авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 16 |

«Р. А. Будагов ВВЕДЕНИЕ В НАУКУ О ЯЗЫКЕ Учебное пособие для студентов филологических факультетов, университетов и пединститутов 3-е ...»

-- [ Страница 8 ] --

Отмечая историческое движение в грамматике от конкретного к абстрак тному, нельзя забывать и другого — движения от абстрактного к конкретному.

Это последнее движение в логике называется восхождением. Основываясь на абстракциях, познание вновь возвращается к конкретному, но уже как к слож ному синтезу многочисленных определений. В грамматике процесс движения от абстрактного к конкретному — вопрос, почти совсем не изученный, — не менее важен, чем процесс первичного развития.

242 Глава III. Грамматический строй языка Положение о том, что грамматика не может не считаться с категорией значения, разумеется, отнюдь не означает, что грам матика должна раствориться в самом содержании высказывае мой мысли. Такое заключение было бы совершенно неправиль ным. Оно повернуло бы нас назад, к тем временам, когда не умели изучать своеобразие языковых категорий, когда язык отож дествляли с самим высказыванием, а грамматику — с формаль ной логикой. Но, устанавливая специфику грамматики, нельзя забывать и другого: грамматика передает не «чистые отноше ния», а отношения, существующие в языке как средстве обще ния и выражения нашей мысли. Так возникает проблема значе ния и отношения, одинаково существенная как для лексики, так и для грамматики.

Молодой Жюльен Сорель, герой романа Стендаля «Красное и черное», приговоренный к смертной казни, перед самой сво ей смертью размышляет (гл. 72):

«— Как странно! Глагол гильотинировать нельзя спрягать во всех временах: можно сказать я буду гильотинирован, но невоз можно констатировать я был гильотинирован».

То, что казалось странным Сорелю, легко объясняется линг вистически. Грамматические абстракции (в приведенном при мере — типы времен) не могут не считаться с тем лексическим материалом, который они обобщают по определенным катего риям. Семантика глагола гильотинировать не позволяет ему ока заться в 1-м лице прошедшего времени пассивной формы. Грам матика и в этом случае взаимодействует с лексикой.

*** Грамматика связана не только с лексикой, но и шире — с мышлением человека. Как конкретнее представить себе это важ нейшее положение? Ведь в зависимости от того, как решается данная проблема, в лингвистике различаются разные направле ния — от формального, для которого грамматика представляет ся сферой «чистых отношений», до антиформального направле ния, рассматривающего форму в неразрывном единстве с тем, что она выражает.

Вопрос этот будет подробно рассмотрен в дальнейшем, в раз ных разделах главы о грамматике, сейчас же ограничимся ана лизом лишь одного явления.

По-древнерусски можно было сказать: рубить топором, ехать волами, защищаться щитом, защищаться ночью. В Лаврентьев 2. Грамматика и лексика ской летописи (XIV в.) одна женщина рассказывает другой, как ее муж в единоборстве оказался побежденным мужем этой пос ледней: «да аще твой мужь ударить моим...» Творительный па деж в орудийном значении («ударить моим мужем») в современ ном языке в этом случае невозможен. Вполне употребительны сочетания слов типа «ударить топором или бревном», но неупот ребительны сочетания типа «ударить мужем».

Присматриваясь к такого рода выражениям, нельзя не заме тить, что современный язык уже не допускает не только словосо четаний типа «ударить мужем», но и словосочетаний типа «по ехать конем», «защищаться ночью» (в смысле «под покровом ночи»).

Вместо одной возможности древнего языка — «пахать сохой», «пахать волами» — постепенно возникают две возможности в новом языке: «пахать сохой» (соответственно «пахать трактором»), с одной стороны, и «пахать на волах» — с другой. На смену бес предложному сочетанию приходит сочетание с предлогом, кото рое сосуществует со старым падежным образованием. Вместо одной возможности старого языка возникают бльшие грамма тические возможности в новом языке. Ср. старое «вышел дверью»

и новое «вышел в дверь», «вышел через дверь» и т.д. Нельзя не заметить, что подобные грамматические измене ния в истории русского языка не были случайными, они оказа лись обусловленными соответствующими потребностями мыс ли. Новый язык дифференцирует то, что в старом языке, по-видимому, еще не нуждалось в дифференциации2.

Но если в русском языке предложные сочетания слов, не сколько потеснив сочетания падежные, не только не вытеснили эти последние, но даже укрепили их в определенной сфере упот ребления (дифференциация падежей и предлогов уточнила функ цию каждого из этих грамматических средств), то в истории других языков картина оказалась иной.

Ср.: Ломтев Т.П. Очерки по историческому синтаксису русского языка.

М., 1956. С. 212–230.

Сказанное отнюдь не значит, что в древних языках многие категории сме шивались, как часто ошибочно утверждают. В каждую эпоху жизни языка есть свои особенности в разграничении грамматических категорий. Вопрос сводит ся к тому, что с позиции современных языковых норм многие нормы старого языка представляются недифференцированными, хотя для своего времени и своей эпохи они не казались таковыми. Иначе и быть не может: язык всегда является средством общения и средством выражения мысли, поэтому он не может допустить смешения важнейших категорий. Осложнение возникает от того, что сам язык развивается вместе с совершенствованием мышления.

244 Глава III. Грамматический строй языка В латинском разговорном языке эпохи империи предложные конструкции все более и более стали оттеснять на задний план падежные конструкции письменного языка. На смену старой письменной норме, например scripsi matri — «я написал матери»

(где matri — дательный падеж от mater — «мать»), явилось новое предложное словосочетание scripsi ad matre (m), где аналогич ные грамматические отношения стали выражаться прежде всего предлогом. Впоследствии в истории большей части романских языков имя существительное лишилось всех форм падежного словоизменения, а грамматические отношения стали передавать ся прежде всего предлогами и порядком слов.

Если сравнить данный процесс в истории латинского и ро манских языков с только что проанализированным процессом в истории русского языка (хотя хронологически они относятся к разным эпохам), то следует отметить как то, что сближает их, так и то, что их разделяет. Сближает эти процессы в истории разных языков стремление уточнить падежную конструкцию с помощью предлога («вышел в дверь», «scripsi ad matre (m)»), тогда как разъединяет — направление движения (в одних язы ках, например романских, предлоги полностью вытесняют ста рые падежи, а в других, например в русском, широкое развитие предлогов сосуществует в современном языке со столь же ши роко представленной системой падежей). В этом последнем слу чае развитие выражается в уточнении соотношения между па дежами и предлогами и в частичном расширении сферы предлогов, между тем как в первом случае (в большинстве ро манских языков) развитие предлогов приводит к полному вы теснению старых падежей в системе имен существительных и прилагательных.

Совсем другая картина раскрывается в истории финно-угор ских языков. В сравнительной грамматике этих языков принято считать, что в эпоху наибольшей близости между финно-угор скими языками в каждом из них было не больше 5–6 падежей, тогда как в современных финском и эстонском языках насчи тывается по 14 падежей, а в венгерском — даже 22 падежа.

История этих языков показывает, что стремление уточнить связи и отношения между словами привело в упомянутых язы ках не к сокращению, а к увеличению числа падежей1. Каждый См.: Хакулинен Л. Развитие и структура финского языка / Рус. пер. Ч. I.

М., 1953. С. 84 и сл. Необходимо отметить, что некоторые специалисты назы вают падежи в финно-угорских языках «прилепами имени» (Балашша Й. Вен герский язык / Рус. пер. М., 1951. С. 287).

2. Грамматика и лексика падеж, приобретая более точные очертания и отграничиваясь от новых падежей, тем самым успешнее стал справляться со своей основной задачей. То, что в одних индоевропейских языках те перь передается только предлогами, а в других — сочетанием предлогов и падежей, в языках финно-угорских нашло свое выражение прежде всего в росте количества самих падежей, в их более строгой дифференциации и отчасти во взаимодействии падежей с так называемыми послелогами. Больше того, многие послелоги, примкнув к именам, образовали новые падежи в финно-угорских языках.

Таким образом, вопрос о соотношении падежей и предлогов в истории разных языков решается по-разному. Однако, како вы бы ни были результаты процесса, — вытеснение падежей за счет расширения предлогов, расширение предлогов при одно временном укреплении падежей, расширение самих падежей и т.д. — импульсы, определяющие подобный процесс в разных языках, во многом оказываются сходными. Потребности мышле ния, стремление более адекватно выразить то, что раньше пере давалось менее адекватно, — вот то, что определяет сходный процесс в разных языках, хотя грамматические результаты по добного процесса в неродственных и даже родственных языках могут быть весьма различными.

Возвращаясь к вопросу о том, чем занимается грамматика, следует подчеркнуть, что в грамматике изучается: 1) структура слова;

2) структура словосочетания и 3) структура предложения.

Грамматика интересуется не только отношениями между сло вами, но и отношениями внутри слова, не только отношениями между словосочетаниями, но и отношениями внутри словосо четаний. То же следует сказать и о предложении: в грамматике изучается не только его структура, но и связи, существующие между различными типами предложений. Чтобы разобраться во всех этих грамматических единствах, нужно начать с вопроса о грамматической структуре слова1.

