авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Юрий Царик

Афганское наркопроизводство

как угроза международному миру и безопасности

Минск

2014

Афганское наркопроизводство

как угроза международному миру и безопасности

Исследование «Афганское наркопроизводство как угроза

международному миру и безопасности» было проведено в апреле–

мае 2010 года белорусским аналитиком, руководителем

Белорусской группы развития Юрием Цариком.

Брошюра была издана в рамках подготовки международного форума «Афганское наркопроизводство – вызов мировому сообществу», который прошел 9–10 июня 2010 года в Москве.

Данный документ распространялся в качестве раздаточного материала среди участников, а также был презентован автором в рамках одной из тематических секций форума.

В дальнейшем результаты исследования были использованы в качестве основы для деятельности Научно-исследовательского центра Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, а также при разработке позиции государств–членов Организации Договора о коллетивной безопасности по вопросу о квалификации афганского наркопроизводства как угрозы международному миру и безопасности.

Настоящий документ представляет собой переиздание оригинального доклада, подготовленного в 2010 году.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Оглавление Введение.......................................................................................................... Механизм поддержания международного мира и безопасности в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций..................................................................................... Эволюция понятия «угроза международному миру и безопасности». Секьюритизация прав человека....................................... Международный терроризм как угроза международному миру и безопасности.

Секьюритизация через самооборону.......................................................... Пиратство в Аденском заливе – угроза международному миру и безопасности в регионе.

Действия Совета Безопасности Организации Объединенных Наций................................................................................... Борьба с незаконным оборотом наркотиков:

возможности секьюритизации.

..................................................................... Наркопроизводство в Афганистане – угроза международному миру и безопасности: сценарии действия России и мира............................................................................... 1. Справедливая причина. Мировой феномен афганского наркопроизводства с точки зрения международного права.............................................................................. 2. Безальтернативность мер. Международно правовые аспекты секьюритизации феномена афганского наркопроизводства................................................................. 3. Разумные перспективы. Возможные сценарии действий международного сообщества по ликвидации афганского наркопроизводства, угрожающего международному миру и безопасности.................................................... Об авторе....................................................................................................... Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Введение Одним из внешне малозаметных, но крайне важных для понимания международной жизни процессов, попавших в центр внимания аналитического сообщества в 2009 году, стала выработка в Российской Федерации того, что можно назвать новой афганской политикой.

Публикация проектно-аналитического доклада «Путь к миру и согласию в Афганистане зависит от позиции, которую займет Россия», проведение в Москве первого Российско-Афганского Форума, интенсивное обсуждение в экспертной среде афганской наркоугрозы, наконец, запуск «перезагрузки» российско-американских отношений на «антинаркотическом фронте», осуществленный «наркоцарями» России и США Виктором Ивановым и Джилом Керликовске – все эти события стали этапами формирования – впервые за последние 20 лет – самостоятельной активной позиции российского руководства по отношению к происходящему в «сердце мира» – Средней Азии.

Важную роль в этом процессе сыграло осмысление в России мирового феномена афганского наркопроизводства и той угрозы, которую он представляет для международного мира и безопасности, а также национальной безопасности Российской Федерации.

Афганское наркопроизводство представляет собой уникальный феномен не только из-за объема выращиваемых и перерабатываемых в этой стане наркотиков, но, прежде всего, по своему геополитическому статусу и последствиям. Афганистан, ставший мировым лидером по производству опиатов и наркотиков каннабисной группы, является основным театром боевых действий в ведущейся США и их союзниками борьбе против терроризма. И в то же время Афганистан представляет собой уникальную территорию, расположенную таким образом, что размещение на ней достаточно мощной войсковой группировки позволяет оказывать давление почти на всех ведущих политических игроков Евразии: Евросоюз, Китай, Индию, Россию и Иран.

За последние 8 лет Афганистан стал местом развертывания двух параллельных процессов, показавших абсолютно идентичную динамику:

милитаризации и наркотизации. Многократное увеличение расположенного на территории этой страны иностранного военного контингента (до примерно 200 000 солдат, работников спецслужб и частных военизированных структур в 2010 году) происходило параллельно с более чем 40-кратным ростом объемов производства опиатов, а также сопоставимым ростом объемов выращивания конопли.

Буквально под носом у иностранного контингента была создана огромная наркоферма, способная завалить героином весь мир.

Россия, как одна из главных жертв афганского наркопроизводства, не могла взирать на происходящее с безразличием. Отказ США и НАТО Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности прилагать дополнительные усилия для борьбы с этим явлением заставил российское руководство искать новые пути решения проблемы.

По мнению Президента Российской Федерации Дмитрия Медведева одним из важнейших направлений на этом пути должно было стать совершенствование международно-правовой базы борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

В результате в 2009–2010 годах в России в целом сложилось представление о необходимости придания явлению афганского наркопроизводства статуса угрозы международному миру и безопасности с целью организации борьбы против него в соответствии с Главой VII Устава Организации Объединенных Наций.

Однако реализация этой идеи на практике связана с целым рядом трудностей юридического характера. Прежде всего, проблема наркотиков до 2010 года не являлась предметом рассмотрения в Совете Безопасности ООН. Незаконный оборот наркотиков и в теории, и на практике в настоящее время рассматривался как преступление международного характера.

Кроме того, ввиду реализации на территории Афганистана международных операций под мандатом Совета Безопасности ООН возникает вопрос о возможном соотношении этих операций (прежде всего, контртеррористической) с антинаркотическими усилиями, к которым призывает Россия.

Настоящее исследование направлено на то, чтобы на основе анализа теории и практики права международной безопасности, конкретных случаев секьюритизации различных явлений и ситуаций в соответствии с международным правом рассмотреть возможные предпосылки и препятствия на пути придания явлению афганского наркопроизводства статуса угрозы международному миру и безопасности.

Достаточен ли масштаб и характер наркоугрозы, которую представляет афганское наркопроизводство, для того, чтобы говорить об основании для применения силы в соответствии с международным правом?

Имеет ли Россия, теряющая в результате наркоагрессии с территории Афганистана более 30 000 человек ежегодно, право на самооборону?

Не будут ли возможные антинаркотические усилия международного сообщества, предпринимаемые в соответствии с Главой VII Устава ООН, вступать в конфликт с реализуемой в Афганистане антинаркотической операцией?

Ответы на эти и другие вопросы стали содержанием настоящей работы.

Автор надеется, что данное исследование внесет вклад в конструктивное решение проблемы афганского наркопроизводства, Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности которая представляет самые серьезные угрозы международному миру, но в то же время может дать толчок к прогрессивному развитию международного права и международных отношений, сглаживанию противоречий и установлению атмосферы сотрудничества и доверия между членами международного сообщества.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Механизм поддержания международного мира и безопасности в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций Поддержание международного мира и безопасности, согласно Уставу Организации Объединенных Наций, является первой и главной целью данной структуры:

«Организация Объединенных Наций преследует Цели:

1. Поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавления актов агрессии или других нарушений мира и проводить мирными средствами, в согласии с принципами справедливости и международного права, улаживание или разрешение международных споров или ситуаций, которые могут привести к нарушению мира» (ст.1).

В качестве важнейшего условия достижения этой и иных целей ООН, Устав перечисляет принципы, в соответствии с которыми действуют Организация и ее Члены. Следует отметить, что на первое место в этом списке поставлены общие принципы международного права, непосредственно не затрагивающие сферу международной безопасности: суверенное равенство государств–членов ООН и принцип добросовестного выполнения принятых по Уставу обязательств. Данные принципы нарушаются при любом без исключения нарушении международного права, а специально нарушить их, не нарушив какую либо другую конкретную норму или принцип международного права, невозможно. Они являются необходимым условием функционирования всей системы международного права.

Лишь на 3-м и 4-м местах в Уставе стоят «специальные»

(касающиеся сферы международной безопасности) принципы разрешения международных споров мирными средствами и неприменения силы и угрозы силой.

Пятый принцип – солидарность членов Организации с ее действиями: поддержка всех ее действий и воздержание от оказания помощи государству, против которого ООН предпринимает действия превентивного или принудительного характера.

Пункт 6 статьи 2 Устава ООН закрепляет универсальный характер перечисленных принципов деятельности Организации и ее членов, что имеет особое значение для поддержания международного мира и безопасности. В частности, он возлагает на Организацию обязанность обеспечить, «чтобы государства, которые не являются ее Членами, действовали в соответствии с этими Принципами, поскольку это может оказаться необходимым для поддержания международного мира и безопасности».

