авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |

«Вендален Бехайм Энциклопедия оружия (Руководство по оружиеведению. Оружейное дело в его историческом развитии от начала средних веков до конца XVIII ...»

-- [ Страница 9 ] --

В то же время, начиная с XVI века, у миланских и флорентийских декорированных ружей встречалась гравировка по стали и таушировка. Позже, около 1560 года, брешианские ружейники тоже достигли удивительных результатов в гравировке по стали, а начиная примерно с 1590 года в художественном оформлении ружей на первое место выходит Франция, где лидировал Париж, оттеснив всех прочих на задний план. Гравировка и рельефная чеканка французов далеко превосходит по рисунку и изяществу исполнения прежнюю работу итальянцев. То же можно сказать о металлических вставках. Последние ружья с колесцовым замком, изготовленные в Германии, отличаются оригинальной резьбой на ложах и гравюрами, блестяще исполненными опытными мастерами. Новое поколение, начиная с 1680 года, создавало свои ружья полностью по французским образцам, но многие молодые кадры мастеров превзошли своих учителей. К сожалению, в настоящее время приходится говорить лишь о фабричном качестве ружей, а не об их художественном оформлении.

131) Gelcich, G. «Die Erzgieer der Republik Ragusa». Mitt. der k. k. Zentr.-Kommission, 1890 (прим.

авт.).

 345    Knight.by edition    132) Нем. Metze — девка, Scharfmetze — решительная девка, «крутая» девка (прим. ред.) 133) Позднее эти типы лафетов стали называться двустанинным и одностанинным лафетом соответственно (прим. ред.).

134) Славянское происхождение этого термина подтверждается тем, что первые гаубицы применялись в войске гуситов. Слава Чехии как страны самых искусных артиллеристов восходит к гуситским войнам (1419—1437) (прим. авт.).

135) Из итальянской serpentinelle в XVI в. в немецких войсках возник Scharfeutindl, что означает маленькую, или четвертную, кулеврину (прим. авт.).

136) Вагенбург — полевое укрепление из специально оснащенных повозок. Войско обычно в нем разбивало лагерь (прим. ред.).

137) Смотритель артиллерии, впоследствии воинский чин (прим. ред.).

138) Так называемый нюрнбергский, или каменный, вес применялся в Германии приблизительно до 1860 года. Железные ядра в этой системе получают наименования каменных, совпадающих с ними по размерам, хотя реальный вес железного ядра мог отличаться от каменного (прим. авт.).

139) В скобках даны итальянские названия в немецкой транскрипции, как в оригинале (прим. ред.).

140) Название «аркебуза» произошло не от крюкообразного курка фитильного замка, ибо слово arcubusari встречается задолго до изобретения фитильного замка, в 1417 г. в комментариях Фр.

Карпезани. Ср. Gay, Glossaire, pag. 73 (прим. авт.).

Точка зрения автора не разделяется в современном оружиеведении. Принято тяжелые ружья для стрельбы с упора, с упомянутым автором крюком, обозначать термином гаковница (нем.

Hakenbchse), а легкие пехотные или кавалерийские ружья для стрельбы с рук без сошки — термином аркебуза (нем. Arkebuse). В дальнейшем мы будем придерживаться этой системы. Что касается раннего употребления итальянского термина arcubusari, обозначающего арбалетчиков, то оно только подтверждает гипотезу происхождения слова «аркебуза» от крюкообразного курка.

Курки ранних аркебуз внешне и по конструкции действительно очень похожи на курок арбалета (прим. ред.).

141) В арсенальных книгах Максимилиана I встречается, а именно в разделе «Остервитц в Крайне», изображение трута и способа его нарезания ножом. Но на других изображениях в качестве воспламенителя виден также веревочный фитиль (прим. авт.).

142) Существует несколько предположений о времени изобретения колесцового замка, самый старый экземпляр которого относится к 1504 г. (на аркебузе из Музея армии, Париж). Место его изготовления Нюрнберг. Считается также, что честь изобретения колесцового замка принадлежит Леонардо да Винчи (1452—1519), в его альбомах, относящихся к 1500 годам можно видеть эскиз такого замка (прим. ред.).

143) «Кремневая огневица», состоящая из кремня, кресала и шнеппера, стала символом учрежденного в 1429 г. ордена Золотого руна (прим. авт.).

144) В XVII веке турки свои ружейные замки получали в больших количествах из Европы. Сбыт осуществляли с большой прибылью греческие и венецианские купцы (прим, авт.).

 346    Knight.by edition    145) «Отлито и хорошо просверлено», — говорится в арсенальных книгах императора Максимилиана I (прим. авт.).

146) Поскольку автор не разделяет понятий «гаковница» и «аркебуза», на рисунке он привел не полугаковницу, а обычную аркебузу несколько более позднего периода, т. е. ружье для стрельбы без упора. Весь текст ниже относится к гаковницам (прим. ред.).

*) В книге — “рис. 534”. HF.

147) Название произошло от бокового крюка на ружье, позволявшего всаднику носить свое оружие на перевязи через плечо (прим. ред.).

148) Нередко чинки ошибочно называют турецкими ружьями по той причине, что рисунок инкрустаций на ложе имеет чужеродный, деревенский стиль, который казался тем, кто не искушен в художественных стилях, восточным. В более широком смысле это не противоречит истине, поскольку славянские мотивы подверглись сильному восточному влиянию (прим. авт.).

149) Данное устройство служило для скрытия от дичи вспышки затравочного пороха, поэтому мы вводим термин пламеукрыватель, который не совпадает с немецким (прим. ред.).

150) Обычно их называют ручными мортирками (прим. ред.).

151) Как становится понятно из дальнейшего текста, автор определяет эту дату приблизительно, взяв старейший из известных ему образцов кремневого замка (1652) и оценив примерно в 3-4 года время, необходимое для того, чтобы новшество получило распространение. Но возможно, что эта дата точно определена в статье автора, на которую он ссылается. Последнее время большинство исследователей склоняются к тому, что французский батарейный замок появился в первой половине XVII века и изобретателем его был оружейник Марэн ле Буржуа (прим. ред.).

152) Пехотное ружье с кремневым замком получило название фузея, соответственно солдат, вооруженный фузеей, стал называться фузелером (прим. ред.).

153) Не вызывает сомнений то, что испанцы и арабы, равно как и нидерландцы, давно пользовались кремнем и пиритом у своих ружей с ударным курком. Испанцы и арабы находили для этого прекрасный материал на восточном побережье Африки, а нидерландцы отлично владели техникой обработки твердых материалов и наверняка сумели приспособить для этой цели твердый кварц.

Обработка кремня, по сути, забытое искусство, ушедшее в забвение за ненадобностью (прим.

авт.).

154) О развитии французского ружейного искусства см. статью автора в «Blattera fur Kunstgewerbe», Wien, Waldheim, 1866, Heft VII u. VIII: «Die Luxusgewehrfabrikation in Frankreich im 17. und 18.

Jahrhundert» (прим. авт.).

155) Батарея — огниво, объединенное с крышкой полки и укрепленное на одной с ней оси. Хотя новый французский кремневый замок и назывался батарейным, это не было его основным отличием от ранних замков. В испанском ударном замке огниво и крышка полки также соединялись в виде батареи (прим. ред.).

156) Это албанский тип ружья. Слово «arnavut» по-турецки означает «Албания» (прим. ред.).

 347    Knight.by edition    Ружейный ствол  Ружейные стволы прошли сложный путь до своего полного оформления. Правда, еще в XIV веке отливали стволы из бронзы, но очень малой длины, поскольку сверлить тогда еще не умели и приходилось отливать ствол вместе с внутренним отверстием. Необходимость в дополнительном сверлении создавала трудности.

Потребность в более длинных стволах и необходимость сокращения расхода бронзы привели к изготовлению стальных стволов. Для этого брали плоские куски железа и ковали на оправке открытые с обоих концов трубки. Для образования заглушки в раскаленную тыльную часть загоняли железный клин. Запальное отверстие было первоначально наверху, но в XV веке оно постепенно смещалось к правой стороне ствола. Для насыпания затравочного пороха предназначалась чаша у запального отверстия,157) которая в конце концов приняла форму полки.

Такие стволы, как правило, были призматическими. [337] Прицельное приспособление у обычных стволов можно обнаружить лишь в середине XV века. К концу столетия встречаются первые попытки замкнуть ствол с помощью винта — казенника (нем.

Schwanzschraube). Его изобретение следует рассматривать как существенное усовершенствование, поскольку появилась возможность лучше прочищать внутренность ствола и он стал более надежным. Кроме того, ствол можно было с помощью штифта прочно соединить с ложей.158) Вскоре появилась необходимость усилить ствол, т. к. в некоторых случаях сварной шов при выстреле лопался. Такие усиления встречались еще в середине XVI века. Важным новшеством стало начавшееся в XVI веке в Испании или Италии сверление стволов. Теперь можно было изготовлять ствол из лучшей стали и вытягивать (волочить) его по оправе. Некоторые признаки указывают на то, что арабы раньше европейцев сверлили ружейные стволы. Постепенно мастерство сверления настолько возросло, что уже около 1570 года удавалось изготовить чрезвычайно тонкие и длинные стволы. В коллекции оружия императорского дома в Вене хранится ружье с колесцовым замком примерно 1590 года, ствол которого при длине 1,95 м имеет диаметр сверления 19 мм. Другой ружейный ствол из той же коллекции еще больше вызывает удивление. Он имеет длину 275,5 см с отверстием всего 14 мм диаметром159) и датируется примерно 1620 годом. Совершенствование ствола дало первый импульс к появлению мушкета, ибо снизился вес оружия и появилась возможность отказаться от крюка, с помощью которого оружие опирали на подставку.160) Даже самые старые мушкеты имели высверленный ствол.

