авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |

«Вендален Бехайм Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII ...»

-- [ Страница 6 ] --

Свой особый вид кривого меча существовал у венецианских морских солдат XVI века — это так называемый меч-пила (нем. Sgeschwert) с «зубастым» клинком длиной от 45 см, сужающимся к острию. Рукоять снабжена крестовиной с замкнутой дужкой и коротким защитным крюком. Этот меч имел преимущество в скоротечном абордажном бою, т. к. даже неприцельными ударами быстро выводил из строя врагов. Все мечи такого типа ковали в мастерских Беллуно (рис. 301).

Древнейший из азиатских кривых мечей — скимитар (лат. scymitar, вероятно, от персид.

schemschir, chimichir — меч, у французов оно превратилось в sauveterre и cimeterre). Его нельзя спутать с «косарем», поскольку клинок этого меча достигал 70 см в длину, т. е. был длиннее и  214    Knight.by edition    более вытянутой формы. У турков кривой меч со слабо изогнутым клинком назывался сейф (seif), а сильно изогнутый, т. е. сабельного типа, — килич (kilidsch).

Художники средневековья и раннего Ренессанса часто преувеличивали размеры мечей на миниатюрах. На гравюрах Бургмайера, Йоста Аммана и других мастеров можно видеть совершенно невероятной формы мечи, в действительности никогда не существовавшие. [203] Рис. 301. Венецианский абордажный меч, лезвие пилообразное;

железный эфес имеет крестовину, изогнутый крюк-скобку и дужку. Ок. 1515.

Рис. 302. Кортелас. Эфес из резного железа, позолочен и инкрустирован золотом;

тяжелый клинок также украшен резным ленточным орнаментом, инкрустированным золотом и серебром.

Италия. 1565 г.

Рис. 303. Двуручная фехтовальная сабля. Клинок относится к XIV в.;

на нем — выдавленный орнамент и клеймо «волк» Пассау;

оправа относится к XV в. Считается, что эта сабля принадлежала албанскому князю Георгию Кастриоти Скандербегу (1405—1468). Германия.

В Италии, а именно в Генуе и Венеции, состоявших в мирном или враждебном, но постоянном контакте с Востоком, мы находим меч под названием кортелас (ит. cortelas, coltelaccio), что означает «большой нож» (рис. 302), применявшийся как боевой. В Германии он появляется под искаженным названием корделач (нем. Kordelatsch) или кордалеч (нем. Kordaltsch). Поскольку Венеция до XVII века была активной посредницей между Востоком и Западом, ее фехтовальные школы Братства Марка выбрали себе в XIV веке кортелач в качестве оружия для фехтования, причем не только одноручный, но и двуручный виды.

Загнутая в виде клюва головка рукояти и поперечная защитная надставка в форме раковины вполне характеризуют восточное происхождение такой двуручной фехтовальной сабли (рис.303). В XV веке он стал излюбленным оружием немецких горожан, бывших всегда последователями и учениками странствующих [204] итальянских учителей фехтования. А в XV веке кортелач появился в сухопутных венецианских, папских, а затем и во французских войсках, навербованных в Албании, — страдиотов.83) В вооружении итальянской конницы около 1570 года кортелач используется в сочетании с обычным мечом. В войсках пограничных с Востоком государств — Венгрии, Польши, Московии — восточное влияние в типах вооружения всегда перевешивало западное, более того, очень трудно отличить турецко-арабскую форму кривого меча и, позднее, сабли от венгерской.

Восточное влияние узнается и в так называемом дюссаке (фр. dusak), представляющем собою железный однолезвийный клинок, несильно изогнутый. У верхнего конца выпилено удлиненное  215    Knight.by edition    отверстие для захвата четырьмя пальцами. До сих пор корни его названия искали в Богемии, но оно может также происходить от старонемецкого tusic — «тупой», или от twoseax, что означает «двойной нож». В пользу первого предположения говорит то обстоятельство, что это неуклюжее орудие редко применялось как боевое, главным образом — в школах фехтования (рис. 304).

Рис. 304. Дюссак, грубой ковки. XV в.

Рис. 305. Турецкая сабля графа Николая Цриния, бана Хорватии (погиб 1566). Образец турецкой сабли архаической формы с короткой рукоятью, длинной крестовиной и перекрестьем ромбовидной формы;

рукоять имеет колпачок из позолоченного серебра, на котором выгравирован герб Цриния, наверху — отверстие для темляка;

ножны обтянуты черным бархатом и имеют кольца для подвязки к поясу. Ок. 1540 г.

Турецкая сабля, вопреки незыблемости восточных традиций и косности форм, непрерывно меняла свой облик. Например, в XVI веке она не имела навершия, а в XVII столетии навершие представляло собой широкое [205] окончание в виде раковины улитки. Клинок первоначально был изогнут слегка, а позднее — чрезмерно и временами становился исключительно узок.

Рукоять старинной восточной сабли интересна нам и потому, что явилась прообразом современных сабельных рукоятей. Ее характернейшими чертами является навершие — колпачок (нем. Карре), поставленное параллельно крестовине, на которой имеется перекрестье (нем.

Mitteleisen). Впоследствии колпачок удлиняется, выступая над спинкой рукояти, а передняя часть крестовины загибается в дужку. Перекрестье можно видеть и на пехотной сабле начала XIX века.

Способ носить саблю — тоже целиком восточного происхождения;

он был принят на Востоке в XV веке, если не раньше. Сабля Николая Цриния (рис. 305) служит подтверждением нашего описания.

Примечательно, что восточные кривые мечи, кроме арабских, не имеют дужек. У венгерских сабель дужка заменена цепочкой, которая, собственно, бесполезна. Зачастую колпачок имел отверстие для темляка, который во время сражения надевался на руку, что тоже нашло подражание в Европе.

 216    Knight.by edition    Несмотря на то что кузнечное дело в Дамаске с начала XV века пошло на спад, все же дамасским клинкам удалось почти вытеснить персидские с западных рынков, так что около 1550 года хорассанские изделия находили себе дорогу в Европу только через Грецию и Венецию. Начиная с XVI века мастерские Дамаска замкнулись на производстве, главным образом, сабельных и кинжальных клинков и наводнили ими весь Восток. Все товары дамасского производства были великолепного качества. Способ изготовления клинков, пришедший когда-то из Индии,84) мастера тщательно хранили в тайне, передавая только от отца к сыну. Этим способом изготовляли с XVI века знаменитую дамасскую сталь, ценимую очень высоко в клинках и оружейных стволах. Она узнается по волнистому блеску, линиям и спиралям, отсвечивающим на поверхности. Способ этот многократно пробовали имитировать, особенно во Франции85) с XVIII века. Наиболее характерными из примерно семи видов этой стали были полосатый (линии следуют полосами), очень ценимый, но, кстати, более простой в изготовлении, и спиральный (линии спиральной формы).

Слава восточных клинков принадлежит им по праву. Особое восхищение своими качествами и отделкой вызывают индийские, среди которых есть такие, что способ их изготовления прямо-таки необъясним. Например, вдоль клинка индийской сабли сделан сквозной желоб, куда помещен подвижно ряд жемчужин (рис. 306). Каким же образом их можно было вставить, не повредив ни одной? Точно так же восхищают сабли из Дамаска, украшенные подобными вставками и оправленные кораллами и бирюзой (рис. 307, 308, 309, 310). [206] Ножны кривых восточных сабель отличаются от европейских своеобразным устройством:

навершие ножен для предохранения от ударов о стремя продолжалось вверх по переднему их краю, а обоймы состоят из 2-3 или 5-6 узких колен. У ножен для очень изогнутых клинков узкая задняя сторона устроена таким образом, чтобы пружинить при вынимании клинка. Для обтяжки ножен применяли чаще всего шагреневую кожу или рыбью кожу. Практичное устройство восточных ножен было перенято в Европе уже в XV веке, если не ранее. Особенно часто оно встречается у мечей, изготовленных на востоке Германии, а также в Венгрии и пограничных с нею странах.

В арабо-тюркских странах сформировался вид холодного оружия, составляющий нечто среднее между саблей и кинжалом — ханджар. Большой ханджар имел заостренный клинок с волнообразным изгибом. Маленький ханджар обычно называли ятаганом,86) а происходит он из Ост-Индии. Его клинок заточен как у ножа и слегка изогнут. Рукоять ятагана первоначально делалась из окончания трубчатой кости — прообраз характерной двудольной рукояти (рис. 311).

 217    Knight.by edition    Рис. 306. Индийская сабля. Рукоять из железа почти целиком покрыта орнаментом, инкрустированным золотом;

клинок с «прорезным» долом, внутрь которого вставлен ряд жемчужин таким образом, чтобы они могли перекатываться вверх-вниз. Коллекция правящего князя Лихтенштейнского Иоганна.

Рис. 307. Турецкая сабля. Рукоять позднейшей формы, с шарообразным навершием, из черного рога. XVIII Клинок заклинивался в рукояти, крестовина отсутствовала. Клинок украшали таушированными узорами, надписями, изречениями из [208] Корана. Ножны, обычно овального сечения, были обтянуты кожей или материей, украшены чеканкой из серебра. Ханджары носили за поясом.

Ко второй половине XVI века благодаря своим превосходным качествам кривой меч распространился по всему европейскому континенту, включая Голландию с ее устрашающей конницей.

К концу XVII века отделка кривого меча и форма его рукояти всюду претерпела изменения, благодаря которым он, собственно, и стал саблей (нем. Sbel). Слово «сабля» происходит от славянского sabla, форма ее родилась в Венгрии. Характерный тип сабельной рукояти сформировался в немецких и французских войсках. Для нее характерна спинка (нем.

Klingenrcken) — оковка задней стороны клинка. Если в венгерских саблях еще можно встретить крестовину (чаще «S»-образную), то у западных она полностью отсутствует и заменена чашкой с дужкой либо литой латунной или железной гардой. Сабли со слабо изогнутыми или прямыми клинками называются палашами (нем. Palasche).87) Сабли австрийских и прусских гусаров имели более изогнутые клинки.