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Таким образом, все государства, независимо от их членства в Организации, обязаны в своей деятельности соблюдать уставные принципы ООН и, поскольку принципы призваны обеспечить достижение целей Организации, также разделять ее цели, а Организация в свою очередь обязана обеспечить соблюдение провозглашенных принципов.

Это не значит, что государства, не являющиеся членами ООН, обязаны во всем следовать рекомендациям и решениям Организации. Однако, как устанавливает пункт 7 статьи 2 Устава, они действительно обязаны подчиняться всем решениям ООН, когда дело касается «применения принудительных мер на основании Главы VII», то есть, действия в отношении угрозы международному миру и безопасности:

«Настоящий Устав ни в коей мере не дает Организации Объединенных Наций права на вмешательство в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, и не требует от Членов Организации Объединенных Наций представлять такие дела на разрешение в порядке настоящего Устава;

однако этот принцип не затрагивает применения принудительных мер на основании Главы VII» (ст.2 п.7).

В соответствии с Уставом ООН, компетенцией в деле поддержания международного мира и безопасности обладают два органа:

Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности.

Статья 10 Устава определяет предельно широкую компетенцию Генеральной Ассамблеи: обсуждать любые вопросы или дела в пределах Устава и делать по ним рекомендации заинтересованным сторонам или Совету Безопасности.

Генеральная Ассамблея уполномочивается рассматривать общие принципы сотрудничества в деле поддержания международного мира и безопасности, а также обсуждать любые вопросы, относящиеся к поддержанию международного мира и безопасности, поставленные перед нею любым Членом Организации или Советом Безопасности или государством, которое не является Членом Организации, в соответствии с установленным Уставом ООН порядком, и делать в отношении таких вопросов рекомендации заинтересованным сторонам и Совету Безопасности (ст. 11 Устава). Важным способом прямого влияния Генеральной Ассамблеи на деятельность Совета Безопасности является ее полномочие обращать внимание Совета Безопасности на ситуации, которые могли бы угрожать международному миру и безопасности в соответствии со ст. 11 (3) Устава.

В то же время следует отметить, что в компетенцию Генеральной Ассамблеи не входит совершение конкретных действий в отношении вопросов, подлежащих обсуждению в ней. В случае необходимости предпринять действие такие вопросы передаются Совету Безопасности ООН «до или после обсуждения» в Генеральной Ассамблее. Более того, когда Совет Безопасности выполняет возложенные на него Уставом Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности функции по отношению к какому-либо спору или ситуации, Генеральная Ассамблея не может делать какие-либо рекомендации, касающиеся данного спора или ситуации, если Совет Безопасности не запросит об этом (ст. 12).

Таким образом, указанные нормы Устава ООН закрепляют фактически монопольные полномочия Совета Безопасности на действия в отношении угрозы международному миру и безопасности и дополняются нормами Главы V, детализирующей статус этого органа.

В соответствии со ст. 24 Устава ООН на Совет Безопасности возложена «главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности». При исполнении своих функций Совет Безопасности действует от имени всех членов организации.

Вопрос о юридической силе решений Совета Безопасности урегулирован ст. 25 Устава ООН, который закрепляет обязанность членов организации подчиняться решениям данного органа и выполнять их. При этом в силу положений статьи 2 (7) Устава, решения Совета Безопасности являются обязательными и для государств, не входящих в число членов организации.

Согласно Уставу ООН, Совет Безопасности может принимать решения (статьи 39, 41, 42) и рекомендации (статьи 36, 39, 40).

Общепризнанной считается та точка зрения, что решения Совета Безопасности обязательны для исполнения государствами, в то время как рекомендации для исполнения необязательны. «Рекомендации могут рассматриваться как выражение мнения авторитетного международного органа, как предпосылка правомерности деятельности государства в соответствии с предписаниями Резолюции или даже служить подтверждением обоснованности применения силы в порядке самообороны (Резолюция № 83 (1950))»1. Устав ООН не закрепляет конкретных санкций за невыполнение рекомендаций, однако Совет имеет право учитывать факт невыполнения (ст. 40).

В соответствии с Уставом ООН, Совет Безопасности обладает рядом полномочий в сфере мирного разрешения споров. Это, прежде всего, полномочия требовать от сторон разрешения международного спора, который мог бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности, при помощи мирных средств (ст. 33), а также Довгань Е.Ф. Обязательность резолюций Совета Безопасности ООН в контексте принципа невмешательства во внутренние дела государств // Белорусский журнал международного права и международных отношений, №1, http://evolutio.info/index.php?option=com_content&task=view&id=636&Itemid= См. также Kaikobad K. H. Self-defense, Enforcement Action and Gulf Wars, 1980— and 1990—1991 // British Yearbook of International Law. V. 66 (1992). Oxford: Clarendon Press, 1993;

Osterdahl I. Threat to the Peace: The Interpretation by the Security Council of Article 39 of the UN Charter. Uppsala: Iustus Forlag, 1998;

The Charter of the United Nations. A Commentary / Ed. by B. Simma. New York: Oxford University Press Inc., 1995.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности расследовать любой такой спор или ситуацию для определения того, не может ли продолжение этого спора или ситуации угрожать поддержанию международного мира и безопасности (ст. 34). Кроме того, Совету Безопасности принадлежат полномочия в любой стадии спора рекомендовать надлежащую процедуру или методы урегулирования;

по просьбе сторон спора делать им рекомендации с целью мирного разрешения этого спора;

принимать спор к рассмотрению в случае, когда его стороны не смогли разрешить его при помощи предусмотренных ст. 33 Устава мирных средств.

В соответствии со ст. 35 Устава, любое государство может довести информацию о любом споре или ситуации, продолжение которых могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности, как до Совета Безопасности, так и до Генеральной Ассамблеи. Однако, как уже говорилось, Генеральная Ассамблея может делать в отношении любых таких вопросов рекомендации только в том случае, если в их отношении еще не начал выполнять возложенные на него функции Совет Безопасности. Кроме того, в случае, если по спору или ситуации, продолжение которых могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности, необходимо принять действие, такой вопрос передается Генеральной Ассамблеей до или после обсуждения в Совет Безопасности.

Немаловажно, что в Консультативных заключениях «О возмещении за ущерб, понесенный на службе Объединенных Наций» 1949 г. и «Об определенных расходах Объединенных Наций» 1961 г. Международный суд ООН признал возможность не предусмотренной Уставом деятельности Совета в случаях, если она необходима для осуществления Советом своих функций и соответствует целям и принципам ООН. Иными словами, компетенция Совета Безопасности ООН в случае необходимости может быть расширена, если это согласуется с целями и принципами организации.

Устав ООН предусматривает ряд исключительных полномочий Совета Безопасности, связанных с действиями в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии (глава 7). В частности, Совет Безопасности наделяется полномочиями определять существование угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии, делать рекомендации или принимать решения о временных мерах для восстановления международного мира и безопасности (ст. 39), требовать от сторон выполнения временных мер (ст. 40), решать вопрос о необходимости применения мер невоенного и военного характера (статьи 41, 42).

По Уставу ООН, Генеральная Ассамблея не имеет каких-либо полномочий в отношении ситуаций, подпадающих под действие Главы VII Устава. Однако в силу периодического повторения в практике Совета Безопасности случаев, когда один из постоянных членов блокировал решения по вопросам, которые явно представляют собой угрозу Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности международному миру и безопасности, в рамках организации был выработан альтернативный механизм реагирования ООН на подобные ситуации. Он был закреплен в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 377 (1950) «Единство в пользу мира»:

«1. … если Совет Безопасности в силу отсутствия согласия между постоянными членами оказывается неспособным нести главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности в случае, когда возникает угроза миру, нарушение мира или акт агрессии, Генеральная Ассамблея должна немедленно рассмотреть такой вопрос с целью сделать рекомендации Членам организации о применении коллективных мер, включая, в случае нарушения мира или акта агрессии, применение вооруженных сил, если это необходимо, для поддержания или восстановления международного мира и безопасности».

