печати Рудольфа IV Австрийского (1358—1365), около 1358 года этот правитель изображен уже в шпорах с большими колесиками причудливой формы.

Рис. 240. Стремя и шпора французского рыцаря. Рисунок из рукописи второй пол. XI в.

Национальная библиотека в Париже.

Рис. 241. Шпора. Из гробницы короля Венгрии Белы III (1172—1196) в Штульвайсенбурге.

Рис. 242. Шпора. Из гробницы короля Польши Казимира Великого (1310—1370) в Краковском соборе. [170] Показателем возраста жалообразных шпор является форма дужки и ее ременной проушины.

Дужки (нем. Bugel) появились в XI веке еще прямыми или только немного изогнутыми, с простыми, грубо исполненными проушинами, в то же время уже в начале XII века дужки  181    Knight.by edition    «взметнулись» кверху, чтобы шейки шпор с шипом (нем. Stachel) на них не задевали землю (рис.

240). С этим и связано стремление загнуть шейки кверху (рис. 241, 242). В тот период, когда ноги еще защищались латами, шпоры временами приобретали своеобразную форму. Шип приклепывали на кусок листового железа, которому придавали форму пятки, проделывали в нем отверстия, через которые крепкой пеньковой ниткой или полосками кожи закрепляли на закругленном месте доспеха. Такая шпора хранится в собрании В. X. Риггса (рис. 243). В IX веке шип еще сидел на дужке без шейки, в X столетии шейка и шип уже отчетливо отделяются друг от друга, и это становится признаком, указывающим на возраст шпоры.

В XIII веке дужка получает над шейкой небольшой отросток, чтобы шейка не ударяла по ахиллесову сухожилию. Такая форма шпоры сохранялась с небольшими изменениями вплоть до XVI века.

Уже в первой половине XII века у знати появляется обычай золотить шпоры и даже украшать их эмалью. С точки зрения художественного оформления шпора вплоть до XVII века занимала весьма важное место.

На Востоке вплоть до XIV века шпора имела прямую, довольно длинную шейку с шаровидным отростком или даже с небольшим диском. Особенно была распространена она у мавров. У арабов и турков она встречается реже, поскольку ее заменяли широкие стремена.

Рис. 243. Шпора-шип, приклепан к перфорированной пластинке, с помощью сухожилий пришитой к пяточной части кольчужного чулка. Нач. XIII в. Коллекция В. X. Ригтса.

Рис. 244. Шпора. С колесиком, направленным вниз;

украшена инкрустацией. Италия, кон. XVI в.

Императорский Царскосельский арсенал.

Рис. 245. Шпора. Из резного железа;

частично позолочена. Италия, XVI в.

 182    Knight.by edition    Длина шейки имеет важное значение. Чем длиннее шейка, тем меньше всаднику во время пришпоривания нужно прижимать икры к бокам лошади. [171] На длину шейки влияет также форма седла, а начиная с XIII века и защита ноги. По этой причине одетые в кольчужные штаны воины XIII века, но еще больше всадники в поножах XV и начала XVI веков нуждались в шпорах с очень длинными шейками, т. к. наколенники допускали лишь ограниченное движение голени.68) Позже, когда наколенники стали более подвижными и вошли в употребление полудоспехи, шейки шпор стали опять короткими. В Италии колесики часто сажали вообще вплотную к дужкам, а шейки нередко были направлены вниз (рис. 244, 245). Шпорные колесики начиная с XIV века в зависимости от моды приобретали вид зазубренных по краю дисков или звездочек. Однако было бы ошибочно делать выводы о возрасте шпоры по количеству шипов. Именно в XIV веке количество шипов весьма различалось. Начиная с середины XV века, к концу готического периода, характерными стали звездочки с шестью тонкими заострениями (рис. 246). В Бургундии, во времена Карла Смелого (1433—1477), входит обычай носить на шпорных шейках подвешенные вырубленные из металла буковки, которые в совокупности передавали какое-нибудь изречение, девиз или религиозный призыв. Истоком этой моды был более древний обычай носить на шпорных шейках бубенчики.

Рис. 246. Готическая шпора. Из резного железа;

местами перфорированная и луженая. Кон. XV в.

Рис. 247. Шпора. Из ажурного листового железа с вырубными украшениями;

на дужке — надпись: «POMNY NA MYE, MA MYLA WYERNA PANY» («Помни обо мне, моя дорогая, верная жена»);

на обивке ремешка можно разглядеть готическую монограмму под короной, до сих пор не расшифрованную.

Начиная с середины XIV века на концах дужек все чаще встречаются шарнирные петли для ремней, возникновение которых можно отнести еще к XIII веку. С XV века шпоры становятся более легкими — ажурными, с красивым узором (рис. 247). [172]  183    Knight.by edition    Начиная с середины XV века шпора нередко связана с латным башмачком на пятке так, что шейка без дужки приклепывалась к пяточной части наголенника. У большинства таких доспехов в музеях и собраниях шпоры обломаны, но сохранившиеся заклепочные отверстия указывают на их былое присутствие.

Начиная с XV века шпора в большинстве случаев крепилась ремешками под латным башмаком.

Для этой цели наголенник имел у пятки глубокие вырезы, из которых торчала шейка шпоры. Во второй половине XVI века существовали разнообразнейшие способы крепления шпор к одетой в броне ноге, нередко встречались и шпоры, пристегнутые над латным башмаком.

Система крепления шпоры ремнями включала проходящий под пяткой подшпорный ремень (нем.

Stegriemen) и идущий над подъемом нашпорный ремень (нем. Schnallenriemen) с пряжкой. В XV веке встречались также двойные подшпорные ремни, даже двойные цепочки с пряжками, поскольку кожаные ремни легко рвались.

Характерным признаком возраста шпор являются также формы ременных проушин. Старейшие экземпляры имеют на концах дужек только одну проушину, к которой с помощью колец с подшпорным ремнем крепился и надшпорный ремень. Начиная с ХШ века встречаются уже две проушины друг над другом, но чаще одна за другой. Передняя всегда служила для нижнего ремня.

В XV веке ременные отростки выполняли в виде оковок, которые ходили на шарнирах. Для нижнего ремня у дужки делали свой отросток, часто под углом к дужке.

В XVII веке у московитов и поляков встречались шпоры с двумя-тремя колесиками, но неуклюжей и некрасивой формы. Впрочем, всадникам они казались достаточно воинственными, и они с удовольствием ими пользовались (рис. 248).

Рис. 248. Железная шпора. С тремя зубчатыми колесиками, расположенными вертикально друг над другом.

Польша. XVII в. Императорский Царскосельский арсенал.

 184    Knight.by edition    Рис. 249. Тяжелая форейторская шпора. Из латуни, с тремя шенкелями с колесиками в форме звездочек. Германия. XVII в.

Когда шпоры начали носить на обычной кожаной обуви, ремень с пряжкой над подъемом стал шире, чтобы он не натирал ногу. По той же причине надшпорный ремень в XVII веке получил четырехугольные разрезанные [173] накладки из прочной кожи. Такой способ оснащения ремнями сохранялся до настоящего времени.

В коллекциях встречаются иногда весьма своеобразно выполненные шпоры, большей частью из латуни, с двумя и даже тремя шейками и мощными колесиками. Такие шпоры никогда не служили для применения на войне. Это шпоры ездовых (нем. Kutschenreitersporen), или форейторские шпоры, которые носили их на тяжелых кучерских сапогах, допускавших лишь очень небольшие движения ног. Такие шпоры оказывали воздействие на лошадь уже при незначительном нажиме ноги на ее пах (рис. 249).

Рис. 250. Клеймо семьи Миссалья, мастеров-доспешников. Рельеф во дворе их дома на виа дель Спаради в Милане, ок. 1380 г.

 185    Knight.by edition    58) Челенг был первоначально знаком отличия для проявившего мужество всадника, по старотурецки kann-i-teschrft или упрощенно «канон» — знак почета. Его известнейшее описание относится ко времени Сулеймана Великолепного (нач. XVI в.). В Польше челенг появился под названием бунчук (знамя), под этим же названием он попал также и в другие восточные армии (прим. авт.).

59) Так назывались мастера, изготавливающие седла, сбрую и другие принадлежности для конного дела (прим. ред.).

60) Утверждение автора устарело: седло широко было известно у степных народов задолго до эпохи великого переселения народов. Как мы уже отмечали в примечаниях к главе «Доспехи воина в комплексе», автор целиком неверно трактует указанную находку (прим. ред.).

61) Автор неправильно трактует изображение, но на некоторых из них на самом деле не видно седла, т. к. оно закрыто сверху свободно свисающей попоной (прим. ред.).

62) Demay G. Le costume au moyen-ge d'aprs les sceaux. Paris, 1880 (прим. авт.).

