авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«Юрий Царик Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Минск 2014 ...»

-- [ Страница 3 ] --

афганское наркопроизводство связано с небывалым уровнем коррупции в Афганистане, странах Средней Азии и других государствах, расположенных вдоль маршрутов трафика. Фактически данное явление уничтожает саму возможность реализации в государствах региона идеалов демократии и хорошего управления;

По проблеме детской наркомании в Афганистане в последнее время было опубликовано несколько важных сообщений мировых СМИ. См. например «Новые жертвы героина и опиума: афганские дети» ("ABC News", США) http://rus.ruvr.ru/2010/04/21/6707808.html;

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности афганское наркоприозводство обуславливает широкое распространение в странах региона шприцевой наркомании, а вместе с ней – и таких заболеваний, как ВИЧ/СПИД, гепатит и др.;

наконец, афганское наркопроизводство находится вне эффективного контроля центральных властей Афганистана, которые на протяжении ряда лет демонстрируют низкие показатели в борьбе с данным явлением (подробнее см. ниже).

Таким образом, по тяжести ряда последствий (например, количество человеческих жертв, экономический ущерб) афганское наркопроизводство существенно превосходит не только явление пиратства в Аденском заливе, но и явление международного терроризма.

Кроме того, с точки зрения критериев, применявшихся к террористическому нападению 11 сентября 2001 г. сторонниками секьюритизации международного терроризма (в частности – рассмотрение серии атак с перерывом в несколько лет как единого длящегося вооруженного нападения), можно говорить о праве Российской Федерации на самооборону против наркоагрессии, осуществляемой на ее территорию неправительственными группировками с территории Афганистана. Тот факт, что данное нападение не является вооруженным в традиционном смысле этого слова, не может служить препятствием на пути к такому шагу, поскольку атака 11 сентября 2001 г. также не была «вооруженной» в буквальном смысле слова. Более того, сравнивая ситуацию после терактов и ситуацию наркоагрессии против России, следует признать, что последняя дает российской стороне больше оснований для применения права на самооборону, чем ситуация 2001 года для США. Прежде всего, в данном контексте необходимо учитывать следующие аспекты:

наркоагрессия является длящимся, ни на минуту не прекращающимся нападением, уничтожающим в России 82 человека каждый день;

в отличие от ситуации в 2001 году, источник угрозы установлен абсолютно точно и достоверно – это афганские преступные группы, вовлеченные в производство, переработку и торговлю наркотиками;

ситуация наркоагрессии характеризуется географической близостью источника нападения к территории государства-жертвы, что также зачастую признается значимым обстоятельством.

Таким образом, в соответствии с критериями, установившимися в международной практике после секьюритизации международного терроризма и пиратства в Аденском заливе, характер и масштаб явления афганского наркопроизводства предоставляет Российской Федерации основания для того, чтобы реагировать на осуществляемую против нее наркоагрессию в соответствии с положениями Главы VII Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Устава ООН: либо прибегнув к самообороне, либо инициировав соответствующие процедуры в Совете Безопасности ООН.

2. Безальтернативность мер. Международно-правовые аспекты секьюритизации феномена афганского наркопроизводства Факт наличия необходимых оснований для применения силы в отношении явления афганского наркопроизводства требует дальнейшего подробного анализа на предмет безальтернативности такого шага и наличия у него разумных перспектив. Задача осложняется тем, что Афганистан является не обычным суверенным государством, а местом размещения ряда военных контингентов, а также театром реализации двух мандатов ООН и проведения военной операции Центрального командования США (USCENTCOM). В этой связи необходимо, прежде всего, четко установить международно-правовые рамки происходящего в настоящее время в Афганистане.

В настоящее время в этой стране реализуются следующие операции и программы, предполагающие размещение иностранных контингентов:

- Операция «Несокрушимая свобода – Афганистан» (OEF-A) – «антитеррористическая коалиция» под руководством США;

- «Операция Херрик» – отдельная организационная рамка, обеспечивающая работу в Афганистане военного контингента Великобритании;

- Международные силы содействия безопасности в Афганистане (ISAF) – военный контингент, имеющий мандат Совета Безопасности ООН;

- Миссия Организации Объединенных Наций по содействию Афганистану (МООНСА) – преимущественно гражданская программа ООН, также действующая по мандату Совета Безопасности ООН.

Следует отметить, что после начала «антитеррористической операции» 7 октября 2001 г. первыми на территории Афганистана были размещены контингенты США и Великобритании. Со стороны США данное действие основывалось на совместной резолюции двух палат Конгресса, санкционирующей применение силы Президентом США 52. В преамбуле данного нормативного акта в качестве обоснования своих действий Конгресс указывает на то, что террористические акты «продолжают представлять чрезвычайную и особую угрозу национальной безопасности и внешней политике США». Сам же текст резолюции содержит следующее ключевое положение:

Authorization for Use of Military Force. September 18, 2001. Public Law 107-40 [S. J.

RES. 23] http://news.findlaw.com/wp/docs/terrorism/sjres23.es.html Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности «Президент наделен полномочиями использовать все необходимые и достаточные силы против тех стран, организаций или индивидов, которые, по его мнению, планировали, санкционировали, совершали или помогали совершить террористические нападения, произошедшие 11 сентября 2001 г., или предоставляли убежище таким организациям или людям, с целью предотвратить любые акты международного терроризма против США, которые могут быть совершены такими государствами, организациями или индивидами в будущем».

В приведенном тексте налицо изначально ставшая сутью операции «Несокрушимая свобода – Афганистан» жесткая ориентированность США и их союзников по коалиции на преследование национальных интересов в Афганистане. Именно это, по мнению американских авторов, стало причиной создания и параллельного функционирования международных ISAF и американских OEF-A, что стало отступлением от важнейшего для вооруженных сил США принципа единства командования53.

