авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«Стивен Каллахэн В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря Сканирование, распознавание и вычитка Aleks Sn; доп. вычитка – Faiber (проект вычитки книг на ...»

-- [ Страница 6 ] --

Спустя некоторое время они все равно возвращаются обратно. Вот, полюбуйтесь, они уже меня выдрессировали – этакий успешный эксперимент в естественных условиях! Как легко было бы сейчас расслабиться и умереть, превратиться в иные частицы бесконечной Вселенной, быть съеденным рыбами и самому стать рыбой. Из воды выпрыгивает дорада, и мои пальцы пробегают по мелькнувшему перед моим лицом оперенному хвосту. Немедленно вслед за тем маленькая шалунья возвращается ко мне снова. Но я не могу ответить на ее заигрывание. Мое племя – люди. Это только кажется, что отдаться дорадам или морю легко;

на самом деле все обстоит совсем не так.

Замеряю самодельным секстантом широту. Около 18 градусов. Насколько точны мои Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» измерения? Я знаю, что мне нипочем не продержаться еще двадцать дней. Если я отклонился к северу, это конец. Если бы я мог сейчас взнуздать ветер, я заставил бы его буксировать меня на юг.

10 апреля, день шестьдесят пятый УТРОМ ДОРАДЫ ИСЧЕЗАЮТ, ЗАТО ПОЯВЛЯЮТСЯ несколько спинорогов нового типа. Они почти черные, с ярко-синими пятнами, со сморщенными ротиками, а их плавники напоминают оборки шифонового воротничка, развевающиеся под легким ветерком. Они нарядны, как кинодивы. Я называю их своими маленькими кокетками.

Под плотом торпедами проносятся две длинные рыбины. Они мчатся быстрее моих старых знакомых, голубых дорад;

должно быть, это какая-то новая их разновидность. Они поменьше размером – фута два с половиной – три, а кожа их испещрена коричневыми и зелеными разводами, в тон армейского маскхалата. Одна из них где-то сильно изувечилась: ее маркировочный покров порвался в нескольких местах и сквозь него розовеет голая кожа.

Наверное, она страдает чем-то вроде рыбьего лишая.

Крошечные черные рыбки, всего в дюйм-два длиною, шныряют перед моим плотом, резко выделяясь в топазовой синеве Атлантики. Их тельца извиваются, как резиновые. Неспешная «Уточкина» поступь слегка рябит воду, создавая свой собственный «носовой бурун». Подобно тому как дельфины любят покачаться на волнах, разбегающихся из-под форштевня большого корабля, эти рыбешки резвятся чуть впереди нашего кильватерного следа. Я пытаюсь поддеть их кофейной банкой, но они всегда оказываются расторопнее.

После долгой битвы с пробоиной в нижней камере я так и не смог оправиться от физического изнурения, но сегодня вечером чувствую некоторый прилив сил. Впервые после недельного перерыва я снова возвращаюсь к своему комплексу гимнастики йогов, расстелив предварительно на полу матрас и спальный мешок для защиты от рыбьих тычков.

У меня опять вскочил геморрой, а исхудавшие ягодицы почти не прикрывают злосчастную шишку. Я усаживаюсь, подгибаю под себя одну костлявую ногу, пока она не упирается пяткой в промежность, а затем лбом касаюсь колена вытянутой ноги, обхватываю при этом ее ступню обеими руками. Оттачиваю упражнение на гибкость, повиснув на леере плота. Затем переворачиваюсь на живот и задираю голову вверх, как при отжиманиях, и выгибаю колесом спину, не отрывая бедер от пола. Потягиваюсь, ложусь на спину, поднимаю ноги над головой и запрокидываю их назад до тех пор, пока они не коснутся пола. Все мое тело изворачивается, словно куст бурых водорослей, закруженный струями течения. По-моему, я оморячился здесь уже настолько, что меня теперь никакая качка не проймет.

На голову мне обрушивается жестокий удар. Шевелю челюстью, чтобы выяснить, не вывихнута ли она. Эти новые дорады в маскхалатах очень сильны и агрессивны. Весь день напролет они бомбардируют плот, таранят его головами и нещадно бичуют ударами мощных хвостов, налетая и отваливая с невероятной быстротой. Я прыгаю к выходу и хватаюсь за копье, но мой бросок каждый раз немного запаздывает. Иногда передо мной мелькает кончик хвоста исчезающей в глубине рыбины. Иногда я замечаю, как они проносятся мимо в нескольких саженях под моим днищем. Они никогда не движутся спокойно, как голубые дорады, а всегда мчатся во весь опор как шальные.

На закате я снова слышу писк и успеваю заметить несколько крупных черных дельфинов, плывущих на запад. Близко ко мне они не подходят, но покоренный изящной легкостью, с какой они скользят по атлантическим волнам, я как зачарованный провожаю их взглядом.

Фрегаты, которых теперь уже стало трое, по-прежнему неподвижно висят высоко в воздухе, оседлав незримо текущие там, в вышине, небесные волны. Поразительно, как их узкие и длинные крылья способны спорить с мощью океанской стихии. Часто я вижу их над собой, едва только начинает светать, или же они появляются с запада в первых лучах зари.

Показывается еще одна белоснежная крачка;

невозможно поверить, что эта крохотная пичуга ежегодно пролетает во время миграции 11 тысяч миль.

Какая-то темно-серая птица зигзагами носится над водой в той стороне, откуда приходят облака, постепенно приближаясь ко мне. В полете она смахивает на ворону. Я думаю, что она Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» прилетела с суши. Однако важнее всего, что это прилетел кусочек съестного. Птица уже близко.

Ныряю под навес. Отсюда мне ее не видно, но я слышу шум ее крыльев у входа в свою пещеру;

она раздумывает, стоит ли ко мне забираться. Улетает. Я жду. Ее тень опять падает на просвечивающую ткань навеса, увеличивается в размерах, и затем верхушка моего тента чуть проминается под ее легким телом. Осторожно наклоняюсь вперед и вижу, что примостившаяся сверху птица смотрит в корму. Ветер ерошит ей перья, а когда порыв стихает, они снова расправляются. Резко выбрасываю руку. В ту же секунду птица расправляет крылья, но мои пальцы уже смыкаются на тоненьких соломинках ее лапок. Она клекочет и шлепает крыльями, силясь взлететь, вертит головой и яростно клюет мой кулак. Хватаю ее другой рукой за спину, отдираю от тента коготки и втаскиваю добычу к себе в берлогу. Одним быстрым движением сворачиваю ей шею. Раздается чуть слышный хруст.

Прелестное оперение птицы так хорошо ухожено и выглядит таким непорочным, что, прикасаясь к нему, я чувствую себя святотатцем. Я не знаю, что это за птица. У нее перепончатые лапки, тонкий длинный клюв и заостренные крылья, имеющие в размахе около двух с половиной футов. Оперение ее темно-коричневого цвета, за исключением светло-серого беретика на макушке. Шкурка ее чрезвычайно крепка, и перья коренятся в ней очень глубоко.

Робертсон считает, что птицу легче ободрать целиком, чем ощипывать, поэтому я финкой отрезаю ей крылья и голову и снимаю с нее шкурку. Самое съедобное – это грудка, но, к сожалению, там очень мало мяса. Птичье мясо отличается от рыбьего, но по вкусу почти такое же. В разделанном виде морские рыбы и небесные птицы оказываются удивительно сходными – те же внутренности, мускулы и кости;

полагаю, что невелика в этом отношении разница и с сухопутными млекопитающими. В желудке у птицы я обнаружил пять серебристых сардин.

Пойманы недалеко от берега? В крылышках почти ничего нет, кроме костей и перьев. Но они так красивы, что жалко выбрасывать. Подвешиваю их к середине арки.

Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» Резко выбрасываю руку. В ту же секунду птица расправляет крылья, но мои пальцы уже смыкаются на тоненьких соломинках ее лапок.

Под вечер ко мне косяком возвращаются голубые дорады, как и раньше, под предводительством изумрудных, старейшин. В шестьдесят пятую ночь за нами следует добрая полусотня этих рыб. Время от времени одна из зеленовато-коричневых пятнистых дорад бьет по плоту, как кузнечный молот;

мой организм немедленно отзывается выбросом адреналина, потому что я каждый раз принимаю этот толчок за нападение акулы. Я называю этих маленьких коричнево-зеленых дорад тиграми. Как будто вдохновленный их примером, один из самых крупных голубых самцов начинает кружить вокруг плота, осыпая его градом ударов;

вода бурлит под взмахами его мощного хвоста, а бедная «Уточка» раскачивается взад-вперед. Я не обращаю на это внимания. А утром мне достается самый легкий охотничий трофей: всего за десять минут и каких-то два удара остроги я выволакиваю на борт замечательную самочку.

К ночи волны снова становятся на дыбы и обрушиваются на корму. Надувные камеры отзываются на каждый удар эхом, на плоту все гудит и грохочет, словно у меня над ухом кто-то палит из дробовика. Ветер вцепляется в водосборную накидку, яростно ее треплет, все шире Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» раздирает прорезанные в ней крепежные петли и всячески стремится вообще ее оторвать. Среди ночи обстановка становится еще хуже. Море, точно боксер, молотит «Уточку» кулаками, и она валится то взад, то вперед. Я скрючиваюсь, стараясь расположиться поближе к носу, но так, чтобы вес моего тела не давал запрокинуться корме. Однако хотя передняя часть навеса и обеспечивает мне несколько лучшую защиту, все же это местечко сухим можно назвать только с большой натяжкой. Навес на корме превратился уже просто в тряпку. Падающие на него водяные гребни хлещут мне прямо в лицо брызгами, навес пропускает воду, как сито, глаза щиплет от соли, спальник весь промок. Я непрерывно удаляю воду с пола и со стенок тента, но в мгновение ока все опять намокает.

12 апреля, день шестьдесят седьмой ДВЕНАДЦАТОЕ АПРЕЛЯ. ГОДОВЩИНА МОЕЙ БОГ весть когда состоявшейся свадьбы. Для Фриши замужество оказалось нелегким. Я частенько пропадал в разъездах или в дальних морских походах, оставляя ее в одиночестве. Порой мы не виделись месяцами. Как я ни старался ее разуверить, она считала, что я слишком рискую. Незадолго перед тем, как мой «Соло» навсегда покинул Штаты, она сказала мне, что мне, как видно, суждено предстать перед моим Создателем в море, но это случится еще не в этот, а в другой раз. Хотел бы я знать, что она сейчас думает на этот счет. Окажется она права или нет? Что-то поделывает Фриша нынче?