 218    Knight.by edition    Рис. 308. Персидская сабля шаха Султана Хусейна (правил 1700—1722). Рукоять из слоновой кости;

чудесный дамасский клинок с инкрустацией. Работа оружейника Эсседуллы (Ассад-Уллы) из Исфагана.

Рис. 309. Персидская сабля. Рукоять из слоновой кости с полудрагоценными камнями.

Современная работа.

В отделке европейских клинков ясно выражен дух и вкус эпохи. В XVI столетии в травленом орнаменте [208] олицетворена благородная красота Ренессанса. В XVII веке постепенно блекнет художественная сторона оформления, и в изображениях нередко присутствует неуклюжий солдатский юмор. Во времена турецких войн часты довольно примитивные изображения солнца, луны, руки с мечом, высунутой из-за облаков, турецкого всадника и т. п. Нередко находим клинки с буквами FRINGIA, что означает: FRIDERICUS (III) * REX (Hyngarie) INL * GERMANIA * IMPERATOR * AUGUSTUS, т. е. Фридрих (III) * Король (Венгрии) * Германии * Император * Август. Эти клинки ценились выше остальных в Венгрии, многократно подделывались и часто по ошибке вместо FRINGIA ставилось FRINA, FRIMIA и т.д.

На клинках венгерских гусаров можно найти знак с немецкого императорского орла или девиз:

«Vivat Maria Theresia». Такие же клинки штирийской работы ценились самими турками и имели девизы: «Vivat Franciscus» (Ракоци) или «Vivat Pandur» и т.д., напоминающие моменты венгерской истории.

К кривым мечам, как уже было сказано, принадлежит и японский меч. В нем различают рукоять — цука и ножны — сайя (рис. 312). Плоские дискообразные эфесы — цуба имеют отверстия для ножа — кодзука и иглы — когаи. Клейма выбиты на хвостовике клинка. Лучшие клинки Масамуно сделаны в 1326 году.88)  219    Knight.by edition    Рис. 310. Польская карабела, рукоять отделана пластинками из черепахового панциря и оправлена в серебро. XVII в.

Рис. 311. Турецкий ятаган. Рукоять из слоновой кости с серебром и резными кораллами.

Принадлежал князю Милошу Обреновичу (1780—1860). Современная работа.

Рис. 312. Японский меч (тати). Рукоять оплетена шнуром;

ножны деревянные, покрытые лаком.

Современная работа. [209]  220    Knight.by edition    Шпага  Шпага, собственно говоря, лишь разновидность меча, отличающаяся от него более узким клинком, рассчитанным скорее на укол, чем на рубящий удар. Название шпага (нем. Degen), как у глефы и других видов оружия, перенесено с другого колющего оружия, которое с течением времени получило иное наименование. Уже с XII века в Германии под названием «degen» появляется длинный кинжал, который носили дворяне. И сегодня кинжал по-французски называют «dague», по-итальянски и по-испански «daga». Ни в одном из западных языков, кроме немецкого, для этого вида оружия, особой формы колющей шпаги (исключая французское estoc — длинная шпага и итальянское stocco — кинжал), не существует особого термина, и его повсюду называют мечом.

Поэтому остается предположить, что немцы, воспринявшие это оружие только в начале XVI века из Испании, переняли вместе с ним и провинциальное слово «dagon», что значит «длинный кинжал».

Действительно, клинки первых шпаг были не очень длинными, и часто трудно было сказать, что считать длинным кинжалом, а что уже мечом. Хотя шпага и появилась в Германии благодаря придворным Карла V и Фердинанда I, место возникновения этого вида холодного оружия надо искать в стране, где зародилось искусство фехтования, — в Италии, ибо никакое другое оружие по удобству владения им не сравнится со шпагой. По этой же причине и защите руки у шпаги уделено гораздо бльшее [210] внимание, чем у меча. Испания, Италия, а позднее Голландия и Франция в XVI и XVII столетиях соперничали в конструировании столь же сложных, сколь изысканных приспособлений для наиболее полной защиты руки. Первые эфесы в XV столетии имели простые гарды с длинными, прямыми крестовинами, вначале с одним наружным защитным кольцом, а позже с двумя, по обе стороны клинка. Затем к ним добавили дужки и нижние защитные кольца (фр. pas d'ne), которые выступали далеко вниз, чтобы обеспечить лучшую защиту руки при парировании удара. С такими конструкциями связаны гарды из дужек наподобие «корзины», часто имеющие причудливые формы. Только с середины XVI столетия и поначалу только у итальянских придворных шпаг появились пальцевые дужки, а вместе с ними так называемые колющие листки, односторонние, а чаще двусторонние, которые были более распространены в Италии. Во всех этих формах, порой очень отличающихся друг от друга, мастер-оружейник демонстрировал тщательный учет возможных случайностей поединка.

Формы эфесов шпаг XVI и XVII столетий так разнообразны, к тому же некоторые так сложны, что стоит привести наиболее часто встречающиеся названия и названия отдельных частей:

1. Шпага с простой крестовиной.

2. Шпага с защитными дужками в виде двух изогнутых ветвей, направленных вниз, к клинку (переход к защитным кольцам).

3. Шпага с одно- или двусторонним верхним защитным кольцом, расположенным с внешней стороны или по обе стороны от пятки клинка. Кольцо предназначалось для того, чтобы перевести удар на крестовину.

4. Шпага с одно- или двусторонним средним защитным кольцом, образованным за счет соединения ветвей верхнего защитного кольца с изогнутой дужкой. Назначение его — парировать удар на достаточном удалении от руки (рис. 313).

5. Шпага с одно- или двусторонним средним и нижним защитными кольцами, одно защитное кольцо перед другим (редко встречающаяся форма).

 221    Knight.by edition    6. Шпага с пальцевой дужкой.

7. Шпага с пальцевой дужкой и соединяющими ветвями (переход к «корзине»).

8. Шпага с защитными кольцами и соединительными дужками, «S»-образно изогнутая ветвь, обычно лишь с внешней стороны, косо опускающаяся от дужки к защитному кольцу.

9. Шпага с гардой, имеющей один или два защитных крюка — выступа, которые несколько отгибаются наверх и вперед от крестовины или защитных дужек и служат для защиты сгиба пальцев. Эта форма родилась в Милане (рис. 314, 315).

10. Шпага с раковиной, прикрепленной к верхнему защитному кольцу (простейшая мера для защиты от укола, рис. 316).

11. Шпага с колющим листком в нижнем защитном кольце. Обычно это ажурный железный щиток овальной формы, который крепится на нижней части кольца и отгибается наверх. Его назначение — остановить укол на достаточном удалении от руки. [211] 12. Шпага с одно- или двусторонней (полной) гардой. Гарда из дужек, ажурная из железа или проволочная. Круглые, тарелкообразные гарды отличают от дисковых (нем. Scheibenkorb) и изогнутых.

Если теперь учесть всевозможные комбинации этих приспособлений, то лишь по приведенной здесь краткой схеме можно получить бесчисленные варианты форм эфесов.

Рис. 313. Шпага, эфес из резной стали, частично позолочен и инкрустирован;

он имеет крестовину, верхнее защитное кольцо, среднее защитное кольцо и изогнутую пальцевую дужку.

Императорский Царскосельский арсенал.

Рис. 314. Шпага Карла V, эфес из резной стали с инкрустацией золотом имеет изогнутую крестовину, переходящую в пальцевую дужку, защитную дужку и один защитный крюк;

плоский клинок отделан в технике высокого травления, на нем нанесен календарь 1530 г., а также надпись: «CAROLUS ROMANORUM SEMPER ULTRA. 1530. AMBROSIO GEMLICH DE MONACO ETC.» («Карл Римский — всегда вперед. 1530. (Амброзиус Гемлих из Мюнхена и т. д.»).

 222    Knight.by edition    В начале XV века шпага появилась впервые при дворе испанских и некоторых итальянских князей, где она вообще заменила кинжал. Много позже, в XVI столетии, в виде палаша она вошла в экипировку легких испанских и итальянских кавалерийских формирований. Здесь ее клинок зачастую имел преувеличенную длину. [212] Если клинок шпаги однолезвийный и лишь на конце обоюдоострый, его называют рубящим клинком (нем. Haudegenklinge), а если он двух-, трех- или четырехгранный — колющим (нем.

Stodegenklinge). В одном из вызовов Ханса фон Дегенфельда (1464) появляется название «pratspie»;

при этом, собственно, имеется в виду не шпага, а «меч-протыкатель»;

из которого потом развился кончар.

Рис. 315. Шпага. Эфес из резного железа, богато позолочен, имеет изогнутую крестовину, переходящую в пальцевую дужку, защитные дужки и два защитных крюка. Италия. Вторая пол.

XVI в. Королевский Исторический музей в Дрездене.

Рис. 316. Шпага, эфес из резного железа, имеет колющий листок в защитном кольце и два защитных крюка. Италия. Вторая пол. XVI в. Королевский Исторический музей в Дрездене.

Шпаги с более широкими обоюдоострыми клинками иногда, хотя и не совсем точно, называют палашами. Очень узкие, похожие на шило клинки, мало или даже вовсе не упругие, называли колющими клинками (Stecherklinge);

очень гибкие, особенно те, на которые устанавливали широкие чашевидные гарды, — рапирными. Итальянцы вначале называли такие колющие шпаги, у которых были совершенно негнущиеся клинки, словом stocco, в противоположность гибким клинкам, которые они называли puma (пружина). Смысловое содержание последнего названия перешло [214] и в немецкий язык, где профессиональных дуэлянтов стали называть Federfechter (пружинный боец). В более позднее время значение итальянского слова stocco и французского estoc расширилось, оно распространилось на все разновидности шпаги. После 1560 года ношение  223    Knight.by edition    шпаги становится обычным в пехоте. Вскоре во всей южной Европе шпага становится оружием придворных, а также неразлучной спутницей всех рыцарей удачи, искателей приключений и забияк. В этой сфере она приобретает характерную форму дуэльной шпаги (нем. Raufdegen) с короткой рукоятью, ажурной железной гардой в форме чаши и крестовиной. Подобные шпаги в большом числе делали в Севилье и Брешиа (рис. 317). При этом во время фехтования пользовались еще так называемым парирующим кинжалом для левой руки — дагой. Его держали в левой руке и использовали главным образом для парирования выпада противника.89) Такой кинжал мы опишем в соответствующем месте. В Испании дуэльная шпага преобразовалась в так называемую шпагу матадора, используемую только на арене для боя быков. В этом народном развлечении она служит и поныне с длинным, негнущимся колющим клинком, короткой рукоятью, длинной крестовиной и защитной дужкой, обвитой красной материей.