В соответствии с Резолюцией, с этой целью может быть срочно (в течение 24 часов) созвана специальная сессия Генеральной Ассамблеи, для чего достаточно голоса любых семи членов Совета Безопасности или большинства членов ООН. Соответствующие изменения были внесены в правила процедуры Генеральной Ассамблеи.

Следует отметить, что указанные условия созыва специальной сессии Генеральной Ассамблеи в рамках механизма Резолюции «Единство в пользу мира» также требуют консенсуса значительной части членов Совета Безопасности ООН и в этом смысле ограничивают свободу инициативы. За всю историю своего существования данный механизм был применен лишь 10 раз. В последний раз – в 1997 году, когда в связи с обострением палестино-израильского конфликта была созвана внеочередная сессия Генеральной Ассамблеи ООН.

Вместе с тем в период с 1946 по 2002 годы Совет Безопасности ООН принял 254 резолюции, определяющие ситуацию как угрозу или нарушение мира либо санкционирующие действия членов ООН в соответствии с Главой VII Устава. Из них в 219 содержалось указание на то, что Совет Безопасности действует в соответствии с Главой VII Устава. Эти факты подчеркивают ключевую роль Совета Безопасности в поддержании международного мира и безопасности.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Эволюция понятия «угроза международному миру и безопасности».

Секьюритизация прав человека Как отмечалось выше, в период с 1946 по 2002 годы Совет Безопасности ООН принял 254 резолюции, содержащие определение ситуации в качестве угрозы или нарушения мира или акта агрессии либо санкционирующие действия членов ООН в соответствии с Главой VII Устава2. Они были посвящены 27 международным проблемам и ситуациям. Из них в 219 содержалось указание на то, что Совет Безопасности действует в соответствии с Главой VII Устава.

С 1948 по 1990 годы Совет Безопасности принял лишь резолюций3 по 7 ситуациям, затрагивающих вопросы поддержания международного мира и безопасности. 17 из указанных резолюций были направлены на урегулирование межгосударственных конфликтов, гражданский войн, ситуаций, возникших в результате освобождения стран третьего мира от колониальной зависимости. Лишь одна резолюция – №418 (1977) – была направлена на урегулирование ситуации, связанной с нарушением прав человека (борьба против апартеида в Южной Африке). Однако и здесь ситуация, ставшая предметом рассмотрения Совета Безопасности, была во многом обусловлена постколониальным наследием (см. Таблицу).

Ситуация Номер и дата принятия резолюции 1. Палестина (арабо- 1. Резолюция №54 (1948) израильский конфликт) 2. Корея 2. Резолюция № 82 (1950) (интернационализированный 3. Резолюция № 83 (1950) внутренний конфликт) 4. Резолюция № 84 (1950) 3. Конго (антиколониальная 5. Резолюция №161 (1961) борьба, гражданская война) 6. Резолюция №169 (1961) 4. Родезия (антиколониальная 7. Резолюция №221 (1966) борьба, гражданская война, 8. Резолюция №232 (1966) массовое нарушение прав 9. Резолюция №253 (1968) человека) 10.Резолюция №277 (1970) 11.Резолюция №288 (1970) 12.Резолюция №314 (1972) См. Johansson, Patrik. UN Security Council Chapter VII resolutions, 1946-2002.An Inventory. Uppsala: Department of Peace and Conflict Research 2003.

К этим резолюциям следует отнести и Резолюцию №919 (1994), поскольку она, по сути, констатировала ликвидацию угрозы мира и безопасности, возникшей значительно раньше – в 1977 году.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности 13.Резолюция №388 (1976) 14.Резолюция №409 (1977) 5. Южная Африка (апартеид) 15.Резолюция №418 (1977) 16.Резолюция №919 (1994) 6. Фолклендские острова 17.Резолюция №502 (1982) (британско-аргентинская война) 7. Ирано-Иракская война 18.Резолюция №598 (1987) Таким образом, только две ситуации, признанные угрозой международному миру и безопасности, не имели непосредственного отношения к международным конфликтам: апартеид в Южной Африке и, в меньшей степени, деятельность расистского режима в Родезии.

Вместе с тем, за гораздо более короткий отрезок времен с 1990 по 2002 годы Совет Безопасности принял 236 резолюций, посвященных 20 международным ситуациям и проблемам, связанным с угрозой международному миру и безопасности. Среди этих ситуаций и проблем лишь 12 можно в той или иной степени отнести к классическим межгосударственным конфликтам либо интернационализированным внутренним конфликтам: ситуации в Албании, Анголе, в полосе Аузу, Восточном Тиморе, Демократической Республике Конго, Заире, Ираке, Либерии, Руанде, Сомали, Югославии и Центральноафриканской Республике, Эфиопии. Впрочем, эволюция ситуации вокруг Ирака (предъявление обвинений по линии нераспространения оружия массового поражения) и Сербии (предъявление обвинений по линии соблюдения прав человека и прав национальных меньшинств) явно выводит соответствующие действия Совета Безопасности за рамки традиционной (до 1990 года) концепции поддержания международного мира и безопасности.

Еще 8 ситуаций и проблем, ставших поводом для принятия Советом Безопасности резолюций, упоминающих угрозу международному миру и безопасности, касаются так называемых новых вызовов: государственная поддержка терроризма (Ливия, Судан, Афганистан), международный терроризм («квазизаконодательные»

Резолюции №1373 (2001) и №1540 (2004)), государственные перевороты и связанные с ними нарушения прав человека (Гаити, Сьерра-Леоне), деятельность Международного уголовного трибунала ООН (Резолюция №1422 (2002)). К этому ряду «нетрадиционных» угроз следует добавить также пиратство в Аденском заливе, признанное угрозой международному миру и безопасности Резолюцией Совета Безопасности №1816 (2008).

Необходимо отметить, что целый ряд конфликтных ситуаций, имевших место в 1990-х гг., не стали предметом рассмотрения Совета Безопасности ООН в свете Главы VII Устава. Несмотря на то, что, например, в Сальвадор (Резолюция №691 (1991)), Западную Африку Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности (Резолюция №690 (1991)) и Мозамбик (Резолюция №797 (1992)) были направлены наблюдательные миссии ООН, ни в одной из них не содержатся положения о действиях Совета Безопасности в соответствии с Главой VII Устава. Впрочем, подобная практика имелась в ООН и до 1990 года.

Таким образом, работа Совета Безопасности ООН после окончания «холодной войны» характеризуется более интенсивным применением положений Главы VII Устава Организации. Очевидно, ключевых причин для таких изменений было две. Во-первых, в результате ликвидации СССР была ликвидирована и значительная часть идеологических оснований для разногласий между членами Совета Безопасности, а достижение консенсуса между его постоянными членами организации стало менее трудновыполнимой задачей. Во вторых, значительно расширился спектр ситуаций и проблем, которые, с точки зрения членов Совета Безопасности, имели существенное значение для международного мира и безопасности.

Именно второму, содержательному, аспекту новой ситуации, сложившейся в 1990-х гг. в системе глобальной коллективной безопасности, исследователи проблемы уделяют особое внимание. Так, помощник профессора, заместитель директора Центра передового опыта в сфере переговоров ВВС США К.Хадсон рассмотрела динамику значения термина «угроза международного мира и безопасности» 4. По ее мнению, объем понятия постоянно расширялся, что привело к формированию богатой практики «нового интервенционизма», который требует жесткого ограничения и регламентации, но в то же время должен рассматриваться как необходимый элемент системы коллективной безопасности в современном мире.

Британский исследователь, преподаватель международных отношений в Лондонском университете С.Карвин рассмотрела эволюцию понятия угрозы международному миру и безопасности после окончания «холодной войны». Как отмечает С.Карвин, «по мере того, как понятие «угрозы» расширяется, чтобы ответить на запросы международной системы, меняется и предмет регулирования международного права. Массовые нарушения прав человека и терроризм сегодня стали рассматриваться как потенциальная угроза международному миру и безопасности и в результате возникли новые идеи относительно вмешательства и применения силы. Возможно, наиболее интересные из этих новых правовых норм – те, которые касаются роли и потребностей индивида. Интерес к данному аспекту международной повестки дня резко вырос после окончания «холодной Hudson, Kimberly. Threats to International Peace and Security: Evolution of a Technical Term. Paper presented at the annual meeting of the The Midwest Political Science Association, Palmer House Hilton, Chicago, Illinois, May 25, 2009.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности войны»»5. На основе изучения современной ситуации С.Карвин утверждает: «по мере расширения понимания того, что может представлять угрозу международному сообществу, законы и правила, регулирующие деятельность государств, тоже были соответствующим образом пересмотрены». По мнению британской исследовательницы, в новых условиях наличие способности государства в рамках своих обязательств по защите прав человека осуществлять вмешательство и действовать в превентивном (и даже преэмптивном) порядке существенно меняет и сам подход к пониманию права государств прибегать к применению силы или угрозы силой.