Скорее всего она считает, что я мертв;

а занята она своим делом – наукой о том, как взрастить из почвы побольше новой жизни или как заставить почву взращивать новую жизнь. И вот однажды, когда утонувший Стив Каллахэн давным-давно будет съеден рыбами, какой-нибудь рыбак вернется с уловом и одна из рыбин окажется на столе у Фриши. Она возьмет голову, хвост и хребет этой рыбины и выбросит их в компостную кучу, а потом внесет компост в землю, и из нее проклюнутся зеленые молодые побеги. Природа – безотходное производство.

В навес позади солнечного опреснителя врезается летучая рыбка. Рыбная диета, особенно дорады, мне довольно-таки надоела, поэтому даже небольшое разнообразие возбуждает мой аппетит. Такое ощущение, будто кишечник вывалился из меня наружу. Пустоту желудка не заполнить никаким количеством рыбы. Привстаю, подхватываю незадачливую летунью и пытаюсь определить, напугана ли она или же приемлет смерть так же естественно, как отнеслась бы к следующему взмаху своих плавничков.

С каждым днем на моем корабле все труднее становится сохранять дисциплину. В голове стоит разноголосый ропот – точно на полубаке мятежного корабля команда бунтует, а предводитель требовательно кричит:

– Воды, капитан! Нам нужно больше воды. Не хотите же вы, чтобы мы здесь все передохли, так близко от порта? Что такое пинта-другая? Скоро уже мы будем в порту.

Неужто нельзя выдать лишнюю пинту… – Заткнись! – рявкаю я на него. – Мы не знаем, сколько нам еще осталось. Может быть, придется тянуть до Багам. А сейчас – марш работать!

– Послушайте, капитан… – Я все сказал. Вода строго по рациону!

Они сбиваются стадом, угрожающе бормоча и жадно пожирая глазами свисающие с фальшборта емкости с водой. Вид у нас потрепанный. Ноги не держат. Торс едва выдерживает тяжесть головы, и она гудит, как барабан. Только в руках еще осталась какая-то сила. Жалкое зрелище. Возможно, потеря одной пинты и не принесет особого вреда. Но я должен обеспечить порядок на корабле. «За работу! – приказываю я. – Нечего отлынивать».

Но тело все больше склоняет меня на свою сторону. Разум, душа и тело пришли в полный разброд. Я чувствую, что скоро не выдержу и свихнусь от напряжения. В опреснителе открывается еще одна дыра, и дистиллят все чаще смешивается с соленой водой. А я не всегда способен определить на вкус присутствие соли и не знаю, годится ли он для питья. В любую минуту я могу сойти с ума. Бунт на корабле будет означать конец. Я знаю, что земля уже близко. Должна быть близко. И я должен убедить всю компанию.

Четыре дня мы плывем над континентальным шельфом. На одной из моих мелкомасштабных карт граница шельфа проведена на 120 миль восточнее Вест-Индии. Если Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» секстант не врет, то я уже должен наблюдать высокие зеленые склоны какого-нибудь острова.

Я должен уткнуться в Антигуа – по иронии судьбы, мой изначальный порт назначения. Но кто знает, может быть, впереди еще сотни миль. Этот мой карандашный треугольник вполне может оказаться просто нелепой игрушкой. Да и карта тоже может привирать. Бесконечно долго всматриваюсь я в линию горизонта в поисках неподвижного застывшего облака, обшариваю взглядом небо, выискивая в нем длинную туманную полоску, которая походила бы на след рукотворного летательного аппарата, но тщетно. Нигде ничего. Я ощущаю себя часовым механизмом с медленно раскручивающимся заводом, сброшенным с самолета. Я переоценил свою скорость, а может, дрейфую над шельфом по диагонали. Если бы только у меня был способ замерить течение! Я предполагаю, что расхождение моего действительного местоположения с расчетным составляет около 200 миль, но ведь ошибка в оценке погрешности всего в каких-то пять миль в меньшую сторону ежедневно вполне могла бы привести к увеличению этой цифры до 400 миль, а это еще восемь или даже пятнадцать суток. «Воды, капитан. Пожалуйста, воды». Тик-так, тик-так, тик-так… Все медленнее и медленнее. Когда часы остановятся? Смогу ли я завести их еще раз, чтобы они шли до конца месяца, или пружинка лопнет?

Во второй половине следующего дня солнце так печет, что жара стоит, как в духовке.

Солнечный опреснитель продолжает травить и, похоже, долго уже не протянет. Изрядно поизжарившись, я начинаю дрожать, и мною понемногу овладевает паника.

– Пить, капитан. Нам надо пить.

– Нет! Нет! Ну ладно, пожалуй… Нет! Больше нельзя. Ни капли.

Небеса пышут жаром. Тело мое иссохло, как песок пустыни. Когда я сажусь вертикально, все плывет перед глазами, как в тумане. «Пожалуйста, капитан. Воды. Пока еще не поздно».

Так и быть. Берите порченую воду. Пейте сколько влезет. Но норма чистой воды останется прежней. Одна пинта в день. И ни капли больше. Такова будет норма, пока мы не увидим самолет или землю. Договорились? Неуверенно выдавливаю: «Да. Пусть будет так».

Донце пластиковой трубки, в которой хранится собранная с тентового навеса загрязненная вода, покрыто оранжевым осадком. Складываю майку в три слоя и несколько раз процеживаю сквозь нее воду, сливая ее в консервную банку. В результате получается пинта подозрительно мутной жидкости. Она сильно горчит. Кое-как я ее выпиваю.

Жажда усиливается. Не проходит и часа, как снова приходится выдать команде воды.

Через час – еще. Горькой пинты хватило ненадолго. Внутри все пересохло, я испепелен зноем.

Пить хочется еще сильнее.

– Нет. Нельзя. Ждите до завтра.

– Мы не можем. Ты отравил нас, и мы не можем терпеть.

– Отставить!

Нельзя выпускать из своих рук командование. Я безумно вращаю глазами, руки и ноги трясутся от напряжения– только бы совладать с паническим страхом!

– Бери, ребята! – вопит тело. И уже тянутся руки, чтобы схватить мешок с водой.

– Нет! – с усилием я поднимаюсь на колени, встаю на ноги и на мгновение оборачиваюсь к корме. Все время стоять я не могу, но сейчас меня освежает прохладный бриз.

И вдруг – самолет! В небе летит реактивный самолет! Не просто дорожка инверсионного следа или какой-то отдаленный намек на присутствие самолета, а настоящая серебристая птичка, летящая в Бразилию! Ну же, скорее! Включай радиомаяк! Батареи, наверное, уже скисли. Но нет, лампочка светится, а расстояние между нами не больше десяти миль.

Оставлю-ка его в эфире на двенадцать часов. Самолет небольшой, вряд ли это коммерческий рейс. Неважно! Он появился как нельзя более кстати. Суша должна быть где-то близко.

Исполняю свое обещание: вручаю экипажу пинту чистой пресной воды! Наступает всеобщее облегчение.

Надо мной пролетает птица, похожая на баклана. У него ровная коричневая окраска, если не считать черных колец вокруг глаз. А вчера мимо нас прохлопал крыльями поморник. Ему здесь бывать не положено. Не следовало ли указать ему на то, что он нарушил границы предписанного ему ареала? Новые рыбы, новые птицы, иной цвет воды, нет больше саргассовых водорослей. Все вместе складывается в определенную картину. Моя одиссея скоро Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» окончится. Напряженно вглядываюсь в горизонт, пока глаза не застилает слезами.

На связь с отделением береговой охраны в Майами выходит теплоход, следующий курсом вблизи острова Пуэрто-Рико: они повстречали в океане маленькую белую яхту без мачты, дрейфующую по волнам. Береговая охрана просит произвести осмотр яхты. С судна отвечают отказом: они уже потеряли яхту и не намерены возвращаться. Описание? Белый корпус, длина 20 футов, опознавательные знаки отсутствуют, людей на борту нет.

«Соло» был бежевый. Вдоль обоих его надводных бортов была проведена широкая темно-синяя полоса, такого же цвета были и комингсы рубки. Поперек транца написано название. По бокам и на палубе приклеен номер «57», выведенный 14-дюймовыми цифрами.

И все-таки эту яхту отождествили с пропавшим «Соло». Согласно официальному сообщению, яхта «Наполеон Соло» обнаружена без экипажа. Один радиолюбитель из Калифорнии принимает радиограмму береговой охраны на Лонг-Бич и оповещает всех, кто давно ждет обо мне известий. В эфир летит радиограмма: «„Соло" обнаружен».

Мой брат требует сообщить дополнительную информацию. Был ли на яхте спасательный плот? Как выглядело остальное снаряжение? Не замечено ли следов пиратского нападения?

Каковы координаты поврежденной яхты? Он настаивает на уточнениях. Но Нью-Йоркской береговой охране ничего об этом не известно, и брату не удается получить дополнительной информации. Начинает твориться что-то странное. В то самое время, когда я, окунув руку, поглаживаю в воде своих собачонок, моей матери представляются ужасные картины, как меня зверски убивают пираты или как я томлюсь в фашистском застенке.

Творится и впрямь что-то странное. Береговая охрана выступает с различными заявлениями. Сначала они утверждают, что известия об обнаружении «Соло» в океане – не что иное, как утка, пущенная не имеющим лицензии радиохулиганом. Потом намекают, что радиограмма, вероятно, нарочно состряпана Каллахэнами с целью побудить спасателей к каким-либо действиям.

Тогда мои родственники тщательно проследили весь путь этого сообщения в обратной последовательности – он вел от немецких радиолюбителей в Калифорнию, а затем через Лонг-Бич они вышли на Майами, откуда и просочились сведения, переданные береговой охраной. Истина вышла на поверхность, однако ложное сообщение по-прежнему циркулирует в судоводительском эфире, его принимает один из моих друзей на Бермудах. Нью-Йоркское управление, между тем, объявляет Каллахэнам, что если они желают отмены этого извещения, то им придется позаботиться об этом самостоятельно. Что они и сделали, покончив с путаницей.

К этому времени мои родные уже предприняли все, что могли, для вычисления моего примерного местоположения и исчерпали все средства, чтобы добиться организации поисков.

Обращение к военному командованию с просьбой, чтобы летчики во время тренировочных и патрульных полетов совершили облет предполагаемого района бедствия, не имело успеха.