Рис. 317. Фехтовальная шпага. Эфес из резного и ажурного железа имеет длинную крестовину, защитную дужку и полную (чашеобразную) корзину. Италия. XVII в.

Несмотря на эти особые виды практического применения, шпага в конце концов стала принадлежностью придворного туалета и постепенно в этом качестве потеряла свое значение как оружие. Она стала атрибутом достоинства, отличительным знаком высшего сословия. Став предметом украшения, она должна оцениваться только с точки зрения истории искусства.

У шпаг XVI века, с выступающими вниз защитными кольцами (рис. 318) пятка клинка имела такую длину, что доходила до нижнего защитного кольца. Эту видимую часть клинка, как уже упоминалось в разделе «Меч», использовали для выбивания на ней клейма мастера и знака официальной приемки. Именно с пятки клинка надо начинать исследование шпаги с точки зрения ее происхождения. В те времена лучшие клинки делали в Толедо, Севилье, Милане, Серравалле, Брешии и Золингене. Образцы официальных [214] клейм, а также самые известные клейма мастеров представлены в конце этой книги. Чем меньше сечение клинка, тем большая тщательность требуется при его изготовлении. В этом отношении вначале особенно славились клинки из Толедо. Для демонстрации непревзойденной гибкости клинков их поставляли в продажу согнутыми в кольцо. Но в конце столетия мастера из Беллуно и Брешии догнали и даже отчасти опередили своих соперников в отношении качества клинков. Теперь уже они изготовляли совершенные клинки, при этом такие сказочно легкие, будто они сделаны из дерева. Известные оружейники Феррара из Беллуно после 1560 года также поставляли клинки в согнутом виде.

 224    Knight.by edition    Рис. 318. Шпага. Эфес из резного железа, частично позолочен;

имеет прямую крестовину, пальцевую дужку, вырастающую из верхнего защитного кольца, среднее и нижнее защитные кольца (фр. pas d'ne).

Стали знаменитыми клинки шпаг со скважинами для яда, изготовлением которых вначале мавры, а позже испанцы демонстрировали свое невероятное мастерство в ковке железа. Как известно, еще в XI столетии обнаружилась явная тенденция облегчить клинок, проделывая в нем отверстия.90) Теперь же это искусство развивалось с виртуозностью, вызывающей удивление. Клинки делали с глубокими долами и высокими острыми ребрами, при этом не только ребра, но и долы пробивали множеством отверстий, так что клинок на просвет казался прозрачным. Мастера из Милана и Брешии быстро переняли у испанцев и эти искусные приемы. После 1560 года они также делали высокохудожественные клинки со скважинами для яда. В такой технике часто изготовляли и клинки кинжалов. Уже на самых старых клинках шпаг, чаще всего в кровостоках, встречаются имена мастеров, написанные на латыни и выбитые очень своеобразным готическим шрифтом.

Неспециалисту часто трудно или даже невозможно было их прочесть, тем более что нередко встречались перестановки букв. Декоративные завершения таких надписей на клинках, обычно [215] в виде фигуры, похожей на якорь, часто, но ошибочно принимают за клеймо мастера. Рядом с именем мастера помещали и изречения вроде: IN·DIO·SPERAVI (уповаю на Бога), VIVE·LE·ROY (да здравствует король) и т. п. На более поздних французских клинках XVII века часто встречались надписи в духе эпохи. Например: «Без повода меня не вынимай, не отстояв чести, не вкладывай» и т. д.

Шпага как парадное оружие всегда была излюбленным предметом для художественного украшения. Сохранились образцы самых высоких достижений в этом виде прикладного искусства.

 225    Knight.by edition    Среди художников и мастеров, создававших эскизы шпаг, были такие известные, как Ганс Милих, Полидоро да Караваджо или Пьер Вёйрио из Лотарингии, создавший в 1555 году серию гравюр на меди.

Прекрасно декорированные эфесы шпаг с ажурной резьбой, отделанные эмалью и таушированные, поставляла Испания, но самые лучшие — Милан и Флоренция.

Еще в конце XVII столетия появлялись парадные шпаги высокохудожественного исполнения с эфесами ажурной резной работы (рис. 319, 320). К тому времени, однако, сформировался шаблон, который, начиная с Франции, распространился затем во всех странах. Этот новый вариант достаточно прост: рукоять из литой латуни с овальными щитком и пальцевой дужкой.

Рис. 319. Парадная шпага. Рукоять из горного хрусталя;

оправа из золоченого серебра, украшена драгоценными камнями. XVII в.

Рис. 320. Парадная шпага. Использовалась также в качестве декоративного оружия на охоте.

Рукоять инкрустирована перламутром;

оправа из золоченой бронзы;

на клинке тонкое травление.

Франция. XVII в.

(В книге показаны рукоятями вверх. HF.).

В XVIII столетии, полном стремления к изящному, появляются придворные шпаги из полированной блестящей стали. Простую огранку без особенных художественных достоинств, относительно красивую, делали в Париже. В такой форме, а также в виде тускло-синей траурной шпаги (нем. Trauerdegen), этот вид оружия себя изживает.

Подобно мечу, шпагу в XVI веке носили на поясе, на узком ремне, с правой стороны которого на кольце крепилась так называемая лопасть треугольной формы из набора ремней и пряжек, в который вкладывали оружие. Дополнительным узким ремешком лопасть крепилась к поясу спереди, так что шпага висела в косом положении (рис. 321). Только в XVII веке появились перевязи, которые носили надетыми через правое плечо. Оружие первоначально [216] вкладывали в точно такую же лопасть, прикрепленную к широкому ремню перевязи.

 226    Knight.by edition    Рис. 321. Подвеска шпаги. Пояс с лопастью из расшитого бархата и накладками из позолоченного железа. Конец XVI в. Королевский Исторический музей в Дрездене.

Шпага никогда не была распространена на Востоке. Из старого «меча-протыкателя» XIV и XV столетий, который был предназначен для пробивания плетения кольчуги, развился кончар и облегченный колющий меч кончар с шилообразным, но очень длинным клинком. Его в известной мере можно считать предшественником шпаги, которая, впрочем, намного легче. Самостоятельно развивался восточный кончар (рис. 322), который отличался главным образом своим оформлением, но имел то же назначение.

Рис. 322. Восточный кончар. Рукоять в оправе из золоченой латуни, отделана нефритом.

Императорский Царскосельский арсенал.

(В книге показан вертикально, рукоятью вверх. HF).

Восточный кончар, встречавшийся у арабов, персов и турок вплоть до XVII века, всегда был частью снаряжения всадника и крепился за левым крылом седла. Кроме того, всадник имел саблю.

[217]  227    Knight.by edition    Кинжал  Кинжал (нем. Dolch, от лат. dolequinus, фр. poignard, dague, англ. dagger, um. pugnale от лат.

pugione) — это холодное оружие с коротким клинком, рассчитанное лишь на колющий удар. Судя по имеющимся находкам, время его появления можно отнести к каменному веку. У разных народов он имел различные названия, к тому же нередко менявшиеся. Немцы до XVI века называли его Degen (вероятно, от франкского daga), с XIV века Gnadgott (перевод um. misericordia — милосердие, т. е. напоминание о древнем Божьем суде).91) Только в XVI столетии это оружие в Германии стали называть Dolch. Под влиянием поздних итальянцев названия кинжала, бытовавшие в Германии и Франции, частично переводили, частично они вошли в обращение на чужом языке.

В северных странах кинжал образовался из обыкновенного ножа, который сам по себе подходил для схватки. Так, тесак, или сакс, германцев был не чем иным, как разновидностью широкого ножа.

Рис. 323. Кинжал милосердия. Рукоять из черного рога;

четырехгранный клинок с вогнутыми  228    Knight.by edition    гранями украшен гравированными арабесками;

ножны поврежденные, из тисненой кожи, имеют два дополнительных гнезда для ножа и шила. Германия, XV в.

Кинжал — оружие для тесной схватки и по своему действию рассчитан на короткие, быстрые движения. Нередко им пользовались с большой хитростью. В средние века он стал вспомогательным оружием, используемым для того, чтобы окончательно добить противника, выведенного из строя другим оружием. Такое предназначение породило название для самого оружия — кинжал милосердия (нем. Gnadgott), и в немецком языке выражение «удар милосердия»

(нем. Gnadensto) для его использования. Таким кинжалом можно было проникнуть между стыками пластин лентнера и даже проколоть плетение кольчуги (рис. 323). [218] В противоположность всем другим видам холодного оружия кинжал, как правило, держат в руке так, что мизинец лежит на крестовине или основании клинка, а большой палец — на головке рукояти.92) Рис. 324. Кинжалы.

a) Прорисовка с каменного надгробия. Германия. Вторая пол. XIII в.

b) Прорисовка с каменного надгробия в монастыре Циммерн, близ Нёрдлингена. Германия, кон.

XIII в.

Рис. 325. Способы ношения кинжала.

a) Бронзовое надгробие сэра Николаса Дэгворта Бликлингского. Кинжал висит на правой стороне рыцарского пояса. Церковь в Норфолке. Англия, 1401 г.

b) Бронзовое надгробие сэра Джона Уилкотса. К рыцарскому поясу поверх доспешной юбки подвешены меч и кинжал. Церковь в Грейт Тью, Оксфордшир. Англия, 1410 г.