Единичные прицельные приспособления имелись уже на стволах второй половины XV века. В начале XVI века уже повсеместно встречалась мушка (нем. Korn), а на месте сегодняшнего диоптра — вертикальная пластинка с отверстием, так называемый дионтр (нем. Visierrohr). Это доказывает, что траекторию полета пули в то время представляли себе смутно, по-видимому куда более настильной, чем это было в действительности. Стрелки из баллестров (камнеметов) и арбалетов приобрели значительно быстрее практический опыт в отношении траектории полета и успешно его применяли.

Обращает на себя внимание отсутствие какого-либо насадочного приспособления на огнестрельном оружии. Даже когда основы баллистики уже стали общим достоянием, прицельная насадка на малых дистанциях у [338] военных ружей почти не применялась. Тем удивительнее, что она встречается на восточных стволах уже в XVII веке. Насадки неподвижно укреплены на стволе и имеют в вертикальном направлении ряд отверстий, соответствующих разным расстояниям. Вероятно, и в этой области Восток опередил Европу (рис. 534).

 348    Knight.by edition    Первые нарезные стволы были изготовлены скорее всего в Нюрнберге, причем сначала их использовали лишь для стрельбы по мишеням. Это изобретение следует отнести к середине XVI века. Первые стволы такого рода имели лишь прямоидущие нарезы и были немногим лучше гладких стволов с применением калиброванных пуль (нем. Pakugeln). Около 1560 года нарезы внутри ствола стали иметь спиральное направление. Встречались различные формы поперечного сечения нарезов, варьировалось и их направление.

В конце XVI века Августинус Коттер из Аугсбурга (ум. после 1635) изготовил первые так называемые винтовые нарезы (нем. Haarzge, рис. 535). Однако для военных целей нарезные ружья в то время применялись чрезвычайно редко, в основном лишь при защите укрепленных позиций. В XVIII веке уже целые подразделения стрелков снабжались нарезными ружьями. В конце XVI века мастерские Брешии прославились прекрасно сработанными стволами для ружей и пистолетов. Такие выдающиеся мастера, как Франчино и Коминацци, требовали за свои стволы баснословные деньги и рассылали их покупателям в кожаных футлярах, как готовальни или золотые украшения. Нехотя, но не без успеха, они обратились к изготовлению нарезных стволов, оказавшись умнее испанцев, которые долго оставались приверженцами гладких стволов.

В XVI веке многократно совершенствовалось особое устройство на стволе — запальное отверстие, или шпур, размеры, форма и направление которого постоянно менялись. Большим недостатком стало выгорание шпура, который из-за этого становился все шире. Чтобы исключить выгорание, испанские мастера в конце XVII века вставляли туда затравки из чистого золота. Они встречаются у испанских, а иногда и французских охотничьих ружей вплоть до конца XVIII века. В предыдущем столетии сложились разные формы и названия стволов в зависимости от назначения:

нарезной ствол для стрельбы в цель и для охоты на тяге,161) гладкий для войны и для охоты в открытом поле.162) Сюда следует добавить и другие модификации ружья, такие, как двустволка с рядом лежащими и сваренными друг с другом стволами для охоты в поле, двустволка со стволами, расположенными друг над другом, из которых часто один нарезной, а другой гладкий, большей частью для охоты на тяге, очень длинные гладкие стволы для охоты на водоплавающую дичь, откуда их название «утиные» стволы [339] (нем. Entenlufe). Наконец, существовали еще револьверные ружья самой разнообразной конструкции. Они служили только для охоты.

Некоторые имели барабан на 3-5 зарядов с таким же количеством одновременно поворачивающихся полок с батареями. Лишь немногие из этих конструкций можно считать целесообразными (рис. 536).

Следует сказать несколько слов об устройстве стволов для заряжания с казенной части. Самое старое из таких устройств (ок. 1550) имеет съемную камору, точно такую же, как у орудий XV века. Такую систему особенно ценили, видимо, всадники, которые могли возить с собой некоторое количество заряженных камор, чтобы перед каждым выстрелом вставлять в приемное устройство казенной части ствола. Лишь в XVII веке появляется система, похожая на систему Лефоше,163) с переламывающимся вниз прикладом, а в течение XVIII века множатся проекты по зарядке с казенной части, и в их конструкциях проглядывают зачатки почти всех современных систем, по крайней мере по своим основным идеям.

 349    Knight.by edition    Рис. 534. Турецкий ствол с фиксированными визирными отверстиями. XVII в.

Рис. 535. Сечения нарезных стволов:

a) Клиновидная нарезка.

b) Призматическая нарезка.

c) Нитевидная (мелкая) нарезка.

Рис. 536. Револьверное ружье с пятью полками, связанными с барабаном, и батарейными крышками;

полуложа с французским прикладом. XVIII в.

(В книге показаны вертикально, дулом вверх. HF.) Иногда трудно распознать происхождение ствола, и требуется большой навык, чтобы усвоить все незначительные особенности различных мастерских. [340] Примерно до 1520 года не было надежных клейм, позволяющих определить происхождение ствола, да и после этого времени они имелись лишь в немногих мастерских Германий. Самое старинное клеймо встречается на нюрнбергских стволах. Первоначально это буква N, позже, начиная примерно с 1570 года, клеймо представляет собой раздельный нюрнбергский герб. В Аугсбурге выбивали «Stadtpyr». Испанские стволы лишь в XVII веке получили клейма в виде выбитых лилий, в XVIII веке они встречаются на неаполитанских стволах. Когда были основаны фабрики в Зуле графства Хеннеберг, они ввели маленькое клеймо со словом SVL. Миланские стволы одно время имели клеймо в виде креста, в Брешии обходились без клейма, так что ствол оттуда можно было узнать только по имени мастера или его монограмме, точно так же, как штирийские стволы и стволы Ферлаха в Каритнии.

Ружейный замок  Вплоть до XV века воспламенение заряда производилось, как мы знаем, вручную от горящего куска или пенькового фитиля. Когда запальное отверстие стали располагать сбоку, то появилась пороховая полка. Необходимость производить выстрел одновременно с прицеливанием послужила поводом для разработки фитильного курка и фитильного замка.

Первое механическое приспособление для произведения выстрела еще не было фитильным замком, ибо весь аппарат состоял из рычажка — жагры, который был укреплен на ложе с помощью гвоздя. Спереди его размещалась щель, в которую впихивали трут или фитиль.

Воспламенение производилось движением пальца, причем курок опускался на полку под  350    Knight.by edition    действием собственной тяжести. Мы встречаем такой механизм зажигания еще у ручниц, показанных в арсенальных книгах Максимилиана I.

В последующее время курок выполняли как двуплечный рычаг, причем заднее плечо облегчало его движение. Именно эта конструкция послужила основой к спуску посредством спускового курка (нем. Luntenhahn). Важным добавлением была плоская пружина, регулировавшая движение курка;

с этим связывали еще т.н. спусковой рычаг (нем. Luntenschlo), аналогичный арбалетному.

Курок, пружина и спусковой рычаг теперь образовывали уже механическую систему, которая объединялась с помощью замочной доски, первоначально состоявшей лишь из длинной тонкой пластинки металла. Так возник первый фитильный замок. Спусковой крючок появляется в XVI веке лишь на самом дорогом, выполняемом на заказ оружии, на военных образцах мы его видим только в конце XVII века. Хотя во многих случаях еще остается в употреблении спусковой рычаг.

Приспособление на жагре для приема воспламеняющего средства состояло либо из щели, обе губки которой впоследствии снабжали винтом, чтобы прочнее защемить фитиль, либо из укрепленной спереди трубочки, через [341] которую протягивался фитиль. Чтобы при дождливой погоде затравочный порох не отсыревал, добавили так называемую крышку полки, которая сохранилась еще и в колесцовом замке.

Дальнейшим шагом механического прогресса была фитильный замок с ударным курком;

он требовал уже двойного пружинного действия — с одной стороны посредством боевой пружины, а с другой стороны посредством спусковой пружины, которая освобождала боевую пружину путем оттягивания штифта. Это изобретение, хотя позже оно и привело к конструкции замка с ударным курком и кремневого замка, не оправдало себя для фитильного зажигания, поскольку курок при воспламенении оставался опущенным на полку, и вспыхивающий затравочный порох часто задувал фитиль.

Рис. 537. «Монашеское ружье». Восточная работа. Королевский Исторический музей в Дрездене.

Считается, что колесцовый замок изобретен в Нюрнберге около 1515 года;

в отношении общей конструкции это может быть и верно, но не относится к открытию самого принципа воспламенения путем трения пирита о железную деталь с насечкой. Доказательство этого мы видим в так называемом «монашеском ружье» в Королевском Историческом музее Дрездена, которую следует датировать не позднее XV века. Украшения на стволе явно выполнены в арабском стиле, что вновь указывает на то, что важнейшими изобретениями мы обязаны Востоку (рис. 537).

Детальная конструкция колесцового замка испытала с момента своего появления вплоть до его исчезновения разнообразнейшие изменения, каждое из которых имело своей целью какое-то улучшение. Рассмотрим сперва колесо. Старейшие колеса прилегают открыто к механизму;

но открытое колесо легко загрязнялось, пылилось, что оказывало отрицательное действие на его функционирование. В дождь оно намокало и тем самым не давало искры. Поэтому колесо снабжали чашеобразным кожухом;

который иногда выполняли ажурным (прорезным), что, правда, противоречило его назначению. Этот кожух колеса становится излюбленным объектом декора, он выполнен большей частью из позолоченного металла и покрыт изящными гравированными или  351    Knight.by edition    травлеными рисунками. Поэтому различают в первую очередь колесцовые замки с открытым и с закрытым колесом. В [342] течение XVI века возникали различнейшие конструкции в части положения колеса. Нередко оно находилось на внутренней стороне;

но такое расположение имеет множество недостатков. Колесо насаживали на ось, лодыжку, и нередко оказывалось, что подкурковая пружина располагалась вокруг нижней половины колеса. У самых старых замков колесо выполняет при спуске полный оборот. В более поздних оно делает лишь пол, а то и четверть оборота. Вскоре после изобретения колесцового замка возникает, для предотвращения несвоевременного срабатывания оружия, предохранитель (нем. Hahnsperre). Существовало множество запорных систем. В самой простой и наиболее распространенной плечо шептала удлиняется и торчит своим концом из пропила в замочной доске, шарнирный предохранитель же располагается так, что язычок его головки упирается в спусковой рычаг, исключая тем самым произвольное срабатывание механизма. Старейшие колесцовые замки имеют узкие крышки колка, которые закрывали большим пальцем. В более поздних системах, особенно у охотничьих ружей, имеются уже крышки полки, которые быстро закрываются при нажатии на кнопку, приводящую в действие внутреннюю пружину крышки.