Неудачей закончились и их попытки привлечь к делу разведывательные спутники, чья мощная оптика позволяет фотографировать из космоса даже мусорные урны. Тут им ответили, что речь идет о неспецифическом объекте, а площадь фотографируемого пространства составит 31 квадратных миль. Если каждый снимок охватывает участок в 900 квадратных футов, то есть квадрат со стороной 30 футов, то для осмотра всего района потребуется сделать свыше миллиарда фотографий. Куда бы ни обращались мои родные с просьбой о помощи, они повсюду натыкались на какое-нибудь непреодолимое препятствие.

Больше они ничего не могут сделать, им остается только рассылать письма политическим деятелям и поддерживать частные контакты с судоходными компаниями. Но хотя все уже поверили, что я давным-давно погиб, мои родители решили продолжать поиски, и, только если я не вернусь через полгода, они будут считать, что все кончено. Брат Эд готовится к возвращению домой, на Гавайи. Всем нам остается только ждать.

Наконец, 20 апреля, береговая охрана соглашается возобновить еще на одну неделю передачу извещения о том, что «Соло» запаздывает с прибытием.

16 апреля, день семьдесят первый Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» В ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ВРЕМЯ ТЯНУЛОСЬ ДЛЯ меня ужасно медленно, я все больше впадаю в уныние и депрессию. По моим расчетам, я уже давно должен быть на островах.

Неужели мы их незаметно миновали? Не может быть! Они располагаются слишком тесной цепочкой. Хотя бы один из них я должен был заметить. И птицы по-прежнему прилетают с запада. Когда мне следует включить радиомаяк в последний раз? Конечно, радиус действия у него теперь невелик, но при том оживленном движении, которое царит на воздушных трассах в районе Карибского моря в дневное время, меня непременно должны услышать. Но надо еще подождать, пока не покажется земля или пока меня не покинут последние силы.

Я начинаю во всем сомневаться – в своих координатах, чувствах, самом своем существовании. Может быть, я – Прометей и надо мной тяготеет проклятие: каждый день у меня вырывают печень и каждую ночь она вырастает заново. А может, я Летучий голландец, обреченный вечно скитаться по морям и нигде не находить пристанища, моя судьба – заживо гнить вместе с моим кораблем. И я все глубже погружаюсь в пучину беспредельного ужаса.

Глупо даже думать о том, что я стану делать, когда все это кончится. Это никогда не кончится.

Это хуже смерти. Если бы мне нужно было отыскать в своем воображении самые ужасные видения, чтобы нарисовать картину ада, я выбрал бы то, что пережил в эти дни.

Бесповоротно сник последний мой солнечный опреснитель, в точности так же, как и предыдущий. Его матерчатое донце прогнило и оторвалось. У меня есть сейчас полный запас воды, но он очень быстро кончится. Единственным источником воды для меня будет дождь.

18 апреля, день семьдесят третий ВСЕ НОВЫЕ И НОВЫЕ ПРИМЕТЫ БЛИЗКОЙ ЗЕМЛИ встречаются на моем пути.

Исчезли тигровые дорады. Два дня «Резиновую уточку» сопровождала одна пестренькая, в коричневых тонах, рыба весом футов пять – десять. Я хотел ее загарпунить, но подвело нетерпение. Я поспешил и только два раза ранил ее. Спугнутая рыба уплыла. В небе летает все больше чернокрылых птиц, а над головой продолжают кружить фрегаты. Мне удается изловить двух белоснежных крачек: они присели ко мне отдохнуть и обрели вечный покой. Я опять видел проходящее судно, но это случилось ночью и оно было слишком далеко от меня.

Почему-то все эти перемены нисколько не влияют на мою затяжную депрессию. Я – Летучий голландец. Я и наяву чувствую себя, как во сне. Мне некогда расслабиться, все время надо быть в напряжении. Работай усерднее! Делай больше! Да будет ли этому когда-нибудь конец?

Еще раз принимаю охотничью стойку. Преодолевая боль, сжимаю в руках копье, – несколько унций алюминия и пластика;

столовый нож, привязанный вместо наконечника, делает его похожим на орудие пещерного человека, только мое, разумеется, похуже. Сохранять нужную позу я способен теперь не долее одной минуты. Дорады трутся снизу о мои колени, а я переношу свой вес то на левое, то на правое, чтобы привлечь их внимание. Дорады, словно нарочно, подставляют мне бок, а потом резко отваливают влево или вправо или ныряют в глубину. Порой они так близко подплывают к поверхности, что поднимают на воде легкую зыбь. Кажется, что вот-вот какая-нибудь рыба высунет голову и заговорит со мной человеческим голосом, как золотая рыбка из волшебной сказки. Замешкавшись на долю секунды, я вижу только, как расплываются по воде круги, а рыба, едва показавшись, исчезает в темной глубине, только начинающей светлеть под лучами встающего солнца. Но в этот раз удар мой точен: вспыхивает битва и победа опять остается за мною. Судьи – изумрудные старейшины – наблюдают за ходом поединка из-за линии фронта, как многоопытные генералы, которые сами не вступают в схватку.

Над моим миром стремглав мчатся сероватые размытые облака, слишком легкие, чтобы из них хлынул ливень;

дождик только моросит, над водой стоит туман, ветер срывает с волн мелкие брызги, и в этой сырости рыба никак не может провялиться. Пополнив свои съестные припасы, я могу, однако, хотя бы временно сосредоточить всю умственную и физическую энергию на конструировании новых водоулавливающих систем. Первый вариант очень прост.

Вдоль древка копья я натягиваю кусок пластика из разрезанного опреснителя и выставляю это приспособление из-под прикрытия тента наружу, оттянув зубами его уголок. Рядом я помещаю спущенный опреснитель, сплющив его в плоский диск и подогнув края, отчего он становится Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» похож на глубокое блюдо для пиццы. Эти два устройства функционируют даже в самый легкий дождик. Влага из воздуха каплями оседает на их поверхности, капли собираются в тоненькие струйки, а те уже прокладывают себе русло сквозь морщинистые пластиковые долины и стекают мне прямо в рот. Чтобы углядеть за обеими системами и вовремя собрать из них воду, пока ее не испортили волны или зловредные частички с тентового покрытия, мне приходится пошевеливаться. Двигаясь все время на запад, я доплыл уже до тех мест, где формируются облака, иногда я замечаю вдали «черную корову»: так зовутся у моряков пасущиеся в отдалении шквальные тучи, из которых стеной низвергаются потоки дождя. Стараюсь соблюдать прежний распорядок дня, сложившийся у меня за два с половиной месяца. По ночам всякий раз, как прерывается мой сон, я выглядываю наружу. В дневное время я встаю на ноги каждые полчаса и внимательнейшим образом просматриваю горизонт во всех направлениях. Я проделал это уже более двух тысяч раз. Я инстинктивно сообразуюсь с движением волн, заранее предчувствуя подъемы и спады, которые позволят мне заглянуть на сотню ярдов или на полмили вперед. Сегодня после полудня с кормы, чуть к северу от нашего курса, в океане показывается сухогруз. При свете дня мои ракеты будут практически не видны, поэтому я останавливаю свой выбор на оранжевой дымовой шашке и поджигаю ее. Бестолковый оранжевый джинн вылетает на свободу и уносится по ветру, распластавшись у самой поверхности воды. Через 100 футов густые клубы дыма рассеиваются, от них ничего не остается кроме мутной дымки, напоминающей прокуренный воздух пивного заведения.

Теплоход прорезает Атлантику в паре миль по нашему траверзу и, размеренно попыхивая, скрывается на западе за горизонтом. Он наверняка держит курс на какой-нибудь островной порт.

19 апреля, день семьдесят четвертый ОСТАТОК ЭТОГО ДНЯ И ВСЕ СЛЕДУЮЩЕЕ УТРО Я посвящаю созданию сложного водосборного устройства. Пустив в дело алюминиевые детали радиолокационного отражателя и последний из отработавших солнечных опреснителей, я сооружаю «Резиновой уточке» чепчик и пришпиливаю его к макушке тента. Чепчик имеет открытый раструб в корму. Угол наклона раструба регулируется. Выставляю его почти вертикально, и ветер раздувает чепчик, как мешок. Прилаживаю к нему водоотводную трубку и спускаю ее внутрь, чтобы можно было наполнять емкости одновременно с остальными водосборниками.

Часами я наблюдаю, как из-за горизонта встают белые пышные облака и медленно проплывают мимо. Иногда они скучиваются в обширные стада, длинными вереницами шествующие по небу. Вдоволь нагулявшись над просторами Атлантики, они приходят толстые, раздобревшие, с высоко взбитыми верхушками и плоским черным брюхом. Переполняясь влагой, они изливаются над океаном, и сплошные полосы дождя с шумом низвергаются в волны. Я сижу, пережевываю сухие дорадовые палочки и поджидаю случая опробовать свои новые устройства.

Однако шквалам, как видно, со мной не по пути. Порой длинная череда облаков проплывает совсем рядом. Их курящиеся закраины вьются прямо надо мной, случается, что на меня падает несколько капель, иногда брызнет минутный моросящий дождик.

Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» Из алюминиевых деталей радиолокационного отражателя и пластиковой боковины солнечного опреснителя я сооружаю очень эффективное водосборное устройство в виде чепчика, который надевается на макушку тента. Я делаю алюминиевую дугу и поперек ее основания привязываю ось. Все кромки тщательно запилены, чтобы не повредить резину навеса. За счет этого каркаса чепчик всегда открыт навстречу ветру. К дуге пришнурована сферическая пластиковая боковина опреснителя, раздувающаяся на ветру наподобие маленького паруса. В донышко чепчика я вмонтировал кусочек трубки и провел ее внутрь, чтобы во время дождя можно было наполнять водяные емкости. Прикрепленная на корме растяжка поддерживает чепчик в вертикальном положении, но угол наклона при необходимости можно регулировать, обращая раструб прямо навстречу дождю. Обратите также внимание и на то, что водосборная накидка уже поизносилась и начала рваться. Ржавый газовый баллончик я поднял на борт и привязал к наружному лееру. Каждый день я часами выстаиваю на вахте, ведя наблюдение, но особенно пристально всматриваюсь в горизонт впереди, надеясь, что облака наконец-то откроют передо мною землю.

