авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Сахалинская областная универсальная научная библиотека

Сахалинской областной

универсальной научной

библиотеке

Библиотекари вспоминают,

размышляют, сочиняют…

Художественно-публицистический альманах

Южно-Сахалинск

ООО Типография «Колорит»

2012

2 Сах 78 Б 59 Составитель В. Г. Борисова Редактор-составитель Т. М. Ефременко Редакторы: Т. Н. Арентова, В. А. Малышева Корректор М. Г. Рязанова Тех. редактор, вёрстка Т. М. Ефременко Компьютерный дизайн обложки Д. В. Матюхиной Библиотекари вспоминают, размышляют, сочиняют… :

худож.-публ. альманах / СахОУНБ ;

сост. В. Г. Борисова ;

ред. сост. Т. М. Ефременко ;

ред.: Т. Н. Арентова, В. А. Малышева.

Южно-Сахалинск, 2012. 118 с.

На страницах альманаха нашли отражение очерки, воспоминания, зарисовки в стихах и прозе, принадлежащие перу библиотекарей – сотрудников Сахалинской областной универсальной научной библиотеки. В своих сочинениях авторы размышляют о библиотеке и библиотечном труде, выражают своё личное отношение к книге и чтению, уважение к коллегам и любовь к выбранной профессии.

Печатается по решению редакционного совета Тираж 100 экз.

© Сахалинская областная универсальная научная библиотека, © ООО Типография «Колорит», От составителя Выпуск первого сборника творчества библиотекарей – своеобразный подарок – поздравление всему библиотечному сообществу к 65-летию Сахалинской области и 65-летию Сахалинской областной универсальной научной библиотеки.

Однажды поэт Лев Ошанин назвал библиотекарей «тихоголосыми». И это верно. Они создают приходящим в библиотеку читателям обстановку, о которой поэтесса Белла Ахмадулина говорила: «Даруй мне тишь библиотек!».

Однако современные библиотекари далеко не тихи, они живут напряжённой и очень сложной жизнью, живо откликаясь на все происходящие в мире события. Они первые читатели книжных и газетных новинок – профессия обязывает обладать большим запасом знаний, чтобы помочь читателю разобраться в неиссякаемом потоке информации.

Кроме этого библиотекари люди думающие, творческие, эмоциональные, деятельные. Яркое тому подтверждение – содержание художественно-публицистического альманаха «Библиотекари вспоминают, размышляют, сочиняют…». Он представляет собой антологию творчества сотрудников Сахалинской областной универсальной научной библиотеки и включает воспоминания, очерки, рассказы и стихи о библиотеке и библиотечной профессии. Все произведения полны искренности и сердечности. Человеческая память выводит из своих глубин то военные события, то моменты биографии, оставившие след в жизни.

Альманах состоит из разделов «Воспоминания и размышления о библиотеке и библиотечной профессии» и «Творческие зарисовки в стихах и прозе». Заключает сборник раздел «Коротко об авторах».

Разумеется, авторы альманаха не являются профессиональными писателями и поэтами. Они пишут для себя и своих родных, любимых, друзей, коллег. Поэтому ни на что, кроме читательских симпатий, они не претендуют.

Воспоминания и размышления о библиотеке и библиотечной профессии Валентина Малышева Сахалин не просто остров… Ещё раз убедилась в том, как легко забываются в повседневной жизни события личного характера. Совсем недавно встретили очередной, новый, 2012 год юбилейный:

Сахалинской области 65 лет, и её ровеснице, Сахалинской областной универсальной научной библиотеке, столько же. Об этом знали, готовились, составлялись планы, писались проекты. И вдруг обожгла мысль: да ведь в этом году исполняется 40 лет, как я живу и работаю в островном крае. 40 лет! А я и не считала. А ведь это – целая жизнь. Жизнь, наполненная любимой работой, интересными событиями, встречами и разлуками. Мечтами и сомнениями. Надеждами и огорчениями.

Романтикой и «прозой жизни». И настроением. А оно было разным, в том числе и грустным. Как тут не вспомнить слова поэта: «Тот, кто постоянно ясен, тот, по-моему, просто глуп».

По-разному люди переживают хорошее и плохое настроение, какие-то кризисы в своей жизни и счастливые и неприятные, а подчас и трагические события. Я в этих случаях писала стихи.

Хотя назвать стихами в строгом смысле это нельзя, просто рифмованное настроение. Но вот напишешь, и душа успокоится.

Конечно, об этом знали только близкие люди и коллеги, да и то не все. А тут родилась такая идея: собрать к юбилею библиотеки самодеятельное творчество её сотрудников, их воспоминания. И я согласилась эту идею поддержать. И рассказать о Сахалине в стихах, которые писала все эти 40 лет. Иногда по нескольку сразу, иногда с перерывом в пять или десять лет.

Так случилось, что начинала я методистом и много времени проводила в командировках. В то далёкое теперь уже время существовала система кураторства. Меня закрепили за Охинским, Ногликским, Александровск-Сахалинским районами. На север Сахалина тогда можно было добраться только самолётом.

Отсюда и несколько песен.

Приказ подписан командировка На север дальний: там остановка, Аэропорты и самолёты домчат меня Там ждёт работа.

Припев И снова пролетаю я над островом, И сердцем понимаю очень остро я, Что эти сопки и долины От моей жизни неотделимы!

И снова встречи и разлуки, Коллег улыбки, глаза и руки, Слова прощанья, как обещанье Новых встреч впереди.

Припев И снова пролетаю я над островом, И сердцем понимаю очень остро я, Что эти сопки и долины От моей жизни неотделимы!

И пусть твердят мне о покое, Что дома лучше и всё такое, Приказ подписан – командировка, Движенье жизни без остановки!

Но выезжать приходилось не только в библиотеки области, но и на материк для участия в научно-практических конференциях, семинарах, курсах повышения квалификации. Как часто были проблемы с билетами! Да и наличие билета не гарантировало своевременный вылет: многие старожилы помнят опоздания и задержки рейсов по разным причинам не только на часы, но на многие сутки. Особенно трудно приходилось в аэропорту города Хабаровска, где была обязательная посадка самолёта. Там с разных рейсов порою скапливалось столько народа, что негде было не только сесть стать! И ведь что обидно: всю страну пролетели, осталось всего ничего, вот он, остров, рукой подать, а сиди и жди неизвестно сколько времени.

И нет чтобы сразу объявляли о задержке рейса, например на десять часов, или на сутки, можно было бы выбраться в город, сходить в кино или в Хабаровскую краевую научную библиотеку.

Так нет же, откладывали на два часа, потом ещё, и ещё… Настроение бывало – хуже некуда. Особенно, если это зима. Или дождливая, промозглая осень. Ведь даже по привокзальной площади не погуляешь! Но даже весной, когда в Хабаровске гораздо теплей, чем на Сахалине, было утомительно проводить без сна и отдыха долгие часы ожидания вылета. Не случайно же родилась пословица «Хуже нет ждать да догонять». Вот и подбадривала себя и коллегу сочинением песен.

И снова к трапу подлетят ветра, И снова встретят нас с тобой друзья, И мы поймём, что вот мы дома И жизнь чертовски хороша!

И мы по улицам с тобой пойдём, И узнавать нас будет каждый дом, Ведь как ни тяжела разлука, Нас радость встречи ждёт потом!

Припев До Сахалина только час, один лишь час – какая малость, До Сахалина только час лететь с тобою нам осталось, Так не горюй и не грусти, на Сахалин мы прилетим И скажем «Здравствуй!»

Пускай туманы и дожди, но здесь ведь всё, что любим мы, И Сахалину мы верны!

И пусть цветёт садами материк, И пусть он солнцем удивлять привык, Ему за всё спасибо скажем:

Ты был к нам очень добр, старик!

Но мы теперь летим на Сахалин, Ведь он нас ждёт, и ждём мы встречи с ним.

Да будет ясная погода, Чтоб без помех домчал нас ИЛ!

А поездки в отпуск? Это же целое событие, которого ждали по два года. Так сложилось, что среди моих друзей почти не было коренных сахалинцев, все приехали из разных регионов страны после окончания учебных заведений, как тогда водилось, «по распределению». Естественно, скучали по родным местам, по мамам и папам, сёстрам и братьям, друзьям и одноклассникам, по всему тому миру, который зовётся детством и юностью. И с нетерпением ждали момента, когда можно сесть в самолёт и ненадолго вернуться в своё прошлое. Но не тут-то было!

Сахалинская погода задерживала порой на два, три дня.

Опять сегодня дождь с утра, И Сахалин лететь не разрешает, Как будто просит подождать, Не оставлять его в печали.

Ах, Сахалин, смешной чудак, Зачем рыдаешь дождевой водою, Тебе верна, ты знаешь, как, И сердцем я, и головою.

Я так не видела давно Своих друзей, и старой школы, Родного дома своего, А он ведь ждёт меня и помнит.

Так отпусти, тебя прошу, Не становись брюзгой ревнивым, Вернусь к порогу твоему Я отдохнувшей и красивой.

Опять сегодня дождь с утра… Незаметно шли годы, и всё чаще некоторые друзья по тем или иным причинам навсегда уезжали с Сахалина. И тогда рождались другие песни.

Улетают друзья, Сахалин покидают, Что же делать, позвали дела, Улетают друзья и, наверно, не знают:

Улететь им отсюда нельзя.

Вот пошли к самолёту, и мне улыбнулись, И у трапа взмахнули рукой, Но взревели моторы, и их души вернулись И остались здесь, рядом со мной.

Улетел самолёт, ни о ком не тоскую, Не ревную – прощайте, друзья!

Дай вам Бог ещё раз встретить дружбу такую, Чтоб могла позабыться вам дружба моя.