Рис. 538. Курляндский, т. н. чинковый, колесцовый замок. Нач. XVII в.

Среди колесцовых замков особый вид составляют курляндские. Предположительно это вообще древнейший вид. Особенность этого замка состоит в том, что боевая пружина с колесом и цепочкой расположены снаружи;

над ними дугой проложена колесцовая накладка. Курок с особой пружиной расположен перед полкой. Спусковой крючок действует внутри снизу на переднее плечо шептала (рис. 538).

Особой конструкцией обладают так называемые самовзводные замки (нем. Selbstspanner). В то время как любой обычный колесцовый замок заводится специальным ключом, надевающимся на вал колеса, у [343] самовзводных ружей взведение осуществляется через движение, которое курок производит при опускании на полку, так что ношение специального ключа становится ненужным.

Конструкции этого вида столь разнообразны, что здесь трудно было перечислить далее самые употребительные. Внимательный любитель в каждом встречающемся случае выявит такую комбинацию и легко уяснит себе ее систему.

 352    Knight.by edition    Рис. 539. Колесцовый замок с двумя курками и одной полкой. Брешия (Италия), XVII в.

Форма курка в течение времени испытала изменения, так что возможно с первого взгляда отличить более поздние от ранних. Самые старые курки очень просты и состоят только из круглого или прямоугольно опиленного стерженька ножки, губки курка узкие и угловатые, направляющий стержень короткий, а то и вообще отсутствует. Позже курок более изогнут, ножка становится шире, стержень своей косицей стремится крутой дугой вверх и образует порой кольцо.

Впоследствии курки становятся широкими и неуклюжими и снабжены разными надпилами. Но они всегда гравированы, причем иногда довольно мастерски. Многие именитые граверы (на меди), преимущественно из Аугсбурга, уделяли внимание гравировке и украшению колесцовых замков.

Итальянские колесцовые замки, особенно из Брешии и Гардоне, обычно выполнены очень изящно, а форма курков часто фантастическая: драконы, змеи и т.д., что доказывает прекрасную художественную школу изготовителей.

У более старых ружей с колесцовым замком курок опускается по направлению к дулу, позже его движение становится прямо противоположным. Малое доверие, с которым повсюду относились к колесцовым замкам, [344] привело к различным комбинациям, в основе которых лежало намерение не поставить стрелка в безвыходное положение на тот случай, когда замок не сработает. Поэтому вплоть до XVII века к колесцовому замку часто добавляется фитильный курок, это практиковалось особенно у военных образцов. У охотничьих ружей часто встречаются колесцовые замки с двумя курками, которые могут поочередно опускаться на полку (рис. 539). Но эта предосторожность вряд ли полностью отвечала своему назначению, поскольку большинство осечек было обусловлено заскакиванием колесика. Неудобство, связанное с необходимостью заводить колесо после каждого выстрела, побудило еще около 1570 года к попыткам сконструировать замок, который при одноразовом заводе позволил бы сделать несколько выстрелов. Нацеленные на это системы чрезвычайно разнообразны.

 353    Knight.by edition    Рис. 540. Двойной замок ружья с двумя полками. Ок. 1680 г.

Особенно интересны ружья с двойными или тройными колесцовыми или кремневыми замками (рис. 540). Два или три замка расположены один за другим и каждый имеет свою собственную полку с запальным отверстием. Эта конструкция продиктована желанием избежать заряжания после каждого выстрела. В зависимости от числа замков ружье заряжали 2-3 заряда друг за другом, и между каждым зарядом помещался большой пыж. Это устройство нельзя считать удачным.

Начиная с середины XVI века немецкие мастера усиленно работают над усовершенствованием колесцового замка, который по праву стали называть немецким замком. Не было оружейника, который бы не создал собственную систему. Поэтому вплоть до XVII века мы встречаем различнейшие варианты колесцовых замков, среди которых было немало весьма полезных и оригинальных конструкций. [345] Правда, нередко встречаются и своеобразные курьезы (рис. 541). Собрание ружейных замков в Императорской коллекции оружия Вены весьма показательно в том отношении, что там имеется, между прочим, чудный колесцовый замок весом 3,8 кг с замочной доской длиной более 44 см — это забавное заблуждение мастера: как будто для воспламенения большего количества пороха нужно больше искр, чем для воспламенения меньшего количества.

Переходя к рассмотрению систем ударного замка следует отметить, что непонятно, почему испанский кремневый замок с ударным курком, который наверняка появился почти одновременно с колесцовым, не получил равного с ним распространения. При всех конструктивных недостатках преимущество этой системы было настолько очевидно, что нам лишь приходится удивляться длительности применения фитильных и колесцовых замков. Мы называем старейшую конструкцию с ударным курком испанской, потому что она постепенно распространялась из Испании через Францию и Нидерланды. Но не подлежит сомнению, что происходит она от мавров;

ибо ее гораздо чаще встречаешь на арабских и турецких ружьях, чем на европейских XVI века (рис. 542). В некоторых трудах она называется также азиатским кремневым замком.

Вероятнее всего, она является мавро-арабским изобретением второй половины XV века.

 354    Knight.by edition    Рис. 541. Колесцовый замок с ключом. Позднейшая форма колесцового замка. Охотничье ружье работы Августинуса Коттера по прозвищу Шпарр, Нюрнберг. Гравировка выполнена Вильгельмом Вейером, Вена. Коллекция графа Владимира Миттровски, замок Пернштайн в Моравии.

У этих замков пружинная система находится на внешней стороне замочной доски, и это несомненный недостаток. Лодыжки нет в конструкции взвода, движение курка происходит вместо этого нажатием боевой пружины на хвост курка. Спуск осуществляется путем втягивания отростков [346] шептала, которые проходили через замочную доску и удерживали курок во взведенном положении. Но самое важное и гениальное устройство состоит в объединении огнива с крышкой полка вместе в батарею (нем. Batterie), вследствие чего полка открывается в то мгновение, когда происходит удар.164) Поэтому совершенно непонятно, почему нидерландские мастера, которые около 1560 года переняли и развили дальше ударный замок, отвергли самое выгодное устройство — батарею, сохранив крышку полки от колесцового замка и создав огниво на стойке, похожее на молоток на рукоятке.165) Эти замки применялись французами и нидерландцами еще до 1680 года (рис. 515). Несомненное улучшение нидерландского ударного замка состоит в том, что пружинный механизм расположен внутри. В некоторых случаях заметны уже попытки улучшить систему.

Курок по своей форме тоже приближается уже к позднейшему. Следует отметить, что на турецких ружьях с ударным замком мы, начиная с начала XVII века, встречаем предохранитель. Здесь мы тоже видим, что наилучшие устройства куда старее, чем мы до сих пор предполагали, и восходят к Востоку. Наконец упомянем, что старейшее известное нидерландское кремневое ружье в Историческом музее Дрездена датировано 1598 годом.

 355    Knight.by edition    Рис. 542. Испанский ударный замок. Работа Франсиско Лопеса. Мадрид, XVIII в. [347] Французский кремневый замок можно рассматривать как одно из важнейших усовершенствований в оружейном деле. Тем самым была создана система, соответствовавшая всем требованиям для надежной и быстрой стрельбы. Хотя она и встретила недоверие в консервативных кругах французских военных, до конца XVII века фитильный замок оставался основным для вооружения пехоты.

Рис. 543. Ружейный замок. Богато украшен резьбой по стали;

от ружья с рис. 528. Ок. 1700 г.

У кремневого замка, за исключением курка (нем. Hahn), полки (нем. Pfanne) с батарейным огнивом (нем. Batteriedeckel), подогнивной пружины (нем. Deckelfeder), весь механизм состоял из лодыжки (нем. Nu), боевой пружины (нем. Schlagfeder), лодыжной накладки, перки (нем. Studel) и шептала (нем. Stange) с внутренней стороны замочной доски (нем. Schloplatte). У старейших французских кремневых замков крышки полки огнива были разделены, что кажется доказательством того, что французские оружейники, создающие кремневые замки, взяли за образец нидерландский замок.

Крышка полки открывалась еще посредством тяги. Это неудобство парижские мастера сумели устранить, соединив крышку полки с курком посредством толкателя, так что крышка при взводе  356    Knight.by edition    открывалась. Существенным и характерным новшеством являлся курок с двумя взводами;

но лишь после многочисленных попыток он приобрел законченную форму. Примерно до 1660 года мы часто встречаем еще рифленые ударные поверхности огнива для пирита, а впоследствии только гладкие. К этому же времени исчезают раздельные огниво и полка, которые незаслуженно так долго оставались в употреблении. Начиная с возникновения этого батарейного кремневого замка отмечается расцвет [348] французских оружейных мастерских, чем они были обязаны покровительству министра финансов Кольбера. Их изделиям присуща красота и элегантность, которые заслуживают всяческой похвалы. На украшение замков и стволов оказывали влияние лучшие декораторы Франции: Лебрен, Верен, Брисвиль и многие другие (рис. 543). Лишь постепенно немецкие оружейники решились отказаться от своего излюбленного колесцового замка и перейти к производству кремневых при отличных профессиональных навыках в XVIII веке. Им удалось составить ощутимую конкуренцию французам и бельгийцам: такие мастера, как Ульрих Менц в Брауншвейге, С. Чаушка в Вольфенбюттеле, Андреас Кухенройтер в Рогенсбурге, Л. Бехер в Карлсбаде, Георг Кайзер в Вене и другие вскоре превзошли французов по красоте и качеству своих изделий.