Безусловно, одной из наиболее динамично развивающихся в настоящее время областей права международной безопасности является сфера защиты прав человека. За период с 1990 по 2009 годы повышение международно-правового статуса массовых нарушений прав человека осуществлялось в рамках двух взаимосвязанных концепций:

«индивидуального суверенитета» (К.Аннан) и «ответственности по защите» (К.Аннан–П.Ги Мун).

Попытки в конце 1990-х – начале 2000-х годов ввести понятие индивидуального суверенитета и поставить его в один ряд с государственным6 встретили мощное сопротивление со стороны как стран третьего мира, так и крупнейших промышленно развитых стран, увидевших в этой концепции источник ограничений собственного суверенитета.

В этой связи по инициативе и при поддержке правительства Канады в 2001 году была создана Международная комиссия по вопросам вмешательства и государственного суверенитета, вскоре представившая свой доклад «Ответственность по защите»7. Суть подхода, изложенного в этом докладе, состояла в том, чтобы говорить не о праве международного сообщества на вмешательство во внутренние дела государств из гуманитарных соображений, а о позитивной обязанности, прежде всего, самих государств защищать своих граждан, обеспечивать соблюдение их прав и свобод. Из этого положения вытекает содержание самого принципа «ответственность защищать»: в случае, если население подвержено серьезным угрозам в результате внутренней войны, беспорядков, репрессий или Carvin, Stephanie. Threats, Challenges and Changes, International Law and the Evolution of "Threat" Since the End of the Cold War. Paper presented at the annual meeting of the ISA's 49th Annual Convention Bridging Multiple Divides, Hilton San Francisco, San Francisco, CA, USA, Mar 26, 2008.

Two concepts of sovereignty by Kofi A. Annan. The Economist. 18 Sep. 1999.

http://www.un.org/News/ossg/sg/stories/kaecon.html The Responsibility to Protect. Report of the International Commission on Intervention and State Sovereignty. ICISS. International Development Research Centre, 2001.

http://www.iciss.ca/pdf/Commission-Report.pdf Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности несостоятельности государства (state failure), а соответствующее государство не желает или оказывается неспособным сдержать или предотвратить соответствующие угрозы, принцип невмешательства уступает международной ответственности по защите.

Указанный доклад ввел критерии оправданности применения принципа «ответственность по защите»: справедливая причина (серьезность угрозы или причиняемого вреда);

правильное намерение (недопущение использования вмешательства для решения негуманитарных задач);

последняя надежда (исчерпанность других средств разрешения ситуации);

пропорциональность;

разумные перспективы (наличие реальной возможности улучшить ситуацию посредством вмешательства и применения силы)8. Следует отметить, что данные критерии в значительной мере перекликаются с признанными Международным судом ООН и обычным международным правом критериями правомерности применения силы в порядке самообороны (о чем см. следующий раздел настоящей работы).

Несмотря на то, что само создание концепции «ответственность по защите» было направлено на повышение эффективности деятельности международного сообщества в ответ на гуманитарные вызовы, в том числе – в случае бездействия Совета Безопасности ООН по причине недостижения консенсуса между постоянными членами, авторы концепции не выступили в пользу создания альтернативных Совету Безопасности механизмов реагирования международного сообщества на соответствующие вызовы. Легитимация «ответственности по защите»

была призвана, прежде всего, создать основу для более согласованных и эффективных действий самого Совета Безопасности. Впрочем, один из авторов концепции, Г.Эванс, отмечал также, что «если отдельное государство или их коалиция вовлекается в ситуацию, полностью соблюдает и уважает все необходимые критерии легитимности, вмешивается успешно и находит поддержку мирового общественного мнения, то это может иметь серьезные отдаленные последствия для статуса самой ООН»9.

Другим важнейшим документом на пути становления концепции «ответственность защищать» стал Доклад Группы высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам при Генеральном секретаре ООН «Более безопасный мир: наша общая ответственность», выпущенный в декабре 2004 года. В нем была выражена однозначная поддержка указанной концепции, более того, содержалось утверждение о «возникающей норме об ответственности защищать». В частности, в документы было отмечено: «Когда государство оказывается неспособным защитить Ibid.

Evans, Gareth. The Responsibility to Protect: Evolution and Implementation http://www.gevans.org/speeches/speech119.html Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности своих граждан, международное сообщество имеет ответственность действовать, посредством гуманитарных операций, миссий мониторинга и дипломатического давления, а также, в качестве меры последней надежды, посредством применения силы» 10.

Таким образом, можно говорить о формировании в сфере защиты прав человека некоторого «мета-принципа», обеспечивающего фактически существенное изменение порядка применения силы, а также соотношения между основными принципами международного права, сохраняя при этом в исходном виде сам текст Устава ООН. Г.Эванс в этой связи отмечает, что обсуждение концепции «ответственность по защите» привело к формированию в среде теоретиков и практиков международного права готовности принять в той или иной мере «достаточно смелую оценку Комиссией концепции «ответственность по защите» как уже формирующейся международной нормы, которая при определенном стечении обстоятельств может начать приниматься как часть международного обычного права» 11. В силу действия названного «мета-принципа» у Совета Безопасности ООН якобы возникает особая дополнительная обязанность, не зафиксированная в Уставе ООН, предпринимать действия по защите населения вплоть до применения силы (во исполнение Главы VII Устава). Таким образом, нарушения прав человека, являющиеся основанием для применения принципа ответственности по защите, де факто и де юре закрепляются в качестве угрозы международному миру и безопасности.

В дальнейшем принцип ответственности по защите был закреплен также в Докладе Генерального секретаря ООН «При большей свободе: к развитию, безопасности и правам человека для всех» (2005 г.), Итоговом документе Всемирного саммита12 (2005 г.), Резолюции A More Secure World: Our Shared Responsibility. Report of the Secretary-General’s High-level Panel on Threats, Challenges and Change, Dec. 2004, p. 4. // http://www.un.org/secureworld/ Evans, Gareth. The Responsibility to Protect: Evolution and Implementation http://www.gevans.org/speeches/speech119.html См. подраздел «Обязанность защищать население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности», статьи: 138.

Каждое государство обязано защищать свое население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности. Эта обязанность влечет за собой необходимость предотвращения таких преступлений, в том числе подстрекательств к ним, путем принятия соответствующих и необходимых мер. Мы признаем нашу ответственность в этом отношении и будем действовать в соответствии с ней. Международное сообщество должно принять соответствующие меры для того, чтобы содействовать и помогать государствам в выполнении этой обязанности, и должно поддержать усилия Организации Объединенных Наций по созданию возможностей раннего предупреждения;

139. Международное сообщество, действуя через Организацию Объединенных Наций, обязано также использовать соответствующие дипломатические, гуманитарные и другие мирные средства в соответствии с главами VI и VIII Устава Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Генеральной Ассамблеи №60/1 (2006), Резолюции Совета Безопасности ООН №1674 (2006), где Совет Безопасности «подтверждает ответственность защищать население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток, преступлений против человечества».

Следует отметить, что указанный Доклад Группы высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам при Генеральном секретаре ООН вводил и исчерпывающий перечень угроз, которые требуют действий международного сообщества в соответствии с принципом ответственности по защите. В данный список вошли как традиционные, так и новые угрозы:

войны между государствами;

насилие внутри государства, включая гражданские войны, массовые нарушения прав человека и геноцид;

бедность, инфекционные болезни и деградация окружающей среды;

ядерное, радиационное, химическое и биологическое оружие;

терроризм;

транснациональная преступность.