63) За последнее время появилось много исследований, опровергающих сложившуюся в XIX веке точку зрения о восточном воине исключительно как о легковооруженном. На Востоке издавна существовали отряды всадников, закованных в броню, которые должны были в рукопашной схватке сокрушать противника. Мало того, именно Восток теперь считается родиной тяжелой кавалерии (прим. ред.).

64) Не исключено, что автор допустил ошибку, термином «барда» обозначается в Испании также конский доспех (прим. ред.).

65) Имеются экземпляры и с геральдическими фигурами владельцев, аналогичными шлемовым.

Причем они были распространены не меньше, чем описанные автором. См. рис. 578 (прим. ред.).

66) Шишки делались для того, чтобы при движении плечи лошади не ударялись о форбуг, изнутри они снабжались набивными подушечками (прим. ред.).

67) На небольшой, написанной маслом картине 1480 года, которая находится в королевско императорском художественно-историческом собрании в Вене, изображен мастер-оружейник эрцгерцога Максимилиана, юнкер Альбрехт, едущий на лошади, защищенной такого рода закрытым доспехом. Leber., Wiens brgerl. Zeughaus. Jahrbuch d. k. k. kunsthist. Museen, VIII, Band (прим. авт.).

68) В большей степени это было связано со специфической рыцарской посадкой в седле, при которой для мощного таранного удара копьем необходимо было, чтобы ноги имели плотную опору в стременах и поэтому были вытянуты вперед (прим. ред.).

 186    Knight.by edition    Часть II.

 187    Knight.by edition    Оружие нападения.

Битва.

На первом плане сошлись два отряда наемной пехоты. Первая линия воинов вооружена пиками, вторая — различным древковым оружием, алебардами и альшписами. У правого отряда охрана знамен еще не вступила в бой, между пехотинцами изображен капитан, берет которого украшен перьями. На втором плане отряд тяжелой кавалерии, построенный глубокой колонной, атакует лучников.

Гравюра А. Дюрера. 1515 г.

 188    Knight.by edition    § 1. Холодное оружие Меч (В книге почти все мечи были показаны рукоятью вверх. В электронной версии некоторые показаны рукоятью влево;

нумерация рисунков — сверху вниз. ) Меч — один из самых почитаемых предметов древности. Не располагая сведениями о том, как он был изобретен, рассмотрим здесь первые средневековые формы меча и их последующие трансформации.

Меч (нем. Schwert) — вид холодного оружия с прямым клинком (нем. Klinge), однолезвийным или обоюдоострым, остроконечным или закругленным у острия, предназначенным для рубящего удара либо удара и укола.69) Рукоять меча обхватывается рукой таким образом, чтобы большой палец лежал у крестовины, а мизинец — у навершия.

На первый взгляд, можно было бы отнести к мечам и все прямые клинки сабельной монтировки, например — французские кавалерийские сабли, так называемые палаши и польскую карабелу;

однако такая монтировка все-таки оставляет их в одном ряду с саблями.

В устройстве эфеса (нем. Gefa?) (без последующих добавлений, о которых разговор пойдет ниже) различают: навершие (нем. Knauf), набалдашник, или яблоко, рукоять (нем. Griffholz) и крестовину (нем. Parierstange). Рукоять укреплена на хвостовике или черене клинка (нем. Angel) из более мягкой стали. Клинок бывает обоюдоострым или однолезвийным, острие — закругленным или остроконечным. Боковые стороны клинка могут быть плоскими, с выпуклостью или с ребром (нем. Grat — хребет), а также с долом или несколькими узкими желобками — так называемыми желобками для стока крови (нем. Blutrinnen). Дол (нем. Hohlschliff) — продольная выемка в сторонах клинка, предназначенная для его облегчения.

При изучении холодного оружия следует учитывать, что территориально его происхождение не ограничено одним каким-то местом, но существовали, так сказать, два центра, зачастую влиявшие друг на друга. Так и в истории мечей сосуществовали два культурных потока, один из которых получил изначальный импульс в Римской империи, а другой — на Востоке.

В первом случае формы оружия отмиравшей культуры были просты, тяжеловесны и лишь через столетия приобрели утонченный, законченный вид. Во втором случае эволюция приобрела форму мощного скачка;

[177] неожиданно скоро их развитие достигло выдающегося расцвета и повлияло на весь западный мир.

Развитие клинка зависело от уровня техники. Так, в начале античного периода использовался только короткий меч, сходный с паразониумом (лат. parazonium) древних (рис. 251). От Италии и Испании к северу в погребениях IV и V веков обнаружены мечи с очень похожими рукоятями и короткими клинками. Клинок такого меча в среднем 45 см длиной, чаще всего выпуклый, обоюдоострый, ко второй трети своей длины расширяется (благодаря чему увеличивалась мощь удара), а затем снова сужается, заостряясь к концу.

 189    Knight.by edition    Рис. 251. Паразониум, короткий меч, найденный у Сесто-Календе. Галлия домеровингской эпохи.

Археологический музей Миланской академии.

Рис. 252. Древнейшие саксы.

Среди германцев, перенявших меч у римлян, первоначально в ходу был только нож — сакс (нем.

Sax, старонем. — sahs, англ. — seax), служивший в домашнем обиходе, а впоследствии и в бою (рис. 252). Клинок изогнутой формы позже стал прямым. Без сомнения, такой сакс в сражении можно было метать. Однако воины считали это оружие маломощным, и, как только кузнецы научились выковывать изделия большего размера, появился лангсакс (нем. Langsax) с более длинным и тяжелым клинком, обоюдоострый шириной от 3,5 до 4 см и длиною от 40 до 60 см (рис. 253). Немного измененной его форма сохраняется в охотничьих ножах. Но и лангсакс показался германцу слишком легким, малодейственным, и в результате возник однолезвийный тяжелый короткий меч скрамасакс (нем. Scramasax). Его клинок был от 6,5 см шириной и длиной от 41 до 76 см, ширина обуха — 6-8 мм. Все эти размеры придавали скрамасаксу небывалую мощь, поэтому им действовали, обхватив длинную рукоять обеими руками (рис. 254, 255).

Короткий меч из поэмы «Беовульф» был назван брайтсаксом (нем. Breitsax), хотя, вероятнее всего, это тот же скрамасакс. Особенностью клинка скрамасакса является глубокий желобок «для стока крови» вблизи обуха. Форма скрамасакса встречается еще в IX и X веках в скульптурах византийского происхождения, например, на порфирном рельефе церкви Св. Марка в Венеции (рис. 256) и диптихе собора Хальберштадта. [178]  190    Knight.by edition    Однолезвийный рубящий меч — изобретение самих германцев, а стальной длинный обоюдоострый меч, несмотря на то что появился у них очень рано, все-таки перенят от других народов, хотя его название спата (лат. spatha) — нордического происхождения. В руках германцев он вырос и стал еще тяжелее. В ранний период его существования только зажиточные люди могли позволить себе иметь такое дорогое, трудоемкое в изготовлении оружие. Так продолжалось до того времени, пока у германцев не появились социальные разделения общества на знать и простонародье. С этих же пор уже у меровингов меч стал оружием только знатных и в продолжение всей средневековой эпохи оставался принадлежностью исключительно рыцарского сословия.

Простолюдин эпохи Меровингов носил при себе наряду с разновидностью дротика фрамеей (лат.

framea) и своеобразным метательным топором франциской (лат. francisca) еще и скрамасакс.

Среди всадников мечом мог обладать тоже только знатный человек. Для удобства конного поединка обоюдоострый клинок изготавливали длиной 60-70 см. Именно такие мечи Меровингов примерно 580 года принято считать первой формой меча для всадника. Они отличались широким навершием с приплюснутой верхушкой и небольшой прямой крестовиной. В ножнах с устьем, обоймицей и наконечником, а также в форме и технике украшений знаменитого меча Хильперика (539—584) из собрания Лувра узнает восточное влияние (рис. 257).

Рис. 253. Лангсакс.

Рис. 254. Скрамасакс с ножнами.

Рис. 255. Франкский скрамасакс в ножнах. Длина однолезвийного клинка 34 см, ширина 7 см;

рукоять длиной 17,25 см почти целиком разрушена;

кожаные ножны со стороны лезвия имеют лопасть, за которую меч прикреплялся к поясу. Найден при раскопках у крепостных ворот в Андернахе на Рейне. Рейнский провинциальный музей, Бонн.

Рис. 256. Меч в ножнах. С порфирного рельефа, изображающего обнявшуюся княжескую чету;

рельеф якобы из Птолемея, вероятно — византийский. X в. Церковь Св. Марка в Венеции.