Хотя кинжал, как уже упоминалось, с древнейших времен был в употреблении в северных странах и на Востоке, систематическое использование его в качестве определенного предмета снаряжения началось только в ХIII веке. С этого времени в первую очередь знатные особы наряду с мечом стали носить и кинжал. Так он превратился в общепринятый предмет вооружения. Кинжал носят  229    Knight.by edition    на правом боку подвешенным на цепи, которая укреплена сверху на правой стороне груди, чтобы не потерять оружие в рукопашной схватке (рис. 324). Его не всегда носили в ножнах, особенно в тех случаях, когда цепь была укреплена на головке рукояти. После 1340 года, когда феодалы стали носить на бедрах широкий пояс, который считался знаком достоинства рыцарского сословия, кинжал стали подвешивать [219] к нему (рис. 325). В XV столетии рыцари вначале носили кинжал на правой стороне юбки подвешенным на прочных железных кольцах, а позже с той же стороны висящим на поясе. В городах было принято, чтобы кинжал не болтался;

его носили вставленным в обычную кожаную сумку (рис. 326);

в Германии и Бургундии этот обычай был широко распространен. С XIV века в Италии кинжал стал неразлучным спутником мужчины, его носили на ремне на правом боку или спереди. Из Испании в конце XV столетия распространился обычай носить кинжал за спиной рукоятью вниз. Эту моду переняли немецкие ландскнехты и швейцарцы.

Рис. 326. Способ ношения кинжала. На рыцарском поясе — кожаная сумка, в которую вставлен кинжал. С надгробия в кафедральном соборе в Невшателе. Швейцария, сер. XIV в.

Длинный кинжал отличался формой клинка от тех кинжалов с короткими клинками, которые были особенно модны в Италии и своими размерами скорее напоминали игрушку, предмет кокетства. Примером могут служить «дамский кинжал» (ит. stiletto — стилет) и «пробиватель кольчуг» (ит. fussetto). Сечения клинков демонстрируют все вообразимые формы;

они бывают как круглыми, так и трех- и четырехгранными, имеющими форму листа, с гребнями, ребрами, с кровостоками, скважинами для яда и сложными вогнутостями. Древние кинжалы, которые находят в земле в северных странах, по большей части имеют широкие, в форме листа, клинки, утолщенные к пяте (рис.

327). Кинжалы с однолезвийным, похожим на нож клинком называют обычно кинжал-нож (фр. couteau — нож, рис. 328, 329). Искусство ковки проявилось в клинках кинжалов не менее, чем в клинках иного холодного оружия. Так, встречаются клинки кинжалов со скважинами для яда необычайно тонкой работы. На Востоке чаще всего именно клинок кинжала был предметом тщательной художественной отделки, которая в некоторых случаях достигала совершенства.

В Индии впервые появились дамасские клинки,93) которые при сильной текстуре кажутся совершенно черными. Там же и в Персии появились клинки, украшенные таушировкой. На них можно встретить фигуры животных, выполненные серебром и золотом с использованием черной эмали. Из Дамаска, Багдада и с сирийского побережья в Европу попали прекрасные клинки из дамасской стали с плоскими рельефами и таушировкой на пяте, в которые иногда вправлены небольшие кораллы.

Этот вид украшения часто встречался также на ханджарах [220] и ятаганах (рис. 330, 331). Достойную удивления технику демонстрируют индийские клинки, которые прорезаны вдоль гребня и в прорезь вставлен ряд драгоценных жемчужин;

жемчужины укреплены так, что они видны с обеих сторон. Эту чудесную технику можно встретить и на клинках сабель. Изображение такой сабли приведено выше (рис. 306).

На Западе обычно употребляли только кинжал с прямым клинком, или однолезвийный кинжал-нож, который  230    Knight.by edition    Рис. 327. Клинок франкского кинжала, длина 13 см. Найден при раскопках на горе Кирхберг под Андернахом. Рейнский провинциальный музей в Бонне.

Рис. 328. Однолезвийный кинжал, рукоять из бронзы с накладками из эмалированного серебра и надписью: «VICES. DVRANT» («Стоек к превратностям судьбы»). Найден на дне Сены. Франция, нач. XIV в. Коллекция Рессмана.

Рис. 329. Однолезвийный кинжал с дисками. Рукоять из кости, с «сучками», ограничена дисками;

клинок имеет форму ножа, пятка его гравирована и позолочена. Оправа немецкая, клинок итальянский. Вторая пол. XV в.

Рис. 330. Турецкий кривой кинжал. Оправа из золоченого серебра венгерской работы. Ок. 1543 г.

Рис. 331. Восточный прямой кинжал. Рукоять из слоновой кости украшена бирюзой и рубинами;

клинок имеет «канавки для яда». [221] во Франции в XV веке носили в пехоте, откуда и происходит его название coustilliers. С XV столетия встречаются кинжалы с пламенеющими клинками. Для особого применения были предназначены ломатели клинков, которые распространились в начале XVI столетия из Испании.

Их клинки с одной стороны имели глубокие прорези, образующие ряд зубьев. На концах зубьев укреплены маленькие подвижные зубцы, которые не давали шпаге противника при попадании в прорезь выскочить из нее (рис. 332). Кинжалы XIV и XV веков имели большей частью трех- или четырехгранные прочные клинки.

 231    Knight.by edition    Рис. 332. Ломатель клинков, имеет двенадцать зубцов;

эфес железный. Кон. XVI в.

Рис. 333. Кинжал в ножнах. Рукоять и ножны из резной слоновой кости с серебряными накладками;

среди орнаментов — герб вестфальского рода фон Грес. Архив города Косфельда.

Вестфалия (Германия).

Рис. 334. Длинный кинжал. Рукоять и диск из горного хрусталя с красиво гравированными накладками из золоченого серебра;

на полированном клинке золотом гравированы надписи.

Бургундия. Ок. 1480 г. [222] Ножны в те времена делали из слоновой кости или дерева и обтягивали кожей с тиснением или резными узорами красивых готических образцов. На многих ножнах имеется отделение для маленького ножа, а иногда и для шила. В средние века особо ценились богато украшенные кинжалы (рис. 333, 334). У кинжалов ландскнехтов клинки длинные, узкие, но прочные. Рукояти и ножны часто, хотя и грубо, украшали накладками из слоновой кости или оленьего рога (рис. 335, 336). В Италии вначале носили маленькие кинжалы. Такие кинжалы тончайшей работы можно встретить уже в XIV столетии. В XIV и XV веках большой славой пользовались маленькие кинжалы, так называемые бордолисы (фр. bordelaise — бордоские), которые делали в Бордо. Они, однако, едва ли чем-либо отличались от обычных итальянских форм. Своеобразная разновидность кинжалов с трехгранными клинками, очень длинными рукоятями и круглыми защитными  232    Knight.by edition    кольцами была известна в XV столетии под названием «сиенского кинжала» (нем. Sieneser).

Кинжалы для венецианского рынка в большом количестве изготовляли в Беллуно, а для французского в Брешии. Из Брешии в Венецию поставляли так называемые фусети, на клинках которых была выбита цифровая шкала. Эти кинжалы были оружием венецианских морских бомбардиров;

цифровая шкала должна была представлять калибры, но на самом деле была фиктивной. Благодаря этой добавке оружие становилось артиллерийским прибором, и бомбардиры могли беспрепятственно щеголять с ним в Венеции, где никто не имел права носить оружие. В XVI веке в Испании на поединках впервые начинают держать дуэльную шпагу в правой руке для выпадов, а кинжал острием вниз в левой для парирования. Кинжалы такого назначения появились под названием «левая рука» или дага (исп. mano izquierda) и отличались клинком, похожим на клинок рапиры, короткой рукоятью, длинной крестовиной и, в особенности, своей треугольной, иногда ажурной гардой с внешней стороны. С середины столетия их в большом количестве производили в Италии (рис.337).

Рис. 335. Кинжал ландскнехта. Рукоять и ножны отделаны грушевым деревом с грубыми фигурными вставками из кости. Германия, ок. 1540 г.

Рис. 336. Кавалерийский кинжал. Рукоять железная;

длинная крестовина с простым защитным кольцом. Италия, ок. 1560 г. [223] Как и в древковом оружии, в кинжалах используют так называемые разбрасывающиеся клинки.

По обе стороны клинка имелись две отделяющиеся части, укрепленные на шарнирах. При нажатии  233    Knight.by edition    на кнопку, находящуюся на рукояти, эти части под действием пружины выбрасывались в стороны.

Разбрасывающиеся клинки были предназначены для расширения раны. После нанесения удара нажимали на пружину и быстро выдергивали клинок в открытом положении из раны.94) Множество подобных клинков уже в первой половине XVI века появилось в Италии (рис. 338).

Рис. 337. Дага — кинжал для левой руки. Гарда железная, изящного ажурного рисунка. Италия, ок. 1580 г. Парную к нему фехтовальную шпагу см. рис. 317.

Рис. 338. Кинжал с разбрасывающимися клинками. Рукоять из резного железа, позолоченная.

Вторая пол. XVI в. Королевский Исторический музей в Дрездене.

Рис. 339. Персидско-арабская кама. Рукоять из слоновой кости;

на укороченной крестовине — сделанная золотом арабская надпись;

на резном клинке — орнамент в технике плоского рельефа;

ножны из черного бархата с тонкими чеканными накладками из золоченого серебра. Коллекция правящего князя Лихтенштейнского Иоганна.

Рис. 340. Малайский крис, на рукояти, вырезанной из дерева и раскрашенной, изображен человек, вспарывающий себе живот.

На Востоке со времени раннего средневековья в обращении были кинжалы пале как с прямым, так и с изогнутым клинком. Персидские кинжалы — камы чаще всего делали с прямыми, широкими клинками, имеющими форму листа (рис. 339). У турецкого кинжала, как и у арабского, [224] клинок кривой;

из Йемена происходят также кинжалы с пламенеющими клинками. Особой формой отличались малайские кинжалы, крисы (рис. 340), которые в большинстве случаев также имели сильно изогнутые95) клинки, за исключением тех, которые известны под названием индийский куттар. У этих кинжалов клинки короткие, широкие, почти треугольной формы, а металлические рукояти имеют форму вилки. Приемы владения ими очень своеобразны (рис. 341).