Японский исследователь Х.Ямашита также обращает внимание на целый ряд явлений (помимо массовых нарушений прав человека и гражданских войн), которые были признаны Советом Безопасности угрозой международному миру и безопасности 13. Это, прежде всего, международный терроризм и распространение оружия массового поражения. Кстати, Х.Ямашита отмечает, что в период после окончания для того, чтобы содействовать защите населения от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности. В этой связи мы готовы предпринять коллективные действия, своевременным и решительным образом, через Совет Безопасности, в соответствии с Уставом, в том числе на основании главы VII, с учетом конкретных обстоятельств и в сотрудничестве с соответствующими региональными организациями, в случае необходимости, если мирные средства окажутся недостаточными, а национальные органы власти явно окажутся не в состоянии защитить свое население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности. Мы подчеркиваем, что Генеральная Ассамблея должна продолжать рассматривать вопрос об обязанности защищать население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности и о последствиях этой обязанности, учитывая принципы Устава и международного права. Мы намерены также взять на себя обязательство — в случае необходимости и в соответствующих обстоятельствах — оказывать помощь государствам в повышении их возможностей защищать свое население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности и помогать тем, кто находится в стрессовой ситуации, до начала кризисов и конфликтов. // Итоговый документ Всемирного саммита 2005 года. Принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН №60/1 (2005), http://www.un.org/russian/documen/declarat/outcome2005.html Yamashita, Hikaru. Reading "Threats to International Peace and Security," 1946-2005 // Diplomacy & Statecraft, Volume 18, Number 3, September 2007, pp. 551-572.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности «холодной войны» Совет Безопасности ни разу не действовал только из гуманитарных соображений. Соответствующие резолюции по ситуациям в Ираке, Руанде и Гаити были связаны не только с фактом нарушения прав человека, но и с теми тяжелыми международными последствиями, которые могли быть порождены миграционными потоками, вызванными этими нарушениями.

В целом соотношение перечней угроз международному миру и безопасности во время и после окончания «холодной войны» выглядит, по мнению японского автора, следующим образом.

Во время «холодной После окончания войны» «холодной войны»

Ситуации, - межгосударственные - межгосударственные войны;

войны;

признаваемые угрозами - международному интернационализирова интернационализированны миру и е внутренние конфликты;

нные внутренние безопасности конфликты - массовые нарушения прав человека и гуманитарные кризисы;

-внутригосударственные конфликты, которые могут подорвать региональную стабильность;

-международный терроризм;

-распространение ОМП Более развернутый перечень угроз международному миру и безопасности можно составить на основе работ С.Карвин и Р.Садурской14:

1. Угроза, которая явно выражена устно или документально в коммюнике. Такое послание формулируется лицом, принимающим решение, адресату и обычно включает описание возможных последствий невыполнения изложенных требований.

2. Угроза, которая вытекает из двустороннего или многостороннего соглашения о сотрудничестве в сфере обороны (Северо Атлантический договор, Варшавский договор).

3. Угроза, вытекающая из обмена сообщениями между правительствами, которые, будучи взятыми в совокупности, могут Sadurska R. Threats of Force // American Journal of International Law, Vol. 82, 1988, pp.242-248.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности рассматривать как угроза. Например, серия команд или ультиматумов, за которой последовал выход одной из сторон из договора о дружбе.

4. Угроза, вывод о наличии которой может быть сделан исходя из «позитивных» действий стороны, таких как передвижение войск вдоль границы или увеличение военных расходов.

5. Угроза, направленная через союзное государство, когда такая угроза внешне направлена на одно государство, но фактически направлена на другое, союзное ему государство или на его государство-спонсор.

6. Угроза от внутренней для государства ситуации, которая может выйти за его пределы и затронуть другие страны.

7. Угроза от внутренней для государства ситуации, в которой нарушение международной нормы (такое, как массовое нарушение прав человека, рабство, геноцид и т.д.) может поставить под сомнение моральные основания международного порядка (или угроза, вытекающая из внутреннего нарушения императивных норм международного права).

8. Угроза, представляющая собой насильственные действия негосударственных акторов, получающих помощь или имеющих возможность использовать территорию другого государства.

9. Угроза, которая возникает с течением времени в ходе ослабления государства либо в ходе цепи событий, которые в совокупности представляют угрозу международному миру и безопасности. Следует отметить, что в настоящее время ведется весьма интенсивная работа, направленная на придание статуса угрозы С.Карвин указывает следующие примеры из практики работы Совета Безопасности ООН, в которых применялись последние четыре критерия: On the situation in 6, see Resolution 1101 (1997) Determining that the present situation of crisis in Albania constitutes a threat to peace and security in the region;

On the situation in 7, see Resolution 1674 (2006) which Notes that the deliberate targeting of civilians and other protected persons, and the commission of systematic, flagrant and widespread violations of international humanitarian and human rights law in situations of armed conflict, may constitute a threat to international peace and security;

On the situation in 8, see Resolution 1267 (1999) Determining that the failure of the Taliban authorities to respond to the demands in paragraph 13 of resolution 1214 (1998) constitutes a threat to international peace and security. Paragraph 13 of 1214 (1998) states that the Council Demands also that the Taliban stop providing sanctuary and training for international terrorists and their organizations, and that all Afghan factions cooperate with efforts to bring indicted terrorists to justice. The former Resolution invokes Chapter VII but the later does not;

On the situation in 9, see Resolution 1816 (2008) Determining that the incidents of piracy and armed robbery against vessels in the territorial waters of Somalia and the high seas off the coast of Somalia exacerbate the situation in Somalia which continues to constitute a threat to international peace and security in the region.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности международному миру и безопасности различным негативным явлениям современного общества.

Одним из наиболее мощных в этом направлении является движение за придание такого статуса проблеме изменения климата. В работе «Озеленяя» Совет Безопасности: изменение климата как формирующаяся «угроза международному миру и безопасности»

К.Пенни (помощник профессора международного права в Университете Карлтон, Канада) отмечает следующее: «Изменение климата не рассматривалось в 1945 году как угроза международному миру и безопасности в соответствии с Главой VII Устава. Однако это не имеет существенного значения для определения компетенции Совета Безопасности в данной сфере. … то же самое относится к большинству ситуаций, в отношении которых Совет Безопасности принял соответствующие меры в период после окончания «холодной войны», таких как гражданские войны, гуманитарные кризисы или военные перевороты. Ответы Совета Безопасности на эти вызовы был приняты членами организации и оправданы трансграничными или международными последствиями этих ситуаций … В результате, поскольку изменение климата провоцирует уже существующие и будущие внутри- и межгосударственные вооруженные конфликты, например, внося вклад в усугубление проблемы дефицита ресурсов, Совет Безопасности обладает явными легальными основаниями для того, чтобы принять необходимые меры и восстановить международный мир и безопасность в регионах, наиболее подверженных этой проблеме»16.

Другой проблемой, претендующей на статус угрозы международному миру и безопасности, является распространение ВИЧ/СПИД, особенно – в странах тропической Африки. В Преамбуле Резолюции №1308 (2000) Совет Безопасности «подтверждает важность скоординированных международных усилий по противодействию пандемии ВИЧ/СПИД, учитывая возможное усиление ее влияния на социальную нестабильность и чрезвычайные ситуации … подчеркивает, что без необходимых мер противодействия пандемия ВИЧ/СПИД может поставить под сомнение стабильность и безопасность…».

Однако помимо расширения после окончания «холодной войны»

перечня ситуаций, признаваемых в качестве угроз международному миру и безопасности, исследователи данного вопроса отмечают также ряд важных изменений в понимании Советом Безопасности самой структуры угроз.

Прежде всего, речь идет о временных параметрах угроз. Как отмечает С.Карвин, классическое понимание угрозы международному Penny С.К. Greening the Security Council: Climate Change as an Emerging 'Threat to.

International Peace and Security http://www.gechs.org/downloads/holmen/Penny.pdf Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности миру и безопасности как межгосударственного конфликта либо интернационализированного внутреннего конфликта предполагает наличие определенного отрезка времени между возникновением и реализацией угрозы. В этот период времени Совет Безопасности и может признать наличие угрозы и предпринять соответствующие адекватные меры. Однако характер угроз в современном мире не дает подобных возможностей для реагирования, что связано с изменением временных параметров и структуры самих угроз.

Ярким примером в данном отношении является распространение оружия массового поражения (ОМП). Как отмечает Х.Ямашита, «Резолюция №1441 дала только частичный ответ на вопрос о том, как международное сообщество должно реагировать на действия актора, направленные на распространение. Трудно сказать, мог ли вообще восстановленный режим инспекций дать ожидаемые от него результаты, если бы на это были выделены соответствующие ресурсы и время.