 191    Knight.by edition    Свидетельством непрерывного восточного [179] влияния служит письмо Теодориха Великого (454—526) своему шурину, королю вандалов Тразамунду (496—523), где он благодарит за присылку оружия, клинки которого гладки и блестящи, как зеркало, украшены чудесным узором в виде завитков — «червячков».70) Это и первое свидетельство о дамасских клинках. Несомненно, оружие изготовлено в мавританских мастерских северного побережья Африки. И позднее поэты воспевали подобные «червячковые» клинки. Из находки в захоронении короля Хильперика, относящейся, по-видимому, к VIII веку, следует, что и у лангобардов были в ходу длинные мечи.

Два найденных клинка — широкие, плоские, в среднем 75 см в длину и с тупым острием.

Рукоятки короткие, римской формы.

Что касается рукоятей, то, кроме упомянутой формы, и у северных народов, и у германцев и франков встречается совсем иная, без сомнения, еще более древняя. Такая рукоять чаще всего из бронзы, очень короткая, разделена на поперечные звенья, а нижняя часть завершается шайбой.

Подобные мечи, видимо, были обычными в то время. Переход к рукояти с маленькой крестовиной произошел, предположительно, только в VII веке (рис. 258).

Рис. 257. Меч в ножнах, навершие, крестовина и оковки ножен — из золота, украшены красной перегородчатой эмалью;

длина клинка 48 см. Найден в гробнице короля Хильперика (ум. 584).

Реставрирован современными специалистами. Лувр, Париж.

Рис. 258. Франкский меч, рукоять окована железом;

длина клинка 85 см. Найден при раскопках на горе Кирхберг под Андернахом. Рейнский провинциальный музей, Бонн.

С VI по VII век произошел мощный взлет производства клинков на Востоке. Это доказывается отличным качеством стали и превосходной выделкой найденных экземпляров, в которых с настоящим мастерством выбран дол (рис. 259). Примечательно, что большинство клинков с V по VII век имели закругленные острия — доказательство того, как мало значения в способе борьбы придавалось уколу. Рукояти VII века еще удивительно короткие, едва рассчитанные на кулак.

Навершие приняло форму полудиска, а крестовина была прямой и короткой. Клинок — 85 см длиной и более. Такими их можно увидеть в Золотой псалтыри и других рукописях VIII века, а также и в сохранившихся образцах (рис. 260). Меч возник как орудие нападения, и в его устройстве на первых порах не предусматривалась защита руки. Поэтому самые ранние мечи если и имели, то очень [180] короткую крестовину или диск (рис. 261). Только с развитием фехтования стали думать о способе защиты руки и подходящей для этого форме рукояти, а фехтовальное искусство, как известно, восточного происхождения и распространилось в Европе только во времена первого крестового похода.

 192    Knight.by edition    Рис. 259. Меч времен Каролингов, с окованной серебром рукоятью и серебряной овальной крестовиной;

клинок имеет дол по всей длине. Собрание графа Ньюверкерке.

Рис. 260. Меч с ножнами и перевязью. С миниатюры из Библии Карла Лысого (король в 860—875).

Рис. 261. Меч святого Стефана, короля Венгрии (ок. 970/975—1038). Рукоять и полукруглая с плоским верхом крестовина из слоновой кости украшены раннероманским растительным орнаментом;

на плоском клинке длиной 109 см заметны следы надписи. Нач. XI в. Сокровищница собора Св. Вита в Праге.

Укрепление германо-галльской государственности при Карле Великом вызвало необычайный подъем искусств и ремесел, чему немало способствовали и контакты с Востоком. Восточное влияние делается отчетливым в изготовлении клинков. Приезжавшие из Сирии ремесленники и кузнецы были столь же усердными, сколь и умелыми мастерами. Сначала они развернули свою деятельность на побережьях Сицилии и Испании. Заказчики хорошо платили им за работу. В результате в Европе уже в конце VIII века появились клинки, выполненные с таким искусством, какое в христианских странах не могли превзойти вплоть до XV столетия. В Национальной библиотеке Парижа есть миниатюра в рукописи второй половины XI века, изображающая предводителя франков с мечом (рис. 262). Меч имел рукоять в форме кубка, прямую крестовину и очень длинный клинок с долом до острия. Внутри дола можно разглядеть линии и точки, обозначающие, вероятно, отверстия — так называемые «скважины для яда» (нем. Giftzuge, фр.

alemelles a fenetres), до этого встречавшиеся только на мавританских клинках XIV века. На ковре из Байе видны клинки непомерной длины у знатных особ и короткие, около 60 см, — в руках простых воинов. Навершия имеют форму полудиска, рукояти снабжены короткими прямыми крестовинами и сами [181] поразительно коротки (рис. 263, 264). Немного позднее встречаются дискообразные навершия в сочетании с крестовинами, изогнутыми книзу (рис. 265, 266, 267, 268).

Навершия такой формы предназначалось не только для того, чтобы предотвратить соскальзывание руки, но и служило противовесом тяжелому длинному клинку. По этой причине они со временем становятся все массивней и тяжелее. В XII веке меч всадника и оружие пехотинца тоже резко отличались, поскольку человек низкого звания вообще не имел права обладать мечом. Даже в Италии, где к простолюдину относились не столь пренебрежительно, он мог вооружаться только пикой или копьем. Экипировка у венецианской милиции вплоть до XIII века не предусматривала меча. В конце этого столетия на клинках появляются гравированные клейма, в которые вбито золото или серебро — простейший вид тауширования.

 193    Knight.by edition    Рис. 262. Меч. Из рукописи второй пол. XI в. Национальная библиотека, Париж.

Рис. 263. Формы мечей, изображенных на ковре из Байе, кон. XI в.

Рис. 264. Рукоять норманнского меча, ковер из Байе, кон. XI в.

Примером переходного времени на границе двух веков — XI и XII — служит так называемый «меч святого Маврикия» из императорской сокровищницы в Вене. Несмотря на приписанное ему легендарное происхождение, он датируется эпохой Конрада III (1093—1152 гг.). На другом клинке с долом тауширован серебром Иерусалимский крест;

рукоять из позолоченного серебра, на грибовидном навершии — латинские надписи. Немецкий церемониальный тронный меч из того же хранилища изготовлен при Генрихе VI (род. 1165, правил: 1190— 1197) в сицилийских мастерских (рис. 269). На клинке с плоским долом тауширован золотом крест. Рукоять и крестовина украшены эмалью и жемчугом, ножны изготовлены так, как об этом говорит монах из Санкт-Галлена: «Надлежит мечу быть, во-первых, в ножнах (из дерева), во-вторых, обернутым в кожу, в-третьих — в белейшее, светлым воском навощенное [182] полотно, так, чтобы он, с блистающим посередине крестиком, надолго был сохранен для уничтожения язычников».

 194    Knight.by edition    Рис. 265. Меч императора Генриха II Святого (1002—1024). По рисунку в его требнике, прежде находившемся в сокровищнице Бамбергского собора. Королевская библиотека в Мюнхене.

Рис. 266. Меч Вильгельма II Рыжего, короля Англии в 1087—1100. С миниатюры из Кентерберийской Библии. Библиотека святой Женевьевы.

Рис. 267. Меч Жоффруа I, герцога Нормандского. С изображения на эмалевой пластине, ок. г. Музей в Ле-Мане, Франция.

Рис. 268. Воин с мечом. Миниатюра из рукописи конца XII в. Королевская библиотека, Гаага.

В XIII веке на клинках часто можно было видеть длинные гравированные или таушированные надписи готическими и латинскими заглавными [183] буквами, а также клейма с инициалами мастеров. Надписи содержали молитвенные, религиозные изречения, так называемые «благословения оружия», или магические заклинания (чаще на мечах из Пассау).

Со времен Каролингов меч имел высокое значение для свободного человека. Ему поклонялись, окружали романтикой волшебства и магии и давали ему, как живому существу, имя. Меч Роланда, выкованный кузнецом Мадельгером из Регенсбурга, назывался «Дюрандаль» (Durandel), меч Карла Великого «Жуайоз» (Joyuse), меч Турпена «Альманс» (Almance), меч Ганелона «Мюлажир»

(Mulagir), меч мавританского короля Палигана «Пресиоз» (Preciose), меч Вильгельма Оранского  195    Knight.by edition    «Шойс» (Schoyuse, Joyeuse), а меч Зигфрида — «Бальмунг» (Balmung). Главный из мечей, наделенных именами в легенде о короле Артуре, — его меч Эскалибур (Caliburn). Его изготовили на острове Аваллон, где владычествовала фея Моргана, и, согласно преданию, им стал владеть потом Ричард Львиное Сердце.