О соотношении грамматики и лексики см.: Выготский Л.С. Мышление и речь. М., 1934. С. 260–318 (книга эта вошла в его «Избранные психологические исследования», опубликованные посмертно в 1956 г.);

Горский Д.П. Вопросы абстракции и образования понятий. М., 1961. С. 142–156;

Воронцова Г.Н. О лек сическом характере глагола в английском языке // Иностранные языки. 1948.

№ 1. С. 19–31;

Abel C. ber die Verbindung zwischen Lexicon und Grammatik // Sprachwissenschaftliche Abhandlungen. Halle, 1885. S. 243–282;

Zawadowski L.

Correspondances de lexique et identitis grammaticales // Biuletyn polskiego towar zystwa jzykoznawczego. XII. Krakw, 1953. S. 24–54;

Vossler K. Einfhrung ins Vulgrlatein. Mnchen, 1954. S. 105–115.

246 Глава III. Грамматический строй языка 3. Структура и формы слова На какие же элементы распадается слово с грамматической точки зрения? Как увидим впоследствии, в разных языках эти элементы могут быть неодинаковыми. Обратимся к фактам преж де всего русского языка.

Уже со школьной скамьи нам известны такие понятия, как корень, аффиксы (префиксы, суффиксы, инфиксы) и флексия (иначе окончание). Аффиксы являются своеобразными морфема ми, т.е. отдельными, грамматически значимыми частями слова.

Они служат не только для образования слов и уточнения их смысла, но и для выражения отношений между словами.

Корень — это основная смысловая часть слова без аффиксов.

Суффикс — это морфема, обычно стоящая после корня, но пе ред флексией и служащая для образования слов и грамматичес ких категорий (например, летчик, где суффикс -чик и уточняет корень и оформляет его одновременно, выражая также грамма тическую категорию рода). Префикс — морфема, стоящая перед корнем и имеющая те же функции, что и суффикс (подход, на писать). Инфикс — морфема, вставляемая внутрь корня слова при словообразовании и словоизменении. В латинском языке по сравнению с перфектом fidi — «я наколол» (от глагола findere — «колоть») в настоящем времени возникает инфикс -n-:

findo — «я колю». Флексия, или окончание, — это морфема, из меняющая форму слова в зависимости от его роли в предложе нии (книга, «но у него нет книги»). Наконец, аффиксы в це лом — это все морфологические части слова (кроме корня и флексии), реализующие семантику корня и принимающие уча стие в образовании слов и грамматических категорий. Корень вместе с аффиксами образует основу слова.

Необходимо, однако, заметить, что только что приведенное традиционное понимание морфем нуждается в существенном уточнении и исправлении.

Место морфемы в слове не является основным отличием од ной морфемы от другой. Больше того, различие в месте морфе мы само является следствием других, более глубоких разграни чений. Достаточно, например, сказать, что префиксы формируют прежде всего глаголы, а суффиксы — имена, чтобы убедиться в том, что между разными морфемами есть более существенное различие, чем позиция их в слове. Каждая морфема обычно имеет свое назначение в системе грамматики, хотя могут быть морфе мы, одновременно встречающиеся в разных частях речи. Функ 3. Структура и формы слова ция морфемы тесно связана с ее грамматическим значением и в основном определяется этим последним.

Грамматическая природа морфем очень сложна и многооб разна.

Горизонтальный ряд, опирающийся на определенную сово купность или инвентарь единиц, часто называют парадигмати ческим или ассоциативным, тогда как вертикальный ряд, требу ющий известных правил соединения этих единиц в речевой цепи, обычно именуют синтагматическим. Понятия парадигматичес кого (ассоциативного) и синтагматического рядов или планов получили дальнейшее распространение в грамматических ис следованиях.

В таких языках, как русский или латинский, в качестве на звания употребляется не основа, а именительный падеж, кото рый обычно отличается от основы и тем более от корня слова. А это означает, что уже в самом названии слово выступает в изве стном грамматическом одеянии. Творец, творчество, творение имеют общий корень твор, но каждое из этих слов оказывается в грамматически оформленном виде и отличается от корня. Тво рец и творчество не совпадают с корнем твор, они приобретают свои специфические грамматические признаки (в частности, суффиксы -ец и (че) ство). Если же к этому прибавить, что сло во творец и слово творчество, как и другие слова русского язы ка, обычно имеют и свои признаки рода, числа и падежа, то станет ясно, что в грамматически оформленном виде выступает не только предложение, но и слово. В тех же языках, в которых слово имеет немногочисленные морфологические признаки, как, например, в китайском языке, грамматическое оформление его осуществляется главным образом синтаксически — особым ме стом в предложении, ударением, интонацией, ритмом и пр.

Следовательно, грамматика не есть что-то внешнее по отно шению к содержанию слова, а органически связана с этим со держанием. Суффикс -ец, превращая корень твор в слово тво рец, не только уточняет самый корень, но и участвует в создании того смысла, который мы вкладываем в слово творец. Грамма тика и лексика образуют своеобразное единство во всех языках, хотя оно по-разному реализуется в различных языках в зависи мости от их национальной специфики.

Изучая морфемы, нельзя не заметить, что они находятся в системных отношениях. Сравним такие два ряда — горизон тальный и вертикальный:

248 Глава III. Грамматический строй языка несет ведет, идет, поет, везет, дает, метет и т.д.

несу несешь несем и т.д.

Слово несет как бы опирается на два ряда грамматических соответствий, которые поддерживают его, делают его предста вителем именно данной грамматической системы русского языка.

Если окончание 3-го лица единственного числа -ет не повторя лось бы во множестве других глаголов (ведет, идет и пр.), оно не смогло бы выделиться и обобщиться, сделаться общим пока зателем данной категории. Вместе с тем, если несет не входило бы в ряд парадигмы (несу — несешь — несет и пр.), оно не смог ло бы восприниматься как 3-е лицо единственного числа в от личие от 1-го и 2-го, в отличие от множественного числа.

Каждая форма слова, в особенности в языках флективных, которые располагают многообразными флексиями, вступает в своеобразные ряды грамматических соответствий. Сила этих соответствий настолько велика, что, не зная формы какого-либо слова, по аналогии с подобными же формами других слов ее легко устанавливают.

Представим себе, что иностранец затрудняется образовать форму 3-го лица единственного числа настоящего времени, на пример, от глагола пасти, Но если ему уже знакомы соответ ствия типа нести — несет, везти — везет, то по аналогии с ними он образует пасти — пасет. Формула аналогии такова (еще более она применима к продуктивному спряжению):

= N Легко понять, что x в этом случае равняется пасет1. Разумеется, по аналогии образуют формы слов не только иностранцы, но и люди, для которых данный язык является родным. Образования эти производятся подчас бессознательно для самих говорящих.

Когда водитель трамвая или автобуса, отправляя вагон или маши ну, иногда восклицает «местов больше нет», то нелитературная форма местов (вместо литературной мест) возникает по анало См.: Соссюр Ф. де. Курс общей лингвистики. М., 1933. С. 152–153;

Па уль Г. Принципы истории языка. М., 1960. С. 128–152 (глава об аналогии). Не сколько иначе вопрос освещается в кн.: Глисон Г. Введение в дескриптивную лингвистику. М., 1959. С. 91–106 (глава о морфеме).

3. Структура и формы слова гии с существующими в языке образованиями родительного па дежа множественного числа типа домов, столов, отцов и т.д.

Следует различать два основных типа аналогических образо ваний (два типа аналогии).

Одна форма может вытеснить другую в процессе своеобраз ной борьбы, опираясь на сходные другие образования. Так, в русском языке именительный падеж множественного числа типа профессора возник в наше время по аналогии с дома, города, доктора и пр. и вытеснил старую форму профессоры. Задача кон кретной теории и истории отдельного языка или группы род ственных языков заключается в том, чтобы по возможности объяснить, как и почему одна форма побеждает другую.

Аналогия второго типа несколько иная: в этом случае речь идет о том, как форма нового слова (обычно неологизма) воз никает по образцу уже существующих форм прежних слов (по их моделям). Множественное число именительного падежа та кого слова, как вертолет, которое оказалось новым в русском языке 30-х гг. XX в., образуется по типу множественного числа на и (ы): вертолет — вертолты, а не по типу множественного числа на а (я). Наличие ударения на последнем слоге этого сло ва (вертолт) определяет выбор первого типа множественного числа, а не второго (ср. аналогичное ударение на конечном сло ге в словах инженр, офицр и соответствующие формы множе ственного числа инженры, офицры).

Аналогия была бы невозможна, если бы структура слова не поддерживалась системными отношениями в грамматике. Эти отношения одновременно помогают нашей памяти при изуче нии грамматики того или иного языка. Грамматика обобщает свои категории именно потому, что сами они закономерно по вторяются, и, повторяясь, выкристаллизовываются в своих от влеченных грамматических значениях1.

Будучи явлением по преимуществу морфологическим, аналогия известна и в синтаксисе. Здесь, однако, она чаще выступает в ином облике — в виде так называемых контаминаций. Когда по аналогии с выражениями играть роль и иметь значение в нелитературном языке иногда возникает ошибочное соедине ние слов играть значение, то подобное образование основывается на смешении (контаминации) двух названных выражений: глагол играть первого словосочета ния соединяется с существительным значение второго словосочетания, образуя новое соединение слов, в данном случае ошибочное. Иногда же контаминация совершается и в сфере литературного языка. Контаминация может наблюдаться и в морфологии. Ср., например, такое образование, как всемогущественный, в результате контаминации всемогущий и могущественный. Другие материалы по добного рода см. в полезном, тщательно составленном словаре-справочнике «Правильность русской речи. Трудные случаи современного словоупотребления»

(М., 1962;

составители Л.П. Крысин и Л.И. Скворцов, редактор С.И. Ожегов).