Но со мной ваши души, а значит, мы вместе, Это значит, друзья, не забыть ни о чём, И в каком бы другом ни прижились вы месте, Сахалин будет сниться вам как желанный ваш дом.

И ещё:

Который день над островом туманы И затяжные, хмурые дожди, И кто-то собирает чемоданы, Но ты, мой друг, собраться не спеши!

Ведь песни веселее здесь поются, И горячее здесь стучат сердца, Выигрывают те, кто остаются, Кто верен Сахалину до конца!

А кто-то ноет о дурной погоде, А кто-то ищет длинные рубли, Но ты о сахалинском о народе По людям по случайным не суди:

Не ими наши песни здесь поются Не их руками строим города, Здесь те лишь сахалинцами зовутся, Кто верен Сахалину до конца!

И пусть родился кто-то на Кубани, В Приморье, у верховьев Селенги, Давно уже зовёмся земляками, Дороже Сахалина нет земли.

Ведь песни веселее здесь поются И горячее здесь стучат сердца, А те, кто улетают, те вернутся, Поймут, что им без острова нельзя!

И ведь некоторые действительно возвращались! Знаю, что иногда, пусть ненадолго, только в гости возвращаются до сих пор. Сахалин, он такой, трудно отпускает. Тем более тех, кто прожил здесь десятки лет:

Давно живу на островах, как будто на семи ветрах, Я стала островом сама, осколком от материка.

А материк мой далеко: там дома старого крыльцо, Где полустёртые следы моих надежд, моей любви.

Мой самый первый тонкий крик там вдруг послышится на миг, Там две могилы, два креста – приют для мамы и отца.

Там запах скошенного хлеба, там купол, в южных звёздах, неба, Там детства яркая страна, откуда ты, откуда я.

Но здесь, на этих островах, на этих вот семи ветрах, Так вольно жить душе моей среди бушующих морей!

Где между небом и землёй парит мой ангел надо мной… В 2011 году начало лета было очень холодным, и многие поторопились улететь туда, где тепло. А меня задержала работа.

Друзья выражали сочувствие, но я как-то спокойно перенесла это, о чём тоже написались следующие строчки:

Весь июнь с проливными дождями, Весь июнь – холода, Весь июнь я прощаюсь с друзьями:

Отпуска!

Эсэмэски летят, телеграммы:

«Что там мёрзнуть, мы ждём, приезжай», Крымских вин обещают подвалы, Обещают мне – рай!

Ах, друзья, нам ли хмари бояться Или этих дождей?

Вас на остров прошу возвращаться Поскорей!

У Охотского хмурого моря Будем снова гулять, Ах, как сладко на зябком просторе Жаркий юг вспоминать!

Как уютно, забравшись с ногами На диван, в уголок, Слайды Крыма рассматривать с вами И плевать в потолок.

Да, наверное, самым трудным для меня, родившейся и выросшей на Кубани, было привыкнуть к отсутствию на Сахалине настоящей весны. Ведь что такое март на юге нашей страны? Это уже весна, это – мимозы к 8-му Марта, лёгкие пальто, подсохшие дорожки, тёплый ветерок. А на Сахалине ещё зима, сугробы, метели. Но зато какая зима! И самое удивительное – сколько солнца! Вот уж поистине: «Мороз и солнце, день чудесный…». А небо! От голубого цвета – до густо-синего, даже фиолетового или сиреневого! Люблю я наше сахалинское небо в погожий зимний день. Но часто оно бывает скрыто в метельные дни, и тогда я жду не дождусь, когда же оно опять откроется.

Кусочек неба голубого открылся вдруг над головой Давно подарка вот такого не посылал мне остров мой.

Закружило, закружило, замело Моё счастье далеко-далеко, И летит под ноги шалая метель, Засыпает все дороги в мой апрель!

Из плена в марте снег не отпускает и ослепляет белизной, Но только знак свой посылает кусочек неба голубой.

Закружило, закружило, замело Моё счастье далеко-далеко, И летит под ноги шалая метель, Засыпает все дороги в мой апрель!

Моя душа, как этот остров, покрыта белой пеленой, Но как ответ на все вопросы – кусочек неба голубой.

Сейчас многие сахалинцы получили возможность проводить свой отпуск за границей, в том числе и в экзотических странах.

Могу признаться, я очень рада тому, что и библиотекари теперь бывают в других странах, видят другие моря и океаны. Как это здорово – набраться новых впечатлений! Но за новыми впечатлениями приезжают люди и к нам, на Сахалин. И многие, восхищаясь его природой, всё-таки отмечают её суровость и слабые следы цивилизации, удивляясь, как можно так долго здесь жить, зная, что есть более комфортные места на свете. В ответ вот это:

Ах эти острова, далёкие такие, Как брошенная горсть ракушек и камней, И для тебя они экзотика, а для меня родные, Они мне дали дом и сделали добрей.

Ах эти острова, порой они неласковы, Бураны и снега, тайфуны и дожди, Но только о Сейшелах мне не надо, не рассказывай, Вода там в море тёплая, а здесь тепло души.

Ах эти острова, земля обетованная Для тех, кто до сих пор от жизни чуда ждёт, Здесь все твои черты случайные, обманные Божественной рукой Создатель уберёт.

И действительно, на мой взгляд, в таких местах, как Сахалин и Курилы, вообще на «северах» суть человека проявляется особенно отчётливо.

Нужно сказать, что и мои родственники, и мои друзья детства и юности тоже время от времени заводили разговоры о том, что, мол, пора мне возвращаться с острова на Большую землю. Что уж там такого на «каторжном» Сахалине, чтобы посвятить ему жизнь? Пришлось ответить песней:

И снова удивляются друзья, Живущие в столицах:

Ну чем тебя купили острова, Ну что тебе там так сидится?

Пора иную жизнь начать:

Не век тебе в чудачках оставаться!

И в мир цивилизации, и в мир цивилизации Мне предлагают возвращаться.

Мои далёкие друзья, Я письмам вашим очень рада, Но только эти острова не трогайте, Прошу, не надо!

Столицы тоже я люблю, Их шум у театрального подъезда, Но только здесь я жить хочу, Но только здесь я жить могу, На островах моё, наверно место, Таких от вас, мои друзья, Далёких островах.

Бываю я у вас в гостях, Плоды цивилизации вкушаю, А жили ль вы на островах, Рассветы ранние встречая?

«Край света» трогали ль рукой, Знакомы с океаном хоть бы малость?

Мои далёкие друзья, Мои столичные друзья, Меня охватывает жалость, Всем сердцем вас Жалею я.

И если вдруг накатится тоска, Тревога в сердце постучится, Я вас зову на острова Романтикою подлечиться, Таёжным запахом тайги, И криком дикой, вольной птицы.

И вот тогда поймёте вы, И вот тогда поймёте вы, Как можно в этот край влюбиться, Как можно сильно этот край любить!

Но любовь была не только к Сахалину, а и на Сахалине:

Опять снежок кружит над Южно-Сахалинском, Опять метель берёт меня в своё кольцо, И забываю я о давнем и о близком И вспоминаю лишь одно – твоё лицо.

А музыка зимы то громче, а то тише, Танцует под неё снежинок хоровод.

Я не хочу тебя ни видеть и ни слышать, Я отпустить хочу, но память не даёт.

Мой город сладко спит под белым покрывалом, И спит моя душа, тревоги позабыв.

И ей не разгадать той памяти начало, Где только ты один, где только ты один.

И ещё:

Мокрые листья на мокром асфальте, Лужи, ручьи и зонты… Я разлюбила Вас, Вы так и знайте, В эти ненастные дни.

Я разлюбила Вас осенью этой, Вот почему так легко Мне вспоминать наше жаркое лето, Славное наше житьё.

Осенью воздух и чист и прозрачен, В эти октябрьские дни Я признаюсь, что давно уж не плачу, Но говорю Вам «прости»:

Я разлюбила Вас осенью этой, Вот потому так легко Мне вспоминать наше жаркое лето, Славное наше житьё.

Скоро закончится мокрая осень, Остров обнимут снега, Знаете, сердце у Вас ещё спросит, Вздрогнув, а как же там я?

Только никто Вам не скажет ответа, Вот почему нелегко Вам вспоминать наше жаркое лето, Прежнее наше житьё.

И, конечно, я не могла не откликнуться на совпадение года рождения островной области с моим собственным:

Островов других не счесть, Ведь Земля большая, Только у России есть Область островная.

Мы с тобой ровесники, я и ты, ты и я, Мы с тобою сверстники, Сахалинская область моя.

Я нигде таких людей Больше не встречала, Сотни разных кораблей У твоих причалов.

Здесь живут ровесники И мои друзья, Мы тебе все сверстники, Сахалинская область моя.

Никогда страны своей Ты не подводила И российских рубежей, Нет, не уступила!

На виски ровесников Седина легла, Но с тобою вместе мы, Сахалинская область моя.

Удивительно, но с каждым годом мне всё интереснее и интереснее жить, не только не пропадает желание узнавать новое, но даже возрастает. Мир открываешь совсем с другой стороны, чем раньше, ощущение счастья, полноты жизни испытываешь от самых простых вещей. Простых, но, наверное, самых главных:

Какое это чудо, Такое вот везенье, Проснувшись утром хмурым, Услышать птичье пенье.

А на душе моей И солнечно и ясно, И жизнь мне кажется Как никогда прекрасной!

Какое это чудо, Такое вот везенье, По городу прогулка Дождливым воскресеньем!

А на душе моей И солнечно и ясно, И жизнь мне кажется Как никогда прекрасной!

Какое это чудо, Небес благословенье, Ответить на обиду Не местью, а прощеньем.

А на душе моей И солнечно, и ясно, И жизнь мне кажется Как никогда прекрасной!