 234    Knight.by edition    Рукояти кинжалов, как и мечей, имели самую разнообразную форму. У древних кинжалов либо совсем нет крестовин, либо только небольшие, но чаще они имеют прочные диски. Только в XIV веке рукояти кинжалов стали делать похожими на рукояти мечей, вначале с короткими, загнутыми вниз крестовинами, а позже с длинными прямыми крестовинами и с простыми или двойными защитными кольцами. Защитное кольцо иногда ошибочно считают кольцом для большого пальца.96) Двукрылое яблоко арабской рукояти (pommeaux oreilles, фр. яблоко с ушами), которое мы видим на ханджарах, пользовалось успехом и в Италии, и во Франции, где такие рукояти делали вплоть до XVI столетия (рис. 342).

Рис. 341. Индийские куттары. Царскосельский арсенал.

a) Обычный, рукоять из бронзы;

лезвие полированное, имеет форму листа.

b) двойной куттар, рукоять из латуни;

клинок украшен вырубным орнаментом.

Рис. 342. Кинжал. Рукоять с двухчастным навершием инкрустирована золотом;

клинок с инкрустацией украшен надписями. Мавританская работа, XIX в. Коллекция маркиза де Вилья Секка.

(В книге показан рукоятью вверх. HF)  235    Knight.by edition    Стоит проследить, как рукоять восточных кинжалов изменялась и развивалась от самых грубых, однотипных видов, до образцов богатейшего оформления. Так, рукоять простого турецкого кинжала могла быть вырезана из куска дерева, мавританского — из трубчатой кости, индийского — из бамбуковой трубки и т.д.

У восточных кинжалов рукояти и ножны обычно имели одинаковое или хотя бы похожее декоративное оформление, [225] а существующий издревле на Востоке высокий уровень развития декоративного искусства объясняет использование разнообразных материалов. Для рукоятей часто использовали слоновую кость или зуб нарвала, так называемой рыбы-единорога, а также рог носорога. Ножны обтягивали тканями, кожей, змеиной и рыбьей кожей. Кожу использовали как шлифованную, так и нешлифованную. Чаще всего на ножнах кинжалов встречается облицовка из тонкого серебряного листа с золочением и чеканным орнаментом, которая часто, но не всегда была украшена эмалью. Это древняя техника, зародившаяся в Византии. Очень часто на Востоке кинжалы украшали драгоценными камнями. Среди других и гораздо более ценных камней чаще всего встречались зеленоватая восточная бирюза и гранат. Надо отметить, что на Востоке драгоценные камни за редким исключением помещали в оправу нешлифованными, «округлыми».

Даже в европейских странах бриллиантовое гранение стало широко распространяться только в конце XVII столетия. Поэтому граненые камни на восточных образцах, датируемых до XVIII века, надо считать по меньшей мере поздними добавками. На европейском оружии они появились не ранее 1650 года.

В западных странах с развитием военного дела кинжал исчез как не соответствующий тактике.

Только в итальянской и, в особенности, венецианской артиллерии его носили еще в XVIII веке. В морском флоте кинжал (кортик) в прошлом был и до сих пор является предметом парадного обмундирования.

Среди застывших форм жизни Востока кинжал сохранился и по сей день, по крайней мере у населения и в нерегулярных отрядах. Однако в новейшее время он чаще служит лишь в роли кинжала-ножа, который соседствует на поясе с современным револьвером. Старое восточное оружие мало-помалу исчезло, уступив место более эффективному европейскому. Пройдет еще немного времени, и оно будет принадлежать лишь истории искусства.

   236    Knight.by edition    82) Акинак не кривой, а прямой короткий меч, с сужающимся лезвием. Форма эта была широко распространена среди азиатских кочевников. Прямые мечи на Востоке известны издавна, поэтому приведенный далее автором рассказ имеет легендарную основу (прим. ред.).

83) Особый вид национальной легкой кавалерии (прим. ред.).

84) Автор путает дамасскую и булатную сталь. Индийский булат — литая сталь, Дамаск — особый способ ковки (прим. ред.).

85) Речь идет о дамаскированных клинках, т. е. подделанных под дамасский узор. Такие подделки в большом количестве изготавливали в Германии (прим. ред.).

86) Автор ошибается, ханджар — кинжал с коротким лезвием;

ятаган — рубище-колющее оружие с достаточно длинным, волнообразным лезвием. То, что автор пишет о «большом ханджаре», относится к ятагану (прим. ред.).

87) См. примечание на с. 177 (прим. ред.).

88) Основополагающим трудом обо всех видах японского оружия является «Сенкеа-Кайитсон», автора Кику-ду Ё-сан из Киото. 20 томов с иллюстрациями (прим. авт.).

89) За неимением парирующего кинжала испанец на поединке мог также обернуть левую руку плащом и защищаться им (прим. авт.).

90) Считается, что назначение этих отверстий — удерживать и сохранять действенность ядовитого вещества, в которое был погружен клинок. Это утверждение, по крайней мере в военном отношении, ничем не доказано. Большинство рассказов об отравленных клинках принадлежит к области романтики (прим. авт.).

91) Непонятно, что имеется в виду, может быть то, что побежденный во время судебного поединка тут же добивался ударом кинжала? Но это ошибочная трактовка, поскольку в данной ситуации побежденный признавался виновным и должен был быть подвергнут казни (прим. ред.).

92) Так называемый обратный хват (прим. ред.).

93) См. прим. на стр. 439 (прим. ред.).

94) Эти клинки имели в большей степени психологическое воздействие. Сама идея разбрасывающегося клинка связана с мыслью, что он должен был поймать оружие противника, а не с желанием сделать кинжал невозвратимым (прим. ред.).

95) Все крисы имели прямые, ровные или волнистые клинки (прим. ред.).

96) Автор ошибается, это не защитное кольцо, а действительно кольцо для большого пальца (прим.

ред.).

 237    Knight.by edition    § 2. Древковое оружие  Копье  Копье (лат. espietus, spedus, lancea;

нем. Spie;

фр. epieu;

англ. spit;

ит. spiedo, lancia, asta) — простейшее и древнейшее древковое оружие, которое со времен античности в своей форме и тактическом применении не изменялось вплоть до XII века. В период поздней Римской империи копье распространилось повсеместно, даже у варварских народов, в виде колющего оружия с длинным и узким наконечником. Всадники и пехотинцы употребляли одинаковые копья,97) которые различались только по длине [226] древка: например, кавалерийское копье имело длину вместе с наконечником от 3,5 до 4 м, а метательное копье — пилум легионера — от 2 до 2,25 м.

Среди германцев поначалу копье было самым распространенным оружием, позднее почтение к нему так возросло, что только свободному человеку дозволялось носить его. Такое отношение к копью сохранялось до IX века. Равным образом в войнах Меровингов копье было наиболее распространенным оружием. Старинное слово «scaftlegi», дословно означающее «положить на копье», являлось синонимом выражения «поддерживать мир на силе копий».

У галлов наряду с луком обнаруживается еще один вид копья, mataris, которое бросали рукой, в отличие от другого, cateja, которое метали с помощью ременной петли.

Среди многих форм копья имеются два, распространенные во многих странах Севера, и оба являются метательными. В Британии и на побережье Немецкого моря появилось вначале копье, сделанное по образцу римского пилума и получившее название ангон. Это легкий тонкий дротик, почти метровой длины, иногда заканчивавшийся втоком. Наконечник ангона имел перо с невозвратными зубцами и длинную тонкую расходящуюся книзу втулку — насад.

Ангоны сохранились почти в неизменном виде в Северной Европе и использовались затем только как гарпуны на охоте. Среди германцев свободный общинник носил фрамею (лат. framea) — метательное копье, которое могло использоваться и для ближнего боя, что в случае с ангоном было невозможно (рис. 343, 344, 345).

 238    Knight.by edition    Рис. 343. Наконечник франкского копья (фрагмент), длина 49 см. Найден при раскопках на горе Кирхберг под Андернахом. Рейнский провинциальный музей в Бонне.

Рис. 344. «Невозвратный» наконечник копья ангон. IX в.

Рис. 345. Копьеносец со щитом. Миниатюра из Библии рубежа IХ—X вв. из библиотеки Мазарини.

Способ применения копья всадником доказывает его восточное происхождение. Например, в описанном Прокопием [227] Кесарийским (490/507 — после 562) сражении при Тагине (552) Тотила, король готов, показывает перед битвой византийцам свое искусство владения копьем;

все исполняемые им перед строем упражнения очень напоминают восточные боевые приемы владения копьем, которые у арабов и индусов сохранялись до новейших времен.

В качестве искусных метателей дротиков прославились лангобардские всадники. Искусны в обращении с этим оружием были готы и вандалы в V—VI веках.

Не ранее VIII века появились дальнейшие разновидности метательного копья — дарт (нем.

Darde). Это был легкий дротик с плоским острым наконечником и с оперением, подобно стреле.

Несомненно, что название его произошло от арабского джирид (djerid — дротик). Вероятно, дарт был заимствован у мавров во время походов Каролингов в Испании, как это можно предположить из иногда встречающегося написания algier. Дротик впервые упоминается в «Песни о Роланде».98) Начиная с XII века это название распространилось на обычные пехотные копья и сохранилось в этом значении до XVII века. Обозначение, связанное с различными метательными копьями, встречается в инвентарных книгах цейхгаузов вплоть до 1647 года (рис. 346).

В руках пехотинца копье для ближнего боя должно быть крепче в древке и наконечнике. Такое усиление впервые встречается у германцев. С IX века появляется копье, которое можно назвать по  239    Knight.by edition    форме наконечника копье с крыльцами (нем. Knebelspie). Образцы древнейших форм этих наконечников сохранились в большом количестве экземпляров. Среди них священные реликвии в Риме, Бордо, Мальмсбери и др.