Простота и компактность конструкции механизма обеспечила без каких-либо затруднений преобразование кремневого замка в капсюльный. Такие замки встречаются уже в начале XVIII веке почти в той же форме, что и век спустя.

 357    Knight.by edition    Пистолет  Мы уже ранее упоминали, что пистолет возник из ручницы в XIV веке. Всадник производит выстрел из этого приспособления, опираясь сошкой на седельную луку (см. рис. 504). Ручницы скопитусы имели сзади стержнеобразный отросток, который при прицеливании упирался в нагрудник. Из этих неуклюжих и тяжелых приспособлений, после того как удалось снизить вес ствола, возникли петринеллы, которые, правда, все еще приходилось упирать в грудь, но которым уже не требовалась сошка. Эти петринеллы имеют уже деревянную ложу, для усиления густо усеянную гвоздиками. Выстрел производился с помощью фитиля;

для всадника это было очень обременительно и даже опасно. Около 1530 года в Германии появляются первые пистолеты, выстрел из которых производился вытянутой рукой. Результатом этого было преобразование в вооружении всадников. Дело в том, что пистолет оказался прекрасным оружием в ближнем бою, ударные виды оружия вроде булавы, молота и секиры оказались лишними. Они стали исчезать из обихода конницы. Лишь в Венгрии, Польше, России и странах Востока, жители которых были исключительно привержены к традиционному военному устройству, ударное оружие оставалось в употреблении вплоть до XVII века. В армиях же Южной и Западной Европы всадники отбросили свои булавы и чеканы, которые в последнее время играли роль знаков отличия командующего каким-либо подразделением. Зато каждый кавалерист получил пару пистолетов, которые носились в кобурах, ольстрах на передней седельной луке. Длина этих пистолетов была разная. Короткий назывался обычно пуффером (нем. Puffer) и годился лишь для самой короткой дистанции. Им пользовались лишь в [349] рукопашном бою, где он после разрядки служил нередко как палица.

Длинный пистолет мог на 50-80 шагов поразить цель с достаточной эффективностью.166) У этого оружия колесцовый замок оказался чрезвычайно удобным, поскольку всадник мог для производства выстрела пользоваться только одной рукой.

Рис. 544. Короткий пистолет, т. н. пуффер. С немецкой ложей, инкрустированной костью, и шаровидным набалдашником. Нюрнберг, клеймо «гроздь винограда», ок. 1560 г.

Рис. 545. Длинный пистолет с тройным колесцовым замком;

колеса закрыты, передний затвор показан открытым;

ореховая ложа внизу инкрустирована гравированной слоновой костью.

Италия, предположительно Брешия. Без марки, ок. 1570 г.

Рис. 546. Двуствольный пистолет с двумя расположенными друг над другом стволами длиной по 51 см и двумя колесцовыми замками;

ложа богато инкрустирована слоновой костью и перламутром. Италия, ок. 1570 г.

(В книге показаны вертикально, дулом вверх. HF.)  358    Knight.by edition    Старейшие пистолеты с колесцовыми замками, если провести аналогию с формой ложи, образовались из петринелл, т. к. у них еще прямая и лишь незначительно опущенная вниз рукоятка, на конце которой находится шарообразное навершие, так называемое яблоко (нем.

Afterkugel). Около 1560 года рукоятка на немецких пистолетах все больше опускалась вниз, так что он с осью ствола образовывал угол в 50-60° (рис. 545). Из Испании около 1550 года вошли в обиход формы рукоятки, которые были изогнуты и сужались книзу. Итальянцы применяли формы, схожие с немецкими, только рукоятки были длинными, тонкими, почти прямыми и оканчивались яйцевидным или шаровидным яблоком (рис. 546). Схожие формы изготовляются начиная с 1580 года в Германии и Нидерландах. Прицельные приспособления встречаются очень редко, равно как и нарезные стволы. У колесцовых замков пистолетов очень рано появляются предохранители. Стремление по возможности облегчить заряжание привело еще около 1540 года к изготовлению пистолетов с казнозарядным [350] устройством. Старейшие из известных основаны на системе сменной каморы с боковым шарнирным запором. Около 1560 года в обиход вошли очень изящные двуствольные пистолеты или двойные фаустеры (нем. Doppelfaustrohre или Doppelfauster). Первые из них попадают в Германию из Италии. Стволы расположены раздельно друг над другом и соприкасаются только у дул;

на каждом стволе находится колесцовый замок, яблоко находится прямо по оси оружия, так что пистолет достаточно повернуть, чтобы произвести второй выстрел (рис. 546). Около 1580 года, а может быть и раньше, входят в обиход первые револьверы, большинство из которых оборудовано шестизарядным барабаном. Нет возможности указать, какому народу следует приписать это остроумное изобретение;

те образцы, которые попадались автору, имеют, правда, ложи итальянской формы, изготовлены, однако, немецкими ремесленниками, в основном из Нюрнберга (рис. 547).

В ходе Тридцатилетней войны форма ложи пистолетов изменяется в том смысле, что шарообразное яблоко исчезает, рукоятка становится несколько изогнутой и оканчивается умеренных размеров яблоком, обитым металлическим набалдашником. Начиная примерно с года все больше сказывается французское влияние в формообразовании, современный пистолет обязан своим возникновением этой тенденции, с того же времени становится все популярнее название «пистолет» (фр. pistole), которое в конце концов становится всеобщим. То, что название образовалось от провинции Пистойя, столь же мало обосновано, как имя «байонет» от города Байонна. Испанец называет словом pistoresa, происходящим, вероятно, от «piston», что обозначало любое короткое, сподручное оружие, такое как короткий кинжал и пр., а итальянец обозначает через «pistolesa» — короткую саблю;

таким образом, название оружия часто является производным от названия сходного предмета.167) В XVIII веке по своему назначению различают три вида пистолетов: кавалерийский пистолет (нем. Reiterpistole, рис. 548) для боевых действий с длинным стволом и малого калибра, охотничий пиcmолет (нем. Jagdpistole) большого калибра, иногда также с тромбонным стволом для заряда дробью;

целевой пистолет (нем. Scheibenpistole) малого калибра, капсюльным замком и нередко даже с нарезным стволом. Дуэльный пистолет (нем. Duellpistole), как правило, имеет форму кавалерийского пистолета. В этот период распространяются двуствольные пистолеты, первые образцы которых изготавливались во Франции. Преимущества кремневого замка для пистолета быстро стало ясным;

мы видим часто также применение куркового предохранителя. Специальное назначение имеют маленькие пистолеты — терцероле (ит. terzerolle, pistolese) и, наконец, так называемые карманные пистолеты (нем. Taschenpuffer), которые следует уже рассматривать как своего рода игрушки. Кремневый замок допускал у пистолетов не только систему с 3-4 поворотными стволами, но также револьверную систему. [351] Пистолет сразу после своего введения стал любимым оружием знатного всадника, который всегда возил с собой во время своих поездок пару пистолетов. Обычные пистолеты возились, как и сегодня, в ольстрах на передней седельной луке, которые большей частью были обиты бархатом.

 359    Knight.by edition    В XVII и XVIII веках эти ольстры снабжались большими чехлами, обрамляемыми бахромой, украшенными эмблемами или монограммами. Длинные пистолеты, которые по своей величине были переходной формой к кавалерийской аркебузе и далее к карабину, носили также на правой стороне у задней седельной луки в тяжелой ольстре.

Кавалерийские пистолеты знати уже в первой половине XVI века стали излюбленным предметом художественной отделки, причем немцы отличались своими чрезвычайно тонкими и красивыми инкрустациями из слоновой кости, итальянцы — своей пышной резьбой по стали, также своим изумительным декором в технике таушировки.

Рис. 547. Пистолет револьверной системы с колесцовым замком и шестизарядным барабаном, украшенным ажурными латунными накладками с изображениями чешского льва. Германия, ок.

1590 г.

Рис. 548. Кавалерийский пистолет с резными стволом и замком;

ложе инкрустировано перламутром. Работа Ла Марра, Париж, ок. 1730 г. (В книге показаны вертикально, дулом вверх.

HF.) В XVIII веке, периоде кремневого замка, украшение ложи отступает на второй план, зато приобретает первостепенное значение декор стволов, замков и накладок (рис. 548). Мы сталкиваемся здесь с чудесной резьбой и гравировкой, которые иногда являются подлинными произведениями искусства. Золочение и чернение, травление, которые некогда были очень излюблены, встречаются все реже и наконец [352] совсем исчезают. Ложи теперь редко имеют металлические накладки, их украшают плоской резьбой, и вообще им предпочитали оставлять натуральную окраску дерева или обрабатывать их темной морилкой.

На Востоке в XVI веке пистолеты имелись только у знати и большее распространение они получили лишь в XVII веке, но тогда уж начали цениться так высоко, что наравне с кинжалом стали неразлучными спутниками любого воина. В отличие от стран Запада, его носили не в кобуре, а всегда за поясом воина. Стволы чрезвычайно тонкие и имели малый калибр, замки большей частью европейские, маленькие, ложа чаще всего обита металлом и украшена драгоценными камнями. Лишь более старые восточные пистолеты представляют собой художественную ценность;

более новые хоть и имеют богатый декор, но стилистически не выдерживают критики.