Вот, пожалуй, и всё, что было написано о Сахалине. Не так уж и много. Но только сейчас, перечитывая эти строчки, я поняла, как много в моей жизни значит этот остров.

Действительно я ощущала это место своим, близким мне даже больше, чем то, где родилась. Этот остров – только со мной, только во мне. У каждого из нас он свой. Сейчас Сахалин становится другим. Не хуже или лучше. Просто другим. И я чувствую, что МОЙ остров уплывает от меня. Как будто сделал для меня всё что мог. И я смотрю ему вслед с огромной нежностью и благодарностью. И возникает другой остров. И я завидую тем, кто узнает и полюбит его другим, таким, каким он сейчас только становится: динамичным, открытым миру, многоязычным Вавилоном.

А жизнь моя ведёт меня, ведёт, Не делая мне скидок на усталость, Оглядываться часто не даёт, Следит, чтоб я поменьше спотыкалась, А заставляет настоящим жить.

И радоваться каждому мгновенью, И всех вокруг прощать, и всех любить, И каждый день, не только в воскресенье.

А я ждала: вот будет перевал, Где, перед спуском, отдохну немного, Но, обходя очередной провал, Наискосок, но вверх ведёт дорога.

О жизнь моя, тебя не подведу, Пока ведёшь, иду, иду… Живу!

Татьяна Арентова Моя библиотечная семья «Сейте разумное, доброе, вечное… славьте имя библиотечное…» эти хорошо известные, но немного сообразно случаю перефразированные слова Николая Алексеевича Некрасова вот уже более шестидесяти лет являются жизненным кредо женской половины моей семьи.

В нашем небольшом селе Новое Макаровского района Сахалинской области все знают друг друга в лицо, а такая фигура, как сельский библиотекарь, всегда на виду.

Семью Коноваловых – Зениных – Ковалец помнят до сих пор и стар, и млад, ведь в их бытность через библиотеку прошли четыре поколения местных жителей. Сегодня династию новских библиотекарей продолжает моя двоюродная сестра Елена, которая приняла библиотеку из рук моей мамы – Ковалец Валентины Ивановны.

Родоначальница династии – Зенина Пелагея Ильинична, моя бабушка. В конце сороковых годов прошлого столетия, примерно год спустя после освобождения южного Сахалина от японской армии, она вместе с семьёй приехала в село в рядах первых переселенцев. Учитель по профессии, она, как и следовало ожидать, начала работать в школе, где ещё продолжали учиться японские дети, и было открыто всего два начальных класса для новых жителей села. Мой дед, Коновалов Иван Флавианович, был назначен Зенина Пелагея Ильинична заведующим школой. Бабушка и дед 19021988 гг.

Зенина Пелагея Ильинична значатся в летописи села Новое как первый 1902-1988 гг.

учитель и первый директор сельской школы.

После выхода на пенсию в 1949 году моей бабушке как представительнице немногочисленного слоя сельской интеллигенции предложили работу в недавно открывшейся библиотеке. Она проработала библиотекарем недолго, всего девять лет, до июня 1959 года, а затем уступила место своей дочери и стала заниматься воспитанием внуков, а затем и правнуков.

Для меня было счастьем, что именно моя бабушка вводила меня в жизнь. Она была убеждённой атеисткой, но, на мой сегодняшний взрослый взгляд, настоящей просвещённой христианкой. Её характер отличался благодушием, уступчивостью в мелочах – и прямотой, твёрдостью во всём действительно важном. Ей был совершенно чужд тот безнадёжно-равнодушный взгляд на жизнь, который теперь нередко встречается у людей. Она всегда могла дать исчерпывающие ответы на мои бесконечные детские вопросы, открывала мне мир и учила любить его. Откуда она это всё знала и умела – осталось для меня загадкой.

Родом моя бабушка была из семьи бедных крепостных крестьян Тамбовской губернии. Несмотря на пресловутый закон о «кухаркиных детях» (её мать действительно работала кухаркой у местного помещика), она реализовала редкую по тем временам возможность для женщин её социального статуса – окончила церковноприходскую школу, а после Октябрьской революции 1917 года – курсы ликвидаторов безграмотности.

Бытует мнение, что все бабушки балуют своих внуков, в моём же случае было всё с точностью до наоборот. Бабушка никогда не наказывала меня и не заставляла делать что-то против воли, но мои проступки она настолько серьёзно принимала к сердцу, что для меня огорчить бабушку было так неприятно, что заранее лишались сладости многие запретные плоды. Она действительно меня воспитывала, но не столько строгостью, сколько терпеливым убеждением.

Я как дважды два усвоила самый главный бабушкин постулат, что львиная доля успеха и людского уважения зависит от хорошего образования и глубоких знаний.

На семейной фотографии бабушка и внучки – Ещё до поступления в школу я научилась Татьяна и Елена читать и под её руководством запоем «черпала знания» из книг. Альтернативных источников информации, таких, например, как телевидение, в нашем селе до 1975 года просто не существовало. До конца своих дней бабушка жила в нашей семье. Мои дети сохранили о ней самые живые и самые светлые воспоминания. Мой внук, слушавший наши рассказы о своей прапрабабушке как волшебную сказку, однажды выбрал её героиней одного из своих школьных сочинений.

Сегодня я не могу с полной уверенностью сказать, что моя семья с первых лет жизни приобщила меня к библиотеке. В раннем детстве я повторила судьбу типичного библиотечного чада, которое, не посещая библиотеку, регулярно получало книги из рук мамы-библиотекаря прямо на дому. Эта ситуация, по смутным детским воспоминаниям, меня совсем не радовала, а скорее огорчала. Посудите сами, как маленькому ребёнку можно было объяснить – почему такие красивые, необыкновенно интересные и вкусно пахнущие книжки появляются в доме ненадолго, а затем исчезают навсегда? Что они не твои, а принадлежат всем детям, даже непослушным? Очень трудно.

Возможно, поэтому одну из тех редких книг, что всегда находилась на домашней книжной полке и, в отличие от других, имела яркую цветную обложку, я берегла как зеницу ока и почти не выпускала из рук. Как видно на семейном фото, это была очень серьёзная и совсем не детская книга – учебник английского языка.

Дом, в котором я провела раннее детство, находился в самом оживлённом месте, которое с уверенностью можно было назвать центром культурной жизни села. Рядом с домом, в клубе, каждый вечер «крутили»

фильмы, на стадионе проходили футбольные матчи и сельские праздники, летними вечерами работала танцплощадка. На соседней улице размещалась сельская библиотека, куда 6 июня 1959 года была принята на должность заведующей моя мама, Ковалец (в девичестве Коновалова) Ковалец Валентина Валентина Ивановна, заменив на этом Ивановна поприще мою бабушку.

В трудовой книжке мамы единственная запись о принятии на работу. Остальные – о переводах на другие должности, которые вводились в штат библиотеки при многочисленных реорганизациях. При образовании Макаровской ЦБС в 1977 году мама переводится на должность старшего библиотекаря, а в году – заведующей библиотекой-филиалом села Новое. В начале 70-х годов Новской сельской библиотеке присваивается звание «Библиотека отличной работы».

Мою маму старшее поколение жителей села Новое помнит не только как библиотекаря, но и как бессменного секретаря территориальной организации КПСС, депутата сельского Совета, члена товарищеского суда и комитета народного контроля. В 1984 году за долголетний добросовестный труд от имени Президиума Верховного Совета СССР и решением исполкома Сахалинского областного Совета народных депутатов Валентина Здание Дома культуры, где до Ивановна Ковалец была награждена года размещалась библиотека села Новое медалью «Ветеран труда».

Завершила Валентина Ивановна свою трудовую биографию апреля 1997 года, бессменно проработав в сельской библиотеке 38 лет.

Открытию библиотеки как «собрания сокровищ», где «хранятся бережно бесценные крупицы знанья мудрецов!», я обязана именно маме. Первое знакомство с библиотекой совпало с началом учёбы в средней школе, куда в 1965 году Библиотечное обслуживание на дому я поступила в первый класс.

Библиотека к тому времени переселилась в другую часть села, в здание недавно отстроенного сельского Дома культуры. Каждую свободную от учёбы и домашних поручений минуту я старалась провести в её стенах.

Арентова Т. Н. Ода библиотеке.

Что меня особенно привлекало? Желание подольше находиться рядом с мамой, которая по причине постоянной занятости на основной и общественной работе не могла уделять нам с сестрой много внимания? Безусловно. Невероятно большое количество книг, которое нигде и никогда я раньше не видела?

Тоже верно, как и возможность в тишине сосредоточенно искать и самой, без помощи взрослых, находить ответы на волнующие вопросы, натыкаться на новые загадки и делать неожиданные открытия. Но не менее интересно, оказалось, быть в курсе последних сельских новостей, которые часто обсуждались многочисленной публикой, собиравшейся в библиотеке перед началом вечернего киносеанса.

Время от времени помогая маме в библиотеке, я понемногу осваивала азы библиотечной терминологии, давшей мне ключ к пониманию особенностей профессии. От неё я узнала, что книжные шкафы называются «библиотечными стеллажами», а книги расставляются в соответствии с «библиотечной В. И. Ковалец на рабочем месте классификацией», что для учёта посетителей необходимо и очень важно вести «читательские формуляры», а книжные выставки оформляются по особым библиотечным правилам.

Но наиболее привлекательной была подготовка к библиотечным мероприятиям, где мне всегда отводилась если не главная, то заметная роль, для которой нужно было заучивать стихи и отрывки из художественных произведений. Для меня в школьные годы с библиотекой были связаны не менее важные и ответственные, чем учёба, дела, которые вместе с тем приносили невероятное удовольствие.

Далее, наверное, следуя логике жанра, следовало бы написать: «Шли годы, и я всё больше понимала, что моё призвание – библиотека». Ничего подобного.