250 Глава III. Грамматический строй языка Возвращаясь к структуре слова, следует отметить, что аф фиксы обычно имеют более абстрактное значение, чем корень слова. Корень твор, упомянутый раньше, уже сам по себе мо жет вызывать различные ассоциации со словами творить, тво рец, творчество и пр. Корень лет — со словами летать, летчик, подлетать, полет, прилет и множеством других. Больше того, корень, как известно, иногда просто совпадает со словом и имеет самостоятельное значение: стол, дом. Иначе воспринимаются аффиксы. Суффиксы, префиксы, инфиксы сами по себе не имеют в большинстве случаев самостоятельных значений в но вых языках. Когда произносят суффиксы -ец или -ств-о, у нас еще не возникает никаких непосредственных лексических «ря дов», никаких конкретных лексических значений. Только в един стве с корнем слва эти суффиксы вырисовываются более отчет ливо:

-ец — это борец, творец, купец, храбрец, певец и т.д.;

-ств-о — это творчество, мастерство, юношество и многие другие.

Значит ли сказанное, что такие аффиксы, как суффиксы и префиксы, вообще не имеют никакого значения? Отнюдь нет.

Они имеют специфически грамматическое значение.

Рассмотрим грамматическое значение отдельных суффиксов.

Сам по себе суффикс -ец, как отмечалось, не имеет самостоя тельного значения. Однако, внимательно изучая слова, которые оформляются при помощи этого суффикса, можно сделать важ ные наблюдения. Ярославец, красавец, вузовец, владелец, стра далец, просвещенец, ленивец, творец, купец, певец, чтец и т.д.1, как ни различны и ни пестры сами по себе эти слова по своей семантике, они все же имеют и известные точки грамматиче ского соприкосновения: все они означают определенное лицо, и все они сходным образом оформлены. Это своеобразное и абстрактное значение (существительное лица или действующего лица — nomina agentis) достигается единством суффиксального окончания. Иначе: суффикс -ец имеет в современном русском языке значение лица или действующего лица. Следовательно, здесь не единичное лексическое значение, а грамматическое.

Ярославец — это житель Ярославля, купец — это представитель определенного социального общества, певец — это профессия лица, ленивец — это характеристика лица. Но во всех этих слу чаях, несмотря на их лексическое многообразие, над ними как бы возвышается более общее грамматическое значение: суще В современном языке эти образования от имен существительных продук тивны (ярославец), а от глаголов и имен прилагательных непродуктивны (чтец, гордец).

3. Структура и формы слова ствительное действующего лица1. Грамматическое значение, от влекаясь от конкретных слов и возвышаясь над ними, вместе с тем своеобразно объединяет и классифицирует эти последние в широких грамматических рамках.

Как ни глубоко отличие аффиксов от слов в современной системе таких языков, как индоевропейские, между ними в ис торическом плане имеются не только различия, но и точки со прикосновения.

Немецкий суффикс -heit (например, Schnheit — «красота», Weisheit — «мудрость») в старом немецком языке был самостоя тельным существительным со значением «способ», «вид», «об раз», так что первоначально такое сложное существительное, как Schnheit, обозначало букв. «образ (или вид) красивый». К самостоятельному слову восходит и немецкий суффикс -schaft (например, Gesellschaft — «общество», Bruderschaft — «братство»), который именовал некогда «свойство», «состояние», «качество».

Самостоятельным словом являлся и префикс voll- (vollkommen — «законченный», vollbringen — «совершать»), восходящий к наре чию voll (полностью) и т.д.

Во всех романских языках (кроме румынского) наречное окон чание mente или ment восходит к латинскому существительному mens, mentis, некогда означавшему «ум», «намерение». Но уже в поздней латыни выражение типа bona mente factum (букв. «сде ланное добрым умом») приобрело смысл — «сделанное добрым образом», т.е. стало передавать так называемое инструменталь ное (орудийное) значение. В дальнейшем в истории романских языков это значение mente постепенно превратилось в значение наречного грамматического форманта, так что современное ис панское elegantemente просто означает «изящно», современное итальянское fortemente — «сильно», современное французское clairement — «ясно» и т.д. Следовательно, грамматический фор мант (суффикс) исторически восходит здесь к самостоятельно му слову, к имени существительному.

Романский суффикс -ade (orangeade — «апельсиновый напи ток», citronnade — «лимонный напиток») превратился в амери канском варианте английского языка в самостоятельное слово.

У продавцов спрашивают: Have you some ade? — «Есть ли у вас какой-нибудь прохладительный напиток (что-нибудь прохлади тельное)?» Или ср.: кворум — из латинского quorum (praesentia Другие значения суффикса -ец (наименования предметов по качеству, по материалу, по действию, например резец, гостинец, ларец, сырец, холодец и др.) в современном языке непродуктивны.

252 Глава III. Грамматический строй языка sufficit) — «которых (присутствие достаточно)» через немецкое Quorum, французское, английское quorum.

Историческая связь грамматических формантов с самостоя тельными словами, очевидная в языках индоевропейских, выс тупает еще более наглядно в некоторых других языках, относя щихся к иным языковым семьям.

Например, в венгерском языке (финно-угорская семья язы ков) многие самостоятельные слова впоследствии превратились в окончания (флексии). В одном из древнейших памятников венгерского языка, в «Надгробной речи» (XIII в.), встречаются построения типа vi lg bel, современное vilgba — «в мир», где bel представляет собой слово bl, букв. означающее «кишка», «сердцевина», «внутренность». Это самостоятельное слово впос ледствии превратилось в падежное окончание имени существи тельного или, как считают другие исследователи, в так называ емый послелог1. Следовательно, не только аффиксы, но и флексии исторически могут восходить к самостоятельным словам.

Показательна в этом отношении наряду с историей многих аффиксов и флексий и история отдельных служебных частей речи. Эти последние, выполняя в современном языке по пре имуществу грамматическую функцию, исторически часто вос ходят к самостоятельным частям речи. Ранее уже была очерче на история предлога благодаря (гл. I);

не менее интересно возникновение таких предлогов, как под из существительного под — «низ, дно русской печи», около из существительного коло (в старом языке «круг», «колесо»). Впрочем, около может быть не только предлогом, но и наречием. Совершенно прозрачна связь таких предлогов, как вследствие, в течение, с именами существительными, т.е. с самостоятельными словами. Француз ский предлог chez — «у» возник из латинского существительно го casa — «дом», немецкий предлог trotz — «несмотря на» явно связан с существительным Trotz — «упорство», «упрямство».

Таким образом, история многих суффиксов, префиксов, как и история предлогов, а равно и других «грамматизованных» час тей речи, показывает, что грамматические абстракции не сразу возникли в языке, что различные грамматические форманты постепенно развивались от лексически индивидуальных значе ний к общим грамматическим категориям. Грамматическое См.: Балашша Й. Венгерский язык. М., 1951. С. 288. Для языков иного грамматического строя см.: Sommerfelt A. La langue et la socit. Oslo, 1938. Здесь дается интересный анализ архаичного языка одного из древнейших австралий ских племен аранта.

3. Структура и формы слова значение того или иного аффикса или того или ного предлога, часто восходя к лексически самостоятельным словам, освещает тем самым путь исторического возникновения абстрактных и служебных категорий в грамматике.

Как ни существенна историческая связь между морфемами, с одной стороны, и самостоятельными словами — с другой, в грамматической системе отдельно взятого языка, рассмотрен ного синхронно, морфемы и самостоятельные слова обычно разграничены достаточно четко. И это вполне понятно, так как морфемы относятся к грамматике, а слова — прежде всего к лексике. Лексика же и грамматика, при всей их внутренней вза имной обусловленности, всегда сохраняют свою специфику.

В индоевропейских языках слов, ставшие морфемами, обыч но совсем утрачивают свои былые связи с лексическими значе ниями. Больше того, грамматические функции морфем начина ют отрицать лексическую индивидуальность значения слова. В этом обнаруживается своеобразная закономерность языкового развития: на более высоком его этапе возникает новое каче ство, отрицающее качество предшествующее.

Более сложным оказывается соотношение между служебны ми словами и словами самостоятельными.

Рассмотрим два латинских словосочетания: liber de Petri — «книга Петра» и post domum — «за домом», «позади дома». Пред лог de приобрел чисто грамматическое значение;

в данном слу чае вместе с окончанием имени он выражает родительный па деж (ср., впрочем, другие, более «лексические» значения предлога de — «согласно», «по»: de mea sentential — «согласно моему мне нию»;

«во врмя», «в течение»: de tertia vigilla — «в третью сме ну», «во время третьей смены» и т.д.). Напротив того, предлог post одновременно является и предлогом и наречием (anno post — «год спустя»). Как наречие, post сохраняет самостоятельное зна чение: «позади», «после», «позже», «впоследствии».

Нечто подобное можно сказать и о сравнительном анализе таких русских предлогов, как, с одной стороны, вследствие, впос ледствии, в которых связь с самостоятельными словами следо вать, следствие, последовать, последствие очевидна, и, с другой стороны — о таких, как под или около, в которых аналогичная связь уже утрачена. Следовательно, в последнем случае грамма тизация предлогов произошла бльшая, чем в первом.