Рис. 269. Церемониальный меч, из германских коронационных драгоценностей. Изготовлен при императоре Генрихе VI (1165—1197). Мавританская работа, Сицилия. Навершие более поздней работы, XIV в. Императорская и королевская сокровищница в Вене.

Чтобы возвысить значение меча для идеи христианства, в головку вправляли святые реликвии, и этот набожный обычай сохранялся вплоть до XIV века. Не только христиане, но и арабы высоко почитали свой меч, а у мавров он был настоящим предметом культа.

У арабов почитание меча относится, несомненно, еще к домагометанским временам. Самым большим богатством пророка Магомета, по арабским источникам, были 10 мечей, среди которых — знаменитый Зул-Фикар («Пронзающий»), превозносимый больше других. Как рассказывает Альбуфеда, Магомет добыл его в битве при Бедре с Момбасом аль Хайахи, сыном Альзахамитама.

Каждый из десяти взятых в этой битве мечей был наречен своим именем. Зуль-Фикар имел удивительным образом раздвоенный клинок, поэтому позднее его обозначали значком Y.+) В Германии XII века навершия украшали гербами (рис. 270), в Италии и Франции — надписями или именами, и этот обычай сохранялся до XV века включительно.

В конце XII века рукояти кавалерийских мечей удлиняются (рис. 271). Трудно было действовать клинком 80-90 см длины одной рукой, поэтому появляются рукояти в полторы руки (нем. zu anderthalb Hand). Еще редкие в ХIII [184] веке, они становятся характерными для рыцарских мечей в XIV столетии. Длинные мечи вплоть до этого времени носили без ножен, на ременной перевязи.

Существовало два способа ношения меча всадниками. Рыцарь носил его на поясе слева, а другие сословия, когда без оружия нельзя было обойтись (например, купец во время пути), притороченным к седлу справа. С середины XIII столетия появляются мечи, у которых клинок резко суживается от рукояти к острию, а вместо дола имеет ребро. Как правило, они применялись сначала в пешем бою, а затем, в Италии, — и всадниками. Заостренная форма клинка говорит об изменении способа борьбы: стало возможным наносить уколы острием в отверстия доспехов и открытые участки тела. Ножны в это время — деревянные, с металлическим прибором, украшенным чеканкой. В XIV веке клинки вслед за доспехами приобрели особую крепость.

Боевые клинки все чаще снабжены ребром вместо дола, а остроугольная их форма позволяет уменьшить тяжесть оружия. Цели, для которых предназначался меч, определяли форму его клинка: у мечей парадных и «на каждый день» она была разной. Последние, как правило, были легкими, удобными, короткими, рассчитанными на поединок на близком расстоянии. Так, в начале XIV века в Испании и в Италии наряду с дорогим мечом появляется «гражданское оружие» (нем.

Hauswehre), служившее и рыцарю, и горожанину, и крестьянину (рис. 272, 273).

 196    Knight.by edition    Рис. 270. Двуручный меч, рукоять обтянута кожей и железной проволокой;

на клинке более ранней работы, длиной 151,5 см, можно прочесть надпись заглавными буквами, сделанную в XV в.: «GENANNT HERR DIETRICH VON BERNS SCHWERT» («Меч господина Дитриха из Берна»).

XIV в.

Рис. 271. Меч Конрада Тюрингского, ландграфа Гессенского, рыцаря Немецкого (Тевтонского) ордена, его надгробия. 1241 г.

Вплоть до XIV века принятая в Германии форма меча встречалась [185] и во Франции, и в Англии.

Но затем усилилось итальянское влияние из-за распространения из Болоньи, Венеции и Флоренции искусства фехтования, которое очень быстро стало развиваться во Франции и Германии. Странствующие по Европе последователи итальянских фехтовальных школ — Братства Марка, Фехтовального братства и др. — определенно повлияли на изменение облика меча. В году мастера фехтования перечислены среди «гладиаторов» в немецких городах. В 1380 году их стали называть Fechter — поединщиками, откуда и произошло слово — фехтование (Fechten), а император Фридрих III (1425—1493) даровал им в 1487 году привилегию именоваться «мастерами меча». Серьезнейшие показательные бои (вплоть до пролития крови) назывались «Bluet-Ruer Fechten». Странствующих мастеров принято было называть свободными поединщиками (нем.

Freifechter). В XVI веке появляются фехтовальщики (нем. Federfechter), у которых вместо меча в руках уже шпага и дага. Во Франции, где изготовление оружия сосредоточилось в руках итальянцев, поэтому обычно в XIV веке в ходу был меч с коротким заостренным клинком, имеющим ребро, и длинной рукояткой. Такие мечи называли бордоскими, по месту их изготовления. Наряду с этим сохранялся длинный немецкий кавалерийский меч, рукоять которого видоизменялась по итальянскому образцу (рис. 274, 275, 276, 277).

 197    Knight.by edition    Рис. 272. Венецианский гражданский меч, клинок длиной 78 см с именем Кальмана Книжника, короля Венгрии в 1095—1114, работы XIV в.;

рукоять из слоновой кости, вырезанная в форме бивня нарвала, и металлическое позолоченное навершие в восточном стиле — кон. XV в.

Рис. 273. Меч с «кольцом для цепочки», рукоять из рога окрашена в зеленый цвет, с заклепками в качестве украшения;

клинок длиной 91 см;

пятка клинка украшена золочением под цвет сангины с изображением герба Хоэнэмбсов;

ножны из тисненой кожи, с гнездом для ножа. Италия. Сер.

XIV в.

Так сформировались навершия «лапчатой» формы, а изогнутые, тонко члененные крестовины и приборы ножен выполнялись уже вполне в духе раннего Ренессанса (рис. 278).

В оружейном производстве, где до сих пор доминировал Восток, теперь на первые места выступают Толедо, Пассау и Брешиа. Если Толедо обязан своей славой маврам, то Пассау,[186] оружейный центр послеримской эпохи, возвысился благодаря искусству немецких оружейников.

Брешия, ковавшая оружие еще этрусскам, в позднеримское время находилась под началом Департамента вооружений (лат. decurio armamentarii), которому подчинялись мастерские Фриули, Штирии и Каринтии и откуда снабжались оружием легионеры на Рейне, на Дунае, в Паннонии. В XIII столетии Брешия благодаря своим поразительным успехам могла претендовать в оружейном деле на первое место.

 198    Knight.by edition    Рис. 274. Кавалерийский меч, эфес с защитными кольцами и дугами по итальянскому образцу;

на клинке длиной 108 см высечены украшения. Германия. Ок. 1530 г.

Рис. 275. Кавалерийский меч, эфес с защитными кольцами и перекрестными дужками;

клинок и оправа миланской работы — длиной 112 см. Оружие кавалериста из армии курфюрста Альбрехта Баварского, как явствует из герба, выбитого на клинке. Ок. 1540 г.

Рис. 276. Легкий кавалерийский меч, гарда снабжена простым защитным кольцом с пластинкой и колечком для большого пальца;

клинок изготовлен в Брешии, его длина — 107 см. Италия. Ок.

1510 г.

Рис. 277. Итальянский кавалерийский меч, с «лапчатым» навершием и S-образной крестовиной.

Кон. XV в. [187] Несмотря на то, что меч с VII века и даже раньше был излюбленным предметом художественного украшения, это касалось единичных экземпляров. Основная масса мечей была сработана неуклюже даже в тех случаях, когда отличные клинки заслуживали более тщательной отделки. И только в XIV веке, благодаря итальянцам, рукояти приобретают более тонкую, совершенную форму. Навершия радуют глаз красотой и разнообразием, сама рукоять обтягивается проволокой или оплетается сеткой из шелкового шнура;

крестовина чаще изогнута. В конце столетия в Испании появилось добавление в виде пальцевых дуг — т. н. «ослиная подкова» (нем. Eselshuf, фр.

pas d’ane), достигшая затем у испанцев и итальянцев чрезмерной величины. Кожаные ножны сохранили металлический прибор, наконечник их иногда имел V-образную форму. Металлические  199    Knight.by edition    устья на ножнах в это время делались только на Востоке. Для защиты клинка от сырости верхний край ножен часто вырезался в виде клапана (рис. 279).

Рис. 278. Парадный меч Филиппа Красивого, короля Кастилии (1478—1506). Рукоять из позолоченной латуни, местами ажурная и обтянутая красным бархатом;

остроконечный клинок длиной 74 см;

на нем позолоченная гравировка — герб и эмблемы папы Юлия II (Джулиано делла Ровере, 1443—1513). Римская работа. Нач. XVI в.

Рис. 279. Меч в ножнах и с перевязью «рыцаря Лебедей» из рукописи миннезингеров. Сер. XIV в.

Национальная библиотека, Париж.

Рис. 280. Меч в ножнах и с перевязью, времен короля Иоанна II Французского (1350—1364).