Этого вполне достаточно, чтобы продемонстрировать чрезвычайную эффективность моего последнего изобретения по сбору льющейся с неба воды. Я убежден, что, если бы мы попали хоть раз под настоящий проливной дождь, у меня собралась бы не одна пинта, а то и целый галлон. Но одно дело иметь в руках инструмент и совсем другое – иметь возможность им воспользоваться! Мой взор блуждает от горизонта к небесам. Боже, как я устал от вечного ожидания!

20 апреля, день семьдесят пятый ПОД НЕПРЕКРАЩАЮЩЕЙСЯ МОРОСЬЮ И СОЛЕНЫМИ брызгами развешенные в мясной лавке ломтики дорады не столько сохнут, сколько мокнут. С удивлением обнаруживаю, как хорошо сохранились сушеные палочки, приготовленные из дорады, пойманной чуть ли не в самом начале плавания. Они совершенно одеревенели, но только снаружи подернулись белесоватым налетом, внутри же сохранили прежний янтарный цвет.

Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» Под вечер с востока набегает целый табун упитанных облаков. Битый час я слежу за их приближением. Путь их пролегает чуть южнее моего. Громоздясь все выше и выше, они надвигаются на меня, и я готовлюсь к встрече, делая частые глотательные движения. Хотя во рту у меня давным-давно все пересохло, я мысленно призываю их к себе, но они даже не замечают меня и, когда до моего плота остается миля, сворачивают в сторону и с громовым рокотом уносятся прочь, сверкая на бегу искрами молний. В четырех местах сразу из туч низвергаются такие плотные стены дождя, что затмевают все небо. На глазах у меня льются с вышины десятки тонн чистой воды – целый небесный водопад. Всего лишь какая-то миля отделяет меня от изобильной влаги! Не отдельные капли, не жалкие глотки, а ревущий поток воды – я мог бы напиться вволю! Ну почему моя «Уточка» так беспомощно ковыляет, неспособная к резкому бегу по волнам? Я погиб. Мои сухие как порох водосборные системы бессильно трепещут под порывами ветра.

СМЕРТЬ НА ГЛАЗАХ У МЕНЯ ЛЬЮТСЯ С ВЫШИНЫ ДЕСЯТКИ ТОНН ЧИСТОЙ ВОДЫ… МОИ СУХИЕ КАК ПОРОХ ВОДОСБОРНЫЕ СИСТЕМЫ БЕССИЛЬНО ТРЕПЕЩУТ ПОД ПОРЫВАМИ ВЕТРА.

СЕМЬДЕСЯТ ПЯТЫЙ ДЕНЬ. ВЕЧЕРНЕЕ НЕБО УСЕЯНО облаками, плывущими на запад. Что-то моросит сверху: Непонятно: то ли сеет мелкий дождик, то ли просто капли тумана, но для меня малейший признак пресной влаги служит сигналом к активным действиям.

Два часа подряд я размахиваю в воздухе своими пластиковыми черпаками и набираю таким способом полторы пинты. Мои водоулавливающие системы еще сослужат мне службу.

Волны невелики, мне не грозит опасность опрокинуться, поэтому я, скорчившись, укладываюсь спать на носу. Чтобы отрешиться от болезненных ощущений и заснуть, мне в последние дни требуется очень много времени. А когда мне это удается, то не проходит и часа, как резкая боль от какой-нибудь язвы прерывает мой сон.

Встаю и обозреваю черные воды. Там и сям вокруг меня вспыхивают мерцающие огоньки – это фосфоресцируют морская пена или промчавшаяся по воздуху летучая рыба. Чуть южнее моего курса впереди маячит какое-то бледное сияние. А чуть севернее – еще одно. Рыболовная Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» флотилия? Но они неподвижны. О Господи, да это вовсе не суда! Это ночное зарево над сушей!

Пока я стою как завороженный, где-то сбоку мелькает еще один огонь. Поворачиваю голову, и тут же из-за горизонта ко мне простирается широкая полоса света. Луч маяка! Одна за другой четко следуют ритмические вспышки – проблеск, пауза, два проблеска, перерыв, проблеск, пауза, два проблеска… Да это же земля! «Земля!» – ору я, пускаясь в пляс. Там земля! Я взмахиваю руками, точно хочу обняться с незримым компаньоном. Не могу поверить в свое счастье!

Это надо отпраздновать по-настоящему! Даешь питейный запас! Большими, жадными глотками я осушаю сразу две пинты. Хмель так ударил мне в голову, точно я хватил чистого спирта. Снова и снова выглядываю я из-под тента, чтобы убедиться, что все это не сон и не обман зрения. Я даже ущипнул себя – ой! Да, все правильно. И воду я смог донести до рта и по-настоящему напился, чего никогда не бывало во сне. Нет, это не сон! Все и в самом деле происходит взаправду!

На радостях я скачу. Одним словом, отпраздновал событие!

Ладно, парень, а сейчас пора успокоится. Ты еще пока не дома. Что это за маяк? Это не может быть Антигуа. Где ты – южнее, севернее? «Уточка нацелена как раз на темный коридор между двумя пятами света. Когда я подойду поближе, может быть, немного подгребу, а может, приспособлю весла к надувным камерам, чтобы они действовали как кили. Но даже если я и не вырулю к земле, радиомаяк наверняка меня здесь выручит. Когда взойдет солнце, я включу его в последний раз.

От возбуждения я почти не могу спать, и только временами задремываю на полчаса.

Пробуждаясь, и снова и снова спешу удостовериться, что это не фантастический сон, а объективная реальность. Прямо но курсу показывается еще одно светлое пятно. Надеюсь, что утром на горизонте появится выступающая над водой оконечность острова, которого можно будет достичь засветло. Даже при свете дня высадка – достаточно рискованное мероприятие. А если я подойду к острову только ночью… Ладно, об этом еще рано думать! Сейчас надо отдохнуть… 21 апреля, день семьдесят шестой И ВОТ НАСТУПАЕТ МОЙ СЕМЬДЕСЯТ ШЕСТОЙ рассвет. Я не верю своим глазам – так роскошна панорама, развернувшаяся перед моим взором. В ней столько зелени! После проведенных в океане месяцев, где я мало что видел, кроме голубизны неба, голубизны моря и голубых рыб, буйство ярко-зеленого цвета производит на меня ошеломляющее, впечатление.

Впереди открылась не кромка далекого острова, как я думал вчера. На юге из океана встает роскошный, как сады Эдема, гористый остров, возвышающийся до небес. На севере виден второй с высоким горным пиком. А прямо по курсу лежит небольшой плоский островок – и все это не в туманных очертаниях, а как насыщенная яркими красками отчетливая картина. До берега остается миль пять-десять, и моя «Уточка» устремляется к середине острова. Северная часть острова окружена отвесными утесами, вокруг которых кипит и пенится океанский прибой. На юге обрывистый берег переходит в песчаный пляж, за которым виднеется несколько белых строений: по-видимому, это жилые дома.

Но как ни близок берег, я не могу еще чувствовать себя в безопасности. Высадка на сушу неизбежно сопряжена с риском. Если меня отнесет к северному побережью острова, я рискую разбиться об острые коралловые утесы. На юге мне придется пересекать широкий рифовый пояс, прежде чем меня вынесет на пляж. И если я доберусь туда целым и невредимым, у меня вряд ли хватит сил, чтобы дойти или хотя бы доползти до человеческого жилья. Но так или иначе, сегодня настанет конец моему путешествию – возможно, еще на исходе дня.

Включаю радиомаяк и впервые вскрываю медицинскую аптечку. Как и все остальное снаряжение, что у меня здесь есть, я сберегал ее на самый крайний случай. Достаю из нее крем и вымазываю весь его запас на свои болячки, затем выкраиваю себе треугольный подгузник. Я попытаюсь заставить «Уточку» обойти остров с юга, чтобы при высадке не пришлось преодолевать прибойный накат наветренного берега. Если из этого ничего не получится, буду высаживаться на пляж. Мне потребуется обеспечить себе всю возможную защиту. Завернусь в Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» пенопластовый матрас, который поддержит меня на плаву и послужит буфером при ударах о кораллы. Срежу с плота навес, чтобы не оказаться под ним в ловушке, а его ткань пригодится мне, чтобы обернуть руки и ноги.

Постараюсь сделать так, чтобы «Уточка» не перевернулась и вынесла меня на берег, но думаю, что нижняя камера будет разорвана в клочья. Надо все свое имущество привести в порядок и надежно его закрепить. Устраиваю большую уборку, выбрасываю за борт ненужный мне больше хлам и упаковываю в мешки аптечку и другие предметы первой необходимости.

Сгрызаю пару рыбных палочек, по вкусу гораздо больше похожих на сальные свечи, чем на рыбу. Но теперь я могу обойтись без продовольственных запасов. Мои собачонки тычутся в меня носами. Да, друзья мои, скоро я вас покину. Куда разведут нас наши дороги? Выкидываю остатки прогорклой рыбы, за исключением нескольких сухих янтарных ломтиков, решив сохранить их в качестве сувениров. Что еще? Ах, да –еще пинту воды, чтобы подкрепиться перед высадкой.

С каждой проходящей волной до моего слуха доносится какой-то новый звук… Ррррр… Ррррр… Громкость его нарастает. Мотор! Вскакиваю на колени. Со стороны острова, в паре сотен ярдов от меня, острый белый форштевень с расклешенными бортами бросается на грудь очередной волне, а потом с плеском обрушивается с нее вниз. Лодка взбирается вверх и сваливается вниз, вверх и вниз, ближе и ближе к моему плоту. Она невелика – футов, может, двадцать, – сделана из грубо оструганных досок и покрашена в белый цвет, а вдоль планширя отведена зеленая полоса. С лодки на меня изумленно таращатся трое темнолицых людей. Я вскакиваю, машу им рукой и кричу: «Хелло!» Они тоже машут в ответ. Ну, уж на этот-то раз меня определенно заметили. Спасен! Не верится, просто даже не верится… Осталось совсем немного. Не надо пересекать рифы, не надо больше тревожно вслушиваться, не зарокочет ли самолет. Я различаю два лица цвета красного дерева с золотистым отливом и третье – черное:

на голове у рулевого мягкая соломенная шляпа с широкими полями, развевающимися от ветра.

Майка на нем полощется, как флаг. Он делает разворот перед моим плотом, лодка замедляет бег и останавливается возле меня. Все трое – мои сверстники;

с растерянным видом они что-то лопочут на непонятном языке. Вот уж скоро три месяца, как я не слышал звуков человеческого голоса.