В отличие от простых, непроизводных слов, слова производ ные всегда двусоставны или многосоставны.

254 Глава III. Грамматический строй языка По сравнению, например, с нести глагол разнести выступает как производный (с приставкой раз-). Морфологическое члене ние слова всегда опирается на те системные отношения в грам матике, о которых уже говорилось. Чтобы существительное рамка расчленить на рам + ка, необходимо: 1) чтобы корень рам был известен и другим словам (рама, подрамник, обрамление);

2) что бы суффикс -к-а повторялся в других существительных (руч-ка, нож-ка, шей-ка);

3) чтобы значение корня рам в слове рамка было тем же, что и значение этого же корня в словах рама, под рамник, обрамление и т.д.1 То, что морфологический анализ слова невозможен без точного понимания подвижной структуры сло ва, может быть проиллюстрировано следующим примером.

В словах барин, барыня, барич, барский, барство выделяется общий корень бар. Но слово барышня можно отнести к перечис ленному ряду слов только в том случае, если понимать данное слово в старом значении «незамужняя дочь барина или барыни»

(ср. у Пушкина в «Евгении Онегине», V, 4: «Служанки со всего двора / Про барышень своих гадали»). Но вот в начале XX столетия с развитием телефонной связи появилось новое выражение, вско ре затем исчезнувшее, «телефонная барышня» — телефонистка.

Основа этого слова оказалась непроизводной. Барышня в значе нии «телефонистка» уже не вступает в словообразовательный ряд слов типа барин, барыня и пр., так как перестает означать «дочь барина или барыни».

Таким образом, структура слова исторически изменчива, и, чтобы правильно ее анализировать, нужно понимать широкие связи слова со всей грамматической системой языка определен ной исторической эпохи.

Грамматическое членение слова, как видно из подобных при меров, отнюдь не безразлично к его значению. Всегда сохраняя своеобразие, грамматика вместе с тем постоянно взаимодейству ет с лексикой, как и лексика с грамматикой. Это взаимодей ствие может быть обнаружено в самых разнообразных грамма тических процессах, в частности в явлениях так называемого опрщения и переразложения2.

См.: Винокур Г.О. Заметки по русскому словообразованию // Винокур Г.О.

Избранные работы по русскому языку. М., 1959. С. 419–442. Ср. иную точку зре ния и полемику с Г. Винокуром в статье А.И. Смирницкого: Смирницкий А.И. Не которые замечания о принципах морфологического анализа основ // Докл. и со общения филологического факультета МГУ. 1948. Вып. 5. С. 21–26.

Вслед за В.А. Богородицким следует различать опрщение как грамматичес кий термин и опрощние в нетерминологическом значении (Богородицкий В.А.

Общий курс русской грамматики. 5-е изд. М., 1935. С. 99 и сл.).

3. Структура и формы слова Опрщение — грамматический процесс, приводящий к тому, что слово со сложным морфологическим составом утрачивает самостоятельное значение своих отдельных частей и восприни мается как неразложимое. Так, слово вкус в современном рус ском языке уже не распадается на в + кус. Между тем в старом языке оно ощущалось как составное (ср. кус-ать, кус-ок). Точ но так же в глаголе забыть за уже не воспринимается как пре фикс, и этот глагол рассматривается как неразложимый. Имен но поэтому к нему легко присоединяются новые префиксы. Так возникает перезабыть.

Слово кольцо теперь также не представляется составным, поскольку старое коло в значении «колесо» не сохранилось. Вот почему кольцо, ранее являвшееся уменьшительным образовани ем от коло, утратило свою уменьшительность и вместе с нею и свою двусоставность.

С процессом опрщения тесно связано и явление переразло жения, т.е. изменение соотношения между различными морфе мами внутри слова на разных этапах развития языка.

Переразложение наблюдается, например, в склонении суще ствительного жена. Формы женам, женами, женах раньше раз лагались на основу и флексию не так, как в современном язы ке, ибо в старых формах а принадлежало основе: жена-м, жена-ми, жена-х. Но вследствие того что гласный а повторялся перед окончаниями и всех других слов этого склонения (нога-м, рука-м), звук этот обобщился для всего склонения и отошел от основы к флексии. Произошло расширение флексии за счет основы. Следовательно, грани между основой и флексией, как и грани между отдельными морфемами, исторически изменчи вы и подвижны.

Явления опрщения и переразложения определяются особен ностями развития грамматики. Вместе с тем они часто бывают связаны и с развитием лексики.

Если попытаться установить, когда слово вкус могло пере стать восприниматься в сознании говорящего как двусоставное (в + кус), как связанное со словами кусок, кусать, то следует иметь в виду, что процесс этот произошел, по-видимому, тогда, когда наряду с буквальным значением («ощущение, возникаю щее при раздражении слизистой оболочки языка растворимы ми веществами;

качество пищи, оцениваемое по производимым ею ощущениям») у слова вкус стали все более и более разви ваться переносные значения: «чувство изящного, склонность, любовь к чему-нибудь, пристрастие». Это стало способствовать 256 Глава III. Грамматический строй языка все бльшему отрыву слова вкус от существительного кусок и глагола кусать, ибо в переносных значениях уже совсем не ока залось той связи с исходным значением слова, которая еще ощущалась — правда, тоже в очень ослабленном виде — в бук вальном употреблении («качество пищи» определяется при «ку сании»;

но «склонность» или «чувство изящного» уже никакого отношения к «кусанию» не имеют). Следовательно, семанти ческое развитие, которое претерпело слово вкус, отразилось на его структуре, как и обратно: морфологическое опрщение сло ва способствовало дальнейшему его смысловому движению по пути фигурального осмысления.

Так или иначе, но еще в начале XIX в. славянофил Шишков в своем «Рассуждении о старом и новом слоге» резко возражал против употребления слова вкус в переносных значениях, видя в них влияние французских словосочетаний с существительным got (un got fin — «тонкий вкус»). Несмотря на протесты Шиш кова, фигуральное осмысление слова вкус получило широкое распространение к началу XIX столетия1.

Итак, морфологический процесс опрщения слова может находиться под известным воздействием процесса его семанти ческого развития. Следовательно, «автономность» морфологи ческой структуры слова, о которой часто говорят сторонники чисто формального понимания грамматических процессов, яв ляется весьма относительной.

Когда исчезло старое русское слово коло — «колесо», «круг», то образованное от него уменьшительное кольцо (ср. слово — словцо) перестало восприниматься как уменьшительное, ибо кольцо уже немогло морфологически соотноситься с несуществующим сло вом коло и тем самым не могло ощущаться как составное. Следо вательно, лексический процесс — утрата одного слова — привел к морфологическим последствиям, к явлению опрщения.

С чисто формальной точки зрения соотношения между дочь — дочка и нить — нитка кажутся одинаковыми. Более присталь ный анализ раскрывает существенные различия между ними:

нить не имеет свободного значения в современном русском языке и встречается лишь в устойчивых и немногочисленных выраже ниях, как например путеводная нить, ариаднина нить, красной нитью. Следовательно, внешне очень сходные отношения (дочь — дочка и нить — нитка) внутренне несходны: нитка употребляет ся в языке по существу независимо от нити, поэтому первое сло Словарь современного русского литературного языка. Т. 2. М., 1951.

С. 423–424.

3. Структура и формы слова во и не воспринимается как уменьшительное образование от вто рого. Между тем дочка — производное уменьшительное от дочь.

Иногда соотношение между производными и непроизводны ми словами складывается еще сложнее.

Существительное машинка — уменьшительное образование от слова машина. Но когда появились пишущие машинки, после днее имя существительное стало употребляться самостоятельно безотносительно к машине. Так, в начале XX столетия в подоб ных случаях говорили пишущая машина, а не машинка. В расска зе В. Вересаева «На высоте» читаем: «Но ведь сама же ты сейчас только упрекала меня, что я будто бы говорю с тобою только о кофе и пишущих машинах». Чем больше, однако, пишущие ма шины входили в быт, тем в большей степени возникала необхо димость в лексической дифференциации новых и старых пред метов. Машинка стала обозначать пишущую машину. В языке возникли новые омонимы: машинка — уменьшительное образо вание к машина и машинка — особый прибор для перепечаты вания бумаг, рукописей и пр. В этом последнем случае машинка уже не воспринимается как уменьшительная форма (самые круп ные пишущие машинки называются все же машинками, а не машинами) и не оказывается тем самым производным.

И в этом случае грамматический процесс опрщения состава слова взаимодействует с процессом семантической дифферен циации слов.

XXI в. с компьютерами и принтерами отодвигает слово ма шинки «пишущие машинки — машины» в историзмы.

Если сравнить суффикс -th в английском слове depth — «глу бина» с суффиксом -ness в слове goodness — «доброта», то нельзя не заметить, что второй из них гораздо отчетливее выделяется в слове, чем первый. Суффикс -th теперь уже кажется не отдели мым от существительного depth. Все это слово подверглось про цессу опрщения. Желая определить различие между подобны ми двумя типами слов, Э. Сепир писал о них со свойственной ему образностью: «Наш ум требует точки опоры. Если он не может опереться на отдельные словообразующие элементы, он тем решительнее стремится охватить все слово в целом»1. Про цесс опрщения своеобразно влияет на то, как говорящие воспринимают слово.