Проблема здесь частично связана с особой природой ОМП как угрозы. В то время как другие источники угроз, такие как внутренние или межгосударственные конфликты и гуманитарные кризисы, являются ситуациями, которые уже разворачиваются на местности, ОМП как таковое является лишь средством, чей разрушительный потенциал представляет реальную угрозу»17.

Другой пример аналогичной трансформации – угроза террористических актов. Как отмечает С.Карвин, в серии терактов каждый из них в отдельности может не представлять угрозу международному миру и безопасности, но в совокупности они могут угрожать миру и международной стабильности. Как отмечает К.Велленс, «обзор практики после 1990 года демонстрирует, что в рамках более широкого понятия угрозы все в большем количестве случаев становится очевидным кумулятивный эффект: комплекс множественных фактов, событий, инцидентов дают основание для единой обобщающей квалификации в конкретном обсуждении или ситуации. Эта взаимосвязь угроз миру была однозначно признана Советом в ходе работы с проблемой международного терроризма (Резолюции №№1373, 1379 и 1076)»18.


Аналогичная проблема возникает при потере государством дееспособности (state failure): в каждый конкретный момент данный процесс может не представлять угрозу миру и безопасности, но как тенденция с прогнозируемыми последствиями, безусловно, представляет.

Yamashita, Hikaru. Reading "Threats to International Peace and Security," 1946-2005 // Diplomacy & Statecraft, Volume 18, Number 3, September 2007, pp. 551-572.

Wellens, Karen. The UN Security Council and New Threats to the Peace: Back to the Future // Journal of Conflict and Security Law, Volume 8, Number 1, March 2003, pp. 15 70.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Указанные примеры заставляют обратить внимание на еще одну особенность современных угроз – их взаимосвязь и взаимозависимость.

«Это было зафиксировано анализом ситуации в Ираке как многогранной угрозы, проведенном в Резолюции №687»19. Кроме того, особое внимание данному аспекту новых угроз международному миру и безопасности было уделено в указанных выше документах, закрепивших концепцию ответственности защищать. Можно даже сказать, что сама эта концепция является ответом на принципиально новую степень взаимозависимости угроз международному миру и безопасности в современном мире.

Наконец, еще одной особенностью современных угроз является то, что в их число наряду с географически локализованными ситуациями вводятся «генерализированные «вопросы», такие как ОМП и терроризм»20. Речь идет не столько о вопросах, не находящихся в привязке к конкретной территории, сколько о формировании квазилегислативных полномочий Совета Безопасности, своими решениями предписывающего всем государствам не только придерживаться определенного поведения на международной арене, но и предпринимать меры, связанные с внутренней жизнью государств (что традиционно может осуществляться только в рамках международных договоров либо по решениям Генеральной Ассамблеи, где представительство имеют все члены ООН).

Примером подобных действий Совета Безопасности ООН являются Резолюции №1373 (2001) и №1540 (2004). Так, при принятии Резолюции №1540 (2004) представитель Индии заявил: «Мы обеспокоены, что выполнение Советом законодательных функций со ссылкой на Главу VII может разрушить баланс полномочий между Генеральной Ассамблеей и Советом Безопасности, зафиксированный в Уставе»21. Однако в целом обе резолюции были восприняты государствами с пониманием и фактически стали источником императивных норм международного права.

Как видно из изложенного выше, в настоящее время трудно говорить о наличии в теории или практике международного права формальных критериев угрозы международному миру и безопасности.

По мнению ряда авторов 22, данная категория, как и деятельность Совета Безопасности ООН в целом, в больше степени относится к сфере политики, нежели права. Так, еще в середине ХХ века Г.Кельзен высказывал обеспокоенность в связи с тем, что понятие «угрозы миру»

Yamashita, Hikaru. Reading "Threats to International Peace and Security," 1946-2005 // Diplomacy & Statecraft, Volume 18, Number 3, September 2007, pp. 551-572.

Ibid.

United Nations Security Council Resolution 1540 Database http://www.nti.org/db/1540/ См. например Vrk, Ren, Terrorism as a Threat to Peace http://www.juridicainternational.eu/terrorism-as-a-threat-to-peace Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности … дает право на жизнь весьма субъективным интерпретациям»23.

М.Эйкхерст отметил в этой связи, что «угроза миру – это то, что таковой объявит Совет Безопасности» 24. На отсутствие объективных и ясных критериев угрозы международному миру и безопасности, особенно – применительно к новым угрозам, на официальном уровне указывали представители постоянных членов Совета Безопасности ООН 25.

Тем не менее, на основе изложенного и в свете задач настоящего исследования представляется возможным выделить ряд важных объективных тенденций, которым должно соответствовать явление, рассматриваемое как потенциальная угроза международному миру и безопасности.

1. Трансграничный характер явления либо по самой его природе, либо по непосредственным негативным последствиям.

2. Связь явления с ведущимися военными конфликтами или способность данного явления спровоцировать новые военные конфликты.

3. Связь данного явления с массовым нарушением прав и свобод человека, прежде всего – права на жизнь и других базовых прав, а также демократических процедур.

Кроме того, для признания правомерности «гуманитарной интервенции» представляется уместным предъявить к вмешательству уже упоминавшиеся критерии, являющиеся обязательными в рамках концепции ответственности защищать:

справедливая причина (серьезность угрозы или причиняемого вреда);

правильное намерение (недопущение использования вмешательства для решения негуманитарных задач);

последняя надежда (исчерпанность других средств разрешения ситуации);

пропорциональность;

разумные перспективы (наличие реальной возможности улучшить ситуацию посредством вмешательства и применения силы).

Kelsen H. Collective Security and Collective Self-Defense under the Charter of the United Nations. – American Journal of International Law 1948 (42), pp. 733, 737.

Akehurst M. A Modern Introduction to International Law. 6 th ed. London: Allen & Unwin 1987, p. 219.

Russian Federation - Concept of the World in the 21st Century http://www.russiaeurope.mid.ru/concpt21.html Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Международный терроризм как угроза международному миру и безопасности. Секьюритизация через самооборону Наиболее яркими примерами того, как в ответ на новые угрозы международное сообщество придавало этим угрозам официальный статус угрозы международному миру и безопасности, является история борьбы против таких явлений, как международный терроризм и пиратство в водах Аденского залива.

До 2001 года борьба с терроризмом, включая международный терроризм, всецело относилась к сфере международного криминального (уголовного) права26.

Работа международного сообщества в данной сфере началась еще до Второй мировой войны. В 1934 году, после убийства в результате террористического акта на территории Франции короля Югославии и министра иностранных дел Французской республики была начата разработка Международной конвенции по предотвращению и наказанию актов терроризма, которая была подписана в 1937 году в Женеве. В соответствии с текстом документа, государства-участники обязались рассматривать в качестве преступных акты терроризма, включая заговор, подстрекательство, и соучастие в подобных актах, а в ряде случаев – обеспечивать выдачу лиц, виновных в этих преступлениях.

Однако как в нормативном плане, так и в плане практических действий наибольшее развитие борьба с терроризмом получила после окончания Второй мировой войны. В этой сфере был принят целый ряд универсальных и региональных международных договоров как общей, так и специальной юрисдикции. Наибольшее развитие при этом получил такой инструмент, как международные соглашения, касающиеся конкретных видов правонарушений.

См. Terrorism and the International Legal Order / ed. by P.J. Van Krieken. The Hague:

T.M.C. ASSER Press, 2002;

O’Connell M. E. Evidence of Terror // Journal of Conflict and Security Law. V. 7 (April 2002), N 1;

McWhinney E. International Law-based Responses to the September 11 International Terrorist Attacks // Chinese Journal of International Law. V.

1 (2002), N 1;

Международное публичное право / Под ред. К. А. Бекяшева. М.:

Проспект, 1999;

Довгань Е.Ф. Обязательность резолюций Совета Безопасности ООН в контексте принципа невмешательства во внутренние дела государств // Белорусский журнал международного права и международных отношений, №1, http://evolutio.info/index.php?option=com_content&task=view&id=636&Itemid= Федянин В. Ю. Актуальные вопросы обеспечения ответственности за терроризм в международном уголовном праве // Московский журнал международного права.