– Hablar espanol? – кричу я им.

– Нет, нет!

Что это такое они говорят?

– Parlez – vous francais?

Я не могу разобрать ответа, потому что они говорят, перебивая друг друга. Указываю на берег:

– Что за острова?

– Ааа…– Кажется, до них дошло.

– Гваделупа,, Гваделупа.

Так, значит, это французский. Но такого французского слышать мне не доводилось никогда. Позже я узнал, что эта разновидность французского, на котором здесь говорят с пулеметной скоростью, называется креольским наречием. Через несколько минут мне удается установить, что самый черный из них говорит по-английски, хотя с сильным карибским акцентом и в ритме калипсо. Наверное, в этой ситуации мне нелегко было бы уразуметь даже земляка из Новой Англии, но я все же начинаю улавливать смысл его речи.

Мы сидим в своих крошечных суденышках, поднимаясь и опускаясь вместе с волнами, разделенные всего несколькими ярдами. На мгновение мы все умолкаем и только разглядываем друг друга, совершенно не зная, что сказать. Наконец они задают мне вопрос:

– Ты чего делаешь, парень? Чего надо?

– Я нахожусь в море уже семьдесят шесть дней. Они снова начинают громко гомонить между собой.

Может быть, они думают, что я нарочно захотел проплыть на «Резиновой уточке» из Европы в Америку? Спрашиваю их:

– Нет ли у вас каких-нибудь фруктов?

– Нет, этого у нас с собой нету.

Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» Как видно, они растерялись и сами не знают, как поступить. Самый черный из них поэтому спрашивает меня:

– Ты хотеть плавал на остров?

«О да, конечно же, да», – отвечаю я мысленно, а сам молчу. Их порожняя лодка то подкатывает ко мне, то откатывает назад. Прошлое, настоящее и ближайшее будущее вдруг каким-то необъяснимым образом сплетаются между собой. Я знаю, моя борьба окончена. По воле случая эти рыбаки распахнули дверь моей темницы. Они предлагают мне величайший из всех возможных даров: самое жизнь. У меня такое чувство, как будто я долгое время бился над решением сложной головоломки и вдруг оно пришло совершенно неожиданно, а все разрозненные кусочки сложились в единое целое. Первый раз за два с половиной месяца я ощутил единство мыслей, чувств и своего физического существа.

Высоко в небе парят фрегаты, привлеченные сюда моими дорадами и летучими рыбами, их общим кормом. Трое рыбаков увидели скопление птиц, поняли, что здесь есть рыба, и пришли, чтобы ее взять. Придя на место, они обнаружили меня, но не вместо своей законной рыбы, а вместе с ней. Снова дорады. Это они поддерживали меня в океане и были моими друзьями все эти долгие недели. Правда, они чуть не убили меня, но сейчас они же принесли мне избавление. Они передали меня с рук на руки рыбакам, моим морским братьям. А жизнь этих людей зависит от моря не меньше, чем моя. Их крючки, остроги и колотушки подобны моему собственному снаряжению. Их одежда так же проста. И, наверное, они так же бедны, как и я. Головоломка почти сложена. Осталось вставить на место последний фрагмент.

«Нет, у меня все о'кей. У меня много воды. Я могу и подождать. А вы ловите рыбу.

Ловите, ловите!» Я точно возношусь к вершинам откровений. «Много рыбы, крупная рыба, самая лучшая рыба во всем море!» Они, поглядывая друг на друга, о чем-то переговариваются.

Настойчиво побуждаю их к рыбалке: «Здесь полно рыбы, вам надо ловить рыбу».

Один из них склоняется над мотором и дергает за пусковой шнур. Лодка срывается с места. Они наживляют шестидюймовые крючки серебристыми рыбками, очень похожими на летучих, но только без характерных больших крыльев. За борт выметывается несколько лес, и через мгновение мотор умолкает. Слышатся путаные креольские выкрики, мелькают темные руки. Кто-то делает подсечку, из воды выпрыгивает громадная дорада, и, описав в воздухе размашистую дугу, с глухим стуком шлепается на дно лодки. Снова взревел мотор, но не проехав и двухсот ярдов, лодка останавливается и рыбаки выдергивают на борт еще двух упитанных рыбин. При этом ни на минуту не прекращается возбужденный гомон. Какофония креольской речи яростно нарастает, как будто в рыбацком азарте от избытка энергии у них внутри пробивает какой-то изолятор. Они то и дело дают газ, и лодка резво прыгает вперед.

Они неистово насаживают наживку, забрасывают свои снасти в воду, резко натягивают и останавливаются. Только было взметнувшийся за кормой бурун нагоняет и подталкивает стоящую лодку. Все новые и новые рыбы летят на борт.

Я, не торопясь, вскрываю банку со всем своим водным резервом. Пять пинт прибереженного богатства льются в мою глотку. Смотрю на спокойно плавающих под плотом дорад. Да, друзья мои, вот мы и расстаемся. Но, похоже, вы не чувствуете себя жертвой предательства. И, может быть, не в обиде на бедняков, которые радуются привалившему богатству. Какие вы знаете тайны, неведомые мне?

Кто может объяснить, почему я уложил подводное ружье в аварийный мешок, почему «Соло» оставался на плаву, пока я не прихватил с него свое снаряжение? Почему дорады сами все больше облегчали мне охоту на себя по мере того, как портилось мое оружие и слабели руки, а под конец стали ложиться на бок, подставляя себя под удар? Почему они снабдили меня как раз таким количеством пищи, чтобы я продержался ровно 1800 морских миль? Я понимаю, что они всего-навсего рыбы, а я только лишь человек. Что-то нас заставляет поступать так, а не иначе, и мы делаем то, что позволяет нам делать Природа. Но порою в жизненную ткань вплетаются такие фантастические узоры! Мне нужно было чудо, и рыбы явили мне его. Более того! Они открыли мне, что весь мир вокруг наполнен чудесами – они плавают, летают, ходят, низвергаются вниз дождем и перекатываются бегущими мимо волнами. И вот я гляжу на дивную арену жизни. Кажется, что дорады сами так и прыгают в руки рыбакам. Никогда еще не испытывал я такого смирения, такой умиротворенности, свободы и легкости.

Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» На транце лодки крохотными буквами написано ее название – «Клеманс». Она с грохотом мечется по морю то туда, то сюда, закладывая виражи вокруг «Резиновой уточки». Каждую минуту ее груз увеличивается на одну рыбину. Рыбаки стараются почаще проезжать рядом с плотом, чтобы лишний раз убедиться, что со мной все в порядке. Машу им рукой. Они проходят почти впритирку, и пока «Клеманс» скользит мимо меня, один из них передает мне сверток из коричневой бумаги. Разворачиваю этот дар и – о счастье! – там лежит кучка настроганных, намертво слипшихся от неочищенного коричневого сахара ломтиков кокоса, увенчанная сверху пипочкой из сахара красного. Красного! Даже простые цвета приобретают для меня сейчас чудесное значение.

«Coco sucre!» – кричат мне с удаляющейся на новый охотничий заход лодки. И улыбка – Господи, до чего же это странно – улыбаться! – так и расплывается у меня по лицу. Сразу и сахар, и фрукты. Отковыриваю кокосовую щепочку и кладу ее на повлажневший язык. С трудом отдираю от coco sucre кусочек за кусочком словно скульптор, обрабатывающий гранитную глыбу, но съедаю все до крошки.

Но вот стая рыб внизу редеет. Рыбаки замедляют темп. По временам какая-нибудь из моих собачонок спешит ко мне, будто желая попрощаться, прежде чем кинуться в погоню за крючком. Солнце все выше взбирается по небосклону, я совсем устал. Хватит вам ловить рыбу.

Пора на берег. Через полчаса я валяюсь на носу совершенно обмягший, пытаясь сохранить прохладу тела и ясность ума. Побоище наконец окончено. И моему путешествию тоже пора кончаться.

ЖИЗНЬ ВОЛНЫ ЛИЖУТ БОРТА В НЕСКОЛЬКИХ ДЮЙМАХ ОТ ПЛАНШИРЯ. НАДЕЮСЬ, ЭТИ ПАРНИ ЗНАЮТ, ЧТО ДЕЛАЮТ.

РЫБАКИ ПОДРУЛИВАЮТ ПРЯМО КО ВХОДУ МОЕЙ «Уточки». Перебрасываю к ним мешок со снаряжением. Надежные руки подхватывают меня, я вскарабкиваюсь на борт и усаживаюсь на дно лодки, где лежат десятки дорад и несколько барракуд. Узнаю своих собачек.

Здесь находится и та дорада, которую я однажды выдернул из моря – «Ну что, глупая рыба, Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» допрыгалась?» – просто, чтобы отпугнуть ее. Здесь и та, которая перекусила мою рыболовную лесу впереди проволочного поводка. Здесь же и милая самочка, которая, бывало, застенчиво терлась о плот, всегда чуть правее того места, куда я целил. Но изумрудных старейшин не видно нигде.

Вскарабкиваюсь на твердую деревянную банку и долго ерзаю по ней, выискиваю у себя на заду хоть какую-то мякоть для амортизации тазовой кости. Мои спасители выволакивают «Уточку» на нос своей лодки, перекладывают румпель и раскручивают мотор. От стартового толчка я едва не опрокидываюсь на спину. «Уточка» подскакивает и сползает. «Клеманс»

останавливается, и я показываю рыбакам, как спустить из надувных камер воздух. Из соска нижней камеры мощной струей вытекает несколько галлонов воды, «Уточка» громадной черной амебой распластывается на носу. Она тоже заслужила отдых.

Мы снова трогаемся в островной манере, рывком дав сорокапятисильному «эвинруду»

полный газ. Быстрый ход лодки производит на меня странное впечатление. Волны набегают на нас, а потом мы скатываемся по их склонам, глубоко рассекая воду, так что она двумя потоками обтекает борта. Прорезанная нами борозда тянется из Атлантического океана в Карибское море.

Лодка кренится так сильно, что волны лижут борта в нескольких дюймах от планширя.

Надеюсь, эти парни знают, что делают.