Рис. 346. Копьеносец. Миниатюра из Библии рубежа IX—X вв. из библиотеки Мазарини.

Особенно важен сохранившийся наконечник, который если и не такой древний, как утверждает легенда, то, несомненно, может быть признан старейшим образцом средневековья. Это так называемое копье Св. Маврикия в сокровищнице австрийского императорского дворца в Вене.


Если отбросить ореол святости, которым окутали набожные люди эту реликвию, то перед нами предстанет обыкновенное копье с двумя крыльцами у нижнего конца и короткой втулкой (рис.

347). Оно ничем не напоминает форму римского копья, среди обычных находок, относящихся к античности, нет ничего похожего. Зато в деталях этого наконечника легко узнается предок всех средневековых копий с крыльцами вплоть до XV века. В этих наконечниках видна специфическая форма, которая на древних миниатюрах, таких как Золотая [228] псалтырь, обозначена лишь нечеткой линией (рис. 348). Второй экземпляр копья этой формы несколько моложе первого, это копье из краковского Кафедрального собора (рис. 349).

В IX веке формы копий стали более разнообразными, например ромбовидными, как в Библии Карла Лысого из Лувра. Прослеживается стремление украшать их пестрыми лентами.

Если крыльца и яблоко предназначались для того, чтобы копье не слишком глубоко проникало в тело и легче было вытащить его, то пестрые ленты, так называемый вымпел (нем. Wimpel), служили для того, чтобы легче было узнать копьеносца в сумятице боя и увидеть направление атаки (рис. 350).

 240    Knight.by edition    Рис. 347. Копье с крыльцами, называемое копьем святого Маврикия. IX в. Сокровищница Краковского собора.

Рис. 348. Формы наконечников копий из Золотой псалтыри, кон. VIII в.

Рис. 349. Копье святого Маврикия (убит 286), изображено без позднейших прорезей в наконечнике. Сокровищница императорского дома в Вене.

Рис. 350. Копье и круглый щит, с миниатюры из Библии Карла Лысого (843—877). Лувр. Париж.

В X веке формы копья изменились мало и, по-видимому, только в части усиления наконечника и древка (рис. 351). В XI столетии появляются новые формы копья у норманнов и саксов. Они имели длинные ланцетовидные наконечники с яблоком и значительно усиленные древки. Затем у них появились невозвратные крючья наконечников. Такие копья в большом количестве видны на ковре из Байе наряду со старыми формами (рис. 352). [229] Данные формы наконечников ведут начало от восточных образцов и обязаны своим введением у норманнов, вероятно, Харальду III.

Тенденция к украшению тонкого древка заметна уже по находкам, относящимся к VIII веку.

Техника украшения очень близка к восточной и состоит большей частью в обкладках тонким листовым серебром или плотной обивке серебряными гвоздиками. С XI века эта техника постепенно приходит в упадок (рис. 353).

С глубокой древности часто встречаются закрепленные на копье флаги или фражки+). В эпоху развивающегося рыцарства копье с помощью прикрепленного к нему знамени, его величины и украшения, говорило о ранге и родовитости владельца (рис. 354).

 241    Knight.by edition    Рис. 351. Наконечник копья, с инкрустациями из золота и серебра и изображением креста.

Найден при раскопках под Ульмом.

Рис. 352. Формы наконечников копий, с ковра из Байе, кон. XI в.

Рис. 353. Франкское копье, с древком, обитым серебряной фольгой;

наконечник имеет сильно выступающие ребра;

длина наконечника 22 см. Найдено при раскопках на горе Кирхберг под Андернахом. Рейнский провинциальный музей в Бонне.

В середине XII века, когда опыт крестовых походов обрел осязаемую форму, изменилась форма древкового оружия и, соответственно, способ его применения. Прежде всего постепенно исчезли из войск Германии и Франции метательные копья. Только итальянцы, от природы искусные и ловкие, еще долго пользовались ими, и не без успеха. Главной и единственной ударной силой в бою стала кавалерия, поэтому стремились повысить прежде всего эффективность кавалерийского копья. Начался процесс удлинения и усиления древка. Если до сих пор они имели в среднем диаметр 3,3 см и длину не более 4 м, то теперь появились копья диаметром 4,5 см и длиной до 5 м.

Наконечники стали длинными и острыми, изменилась форма насадов.

Значительное увеличение веса, вызванное этими преобразованиями, побудило к изменению способов владения копьем. Если раньше всадник держал копье одной рукой, подняв над головой, то теперь он вынужден был брать копье «наперевес», т. е. зажимать его под мышкой и производить удар массой своего тела. [230] Еще более значительные изменения произошли в древковом оружии пехоты в течение XII века.

Старое копье одинаковой формы для всадника и пехотинца оказалось слишком хрупким для пехоты и из-за своей большой длины ненадежным в употреблении. Поэтому усилили древко до 4,75 и даже до 5 см и укоротили его столь значительно, что оно лишь немногим превышало рост человека (рис. 355). Тем самым возобновилась старинная форма так называемого «обычного копья», которое оставалось в употреблении с незначительными вариациями до XVII века.

 242    Knight.by edition    Рис. 354. Рыцарский бой. Рукопись XIII в.

Рис. 355. Копьеносец с кулачным щитом. Рукопись 1294 г. Национальная библиотека в Париже.

Стремление повысить универсальность оружия привело еще в XII веке к новым усовершенствованиям. Копье пытались преобразовать таким образом, чтобы оно могло служить не только для укола, но и для рубки и раздробления. Его также снабдили крюком, чтобы стаскивать противника с седла. Из этих комбинаций постепенно возникли глефы, алебарды и прочие формы древкового оружия. В древковом оружии пехоты появилось еще одно новшество, так называемые древковые усиления — прожилины (нем. Schaftfedern),99) это полосы металла, отходившие от втулки наконечника и идущие до трети или половины древка, они врезались в древко и стягивались между собой заклепками. Предназначались эти усиления [231] для того, чтобы древко не сломалось или не было перерублено противником. Общая форма пехотного копья оставалась неизменной вплоть до XV века. В качестве новшества приблизительно в середине XIV века из Италии пришла мода на украшение оружия. С этого времени появились разнообразно отделанные копья.

Наконечники парадного оружия дворцовой стражи имели тонкую гравировку, часто даже позолоту, нанесением амальгамы. Древки обтягивали тканью, отделывали металлическими, а часто и позолоченными гвоздиками. Позднее, в XVI веке, прежде всего на втулке укрепляли кисти, а место удержания рукой обтягивали бархатом, который по краям отделывался бахромой.

На нижнем конце приделывали вток (нем. Spiehose, дословно «штаны копья»), который иногда заостряли.

 243    Knight.by edition    Рис. 356. Кавалерийское копье. Вторая пол. XV в.

Рис. 357. Тяжелый наконечник копья с «крыльями». Оружие личной охраны Фридриха IV, позже императора;

гравировка со следами позолоты и надписью: «DUX FEDERIC, DUX AUSTRIE»

(Фридрих, герцог Австрийский). Нач. XV в.

Рис. 358. Альшпис. Наконечник длиной 83 см;

на нем выбито клеймо города Вены;

грубой работы.

Германия, ок. 1470 г.

Рис. 359. Арабское копье всадника, с гравировкой, украшено в технике вырубки. Собственность автора.

С начала XVI века повсюду увеличилось количество роскошного оружия. Наконечники богато украшались путем травления, таушировки, нередко также искусной резьбой по металлу.

Приблизительно к середине столетия появились древки с насечкой или наколкой. Способ их изготовления своеобразен: ствол живого дерева местами освобождали от коры, Затем на поверхность древесины ножом равномерно или неравномерно наносили разрезы, после чего снова закрывали корой. Спустя некоторое время надрезанные места вздувались. Когда желваки достигали желаемых размеров, дерево срубали и тщательно высушивали. [233] Особо изящным считалось нанести узоры, это делали с помощью специального чекана, на бойке которого были вырезаны звезды, полумесяцы и т. п. В основе способа лежит желание сделать таким образом древко шероховатым, чтобы оно не выскальзывало из рук.

 244    Knight.by edition    Из копий XV века можно отметить обычное кавалерийское копье (нем. Reispie, рис. 356), копье с крыльцами для пехотинца (рис. 357), которое следует образцу VIII века, но более тяжелое и неуклюжее, и альшпис (нем. Ahlspie) — оружие, впервые появившееся в Швейцарии и Верхней Бургундии и которому позднее отдавали предпочтение чехи (рис. 358).

Восточные пехотинцы употребляли легкие копья со слабым, но, как правило, длинным древком с грубо изготовленным наконечником шиловидной формы с двумя шипами, которые иногда называют «невозвратными». Всадники применяли длинные копья (пики) с тонкими (до 15 мм) древками длиной от 4 до 4,5 метра. На шейке втулки находились опирающиеся на нее и направленные назад зазубрины, вокруг которых развевались разноцветные шнуры из верблюжьей шерсти (рис. 359).

Рис. 360. Турецкое копье, с посеребренным древком, украшенным насечкой в виде ромбической сетки;

полная длина 2,5 м. XVI в.

Рис. 361. Черкесское копье. Длина 3,16 м;

древко из перцовой трубки с резным корневым клубнем на нижней части. XVII в. Царскосельский арсенал.

Рис. 362. Туркменское копье. Длина 4,74 м;

древко из ствола бамбука, наконечник черненый. XVII в. Царскосельский арсенал.

Кавалерийское копье с древком тонким, но коротким (до 3 м), с длинным наконечником, который впервые стал применяться у турок в XV веке, носит название capie (рис. 360). Несомненно, данный вид копья и под этим же названием употреблялся еще народами Восточно римской империи. Название произошло от греческого, слова, обозначавшего ударное оружие азиатских народов, а позднее все виды древкового оружия. Термин capie применялся затем в XVI веке в Италии, Испании и в славянских странах. В Турции сипаи кавалерийское копье называют sn. Все азиатские народы пользовались тонкодревковым кавалерийским копьем. Древки делали из той породы [233] деревьев, которые встречались в данной местности и могли служить для этой цели, нередко также использовались трубки перечного дерева, бамбука и т.п. (рис. 361, 362).