Предпочтения в выборе профессии, как это часто бывает в юношеском возрасте, менялись в зависимости от новых впечатлений, но больше под влиянием людей, на которых хотелось равняться, зачастую отождествляя себя с ними как с «типичными представителями» своей будущей профессии. Я мечтала уметь говорить так же красиво, образно и умно, как моя учительница русского языка и литературы. Я хотела выглядеть так же утончённо и респектабельно, как артистки на обложках журналов. Гораздо позднее я поняла, что эти ценные для меня качества в какой-то мере присутствуют в некоторых чертах характера мамы и бабушки – простых сельских библиотекарей.

Бабушка умела выражать свои мысли просто и доходчиво. Мама всегда готовилась к началу рабочего дня часа за два, как в театр или на званый ужин. Делала сложную причёску и макияж, тщательно подбирала наряд, а для деловой поездки в район или область обязательно приобретала или шила новый. Обе работали в таком месте, где невозможно было вести себя неприлично, где влюблённые пары устраивали романтические встречи, а местные хулиганы, их тогда называли более мягко «трудновоспитуемые», становились тихими, как ягнята. В Хабаровский институт культуры я поступила не сразу, в первый год не прошла по конкурсу, сдав экзамены всего с двумя четвёрками. Конкурс на библиотечное отделение, по сравнению с сегодняшней ситуацией, был просто гигантский – пять человек на одно место. Первой профессиональной библиотечной семьёй для меня стал коллектив Хабаровской краевой научной библиотеки, где я работала в отделе комплектования в 19751976 годах и одновременно исполняла обязанности секретаря. Уроки серьёзного отношения к своей профессии мне преподнесли корифеи библиотечного дела Дальнего Востока – директор библиотеки Михаил Семёнович Масюк и заместитель директора по научной работе Александра Николаевна Маслова.

Затем были годы учёбы в институте, замужество, рождение детей, переезд в город Поронайск Сахалинской области и новая библиотечная семья, принявшая меня в 1986 году в свои ряды в качестве заведующей сектором массовой работы центральной библиотеки. Коллектив был наполовину молодой, но полный энтузиазма и идей, позволивших пережить не только давление коммунистической идеологии, которая во многом ограничивала инициативу и часто без необходимости жёстко регламентировала нашу деятельность, но и смутные времена перестройки, сокращение сети библиотек района, вынудившее многих библиотекарей сменить место работы.

1997 год. Коллектив Поронайской центральной библиотеки с читателями и партнёрами Вспоминая те уже далёкие годы, удивляюсь только одному как нам удавалось успешно работать без достойного технического сопровождения. О современных электронных ресурсах и речи ещё не было. Всё это заменяли живое человеческое общение, эмоциональный контакт и взаимный обмен опытом и знаниями друг с другом и с читателями, которые зачастую были намного старше нас, совсем молодых специалистов. Эти годы молодые и люди, сердцу дорогие, всегда со мной, былые профессиональные и личные связи не утрачены нами до сих пор.

Было ли желание сменить профессию? Не скрою – было.

Один-единственный раз, когда в 1997 году моя семья переехала в город Южно-Сахалинск и появилась возможность получить высокооплачиваемую работу. Помог не свернуть с пути истинного его величество случай, как ни странно, тоже связанный с библиотекой.

Спустя какое-то время после переезда записалась в ближайшую – центральную городскую библиотеку и начала посещать её как обыкновенный читатель. При этом испытывала щемящее чувство потери и осознание того факта, что отныне буду находиться по другую сторону библиотечной кафедры, буду не хозяйкой, а только гостьей в этом мире, наполненном знакомыми и любимыми запахами, шорохом страниц в тишине и особой атмосферой, дающей душевное равновесие и гармонию.

Это помогло принять окончательное и судьбоносное решение:

«Моё место только в библиотеке!». Вскоре я попросила супруга, который по делам службы собирался нанести визит руководству CахОУНБ, узнать об имеющихся там вакансиях.

Я около тридцати лет работаю в библиотеке, более пятнадцати в Сахалинской областной универсальной научной, в стенах которой, благодаря поддержке большой семьи профессионалов высочайшего класса, прошла несколько ступеней вверх по служебной лестнице – от библиографа до заместителя директора по научной работе.

И, наверное, нет в жизни большего счастья, когда понимаешь, что выбрал профессию, которой можно и должно гордиться, когда видишь благодарные глаза своих Консультации по поиску информации в зале каталогов СахОУНБ читателей и каждый день, окрылённый, спешишь на работу! За это время я ни разу не пожалела о своём выборе, за что хочу сказать огромное спасибо моей большой семье – по крови и по профессии – опоре и поддержке во всех моих делах.

Пелагея, Валентина, Татьяна, Елена… Не ставлю в этом списке имён точку, потому что наша библиотечная династия, которой уже более шестидесяти лет, я очень на это надеюсь, будет продолжаться.

Наталья Пригаро, Татьяна Арентова Её строка в истории библиотеки Биография страны, области, города складывается из биографий и судеб отдельных людей. Год 65-летия образования Сахалинской области и её ровесницы – Сахалинской областной универсальной научной библиотеки совпал с личной юбилейной датой директора библиотеки Валентины Аврамовны Малышевой. В апреле 2012 года ей исполнилось 65 лет.

Биография руководителя – лучшее зеркало времени. А добрая память – лучшая награда. Это известно с древнейших времён. На примерах достойных людей учились всегда.

Валентина Аврамовна Малышева – человек хорошо известный не только в области, но и за её пределами. Она из тех редких людей, жизнь которых – творчество и созидание, поиск нового и ранее неизведанного. И всё это ради одного единственного дела, которое определило всё духовный мир, поступки, судьбу.

Родилась Валентина Аврамовна 15 апреля 1947 года в Краснодарском крае, в посёлке Заводской Кущёвского района.

Закончив семь классов, поступила на библиотечное отделение Ростовского-на-Дону культурно-просветительного училища.

Получив диплом библиотекаря, по направлению уезжает в Сибирь. Первым местом её работы становится сельская библиотека в Новосибирской области.

Дальнейшая профессиональная и человеческая судьба Валентины Аврамовны оказалась навсегда связанной с Сахалином.

Она приезжает на остров в 1972 году после окончания Московского государственного института культуры и поступает на работу в Сахалинскую областную детскую библиотеку. Но главным местом её профессионального становления на всю жизнь стала Сахалинская областная научная библиотека, где с 1978 года она начала свою библиотечную карьеру в должности старшего методиста, а затем главного библиотекаря.

Занять одну из руководящих должностей заместителя директора по научной работе в главной библиотеке области Валентине Аврамовне предложили 1983 году, когда ей было всего 36 лет, возраст по меркам того времени почти юный для должности такого уровня. Но под её руководством библиотека заняла одну из передовых позиций в реализации региональных и общероссийских научно-исследовательских программ и трижды получала звание лауреата всероссийских конкурсов в области библиотечной деятельности, последний раз – в 1995 году за разработку программы по кадровому обеспечению библиотек региона. Ею опубликовано около 50 научных статей, ставших результатом исследований в области библиотечного краеведения, изучения жизни и творчества А. П. Чехова, кадровых вопросов в библиотеках Сахалинской области и многих других актуальных проблем библиотечного дела.

В 90-е годы круг профессиональных интересов Валентины Аврамовны был направлен на формирование региональной нормативной базы по библиотечному делу, подготовку и повышение квалификации библиотечных кадров. При её непосредственном участии был подготовлен проект закона Сахалинской области «О библиотечном деле», принятого в году, программа информатизации библиотек области, открылось и успешно действует библиотечное отделение при Сахалинском колледже искусств. Валентина Аврамовна до сей поры является старшим преподавателем библиотечных дисциплин колледжа, который выпустил свыше семидесяти библиотечных специалистов, около 80 % из них продолжают успешно работать в библиотеках Сахалинской области.

Жизнь и судьба В. А. Малышевой – это служение своему делу. Она не жалеет ни сил, ни времени для того, чтобы библиотека соответствовала самому современному уровню библиотечного обслуживания. Обладая огромным талантом организатора и уникальной способностью добиваться поставленной цели, Валентина Аврамовна воспитала поколение замечательных специалистов, с чьей помощью воплотила в жизнь множество перспективных идей. Ей принадлежит инициатива изменения режима доступа к информации, позволившего посетителям читальных залов библиотеки самостоятельно выбирать необходимую литературу прямо на книжных полках.

Создание по инициативе Валентины Аврамовны новых структурных подразделений, таких как центр международного сотрудничества и центр чтения, позволили расширить сферу деятельности библиотеки во внешней среде и сплотить вокруг неё множество друзей и партнёров, представителей интеллигенции не только нашей страны, но и многих стран мира.

Вклад Валентины Аврамовны в позиционирование библиотеки в обществе и развитие культуры Сахалинской области не ограничивался только библиотечным делом. Её общественная деятельность широка и многопланова. Неоценим вклад Валентины Аврамовны в работу областной комиссии по изданию социально значимой краеведческой литературы, многие годы она является бессменным членом Чеховской комиссии, Валентину Аврамовну очень часто приглашают в качестве эксперта для оценки инновационных культурных проектов городского и областного уровней. Благодаря её многолетней и плодотворной работе в окружных избирательных комиссиях города Южно-Сахалинска и Сахалинской областной избирательной комиссии библиотека участвует в самых значимых общественно-политических мероприятиях региона.

Одним из примеров может служить успешное проведение избирательной комиссией Сахалинской области совместно с СахОУНБ в 2009 году областного смотра-конкурса работы библиотек по формированию гражданско-правовой культуры, в котором приняли участие 26 муниципальных библиотек районов, городских округов, городов и сёл области. В 2012 году Валентина Аврамовна инициировала участие библиотеки в конкурсе среди центральных универсальных библиотек субъектов Российской Федерации на лучшую организацию информационно разъяснительной работы в период подготовки и проведения выборов депутатов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации шестого созыва и Президента Российской Федерации.