«Клеманс» – простецкая лодка. В качестве аварийного парусного вооружения на ней используется кусок холста, обернутый вокруг длинного ствола молодого деревца с ободранной корой. В паз между обшивкой и шпангоутом засунуто стальное лезвие, обмотанное тряпицей и перехваченное липкой лентой. Под резервный бензобак приспособлен 15-галлонный пластмассовый контейнер с откидной крышкой. Когда бензин в основном баке иссякает, крышку открывают ржавой железякой, после чего капитан Жюль Паке берет в рот сифонную трубку и подсасывает топливо из запасного бака. Выдернув конец трубки изо рта, он быстро засовывает его в горловину главного бака, сплевывая за борт добрый глоток бензина. Мы снова делаем рывок вперед, но через несколько минут мотор вдруг глохнет. Капитан Жюль снимает с бедного «эвинруда» капот и копается под ним.


Рядом со мной сидит его брат Жан-Луи. У обоих братьев острые носы и веселые глаза.

Они очень похожи на египтян. Жан-Луи коротко острижен, а густая шевелюра Жюля окружает его голову широким нимбом. Жан-Луи широко улыбается, показывая щербину на месте недостающего переднего зуба. Я тоже безудержно улыбаюсь.

Позади сидит Паулинус Уильяме. Его могучие мускулы круглятся и блестят, как полированное железо. Кожа его так черна, что в тени невозможно разглядеть лица. Сверкая белыми зубами, он обращается ко мне по-английски, пока остальные двое креольской скороговоркой обсуждают поведение мотора. «Осталось уже недалеко, – успокаивает меня Паулинус. – Час, не больше».

«Клеманс» опять затарахтела и рванулась вперед. Спрашиваю у Паулинуса, что за гористый остров виднеется по носу, возвышаясь над близлежащим низменным островком.

– Там остров Гваделупа. А это Мари-Галант. Назван в честь корабля Колумба.

Как ловко я угадал, найдя сушу ближе Гваделупы! Меня принесло к крошечному островку, самому восточному из всей цепи. Он так мал, что вряд ли даже отмечен на моей карте. Паулинус перекрикивает грохот мотора:

– Тебе очень повезло. Обычно мы не ловим рыбу к востоку от Мари-Галант. А сегодня решили пойти в эту сторону. Мы обходим остров и видим птицы очень далеко. Они летают так далеко в море. Мы не ходим за рыбой так далеко. Но сегодня решили посмотреть. Подходим ближе и видим, что-то есть. Думаем это, может, бочка. Приходим, а это не бочка. Это ты.

Мы огибаем южную оконечность Мари-Галант. Жюль ведет лодку так близко к берегу, что она скользит прямо по прибойным волнам, разбивающимся о древние коралловые утесы и снова откатывающимся навстречу новой вспухающей громадине. Ударяясь о скалы, возникшие из миллиардов погибших крохотных коралловых организмов, волны взрываются, высоко разлетаются фонтаном брызг. В отвесных береговых обрывах зияют пробитые пещеры, в которых эхом разносится тяжелый стук старика Нептуна в дверь матери-земли. Воображение рисует мне картину, как «Уточка» вместе со мной налетает на эти скалы;

я карабкаюсь, пытаюсь уцепиться за крохотный безопасный выступ, но прибой сбрасывает меня вниз и Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» волочит прямо по острым камням.

Я запеваю свою любимую песню – колыбельную «Лето». Лето и как стала прекрасна жизнь! Вспоминаю своих прыгучих рыб. А урожай тростника на острове, наверное, действительно большой. Я чувствую такую свободу, что, кажется, сейчас расправлю крылья и улечу в небеса. Я пою во весь голос, но звук теряется в реве мотора и шуме рассекаемых волн.

Жан-Луи улыбается и говорит, что я хорошо пою. Вряд ли это так, но никогда еще слова этой песни не были так созвучны моему настроению. О да, жизнь легка и прекрасна!

С берега повеяло ароматом цветов и травы, я впиваю этот запах. Я будто впервые вижу краски земли, слышу ее звуки, ощущаю ее запахи. Я словно заново родился на свет. Возможно, ужасные воспоминания об этом путешествии будут преследовать меня до конца дней, но их острота уже сейчас сглажена восторгом новой жизни и добротой этих людей. Семьдесят шесть дней я жил на краю гибели, боясь сорваться в бездну, боясь, что мои атомы, моя энергия, суть моего существа вырвутся из-под моей власти, и, рассеявшись во Вселенной, послужат материалом для ее неведомых целей, а Стивен Каллахэн бесследно исчезнет.

Впереди показывается странное образование, похожее на амфитеатр. Хойя-Гранде.

Когда-то здесь возникла большая полость, крыша ее однажды обвалилась и получилась тонкостенная коралловая башня, сверху открытая небесам, а сбоку – Атлантическому океану, волны которого вливались в нее через сводчатое отверстие.

Мы огибаем остров и продолжаем двигаться вдоль наветренного западного берега. Море здесь плоское как доска, в воздухе жарко, день весь искрится светом и яркими красками.

Передо мной открывается длинный пляж. Под густыми кронами прибрежных деревьев и пальм ютятся хижины и маленькие домишки. Это деревня Сен-Луи. Под открытым со всех сторон наносом собрался народ. Скоро нас кто-то заметил. Прекращаются оживленные разговоры, торговцы откладывают и сторону свою рыбу. Что там за большая черная тряпка перекинута через нос лодки? А кто этот тощий бородатый белый человек, с кожей почти такой же темной, как у Жюля и Жана-Луи, но с выбеленными солнцем волосами и белоснежными бровями?

Некоторые направляются к тому месту, где мы должны причалить, сначала медленно, а потом ускорив шаг.

В последний раз оглядываюсь на своих дорад. Двенадцать рыбин из их рода, двенадцать спинорогов, четыре летучие рыбки, три птицы, несколько унций морских рачков, крабиков и еще кое-какая разномастная мелочь сохранили мне жизнь в океане. Девять судов не заметили меня;

Дюжина акул испытывала мою стойкость. Но теперь все это позади, наконец-то все кончено. В чувствах моих сейчас царит такой же сумбур, как и в ту ночь, когда я потерял своего «Соло». Мне так давно не приходилось радоваться, что сейчас я совсем растерялся и чувствую себя беспомощно. Нос лодки поворачивает в сторону берега, и вот она уже скребет днищем по песку. Тихонько шепчу рыбам: «Спасибо, друзья. Спасибо и прощайте!»

Со всех сторон к пляжу стекаются люди. Хихикая, подбегают дети и, замерев, глазеют на нас. Рыбаки кричат, чтобы я сидел спокойно, но я все же начинаю вылезать сам и перекидываю ногу через планширь. Я делаю рывок вперед, туда, где мельче – ужасно глупо было бы свалиться с ног и утонуть в шести футах от суши, – и ступаю на то, что, несомненно, является мягким белым песком, но ощущение такое, что под ногами бетонное шоссе и оно качается, как во время сильнейшего землетрясения. Взгляд мой мечется, глаза вращаются, точно шарики в китайском биллиарде. Делаю шаг вперед и отпускаю борт «Клеманс». Голова идет кругом.

Земля встает дыбом и ударяет меня по коленям. Не успел я бухнуться ничком на песок, как двое крепких парней подхватили меня под руки и поставили на ноги. Приподняв меня за локти, они на руках понесли меня в деревню, ноги мои беспомощно волочатся по земле, и я не иду, а только перебираю ими в воздухе. Минуем маленькие домики с жестяными стенами, украшенные аккуратным ярко выписанным пряничным орнаментом. Повсюду виднеются рыболовные снасти. Из-под ног с кудахтаньем разбегаются цыплята. Проходим под тенистым деревом и вступаем на черную мостовую. За нами следует уже целая свита. На первом же углу стоит высокое желтое здание, украшенное флагами и эмблемами. Мы всходим на его крытое крыльцо, и островитяне усаживают меня на раскладной металлический стул. Говорят они все одновременно на какой-то смеси креольского с французским. Наконец, выяснив мое имя, они начинают куда-то звонить по телефону. На минуту меня оставляют в покое.

Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» У крыльца толпится человек сто народу. Я смотрю на них и не верю своим глазам. Все позади. Эта новость оглушила меня, как удар дубиной. Со всех сторон на меня смотрят человеческие глаза: удивленные, встревоженные, влажные от слез… У меня тоже наворачиваются на глаза слезы, я еле удерживаюсь, чтобы не заплакать. Среди множества рук тянусь к той, которая протягивает мне банку ледяного имбирного пива. Эти люди со мной незнакомы. Мы даже говорим на разных языках. Откуда им знать, чего стоил мне каждый шаг сквозь весь этот ад? И все-таки меня захлестывает чувство нашей общности. В этот миг мы видим жизнь одинаково. В их глазах я читаю отражение своей судьбы. Различны наши жизненные пути, но суть нашей жизни одна и та же.

Я не в состоянии оглянуться назад. Там, на дне «Клеманс», остались лежать мои друзья. Я никогда не забуду, как они взлетали из моря в руки рыбаков, не забуду мощь и красоту их блистающего полета.

А где-то далеко от этого пляжа, в прозрачной голубой воде, две изумрудно-зеленые дорады ищут сейчас, наверное, новую стаю, с которой они продолжат свой путь, и поведают им легенду о том, как простые рыбы открыли человеку непростую тайну, скрытую в каждом мгновении бытия.

ТОЛЬКО ЧЕЛОВЕК ВПЕРЕДИ ОТКРЫЛАСЬ НЕ КРОМКА ДАЛЕКОГО ОСТРОВА, КАК Я ДУМАЛ ВЧЕРА. Я НЕ ВЕРЮ СВОИМ ГЛАЗАМ – ТАК РОСКОШНА ПАНОРАМА, РАЗВЕРНУВШАЯСЯ ПЕРЕД МОИМ ВЗОРОМ.

К ДОМУ ПОДЪЕЗЖАЕТ И ТОРМОЗИТ У КРЫЛЬЦА микроавтобус. Местный констебль и еще несколько человек помогают мне забраться внутрь, и мы катим на наветренную сторону острова. Мои спутники полны дружелюбия и разговорчивы, но я ничего не понимаю из того, что они говорят. Один жестами показывает, чтобы я еще выпил пива, а я не знаю, как объяснить ему, что за последние двенадцать часов выпил больше жидкости, чем обычно потреблял на плоту за неделю. Остается только делать успокоительные жесты, приговаривая при этом: «Не спеши, не спеши!» Он кивает. Впрочем, мне доставляет истинное наслаждение держать в руках холодную, запотевшую банку.

Рельеф острова Мари-Галант довольно плоский. Мы едем мимо обширных полей сахарного тростника. В пути нам попадаются доверху груженные тростником воловьи упряжки.