 360    Knight.by edition    Инструменты и приборы, предназначенные для  огнестрельного оружия  В старое время устройства, состоявшие на службе огнестрельного оружия, были совершенно неоднородными. Орудийное дело первоначально развивалось в каждой армии самостоятельно, поэтому возникло большое разнообразие устройств, обладающих общими свойствами, придуманных разными изобретателями независимо друг от друга. Когда из орудий стреляли еще без лафетов, прямо с брусков, самым главным инструментом артиллериста был обыкновенный плотничий топор;

помимо этого применяли шуфлу (нем. Ladeschaufel, рис. 549), с помощью которой порох засыпался в ствол, банник (нем. Wischer), забойник (нем. Ladestock), ваги (нем.

Hebebume), козьи ножки, называемые также кусачками (нем. Beier);

артиллерийский мастер носил пальник (нем. Luntenstock), своего рода копье, от лезвия которого по бокам отходили отростки, на которые наматывали фитиль. Пальник являлся одновременно знаком достоинства мастера (рис. 369, 370, 550). Уже в первой половине XV века для наведения орудий применялся простой квадрант (нем. Quadrant), как это видно в манускрипте из библиотеки искусствоведческой коллекции Вены, датированном около 1440 года.

По мере того как орудия приобретали более совершенные и стандартные лафеты, проще и более специализированным становится инструментарий. Топор на полевых позициях целиком исчезает, зато появляются очень остроумно задуманные и легкотранспортабельные подъемные устройства и другие усовершенствования. Когда около 1680 года постепенно стали вводить картузы (нем.

Hebezeuge), из обихода полностью исчезли также шуфлы.168) Обслуживание орудия становится более деликатным, орудийная [353] прислуга снабжается более тонким инструментом.

Артиллерист получает так называемый набор (нем. Besteck), который, помимо раздвижного калибра (нем. Kaliberstab) и кинжала в ножнах, содержит также протравник (нем. Raumnadel), бурав (нем. Bohrpfriemen), напильник (нем. Feile) и циркуль (нем. Zirkel). Схожее, хотя и более простое снаряжение имели итальянские артиллеристы второй половины XVI века. Для определения силы пороха в XVII веке изобрели очень остроумный инструмент под названием «пороховой пробник» (нем. Pulverprobe). Имеется несколько различных механических систем, из которых в то время самой лучшей была стержневая проба по Фуртенбаху 1642 года, экземпляр которой находится в Императорской коллекции в Вене (рис. 551, 552).

 361    Knight.by edition    Рис. 549. Шуфла, или загрузочная ложка. Из арсенальных книг императора Максимилиана I.

Рис. 550. Прусский пальник. 1720—1740 гг. Королевский Цейхгауз в Берлине.

Рис. 551. Пороховая проба, т. н. стержневая проба по Фуртенбаху. 1642 г.

Рис. 552. Пороховая проба с рычагом и храповиком. Ок. 1750 г.

Для артиллерии и ручного огнестрельного оружия в старые времена не существовало единообразных технологических принадлежностей. Лишь в последние годы XIV века в Италии заметны попытки ввести однообразие в оснащение стрелка экипировкой. Самая старая экипировка всадника, вооружейного скопитусом, достаточно проста (рис. 552): она состояла из стволика на седельную луку, железного шомпола, сошки для укладывания кожаной пороховницы и мешочка для пуль. Пехотинец около 1400 года [354] вгонял вилку в землю, на него он клал свой ствол (рис.

507). Но уже около 1420 года мы встречаемся с применением сошки, которое, однако, вскоре прекращается. Около второй половины XV века, когда всеобщее распространение получил пластинчатый доспех, считалось, что лишь с помощью ружей большого калибра возможно преодолеть это защитное вооружение, которое, кстати, всегда переоценивалось. Так возникли гаковница на штативах;

их обслуживали два человека, из которых один носил штатив, а другой гаковницу (рис. 516).

В войсках ландскнехтов самого первого периода (1490—1520) мы впервые сталкиваемся с пороховницей, причем у всех стрелков из ручного огнестрельного оружия они довольно схожей формы. Она имеет форму диска, диаметром не более 10 см, имеет трубку и носится на шнурке на спине;

спереди же, на груди, висит маленький рожок для затравки, или натруска (рис. 517). Вид такой круглой пороховницы для военных и охотничьих целей сохраняют до конца XVIII века (рис.

553, 554).

 362    Knight.by edition    Рис. 553. Пороховница с пружинным затвором, из рога, с серебряными накладками;

с одной стороны на корпусе находятся часы, с другой — компас. Саксония, ок. 1580 г. Коллекция графини Циротин, замок Блауда в Моравии.

Рис. 554. Пороховница, из слоновой кости, с пружинным затвором и светло-голубыми кистями;

в середине дисков с обеих сторон находятся медальоны: на одной стороне — с рельефным портретом графа Эрнста Рюдигера фон Штаремберга (1638—1701), возглавлявшего оборону Вены в 1683 г., с другой — с видом Вены. Ок. 1690 г.

Около 1510 года применяется уже штопор для пуль (нем. Kugelbohrer) и скребло (нем. Krtzer), чтобы вытаскивать заряды из ствола — как мы видим из арсенальных книг Максимилиана I. С ростом искусства стрельбы пороховницы, сохраняя дискообразную форму, постепенно становятся крупнее, так что в немецких войсках достигают уже диаметра в 15 см. Итальянцы первые около 1560 года ввели на нидерландском [355] театре военных действий окантованные металлом пороховницы. Они имели трапецевидную форму с вогнутыми краями толщиной 6-7 см. Корпус  363    Knight.by edition    Рис. 555. Мушкетерская пороховница (a) и натруска (b), с пружинными затворами, из ажурного железа, на подкладке из желтого бархата, украшены золеными кистями. Италия, ок. 1570 г.

Рис. 556. Венецианский артиллерийский пороховой рожок, кожаный, украшен тиснением. Ок.

1580 г.

Рис. 557. Пороховница из тисненой кожи, монтированной на листовом железе. Италия, ок. г.

Рис: 558. Сошка эрцгерцога Леопольда V Тирольского (1586—1632). Трость богато инкрустирована слоновой костью, наверху — изображение доброго пастыря со словами: «EGO SUM PASTOR BONUS» («Аз есмь добрый пастырь»). Германия, ок. 1628 г. [356] был выполнен из дерева и обит прорезным железом. Такую пороховницу украшали шнурками с кистями и носили сзади на правом боку, в то время как схожий сосуд, но значительно меньшего размера, — натруска для затравки носилась на той же стороне, но спереди (рис. 555). В странах Севера эти сосуды часто полировали, правда форму иногда изменяли. Нередко можно увидеть пороховницы в виде усеченного конуса, сплющенные сзади;

трубка оставалась при этом без изменений. В Италии их изготавливали из различных материалов, но особенно часто из тисненой кожи (рис. 556, 557). Одновременно с мушкетом появилась сошка, которая до конца XVII века оставалась характерным атрибутом мушкетера (рис. 558). Для Нидерландов характерным являлся пороховой рог (нем. Pulverhorn, рис. 559). Оттуда он вошел в употребление и в других местах.

Состоял он из плоско спрессованного коровьего рога, широкий конец которого был закрыт жестью и образовывал дно, в то время как на тонком конце находилась трубка с пороховым  364    Knight.by edition    затвором (нем. Pulversperre). Обычно рог носился на шнурке через плечо или, как в нидерландской кавалерии, на крючке у пояса, на котором укреплялись пороховница, ключ и мешок для пуль.

Рис. 559. Рожок для пороха. Украшен грубой гравировкой. Нидерланды, ок. 1580 г.

Натруски в начале XVII века были различными. Охотники носили преимущественно натруски, изготовленные из оленьих рогов, причем для этого использовался участок, где рога разветвляются.

Во второй половине XVI века, когда у легкой кавалерии и преимущественно у аркебузеров входит в употребление патрон, появляются патронташи (нем. Patronbchse), которые пристегивались к поясу. Рядовые всадники императорского войска носили в нем 10-15 патронов (рис. 560), у офицеров они были, как правило, меньше и часто богато украшены. Они изготовлены из листового железа, покрытого травлением. По форме эти патронташи напоминали колчан для болтов, но были гораздо ниже. В XVII веке немецкая дискообразная пороховница кое-где еще находилась в употреблении, причем чаще всего ее точили из дерева. У восточных народов, в европейской Турции, в польской и венгерской национальных армиях рядовой воин часто пользовался так называемой горлянкой (нем. Flaschenkrbis), которая у жерла снабжалась примитивной трубкой.

Пороховница имела тот недостаток, что стрелок не имел возможности точно отмерить необходимое для выстрела количество пороха и мог впопыхах засыпать его гораздо больше, что приводило к разрыву ствола.

Чтобы устранить этот недостаток, мушкетера снабжали деревянными точеными патронными гильзами (нем. Patronenhlsen), или «берендейками», в которых находилось точно отмеренное для выстрела [357] количество пороха. Эти берендейки, которых было 11-12 штук, подвешивались с помощью плетеных ремешков на перевязи средней ширины, которую носили через левое плечо (рис. 561). На этой перевязи — бандельере висел также мешочек для пуль и тряпка, а также натруска, кроме того, вокруг нее еще навивали запас фитиля. Эти бандельеры появились впервые, по-видимому, в Саксонии в конце XVI веке;

в начале XVII века они уже встречались в большинстве европейских армий. В Италию они проникли позже всего. Недостаток бандельер заключался в том, что при движении берендейки создавали дребезжащий шум, который выдавал подход подразделения при скрытном нападении.

 365    Knight.by edition    Рис. 560. Патронташ императорского аркебузира;

на тринадцать патронов, железный, полированный, украшен травлением с чернением. Германия, ок. 1570 г.

Рис. 561. Бандельера — патронная перевязь мушкетера;


с мешочком для пуль и натруской.