Восточные народы ценили преимущественно легкие копья, поэтому нередко древки своих копий искусно пробуравливали, чтобы они были полыми.

С древних времен восточные народы обращали пристальное внимание на форму и украшение копья. Не только кузнец покрывал копье орнаментами в таушировке или позолоте, но и сам владелец навешивал на свое оружие плетение, кисточки из шерсти яка и шелка. Особой любовью пользовались джериды. В древности пожалование копья являлось знаком высшей милости султана и всегда расценивалось как драгоценный подарок. Знатные арабы и турки носили на копьях золотые шнуры с длинными кистями и плоский футляр, в котором помещался Коран, записанный на маленьких листочках (рис. 363).

В XVI веке копья, отчасти новой формы, стали основным оружием пехоты. Тактика ландскнехтов требовала длинного, но при этом легкого оружия, предназначенного для того, чтобы наносить  245    Knight.by edition    первый удар по противнику. Для ближнего боя предназначался короткий меч. Такая тактика требовала преобладающего числа копьеносцев, вооруженных специальными ландскнехтскими копьями, так называемыми пиннами (нем. Pinne, искаженное средневековое pennon). Копья ландскнехтов не следует путать с пиками XVII столетия. Они имели листообразные наконечники с коротким пером, древко длиной в среднем 4,5 м, в середине толще, чем на концах (рис. 364).100) Рис. 363. Копье, с железным наконечником длиной 7,6 см, гравированным и инкрустированным золотом;

с богато украшенным древком длиной 2,28 м;

на золотом шнуре с тяжелой кистью — золотой футляр, в котором некогда хранился Коран, записанный на маленьких листочках.

Принадлежало Туман-бею, последнему султану египетских мамелюков (убит 1517). Царскосельский арсенал.

Рис. 364. Пика ландскнехтов, общая длина 4,5 м. Германия, нач. XVI в.

[234] Эти формы копий отчетливо видны на многих страницах Арсенальных книг Максимилиана I, начиная с 1514 года, и описаны Николаусом Глокендоном. Отдельные образцы ландскнехтских копий можно встретить у швейцарцев, но обычно они предпочитали свои собственные.

Еще в XV веке они были не длиннее 3 метров. В войсках ландскнехтов они выросли в длину до 4,5-5 метров, и это привело к тому, что человек мог выпустить древко позади себя едва более, чем на 1 метр. Швейцарцы при наступлении держали копье большей частью за середину. Офицеры ландскнехтов носили короткодревковые легкие копья с листовидными наконечниками более как знак своего звания, чем оружие. Они изображены на гравюрах Николаса Мельдемана, Ганса Гульденмунда, Давида де Некера и Иеронимуса Формшнейдера, на которых представлены ландскнехты 1520 года. Как знак достоинства носили легкие копья с коротким тонким древком высокопоставленные персоны, например Карл V на знаменитой картине Тициана в Галерее Мадрида.101) Необходимо заметить, что этот обычай — не что иное, как возврат к ранним временам, когда копье само по себе являлось принадлежностью только знати.

Рис. 365. Большая рогатина, внутри полая. Нач.

XVI в.

Рис. 366. Малая рогатина, внутри полая. XVI в.

Рис. 367. Пехотная пика, общая длина 5,11 м. Германия, XVII в.

Своеобразное метательное копье использовалось у ранних ландскнехтов.

Это шефлин (нем. Schefflin). Оно имело длинный широкий, но пустотелый наконечник с короткой втулкой. Такой наконечник был чрезвычайно легким, крепился на тонком, длиной 1,7 м древке. К нижнему концу древка крепилось оперение, как у стрелы (рис. 365, 366). Название «шефлин» происходит от javelin, javelot, также gabelo, что, вероятно, имеет корень в германском ger. Шефлином в дальнейшем стали именовать  246    Knight.by edition    один из типов метательного копья, употребление которого известно с раннего средневековья. Он упоминается уже в «Песни о Роланде». [235] В 1320 году дротики попали под запрет.102) В Лондоне носители метательных дротиков входили в свиту шерифа, когда тот направлялся ко двору.

По утверждению Хевита, дротики изображены в Орлеанской рукописи, датированной 1480 годом.

И это не последнее свидетельство их применения, т.к. они фигурируют еще в Арсенальных книгах Максимилиана I с 1514 года и использовались немецкими ландскнехтами вплоть до 1520 года.

При постепенном преобразовании ландскнехтских войск по-новому организованный полк претерпел изменения в вооружении и, соответственно, способе ведения боя. Длинное копье с несущественными изменениями осталось основным оружием пехотинца, хотя теперь оно стало называться пикой (нем. Pike, фр. pigue от piguer — втыкать). Она появляется в испанских войсках Карла V под названием picas и распространяется через Нидерланды в остальные страны Европы, пока не исчезает в последнее десятилетие XVII века, уступив место штыку (рис. 367).

Рис. 368. Копье артиллериста.

Италия, XVII в.

Рис. 369. Пальник. XVII в.

Рис. 370. Богато украшенный пальник, из железа и латуни.

Вторая пол. XVI в. Оружейное собрание монастыря в Клостернойбурге. [236] В пору всеобщего распространения пик вооруженных ими солдат в немецких полках называли пикинерами (нем. Pikenier). В этот период ландскнехтские пехотные унтер-офицеры (фельдфебель, профос, ротмистр) используют алебарды, а офицеры от полковника до лейтенанта вместо копий — протазаны. Пика состоит из маленького ромбовидного наконечника с короткой втулкой и прожилинами, а также древка цилиндрической формы, изготовлявшегося большей частью из ольхи, обожженной дочерна.

 247    Knight.by edition    В артиллерии использовались своеобразные пальники-копья (нем.

Luntenspiee) с дополнительными ответвлениями, на которые наматывался фитиль. Это наполовину оружие, наполовину приспособление для стрельбы (рис. 368, 369, 370).

В большинстве случаев придворная стража была вооружена древковым оружием, обычно это копья, но, как правило, богато украшенные и весьма разнообразных, даже странных форм.

Безграничная фантазия господствовала особенно при итальянских дворах (рис. 371, 372).

Рис. 371. Копье. С защитным отводящим крюком;

украшено травленым рисунком и девизом Виктора Амедея, герцога Савойского (1630—1637).

Рис. 372. Копье стражника, с молотом. Италия, кон. XVI в.

Царскосельский арсенал.

В кавалерии до XIV столетия все больше прослеживается стремление усилить древко, особенно там, где его держали рукой. Уже около года предпринимаются первые попытки предохранять от ран руку, державшую древко, с помощью плоского металлического диска.

Потом ему придали форму конуса. Так возник защитный диск (нем.

Brechscheibe, рис. 373). Усиление нижней части древка привело к утоньшению того места, где лежит рука, откуда возникла форма, которую можно видеть у обычных кавалерийских боевых и турнирных копий и которая сохранилась традиционно у древков кавалерийских штандартов XVIII века. По этому признаку отличают [237] копье всадника от копья пехотинца, а позднее ландскнехта и пикинера.

В течение XV века постоянно происходило увеличение веса кавалерийского копья. Поэтому древко копья, хотя и изменилось значительно в диаметре, обрело желобки (рис. 374), иногда значительной глубины, благодаря чему оно стало, на наш взгляд, более эстетично. Эту моду можно видеть на прекрасной гравюре Дюрера «Всадник, смерть и дьявол» и в Арсенальных книгах Максимилиана I, исключительно важных для изучения вооружения того времени (рис. 375).

Рис. 373. Нижняя часть древка копья, с прикрепленным защитным диском, украшенным травлением. Германия, ок. 1560 г.

Рис. 374. Древко копья с канавками. Германия, ок. 1570 г.

Рис. 375. Наконечник кавалерийского копья, украшен лисьим хвостом. Ок. 1480 г.

 248    Knight.by edition    Кавалерийское копье в германоговорящих странах носило название «Schrzer».

Длина его в среднем доходила до 3,5 м. Перед атакой копье приводилось в горизонтальное положение и ложилось на опорный крюк, закрепленный на нагруднике так, что рука оказывалась перед крюком. Этот способ имел недостаток: при ударе копье могло податься назад и зажать кисть руки всадника между зарубкой на рукояти и крюком на нагруднике, [238] или между защитным диском и крюком, при этом копье нередко соскальзывало с крюка.

Во избежание этого на рукоятке устанавливали муфту, состоящую из 4-5 рядов колец стальных шариков, стянутых между собой шнурами или проволокой.

Крюк для копья имел накладку из дерева или свинца. Всадник брал копье и укладывал его на крюк таким образом, чтобы тот плотно вошел в муфту. При ударе стальные шары сильно давили на накладку крюка и образовывали с ним одно целое (рис. 376).103) Если копье в XV столетии зачастую не имело защитного диска, то в кавалерии XVI века он использовался почти без исключения, причем сохранился и на древних кавалерийских штандартах.

К концу XVI века, когда распространился опыт ведения войны в Нидерландах, кавалерийское копье все больше и больше теряет свое значение, распространяются и становятся популярны итальянские теории ведения войны, которые считают тяжелую кавалерию, вооруженную копьями, и базирующийся на этом старый рыцарский способ боя малоэффективными. Все это привело к стремлению повысить подвижность кавалерии. Уже в XVI веке появились конные аркебузиры и драгуны, которые могли сражаться как пешими, так и конными, постепенно их пропорция в войсках увеличивалась, в то время как число кирасиров, имевших только копья, постепенно сокращалось. Кирасиры оказались слишком неповоротливы, а их тяжелые копья противоречили требованию подвижности.104) Рис. 376. Кавалерийское копье, без защитного диска, с муфтой из стальных шариков на рукояти. Наконечник и рукоять увеличены;

точка «а» показывает, где копье укладывается на крюк кирасы. XV в. [239] Вместе с тем появляется кавалерийский меч и палаш, снова вошедший в моду в кавалерии. Только в Восточной Европе у венгров, которые, по восточным традициям, были консервативны в искусстве ведения войны, легкое восточное копье под неправильно принятым названием пика сохранилось вплоть до XVIII века;

у поляков оно оставалось излюбленным оружием кавалерии до новейшего времени.