Не перестаю изумляться, как остро я чувствую запахи скошенных трав, цветов, автобуса. Мои нервные окончания будто подключены к усилителю. Зеленые поля, оранжевые и розовые придорожные цветы – все налито цветом, от ярких красок даже рябит в глазах. На меня обрушилась целая лавина раздражителей.

Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» Въезжаем в городок и заруливаем на автостоянку центральной больницы. Из ее белых шлакоблочных корпусов высыпает целая толпа чернокожих сестер и санитарок в белоснежной униформе, которые, оглядев меня, снова скрываются. Некоторые собираются кучками и болтают. Из открытых окон высовываются поглазеть любопытные. Со ступенек спускается белый мужчина и приближается к нашему микроавтобусу. Он произносит по-английски: «Я доктор Делланой. На что жалуетесь?»


Ну, как тут на моем месте поточнее ответить? Говорю ему: «Я голоден». Сначала все растерялись, не зная, как со мной поступить. Очевидно, что безотлагательная помощь мне не требуется. Объясняю доктору, что я семьдесят шесть дней провел в дрейфе по океану и что организм мой обезвожен, истощен и ослаблен, но в остальном у меня все в порядке. Подумав, он все-таки решает положить меня в больницу и отдает распоряжение, чтобы принесли носилки. Носилки вроде бы ни к чему, но меня все же заставляют улечься. Меня внесли наверх, но дальше дело пошло хуже – в узких коридоpax носильщикам со мной никак не развернуться, – и я убедил их, что могу идти сам. Я настолько привык к качке, что мне трудно ходить по ровному полу. Поддерживаемый носильщиками, преодолеваю открытую галерею и вхожу в больничную палату. Меня усаживают на кровать, а мой мешок кладут рядом на пол. На соседней койке лежит старик с капельницей. Он приподнимается, и мы улыбаемся друг другу.

Приходит доктор Делланой и обсуждает со мной состояние моего здоровья. Кровяное давление у меня в норме. Но я похудел примерно на 44 фунта, что составляет приблизительно одну треть моего прежнего веса.

– Мы назначим вам внутривенное вливание и введем немного антибиотиков, чтобы залечить язвы, – объявляет доктор. В таком состоянии вы некоторое время не сможете принимать обычную пищу.

– Погодите, погодите! – прерываю я его в ужасе. – Почему это?

– Желудок у вас уменьшился. Включать сразу в рацион твердую пищу может быть очень опасно.

С отчаянной торопливостью я принимаюсь доказывать, что хотя я и тощ как скелет, но во время странствия на плоту все время следил за тем, чтобы регулярно принимать пищу. Я бы с удовольствием дал ему попробовать рыбных палочек, но, к сожалению, все они остались на плоту, а где сейчас находится моя бедная «Уточка», я и сам не знаю. Постельный режим и уколы меня тоже совсем не устраивают:

– Может быть, все-таки лучше, если через рот?

– Ну, хорошо. Поживем – увидим. Но антибиотики мы вам все-таки назначим, хотя бы в таблетках, – говорит доктор и удаляется.

Появляется белая санитарка, пухленькая и невероятно жизнерадостная, с розовыми щечками и стрекочущим французским говорком. Наморщив нос, она стягивает с меня майку и самодельный подгузник и, брезгливо взяв их двумя пальчиками, уносит в дальний угол палаты.

Смешно. Я не чувствую абсолютно никакого запаха, за исключением ее собственного – она благоухает чистотой. Установив рядом с кроватью фарфоровый таз, наполненный теплой водой, она принимается меня отмывать. Мои болячки ужасно чувствительны к прикосновению тряпичной мочалки, но трет она меня, хотя и усердно, но насколько возможно деликатно;

после того как она досуха обтирает меня полотенцем, я немедленно испытываю великое облегчение.

Щебетание ее не прерывается ни на секунду. В палату то и дело забегают другие больничные сиделки и о чем-то заговаривают с моей банщицей, со стариком и со мной. В жизни не видывал такой оживленной больницы.

С того момента, как я ступил на сушу, завод мой начал постепенно иссякать. Впервые за два с половиной месяца меня отпускают тиски страхов и опасений. Мне ничего больше не нужно делать и нечего больше хотеть. Наступает полный покой. Я будто уплываю по его мягким волнам. Мой светловолосый ангел заканчивает свою работу и выпархивает из палаты.

Вытягиваюсь на чистых и сухих простынях. Не могу припомнить, чтобы когда-либо раньше я переживал подобное ощущение, хотя и подозреваю, что нечто подобное было при моем рождении на свет. Ведь сейчас я опять беспомощен как младенец и все мои ощущения так ярки, как будто я впервые начинаю видеть, слышать, осязать. Воистину, рай возможен и на земле!

Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» Вскоре ко мне приходит парнишка с подносом, заставленным всяческими яствами. Он наливает мне большой стакан воды. Глядя на это, я в первый миг не могу поверить своим глазам. Стакан воды! Такая обыкновенная вещь, такая обыкновенная драгоценность. На подносе разложены большой кусок французского хлеба, фаршированная тыква, какие-то незнакомые овощи, ростбиф, ветчина, ямс, а в уголке – подумать только! – ломтик соленой рыбы. Я чуть не расхохотался, но съел все до последней крошки. Теперь уже всякий, кто заглядывает в палату, не верит своим глазам при виде пустого подноса и с изумлением меня рассматривает.

Мне дают антибиотики и парочку сильных успокоительных таблеток и велят спать. Спать!

Конечно же спать! Я, кажется, готов проспать несколько дней напролет!

Внезапно комната наполняется людьми, одетыми в мундиры, меня засыпают вопросами.

У них уже другая форма, чем была на полицейских, которые доставили меня в больницу.

Оказывается, что эти из жандармерии. Посреди нашего продолжительного собеседования меня вдруг вызывают к телефону. Санитар снова катит меня по галерее и привозит во врачебный кабинет, одно из немногих помещений этой больницы, где установлен телефон. Позвонил мистер Дуайер, консул США на Мартинике, который поздравляет меня с прибытием на остров, заверяет, что мне не грозят никакие осложнения из-за отсутствия паспорта, и обещает мне всяческую помощь и содействие. Да, известие о моем прибытии распространяется с невероятной быстротой. Я такой сонный, что еле соображаю во время разговора. Но в палате меня еще поджидают чиновники, и надо отвечать на их вопросы. Наконец они уходят и оставляют меня в покое. С соседней койки дружески улыбается старик. С кухни в нижнем этаже здания доносится звон посуды. Легкое дуновение ветерка пробегает по лицу. Чудесный баритон поет негритянский спиричуэл, и под его пение я незаметно уплываю в царство грез.

Через несколько часов я просыпаюсь, мне хорошо и спокойно. В комнату застенчиво входит какой-то человек в штатском и присаживается у моей кровати. Он тоже чем-то похож на египтянина. Широко улыбаясь, он выговаривает несколько коротких фраз по-английски. Я узнаю, что его зовут Маттиас, у него есть радиопередатчик и он владелец отеля. Если я захочу, то могу у него поселиться. Он спрашивает, какие у меня здесь есть вещи, а когда я указываю ему на свой мешок и ветхую, вонючую майку в углу, просит меня немного обождать – словно я собираюсь куда-то уходить – и исчезает примерно на час.

Я подтягиваюсь, принимаю сидячее положение и, держась за спинку кровати, потихоньку встаю на ноги. Старик-сосед наблюдает, как я, пошатываясь, хожу из угла в угол, напрягая подгибающиеся колени. Мы дружески беседуем, хотя и не понимаем друг друга.

Возвращается Маттиас и протягивает мне целый комплект разноцветной одежды: голубые брюки, ярко-красные шорты, сандалии и новенькую майку с изображенной на ней картой острова Мари-Галант. Здесь же и флакончик одеколона. Наверное, от меня и в самом деле разит. Щедрость этих людей глубоко меня трогает. За дверью палаты собралась целая компания островитян, пришедших на меня посмотреть. Они терпеливо ждут, сидя на скамейках или прислонившись к перилам галереи. Я никого не знаю на этом острове, а чувствую себя долгожданным гостем, меня здесь встречают как родного брата.

Я уже несколько раз вставал, опираясь о спинку кровати, и держусь на ногах уже гораздо увереннее. Следующая прогулка – к двери, которая никогда не закрывается. Спотыкаясь и подпрыгивая, достигаю ее в два приема. Затем, крепко держась за перила, иду вдоль открытой галереи. Дует легкий бриз, шелестят кроны пальм, воздух напоен сладостными ароматами. На каждый шаг мне требуется не меньше минуты, но я ведь и не спешу. Медицинский персонал издали наблюдает за мной, но не вмешивается. До чего же хорошо, что я угодил не в душное, стерильное, чопорное американское заведение! По галерее прогуливаются пациенты и посетители, мы прекрасно объясняемся с помощью языка жестов да нескольких французских и английских слов – ведь главное не слова, а то, что они выражают. Я не могу надивиться на бодрый и веселый вид большинства этих людей.

К вечеру пассат свежеет и становится попрохладней. Я одеваюсь. Несмотря на усталость, мне не терпится поскорее выбраться в город. Здешний анестезиолог Мишель Монтерно, прослышав обо мне, пригласила меня к себе на обед, хотя мы никогда не встречались с нею раньше. Приезжает Маттиас в компании двух молодых французов и одной француженки. Они Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» представляются: Андре Монтерно, муж нашей докторши Мишель, и еще один Мишель со своей подружкой Нану. На всякий случай они прихватили, с собой огромную корзину со снедью: а вдруг я буду не в состоянии отправиться к ним в гости. Нет-нет, напротив, я дождаться не могу этого выезда! Думаю, что 100 футов открытой площадки до машины Маттиаса я одолею и сам.

Меня шатает как пьяного, боюсь, что я вообще похож на пьяного, потому что не перестаю истерически хохотать. Наверное, меня опьяняет сознание, что я жив, несмотря ни на что!

Сначала мы едем в отель Маттиаса, откуда я делаю несколько телефонных звонков.