Таким образом, изначально размещенные в Афганистане силы США и Великобритании не имели мандата Совета Безопасности ООН.

Дальнейшее их нахождение в этой стране так и осталось вне международно-правового поля. Так, в докладе Исследовательской службы Конгресса США (Congressional Research Service) от 25 февраля 2010 г. в качестве юридического основания нахождения американских вооруженных сил в Афганистане указывается содержание переписки между посольством США в Афганистане и Министерством иностранных дел Афганистана54. В этих письмах американский контингент приравнивался к дипломатическому персоналу, включая наделение его соответствующими свободами и иммунитетами. Содержание данных писем было частично подтверждено в Совместной декларации об американо-афганском стратегическом партнерстве, подписанной президентами США и Афганистана 23 мая 2005 г.

Данный факт вызывает обоснованные претензии относительно международно-правовых оснований и целей присутствия войск США (и Великобритании) на территории суверенного государства Афганистан. И если в двусторонних отношениях США и Афганистана имеются юридические основания для такого положения дел (просьбы афганской стороны о размещении и увеличении численности иностранного контингента), то в любом случае требует ответа вопрос о соотношении целей и задач войск США и международного контингента ISAF.

Hope I. Unity of command in Afghanistan: a forsaken principle of war / Strategic Studies Institute, November 2008 www.strategicstudiesinstitute.army.mil/pdffiles/pub889.pdf War in Afghanistan: Strategy, Military Operations, and Issues for Congress / CRS Report for Congress. February 25, 2010 www.fas.org/sgp/crs/natsec/R40156.pdf Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Решение о размещении Международных сил содействия безопасности (ISAF) в Афганистане содержится в Соглашении о временных механизмах в Афганистане до восстановления постоянно действующих правительственных институтов (Боннское соглашение 2001 года). Документом, непосредственно санкционировавшим размещение международного контингента, стала Резолюция Совета Безопасности ООН №1386 от 20 декабря 2001 г., уполномочившая «создание на период в шесть месяцев Международных сил содействия безопасности для оказания помощи афганскому Временному органу в обеспечении безопасности в Кабуле и прилегающих к нему районах».

При этом из зоны ответственности выводились все другие военные формирования, включая силы временной администрации Афганистана.

Срок в 6 месяцев был установлен на основании письма британской стороны на имя Генерального секретаря ООН, в котором сообщалось о том, что Великобритания может выполнять функции командования лишь в течение полугода.

В состав ISAF вошли военнослужащие 19 государств. Возглавили контингент представители Великобритании. Уже в феврале 2002 г.

международные силы начали патрулирование на территории Кабула.

Параллельно в Афганистане продолжали находиться войска «антитеррористической коалиции» (Командование объединенных сил, 20 государств), осенью 2001 г. начавшие операцию «Несокрушимая свобода» под руководством США.

По истечении 6 месяцев функции командование ISAF взяла на себя Турция. Еще через 6 месяцев было принято решение о передаче этой функции Германии и Нидерландам сроком на 1 год (Резолюция Совета Безопасности ООН №1444 от 27 ноября 2002 г.). При каждой подобной передаче новый командующий должен был заново создавать штаб-квартиру, налаживать коммуникацию и логистику и т.д. Все это якобы существенно снижало эффективность действий международных сил в Афганистане.

В результате Германия и Нидерланды осенью 2002 года обратились в НАТО с просьбой оказать помощь в организации разведки, координации, обмена информацией и налаживании коммуникаций. октября 2002 года просьба была удовлетворена Североатлантическим советом, в результате чего генеральный штаб ISAF был размещен в штаб-квартире НАТО (Монс, Бельгия). Также были созданы другие постоянные командные структуры (в Нидерландах).

Таким образом, фактически с осени 2002 года реальное командование силами ISAF полностью перешло под контроль НАТО.

Вступив в права командующих, представители Германии и Нидерландов вместе с Канадой (имевшей на тот момент самый многочисленный контингент в ISAF) инициировали консультации в Североатлантическом совете по вопросу о расширении помощи ISAF со Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности стороны НАТО. В результате этих консультаций 16 апреля 2003 года Совет принял решение о расширении такой помощи путем взятия на себя функций командования, координации и планирования операции при сохранении названия, знамени и миссии ISAF. Тогда же был поднят вопрос о расширении мандата ISAF за пределы Кабула.

Данный шаг был одобрен Генеральным секретарем ООН в докладе «Ситуация в Афганистане и ее значение для международного мира и безопасности» от 23 июля 2003 г. В частности, Генеральный секретарь ООН указал на то, что решение о передаче командования ISAF в руки Североатлантического альянса стало ответом на просьбу ряда стран, участвующих в ISAF, а также что НАТО провели предварительные «конструктивные консультации» с ООН по данному вопросу. Тогда же ООН и афганской стороной была одобрена идея расширения мандата НАТО.

11 августа 2003 г. в Кабуле при присутствии высшего руководства Афганистана состоялась церемония передачи полномочий от командующего ISAF 3 генерал-лейтенанта Н.ван Хейста командующему ISAF 4 генерал-лейтенанту Г.Глимероту.

Легализация принятия НАТО командования действующими по мандату ООН Международными силами содействия безопасности в Афганистане была произведена 7 октября 2003 года Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций Кофи Аннаном через направление им на имя Председателя Совета Безопасности ООН письма Генсека НАТО Лорда Робертсона от 2 октября 2003 года, в котором тот извещал о «взятии НАТО на себя функции стратегического командования, контроля и координации деятельности Международных сил содействия безопасности в Афганистане» и о том, что «в духе транспарентности и в порядке координации хотел бы поделиться» с Генеральным секретарем ООН содержанием одобренной 1 октября Североатлантическим советом долгосрочной стратегии НАТО в осуществлении ее роли в составе ISAF в Афганистане. В заключении письма Генеральный секретарь НАТО также обещает Генеральному секретарю ООН, что «будет держать его в курсе дальнейших событий в ходе рассмотрения этого вопроса Североатлантическим советом».