Заслуги Валентины Аврамовны были высоко оценены на региональном и федеральном уровнях. За многолетнюю безупречную работу она награждена юбилейной медалью «За доблестный труд», знаком МК СССР «За отличную работу», в 1987 году ей присвоено звание «Заслуженный работник культуры Российской Федерации». Валентина Аврамовна – лауреат премии губернатора Сахалинской области. В 2007 году она награждена нагрудным знаком Министерства культуры и массовых коммуникаций «За высокие достижения», в 2012 году – Почётной грамотой Сахалинской области.

В. А. Малышева и С. М. Макеев подписывают соглашение об открытии электронного читального зала Президентской библиотеки имени Б. Н. Ельцина К своей юбилейной дате Валентина Аврамовна подошла в должности директора Сахалинской областной универсальной научной библиотеки, которую она занимает три года.

С её именем в истории библиотеки всегда будут связаны такие знаковые события, как открытие электронного читального зала и регионального центра Президентской библиотеки имени Бориса Николаевича Ельцина, создание центра оцифровки документов, формирование электронной библиотеки «Сахалин и Курилы – острова утренней зари», возрождение чеховской традиции посещения острова писателями во время проведения культурно-просветительской акции «Литературный поезд "Дорогой Чехова: библиотеки, музеи провинции"» и фестиваля патриотической книги «О России – с любовью», получившие широкий общественный резонанс в Сахалинской области и за её пределами.

12 августа 2012 года. День России. Награждение медалью «Патриот России».

В год юбилея Сахалинской области в числе пяти сахалинцев, среди которых писатели, краеведы, педагоги, Валентине Аврамовне Малышевой была вручена памятная медаль «Патриот России» за большой личный вклад в работу по патриотическому воспитанию, проявление патриотизма в общественной и трудовой деятельности.

На наш взгляд, эта награда является высокой оценкой самоотверженного труда библиотекаря в лице директора Малышевой Валентины Аврамовны на благо людей и во имя отечества.

Евгения Мануйленко Воспоминания Записала В. Г. Борисова Окончив Московский библиотечный институт в 1949 году, решила поехать на Сахалин, работать на освобожденной от японцев земле. Написала письмо в Сахалинский областной отдел культурно-просветительной работы. Мне ответил заведующий В. Чижик с приглашением и пропуском для въезда на остров. Приказом от 17 марта 1951 года была назначена в областную библиотеку на должность внештатного библиотекаря временно с месячным испытательным сроком.

Библиотекарь абонемента Девященко, жена военно служащего, пригласила меня пожить к себе на квартиру в деревянном доме. В библиотеке была единственная квартира, где жил директор Аркадий Владимирович Тресков с семьёй. И областная библиотека в то время располагалась в помещении японского католического храма.

Вскоре случилось так, что одна из сотрудниц библиотеки не вернулась из отпуска, и меня оформили на постоянную работу в должности библиографа, который в библиотеке был в единственном числе. Моё рабочее место находилось в читальном зале, где стояли два длинных стола для читателей. В октябре года создали библиографический отдел в составе двух библиографов, и я стала его заведующей.

Восемь месяцев я проработала в областной библиотеке и с большой гордостью вспоминаю это время. В те годы в библиотеке была хорошо поставлена работа по пропаганде знаний, выступала в аудиториях с лекциями о дипломатах ленинской школы, о жизни В. И.

Ленина, о писателях. Слушали заинтересованно, задавали вопросы.

Часто ездила в командировки, что дало мне возможность посмотреть островной край. Писала статьи в газету, в них рассказывала о коллегах, критиковала областной библиотечный коллектор, отделы культурно-просветительной работы городских и районных исполкомов за невнимание к библиотекам.

После областной библиотеки четырнадцать лет заведовала библиотекой в военном госпитале, трудилась в центральной городской библиотеке, на профсоюзной работе. Подошли годы – ушла на пенсию.

Но сидеть дома не смогла, устроилась уборщицей в ФСБ и проработала там ещё семнадцать лет. Теперь совет ветеранов органов безопасности помогает мне как своей пенсионерке, поздравляет с праздниками, привозит продукты. Я живу в доме по проспекту Мира. В этой квартире я прожила со своим мужем Юрием Брагиным 60 лет, вырастила двух дочерей, стала прабабушкой. По-прежнему люблю книги и много читаю.

[Евгения Афанасьевна Мануйленко умерла 30 августа года, в дни, когда готовился этот сборник].

Наталья Павловская В августе 67-го… Об этом тёплом, солнечном летнем дне августа 1967 года остались в фотолетописи областной библиотеки несколько фотографий. На них – улыбающиеся счастливые лица женщин-библиотекарей той далёкой поры – 45 лет назад. Это – 20 летний юбилей Сахалинской областной универсальной научной библиотеки, который решили отметить на свежем воздухе, в дворике первого здания библиотеки, которого уже нет, его очень быстро снесли после переезда библиотеки в новое здание. А жаль, оставили бы как памятник библиотечного дела на Сахалине или открыли бы, например, музей редкой книги. Это, конечно, шутка. Тогда об этом и мыслей таких ни у кого не возникало. В 1973 году все радовались переезду в красивое, чистое и светлое помещение нового здания областной библиотеки, открытие которой состоялось в 1974 году.

Но вернёмся в август 1967 года. Накрыты столы, расставлены стулья, отмеча ется юбилей, звучат смех и шутки. В тот день было всем очень весело. Я тоже там, за столом, со всеми. С улицы нас не было видно, библиотека огорожена высо- Празднование юбилея. В центре заместитель директора библиотеки Валентина Алексеевна ким забором. А вот слышно, Войнилович наверно, было, да и, как всегда, подходили забывчивые читатели, но быстро понимали, что библиотекарям сегодня не до них – выходной, гуляют библиотекари.

На снимках милые, чудесные женщины, преданные библиотечной профессии, которые проработали вместе уже не один год как одна большая дружная семья, хотя и в разных отделах. Я среди них самая молодая – мне 17 лет: пришла в библиотеку 13 июля 1967 года прямо со школьной скамьи. В тот августовский день чувствовала себя немного скованно среди этих женщин. Многих из них ещё не знала, ведь прошёл только месяц с тех пор, как я была принята на работу младшим библиотекарем в отдел обработки. Да и ко мне в тот день присматривались:

каким ветром вдруг занесло сюда эту худенькую девчонку в очках и без образования, ясно «по блату». Не помню, но предполагаю, что спрашивали, интересовались, ведь я вливалась в их коллектив, да ещё какой – главной библиотеки области.

Почти на всех фотографиях можно увидеть Войнилович Валентину Алексеевну, заместителя директора библиотеки, оставшуюся в моей памяти спокойной, приветливой и в то же время строгой и требовательной. А вот директора – Безлатней Зинаиды Александровны на фотографиях нет, была она в то время, видимо, в отпуске, так как на работу меня принимала Валентина Алексеевна. Это к ней я зашла в кабинет с рекомендательным письмом директора детской городской библиотеки, заслуженного работника культуры Баженовой Клавдии Ионовны. После короткого разговора о выбранной профессии, о моём будущем (через два года поступление на заочное отделение Хабаровского института культуры, как советовала мне Клавдия Ионовна) и прочтения рекомендательного письма я была принята. Так и получилось: в 1969 году я поступила в институт и стала студенткой.

А в тот день августа 67-го года я сижу с библиотекарями за одним столом, хотя нет, столов как раз было несколько, стараюсь запомнить их имена и отчества и внимательно слушаю, о чём говорят такие простые и в то же время образованные и интересные женщины.

В тот август добрая половина сотрудников находилась отпуске, я знакомилась с ними позже, когда они выходили на работу: на производственных и комсомольских собраниях. Они были такие разнохарактерные, но всех объединяла любовь к родной библиотеке. Как же было не отметить её юбилей, пусть небольшой, если сравнивать с другими библиотеками, но всё же – юбилей.

Любовь Николаевна Касьянова, Валентина Васильевна Векслер, Валентина Алексеевна Войнилович (слева направо), Зинаида Николаевна Горбачёва (внизу) На второй фотографии вместе с Валентиной Алексеевной Войнилович её и мои будущие коллеги: Касьянова Любовь Николаевна, Векслер Валентина Васильевна и Горбачёва Зинаида Николаевна.

Любовь Николаевна Касьянова – мой первый непосредственный начальник, заведующая отделом обработки. В ней одновременно уживались справедливость, доброта к своим сотрудникам и пугающая строгость. Хотя, узнав её ближе, я перестала бояться, что сделаю что-то не так. Она относилась ко мне очень хорошо, спокойно объясняя, как и что я должна делать.

И у меня всё хорошо и быстро получалось. Она представила меня к первой благодарности, занесённой в трудовую книжку. Это случилось через четыре проработанных мною месяца, к празднику Седьмое ноября 1967 года. Но я, такая «неблагодарная», мечтала работать в читальном зале. И когда появилась такая возможность, перешла работать туда. Через несколько лет, после рождения сына, в 1973 году, я снова вернулась в библиотеку, в отдел обработки и под руководством Любови Николаевны проработала ещё шесть лет до её ухода на пенсию и моего перехода в отдел книгохранения, а затем в отдел межбиблиотечного абонемента. Какой-то период времени она работала в киоске Союзпечати недалеко от моего дома, и это были уже последние наши встречи.