Первая форма перевязи с петлей, на итальянский манер. С барельефа церкви Сен-Ле, Париж.

Подвеска из узких ремней, соединяющих ножны с поясом, обычно была без оковок и часто снабжалась пряжкой. Прикреплялся меч на первых порах очень просто: широкий ремень портупеи, суженный на одном конце, пропускался через прорези и завязывался. Но это было таким долгим и неудобным процессом, что воины предпочитали [188] накручивать ремни на руку и так нести меч.71) Когда в XIII веке в употребление вошли низко сидящие рыцарские пояса, мечи стали носить подвешенными к ним за кольца. В XIV веке ремни крепили с помощью пряжек, крючков, а ножны привязывали (рис. 280). В начале XVI века входят в употребление, появившись из Италии, шпажная лопасть (нем. Taschen, ит. pallette) в виде «сумки», в которую вставлялись ножны. К середине столетия перевязи состояли из узких ремней от двух до шести, застегнутых  200    Knight.by edition    пряжками и подвешенных на крючке к поясу. От них узкий ремень протягивался спереди до пояса, чтобы вся эта конструкция не болталась при движении (рис. 328). Такой вид подвески сохранялся приблизительно до XVII века, а затем стал принят французский способ ношения оружия на перевязи через плечо. Лопасть сначала сохраняла свой облик, а потом, к концу столетия, превратилась в так называемый шпажный карман (нем. Steckkuppel).

С XII века, как мы уже говорили, стало очевидным, что меч, предназначенный только для удара, — малодейственное оружие. Поэтому клинки начали делать с заостренным концом, колющими.

Однако когда в XIV веке плечи, нижняя часть груди и суставы рук были усилены металлическими пластинками, это изменение формы клинков стало недостаточным: они были все-таки слишком широки, чтобы проникнуть в щели доспеха. В результате в конце XIV века появился «меч протыкатель» (нем. Bohrschwert, Porschwert, старонем. perswerte, pratspiesse, рис. 281). Он имел вид длинного, трех- или четырехгранного шила с тупыми гранями и предназначался только для укола. Острие таких клинков имело, как правило, невероятную твердость. Форма «протыкателя»

видоизменилась в XVI веке в облегченный колющий меч кончар — «протыкатель доспехов»

(нем. Panzerstecher), исчезнувший в Западной Европе во второй половине XVI века. Его место заняла вошедшая в моду испанская колющая шпага (нем. Sto?degen). В этот период колющее оружие существенно потеснило оружие рубящее. Даже итальянская пехота около 1560 года имела кончары наряду с двуручными боевыми мечами, кстати, тоже двуручные и порой громадного размера. В Турции, Венгрии и Польше, где еще до конца XVIII века носили кольчужные доспехи, часть конницы вооружалась кончарами, которые подвешивались на левой стороне седла между сумками и составляли часть конного снаряжения. Кроме того, всадники имели сабли.

Немецкое рыцарство, невзирая на быстрое (благодаря итальянскому и испанскому влияниям) изменение видов оружия, сначала строго придерживалось формы старого кавалерийского меча с полутораручной рукоятью, с длинным и в меру широким клинком в стиле поздней готики (рис.

282). Рукояти с замечательным мастерством покрывались резьбой и иными средствами декоративного украшения: эмалью, финифтью, гравировкой. Все чаще в отделке мечей принимают участие золотых и серебряных дел мастера, резчики по слоновой кости и т. п. На кавалерийском мече появляется [189] Рис. 281. Колющий меч, клинок граненый, в готическом стиле;

рукоять обтянута кожей;

крестовина повреждена. Германия, ок. 1500 г.

 201    Knight.by edition    Рис. 282. Полутораручный меч императора Максимилиана I. Итальянский клинок длиной 92 см, относящийся к XIV в., позднее украшен изображением герба (стропило в поле щита), выполненным в технике позолоты;

рукоять из рога, с позолоченными оковками и щитком, обитым листовым металлом;

кожаные ножны венгерского типа, с позолоченным прибором.

серединный щиток (нем. Mitteleisen) — кусок кожи, разделенный на два широких лепестка. В отверстие в центре вставлялась рукоять таким образом, чтобы лепестки с обеих сторон покрывали пятку на клинке у хвостовика. Внешние стороны лепестков часто украшались латунными гвоздиками или полностью обивались латунью. Щиток предохранял хвостовик от сырости и ржавчины (рис. 282). Эту деталь можно встретить и в XIV, и в XVI веке. Клинки украшались разнообразной гравировкой, таушировались золотом, серебром, медью или латунью и были позолочены.


Около пятки принято было ставить клейма мастерских, иногда встречались имена или монограммы отдельных мастеров. Одним из старейших клейм на клинках, известным уже в XIV веке, было клеймо «волк» из Пассау, громкая слава которого простиралась даже на Восток. К сожалению, «волк» многократно подделывался (рис. 283). Обычай выбивать личное клеймо мастера появился сначала в Толедо, затем в Брешии, а потом и в Нюрнберге. Пассау примкнул к ним позднее. К 1500 году таушировка личных клейм, и то в виде исключения, применялась лишь на золингенских клинках. Знак «волк» происходит от герба города Пассау, где «волк», поднявшийся на [190] задние лапы, изображен серебром в красном поле. В отрывке из старой хроники, приведенной Лебером в своем труде «Императорский цейхгауз в Вене», сообщается, что городские кузнецы получили знак волка от Альбрехта II Хромого (1298—1358). Фактически нет более ранних упоминаний этого знака. Но для маркировки клинков изображением герба не требовалось разрешения владельца данной земли, и знаком пользовались другие мастерские, прежде всего Золинген. Фигура волка выбивалась очень характерно, и ее легко можно было отличить от подделок. Епископские мастерские Пассау на своих клинках кроме волка выбивали изображение епископского посоха. Уже в XIV веке мастера Пассау умели окружить свои изделия мистическим ореолом, сопровождали изготовление клинка таинственными церемониями, чтобы он не только обладал смертоносной силой, но и делал своего хозяина неуязвимым. Этому служили вырезанные на нем изречения, заклинания религиозного и кабалистического содержания.

Аналогичны случаи использования суеверий у оружейников Индии, Китая и Японии. «Волчьи»

клинки и их таинственная сила были известны туркам, необычайно ценили это оружие и итальянские воины, очень склонные к такого рода поверьям.

Рис. 283. Образцы клейма «волк» из Пассау, выгравированы и инкрустированы латунью. XIV—XV вв.

(В книге — сверху вниз, здесь — слева направо. OCR) Теперь рассмотрим изготовление клинков на Востоке, повлиявшее в эпоху средневековья на западных мастеров. Во времена раннего ислама славились мечи индийские и йеменские, во времена крестовых походов — сирийские и дамасские. В XV веке слава и значение этих старинных оружейных центров померкли, зато возвысились Египет, Марокко, Испания — последние были знамениты уже ко времени господства вандалов.

Начиная с IX века высоко ценились хорассанские клинки из черной стали. В Толедо производство клинков возникло в раннем средневековье благодаря маврам. Абд-ар-Рахман II основал там это ремесло в 822—852 годах с небывалым успехом. Рядом с Толедо блистали в позднем  202    Knight.by edition    средневековье Альмерия, Мурсия, Гранада и, прежде всего, Севилья, а в XV веке — Валенсия, Сарагоса, Барселона и Куэльяр в провинции Сеговия.

Самое раннее из известных испано-мавританских оружий не старше XV века. Красивейшие экземпляры принадлежат Королевскому оружейному музею (рис. 284) и собранию маркиза Вильясекка в Мадриде;

в последнем хранится оружие Боабдиля. Среди известных испанских оружейников следует отметить мавра Хулиана дель Рея. До 1492 года он служил последнему мавританскому королю Боабдиля, позже принял христианство и был обласкан милостью своего крестного отца, короля Фердинанда II Католика (1452—1516). На его клейме можно разглядеть изображение, напоминающее собачку, поэтому его еще называют «perillo», однако некоторые испанские ученые сомневаются в этой версии и склоняются к тому, что [191] знак этот был не столько знаком Хулиана, сколько обыкновенным «волчком» из Пассау. Хулиан дель Рей работал сначала в Гранаде, потом в Сарагосе и, наконец, в Толедо, которому принес славу.

В Японии изготовление клинков имеет великое и славное прошлое. С древнейших времен мастер оружейник отдавал клинок заказчику без монтировки, оправу делали каждому отдельно, согласно его пожеланиям. Длинный меч катана,72) пронзающий доспехи кэн,73) короткий меч — вакидзаси74) передавались хранимыми в ножнах из ствола белого дерева кири, а черен клинка вкладывался в ручку стручкообразной формы. Вытащив два деревянных гвоздика, скрепляющих обкладки рукояти, и освободив хвостовик, можно было рассмотреть на нем клеймо мастера. К японским мечам мы еще вернемся в разделе о кривых мечах.