Окончательно роль НАТО в управлении силами ISAF, а также расширение их мандата, были закреплены post factum Резолюцией №1510 Совета Безопасности ООН от 13 октября 2003 г. Тогда же, в октябре 2003 г. в Кабуле был создано Командование объединенных сил в Афганистане (Combined Forces Command-Afghanistan, CFC-A), которое начало активно принимать на себя функции командования как американскими коалиционными силами, так и ISAF.

В 2004 и 2005 гг. США оказывали давление на союзников по НАТО с целью объединить командование ISAF и Объединенных сил под одним (американским) руководством. Однако ряд стран (Франция, Германия и Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности др.) решительно отвергли такую возможность в силу различия в содержании мандатов этих группировок: ISAF формально занимается миротворчеством и национальным строительством, а Командование объединенных сил – борьбой с терроризмом, поиском Усамы Бен Ладена и других руководителей Аль-Каиды.

Тем не менее, 31 июля 2006 г. мандат ISAF был в очередной раз расширен (распространен на юг, а с 5 октября 2006 г. – и восток страны) и под его руководство перешла значительная часть расположенных в Афганистане войск США (Командования объединенных сил). Под отдельным американским командованием остался лишь корпус в 8 солдат (по другой информации – 10 000). При этом руководство ISAF возглавил представитель США генерал армии Дэн МакНил. То есть, фактически объединение международных сил под общим руководством США все-таки произошло. В марте 2007 г. было принято решение объединить силы США (включая Группы восстановления провинций) в рамках ISAF и OEF-A в Объединенную оперативную группу (CJTF-82).

Руководство этой группы было объединено с Восточным региональным командованием ISAF.

В октябре 2008 г. Министерство обороны США создало штаб квартиру Сил США в Афганистане (USFOR-A). Генерал, командующий ISAF, был также назначен на должность командующего USFOR-A. В настоящее время, будучи командующим ISAF, генерал С.МакКристалл докладывает по линии НАТО руководителю Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе (SACEUR) адмиралу Д.Ставридису, а в качестве командующего USFOR-A – командующему Центрального командования США генералу Д.Петреусу.

Таким образом, путем ряда организационных, политических и дипломатических шагов США и их союзники легализовали свое продолжительное военное присутствие в Афганистане, явно вышедшее за пределы самообороны (включая коллективную самооборону), фактически присвоив своим силам в этой стране статус ISAF, опирающихся на резолюции Совета Безопасности ООН. При этом они сохранили возможность полностью игнорировать позицию Совета Безопасности ООН, ориентируясь на приказы Президента и Министерства обороны США, доводимые по линии Центрального командования США. Кроме того, с формальной точки зрения в вопросах оперативного и стратегического планирования НАТО также не подчинено Совету Безопасности ООН.

Тем не менее, размещение ISAF в Афганистане основывается на решениях Совета Безопасности ООН. В частности, на Резолюции №1386 (2001), создающей эту структуру, и Резолюции №1510 (2003), распространяющей мандат ISAF за пределы Кабула. Очередное продление мандата было осуществлено Советом Безопасности в Резолюции №1890 (2009) со ссылкой на две указанные выше Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности резолюции. В свою очередь, обе резолюции, определяя цель присутствия ISAF в Афганистане, ссылаются на Боннское соглашение 2001 г. В частности, в этих документах Совет Безопасности ООН:

- «уполномочивает, как это предусмотрено в приложении 1 к Боннскому соглашению, создание на период в шесть месяцев Международных сил содействия безопасности для оказания помощи афганскому Временному органу в обеспечении безопасности в Кабуле и прилегающих к нему районах, с тем чтобы афганский Временный орган, а также персонал Организации Объединенных Наций могли действовать в условиях безопасности» (Резолюция №1386 (2001));

- «санкционирует расширение мандата Международных сил содействия безопасности, с тем чтобы они могли, насколько позволят ресурсы, оказывать поддержку Переходной администрации Афганистана и ее правопреемникам в поддержании безопасности в районах Афганистана за пределами Кабула и его окрестностей, с тем чтобы афганские власти, а также персонал Организации Объединенных Наций и другой международный гражданский персонал, участвующий, в частности, в усилиях по реконструкции и гуманитарной деятельности, мог работать в безопасной обстановке, и предоставлять помощь в обеспечении безопасности для выполнения других задач в поддержку Боннского соглашения» (Резолюция №1510 (2003)).

Необходимо отметить, что в Боннском соглашении 2001 г.

обязательства по борьбе с наркотиками были закреплены в крайне мягкой форме. В частности, в Заключительных положениях Соглашения указывается, что:

«Временный орган будет сотрудничать с международным сообществом в деле борьбы против терроризма, наркотиков и организованной преступности. Он возьмет на себя обязательство соблюдать международное право и поддерживать мирные и дружественные отношения с соседними странами и остальными членами международного сообщества».

Кроме того, в Приложении III к Соглашению участники переговоров «самым настоятельным образом призывают Организацию Объединенных Наций, международное сообщество и региональные организации сотрудничать с Временным органом в деле борьбы с международным терроризмом, выращиванием и оборотом незаконных наркотиков и предоставить афганским фермерам финансовые, Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности материальные и технические ресурсы для выращивания альтернативных культур».