Разнообразные изменения, совершающиеся в структуре сло ва, во многом обусловлены и грамматической системой языка в Сепир Э. Язык. Введение в изучение речи / Рус. пер. 1934. С. 103.

258 Глава III. Грамматический строй языка целом и развитием, которое претерпевает сама эта система.

Вместе с тем изменения, происходящие в структуре слова, не могут не зависеть от различных особенностей (в том числе и лексических) тех слов, в пределах которых совершаются данные грамматические трансформации.

В языках флективных различаются процессы формообразова ния и процессы словообразования. В первом случае речь идет о неодинаковых формах одного и того же слова (например, дом, родительный падеж дома;

говорю — 1-е лицо, говорит — 3-е лицо и т.д.), во втором возникают разные слова, непосредственно связанные между собой грамматически (например, типами суф фиксов: учитель — учительство, префиксов: рубить — разру бить и т.д.).

Изучение различных форм одного и того же слова ставит перед лингвистом много сложных теоретических вопросов: в каком отношении друг к другу находятся различные формы сло ва, имеются ли в языке главные (основные) и производные фор мы слова, как выражается наша мысль в зависимости от тех или иных форм и т.д. Многие языковеды XX в., справедливо под черкивая сосуществование разных форм слова в языке, непра вомерно отказываются от постановки вопроса о главных и про изводных формах слова. Между тем эта проблема, как мы сейчас увидим, имеет большое теоретическое значение.

«Нельзя говорить, — писал Бодуэн де Куртенэ, — что извест ная форма данного слова служит первоисточником для всех ос тальных и в них переходит. Разные формы известного слова не образуются одна от другой, а просто сосуществуют. Конечно, между ними устанавливается взаимная психическая связь, и они друг друга обусловливают, но с одинаковым правом мы можем говорить, что форма вода переходит в форму воду, как и наобо рот, форма воду — в форму вода»1. Аналогичные мысли развива ли и другие видные лингвисты, в частности француз А. Мейе, подчеркивавший, что «в латинском языке не было одного слова волк, а лишь совокупность форм: lupus (им. падеж), lupe (зват.

падеж), lupum (вин. падеж), lupi (род. падеж), lupo (отложитель ный падеж), причем ни одна из этих пяти форм не была исход ной для других, так же как не было исходных форм для образо вания множественного числа»2. Еще более резко аналогичные Бодуэн де Куртенэ И.А. Рецензия на кн.: Чернышев В. Законы и правила русского произношения // Изв. Отделения рус. яз. и словесности. 1907. Т. XII.

Кн. 2. С. 795.

Мейе А. Сравнительный метод в историческом языкознании / Рус. пер.

М., 1954. С. 79–80.

3. Структура и формы слова положения развиваются в работах представителей современной структуралистической лингвистики.

Хотя в подобных суждениях правильно подчеркивается связь разных форм слова внутри парадигмы склонения (в других слу чаях — спряжения), в целом нельзя согласиться с такой поста новкой вопроса.

Разумеется, сравнивая различные падежные формы между собой, нельзя считать, что одни из них «переходят» в другие в школьном смысле этого слова. Все формы слова, имеющиеся в данном языке, действительно сосуществуют в нем, они должны изучаться в грамматике. И все же древние мыслители были по своему правы, называя падежи «падежами» (при всей условнос ти самого термина, с. 33): косвенные падежи имени были бы немыслимы, если бы они не воспринимались на фоне прямого падежа. Прямой падеж более независим, он ближе к «чистому названию», его номинативная функция воспринимается отчет ливее, чем соответствующие функции косвенных падежей1. Хотя группировка косвенных падежей в разных языках, имеющих падежи, и различна, однако вопрос о соотношении более зави симых падежей и падежей более самостоятельных очень суще ствен для грамматики. Другими словами, для грамматики важ на не только категория отношения, но и категория значения, то, что стоит за грамматическими отношениями, что выражается при помощи этих отношений.

Нельзя согласиться с тем, что форма вода и форма воде «оди наково переходят друг в друга». Они неодинаковы уже потому, что форма воде в большей степени предполагает как бы «исход ную» форму вода, чем обратно. Именно поэтому число косвен ных падежей в языках может быть очень различным, тогда как «прямой падеж», или «общий», или «исходный» («основной па деж»), обычно всегда имеется в индоевропейских языках, обла дающих надежной системой.

Насколько свободна или несвободна определенная грамма тическая форма, весьма существенно для понимания того, чт и кк эта форма выражает. В аналитических языках, лишенных падежей или имеющих два–три падежа, эта проблема решает ся иначе: сочетания с предлогом окажутся здесь производны ми образованиями от самого слова. В целом сочетания с пред логом в аналитических языках так относятся к отдельному слову, Хотя именительный падеж может выступать и в других функциях, напри мер в функции предиката («Иванов — добрый мой приятель», где «добрый мой приятель» — предикат), но его основная функция назывная (об основных или первичных функциях членов предложения см. далее).

260 Глава III. Грамматический строй языка как форма слова во флективных языках к именительному паде жу данного слова. И в том и в другом случае, однако, сохраня ется специфика грамматического образования.

Существует два основных истолкования проблемы формы слова: одно из них может быть названо чисто морфологичес ким, другое — морфо-синтактико-фразеологическим. В первом случае формы слова усматриваются лишь в тех случаях и в тех языках, в которых имеются процессы формообразования (стол — стола, иду — идешь). Во втором случае формы слов понимаются шире;

английский глагол stand up — «встать» состоит из двух элементов, но второй из них, служебный (up), выступает как своеобразный оформитель первого, самостоятельного (stand).

Stand up не является морфологической формой глагола stand, какой оказывается форма стола по отношению к форме стол.

Соотношение между stand — «стоять» и stand up — «встать» слож нее, чем отношение между стол и стола. В английском примере нет морфологических форм слова, зато выступают вперед фор мы синтактико-фразеологические.

Морфо-синтактико-фразеологическое понимание форм сло ва имеет то преимущество по сравнению с чисто морфологи ческим истолкованием, что может быть применимо к языкам самого различного грамматического строя. Между тем чисто морфологическая точка зрения оправдывает себя лишь в при ложении к языкам флективным. Лингвисту же приходится ана лизировать языки разного грамматического строя, поэтому он должен истолковывать форму слов с позиций разных языков. В противном случае пришлось бы признать, что нет общего поня тия формы слова как лингвистического понятия и что для каж дого языка нужно вырабатывать свои термины.

Как ни специфичны формы слова в разных языках, нельзя, однако, отказываться от важнейших общелингвистических по нятий. Как увидим далее, не существует языков, в которых слова так или иначе не были бы грамматически оформлены. Поэтому формы слова следует понимать широко, учитывая особенности многообразных языков мира.

Сказанное отнюдь не означает что между морфологически ми и синтактико-фразеологическими (или лексико-фразеоло гическими, как их иногда называют) формами слов нет суще ственного различия. Различие между ними так же значительно, как значительно различие между морфологией, изучающей струк туру слова, правила и законы изменения слов, и синтаксисом, в котором исследуются различные типы сочетания слов, отноше ния между словами в словосочетании и предложении, наконец, 3. Структура и формы слова предложение как целое. Соотношение между морфологией и синтаксисом в разных языках различно;

сфера синтаксиса, на пример, может расширяться за счет сферы морфологии (в язы ках английском, китайском и др.). Подобно этому, совсем не одинаковым оказывается и соотношение между морфологичес кими и синтактико-фразеологическими формами слова в мно гообразных языках мира.

Выходя за пределы структуры и форм слова и обращаясь к словообразованию, отметим лишь один специфичный тип мор фо-синтаксического словообразования, существенный в связи со всем предшествующим изложением и характерный главным образом для аналитических языков. Имеем в виду конверсию.

Английские существительное love — «любовь» и глагол love — «любить» являются разными словами, а не формами одного сло ва, так как они: 1) оказываются разными частями речи и, следо вательно, выражают разные понятия;

2) входят в систему нео динаковых парадигм (глагол love спрягается — процесс, которому не может подвергаться существительное love);

3) вступают (как следствие второго положения) в сочетание с другими словами, качественно неоднородными (they love — «они любят», но не возможно they love — «они любовь», хотя вполне допустимо their love — «их любовь»).

Конверсия, следовательно, — способ образования одного сло ва от другого (или от его основы), при котором главную роль играют разные парадигматические отношения и сочетаемость (неоднородная) каждого из анализируемых слов1.

О структуре и формах слова, о словообразовании см.: Пешковский А.М.

Понятие отдельного слова // Сборник статей. Л., 1925. С. 122–140;

Виногра дов В.В. О формах слова // Изв. АН СССР. ОЛЯ. 1944. № 1. С. 31–41;

Жирмун ский В.М. О границах слова // ВЯ. 1961. № 3. С. 3–21;

Морфологическая струк тура слова в языках разных типов. М., 1963;

Старинин В.П. Структура семитского слова. М., 1963. С. 3–18;

Рождественский Ю.В. Понятие формы слова в исто рии грамматики китайского языка. М., 1958. С. 3–52;

Жлуктенко Ю.А. О так называемых «сложных глаголах» типа stand up в современном английском язы ке // ВЯ. 1954. № 5. С. 103–113 (ср. также статью этого же автора в связи с полемикой вокруг понятия конверсии: ВЯ. 1958. № 5. С. 53–63);

Зиновьев В.Н.