Векслер Валентина Васильевна на фотографии не случайно рядом с Касьяновой Любовью Николаевной – они дружили, часто вместе обедали, принося еду из дому. Валентина Васильевна работала в читальном зале, потом небольшой период времени в отделе обработки, перед отъездом на материк вместе с мужем, преподавателем Сахалинского педагогического института. Она запомнилась мне тем, что была очень образованной, эрудированной, культурной женщиной именно таким и должен быть библиотекарь.

А вот Зинаида Николаевна Горбачёва на переднем плане снимка, которая присела, шутливо сложив ручки, была более простой и не такой образованной, но мне она очень нравилась.

Она работала в библиотеке завхозом, выглядела как колобок – небольшого роста, кругленькая, хлопотливая, говорливая. Меня она любила, всё время шутила, спрашивала, когда я выйду замуж, ругала за то, что крашу глаза. Узнав, что мой дядя – художник оформитель драмтеатра, тут же попросила, чтобы он помог с оформлением доски соцсоревнования.


На одной из фотографий рядом со мной сидит Морозова Руфина Михайловна. Наши рабочие места в отделе обработки находились рядом, и когда мне надо было что-то уточнить, я обращалась к ней. Она была моим «негласным»

наставником. Работала она за печатной машинкой, печатала каталожные карточки на поступающие в библиотеку книги.

Помню, она иногда жаловалась, что очень В центре, рядом с В. А. Войнилович: слева Руфина устаёт. Да и не мудрено: Михайловна Морозова;

справа Тамара Петровна Ефименкова;

на переднем плане (сидит спиной) целый день за печатной Людмила Михайловна Минусова машинкой – всё равно, что сейчас за компьютером. Руфина Михайловна много лет проработала в библиотеке, кроме отдела обработки в патентно техническом отделе, затем в читальном зале.

Долгие годы проработала в библиотеке, сохраняя верность одному отделу – отделу комплектования, Ефименкова Тамара Петровна. Отдел комплектования в старом здании библиотеки, как и сейчас, находился в одном помещении с отделом обработки. Я хорошо помню Тамару Петровну и в то время, и позже, уже в новом здании. Она была спокойной, неконфликтной женщиной. Любила больше слушать, чем говорить.

Её муж – Ефименков Анатолий Николаевич, тоже сотрудник библиотеки, работал в библиографическом отделе главным редактором. Это он фотографировал нас тогда в августе 67-го. Он рано ушёл из жизни, совсем недолго проработав в новом здании библиотеки заведующим сельскохозяйственным отделом.

На фото, рядом с Векслер Валентиной Васильевной, повернувшись в профиль, сидит Минусова Людмила Михайловна, добрейшей души человек, заведующая отделом обменно-резервного фонда библиотеки. В нынешнем здании этот отдел располагался в цокольном этаже, занимал две комнаты, сейчас там размещается фонд редких книг. В 80-х годах, когда я работала заведующей отделом МБА в цокольном помещении библиотеки, что со стороны улицы Хабаровской, Людмила Михайловна часто заходила поговорить со мной. Это было до её страшной, неизлечимой болезни. Последняя наша встреча была у неё дома, мы с Аминовой Ириной пришли её проведать, а получилось, что попрощаться.

На переднем плане: Вера Григорьевна Борисова (третья справа);

Ирина Андреевна Кокорина (вторая справа) И ещё один снимок, на котором Борисова Вера Григорьевна и Кокорина Ирина Андреевна. Они работали в то время в читальном зале библиотеки. Я часто посещала этот зал, будучи ещё ученицей старших классов. Мечтая работать в библиотеке, любила наблюдать за тем, как быстро библиотекари обслуживают читателей у той самой кафедры, за которой и я спустя время проработала несколько лет. С Кокориной Ириной Андреевной совсем недолго, она перешла в отдел абонемента, где и работает до сих пор. Абонемент в те годы располагался в другом здании, хотя и на одной улице – по Библиотечному проезду.

А вот с Верой Григорьевной мы прора-ботали в читальном зале до моего ухода в декретный отпуск. В новом здании она возглавила сектор краеведческой литературы. Они работают в библиотеке до сих пор, заслуженные работники культуры Сахалинской области, труженицы, беззаветно преданные библиотечному делу.

Тогда, в августе 67-го, они были такими молодыми, счастливыми, впереди у них было ещё много лет работы в любимой областной библиотеке. Вот таким светлым остался в моей памяти 20-летний юбилей библиотеки.

Леонид Кучеров От Смоленска до Берлина Мой отец, Кучеров Иван Логонович, 1898 года рождения, был участником гражданской войны. Мать, Евдокия Григорьевна, 1904 года рождения, воспитывала восьмерых детей (двое из них погибли в войну, как и отец). В 1930 году проходила коллективизация, отца избрали председателем колхоза «Искра». В этой должности он проработал до 1941 года.

Первым его делом была постройка Пяцковской школы, которую я закончил в 1937 году и продолжил учёбу в Смоленске. В 1941 году закончил 13-ю среднюю школу и одновременно вечернюю трёхгодичную художественную школу по классу графики, живописи и скульптуры.

Так прошла моя молодость. Получив аттестат, я стал готовиться к поступлению в Витебское художественное училище.

Но война нарушила планы, вместо учёбы встал вопрос о защите Родины. С братом Серёжей приняли решение добровольно пойти на фронт. Поскольку наш год не призывался, военкомат отказал нам в просьбе и предложил вступить в добровольные отряды самообороны, что и было сделано.

На третий день войны фашистская авиация подвергла Смоленск массированной бомбардировке. Бомбили не только военные объекты и железнодорожный узел, но и дома мирных жителей. Бомбоубежища в домах не были приспособлены для укрытия.

Первое задание… Наш отряд из десяти человек с учебными винтовками направили на дежурство к центральному телеграфу на улице Ленина, который был размещён в Польском костёле, стоявшем напротив школы имени Н. М. Пржевальского. В нашу задачу входила охрана и тушение пожаров, а также задержание подозрительных лиц. В ту же ночь немцы бомбили телеграф и Дом Советов. Двое ребят были ранены осколками. Спасли нас окопы, заранее вырытые в саду на Блонье, где мы успели укрыться. От охраняемого нами объекта к утру осталась груда кирпича и облицовочной керамики. Горело и здание Дома Советов.

Второе дежурство было на крыше Смоленской областной библиотеки, во время налёта мы тушили огонь песком и сбрасывали вниз термитные зажигательные бомбы. Этим варварским оружием фашисты фактически уничтожили весь Смоленск.

Через несколько дней сгорела и наша любимая библиотека, Ленинка, как мы её называли, в которой я состоял активным читателем. Недалеко от библиотеки, в Рабочем переулке, сгорел и наш дом, где я проживал (на этом месте потом построили здание партархива). Оставшись бездомными, мы с Серёжей продолжали нести службу. Во второй половине дня 15 июля немецкие танки прорвались к южной окраине города.

В это время наш отряд находился около школы милиции.

Несколько немецких автоматчиков под прикрытием танков прорвались к стадиону, где сейчас академия физкультуры.

Завязался бой. В обороняемых окопах почему-то оказались только милицейские бойцы и наш отряд. Кроме винтовок, у нас другого оружия не было. Отбив атаку автоматчиков, мы стали отступать по улице Советской к Днепру, чтобы переправиться на другой берег, где находились наши регулярные войска. Когда добежали до Соборной лестницы, раздался страшной силы взрыв.

Мост через Днепр был взорван, и мы не смогли уехать последним эшелоном, на котором эвакуировались рабочие завода «Метиза»

и льнокомбината. К вечеру передовые части немецких войск захватили южную окраину города и гражданский аэропорт по Рославльскому шоссе.

Под покровом ночи мы с братом сумели выбраться из города, пересекли шоссе и к утру добрались до села Герчики. А там почти рядом было и наше село, где жила мать с малыми ребятишками. Отца я дома не застал. Во второй день войны он был призван в действующую армию. Для него это была третья война, Отечественная, после гражданской и с белофиннами в 1939 году. Погиб он под Сталинградом в 1942 году. На Мамаевом кургане, в пантеоне Вечного огня, на мозаичном пурпурном знамени золотыми буквами высечено его имя: Кучеров Иван Логонович. Находясь в Сталинграде во время служебной командировки, я пытался установить место гибели, но были только списки погибших. Смертью храбрых пали в Великой Отечественной войне и все трое моих братьев.

Для меня и младших братьев война только начиналась.

Серёжа вступил в партизанский отряд «Дедушка» в 1942 году, в одном из боёв с немцами погиб. А я стал разведчиком. Вначале был членом и связным подпольной группы, созданной директором Приволокской начальной школы И. Т. Вороновым. В группе было десять человек. В школе, в тайнике, был спрятан радиоприёмник. Ночью мы устанавливали антенну и принимали сводки Совинформбюро, размножали и распространяли по деревням. В начале августа полицейский отряд, проезжая мимо школы, случайно обнаружил нашу антенну на дереве и стал за нами следить. Воронов назначил встречу, но условный сигнал белая простыня не появился. Мы подумали, что он просто не успел вывесить, и решили идти без сигнала. Жена Воронова, тоже учительница, категорически возражала, но я решил один идти в разведку. Когда незаметно в темноте подошёл к школе, меня вдруг насторожил храп лошади, а их в округе ни одной не было. Залёг в кустарнике, стал выжидать и заметил всадника.

Оказывается, полиция и немцы блокировали школу. Воронов попал в ловушку, понял я, ждали нашу группу. Нужно было предупредить остальных. Тогда я принял весьма рискованное решение. Метрах в тридцати от школы находилось поле, засеянное густой рожью. Я ползком добрался до ржи, подал голос. Полицейский отряд бросился в мою сторону. Открыли огонь из карабинов. Я отбежал метров на 100150. А лошади не могли идти по высокой ржи. Так я ушёл от преследования. Мои друзья, услышав стрельбу, скрылись. Воронов под пытками погиб в гестапо. Наша группа временно ушла в подполье.