Примечательно при этом, что Резолюция №1890 (2009) также ссылается лишь на Боннские соглашения 2001 г. и не упоминает Соглашение по Афганистану 2006 г., где обязанность предпринимать антинаркотические усилия закреплена в гораздо более жесткой форме.

Таким образом, несмотря на географическое расширение мандата ISAF и включение в него вопросов социально-экономического развития и развития политических институтов, в компетенцию ISAF (и коалиции под руководством США) вопросы борьбы с производством наркотиков не входят. Соответственно, все провозглашаемые обязательства ООН и НАТО в данной сфере, по сути, «висят в воздухе» и могут исполняться или не исполняться в зависимости от складывающейся обстановки.

В наибольшей мере такое положение дел проявилось в ситуации вокруг вопроса об уничтожении наркопосевов в Афганистане.

Еще в январе 2009 г в статье, опубликованной газетой Washington Post, нынешний спецпредставитель США в Афганистане и Пакистане Р.Холбрук высказался о нецелесообразности борьбы против наркопосевов. Он отметил, что многомиллиардная антинаркотическая программа фактически «укрепляет позиции талибов и Аль-Каиды, а также других криминальных элементов в Афганистане»55.

Позже, уже будучи в официальной должности спецпредставителя, Р.Холбрук подтвердил свою позицию: «нынешняя американская программа борьбы с афганским наркотрафиком, которая фокусируется на уничтожении маковых полей, является бесцельной тратой денег», отметил он. «Программа, - пояснил эту точку зрения Р.Холбрук, - может быть, и уничтожила определенное количество акров мака, но в конечном итоге она играет на руку только движению Талибан, так как, с одной стороны, не уменьшает доходы Талибан от наркоторговли, а с другой – приводит в ряды боевиков афганских крестьян, недовольных уничтожением их посевов»56.

30 марта 2010 г. пресс-секретарь Пентагона Джиофф Морелл (Geoff Morrell) прямо заявил на брифинге, что для США и НАТО уничтожение афганского наркопроизводства не является приоритетом:

«Я думаю, что в целом антинаркотические усилия можно охарактеризовать как не находящиеся в фокусе наших усилий, не являющиеся приоритетом»57.

Holbrooke R. Still Wrong in Afghanistan. Washington Post, Wednesday, January 23, 2008. http://www.washingtonpost.com/wp dyn/content/article/2008/01/22/AR2008012202617.html U.S. to shift approach to Afghanistan drug trade. Los Angeles Times, June 28, 2009.

http://articles.latimes.com/2009/jun/28/world/fg-afghan-drugs DOD News Briefing with Geoff Morrell from the Pentagon, March 30, http://www.globalsecurity.org/military/library/news/2010/03/mil-100330-dod01.htm Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности 24 марта в Брюсселе официальный представитель НАТО Джеймс Аппатурай заявил: «Мы не можем поставить себя в ситуацию, в которой лишим людей, живущих во второй по бедности стране мира, единственного источника дохода без предоставления им какой-либо альтернативы»58.

Данная позиция нашла свое отражение и в официальных документах. Так, в итоговом коммюнике Лондонской конференции по Афганистану (28 января 2010 г.) о борьбе с афганской наркотической угрозой не сказано практически ничего. В документе участники мероприятия лишь «обращают особое внимание на пагубную связь между наркоторговлей, мятежной и другой преступной деятельностью, включая коррупцию и торговлю людьми» и одобряют соответствующие усилия афганского правительства и офиса ООН по борьбе с наркотиками и оргпреступностью. Однако в рамках стратегии «передачи ответственности» за безопасность в стране афганским силам предполагается усилить роль в борьбе с наркотической угрозой именно национальных сил безопасности. Иными словами – еще более сократить роль в этом процессе иностранного контингента.

Следует отметить, что антинаркотические усилия США в Афганистане действительно были крайне неэффективными. Однако это было связано, прежде всего, именно с теми методами, которые были выбраны для организации борьбы с наркопроизводством и наркоторговлей. На факт применения США своеобразных «двойных стандартов» при организации борьбы против наркопосевов в Афганистане обратил внимание в одном из своих выступлений директор ФСКН России В.П.Иванов:

«Отказ же от уничтожения наркопосевов, озвученный в городе Триесте господином Ричардом Холбруком, как основы новой стратегии по борьбе с афганскими наркотиками, представляется ошибочным.

Действительно, механический способ уничтожения посевов в Афганистане с помощью палки, плуга или трактора дает ничтожный эффект, поэтому из порядка 150 тысяч гектаров посевов мака ежегодно уничтожается менее 5 тысяч, то есть порядка всего 3-х процентов.

В то же время в Колумбии только за один прошлый год за счет дефолиации, путем распыления гербицидов с воздуха, уничтожено 230 из 280 тыс. га посевов коки – то есть 75%.

Аналогичный способ успешно применялся и для ликвидации, эрадикации посевов опиумного мака в странах «Золотого треугольника».

Weekly press briefing by NATO Spokesman James Appathurai, 24 March http://www.nato.int/cps/en/natolive/opinions_62372.htm Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Противниками применения химического метода в Афганистане выдвигается тезис, что опыление гербицидами будет негативно воспринято афганскими крестьянами и приведет к усилению движения сопротивления. Однако, как писал в своей нашумевшей статье в «Нью-Йорк Таймс» в июле прошлого года бывший помощник руководителя Бюро по международной борьбе с наркотиками Госдепартамента США Томас Швайх, «обработка полей с воздуха использовалась в ряде других стран без какой-либо серьезной негативной реакции общественности. А применявшийся в этих целях химикат глифосат даже использовался для уничтожения обычных сорняков в США, Европе – даже в Афганистане наркобароны применяют его в своих садах».