Проблемы теории словообразования в современной польской лингвистичес кой литературе // Уч. зап. Горьковского ун-та. Сер. историко-филологическая.

1961. Вып. 52. С. 351–367;

Арутюнова Н.Д. Очерки по словообразованию в со временном испанском языке. М., 1961. С. 3–21;

Степанова М.Д., Чернышева И.И.


Лексикология современного немецкого языка. М., 1962. С. 62–75;

Marchand H.

Phonology, Morphonology and Wordformation // Neuphilologische Mitteilungen. 1951.

N 3–4. P. 1–20;

Milewski T. The Conception of the Word in the Languages of North American Natives // Lingua Posnaniensis. 1951. N 3. P. 248–268.

262 Глава III. Грамматический строй языка 4. Грамматические средства До сих пор речь шла о структуре и формах слова. Как же передаются отношения между словами?

Подробно этот вопрос освещается далее в разных граммати ческих разделах (в частности, о типологической классификации языков), сейчас же кратко рассмотрим лишь важнейшие из мор фологических и синтаксических средств, при помощи которых в разных языках устанавливаются и выражаются разнообразные отношения между словами.

1. Флексия. В предложении книга Петра легко заметить, что связь между словами достигается при помощи флексии (Петр — Петра). Так же эта связь выражалась и в латинском языке (liber Petri), так она выражается и во многих современных языках — чешском, польском, украинском и др. Вместе с тем в некоторых языках флексия может выступать не только в конце слова, но и внутри его (внутренняя флексия). Так, прошедшее время от гла гола geben — «давать» немец образует при помощи внутренней флексии — gab, а англичанин множественное число от таких имен существительных, как foot — «нога», передает также при помощи внутренней флексии — feet — «ноги» (ср. наряду с этим обычный тип образования множественного числа без внутрен ней флексии: boot — «ботинок», boots — «ботинки»). В некото рых языках, например в арабском, флексия может оказаться даже в начале слова. Так, арабский глагол qtl — «убивать» в перфекте имеет qatala, а в имперфекте yaqtula. Все же следует подчерк нуть, что наиболее типичной и распространенной является ко нечная флексия. Поэтому о тех языках, для которых конечная флексия типична, говорят как о языках флективных, о тех же языках, для которых она не типична, — как о языках нефлек тивных.

2. Предлог. Наряду с флексией выступает и предлог. Болга рин скажет вълните на Янтра — «волны Янтры», следовательно, выразит связь между двумя существительными не при помощи флексии, как в русском языке, а при помощи предлога на. Точ но так же при помощи предлога передаст связь и англичанин (ср. the leg of the table — «ножка стола», где грамматическая зави симость передана при помощи предлога of ) и француз (ср. le livre de Pierre — «книга Петра», где предлог de скрепляет слова, создавая словосочетание). В некоторых языках предлоги не пред шествуют имени, а следуют за ним и поэтому называются пос 4. Грамматические средства лелогами. Иногда бывает и так, что лишь некоторые предлоги следуют за именем, тогда как остальные обычно ему предше ствуют. Так, в латинском языке, в котором предлоги обычно предшествуют имени, лишь два предлога (causa — «по причи не», «ради» и gratia — «для») ставятся по большей части за роди тельным падежом имени: timoris causa — «вследствие страха», букв. «страха вследствие», «страха по причине».

3. Порядок слов. В тех языках, в которых нет форм словоиз менения (или их мало) и слово в прямом и косвенных падежах обычно сохраняет одну и ту же форму, порядок слов выступает как очень важный синтаксический фактор. В английском, на пример, в предложении the man killed a tiger — «человек убил тигра» подлежащее (man) отличается от дополнения (tiger) только тем, что стоит на первом месте, а дополнение — на последнем.

Если же поставить дополнение (объект) на место подлежащего (субъекта), то все предложение приобретет противоположный смысл: the tiger killed the man — «тигр убил человека». В процессе этой перестановки ни man, ни tiger не подвергаются никаким формальным изменениям. Они только обмениваются местами, и смысл предложения становится совершенно другим. Следова тельно, порядок слов выступает здесь в роли важного синтакси ческого фактора.

Аналогичную синтаксическую функцию порядок слов выпол няет в столь различных языках, как китайский, французский, болгарский. Для русского языка, напротив того, предложения типа мать любит дочь, в которых различие субъекта и объекта определяется только местом каждого из них в предложении, не характерны и встречаются сравнительно редко. Разнообразие морфологических форм русского языка приводит к тому, что синтаксические отношения выражаются в нем прежде всего флексиями. Порядок же слов приобретает для него не столько синтаксическое, сколько стилистическое значения (т.е. переда ет обычно не субъектно-объектные отношения в предложении — связи подлежащего, сказуемого и дополнения, а лишь добавоч ные смысловые оттенки).

4. Ударение. Уже отмечалось (гл. II), какое большое значе ние для языка имеет ударение. Здесь только подчеркнем, что в ряде случаев ударение выражает также грамматические связи между словами. Так, в русском языке рки — это именитель ный падеж множественного числа от слова рук, тогда как рук — родительный падеж единственного числа от того же 264 Глава III. Грамматический строй языка слова. Следовательно, грамматическая категория числа и грам матическая категория падежа переданы здесь при помощи уда рения (рук — рки). В таких языках, в которых ударение бы вает разных типов, грамматическая дифференциация слов может зависеть также и от того, какое из этих возможных ударений падает на то или иное слово, на тот или иной слог. Так, в греческом языке «острое» ударение означает более высокую ноту (отсюда и его название — «острое»), «тяжелое» — более низкую ноту, «облегченное» ударение предполагает, что на первой части слога повышение голоса больше, чем на второй.

Эти типы ударения используются не только фонетически, но и грамматически.

5. Интонация. В зависимости от того, как мы скажем: сту денты внимательны с интонацией утверждения или студенты внимательны? с интонацией вопроса, меняется и предложе ние — его смысл, его грамматическое оформление. Следова тельно, важная категория вопроса передается здесь при помо щи интонации. В разделе фонетики уже говорилось об общей роли интонации (гл. II), сейчас только отметим, что значение ее особенно велико в таких языках, как китайский, граммати ческие отношения которого выражаются преимущественно син таксически. В китайском языке имеется четыре типа тона (в некоторых диалектах число их доходит до пяти), причем это разнообразие тонов используется лексически (для дифферен циации слов) и синтаксически (для дифференциации грамма тических отношений).

6. Инкорпорация. В некоторых языках, например в чукотско корякской группе и во многих языках американских индейцев, существует особое грамматическое построение, обычно называ емое инкорпорацией. Инкорпорацию характеризует то, что «до полнение входит в глагол, сливаясь с ним, образует новое слож ное слово;

определение входит в пределы слова» 1. Так, в чукотском языке ti-vala-nto-a’k — «я вытащил нож», где ti — префикс 1-го лица единственного числа, vala — основа слова «нож», nto — основа глагола «вынимать», a’k — суффикс, пере дающий прошедшее время и 1-е лицо единственного числа.

Следовательно, если переводить буквально, вся фраза строится как бы по такому теоретическому типу: «я — нож — вынимать»

(основа от этого глагола) — в прошедшем времени, в 1-м лице, Богораз В.Г. Материалы по языку азиатских эскимосов. М., 1949. С. 60;

см.

также: Скорик П.Я. Грамматика чукотского языка. Ч. I. М.;

Л., 1961. С. 93–111.

5. Грамматические категории в единственном числе. Но, разумеется, это лишь условное от влечение от реального языкового восприятия, для которого та кое предложение вовсе не кажется искусственным. Инкорпора ция основана прежде всего на тесной связи (нерасчлененности) дополнения и глагола1.

Как ни важны для грамматики связи, существующие между словами, она интересуется не только этими связями, но и грам матическим построением самого слова. В зависимости от типов построения слова, в зависимости от его структуры определяют ся многие другие особенности грамматики, в частности харак тер словосочетаний и предложений2.

5. Грамматические категории В грамматике наряду с морфемой важнейшим является по нятие грамматической категории. Грамматическая категория — это грамматическое значение обобщенного характера, прису щее словам или сочетаниям слов в предложении и вместе с тем отвлеченное от конкретных значений самих этих слов. В суще ствительном хлеб, например, нетрудно обнаружить такие грам матические категории, как категория числа (единственное), ка тегория рода (мужской), категория падежа (именительный).

Обобщенный характер грамматической категории проявля ется в том, что под категорию единственного числа, например, подводятся самые разнообразные слова: существительные хлеб, книга, колесо, человек, прилагательные большой, сильный, разум ный, глаголы делаю, строю, пишу и пр. Под категорию мужского рода — тоже самые разнообразные слова: существительные хлеб, карандаш, дом, разум, трактор, прилагательные большой, силь ный, радостный, красивый, глаголы делал, строил, писал и т.д.

Легко заметить, что одно и то же слово может характеризовать ся разными грамматическими категориями в зависимости от того, к какой части речи оно относится.