Вскоре после этой трагедии, в один из поздних августовских вечеров, к нам в дом зашла группа военных. Обмундирование комсоставское, а знаков отличия никаких. По разговору понял, что чины высокие. Один из них стройный, с чапаевскими усами, говорит: «Евдокия Григорьевна, мы решили у вас переночевать».

Мать, показывая на свою детвору, отвечала, что у нас спать-то негде и покормить нечем. Он успокоил, что сыты, а в тесноте, да не в обиде. Вскоре остальные куда-то ушли, остались двое под именами Фёдорович и Яковлевич, сказали, что они портные.

Мать от соседей принесла ручную швейную машинку, и мастерская заработала. Мать спрашивала: «Фёдорович, кто вас научил шить?». Он отвечает: «Был у меня знакомый шорник Жуков, научил из овчин шубы шить». Кто такой Жуков, мы не знали и знать не могли. Вскоре этот шорник-портной стал внимательно ко мне присматриваться и выпытывать разные сведения о близких знакомых, друзьях. Вдруг задал вопрос о Воронове. Меня это насторожило, и я сказал, что такого не знаю.


Вскоре начали чинить в доме крышу, она протекала во время дождя, обнаружили связку партийных документов, которые мать решила сохранить по просьбе отца, в том числе мой комсомольский билет и удостоверения различных оборонных значков, полученных за сдачу норм. Выбрав момент, когда матери не было дома, вывели меня в сарай, стали допрашивать, что за документы и почему их спрятали, заговорили по-немецки, угрожали немецким парабеллумом. Тут я не выдержал и крикнул:

«Стреляй, немецкая морда, я не боюсь и ничего не скажу».

Похлопав меня по плечу, Фёдорович извинился и попросил никому об этом не говорить, даже матери. И включил меня в свою группу, после чего я стал получать важные, сложные и опасные задания;

добытые сведения я передавал Фёдоровичу.

Попадал в засаду однажды, пришлось отсиживаться в стогу сена при тридцатиградусном морозе.

Приближалась осень 1943 года. Красная Армия вела решительное наступление. В нашей деревне временно разместился штаб одной из воинских частей. Фёдоровича у нас уже не было. Женщин и стариков приветствовал военный, по голосу я узнал того деревенского портного. Им оказался Герой Советского Союза, храбрый разведчик, полковник Пётр Фёдорович Терешкин. Как я потом узнал, бывший начальник погранзаставы у озера Хасан в боях с японскими захватчиками за героизм и мужество был удостоен «Золотой Звезды».

Пётр Фёдорович уехал, а я был зачислен в роту автоматчиков-штурмовиков 98-го гвардейского полка 30-й гвардейской краснознамённой стрелковой дивизии. Только через десять лет я вновь встретился с Петром Фёдоровичем в Москве, где он жил с семьёй. Его жена Евдокия Павловна тоже была награждена за тот бой у заставы у озера Хасан орденом Красного Знамени, она была пулемётчицей. А Пётр Фёдорович работал начальником одного из отделов Комитета государственной безопасности. Вот такая судьба.

А мои фронтовые дороги проходили так. 1 октября 1943 года командование 30-й дивизии получило приказ наступать на Оршанском направлении, а нашему батальону было приказано овладеть Новой деревней. В шесть утра началась артиллерийская подготовка из всех видов оружия, в том числе и катюш. От содрогания земли окопы и траншеи стали осыпаться. Наша штурмовая рота в нагрудных стальных латах двинулась на штурм немецких оборонительных сооружений. На пути оказался противотанковый ров с водой, танки двинулись в обход. Из немецких дотов открыли кинжальный огонь. Бой продолжался весь световой день. Меня тяжело ранило в левую ногу и бедро осколками снаряда. Очнулся на операционном столе полевого госпиталя. Мне сказали, что меня притащили собаки-санитарки.

Меня перевезли в стационарный госпиталь в Смоленск, сделали вторую операцию и отправили на лечение в Сычёвку. Из переписки с матерью я узнал, что награжден медалью «За отвагу». Это была моя первая награда.

Как только раны зажили, меня направили в запасной полк в Ярцево, затем на курсы лейтенантов 2-го Белорусского фронта.

Вместе с училищем участвовал в боевых операциях при освобождении городов Белоруссии, Польши. На территории Германии я уже командовал взводом, освобождая города Бромберг, Нойнштатен, Витшток и другие. В боях под Берлином был снова ранен, получил сильную контузию, подлечился в медсанбате. Меня наградили орденами Красной Звезды и Отечественной войны.

После Победы, в июне 1945 года, меня как молодого офицера направили на курсы усовершенствования офицерского состава Северной группы войск;

затем я был аттестован в должности помощника начальника штаба полка, а через несколько месяцев назначен начальником третьего отделения штаба дивизии.

В декабре 1946 года был уволен в запас с присвоением очередного воинского звания. Вернувшись в Смоленск, увидел руины сожжённого и разрушенного города. На фоне трагической панорамы выделялись лишь чудом уцелевший Успенский собор и гостиница «Смоленск». В приспособленных магазинах стояли очереди за скромными продуктами. Искал работу. В обкоме комсомола сказали, что начали восстанавливаться сельские библиотеки. Так я стал заведовать Стегримовской библиотекой Монастырщинского района. И моя дальнейшая жизнь связана с библиотечным делом не только в Смоленской области – по направлению трудился на Сахалине ровно 30 лет, налаживая работу сети библиотек.

На мою долю выпала нелёгкая задача: пройти тернистый путь от стен древнего Смоленска до фашистского логова Берлина и обратно от Берлина до холодного пролива Лаперуза, Курильских островов. Сейчас живу в Гнездове и, приезжая в Смоленск, радуюсь, что он становится всё красивее, вспоминаю тяжёлые годы войны.

Ольга Пятницкая Стажировка в Японии Нас было 13 человек – представителей различных библиотек Дальневосточного региона России и Иркутска. Японский Фонд пригласил нас, российских библиотекарей, посетить библиотеки Японии и познакомить с постановкой библиотеч ного дела в этой стране.

Программа, составленная японскими коллегами, была чрезвычайно насыщенной и интересной. Мы посетили ряд библиотек, таких, как Национальная парламентская библиотека (The National Diet Library) и её новый филиал в районе Кансай, Международная Библиотека детской литературы, Библиотеки Токийского и Хоккайдского университетов, Библиотека института информатики и многие другие;

встречались с представителями Японского Фонда и японскими книгоиздателями.

Что впечатлило прежде всего в японских библиотеках того времени? Во-первых, огромные книжные фонды и большие деньги, которые тратятся на покупку книг и периодических изданий. Кстати, росту фондов в японских библиотеках способствует получение обязательного экземпляра и участие в международном книгообмене с зарубежными партнёрами.

Во-вторых, просторные читальные залы с открытым доступом к книжным полкам, большое количество компьютерной техники, автоматизация большинства библиотечных процессов, единый для всех библиотек электронный каталог и простая система поиска нужной информации.

Более десяти лет назад библиотека в Японии представляла собой не только современный информационный центр, но и место, где были собраны коллекции древних рукописей и редких книг, уникальные рисунки и гравюры. Всё это бережно хранилось и вместе с тем часто выставлялось на различных экспозициях для показа посетителям.

Библиотеки в Японии размещаются в специально спроектированных, хорошо оснащённых и комфортабельных зданиях. Так, например, библиотека Токийского университета построена в форме книг, стоящих на полке, а новое здание филиала Парламентской библиотеки поражает своим размахом и современным дизайном.

В каждой библиотеке нам были прочитаны лекции о её деятельности и целях, а ответы на заданные вопросы, несомненно, говорили о высоком профессиональном уровне японских библиотекарей.

Но больше всего меня покорила атмосфера уважительности и дружелюбия. Что за этим стоит? Во-первых, совершенно другая культура, а во-вторых, это глубокое чувство собственного достоинства и уважение к другим людям.

Вернувшись домой, каждый из участников поездки выступил перед своими коллегами с лекцией, в которой рассказал о впечатлениях от посещения библиотек Японии. В Сахалинской областной универсальной научной библиотеке открылась выставка под названием «Библиотеки Японии», где все желающие смогли узнать что-то новое о библиотеках и о развитии библиотечного дела в этой стране.

После поездки зародилась мысль о создании японского информационного центра при СахОУНБ, где сахалинцы могли бы ознакомиться с литературой по экономике, истории, культуре Японии. Немногие могут посетить Японию, но каждый хотел бы узнать много нового об этой удивительной стране, познакомиться с её историей, традициями и обычаями. Центр выступил бы местом централизации и расширения общественных, частных и других контактов жителей Сахалинской области и Японии.

Тогда это были планы на будущее. И они осуществились, как осуществилась моя мечта посетить эту близкую от нас территориально, но далёкую по духу и культуре страну.

Марина Волкова Профессионал: штрихи к портрету библиографа Эссе Все профессии можно чётко поделить на те, которые, созвучно со временем, появились относительно недавно в современном обществе как результат развития информационных технологий, и те, которые существуют достаточно давно, потому что без них невозможно разностороннее развитие человека. Одной из малораспространённых, но достаточно давних является профессия библиографа. Ещё в Древней Греции уважали людей, деятельность которых была связана с книжным и литературным делом.

А вы когда-нибудь задумывались об истинном значении этой профессии? Каким должен быть библиограф, шагающий в ногу со временем?