С введением бумажных патронов (нем. Papierpatrone) в конце XVII века пехота отказалась от бандельеров и получила подсумки (нем. Patrontasche), которые носили сперва на правом боку, а позднее за спиной.169) [358] Но натруска сохранялась дольше, пока у патронов затравка не становится частью начинки патрона.170) У стрелков и охотников, которые были вооружены нарезным оружием или так называемыми штуцерами (нем. Stutzen) — нарезными короткими винтовками, натруски с заправкой были в употреблении еще до второй половины XIX века.

 366    Knight.by edition    Рис. 562. Прусская фитильная коробка. По картине маслом из королевского Цейхгауза в Берлине.

Ок. 1720 г.

Рис. 563. Ключи от колесцовых замков.

a) От охотничьего ружья императора Рудольфа II, объединен с отверткой;

из резного железа, частично позолочен. Аугсбург, ок. 1605 г.

b) Объединен с пороховой мерой;

вороненая сталь. Германия, XVII в.

Рис. 564. Способы ношения ключа от колесцового замка.

a) Пороховой рожок натруска, для затравочного пороха, без порохового затвора, роговой, с накладками из гравированной латуни, с квадратным отверстием для ключа от колесцового замка. Германия, XVII в.

b) Лопасть, для хранения пуль в мешочке, натруски с затравочным порохом и ключа.

Неудобство ситуации для мушкетера, когда он должен постоянно держать между пальцами зажженный фитиль, побудило ввести еще в XVII веке коробку для фитилей (нем. Luntenberger).

Они изготовлялись из листового железа или латуни в виде цилиндра, который сверху закрывался конусообразной или плоской крышкой. Коробка имела отверстия по всей поверхности;

ее носили на груди, прикрепленной к перевязи подсумка. [360] В XVIII веке этим приспособлением широко пользовались гренадеры, последние пехотинцы, еще применявшие фитиль171) (рис. 562).

Характерное для ружья с колесцовым замком приспособление — ключ (нем. Radschlospanner, рис.

563), с помощью которого взводили колесико замка. Этот ключ всадники на рубеже XVI века носили на специальной подвеске или на поясе (рис. 564).

 367    Knight.by edition      Штык  Штык нельзя рассматривать просто как принадлежность огнестрельного оружия. Это дополнение, которое в известном смысле меняет назначение ружья, превратив его в колющее оружие. Мы видели, что еще с начала XVI века, а в отдельных случаях и с XIV века, пытались создать комбинированное оружие: колюще-рубящее и одновременно стреляющее. Главной целью считалось создание универсального оружия, которое допускало бы любое применение.

К концу XVI века в нидерландских войсках постепенно меняется способ борьбы, огневой бой все больше распространяется и тактика все больше отходит от средневековых традиций. С огневым боем преобладающее значение приобретает пехотное ружье. Но при атаке противника все же нельзя было полностью отказаться от колющего оружия, поэтому пика, наряду с мушкетом, еще целый век оставалась необходимым оружием.

Судя по сохранившемуся письму некоего Хотмана к Якобу Капеллусу в Седане от 1575 года, штык уже тогда был известен в качестве оружия, ибо в письме речь идет о позолоченном кинжале:

«Они называют его байонет...» По крайней мере, в то время существовало уже слово, а вероятно, и сегодняшнее применение обозначенного им оружия, поскольку старейший штык представлял собой просто длинный кинжал, рукоятку которого всовывали в дуло, превращая тем самым ружье в колющее оружие. Уже на этой стадии развития судьба копья была предрешена, оно стало лишним и исчезло из войск.

Однако из текста упомянутого письма можно заключить, что первоначально название байонет (нем. Bajonett) (или багинет) означало изготовленную в Байонне форму кинжала и лишь позже по аналогии было перенесено на «ружейное копье».

Полковник М. Тирбах отметил в своем превосходном труде «Историческое развитие ручного огнестрельного оружия», что багинет впервые применялся, по-видимому, на охоте, в качестве рогатины. Это предположение в известной степени обосновано, ибо в коллекции оружия Императорского дома Вены действительно хранится вставляемый в дуло типичный охотничий [361] кинжал — багинет (рис. 565). Он относится к концу XVII века. Но идея превратить стрелковое оружие указанным способом в колющее возникла намного раньше. Так, в упомянутой коллекции хранятся два длинных пистолета, датируемых примерно 1580 годом, имеющие вместо шомполов пазы, из которых можно вытянуть острые шилообразные лезвия и фиксировать их с помощью запорных пружинок. Это самые ранние зачатки штыка (рис. 566).

Первое упоминание о багинете как о «ноже при мушкете» мы находим в актах главного арсенала в Дрездене в 1669 году.

 368    Knight.by edition    Рис. 565. Багинет, с латунной оправой и деревянной ручкой-пробкой. Кон. XVII в.

Рис. 566. Багинеты. Англия. XVII в. Из бывшего собрания Л. Мейрика.

Рис. 567. Французский втулочный штык. 1724 г.

Рис. 568. Французский штык системы Дельвиня, образец 1840 г., т. н. ятаган.

Недостаток штыков-багинетов состоял в том, что при стрельбе их надо было снимать, поэтому возникли попытки установить его немного сбоку с помощью втулки. Первые образцы такого рода имеют втулки со шлицом, пружинисто охватывающие ствол. Чтобы отвести лезвие от траектории [360] пули и дать возможность стрелять при насаженном штыке (нем. Dillen-Bajonett), его снабдили так называемой шейкой (рис. 567). Этот способ крепления во многом оставлял желать лучшего, поэтому нередко при стрельбе штыки падали и в рукопашном бою легко могли быть «стянуты». Лишь около 1740 года во Франции добились более солидного крепления тем, что втулка получила пропиленный «Г»-образный паз, по которого направлялась мушка или приваренный к стволу выступ. Насаженный штык удерживался пружиной. Первые багинеты имели прямые лезвия и напоминали короткие мечи, нередко с зазубринами для употребления на привале в качестве пилы. Позже, с XVIII вплоть до XIX веков, штыки становятся все короче и больше напоминают ножи. В XVIII веке саксонская пехота имела также штыки с сабельной рукояткой, которые укреплялись сбоку на стволе. Во Франции появились трехгранные, шилообразные штыки, распространившиеся затем в других армиях. Их изготавливали в больших количествах в Льеже, этой крупнейшей оружейной мастерской. Впоследствии лезвие приобрело большую длину и четырехгранное сечение с вогнутыми поверхностями. Шейка штыка в начале XIX века стала цилиндрической и отогнутой, лезвие, для предохранения от пули, вылетающей из ствола, получило небольшой уклон в сторону. Лишь около 1840 года встречаются первые рубящие штыки без втулок, похожие на старые саксонские, но с ятаганоподобными лезвиями по системе Дельвиня, которыми сперва были вооружены орлеанские стрелки (рис. 568).

 369    Knight.by edition    157) Сначала эта чаша выковывалась вместе со стволом из наплыва металла, потом ее стали делать отдельно, таким образом появилась полка (прим. ред.).

158) В оружейной коллекции августиновского монастыря в Клостернойбурге под Веной хранится большое количество кованых стволов начала XV— конца XVI века. По этой коллекции можно четко проследить постепенное их совершенствование (прим. авт.).

159) Сделал его мастер Ганс Фридрих фон Дипендаль. Но это еще не предельное достижение.

Ружейник Петрини в своем манускрипте 1642 года (библиотека Мальябеч) сообщает о мастере Маффеи в Пистоне, который изготавливал стволы длиной 10 аршин (локтей), правда, очень тяжелые (прим. авт.).

160) Гаковницы были слишком неповоротливы и тяжелы, аркебузы оказались малоэффективны даже на средних дистанциях. Должен был появиться промежуточный тип оружия, соединивший в себе дальнобойность гаковницы с удобством аркебузы. Таким оружием и стал мушкет. Из мушкета стреляли с упора сошки (из гаковницы с козел, из аркебузы без упора) (прим. ред.).

161) Вид охоты на вальдшнепа. Весной на закате солнца самец начинает «тянуть» — кружить над лесом в поисках пары. Охотник занимает удобную позицию и бьет птицу влет. Автор ошибается, утверждая, что для этой цели применялись нарезные стволы. Для охоты на птиц и мелкую дичь использовались гладкоствольные ружья-дробовики, стрелявшие зарядом дроби. На крупного зверя (кабана, медведя, оленя и др.) охотились с нарезными винтовками, обладавшими для этого всеми достоинствами: точностью боя, убойной силой, хорошей дальностью стрельбы (прим. ред.).

162) Охота на птиц и мелкого зверя, например зайца (прим. ред.).

163) Имеется в виду лишь наличие откидных («переламывающихся» вниз) стволов, но не унитарный патрон шпилечной системы Лефоше, появившийся в начале XIX в. (прим. ред.).

164) Пока еще применялся пирит, ударную поверхность приходилось снабжать направленным вниз рифлением для сбережения камня;

у кремня эта предосторожность была уже излишней (прим.

авт.).

165) Причина, вероятно, состояла в том, что нидерландские ружейники находились под слишком большим влиянием немецких и были слишком высокого мнения о сдвигающейся крышке полки колесцового замка (прим. авт.).

166) Дистанция эффективной стрельбы автором сильно преувеличена. Точность стрельбы из этого оружия вряд ли могла быть возможна на дистанции более 15 м.

167) Как правило, местные производные обозначений в оружейном деле следует воспринимать с осторожностью. Почти все сводятся к звукоподражанию, которая лишена всякого исторического основания (прим. авт.).

168) Картуз содержал стандартный заряд пороха, необходимый для выстрела, что сократило время заряжания, но шуфлы вовсе не исчезли для более тонкой стрельбы, например в осадной войне они применялись довольно долго (прим. ред.).

169) Всеобщее введение бумажного патрона и подсумка следует отнести примерно к 1670 г. В очень интересном произведении Франческо Матцоли, Болонья, 1673 г., пикинеры показаны уже с торчащим за поясом пистолетом с кремневым замком и небольшими патронташами. Автор  370    Knight.by edition    предлагает и для мушкетеров патронташи с 12 жестяными гильзами, а в них бумажные патроны с пулями (прим. авт.).