Искусство владения мечом постоянно усложнялось и совершенствовалось, и благодаря постепенным добавлениям приспособлений для защиты руки менялся облик всего эфеса. В старейших мечах клинок отделялся от руки короткой перекладиной, потом она выросла в крестовину. Наконец, появилось боковое защитное кольцо (нем. Faustschutzbugel), загнутая от центра крестовина вниз, сначала на одной внешней стороне, а впоследствии — с обеих сторон.

Чтобы рукоять кавалерийского меча не выскальзывала из железной латной перчатки, ее сделали более узкой и ребристой (рис. 285). В Италии впервые появилась защитная рукоятная дуга (нем.

Griffbugel), выросшая из крестовины к навершию, и на первых порах (до 1560 года) не соединявшаяся с ним (рис. 286). Впервые с середине XVI века благодаря итальянскому влиянию появились мечи с двойными боковыми кольцами под крестовиной — одна под другой, для задержки клинка неприятеля при выпаде. Вслед за этим были изобретены для защиты запястья дужки, образующие как бы корзинку (нем. Korbbugel, Spangenkorbe) на эфесе.75) Первые подобные эфесы появились в Испании, но особенный облик приобрели в Милане. В массовом количестве их изготовляли в Брешии, потом по всей Германии. Защитные пластинки (нем. Stichblatter) встречаются реже, да и то только на итальянских мечах. На Востоке их предпочитали делать дискообразной формы.

К концу XV века появляется разновидность мечей, называемых «кабаньими» (нем.

Schweinschwerter). Они представлены во многих собраниях. Служили они, как явствует из названия, для кабаньей охоты и своим возникновением обязаны большому специалисту в охотничьем деле — императору Максимилиану I. [192] Рукоять кабаньего меча сходна с рукоятью кавалерийских мечей, а клинок приблизительно на три четверти длины имеет вид стержня, затем резко расширяется, превращаясь в полосу, и заканчивается острием. Очень часто поперек клинка вставляли железный рог, загнутый концами к острию, чтобы препятствовать слишком глубокому проникновению в пасть зверя. Такого рода мечи во множестве изготовляли вплоть до середины XVI века в Германии и Испании (рис. 287, 288).

 203    Knight.by edition    Рис. 284. Мавританский меч дона Хуана Австрийского. XV в. Музей Армерия Реаль в Мадриде.

Рис. 285. Полутораручный меч, эфес с защитными кольцами и продольно-ребристой рукоятью.

Италия. Кон. XV в.

Рис. 286. Меч, известный под названием «меча с геммами». Рукоять с защитными дугами — итальянской работы;

прекрасный клинок с «канавками для яда» в трех долах — испанской работы, имеет клеймо известного оружейника Себастьяна Эрнандеса из Толедо.

В эпоху средневековья незаметна разница между охотничьими и боевыми мечами. Глядя на миниатюры, можно констатировать лишь то, что для охоты на медведей, кабанов, рысей и т. п.

брали, как правило, длинные мечи, а во всех остальных случаях, особенно на соколиной охоте, предпочитали короткое, заостренное итальянское оружие. Только в 1470 году в Бургундии входят в моду длинные, особенной формы охотничьи мечи (нем. Jagdschwerter). Рукояти охотничьих мечей времен Максимилиана I не имели защитных дужек, были полутораручными, иногда навершие имело форму клюва. Клинок, обязательно однолезвийный, в среднем имел длину 85 см.

Характерными [193]  204    Knight.by edition    Рис. 287. Кабаний меч. Эфес украшен травлением и позолотой;

рукоять и ножны оплетены шнуром;

клинок длиной 85,7 см, без крюка, имеет долы, в которых вытравлены и позолочены строки молитв Богоматери. Нач. XVI в.

Рис. 288. Кабаний меч. Железный эфес с защитными кольцами;

рукоять украшена вставками из дерева и кости в шахматном порядке;

в клинок вставлен вывинчивающийся металлический крюк.

Меч принадлежал императору Максимилиану I. Германия. Ок. 1510 г.

для охотничьего меча были ножны с гнездами, где хранились инструменты — нож режущий, нож для разделки туши, шило для отделения жил. Дополнительные отделения в ножнах с XIV века появляются и на ножнах боевых мечей, включая гнезда для столовых приборов.

В начале XVI века охотничий меч претерпел быструю метаморфозу: клинок укоротился, стал легче, превратившись в конце концов в охотничий нож (нем. Jagdmesser) XVII века и олений меч (нем. Hirschfanger, рис. 289). Как уже отмечалось, в начале XIV столетия одна из форм меча появилась из необходимости личной защиты в повседневной жизни — гражданский или, как его еще называли, крестьянский меч (нем. Bauernwehren). Он удобен для схватки на близком расстоянии, часто очень короток;

клинок его предвещает переход к сабельному. В разорванной на враждующие партии Италии XIV века аналогичное гражданское оружие называлось «воловий язык» (нем. Ochsenzungen, англ. anelace, фр. langue de boeuf, um. pistos). Этот отголосок позднеантичного паразониума сформировался в Венеции и Флоренции и поразительно быстро распространился по всей Италии, Франции, Бургундии, а затем полюбился жителям немецких городов. В XV веке Верона стала главным местом изготовления «воловьих языков». В ней и в Венеции они назывались еще «пять [194] пальцев» (ит. cinque dita), т. к. ширина клинка у пятки точно соответствовала ширине ладони (рис. 290).

 205    Knight.by edition    Рис. 289. Охотничий меч, с перевязью, охотничьим рогом, поводком для собаки и ягдташем для мелкой дичи;

железные части меча украшены изысканной резьбой и частично позолочены;

перевязь из зеленого бархата носилась через плечо. Вторая пол. XVII в.

Рукоятка с навершием в форме диска сделаны из одного куска, крестовина изогнута дугой к очень широкому клинку длиной 35 см, который резко сужался к острию и имел долы. До некоторой степени «воловий язык» напоминает кинжал. Подобную форму имели и самые простые, топорно сработанные, и утонченно и богато отделанные экземпляры.


Временами встречаются формы клинков, родившиеся скорее из фантастических видений, нежели из практических соображений. Их датируют концом XV века и называют «пламенеющими» (нем.

geflammten Klingen). Впрочем, происхождение их более раннее. В захоронении дохристианской эпохи у Менсбруха в Гессене в году был найден немецкий меч с подобным клинком.76) Так что при поверхностном взгляде на эту находку можно сказать, что она идентична поздним формам, которые в этом случае нельзя рассматривать как результат сложной эволюции. Применение «пламенеющего» меча в раннесредневековое время было соответственно столь же широко, как и в XVII веке, хотя в войсках ландскнехтов им отдавалось предпочтение, особенно — двуручным.

Наемники-ландскнехты считали «пламенеющий» меч воплощением воинственности.

С появлением двойных боковых защитных колец происходит некоторое изменение в конструкции клинка. Часть его — от крестовины до нижней дуги — оказалась закрытой. Поэтому этот участок клинка не нуждался в затычке, в этом месте он был сужен и получил название рикасо (ит. ricasso) или пятка (нем. Fehlscharfe).

Пятка была тем самым местом, где мастера [195] выбивали свои клейма. Первые клинки такого типа появились в конце XVI века из Испании, а потом их стали изготавливать повсеместно, особенно много — в Милане, Брешии и Беллуно (рис. 291). Как мы увидим дальше, эти пятки гораздо более присущи шпагам, нежели мечам.

 206    Knight.by edition    Рис. 290. «Воловий язык», или анелас. Рукоять из позолоченной латуни с резьбой и полудрагоценными камнями;

на клинке — вытравленное и позолоченное изображение Геркулеса;

на приборе ножен и клинке — французский герб, окруженный трофеями. Конец XVI в.

Царскосельский арсенал.

Рис. 291. Хвостовик и пятка клинка со скважинами в «желобке для стока крови» и выбитым клеймом Хуана Мартинеса из Толедо. Кон. XVI в.