Другой аргумент против распыления химикатов состоит в том, что самолеты могут быть по приказу местных наркобаронов сбиты, что приведет к тяжелым потерям.

Однако, как справедливо возражает на это советник генерала Петреуса политический антрополог Дэвид Килкаллен, «если мы бомбим позиции талибов, почему мы не можем распылять гербициды над их полями, чтобы лишить их источника доходов?»59.

Самым ярким свидетельством вопиющей неэффективности антинаркотических усилий США в Афганистане стал посвященный данному вопросу доклад Офиса генерального инспектора (далее – ОГИ) при Государственном департаменте и Совете управляющих по вопросам вещания США, опубликованный в декабре 2009 г. Название доклада – «Статус антинаркотических программ, осуществляемых Бюро по международному сотрудничеству в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков и охраны правопорядка в Афганистане (далее – БНОП). Аудит хода реализации»60.

Доклад был подготовлен Ближневосточным офисом ОГИ и представляет собой пример аудиторских, инспекционных и специальных отчетов о работе дипломатических представительств США за рубежом, подготовка которых является основной обязанностью ОГИ. В ходе его подготовки ОГИ взаимодействовал с посольствами США в Афганистане и Пакистане, офисом Специального представителя Президента США в Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России В.П.Иванова в Центре Никсона (Вашингтон, 24 сентября 2009 г.) на тему: «Афганское наркопроизводство как угроза миру и международной безопасности» http://www.stratgap.ru/pages/strategy/3662/3886/3705/index.shtml Status of the Bureau of International Narcotics and Law Enforcement Affairs Counternarcotics Programs in Afghanistan. Performance Audit // Report Number MERO A-10-02, December 2009 http://oig.state.gov/documents/organization/134183.pdf Все нижеприведенные цитаты приводятся по данному изданию.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Афганистане и Пакистане, Бюро по международному сотрудничеству в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков и охраны правопорядка Госдепартамента США, Бюро по делам Южной и Центральной Азии Госдепартамента США, представителями Министерства обороны, компаний, вовлеченных в реализацию антинаркотической политики США в Афганистане на контрактной основе, представителями национальных и местных властей Афганистана и др.

По мнению авторов доклада, «Госдепартаменту не хватает долгосрочной стратегии и четкого видения конечных целей антинаркотических программ в Афганистане, что препятствует эффективному планированию и затрудняет точную оценку эффективности прилагаемых усилий». В качестве неофициальных критериев эффективности антинаркотических усилий посольством США в Афганистане называются такие неоднозначные критерии, как уменьшение доли наркоторговли в ВВП страны или увеличение количества «свободных от мака» провинций. Доклад ОГИ, однако, показывает порочность подобных подходов. Например, и ВВП, и абсолютный объем наркопроизводства «могут расти, но с различной скоростью, при более быстром росте легальной экономики. В таком случае количество незаконно производимых наркотических веществ может увеличиться, хотя доля наркоторговли в ВВП уменьшится».

Аналогично критике подвергается и такой критерий, как количество «свободных от мака» провинций, поскольку, «некоторые свободные от мака провинции остаются территорией переработки и перевозки опиума, а также выращивания конопли».

В докладе ОГИ признается, что «угроза эрадикации наркопосевов силами, контролируемыми центральным правительством Афганистана, является необходимой для обеспечения успешности антинаркотических усилий США». Тем не менее, «с середины 2009 года Госдепартамент скорректировал бюджетные приоритеты своей антинаркотической политики, снизив финансирование эрадикации в Афганистане и выделив дополнительные ресурсы на противодействие наркотрафику и реализацию инициатив «альтернативного развития».

При этом в докладе косвенно признается, что основной подрядчик по данному направлению работы – американская компания DynCorp International – ориентировалась в свой работе исключительно на механические способы уничтожения маковых посевов. По мнению ОГИ, результативность этих усилий оказалась весьма скромной (от 1 174 до 3 150 га в год) в том числе из-за того, что «обстоятельства работы в пересеченной местности Афганистана снижают скорость наземной механической эрадикации».

При этом 6 млн. долларов, выделенных БНОП на разработку систем эрадикации наркопосевов с использованием гербицидов, Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности распыляемых с самолетов, были потрачены впустую из-за того, что «афганское правительство решительно возразило против использования гербицидов или любых других форм авиационного распыления химикатов с целью уничтожения посевов мака, ссылаясь на особенно болезненное отношение к этой практике, возникшее в советскую эпоху».

Следует отметить, что «Пятилетний контракт БНОП с DynCorp International по эрадикации маковых посевов, стоимостью примерно 300 млн. долл., закончился в октябре 2009 г. Как заявил один из высокопоставленных служащих Госдепартамента, дальнейший план действий состоит в том, чтобы снизить роль центрального афганского правительства в организации эрадикации наркопосевов и взамен поддержать аналогичные усилия, прилагаемые провинциальными властями. Это изменение стратегии было воспринято неоднозначно многими антинаркотическими служащими в Госдепартаменте и посольстве в Кабуле, а также партнерами по коалиции и представителями ООН, которые настаивали на том, что сохранение реалистичной угрозы применения массовой эрадикации центральным провительством необходимо. Эти эксперты отмечали, что коррупция и угрозы, исходящие от местных наркобаронов и полевых командиров, сделают аналогичные усилия на провинциальном уровне неэффективными».

ОГИ признает, что, с одной стороны, правительство США «принимало на себя все более ведущую роль в реализации антинаркотических программ, снижая давление на афганское правительство и снимая с него обязанность эффективно отвечать на проблемы, связанные с наркобизнесом». Однако «Госдепартамент не сформулировал переходную стратегию и порядок своего выхода из антинаркотических программ в Афганистане на тот случай, если он окажется неспособным поддерживать нынешний уровень финансирования и своей вовлеченности в них». Таким образом, отказ США от финансирования централизованных усилий по эрадикации означает практически полное прекращение усилий в данном направлении.