Необходимо заметить, что в последние годы высказывались разные взгля ды на природу инкорпорации. Некоторые лингвисты склонны отождествлять инкорпорацию с явлением так называемого примыкания. В защиту инкорпо рации выступил Е.А. Крейнович: Крейнович Е.А. Об инкорпорировании в нивх ском языке // ВЯ. 1958. № 6. С. 21–33. Другая точка зрения: Панфилов В.З. Грам матика нивхского языка. Ч. I. М.;

Л., 1962. С. 137.

О грамматических средствах см. книги и статьи, приводимые в разделе «Что изучает грамматика».

266 Глава III. Грамматический строй языка В русском языке имени существительному свойственны грам матические категории числа, рода и падежа, а глаголу — числа, времени, вида, наклонения, залога, лица и рода. Категории числа и рода повторяются и в той и в другой части речи, тогда как категория падежа присуща специально именам, категория вре мени или вида — глаголам. В других языках соотношения меж ду грамматическими категориями и частями речи складываются несколько иначе: глагольные формы, например, могут склонять ся, а имена существительные — не знать падежных различий.


Грамматические категории имеют в языке определенную форму выражения. В языках, в той или иной степени распола гающих флексиями, грамматические категории обычно выра жаются определенными морфологическими средствами, в язы ках же, совсем не располагающих флексиями, грамматические категории могут передаваться синтаксическими средствами.

Академик А.А. Шахматов в своем обширном и интересном «Синтаксисе русского языка» определял грамматическую кате горию как «представление об отношении (к другим представле ниям), сопутствующее основному значению, вызываемому сло вом»1. Так, в слове дом он усматривал основное вещественное значение (дом) плюс представление о множественности;

в слове дом — то же вещественное значение плюс представление о муж ском роде и т.д. Нужно сказать, что при таком понимании грам матической категории оказывается недостаточно подчеркнутым единство смыслового и грамматического аспектов слова. Как будет показано, грамматическая категория не только сопутству ет основному вещественному значению слова, но и взаимодей ствует с ним. В слове обычно обнаруживается сразу несколько грамматических категорий, что делает всю проблему отноше ний между грамматическими категориями и значением слова очень сложной.

Грамматические категории не могут существовать сами по себе, вне определенных группировок слов. Эти группировки обычно выступают в языке как части речи. Так возникает про блема взаимодействия частей речи и грамматических категорий.

Если подобное взаимодействие обнаруживается в самых разно образных языках, то характер его, а также способ выражения определенной грамматической категории в том или ином языке обусловливаются грамматической спецификой данного языка.

Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. Л., 1941. С. 420.

5. Грамматические категории Заимствованные слова типа кекс или рельс являются в рус ском языке именами существительными единственного числа.

Между тем в английском, из которого проникли к нам эти сло ва, они в данной своей форме выступают как имена существи тельные множественного числа: английские слова cakes и rails означают «кексы» и «рельсы» (единственное число cake и rail — без конечной флексии множественного числа s). В отличие от английского языка в русском конечная флексия s не служит формой выражения множественного числа имен существитель ных;

поэтому для образования множественного числа русский язык применяет свои национальные грамматические средства, которые употребляются по отношению и к другим многочис ленным словам. Так возникают в русском языке свои формы образования грамматической категории множественного чис ла — кексы, рельсы (ср. всходы, проводы, воды, шведы, пианисты и пр.). Следовательно, грамматическая категория множествен ного числа имен существительных в русском и английском язы ках оказывается общей, а способы ее морфологического выра жения различны.

Приведенный пример показывает, что грамматические кате гории настолько специфичны в системе каждого языка, что за имствованные слова, проникая в другой язык, обычно подчи няются законам формирования грамматических категорий того языка, в который они проникают1.

Лингвисты немало обсуждали сложную природу граммати ческих категорий. Стремясь разместить все многообразие грам матических категорий по определенным моделям, некоторые исследователи подчеркивали принцип противопоставления по значению двух «взаимоисключающих» друг друга рядов, на пример единственного и множественного числа, изъявительно го и сослагательного наклонения и т.д. Но в такие двучленные противоположные ряды не могут выстроиться все грамматиче ские категории. Даже если считать только основные време на — настоящее, прошедшее и будущее, их все же оказывается три, а не два. Во многих языках количество падежей (а па деж — тоже грамматическая категория) достигает цифры 8, а за пределами индоевропейской группы — иногда и цифры 20.

Грамматические категории далеко не всегда укладываются в Лишь в сравнительно немногих случаях иностранные слова не подчиняются такому общему закону. Так, в русском литературном языке существительные типа пальто, депо не склоняются, хотя народный язык не считается с этим правилом.

268 Глава III. Грамматический строй языка противостоящие друг другу двучленные универсальные моде ли. Тем больший интерес представляет изучение их многооб разных типов.

А. Категория рода Рассмотрим теперь некоторые из грамматических категорий1.

Начнем с наиболее отвлеченной из них — с категории грамма тического рода. Категория грамматического рода, или шире — категория именного класса, распространена в самых разнооб разных языках мира.

Ни у кого не вызывает сомнения, почему в русском языке такое имя существительное, как мужчина, мужского рода, а та кое, как женщина, женского. Но почему год, город, сыр мужско го рода, стена, весна, колбаса женского, небо, лето, поле средне го — это уже гораздо менее очевидно. В самом деле, что выражает грамматическая категория рода? Во всех ли языках она имеет ся? Всегда ли наблюдается подразделение внутри категории рода на мужской, женский и средний род? Вот далеко не полный ряд вопросов, возникающих уже при первом приближении к этой проблеме.

Оказывается, однако, что проблема осложняется еще и тем, что грамматическая категория рода даже в тех языках, в кото рых она отчетливо выражена, очень часто не совпадает по язы кам. Так, русский скажет, что ложка женского рода, поляк с ним согласится (yka тоже женского рода), а немец нет, ибо по-немецки ложка мужского рода (der Lffel). Русский будет ут верждать, что стул мужского рода, а испанец станет настаивать на женском (la silla). Русский ни на минуту не сомневается, что такое слово, как часовой, во всяком случае должно быть мужс кого рода. Поэтому ему покажется невероятным утверждение француза, что часовой женского рода (la sentinelle). Не менее странным может представиться и то, что для дифференциации по роду столь обычных животных, как козел и коза, англичанин О грамматических категориях см.: Поспелов Н.С. Соотношение между грамматическими категориями и частями речи в современном русском язы ке // ВЯ. 1953. № 6. С. 53–67;

Штелинг Д.А. О неоднородности грамматичес ких категорий // ВЯ. 1959. № 1. С. 55–64;

Исаченко А.В. О грамматическом значении // ВЯ. 1961. № 1. С. 28–43;

Головин Б.Н. Заметки о грамматическом значении // ВЯ. 1962. № 2. С. 29–37 (полемика с А.В. Исаченко и Д.А. Ште лингом по вопросу о возможности двучленного противопоставления грамма тических категорий).

5. Грамматические категории вынужден прибегнуть к местоимениям и сказать буквально так:

он козел (he-goat) и она козел (she-goat). Положение осложняется еще и тем, что встречаются языки, имеющие общий род (муж ской и женский) для отдельных существительных, например в русских словах сирота, книгоноша, плакса, лакомка, тихоня и др. В иных же языках широко распространены существитель ные обоюдного рода, сохраняющие (например, в румынском языке) в единственном числе признаки мужского рода, а во множественном числе — женского. Наконец, в ряде языков — в финском, армянском и др. — грамматическая категория рода вовсе отсутствует. Таким образом, проблема грамматической категории рода в действительности оказывается значительно более сложной, чем это кажется с первого взгляда.

Необходимо, однако, заметить, что несовпадение по языкам в большинстве случаев относится к неодушевленным предме там и названиям. Такие случаи, как женский род существитель ного часовой во французском языке или средний род таких су ществительных, как женщина (das Weib) или девушка (das Mdchen) в немецком, сравнительно редки. Народный язык не считается с этими условностями и придает подобным суще ствительным ту форму рода, которая подсказывается реаль ным содержанием самих этих слов: женский род таким суще ствительным, как женщина и девушка, и мужской — таким, как часовой. К тому же сами эти условности в литературном языке иногда сравнительно просто объясняются исторически.

В немецком языке слово Frauenzimmer в старую эпоху означало «женскую половину дома» и лишь позднее приобрело новый смысл — «женщина». Само по себе «половина дома» — неоду шевленное понятие, которое и могло иметь признак среднего рода, перешедший затем и на название женщины. Ф. Энгельс, имея в виду древнюю афинскую семью, писал: «У Эврипида жена обозначается словом oikurema, как вещь для работы по хозяйству (слово это среднего рода), и для афинянина она дей ствительно была, помимо деторождения, не чем иным, как старшей служанкой»1.

Таким образом, историческое прошлое многих слов, обозна чающих одушевленные понятия, может объяснить нам, как в последующей истории этих слов образовалось противоречие между их содержанием и признаками грамматического рода.

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 67.

270 Глава III. Грамматический строй языка Для живых существ способы дифференциации внутри самой грамматической категории рода в разных языках многообраз ны. Укажем на некоторые из них:

1) с помощью особых окончаний (обычно от мужского рода):

гость — гостья, супруг — супруга или особых суффиксов:

актер — актриса, медведь — медведица;

2) с помощью разных слов (так называемая гетеронимия):

отец — мать, брат — сестра, бык — корова;

немецкое Vater — «отец», Mutter — «мать»;

французское pre — mre;

английское father — mother;

санскритское pitar — matar;

3) с помощью особых вспомогательных слов: английское he goat — «козел», букв. «он козел», и she-goat — «коза», букв.