В вооружении простых воинов XV и XVI веков, кроме испанских и итальянских, меч не играл главной роли. У швейцарцев, французов и немцев на первом месте было древковое оружие. В редких случаях, когда пиками неудобно было биться в тесной схватке, итальянцы и французы брались за короткие мечи (иногда с клинками сабельной формы), а швейцарцы — за тяжелые рубящие ножи, или использовали так называемое «короткое оружие» (нем. kurze Wehren) или «швейцарские шпаги» (нем. Schweizerdegen). В армии ландскнехтов в начале XVI века для этой цели сформировался меч ландскнехта (нем. Landsknechtschwert). Он имел короткую рукоятку с веерообразно расширенным навершием, длинная крестовина была изогнута в виде горизонтальной буквы «s», концы которой завершались шишечками. Иногда такой меч снабжался защитной дугой, изогнутой к навершию. Клинок его — широкий, 50-54 см длиной, большей частью с закругленным острием. Кожаные ножны нередко имели отделения для ножей и принадлежностей (рис. 292).77) Ландскнехт носил свой меч на поясе слева, а с правой стороны сзади — кинжал. С 1570 года под итальянским влиянием в немецкой императорской армии сформировался тип меча с вытянувшимся клинком и ажурным корзинчатым эфесом. В венецианской пехоте, набранной по большей части из далматских славян, появляется меч скьявона (ит. schiavona — славянский). Он получил широчайшее распространение в других армиях к 1580 году, поступая из Брешии и Серавалле. [196] Скьявона с длинным клинком была принята конницей, и при Фердинанде II — кирасирами (рис. 293).

 207    Knight.by edition    Рис. 292. Ландскнехтский меч императорского полевого полковника Ульриха фон Шелленберга (ок. 1487—1558). Латунная рукоять позолочена;

кожаные ножны имеют гнезда для восьми ножей и шила;

на рукоятках ножей выгравированы миннешпрухи (любовные изречения).

Германия. Ок. 1520 г.

Рис. 293. Итальянский меч, т. н. скьявона. Эфес с двойной корзинкой и скобкой — переход к сабельному;

клинок без пятки, имеет длину 85 см, сделан в Брешии;

кожаные ножны с железным наконечником без устья — венгерской формы.

В полках ландскнехтов имелось характерное оружие — двуручный меч (нем. Bidenhander, Schlachtschwert), который по величине и тяжести требовал немалых проворства и силы от своего хозяина. Этот меч — развитие швейцарского боевого пехотного меча XIV века. Швейцарцы сумели внушить такое почтение к этому оружию, что другие государства желали, дабы не отстать, иметь подобное. Самые старые немецкие мечи такого типа принадлежат к XV веку (Мейрик относит их появление к концу правления Генриха V (1387—1422), т.е. около 1420 года). В полках ландскнехтов они приобрели свой типичный вид. Рукояти с одним или двумя поясками достигали в среднем 60 см длины. Железные крестовины нередко богато украшены, закручены на концах в виде улиток и с обеих сторон снабжены мощными кольцами для защиты пальцев, иногда с пластинками между ними.

 208    Knight.by edition    «Двуручники» почти никогда не имели ножен, ландскнехты носили их на плече с открытыми клинками, поэтому участок клинка от защитных крюков до крестовины обтягивали кожей (рис.

294).78) Число ландскнехтов, вооруженных двуручными мечами, в полку было ограничено. Они специально обучались владеть таким оружием и после этого получали звание «Мастер [197] длинного меча» и двойное жалованье. Этим испытанным людям доверялась охрана знамени и полковника. О достоинствах знаменитого меча военные люди и даже писатели той эпохи были высокого мнения, и все же успех его был ниже ожидаемого из-за его громоздкости и неудобства применения в сутолоке схватки. Тем не менее выглядевшие устрашающе ландскнехты с двуручными мечами составляли гордость полков вплоть до конца XVI века. Меч этот получил некоторое распространение и в Италии (через Швейцарию) в виде двуручного колющего меча.

Рис. 294. Двуручный меч. Клинок (длиной 127 см) такой формы называется «пламенеющим»;

пятка его обтянута кожей и снабжена защитными крюками;

рукоять обтянута плюшем и украшена (оторочена) шерстяной бахромой и помпонами;

навершие, крестовина и защитные кольца сделаны из кованого нешлифованного железа. Ок. 1570 г.

Простой кавалерийский меч еще при императоре Максимилиане I очень скоро приобрел новый вид в коннице наемников: эфесы получили защитные дужки, клинки стали уже и легче.

Итальянский тип меча также стал широко применяться в немецких войсках, мастерские Фриули и Брешии не успевали удовлетворять массовый спрос. Необходимость массового производства стала первой причиной перехода к однотипному вооружению войска79) (рис. 295, 296). У французских кавалеристов после 1550 года можно видеть эфес в виде прорезной тонкометаллической чащи;

делали такие эфесы, чаще всего, итальянцы в Южной Франции. В шотландских и английских войсках в ходу были клейморы (англ. claymore, glaymore) — полутораручные мечи с узкими обоюдоострыми клинками длиной около 90 см и рукоятями с прямыми ветвями крестовин, опущенными книзу от центра. Появилась клеймора в позднем средневековье, а исчезла только в начале XVII века. Поскольку в это время шотландские всадники были вооружены похожими на скьявону мечами, которые они, заметим, носят и по сей день, клейморы заменили на скъявону. У шотландцев она снабжена тяжелой ажурной «корзинкой» из железа, выстланной изнутри кожей (рис. 297). В двадцатые годы XVI [199] века, в ту эпоху, когда война стала явлением привычным, обыденным, появилась тенденция использовать клинки в несколько других целях, кроме боевых.

Например, уже около 1520 года всадники использовали меч, у которого одна из граней превращена в пилу и могла применяться для распиливания дерева. У других клинков на обеих гранях был вырезан календарь, они так и назывались — календарные. Попадались клинки, обладавшие округлыми выемками различной формы80) — вероятно для того, чтобы ночью  209    Knight.by edition    определять на ощупь очередность чтения молитв, как по четкам;

их называли мечи с клинками «Отче наш».

Рис. 295 Меч венецианского лучника. Эфес железный, с дужкой, отходящей от крестовины, и защитным крюком;

длина клинка 70 см. Работа Серавалле. Ок. 1520 г. Арсенал Венеции.

Рис. 296. Итальянский пехотный меч. Эфес железный, с зищитной дутой и ветвями;

длина клинка 78 см. Работа Андреа Феррары из Беллуно. Ок. 1530 г. Арсенал Венеции.

Рис. 297. Шотландские мечи.

a) Клеймор с железной рукоятью. XVI в.

b) Шотландский палаш с железным эфесом. XVIII в.

В итальянской и французской пехоте приблизительно к середине XV века приняты короткие боевые мечи с клинками, [199] сходными с клинками меча ландскнехта (рис. 298), только рукояти и способ ношения этих мечей были иными. По большей части они лишены «S»-образной крестовины и имеют защитную дугу, загнутую к навершию. Морские солдаты вооружались особым видом короткого меча (чаще венецианцы, чем генуэзцы), клинок которого был широким и плоским не более 60 см в длину (рис. 299). У гарды щиток был только с одной стороны. Эта форма меча сохранилась с несущественными изменениями вплоть до XVIII века, и похожую на нее можно видеть еще и сегодня на стенах батарей* наших военных кораблей.

 210    Knight.by edition    Пришло время вспомнить и так называемый меч правосудия (нем. Richtschwert), который, хотя и не служил военным целям, все же относится к оружейной теме и нередко встречается в коллекциях. Старейшие мечи этого назначения, известные нам, датируются концом XIII века. Они принадлежали городским общинам, вершившим правосудие. Форма клинка осталась неизменной до XVIII века. Он очень широкий, ровновыпуклый, закругленный у острия, где временами делалось отверстие, служившее для того, чтобы вешать меч на стену.81) По сообщениям некоторых специалистов, палачи вкладывали в это отверстие свинцовую пулю и увеличивали тем самым силу и тяжесть удара. Эти сведения относятся, правда, только к XVIII веку. Более ранние авторы сообщают о мечах правосудия, снабженных полостью, до половины заполненной ртутью. При ударе ртуть с силой стремилась к острию и значительно повышала его мощь (автору среди множества виденных мечей правосудия такой ни разу не попадался).

Большинство мечей правосудия несли на себе надписи и символы, сообщавшие об их печальном предназначении. На клинках изображали виселицу, колесо для четвертования, распятие, страдающую Богоматерь, Святую Екатерину и прочие. Нередко писали имя палача с датой, потом подходящие цитаты из Библии и вирши с моралью, например:

Если я сей меч подымаю, То грешнику вечной жизни желаю;

Смертельным ударом моим поражен, В небесное царство отправится он.

Или:

Нашедший это потеряет прежде, чем найдет.

Купивший это ограблен будет прежде, чем купит.

Тот, кто умрет еще прежде, чем состарится.

И т. п.

Рукоять такого меча была на два полных захвата, в ранних экземплярах иногда снабжалась бубенчиками. Если меч правосудия имел ножны (что было далеко не всегда), то к ним прилагались дополнительные отделения, [200] содержащие 2-3 ножа, которые служили для особых способов смертной казни.