170) После этого нововведения достаточно было подкусить патрон и из него насыпать порох на полку (прим. ред.).

171) Он необходим был гренадерам для того, чтобы поджигать запалы ручных гранат, которые находились на вооружении данного вида пехоты (прим. ред.).

                                         371    Knight.by edition    Часть III.     372    Knight.by edition    Военные атрибуты    Три рыцаря на параде со своими знаменами.

Всадник и кони в полном тяжелом вооружении. Доспехи роскошно украшены, относятся к типу парадных.

Гравюра из турнирной книги Г. Букмаера. 1515 г.

   373    Knight.by edition    Знамена  Знамена (нем. Fahne) в сухопутных армиях известны с древнейших времен.172) Их основное практическое назначение состояло в обозначении места сосредоточения войск и командного центра. Знамена и штандарты (нем. Feldzeichen) имели еще и моральное значение для боеспособности армии или отдельного отряда. Этим целям знамена и штандарты служили и в средние века, а формы и назначение их были унаследованы другими народами от Римской империи. Маленькие флажки на копьях всадников имели сарматские воины во времена великого переселения народов в V веке. Аналогичные флажки появились позже у вассалов, получивших от своих сеньоров ленные наделы. Так, на золотом кувшине из клада Надьсцентмиклош (Венгрия) изображен всадник с таким флажком (рис. 130). Он был четырехугольным, верхний край разрезан на две косицы. Более распространена форма полотнища, полностью совпадавшая с появившимися спустя много веков знаменами, которые заканчивались одной длинной косицей, а ниже имели прямоугольную форму (рис. 575). Подобными штандартами пользовались и мусульманские народы с самого начала своей истории. Впоследствии они переняли некоторое своеобразие форм знамен и штандартов от византийцев и даже от крестоносцев.

Знамена короля остготов Теодориха Великого и его противника Одоакра, начальника одного из наемных германских отрядов на римской службе, — один из старейших примеров использования знамен на исходе античности, в конце V века. Знамя Теодориха было бело-золотое, Одоакра — трехцветное, черное, золотое и зеленое. Оба знамени были обильно увешаны большими бубенцами, звон которых позволял распознать в темноте на слух их местонахождение. На протяжении многих столетий знамена во время битвы окружались с целью их защиты самыми сильными и надежными воинами, а также музыкантами. До IX века знамя представляло собой кусок ткани на поперечине, привязанной к копьевидному древку шнурами. Таким же способом прикреплялся к поперечине и древнеримский значок вексиллум (лат. vexillum).

Такое знамя Карла Великого можно увидеть на мозаике, украшающей дворец римского папы. И только при византийском императоре Льве V полотнище стало прикрепляться непосредственно к древку.

В Золотой псалтыри знамя изображено только один раз;

оно красного цвета, разрезано на три косицы и прикреплено к древку большими кольцами [365] (рис. 569). В истории знамен значительное место занимает боевое знамя французских королей, орифламма (старофр. auri flamma — золотое пламя), которое развевалось впереди французского войска с 1124 по 1415 год.

Первоначально оно было боевым знаменем аббатства Сен-Дени и напоминало по форме штандарт римского императора Константина Великого (ок. 285—337). Знамя представляло собой полотнище из красного шелка, которое заканчивалось пятью косицами и по краям было отделано зеленой бахромой. Таким оно изображено на витраже XIII века в соборе города Шартр (Франция, рис.

570). С постепенным распространением и усилением феодализма формы знамен становятся разнообразными как по размеру, так и по значению. К главному знамени, императорскому или королевскому, добавляются знамена крупных феодалов и рыцарей с их отрядами, которые с XI века носили при себе постоянные знаки отличия. Во времена первых крестовых походов впереди христианского войска развевалось боевое знамя из красного шелка с белым крестом.

 374    Knight.by edition    Рис. 569. Кавалерийский значок. Золотая псалтырь из монастыря Санкт-Галлен, кон. VIII в.

Рис. 570. Генрих де Мец с орифламмой (боевым знаменем королей Франции). По витражу в Шартрском соборе, XIII в.

Самое древнее германское имперское знамя было красного цвета с изображением архангела Михаила, и только начиная с короля Сигизмунда на нем стали изображать имперского орла. В Милане впервые появилась четырехколесная повозка, карроччо, запряженная волами или быками, на которой к вертикальной мачте прикреплялось знамя. Эта повозка вошла в употребление у воевавших между собой итальянских городов-государств, в Англии и даже у сарацинов.

Некоторым образом она символизировала боеготовность войска и постоянно сопровождалась группой отборных воинов и музыкантов.

Еще при римских императорах у отдельных небольших отрядов встречались знамена, выделяющиеся своей особой формой. Это разукрашенные и позолоченные гибкие фигурки драконов, прикрепленные к длинному древку (рис. 571).

Изображение такого дракона появилось и на колонне Траяна как боевой символ отряда даков. Эти драконы в качестве кавалерийских значков сохранялись в армиях на протяжении многих веков, их можно увидеть и в Золотой псалтыри, и на ковре из Байе,173) т. е. до конца XI века (рис. 572, 573, 574). Согласно дошедшим до нас письменным источникам, [367] подобные изображения драконов имели на поле боя в X веке языческие племена саксов. О языческих драконах, отделанных золотом и драгоценными камнями, упоминается и в «Песни о Роланде». На христианских же знаменах были изображены религиозные символы.

 375    Knight.by edition    Рис. 571. Значок-дракон. Рельеф на колонне Траяна, II в. н. э.

Рис. 572. Кавалерийский значок-дракон. Золотая псалтырь из монастыря Санкт-Галлен, кон. VIII в.

Рис. 573. Значок-дракон. Ковер из Байе, кон. XI в.

Рис. 574. Раненый воин со значком-драконом. Ковер из Байе, кон. XI в.

В более поздние времена существовали разнообразные формы знамен. С XIII века популярен был тип, аналогичный изображенному на рис. 575. Такое геральдическое знамя было сильно натянуто, что позволяло быстрее распознать герб на полотнище. Но чаще всего на печатях XI и XII веков видны знамена, напоминающие орифламму. Полотнище знамени было разрезано на две или четыре косицы (рис. 576). Персональные знамена рыцарей и отрядов наемников были чаще всего маленькие, имели квадратную или прямоугольную форму, в последнем случае прикреплялись к древку длинной стороной (рис. 577). Позже для таких знамен появилось название скаковое знамя (нем. Rennfahne), которое употреблялось еще и при [367] Максимилиане I. В XIII и XIV веках такие знамена нередко встречались во Франции и Бургундии, имели жесткое полотнище и отличались сначала только цветом, а потом уже стали наносить и гербы.

Нередко знамя имело треугольную форму и называлось пеннон (лат. pennons, рис. 578). Для сравнения приведем германское скаковое знамя, принадлежавшее рыцарю Дерингу Эптингенскому и захваченное в качестве трофея на поле битвы при Земпахе в 1386 году (рис. 579).

Знамя украшено накладной вышивкой и находится в цейхгаузе города Люцерн (Швейцария).

Простые ленники и вассалы, как и рыцари благородного происхождения, вместо скаковых знамен очень часто имели только цветные вымпелы с разрезанным на конце узким длинным полотнищем.

На протяжении всего средневековья так и не появилась определенная форма знамени, поэтому в различных армиях встречались самые разнообразные формы;

деревянное древко оставалось тонким и цилиндрическим до XV века.

 376    Knight.by edition    Рис. 575. Геральдическое знамя с косицей. XIII в.

Рис. 576. Герцог Леопольд Добродетельный (1157—1194) с флагом лена. Печать в архиве монастыря Святого Креста.

Рис. 577. Отокар, король Чехии, герцог Австрийский (1230—1278) со скаковым знаменем.

Изображение на печати. Императорский и королевский архив в Вене. [368] Рис. 578. Луи I Бурбон (1339—1384) с треугольным рыцарским значком-пенноном. Изображение на печати. Архив в Париже.

Рис. 579. Скаковое знамя рыцаря Дёринга фон Эптингена. Найдено на поле битвы под Земпахом.

1386 г.

С появлением при Максимилиане I и Людовике XII наемных постоянных армий изменилась и организация всего военного дела, вследствие чего знамена претерпели значительные изменения в своей форме и распределении. Конница, с упорством сохраняя старые традиции, оставалась преданной старым формам знамен. Полк, состоявший из знатных и тяжеловооруженных всадников, делился на три-четыре отряда. Перед каждым отрядом скакал его капитан, рядом  377    Knight.by edition    корнет (comet — знаменосец), несший скаковое знамя. В пехоте, у ландскнехтов и швейцарцев, появилась собственная организация. Административной единицей был полк, он делился на роты с капитаном во главе. Полк имел главное знамя, в каждой роте тоже имелось свое небольшое знамя — прапор. Полковое знамя несли впереди рядом с полковником. В пехотных полках, к тому времени почувствовавших свою важность, были склонны к преувеличениям, и полотнища их знамен достигали иногда удивительных размеров. Короткое древко снизу выступало настолько, что прапорщик (знаменосец в пехоте) мог держать его только двумя руками. Без [369] длительной тренировки было невозможно нести знамя и размахивать им в бою. Каждое знамя окружала группа специально выбранных солдат, вооруженных мощными двуручными мечами. Впереди них шагали барабанщики и музыканты, так называемая «полевая игра» (нем. Feldspiel, рис. 580).

Рис. 580. Ландскнехт-знаменосец со знаменем Фраменберга, рыцаря Священной Римской империи.

Нач. XVI в.

В турецких войсках организационная структура была в то время настолько разнообразна, что в формах и распределении знамен по войскам существовали большие различия. Не касаясь знамен и штандартов, применявшихся у союзников Османской империи, ограничимся описанием тех, что имелись в войсках главной армии с XV до XVIII века.