2001. № 3.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности В этих рамках, в частности, были приняты конвенции по обеспечению безопасности воздушного транспорта и предотвращению террористических актов на нем.

Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов 1963 года («Токийская конвенция»), применяется к актам, затрагивающим безопасность в полете. Она разрешает командиру воздушного судна устанавливать разумные меры, включая сдерживание, в отношении любого лица, которое, по мнению командира, совершило или намеревается совершить преступный или иной акт, когда это необходимо для защиты безопасности воздушного судна. Кроме того, Конвенция требует, чтобы договаривающиеся государства арестовывали нарушителей и возвращали контроль над воздушным судном законному командиру.


Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов года («Гаагская конвенция»), объявляет преступлением действия любого лица на борту воздушного судна, находящегося в полете, которое «незаконно, путем насилия или угрозы применения насилия или путем любой другой формы запугивания захватывает это воздушное судно или осуществляет над ним контроль», либо пытается совершить любое такое действие. Данный документ требует, чтобы участники Конвенции применяли в отношении захвата воздушных судов «суровые меры наказания». Ключевое значение в нем имеют положения, касающиеся создания универсального механизма борьбы с терроризмом. В частности, Конвенция в явном виде вводит принцип aut dedere aut judicare («или выдавай, или суди»), а также требует, чтобы стороны оказывали друг другу содействие в связи с уголовным разбирательством, начатым согласно Конвенции.

Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, 1971 года («Монреальская конвенция») касается таких актов, как взрывы бомб на борту воздушного судна, находящегося в полете. Данный документ подтвердил принцип aut dedere aut judicare и распространил его действие на лиц, незаконно и преднамеренно совершающих акты насилия в отношении лица, находящегося на борту воздушного судна в полете, если такой акт может угрожать безопасности этого воздушного судна. Кроме того, данная Конвенция обязывала стороны осуществлять преследование лиц, совершивших такие действия, как помещение на воздушное судно взрывчатого вещества.

Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, 1988 года, дополняющий Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, распространяет действие положений указанной Конвенции на Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности террористические акты в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию.

В 1988 году была принята Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, касающаяся террористической деятельности на борту судов. Данный документ установил правовой режим, применимый к актам, направленным против международного морского судоходства, аналогичный режимам, установленным для международной авиации.

Протокол 2005 года к данной Конвенции объявил преступлениями использование судна в качестве средства для совершения террористического акта, а также перевозку на борту судна различных материалов, когда известно, что они предназначены для использования с целью причинить или создать угрозу причинения смерти или серьезных увечий или ущерба для совершения террористического акта и перевозку на борту судна лиц, которые совершили террористический акт.

К числу других универсальных документов, касающихся конкретных видов преступлений террористического характера, являются Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, 1973 года;

Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 года;

Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе, 1998 года, и Протокол 2005 года к Протоколу о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе;

Международная Конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом 1997 года.

Особое место в контртеррористических усилиях международного сообщества играют конвенции, направленные на предотвращение актов ядерного терроризма. К их числу, среди прочих, относятся Конвенция о физической защите ядерного материала 1980 года, касающаяся незаконного захвата и использования ядерных материалов, и Международная Конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма 2005 года.

Конвенцию о физической защите ядерного материала 1980 года, Конвенцию о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения 1991 года и Международную Конвенцию о борьбе с финансированием терроризма 1999 года можно выделить в отдельную группу инструментов, направленных на превентивное противодействие терроризму, ликвидацию условий для подготовки и проведения террористических актов.

Международный терроризм стал предметом рассмотрения в резолюциях Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН, Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности соответственно, с 1970-х и 1980-х годов. Так, первое упоминание терроризма (точнее – актов захвата заложников) в резолюциях Совета Безопасности состоялось в 1985 году27, в Резолюции №579 (1985), призывающей государства–члены ООН активизировать борьбу против захвата заложников. Однако рассмотрение террористических актов и их последствий как возможного источника угрозы международному миру и безопасности было осуществлено в резолюциях 1990-х годов. В частности, в этот период был принят ряд санкций против государств, которые подозревались в связях с террористическими организациями:

Ливия (1992 год), Судан (1996 год) и Афганистан (1999 год — движение Талибан, 2000 год — организация Аль-Каида). Особое значение среди этих решений Совета Безопасности имела Резолюция №1267 (1999), которую Совет Безопасности принял, «действуя на основании Главы VII Устава Организации Объединенных Наций». Резолюция устанавливала санкции против афганского движения Талибан и создавала специальный комитет («Комитет 1267») Совета Безопасности для наблюдения за ее выполнением.

Следует, однако, отметить, что основанием принятия указанной резолюции стало не одно лишь укрывательство движением Талибан террористов, а целая совокупность обстоятельств:

– массовые нарушения прав человека (особенно – женщин и девочек) и гуманитарного права в Афганистане;

– рост производства и экспорта из Афганистана опиатов;

– захват движением Талибан Генерального консульства Исламской Республики Иран и убийство иранских дипломатов и журналиста в Мазари-Шарифе;

– «использование афганской территории, особенно районов, контролируемых движением Талибан, для предоставления убежища террористам и их обучения и для планирования террористических актов»;

– предоставление безопасного убежища «для Усамы бен Ладена», что позволяло «ему и другим его сообщникам руководить сетью лагерей по подготовке террористов с контролируемой движением Талибан территории и использовать Афганистан в качестве базы для организации международных террористических операций»;

– «вынесение обвинительного акта Соединенными Штатами Америки против Усамы бен Ладена и его сообщников, в частности за взрыв посольств Соединенных Штатов в Найроби, Кения, и Дар-эс Саламе, Танзания, 7 августа 1998 года и сговор с целью убийства американских граждан за пределами Соединенных Штатов», а также Vrk, Ren, Terrorism as a Threat to Peace http://www.juridicainternational.eu/terrorism-as-a-threat-to-peace Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности просьба Соединенных Штатов Америки к движению Талибан передать террористов для судебного разбирательства;

– невыполнение предыдущих резолюций Совета Безопасности (в частности, пункта 13 Резолюции №1214 (1998).

В указанной Резолюции Совет Безопасности подтвердил «свою убежденность в том, что пресечение международного терроризма крайне необходимо для [is essential for] поддержания международного мира и безопасности». То есть, фактически было подтверждено существовавшее на момент принятие Резолюции положение о том, что успешная борьба с международным терроризмом является одним из факторов обеспечения международного мира и безопасности.

Соответственно, международный терроризм в рамках данного подхода продолжал оставаться важным, но лишь одним из ряда факторов, которые могут в совокупности способствовать формированию угрозы международному миру и безопасности.

Таким образом, несмотря на обширную предшествующую практику, придание явлению международного терроризма статуса угрозы международному миру и безопасности состоялось только после серии терактов 11 сентября 2001 г. в США и было всецело оправдано именно этим событием.

Принятая на следующий день после терактов Резолюция Совета Безопасности №1368 (2001) содержала две прямые отсылки к Главе VII Устава ООН. Во-первых, она признавала «неотъемлемое право на индивидуальную или коллективную самооборону в соответствии с Уставом». Во-вторых, она напрямую квалифицировала все акты международного терроризма как угрозу международному миру и безопасности. В соответствии с Резолюцией Совет Безопасности «безоговорочно осуждает самым решительным образом ужасные террористические нападения, которые были совершены 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, Вашингтоне (округ Колумбия) и Пенсильвании, и считает такие действия, как и любой акт международного терроризма, угрозой для международного мира и безопасности».

Ссылка на положение Устава ООН о праве на самооборону от вооруженного нападения была вторично использована в Резолюции №1373 от 28 сентября 2001 г. При этом, однако, решение Совета Безопасности, санкционирующее применение силы против Афганистана (режима движения Талибан) в ответ на теракты в США, так и не было принято. В этой связи дальнейшие действия США осуществлялись в рамках самообороны против вооруженного нападения. Резолюции №1368 и №1373 Совета Безопасности ООН позволили ряду авторов (прежде всего, представителей США и Великобритании) утверждать, что террористическое нападение 11 сентября 2001 г. было вооруженным нападением в соответствии со статьей 51 Устава Организации.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности В заключении по делу «Никарагуа против США» (1986 год) Международный Суд установил критерии интенсивности вооруженного нападения с целью подведения его под действие статьи 51 Устава ООН.