«Ряд осведомленных служащих, ответственных за реализацию правительственной программы США выразили ОГИ свой скептицизм относительно намерений и способности афганского правительства продолжать реализацию антинаркотических программ, если и когда правительство США прекратит их финансирование. Эти чиновники отметили, что намерения афганского правительства будут проверены в ближайшем будущем, поскольку американское финансирование и поддержка афганской группы по эрадикации накопосевов закончится в октябре [2009 года – Ю.Ц.] и не будет возобновлена». В целом, ОГИ скептически оценивает возможность сохранения нынешнего уровня Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности финансирования антинаркотических программ в Афганистане:

«продолжение поддержки афганских антинаркотических усилий, которые требуют от правительства США в среднем 550 млн. долл. в год с фискального года, проблематично. Этот уровень интенсивности усилий может оказаться недоступным в долгосрочной перспективе».

Новейшие цифры подтверждают неутешительные выводы Государственного департамента США. Так, на заседании Государственного антинаркотического комитета 3 марта 2010 г.

В.П.Иванов отметил: «отказ Администрации США от уничтожения наркопосевов сопровождается катастрофическим падением эффективности международного сотрудничества по уничтожению инфраструктуры афганского наркопроизводства. И, если за последние 9 лет, в условиях присутствия Международных сил содействия безопасности в Афганистане в Афганистане, произошло нарастание производства наркотиков в 40 раз, – то только за минувший год произошло резкое падение объемов перехватываемых в Афганистане наркотиков: с 5 тонн героина до всего 593 кг, с 230 тонн гашиша – до 53 тонн. Одновременно количество арестов наркодилеров уменьшилось в 13 раз. А число ликвидированных нарколабораторий за три года сократилось в 10 раз: с 248 в 2007 г. до 25 – в 2009 г.»61.

Ухудшение ситуации отмечает в своих материалах и УНП ООН.

Так, по данным Доклада о производстве опиума в Афганистане (Afghanistan Opium Survey), несмотря на крайне неблагоприятные для культивирования опийного мака погодные условия, в начале 2010 г. в 4 провинциях Афганистана был отмечен рост наркопосевов, количество «свободных от мака» провинций снизилось с 20 до 17.

Следует отметить, что акцент, который делают США и НАТО на усиление роли афганских сил безопасности в борьбе против наркотиков, является заведомо ошибочным. Эксперты НАТО не раз фиксировали крайнюю слабость институтов безопасности в Афганистане и неспособность правительства организовать эффективную борьбу против наркобизнеса. Так, в докладе «Афганистан: переломный момент?» Парламентской Ассамблеи НАТО докладчик Ф.Кук отмечает:

«Надежды на то, что в скором времени после поражения Талибана правительство будет способно обеспечить эффективное управление и предоставление населению необходимых услуг, оказались слишком оптимистичными. На самом деле в данных сферах за последние годы наблюдались негативные черты. Это демонстрируется тем фактом, что Афганистан стал считаться более подверженным риску оказаться Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков В.П. Иванова на заседании Государственного антинаркотического комитета 3 марта 2010 г. http://stratgap.ru/pages/strategy/3662/3886/4366/index.shtml Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности несостоятельным государством, чем это было в 2005 году (поднявшись в рейтинге «недееспособных государств» с 11 места в 2005 году до седьмого в 2008 году). При сравнении показателей того же периода Афганистан был назван и более коррумпированным (спустившись с до 176 пункта в рейтинге коррумпированности Transparency International)62.

Показательным в плане возможностей правительства Афганистана в сфере антинаркотической борьбы является и низкий уровень изъятий наркотических средств в этой стране (лишь 2% от всех изъятий опиатов в мире). Хотя при прочих равных условиях те страны, которые находятся ближе к источнику наркопотоков, как правило, характеризуются самым высоким уровнем изъятий: «несмотря на большое количество стран, затронутых опиумным трафиком, существует явная концентрация наркопотоков и изъятий. В 2007 году самым важным регионом в плане объема изъятий опиатов оставалась Юго-Восточная Азия, на которую приходилось 70% изъятий»63.

В этой связи только как неудачную шутку можно расценивать предложения США и НАТО вместо борьбы с наркопроизводством вести борьбу с наркотрафиком. Это значит заведомо идти на затрату более масштабных усилий при меньшей эффективности. Как отметил выступая перед депутатами Европарламента В.П.Иванов, «по сути, высшие должностные лица предлагают разрешить свободно выращивать опиумный мак, затем свободно передавать урожай опиума и вывозить его за границу, а дальше предлагают всем желающим ловить героин по всему миру. Более того, высшие должностные лица подсказывают и афганскому правительству, что можно и даже нужно быть снисходительными к наркопроизводству» 64.


Реально существующим, легко фиксируемым и поддающимся непосредственному воздействию элементом системы незаконного оборота опиатов является именно производство опиатов, а конкретней – выращивание опийного мака. Как свидетельствуют фигурирующие в открытом доступе данные (включая спутниковые снимки маковых плантаций в Афганистане), именно выращивание опийного мака является тем объектом, массовое и концентрированное воздействие на который может быть организовано и может дать необходимый эффект в короткие сроки. Иначе говоря, с точки зрения вопроса о надлежащем объекте воздействия именно наркопроизводство в Афганистане Cook F. Afghanistan: A Turning Point? // NATO Parliamentary Assembly 2009 annual session http://www.nato-pa.int/default.asp?SHORTCUT= World Drug Report 2009. United Nations Office on Drugs and Crime (UNODC), 2009, p.42.

Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России Виктора Иванова 14 апреля в Европарламенте в Брюсселе на специальном заседании фракции "Либералы и демократы".

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности является верной точкой приложения усилий международного сообщества.

Таким образом, налицо неспособность Афганского правительства вести эффективную борьбу против наркопроизводства, осуществляемого на его территории, а также неспособность или нежелание руководителей государств и организаций, размещающих на территории этой страны свои миссии и контингенты, вести такую борьбу.

Более того, из заявлений ответственных лиц явно следует, что в рамках существующего положения дел никаких дополнительных мер принято не будет. Иначе говоря, альтернативные меры борьбы против феномена афганского наркопроизводства и исходящей от него наркоагрессии против России являются полностью и достоверно исчерпанными.

3. Разумные перспективы. Возможные сценарии действий международного сообщества по ликвидации афганского наркопроизводства, угрожающего международному миру и безопасности Сталкиваясь с неспособностью афганского правительства и неготовностью иностранных государств, вовлеченных в афганский конфликт, приложить эффективные усилия для борьбы с производством наркотиков на территории Афганистана, Россия вынуждена обратиться к инструментарию, предоставляемому Главой VII Устава ООН.

Вне всяких сомнений, любые формы одностороннего вооруженного вмешательства в то, что происходит на территории Афганистана, не имеют разумной перспективы, поскольку только усугубят напряженность в этой стране, внесут еще больший разлад в ряды стран, вовлеченных в афганский процесс. Наркопроизводство в Афганистане тесно связано с ведущейся в этой стране военной операцией по мандату Совета Безопасности ООН. Поэтому антинаркотические усилия должны быть спланированы таким образом, чтобы они, как минимум, не усугубили ситуацию в сфере безопасности, дав при этом позитивные результаты в сфере борьбы с наркотиками.

В то же время для адекватных действий Российской Федерации через Совет Безопасности ООН не только отсутствуют какие-либо препятствия, но и имеются все необходимые предпосылки. Очевидно, что организация полноценной борьбы против афганского наркопроизводства возможна только с изменением мандата ISAF.

Поэтому единственным доступным средством эффективного реагирования России на происходящее в Афганистане является инициирование ей принятия резолюции Совета Безопасности, признающей афганское наркопроизводство угрозой международному миру и безопасности и предписывающей соответствующие действия со Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности стороны международного сообщества и конкретных субъектов. Какими должны быть эти действия?

Ответ на этот вопрос уже дан российским руководством.

В.П.Иванов в своем выступлении перед депутатами Европарламента предложил план ликвидации афганского наркопроизводства из пунктов:

«1. Повышение через Совет Безопасности ООН статуса проблемы афганского наркопроизводства до уровня угрозы международному миру и безопасности.

2. Разработка и реализация программы подъема экономики и развития Афганистана через инфраструктурное развитие, прежде всего, энергетики и электрификации, создание достаточного количества рабочих не менее 2 миллионов мест для афганцев.

3. Ликвидация культивации опиумного мака путем искоренения посевов через апробированные способы уничтожения и повышением эффекта с 3 до не менее 25 процентов.

4. Включение в санкционный список ООН лэндлордов, предоставляющих принадлежащую им землю под маковые плантации. В этих целях обеспечить составление кадастрового учета земель южных провинций Афганистана.

5. Включение в мандат ИСАФ компетенции и обязанности уничтожения плантаций опиумного мака в Афганистане.

6. Обеспечение необходимого уровня доверительности в целях развития оперативного сотрудничества, обмена разведданными, включая места дислокации нарколабораторий, поставок прекурсоров, передачу объектов разработки и т.д.

7. Совместные скоординированные действия по обучению афганских наркополицейских (в текущем году Россия обучит полицейских в рамках программы Совета Россия-НАТО)».

Безусловно, пункты 3, 4 и 5 указанного плана вновь вызовут негативную реакцию западных партнеров России поскольку их реализация якобы понизит уровень безопасности иностранных войск, располагающихся в Афганистане. В этой связи необходимо отметить следующее.

Во-первых, как указывалось выше, в настоящее время от незаконного потребления опиатов страны НАТО несут намного более значительные потери, чем военные потери за все время проведения кампании в Афганистане (10 000 человек от употребления опиатов в год против 1 000 от огня противника и других причин за восемь лет военной кампании). Представляется, что снижение первого из этих показателей является не только возможностью, но и обязанностью руководителей стран НАТО, даже если это повлечет некоторое увеличение смертности среди военного контингента в Афганистане.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Во-вторых, важно понимать, что «неизбежный», как заявляют чиновники НАТО, переход крестьян от выращивания опиумного мака к вооруженной борьбе в рядах Талибана и Аль-Каиды в случае реализации программы эрадикации посевов, является действительно неизбежным лишь в случае отказа от реализации пункта 2 приведенного выше российского плана. Безусловно, если существующее соотношение затрат на программы экономического развития Афганистана и военные программы сохранится, то рост экстремизма в этой стране будет наблюдаться, причем независимо от того, будут ли предприниматься активные антинаркотические усилия.

Наконец, в-третьих, необходимо четко осознавать, что именно иностранное военное присутствие, акцент на военные усилия и в целом милитаризация региона силами НАТО является подлинной причиной дальнейшей дестабилизации Афганистана. На этом обстоятельстве В.П.Иванов подробно остановился в своем выступлении в Центре Никсона:


«Главная причина заключается в непрекращающейся геополитической напряженности в Афганистане, вызванной растущим неприятием со стороны населения, особенно пуштунских племен, присутствия в этой многострадальной стране иностранных военных контингентов численностью более 100 тысяч человек, что с неизбежностью порождает множество очагов сопротивления и военных микроконфликтов.