«она козел»;

немецкое ein mnnlicher Adler — «орел», букв.

«мужской орел», и ein weiblicher Adler — «орлица», «самка орел»;

португальское lebre macho — букв. «заяц-самец» и lebre fmea — «заяц-самка»;

4) с помощью лишь контекстного уточнения: кит, белка, обе зьяна, сорока, акула, бегемот (и самцы и самки)1.

Преобладание того или иного из перечисленных способов дифференциации родовых различий в разных языках в значи тельной мере зависит от строя языка. Для флективных языков характерны больше всего первый и четвертый способы, в анали тических наряду с первым способом встречаются и остальные.

Необходимо, однако, подчеркнуть, что если одушевленные понятия в большинстве случаев все же естественно распределя ются между мужским и женским родом, то слова среднего рода значительно осложняют всю проблему. Она становится еще слож нее, если привлечь материал неиндоевропейских языков.

В некоторых языках Восточной Африки есть особая катего рия для предметов и явлений, выражающих идею чего-то «боль шого и сильного» (например, дерева и слона), и особая катего рия для предметов и явлений, выражающих идею чего-то «маленького и слабого» (например, мыши и травы). Во многих языках Дагестана имеется общая, но и своеобразная для каж дого именного класса категория. «В аварском языке, напри мер, — пишет исследователь дагестанских языков, — все су ществительные делятся на три класса. К первому классу относятся названия мужчин (отец, сын и т.д.), ко второму — См.: Немировский М.Я. Способы обозначения пола в языках мира // Памяти акад. Н.Я. Марра. М., 1938. С. 224;

см. также: Брагина А.А. Наблюдения над кате горией рода в русском языке // ВЯ. 1981. № 5. С. 68–78.

5. Грамматические категории названия женщин (мать, дочь и т.д.), а к третьему — названия животных, неодушевленных предметов, абстрактных понятий (собака, дом, дерево, работа и т.д.)... В разных дагестанских языках число именных классов различно. Наименьшее число классов в табасаранском языке — два: разумные (отец, мать) и неразум ные (собака, дом). В лакском и даргинском, а также во многих бесписьменных языках четыре класса. В таком случае принцип распределения имен по классам в основном состоит в том, что к первому классу относятся имена существительные разумные мужского пола, ко второму — женского, к третьему — названия животных, к четвертому — названия неодушевленных существи тельных. Но отступлений от этого принципа много»1.

Категория грамматического рода в разных языках выступает по-разному. В одних она сохраняет большие связи с родовой классификацией имен, в других (например, в дагестанских язы ках) она приобретает гораздо более широкое значение именной классификации вообще. Истоки этой категории уходят в глубо кую древность.

Именная классификация, по-видимому, возникла в связи с тем, что древний человек своеобразно членил и группировал окружающие его предметы. Помимо того, что он мог различать существа мужского и существа женского рода, древний человек мог прибавлять к этой группировке многочисленные другие груп пировки предметов, существ и понятий по признаку их одушев ленности и неодушевленности, размеров и степени важности, «разумности» и «неразумности», конкретности и абстрактности и т.д. Вот почему до сих пор во многих языках именная класси фикация одновременно основывается как бы на разных принци пах: родовая классификация пересекается классификацией по признаку одушевленности или неодушевленности, «разумнос ти» и «неразумности» и пр. Таковы, по-видимому, историчес кие истоки сложной именной классификации и ее частной раз новидности — классификации по признаку рода2.

Деление имен по признаку так называемого одушевленного и неодушевленного класса можно обнаружить и в грамматичес ких построениях многих европейских языков. Так, мы говорим по-русски он позвал брата (у существительных одушевленных с Бокарев Е.А. Краткие сведения о языках Дагестана. Махачкала, 1949. С. 14.

Ср.: Specht F. Der Ursprung der indogermanischen Deklination, Neudruck.

Gttingen, 1947. S. 307, 335. Об этой книге см.: Пизани В. Общее и индоевро пейское языкознание // Общее и индоевропейское языкознание. М., 1956.

С. 144–153.

272 Глава III. Грамматический строй языка основой на согласный винительный падеж — брата — совпада ет с родительным), но он раздавил стекло (у существительных неодушевленных винительный падеж — стекло — совпадает уже не с родительным, а с именительным падежом). И в испанском языке конструкция с одушевленными именами отличается от конструкции с неодушевленными именами: la madre ama a la hija — «мать любит дочь» — предложение с предлогом a, но la madre ama el libro — «мать любит книгу» — те же грамматичес кие отношения уже выражены без предлога, ибо существитель ное книга является неодушевленным.

В своем последующем длительном развитии именная клас сификация претерпела очень существенные изменения. Конк ретные показатели при имени приобретали все большую грам матическую отвлеченность. В результате сложного развития, не все этапы которого возможно последовательно проследить, так как они уходят в очень глубокую древность, во многих совре менных языках образовалась чисто отвлеченная система имен ных признаков, отвлеченная категория грамматического рода.

Как было замечено, эта категория обычно (хотя и не всегда) прозрачна в таких случаях, когда анализируется род имен су ществительных типа мужчина или женщина, бык или корова, петух или курица. Но она сейчас же осложняется и приобрета ет несколько условное грамматическое значение в тех случаях, когда в современных языках анализируют имена неодушевлен ные или пытаются осмыслить природу среднего рода. Все по пытки истолковать род таких имен исходя из их «обществен но-хозяйственной функции» нельзя не признать попытками вульгарно-социологическими. Содержание неодушевленных имен существительных теперь не нуждается ни в какой родовой характеристике, однако грамматически эта характеристика яв ляется для имени все же совершенно обязательной во многих языках, что и приводит к своеобразному конфликту между ве щественным содержанием имени и его родовым грамматичес ким показателем. В языке в силу большой устойчивости грамма тической формы и ее отвлеченности подобный конфликт может долго сохраняться, ибо говорящий обычно не замечает его1.

Но если с чисто исторической точки зрения категория грам матического рода в таких языках, как русский (а это же отно ситсия и к другим индоевропейским языкам), имеет уже в изве Говорят, например, Солнце восходит и Солнце заходит, хотя прекрасно понимают, что Солнце никуда не «ходит» и что Земля вращается вокруг Солн ца, а не Солнце вокруг Земли.

5. Грамматические категории стной степени пережиточный характер, то морфологическое, синтаксическое и стилистическое значение этой категории очень велико и в новых языках. Вместе с тем в той своей части, в какой категория грамматического рода совпадает с представле нием о мужском и женском «начале» в природе, сама класси фикация продолжает поддерживаться реальными жизненными различиями.

Морфологическое значение категории рода особенно ощути мо в языках, богатых флексиями. Стоит только нарушить согла сование имен, чтобы она напомнила о себе со всей резкостью.

Сама невозможность сочетаний типа «большая дом» или «хоро ший погода» определяется наличием категории рода у имен рус ского языка. И хотя эта категория обнаруживается в подобных случаях синтаксически (в словосочетаниях), ее значение для струк туры языка тем самым только отчетливее обрисовывается. В язы ках, менее богатых флексиями, категория грамматического рода не всегда выражается так рельефно, как в языках флективных.

Этим, в частности, определяется отличие в данном плане анали тического английского языка от флективного русского.

Дифференциация по признаку грамматического рода часто бывает сложной и многообразной. Так, в русском языке разли чие ткач — ткачиха, учитель — учительница проходит в пределах одной и той же профессии: мужчина ткач делает то же, что и женщина ткачиха. Одну и ту же профессию имеют и учитель и учительница. Но дифференциация доктор — докторша, профес сор — профессорша, аптекарь — аптекарша проходит уже по дру гой линии;

докторша — это не женщина-врач, а жена доктора, профессорша — не женщина-профессор, а жена профессора. Вот почему говорят профессор Иванова, а не профессорша Иванова. Про фессорша явно «занято» другим значением, приобретает «семей ное» осмысление. Профессорша в значении «женщина-профессор»

звучит несколько иронически. Так, у В. Пановой в «Кружилихе»

(гл. 1): «Вчера Листопад говорил по телефону с профессоршей.

Профессорша сказала, что Рябухин еще не раз вернется на опе рационный стол, потому что возни с осколками, застрявшими в его голени, хватит лет на двадцать...» А в рассказе Чехова «Ап текарша» речь идет именно о жене аптекаря: «Все давно уснуло.

Не спит только молодая жена провизора Черномордика»1.

Ср. у А. Макаренко: «Козырь (собственное имя. — Р.Б.) сделался общим любимцем колонистов... Козыриха (его жена. — Р.Б.) появлялась в колонии всегда с криком... требуя возвращения мужа к семейному очагу» (Макаренко А.

Педагогическая поэма. Ч. I. Гл. 7).

274 Глава III. Грамматический строй языка Таким образом, если различие типа учитель — учительни ца — это различие по полу в пределах одной профессии, то различие типа профессор — профессорша относится уже не столько к профессии, сколько к семье. Совсем иной тип разграничения намечается в таких словах, как машинист и машинистка. Про тивопоставление по полу и здесь сохраняется, хотя слова эти оказываются уже совсем иными: машинист — это механик, уп равляющий ходом машины, тогда как машинистка — это обыч но женщина, работающая на пишущей машинке.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.