Для начала выясним, чем занимается библиограф в современной библиотеке, будь она областная, муниципальная или учебная. Его можно сравнить с лоцманом, прокладывающим путь от конкретной темы до местонахождения документа или найденного факта. Для идеального функционирования библиотеки необходимы специалисты, которые создают каталоги, картотеки, электронные базы данных, принимают, анализируют и выполняют запросы читателей, готовят методические и библиографические пособия. Ещё на рубеже XIXXX веков известный русский поэт, издатель и библиотечный деятель В. Я. Брюсов дал точное определение:

«Труд библиографа, если угодно, черновой, но совершенно необходимый для развития знаний. Его можно сравнить с фундаментом здания: зрителю видны лишь великолепные стены и купола дворца, но они могут выситься лишь потому, что под них возведён прочный фундамент». А вы знаете, что древняя эмблема библиографии – золотой ключ, который ставился в обязательном порядке на библиографических изданиях? К сожалению, сегодня этот символ не применяется, но библиография, по утверждению специалистов, сохраняет своё значение ключа к книжным сокровищам, отворяющим таинственную дверь в мир информации.

Если проследить историю развития библиографической науки, то мы увидим, как из века в век складывалась высокая профессиональная репутация библиографов. В античности библиографы занимались переписыванием книг, с XVIII века составляли библиографические пособия, которые сегодня являются ценнейшими памятниками культуры и истории книговедения. На протяжении более двух столетий в качестве составителей выступали известные учёные В. А. Обручев, Н. К.

Пиксанов, Э. Геллербах и другие видные деятели науки и культуры. Трудами библиографов из века в век пользуются учёные, писатели, педагоги и студенты. Попробуйте найти такого исследователя, который может свои научные работы создать без библиографа или результатов его труда. Это одновременно и библиотечный, и исследовательский труд, развитию которого нет предела. Не зря великий русский учёный и литературовед Д. С.

Лихачёв одну из своих работ «Поэзия труда библиографа»

посвятил этому виду деятельности, сказав: «Библиография – это удивительная область деятельности: она воспитывает абсолютную точность, эрудицию и основательность во всех смыслах. Без неё не могут развиваться не только литературоведение, искусствоведение, история, но и любая другая наука. Это почва, на которой растёт современная культура». В произведении он вспоминает о работе француза библиографа, который приходил на работу в библиографический отдел в накрахмаленной белой рубашке и выполнял справки чётко и деловито, «точно оброненный платочек подавал даме».

Великолепно сказано! Дмитрий Сергеевич сравнивал работу библиографа со стрельбой лучников. Точный и правильный ответ – это стрела, попавшая в цель.

1. Поэзия труда библиографа // Библиография в моей жизни : ученый, писатель, рабочий, инженер о роли библиогр. в их работе и творчестве : сб. очерков / ред.-сост.

А. Г. Глухов. М., 1984. С. 4345.

2. Поэзия труда библиографа // Совет. библиогр. 1980. № 2. С. 6264.

С внедрением компьютерных технологий меняется и подход к работе библиографа. Сегодня уже не вызывают удивления такие факты, что специалисты с библиотечным образованием очень успешно работают в компаниях, которые занимаются систематизацией информации в Интернет.

По данным американского интернет-сервиса Yahoo, на работу для ведения каталога портала приглашаются именно работники библиотек. А создатель этой поисковой системы Джерри Янг неоднократно говорил в интервью, что именно опыт работы в библиотеке Стенфордского университета, где он научился систематизировать литературу, помог ему в организации веб поисковика.

Нет основания думать, что с расширением Всемирной сети профессия библиографа исчезнет. Интернет-ресурсы так же нуждаются в систематизации, как и любой другой документ.

Недаром в Библиотеке Конгресса США, например, даже есть отдел, где собирают и описывают веб-сайты. В современных условиях расширяются и формы работы библиографа:

выполнение виртуальных справок, информирование специалистов в удалённом режиме, повышение информационной культуры общества.

Сегодня ни одна из современных библиотек не может полноценно функционировать без работников, которые способны огромный поток информации представить перед читателем в максимально удобной форме, а необходимую книгу или тему найти в минимальный отрезок времени. Такими специалистами гордится и Сахалинская областная универсальная научная библиотека. Как может не знать островной историк, исследователь, педагог или студент главного библиографа отдела краеведения, заслуженного работника культуры Сахалинской области Борисову Веру Григорьевну? Её фундаментальные библиографические труды, на которые ссылаются в своих исследованиях краеведы, известны и за пределами Сахалинской области. Только на миг представьте, что педагог по краеведению или филологии лишится такого издания, как «Издано на Сахалине». Можно сказать точно, что мир не рухнет в нашем понимании, но для кого-то окажется недоступна определённая книга, не будет раскрыт ещё один факт по истории региона, сделано очередное открытие или проведено скрупулёзное исследование.

А врач-педагог С. С. Тверская, прежде чем подготовить статью о причине смерти Анны Карениной, изучила библиографический указатель главного библиографа Онищенко Елены Анатольевны «Лев Толстой». Информационно библиографический отдел получил от неё такое письмо:

«Уважаемые господа! Низкий поклон вам за ваш труд! Очень срочно нужна статья, названная в вашем указателе. Не могли бы вы выслать электронную копию статьи? Согласна на любые условия. Жду, не отходя от компьютера. С искренним глубочайшим уважением, врач-педагог Тверская Светлана Семеновна!».

Такие слова признания и высокая оценка говорят о значимости труда библиографа. Уникальность и сложность профессии библиографа заключается в многогранности деятельности. Эта работа требует максимальной отдачи сил и знаний, но, тем не менее, привлекательна азартом поиска и возможностью познания нового, актуального, постоянным самосовершенствованием. Если говорить о личностных качествах библиографа, то в первую очередь специалист должен обладать настойчивостью и терпением, а самое главное – интуицией.

Здесь, как в лабиринте, надо определить и почувствовать нужный выход к цели в поиске информации, чтобы не заблудиться и не попасть в тупик.

Одновременно библиографу необходимо быть аналитиком и педантом: скрупулезно, многократно проверять результаты своих поисков. Ему доверяют читатели. От этого зависит чьё-то будущее, чьё-то развитие. Ведь, по сути, миссия библиографа – помогать людям. Надо признать, библиографы не спасают их жизни, как врачи и полиция, не кормят их, как повара, но дают наиболее важное и необходимое – духовное развитие личности.

Ещё одно немаловажное качество – позитив и коммуникабельность, впрочем, этими чертами характера должны обладать все специалисты библиотеки.

И надо заметить, что именно из библиографов выросли руководители разных уровней в островной библиотеке – это заместители директора Арентова Татьяна Николаевна и Туркина Ольга Дмитриевна, заведующие отделами Абдуллина Светлана Александровна и Хрусталёва Елена Валерьевна. А свой богатый опыт работы и профессионализм в библиографии передают молодым специалистам заведующие информационно библиографическим отделом Пригаро Наталья Александровна и отделом краеведения Нефёдова Галина Михайловна, огромный вклад в развитие библиографической деятельности внесла Климова Лилия Николаевна.

А когда я, библиотекарь сельской библиотеки, несколько лет назад устраивалась на работу в информационно библиографический отдел, то Даниленко Тамара Трофимовна, на тот период времени директор Сахалинской областной универсальной научной библиотеки, многозначительно напутствовала меня словами: «Вы должны понимать, в какой отдел идёте и какую работу будете выполнять! Библиография – это мозг библиотеки!». Тем самым поднимая и фиксируя высокую профессиональную планку и мою ответственность. Я поняла, что библиографом быть сложно, им не рождаются, ими становятся, а становление – это долгий путь к совершенству.

Цените и любите библиографов, они уникальны! На сегодняшний день это «штучная» профессия, но перспективная и востребованная обществом.

Анна Сорокина Моя профессия – библиотекарь Записки молодого библиотекаря Впервые с Сахалинской областной универсальной научной библиотекой я познакомилась в конце сентября 2008 года. Тогда я узнала от своей одно группницы, что в секторе литературы на иностранных языках открыта вакансия ведущего библиотекаря. На тот момент я была студенткой IV курса очного отделения Сахалинского государственного университета по специальности: «Английский язык». У меня не было опыта работы, но было дикое желание самореализации. Поэтому я искала работу на вторую половину дня после учебы. Работать официанткой, как многие из моих знакомых-студенток, я не хотела, поэтому с радостью отправилась в библиотеку.

Меня встретили сотрудники сектора Ната Михайловна Улусова и Ольга Альбертовна Пятницкая. Впечатлила комфортная атмосфера и дружелюбное отношение. Я узнала о работе сектора в целом, о книжных фондах, внутренней и массовой работе. Разнообразный характер работы привлёк мой интерес. Оставалось дело за малым – подать заявление и документы в отдел кадров. С 1 октября 2008 года я стала полноправным сотрудником библиотеки.

В первые месяцы работы я активно изучала фонды сектора, занимаясь расстановкой, передвижкой, мелким ремонтом книжных изданий, списанием, оформлением книжных талонов и формуляров. Всё это упростило мне работу в дальнейшем при выполнении заказов и справок читателей, составлении библиографических списков.

Тот факт, что я являлась студенткой факультета иностранного языка, помогал мне обслуживать читателей тоже студентов. Мои одногруппники также обращались ко мне за помощью в подготовке к семинарам, экзаменам, курсовым и дипломным работам. Именно тогда я и почувствовала важность своей работы. Приятно, что мои знания и опыт, приобретённые в институте и в процессе работы в библиотеке, помогают другим в поиске информации и получении знаний. Фонды нашего сектора и других отделов пригодились мне в процессе учёбы и помогают до сих пор в поиске ответов на вопросы различного характера от бытовых до правовых.

Одним из направлений нашей работы является оформление выставок различной тематики. Такая работа активизирует творческий потенциал. Отбираешь литературу по теме, создаёшь композицию, красочно оформляешь заголовок и подзаголовки, стараешься подчеркнуть особенность той или иной выставки.

Особенно приятно, когда твоя выставка привлекает внимание читателя и получает положительные оценки коллег профессионалов.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.