В частности, Суд установил, что под таким нападением понимается не только «действия регулярных вооруженных сил, осуществляющих пересечение государственной границ, но и отправку государством вооруженных групп на территорию другого государства, если такая операция из-за ее масштаба и последствий могла бы быть квалифицирована как вооруженное нападение, как если бы она была совершена регулярными вооруженными силами».

Ссылаясь на данное решение и на масштаб разрушений, причиненный террористическими атаками 11 сентября 2001 г., американские юристы-международники в большинстве своем признают это событие вооруженным нападением. Важным подтверждением такой квалификации террористических атак стало принятое Североатлантическим советом 12 сентября 2001 г. заявление о том, что если атаки были совершены из-за пределов США, то сложившаяся ситуация подпадает под действие статьи 5 Вашингтонского договора 1949 г.. Это было подтверждено через три недели, когда после предоставления доказательств иностранного участия в организации и исполнении терактов Североатлантический совет ввел в действие содержащуюся в этой статье норму о коллективной самообороне.

Однако самого факта единичного вооруженного нападения недостаточно для введения в действие нормы статьи 51 Устава ООН о самообороне. Дело в том, что, как было подтверждено Международным Судом в указанно решении по делу «Никарагуа против США», самооборона должна быть необходимой и пропорциональной.

Необходимость самообороны – это, прежде всего, ее безальтернативность как средства положить конец длящемуся Ниже, за исключением специально указанных ссылок, автор приводит доктринальные позиции по текстам следующих публикаций: GALICKI Z. International Law and Terrorism // American Behavioral Scientist, Vol. 48, No. 6, 743-757 (2005);

Goodman R., Jinks D. International law, US war powers and the global war on terrorism http://www.law.harvard.edu/faculty/rgoodman/pdfs/GoodmanJinksIntlLawWarPowersandGl obalWaronTerrorism.pdf;

Hovell D. Chinks in the armour: international law, terrorism and the use of force Vrk, http://www.gtcentre.unsw.edu.au/news/docs/intl_Law_terrorism_useofForce.pdf;

Ren, Terrorism as a Threat to Peace http://www.juridicainternational.eu/terrorism-as-a threat-to-peace;

Kellog D.E. International Law and Terrorism http://www.merln.ndu.edu/archive/MilitaryReview/kellog.pdf;

Schmitt N.M. Counter Terrorism and the Use of Force in International Law http://www.au.af.mil/au/awc/awcgate/marshall/mc-paper_5-en.pdf;

Terrorism and international law: challenges and responses http://www.iihl.org/iihl/Album/terrorism law.pdf;

Yoo C.J., Ho J.C. International law and the war on terrorism http://www.law.berkeley.edu/files/yoonyucombatants.pdf.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности вооруженному нападению. И именно в связи с данным требованием ситуация после терактов 11 сентября 2001 г. представляется проблематичной.

Состоявшиеся террористические атаки против США были завершенным актом, а не длящимся вооруженным нападением, подразумевающим постоянные огневые удары по противнику, продвижение войск по территории противника и проч. В этой связи ключевым с точки зрения определения правомерности самообороны США аспектом ситуации является факт наличия или отсутствия угрозы дальнейших атак против США со стороны тех же лиц или организаций, которые совершили атаки 11 сентября 2001 г. Иными словами, действия США и их союзников в порядке самообороны после 11 сентября 2001 г.

могут быть юридически оправданы только как превентивная самооборона.

Основу обычно-правовых норм в данной сфере составляет содержание переписки внешнеполитических ведомств США и Британской империи по поводу уничтожения судна «Каролина» в году. Участники антибританского восстания в Канаде (1837–1838 гг.) пользовались моральной и материальной поддержкой формально нейтральных США. В декабре 1837 года сторонники независимости Канады получили очередную партию припасов, и среди прочего – оружие и амуницию, доставленные шхуной «Каролина». Судно шло под флагом США и пристало к принадлежавшему Соединенным Штатам островку в середине пограничной реки Ниагары. Однако колониальные правоохранительные органы предприняли высадку на этот остров, нанесли поражение силам повстанцев, среди которых большинство оказалось американскими гражданами, подожгли корабль и уничтожили его. Свои действия колониальные власти оправдывали неотъемлемым правом на самооборону в ответ на неоднократные и явно подготавливаемые новые вооруженные нападения с территории США.

В рамках последовавшей двусторонней переписки особого внимания заслуживает нота государственного секретаря США Дэниела Уэбстера от 27 июля 1842 года, адресованная специальному британскому посланнику лорду Эшбертону. Признав вину американцев, оказавшихся на борту «Каролины», Д.Уэбстер предложил критерии упреждающей самообороны, необходимость в которой должна быть «сиюминутной, подавляющей, не оставляющей ни возможности выбора средств, ни времени на размышление». Иначе говоря, для обоснования применения упреждающей самообороны в отношении Афганистана необходимо показать, что после 11 сентября 2001 г. для США не было иных разумных средств предотвратить последующие атаки террористов, кроме как прибегнуть к самообороне и в одностороннем порядке уничтожить сам источник угрозы.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Обосновывая позицию США в отношении террористических атак 11 сентября 2001 г., американские и британские юристы придерживаются двух линий в доказательстве необходимости самообороны. Первая линия состоит в ссылке на данные разведывательных служб США и Великобритании, якобы предоставивших руководству США исчерпывающую информацию, касающуюся как вовлеченности в атаки 11 сентября 2001 г.

террористической организации Аль-Каида, так и якобы неизбежности угрозы новых терактов против США, их имущества и граждан со стороны этой организации. Вторая линия состоит в указании на то, что события сентября 2001 г. сами по себе были не первым нападением Аль-Каиды на США, а лишь очередной (наряду с терактами 1993, 1996, 1998 и гг.) и наиболее мощной террористической атакой. При этом правоохранительные меры, направленные на противодействие террористам на протяжении 1990-х гг. показали свою недостаточную эффективность. Повторяемость террористических нападений на США, заявления руководителей Аль-Каиды о неизбежности дальнейших нападений, а также исчерпанность возможностей эффективно противодействовать террористическим нападениям правоохранительными мерами (в том числе – в силу отказа движения Талибан препятствовать деятельности Аль-Каиды на подконтрольной территории и выдать руководителей этой организации США) сделали, по мнению американской стороны, применение США силы в порядке самообороны единственным разумным средством предотвратить неизбежные новые нападения. Последние при этом считаются неизбежными в силу данных разведки (которые, впрочем, никогда не были опубликованы), заявлений самих террористов и их предыдущей террористической практики.

Что касается критериев пропорциональности, то общепринятое в международном праве их понимание оставляет самые широкие возможности для выбора средств самообороны стороне, подвергшейся вооруженному нападению. Дело в том, что единственным ограничителем спектра средств, которые могут быть использованы в ответ на нападение является их необходимость для предотвращения последующих нападений (либо для прекращения длящегося нападения).

Ни соответствие контрмер вооруженному нападению по объему, ни их соответствие по самой природе не является обязательным. В частности, как отметил Международный Суд ООН в своем консультативном заключении «О ядерном оружии», правомерным ответом на масштабное нападение, совершенное при помощи обычных вооружений, может быть и ядерный удар.

Следует, однако, отметить, что рассмотрение совершаемых с перерывом в несколько лет крупных терактов как длящегося вооруженного нападения в совокупности с возможностью применения Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности любых мер для предотвращения любых таких дальнейших нападений, может открыть неограниченное пространство для применения силы в международных отношениях. В этой связи наиболее разумной представляется та точка зрения, что действия США в порядке самообороны после 11 сентября 2001 г. были обусловлены якобы имевшимися разведданными о неизбежности скорых новых атак против США, их собственности и граждан, и невозможности их предотвратить путем применения правоохранительных мер.

Отдельным немаловажным аспектом применения США силы в порядке самообороны является вопрос о том, на кого могли быть направлены соответствующие силовые акции. Правила установления связи между неправительственными вооруженными отрядами и правительствами, поддерживающими их, для целей применения статьи 51 Устава ООН были изложены в решении Международного Суда ООН по делу «Никарагуа против США», а также в решении Апелляционной Палаты Международного Уголовного Трибунала по Югославии в деле «Обвинитель против Тадича».

Как было указано выше, в деле «Никарагуа против США»



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.