Алем, названный в народе кровавым знаменем, был символом военачальника. Полотнище знамени из камчатной ткани красного цвета, длиной 4-5 метров, шириной 3 метра, сужалось книзу и висело на поперечном древке подобно вексилуму римлян. На полотнище были вытканы золотом религиозные изречения и символы: сначала символ веры, потом отдельные стихи 48-й суры корана (сура победы), далее очертания руки мести халифа Али, его меча Зул Фикар с двумя клинками. Реже встречаются изречения из 61-й суры Корана. Одним из самых великолепных экземпляров является алем главнокомандующего турецкими войсками Сулейман Паши, взятого в качестве трофея герцогом Карлом Лотарингским в битве при Гамзабеге вблизи Офена 22 июля 1684 года.

Санджак174) — знамя наместника провинции, похожее на шлем, но меньшее по размеру, украшено проще, и на полотнище чаще всего один или два стиха суры победы. [370] Байрак — знамя легкой конницы дели («сорвиголов»). Дели состояла из добровольцев, завербованных в Азии. Знамя было чаще всего треугольным из красного или желтого холста;

буквы надписей были вырезаны из красного или белого войлока и нашиты на полотнище, как и рука мести Али и меч зульфакар.

 378    Knight.by edition    Рис. 581. Бунчук с распущенными прядями. Древко полое, длиной 3,5 м, раскрашено, в верхней части обтянуто плетением из конского волоса. Трофей венгерского похода против турок 1566 г.

Рис. 582. Бунчук со сплетенными прядями. Древко длиной 3, м, выше хвоста обтянуто плетением из конского волоса;

навершие металлическое, позолоченное. Трофей венгерского похода против турок 1566 г.

Туг, или бунчук, — конский хвост, укрепленный на цилиндрическом, полом внутри и поэтому необычайно легком древке из мягкого дерева;

древко украшалось восточными орнаментами. Верхний конец древка заканчивался чаще всего металлическим шаром, а иногда полумесяцем. Ниже крепился простой или заплетенный в косы конский хвост, покрашенный в синий, красный и черный цвета.. На месте крепления хвоста древко было обтянуто тканью из конского и верблюжьего волоса. Волос был выкрашен в различные цвета, и иногда составлял очень красивый узор. Бунчуки, изображенные на рис. 581 и 582, использовались в середине XVI века и были взяты герцогом Фердинандом Тирольским предположительно в походе 1556 года.

Количество конских хвостов на бунчуке было признаком звания. Три конских хвоста имели паши в ранге визиря, два хвоста — беглебеги, или наместники, один имел санджакбег, т. е. губернатор санджака. Бунчуки носили силихдары (оруженосцы), которых в этом случае называли тугджи.

В Тридцатилетнюю войну формы знамен в европейских армиях изменились мало. В конных полках было только одно знамя, называемое [371] штандартом, скаковое знамя отрядов полностью вышло из употребления. В пехотных полках каждая рота солдат, как и ранее, имела прапор. Для его защиты на поле битвы пользовались уже не двуручными мечами, а коротким оружием, под которым, в отличие от длинных пик, понималась алебарда.

В XVIII веке во всех армиях, в последнюю очередь во французской, размеры пехотных знамен значительно уменьшились. Особыми были так называемые орлы, знамена французской армии времен наполеоновских войн. Такое название они получили из-за того, что, подражая римлянам, Наполеон I ввел навершие в виде орла с распростертыми крыльями.

 379    Knight.by edition    Музыкальные инструменты  Военная музыка, которая, как мы видели, уже в древности была связана со знаменами, по мере развития культуры и военного дела претерпела значительные изменения. Она, можно сказать, проделала долгий путь от примитивного уровня до высочайшего художественного совершенства, и в это ее развитие внесли свой вклад как Восток, так и Запад.

Музыка в армии выполняла различные задачи: она звучала для поддержания храбрости в сражении, для поднятия духа на марше. Наконец, ее использовали, в особенности в кавалерии, в качестве сигнала, ведь с помощью музыки даже в шуме сражения можно было передавать приказы на большие расстояния.

Древнейшим инструментом, который мы встречаем в западных армиях в эпоху переселения народов, является рог (лат. horn). Хотя рог, изготовленный из меди, формой напоминает рога римлян, однако представляется, что многие воинственные народы того времени унаследовали этот инструмент от византийцев, который под названием тромбон (лат. posaune) упоминается уже в книге Иисуса Навина, гл. 6, ст. 4 и 19. В военных отрядах менее развитых народов, например у швейцарцев XIV века, встречался рог из природных материалов, воловьи или коровьи рога.

В начале средневековья рог превратился в более легкую трубу, ее громкий звук был лучше слышен в гуле сражения. Впрочем, вплоть до XIII века такие трубы имели простейшую форму и состояли лишь из прямой трубки с прикрепленными к ней раструбом и мундштуком (рис. 583). В конце XIV века ее форма усложнилась;

трубка получила двойной изгиб. В то же время впервые к трубе начинают прикреплять кусок ткани, «флаг трубы» (нем. Trompetenfahne) или занавес, на котором нарисована или вышита эмблема военачальника или вассала (рис. 584). Такие занавеси на трубах сохранялись в армиях до XVIII века. Только во второй половине [372] XV века появилась форма трубы, представленная на рис. 585, которая в основных чертах сохранилась и по сей день.

К числу наиболее часто используемых в армии инструментов принадлежат литавры (нем. Pauke) и барабан (нем. Trommel). В обоих инструментах для извлечения звука ударяют деревянной палкой, колотушкой по натянутой мембране из телячьей шкуры.

Несмотря на древнее происхождение этих инструментов, нет никаких свидетельств, позволяющих говорить о повсеместном их применении в первые столетия средневековья. В манускриптах XII века встречаются многочисленные изображения всех видов этих ударных инструментов — тамбурин, литавры, большой и малый барабаны. Данное обстоятельство доказывает, что Запад перенял эти инструменты у Востока во времена крестовых походов.

 380    Knight.by edition    Рис. 583. Труба. С миниатюры в Апокалипсисе XIII в. Прежде находилась в коллекции Делессера.

Рис. 584. Труба с занавесью. Рукопись из библиотеки в Труа.

В XII веке рядом с барабанщиком или литавристом появляется трубач или флейтист, и с тех пор литавры и труба в кавалерии, барабан и флейта у пехотинцев составляют вместе военный оркестр.

В этом составе мы встречаем их также в XV веке у французов и бургундцев.

Большое значение придавалось военной музыке в наемных армиях. Игра на барабане стала там настоящим искусством, и там же впервые появились простые и прелестные мелодии для флейты, которые частично сохранились и поныне.

В отрядах ландскнехтов барабан был еще довольно неуклюжим, с большими мембранами из шкуры. Корпус барабана («гроб») делали из дерева и раскрашивали в цвета герба полковника. В XVI веке в кавалерии, [373] как правило, лишь кирасиры наряду с трубами имели литавры. Уже тогда их драпировали богато расшитыми тканями — занавесями или «покровами для литавр»

(нем. Paukendecken), которые в похожих формах были распространены вплоть до XVIII века (рис.

586).

 381    Knight.by edition    Рис. 585. Труба с занавесью. Из «Книги турниров» короля Рене, XV в.

Рис. 586. Литавры с занавесями австрийского кирасирского полка. Драпировка из зеленой камки, расшитая золотом, с тяжелой бахромой;

в центре — изображение императорского орла с гербом лотарингских Габсбургов на щите сердцевидной формы. Ок. 1750 г. Императорский и королевский музей армии в Вене.

В турецкой армии литаврам и барабанам придавали большое значение уже потому, что шум был боевым приемом. В XVI веке и, предположительно, намного раньше в кавалерии, каждый человек имел на передней луке седла с правой стороны небольшой ручной [374] барабан, в который били чаще всего при сближении с врагом. Только в непосредственной близости от атакуемого противника кавалеристы с криком вынимали сабли.

Такие ручные литавры вплоть до XVII века встречались также у московитов, в польских и венгерских кавалерийских отрядах, столетиями составлявших свое военное снаряжение по восточным образцам.

На рис. 233 представлен турецкий ручной барабан, в 1556 году добытый в бою Лазарусом Швенди+).

Во времена Тридцатилетней войны диаметр пехотных барабанов уменьшается, зато они становятся длиннее и остаются такими до XVIII века.

 382    Knight.by edition    Рис. 587. Полный ротный оркестр. Нач. XVII в.

Так называемые большие барабаны в военной музыке уже в XVII столетии использовали янычары, через хорватские полки в 1743 году они попали в австрийскую армию, а оттуда во все другие. А вместе с ними и тарелки — чинелли (нем. Tschinellen), составляющие неотделимое дополнение барабана.

Столетием раньше, и также по турецкому образцу, барабан и флейту в пехоте дополнили так называемым ансамблем бубенчиков (нем. [375] Schellenspiel), своего рода бунчуком, полутораметровым шестом с укрепленными наверху колокольчиками и бубенчиками. Играют на нем, легко встряхивая его в такт музыке. Таких инструментов сохранилось очень немного, Один экземпляр начала XVII века хранится в коллекции оружия императорского дворца в Амбрасе под Инсбруком, еще один, первой половины XIX столетия, находится в императорском военном музее в Вене. На рис. 587 представлен полный оркестр (нем. Spiel), состоящий из барабанщика, флейтиста и музыканта с бунчуком, по гравюре на дереве из иллюстрированной книги сражений, изданной в 1612 году Якобом Сутором из Бадена.

Наконец, следует упомянуть еще один своеобразный инструмент, волынку, которая, появившись в давние времена в войсках Верхней Шотландии, сохранилась там и до настоящего времени.

 383    Knight.by edition    Герб гильдии венецианских мечников. Барельеф на стене мастерской по изготовлению мечей. Кон.

XIV в.



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 14 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.