Дозваниваюсь я и до родительского дома. Трубку берет мой брат Эд. «Ты-то что там делаешь»? – спрашиваю его с удивлением. Он шутливо отвечает: «Пытаюсь вычислить, где тебя черти носили». Похоже, что они там уже давным-давно все знают. И действительно, о моем прибытии на Мари-Галант они узнали даже раньше, чем местные власти. Оказывается, в толпе, сопровождавшей меня от пляжа, был и Маттиас, который при помощи своей коротковолновой станции тут же связался со своим живущим на Гваделупе другом Фредди. У Фредди есть усилитель, и он повторил в эфире полученное известие. Его принял человек по имени Морис Бриан, рыбачивший у флоридского побережья. Он поспешил к телефону и позвонил моим родителям менее чем через час после того, как я вступил на твердую почву.

Несколько дней мне никак не верилось в возможность такой дальней связи в коротковолновом диапазоне, но факт остается фактом. Однако родителей я не застал: они отправились покупать для меня одежду, а для себя авиабилеты, чтобы лететь за мной на остров. Но тут я чувствую, что силы мои на исходе, а так как в ближайшие дни события скорее всего будут развиваться в еще более лихорадочном темпе и мне не хочется в своем нынешнем виде показываться на глаза родителям, я прошу брата, чтобы он уговорил их немного повременить с отъездом. Сейчас нечего пороть горячку, я нахожусь тут в целости и сохранности. Я рассуждаю так, еще не зная всего, что они пережили, пытаясь меня разыскать. Мой брат, оказавшийся меж двух огней, говорит мне, что постарается удержать родителей, хотя они готовы лететь хоть сейчас, если только подвернется возможность.

В «Ле Салю», отель Маттиаса, я вернусь завтра. А сегодня иду пировать к супругам Монтерно. Оказывается, один из моих новых знакомцев, Мишель, служит на этом острове таможенным агентом, и мы с ним весело смеемся над моим неуклюжим способом контрабандного ввоза плотов на Мари-Галант. Ночевать я остаюсь у своих гостеприимных хозяев. Проснувшись поутру, бросаю взгляд в зеркало. Боже мой! Кто это? Физиономия из «Робинзона Крузо». Всклокоченные длинные волосы, выцветшие на солнце, глубоко запавшие глаза, коричневая кожа, обтягивающая кости, косматая борода. Мишель Монтерно дарит мне зубную щетку, и она вызывает во рту странное и непривычное ощущение. Но еще более странно то, что зубы мои отнюдь не покрыты шершавым и склизким налетом, а напротив, изумительно чисты. Интересно, что скажет по этому поводу мой дантист?

Андре отвозит меня в больницу, чтобы забрать вещи. Едва войдя в палату, я с порога чую зловоние дохлой рыбы. Мой мешок действительно смердит. Майку мою кто-то уже прибрал – несомненно, в ближайший мусорный бачок. Медсестра еще раз измеряет мне давление. Затем я выписываюсь и выхожу за ворота больницы в мир, чувствуя себя узником, вырвавшимся из тюрьмы на волю.

Маттиас доставляет меня к себе в отель и знакомит со своей подружкой Мари, которая неплохо говорит по-английски. Во все время моего у них пребывания они относятся ко мне очень добросердечно и никогда не чинят мне преград в поглощении огромных количеств креольских деликатесов. Я всех просто изумляю своей прожорливостью.

Вечерним рейсом на остров прибывают мои родители. Свидание после целого года разлуки: мама обливается слезами, отец держится стоиком, а я улыбаюсь во весь рот. Где только меня не носило, сколько воды утекло за этот год! Но для них я все тот же – пускай отощавший – сынок, который наконец-то вернулся из странствий.

Честно говоря, меня удивляет поднявшаяся вокруг меня шумиха. За двадцать четыре часа мне пришлось дать телефонные интервью английским, канадским и американским репортерам.

На мое имя поступают телеграммы. У меня берут показания французская и американская береговые охраны, потом опять полиция, а потом меня снимают вместе с ее любезным шефом.

Компания Си-би-эс направляет ко мне свою команду из Флориды. «Нэшнл инкуайер»

Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» запрашивает у меня исключительное право на публикацию. Иметь с ними дело я вообще отказываюсь, но это их не останавливает. Они сочиняют фантастическую историю о том, как я глядел в «горящие янтарные глаза» кита, который «ревел так, как может реветь только сам океан», и мощными ударами крушил мою яхту. Я еще ни разу не встречал кита с янтарными глазами, и ни от одного из них я не слышал пока не то что рева но даже слабого похрюкивания.

Каждую свободную минуту я использую, чтобы побольше ходить. Спустя несколько дней я уже способен осилить сотню ярдов. У меня так опухают ноги, как будто я болен слоновой болезнью. Местный доктор господин Лаше навещает меня каждый день. На мою удачу он уже имел дело с голодающими в Африке и хорошо знает, чего следует ожидать в подобных случаях.

Сделав анализы, он определил у меня повышенный уровень натрия, пониженный калия и впридачу приличную анемию. Мой организм плохо выводит жидкость, и ноги сильно отекают.

Начинаю принимать таблетки.

Проснувшись поутру, бросаю взгляд в зеркало. Боже мой! Кто это?

Я подолгу просиживаю за едой, неторопливо насыщаюсь и гуляю по острову. Меня все приводит в восторг, и от возбуждения я плохо сплю. Просыпаюсь на рассвете и начинаю терзаться от нетерпения, как бы мне поскорее насладиться зрелищем окружающего мира.

Вместо того чтобы хорошенько отдохнуть, я довожу себя до переутомления и становлюсь капризным. Я понимаю, что все вокруг хотят мне помочь, но чувствую, что теряю свою независимость. Меня подавляет их забота, и скоро мое раздражение начинает передаваться окружающим.

Родители уговаривают меня лететь с ними домой, мне надо отдыхать и лечиться. Я не соглашаюсь – не хочу, чтобы меня нянчили, как больного. Я хочу остаться здесь, а когда поправлюсь, – добраться на попутном судне до Антигуа;

там я заберу скопившуюся почту и уж тогда вернусь в Мэн.

За несколько дней я завожу на Мари-Галант массу новых знакомств. Двери бара и ресторана отеля «Ле Салю» открыты для всех желающих, и люди часто заходят сюда поболтать.

Регулярно появляются здесь и те рыбаки, что подобрали меня на плоту. Живут они не тут, а на Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» Гваделупе. В тот день, когда они доставили меня на остров, они успели еще свезти свой улов домой и распродать его поздно вечером. Мне бы хотелось еще раз выйти в море на их лодке, может быть, даже сходить на рыбалку, но это никак не удается устроить. Прогулки мои удлиняются. Куда бы я ни забрел, везде меня останавливают островитяне, зазывают в гости или обступают толпой прямо посреди улицы. С теми из них, с кем я могу поговорить, мы подшучиваем над моей безошибочно составленной чисто рыбной диетой. Из установленных вдоль тротуаров колонок детишки наполняют водой цилиндрической формы канистры и катят их домой, подталкивая ногами. Я чувствую себя легко и непринужденно, как дома. Народ этого острова усыновил меня.

Кое-кто вздумал величать меня суперрыбаком или даже суперменом. Пробую растолковать им, что в течение всего дрейфа я не прекращал борьбу за жизнь не потому, что был героем, а потому, что это было для меня самым легким решением – легче, чем смерть.

Однажды меня удостаивает визитом местный колдун. Выпучив глаза, он пялится мне в лицо.

Потом нараспев бормочет какие-то слова, чем-то трясет и с любопытством глядит на меня на прощание. После его ухода Маттиас сообщает мне, кто это такой, и объясняет, что он произнес заклинание, чтобы я скорее выздоравливал.

На следующий день у меня начинаются дикие колики в желудке, жутко подскакивает температура и появляется затяжной понос. Грешным делом, я даже думаю, что радовался напрасно, а теперь наступил мой конец. Прошу Маттиаса ничего не рассказывать колдуну об этом моем «выздоровлении». Креольская кухня, спору нет, великолепна, но все кушанья слишком щедро приправляются специями. Доктора Лаше и Делланой сходятся во мнении, что мне необходимо пока воздержаться от красного перца. Это классический пример того, к чему приводят излишняя поспешность и невоздержанность. Четыре или пять дней мне приходится действительно тяжко, но я медленно выкарабкиваюсь благодаря хорошим врачам, родителям, Маттиасу и Мари.

Наконец я достаточно оправился для того, чтобы опять начать передвигаться на собственных ногах. Я провел на острове десять дней и чувствую, что загостился. Я познакомился тут с несколькими яхтсменами. Об одном из них, Нике Кейге, я слышал раньше, хотя мы с ним никогда не встречались;

он согласился переправить меня на Гваделупу на своей яхте «Три ноги». Родители довольно спокойно отнеслись к моему решению. Они помогают мне упаковаться, снабжают деньгами и съестными припасами и не пытаются удерживать. Когда все готово, я ковыляю к бетонному пирсу, что по соседству с пляжем, куда нас с «Уточкой»

доставила рыбацкая лодка «Клеманс», и сажусь в резиновую динги, которая должна перевезти меня на яхту. Машу на прощание своим многочисленным друзьям-островитянам. Мы отчаливаем, и с этой минуты я вновь вступаю в реальную жизнь. Команда поднимает парус, яхта разворачивается в сторону Гваделупы, и гостеприимный остров исчезает вдали.

ЭПИЛОГ Потребовалось шесть недель на то, чтобы мое физическое состояние пришло в норму и восстановилась функциональная деятельность организма. Почти все язвы зажили, пока я находился на острове. Ко дню отплытия я уже прибавил в весе фунтов пятнадцать – правда, в основном за счет воды в ногах и жира в кишечнике. Отеки на ногах через шесть недель спали настолько, что я опять смог одеть обувь, и вес к этому времени тоже окончательно нормализовался. Через несколько месяцев у меня началось сильное выпадение волос, и продолжалось это два месяца. Многочисленные рубцы на ногах исчезли только на следующий год. Сейчас у меня почти не остаюсь следов пережитого приключения – мелкие шрамы да еще слепое пятно в глазу, появившееся после удара полипропиленовым концом. Возможно, существуют еще какие-либо скрытые внутренние повреждения, но пока они не дают о себе знать. Однако обмен веществ в моем организме изменился очень заметно. До этого плавания мне требовалось трехразовое обильное питание. Сейчас я ем не чаще двух раз в день, а зачастую – вообще только один раз, плюс еще бутерброд-другой. Вес мой при этом держится на одном и том же уровне.

С самого начала моей одиссеи мне только однажды приснился сон, связанный с жизнью Стивен Каллахэн: «В дрейфе: Семьдесят шесть дней в плену у моря» на плоту, и с тех пор у меня никогда не бывает навязчивых кошмаров.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.