Как и у остальных видов наступательного оружия, у мечей и шпаг во второй половине XVI столетия прибавляется огнестрельное приспособление. Колесный замок лежал на пятке клинка. В сражениях их использовали редко, а вот на празднествах, турнирах и т. п. они очень кстати прибавляли шуму.

В «Книге турниров» Ганса Франколина Младшего, вышедшей в Вене в 1560 году, есть описание праздника, устроенного в тот год императором Фердинандом I (1503—1564), и на таблице IV изображен художником Гансом Лаутензаком конный латник, разряжающий во время перестрелки свой огнестрельный меч.

К концу XVI века у немецких кавалеристов появились мечи с необычно короткими и широкими клинками, в то время как в руках итальянцев были длинные мечи с «корзинчатым» эфесом, что  211    Knight.by edition    говорит, уже о переходе к шпаге. Немецкая пехота тех времен довольствовалась узкими мечами, рубящими шпагами с клинками непомерной длины.

Рис. 298. Итальянский пехотный меч. Эфес с защитной дугой и одним защитным кольцом.

Вторая пол. XVI в.

Рис. 299. Меч с рукоятью кинжального типа. Рукоять из латуни;

короткая крестовина оканчивается бубенчиками;

на рукояти — грубо гравированное изображение святой Екатерины и дата — «1401»;

на клинке выгравированы виселица и колесо. Германия.

Рис. 300. Персидский меч, с джирадом (дротиком), в кожаных ножнах;

клинок из тонкой хорасанской стали. Форма меча указывает на XVI в.

В отделке клинков с начала XVI столетия появилось существенное новшество — техника травления металла. До этого встречались только гравированные клинки. Способ воронения и украшения золотой финифтью был заимствован из Италии. Кроме того, применялось термическое окрашивание клинков в красный и фиолетовый цвета, а также вбивная и набивная таушировка.

[201] Во время Тридцатилетней войны в императорской коннице использовались довольно длинные мечи с рукоятями, сходными с рукоятью чиавоны. С началом турецких войн в кавалерийском снаряжении все более сказывалось венгерское влияние. Теперь в руках немецкого кавалериста был прямой клинок с эфесом, форма которого заимствована у старинных венгерских сабель. Для нее характерно то, что рукоять загнута вперед и укреплена сзади оковкой — спинкой;

остальные элементы — это крестовина, чашка, у самых старых экземпляров на внутренней стороне — кольцо для пальца (скобка) и, наконец, защитная дужка, часто соединенная с корзинкой. Клинки с таким же эфесом были приняты и во французской армии. Пехота вооружалась по французскому образцу коротким клинком со шпажным эфесом. После всех этих метаморфоз меч в своем характерном виде из войска исчезает.

Персам, индийцам и арабам в древности служил меч с прямым клинком, как на Западе. Разница заключалась только в форме рукояти и декоративной отделке (рис. 300). С IX века обычным оружием жителей Востока стал кривой меч, как, например, у туркменов в начале средних веков.

Только мавры упорно придерживались старой формы (рис. 291). Со времен Гаруна-ар-Рашида (763—809), т.е. с начала IX века, растет слава клинков из Хорассана, сначала на Востоке, затем и по всему миру. Еще до XVI века купцы в огромном количестве привозили их через Венецию и  212    Knight.by edition    Геную. Хорасанские клинки был темно-серого цвета и таушировались золотыми и серебряными узорами с изображениями журавлей и других птиц. Начиная с XVII века Западная Европа стала получать только сабельные клинки, главным образом из Дамаска.

  69) Автор нечетко определяет меч. В оружиеведении сейчас принято другое обозначение: меч — наступательное оружие с обоюдоострым прямым клинком длиной более 60 см, предназначенное прежде всего для рубки. Различают короткий меч 60-70 см, пригодный в основном для пешего боя;

длинный меч 70-90 см, как для конного, так и для пешего воина, и кавалерийский меч 90 см.

Однолезвенный, длинный, прямой клинок имеет палаш (прим. ред.).

70) Cassiod., Variar. lib. V. Epist. I. Gayv. Clossaire archeol. Alemelle (прим. авт.).

+) В «оригинале» меч имел два лезвия, т.е. двойную заточку. Затем кто-то написал «два клинка», и пошло... В исламском мире известны сабли с раздвоенным концом клинка — иногда раздваивается обух сабли, иногда плоскость. HF.

71) Всадники на самом деле предпочитали снимать меч, когда спешивались, но это делалось для того, чтобы меч не мешал при ходьбе (прим. ред.).

72) Катана носилась с гражданской одеждой, с доспехами носился другой меч — тати, катана и вакидзаси были парными мечами, набор этот имел название дайеё (прим. ред.).

73) Меч кэн не японского происхождения, а китайского. Это прямой обоюдоострый меч, иногда расширяющийся к острию (прим. ред.).

74) Вакидзаси — переводится как «воткнутый сбоку», что имеет двойное значение: его носили за поясом на боку и использовали для харакири (прим. ред.).

75) Вся система защитных дуг и колец, вместе с крестовиной, но без рукоятки, в оружиеведении обозначается термином гарда (прим. ред.).

76) Zentralbiatter des hist. Vereins fur Gro?erzogtum Hessen 1855, 4 (прим. авт.).

77) Ножны таких мечей часто обтягивались кошачьими шкурами, поэтому их называли «кошачьи мечи» (прим. ред.).

78) При фехтовании двуручным мечом за это место брались левой рукой для нанесения укола (прим. ред.).

79) Потребность в однотипном вооружении была вызвана оформлением новой тактики (спаянных тактических единиц, будь то терция пикинеров или эскадрон рейтаров), которая заменила рыцарский способ одиночного боя, соответственно это вызвало потребность в массовом производстве (прим. ред.).

80) Эти выемки называются ложками (прим. ред.).

*) Так. OCR.

81) Следует добавить, что конец меча мог быть тупым, т.к. его назначение не предусматривало использование для колющих ударов (прим. ред.).

 213    Knight.by edition    Кривой меч и сабля  {В книге почти все сабли были показаны рукоятью вверх. В электронной версии некоторые показаны в горизонтальном положении, лезвием вниз;

нумерация рисунков — сверху вниз. OCR} С точки зрения эффекта проникающего действия появление кривого однолезвийного меча стало шагом вперед в военном деле. Меч с прямым клинком при сильном ударе разрубает, раздробляет твердые тела, однако его проникающая способность в мягкие ткани удивительно мала. Изогнутый клинок, напротив, действует не перпендикулярно месту приложения удара, т. е. не столько дробит, сколько разрезает, проникая глубоко внутрь, поскольку форма его вторит полукружию размаха.

Кривой меч акинак (лат. acinaces) с древности был национальным оружием персов.82) Только в эпоху господства Селевкидов (312—369), с IV века до н. э. в Персии появляется греческий прямой меч. Это новшество ввел Дарий III Кодоман (336—330 до н.э.) при большом [202] сопротивлении народа, и именно по этой причине халдейские мудрецы предсказали падение Персидского царства Ахеменидов (330 г.). Невзирая на частые военные стычки с Востоком, особенно с началом крестовых походов, кривой меч не был распространен среди рыцарства Западной Европы в середине века. На Западе все-таки больше ценили боевые качества прямых клинков.

И все же на миниатюрах времен третьего крестового похода можно увидеть рыцарей с кривыми мечами.

С IV века сначала в Италии, затем у франков короткий кривой меч становится излюбленным оружием пехотинцев, не имевших, как мы знаем, достаточно эффективного защитного вооружения. Во Франции около середины ХШ века, встречался косарь (фр. fauchon) — тип ножа с расширяющимся к острию и косо срезанным от обуха клинком, т. е. вполне восточной формы. Под таким названием (оно, несомненно, происходит от слова faux — коса) это оружие существовало до конца XIV века. Затем клинок его стал длиннее и причудливее и получил название баделер (фр.

badelaire). Он сохранялся до XVII века, хотя всегда рассматривался как нож и все меньше ценился.

Очень тяжелое, однолезвийное, обоюдоострое кривое рубящее оружие называлось в Англии и Франции кракемарт (фр. craquemarts). Оно появилось наряду с баделером в XIV веке и служило морским солдатам. Его разновидность с более изогнутым, расширенным у острия и срезанным под углом клинком в позднем средневековье стали называть малкус (ит. malchus). Короткий кривой меч с клинком, подобным клинку ножа, был под различными названиями до конца XVI века обычным оружием немецкого крестьянина. Встречался он в XIV и XV веках и в пехоте. В XIV веке им нередко пользовались вместе со щитом, как это изобразил Герар Давид на картине с сюжетом распятия Христа, находящейся в Берлинской галерее, или как явствует из художественного собрания института Клостернойбурга (рис. 197).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.