В немецкой и французской кавалерии латы с 1580 года больше не оснащались крюком для копья.

Только отдельные знатные рыцари носили, почитая старые обычаи, на кавалерийских латах давно уже больше не употреблявшиеся опорные крюки.

 249    Knight.by edition    Рис. 377. Рогатки, или «испанский всадник». XVIII в. Земельный цейхгауз в Граце.

Рис. 378. Рогатина — «кабанье копье», с травленым и позолоченным украшением и оригинальным оформлением древка. Исторический музей в Дрездене. [241] С 1580 года кавалерия, а с 1700 года пехота отложили пику, хотя она не исчезла из войск полностью и в XIX веке стала возвращаться в кавалерию. Любопытно, что перерыв в использовании копья привел к тому, что современная пика не претерпела в своей характерной форме никаких изменений по сравнению со старинной.

В нидерландских освободительных войсках появляется своеобразный вид сошки — шпрингштек (нем. Springsteck — «трость для прыжков»). Он состоит из тонкого, длиной почти 2 м древка, снабженного на обоих концах простыми ромбовидными железными наконечниками. Шпрингштек стал применяться в изрезанной многочисленными каналами стране;

стрелки перепрыгивали с его помощью через неширокие канавы. Кроме того, он использовался аналогично мушкетной сошке, для чего на середине древка имелся специальный крюк.

Шпрингштек просуществовал в различных формах до конца XVIII века.

В Австрии, например, во время турецких войн XVII века они служили для образования своеобразного заграждения — «испанского [240] всадника» (нем.

spanischer Reiter). Рогатки эти, служившие для защиты от нападения кавалерии, состояли из шпрингштеков и четырехугольного возившегося специально для этой цели в обозе. Бревно имело множество отверстий на небольших расстояниях друг от друга, в которые вставлялись шпрингштеки пехотинцев, называемые в этом случае особым образом — «свиная щетина» (нем.

Schweinsfedern). В результате получались своего рода козлы. Согласно регламенту 1720 года в имперских войсках шпрингштоки оставались на  250    Knight.by edition    вооружении только у прапорщиков (рис. 377).

Особый тип копья со времен средневековья использовался при охоте на медведя и кабана. Он так и назывался — медвежье копье, свиное или кабанье копье, в зависимости от того, для поражения какого дикого животного оно предназначалось. Соответственно своему опасному применению копье делалось очень мощным, чтобы выдержать вес пораженного животного и не сломаться.

Наконечник был широкий, листовидный, с очень острыми краями. Более поздние экземпляры имели на втулке специальный рог, который привязывался крепким кожаным ремнем. Этот рог препятствовал более глубокому, чем до втулки, проникновению наконечника в тело. Особенно крепкое древко длиной до 2 метров на большей части своей длины обматывалось узким кожаным ремнем и обивалось гвоздями, чтобы предотвратить выскальзывание древка из руки.

Начиная с XVI века вошли в употребление кабаньи копья с устройствами для стрельбы. Медвежьи копья исчезли уже в XV веке, кабаньи сохранялись еще до XVII, а при некоторых европейских дворах и до XVIII века. Они еще и сегодня являются экспонатами княжеских охотничьих комнат (рис. 378).105)  251    Knight.by edition    Алебарда  Название этого оригинального оружия Helmbarte, по всей видимости, произошло от немецких слов: Helm (шлем) и Barte (бородка топора), но затем это слово попало в другие языки и было искажено (фр. hallebarde, англ. halbert, лат., hellemparta, ит. allabarda). В XVI—XVII веках при обратном переводе на немецкий оно стало писаться как «Hellebarte».

Согласно исследованиям Квирина фон Лейтнера106) относительно происхождения этого слова, оно встречается уже в последней четверти XIII столетия в форме Helmbarte в средневерхненемецком рифмованном рассказе «Герцог Эрнст», а также в «Людвиге крестоносце», и таким образом уже в начале XIV века оно вошло в обиход в современном написании. Достоверно известно, что алебарды107) имелись у швейцарцев в бою при Моргартене (1315) и при Земпахе (1386). Это оружие родилось в то время, когда стали появляться первые пластинчатые доспехи. В такую форму вылилось стремление противопоставить новому оборонительному средству соответствующее наступательное оружие, поскольку меч не в состоянии был проникнуть сквозь пластинчатые латы, их можно было сокрушить только ударом топора на длинном древке. Первые алебарды, которые в оригиналах почти до нас не дошли, можно видеть на документальных изображениях. Они имели простую форму, рассчитанную на проникновение между пластинами лат и их разрушение. Так, алебарду можно видеть в руке жандарма времен короля Иоанна I+) (1350—1364) на барельефе церкви Св. Льва в Париже. Вместо крюка она снабжена молотом (рис.

379).

Рис. 379. Воин с алебардой времен короля Иоанна I. XIV в. Барельеф церкви Сен-Ле. Париж.

 252    Knight.by edition    Вследствие совершенствования огнестрельного оружия алебарда постепенно претерпевала изменения. Ее главное назначение быть эффективным ударным оружием отходило на второй план, поэтому топор на ней уменьшился в размерах, а второй ее элемент, крюк, начинал играть значительную роль и соответственно становился все более массивным. Фактически, форма топора и наклон его лезвия, как правило, являются достоверным признаком времени изготовления этого оружия. Не останавливаясь на частностях, покажем здесь изображения алебард в хронологическом порядке. На них можно отчетливо проследить постепенное изменение формы этого оружия вплоть до XVII века (рис. 380). [242] Рис. 380. Развитие формы немецкой алебарды с XV в.:

a) Немецкая алебарда. Ок. 1480 г.

b) Тирольская алебарда. 1490 г.

c) Алебарда времен Максимилиана I. Ок. 1500 г.

d) Алебарда времен Максимилиана I. Ок. 1510 г.

e) Баварская алебарда. Ок. 1515 г.

f) Парадная алебарда личной охраны Фердинанда I с вытравленным императорским орлом, буквами «К. F.» (Kaiser Ferdinand) и датой — 1563 г.

g) Алебарда времен Фердинанда I.

В XIV и XV столетиях алебарда была самым распространенным оружием пехоты, но с конца XV века в связи с изменением комплекса вооружения, когда ландскнехты получили длинное копье, алебарда применялась только опытными воинами и младшими офицерами. На долгое время она стала оружием избранных и оставалось таковым на протяжении всего XVI столетия, а в XVII веке почти полностью исчезла из войск. В XVIII веке [243] унтер-офицер пехоты еще имел маленькую алебарду, так называемое унтер-офицерское короткое оружие (нем Unteroffizierskurzgewehr).

В Италии и Франции словом «алебарда» называли также древковое оружие, которое по форме было так не похоже на немецкое, что едва ли могло быть отнесено к этому виду. Подобного рода оружие обычно так и различали;

соответственно — немецкая и итальянская алебарды.

 253    Knight.by edition    Рис. 380. h) Парадная алебарда унтер-офицера с травлением. Ок. 1570 г.

i) Парадная алебарда с травлением. Нидерланды. Кон. XVI в. Коллекция Нейта.

к) Парадная алебарда личной охраны с травленым рисунком и вензелем императора Фердинанда II, а также его девизом: «LEGITIME CERTANTIBUS». XVII в.

l) Парадная алебарда личной охраны времен императора Леопольда I. Датирована 1660 г.

Как в мирное время, так и на войне, алебарда являлась оружием лейбгвардии при австрийском императорском дворе. Так, она изображена на гравюрах из книги Иеронима Формшнейдера, изданной в 1539 году, которая [244] содержит описание похода против турок. Наиболее любопытная гравюра изображает смотр войск императором Карлом V. Во второй половине XVI века алебардами была вооружена также швейцарская гвардия при французском дворе.

 254    Knight.by edition    Рис. 381. Разновидности немецких алебард:

a) Алебарда с прорезными топором и крюком, т. н. «нидерландская». Кон. XVI в.

b) Алебарда с прорезными топором и крюком и длинной колющей частью. Нач. XVII в.

c) Алебарда с пробитыми круглыми отверстиями на топоре и крюке. Нидерланды. Нач. XVII в.

Коллекция Ван Зейлена.

d) Алебарда с прорезными топором и крюком, украшенная кистью. XVII в. Коллекция Дельпье.

[245]  255    Knight.by edition    Рис. 381. е) Алебарда немецкой формы, но итальянской работы, с молотом. XVII в.

f) Алебарда с вилами и молотом. Италия. XVII в.

д) Алебарда с топором и крюком в стиле барокко. Италия. XVII в.

h) Парадная алебарда патрицианской семьи Вельзер. XVII в.

i) Парадная алебарда с двойным топором и наконечником, собирающимся из трех частей. XVII в.

Поскольку алебарда с течением времени становится все более непригодной для боевого применения, то ее лезвие и крюк получают под влиянием эпохи Возрождения идеальные, барочные формы. В конце XVI века появляются очень длинные наконечники в виде шила, в то время как остальные части значительно уменьшаются. Несколько характерных образцов алебарды, в том числе подражание немецкой форме, вышедших из итальянских мастерских, приведены на рис. 381. Алебарды немецкой формы [246] с прорезными лезвиями и крюками были изготовлены во Фриулии, Серавалле и Брепши, но большинство пришло из Нидерландов, преимущественно из Льежа и Антверпена.

 256    Knight.by edition    Рис. 382. Разновидности итальянских алебард:

a) Середина XVI в. Бывшее собрание Л. Мейрика.

b) Алебарда стражника. Кон. XV в. Бывшее собрание Л. Мейрика.

c) Первая пол. XVI в.

d) Середина XVI в.

e) Алебарда со старинным миланским клеймом «Скорпион». Кон. XV в. Алебарда В. Г. Риггса.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.