Многолетнее противостояние делает невозможным существование населения за счет традиционного сельхозпроизводства, вынуждая крестьян заниматься выращиванием неприхотливого опиумного мака, востребованного международными преступными группировками. Именно поэтому российские и зарубежные аналитики сходятся в том, что ликвидация наркоэкономики в Афганистане возможна лишь при переходе основной части крестьян к выращиванию полезных сельхозкультур, что, в отличие от опиумного мака, императивно требует спокойной мирной жизни, условий для проведения длительных трудоемких работ, функционирования ирригационных систем, развитой инфраструктуры и системы переработки, хранения, транспортировки и торговой реализации продукции, т.е. в конечном счете, – прекращения вооруженного противостояния».

Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора ФСКН России В.П.Иванова в Центре Никсона (Вашингтон, 24 сентября 2009 г.) на тему: «Афганское наркопроизводство как угроза миру и международной безопасности» http://www.stratgap.ru/pages/strategy/3662/3886/3705/index.shtml Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Примечательно в этом смысле, что антитеррористическая операция США и их союзников привела к негативным последствиям не только в сфере незаконного оборота наркотиков, но и в сфере безопасности. Как отметил В.П.Иванов, «С момента начала военных действий международной коалиции прошло 8 лет, но мы видим, что, к сожалению, уровень насилия и напряженности в Афганистане не только не снижается, но и продолжает резко нарастать. О восьмикратном росте числа боестолкновений по сравнению с 2004 годом заявил в июле главнокомандующий Объединенным Центральным командованием США генерал Дэвид Петреус. В докладе Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF) констатируется, что рост насилия составил почти 60% по сравнению с предыдущим годом, а в тех провинциях, где в основном выращивается опиумный мак, этот показатель выше – 78%»66.

Следует отметить, что связь между напряженностью и наркопроизводством была однозначно зафиксирована и специалистами УНП ООН. Так, в Докладе о производстве опиума в Афганистане (Afghanistan Opium Survey) отмечается, что в 80% деревень, в которых существуют проблемы с безопасностью, выращивают опиумный мак, а из деревень, в которых все в порядке, выращиванием опиумного мака занимаются только 7%. Конкретнее, 79% деревень с «очень плохими» и 66% с «плохими» показателями безопасности были вовлечены в возделывание мака. Среди деревней с «хорошими» и «очень высокими»

показателями безопасности – соответственно 20% и 7% деревень.

В связи с однозначно установленной связью между низким уровнем безопасности и производством наркотиков следует еще раз обратить внимание на главную цель присутствия иностранных войск в Афганистане – уничтожение Аль-Каиды и Талибана.

Во-первых, согласно заявлению советника Президента США по национальной безопасности Д.Джонса в Афганистане на данный момент имеется около 100 боевиков Аль-Каиды67, в то время как иностранных войск здесь расположилось уже более 200 000 человек (включая частные военизированные формирования). По сути, одному боевику Аль-Каиды в Афганистане противостоит две тысячи солдат коалиции и ежегодные затраты на его уничтожение составляют порядка миллионов долларов, что само по себе абсурдно.

С другой стороны, не только с точки зрения международного права, но и на основе анализа фактических данных следует подвергнуть сомнению правомерность продолжения военной операции в Ibid.

Obama adviser downplays threat of al Qaeda haven. Washington Times, Sunday, October 4, 2009. http://www.washingtontimes.com/news/2009/oct/04/adviser-afghan government-must-do-better/ Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Афганистане против движения Талибан. Данная организация (организационно весьма размытая, если не эфемерная) не является военным формированием и не является террористической. Борьба против нее была начата лишь из-за ее предполагаемой связи с Аль Каидой. В то же время в 2009–2010 годах представители США и их союзников, а также правительства Афганистана провели серию консультаций с движением Талибан по вопросу об их привлечении к мирному процессу в этой стране. В прессе публиковались многочисленные сообщения о том, что Талибан разорвал свои отношения с Аль-Каидой и т.д.

Весьма примечательными в данном отношении являются данные, приводимые полковником Д.Венхаусом, исследовавшим стратегии рекрутирования, применяемые Аль-Каидой. Аналитик отмечает, что миф об этой организации как пополняющей свои ряда исключительно за счет нищих, необразованных и глубоко верующих мусульман, не имеет ничего общего с реальностью. На самом деле Аль-Каида собирает в свои ряды довольно образованную молодежь, активно живущую в сети Интернет и в силу низкого уровня религиозности испытывающую проблемы с самоидентификацией. Примечательно также, что в своей статье Д.Венхаус назвал в качестве места базирования Аль-Каиды Пакистан68.

В данной связи крайне важной является позиция, заявленная авторами проектно-аналитического доклада «Путь к миру и согласию в Афганистане определяется позицией, которую займет Россия»:

«… движение талибов состоит из большого количества разрозненных групп, имеющих различные цели и поэтому слабо и спорадически координирующих совместную деятельность.

Талибов сегодня можно условно разделить на три типа:

1) «Черные талибы» – международные наемники (арабы и представители других национальностей), которые прибыли в Афганистан из других стран. Эти люди не являются жителями Афганистана и участвуют в войне за деньги. Их хозяева платят им за то, чтобы они постоянно разжигали войну на юге Афганистана и целенаправленно дестабилизировали обстановку в стране. Террористические акты в значительной мере совершаются именно этими людьми, которые не имеют никакого отношения к народам Афганистана.

2) «Серые талибы» – это люди, живущие в Афганистане, которые являются профессионалами войны и практически не занимаются мирным трудом. Однако они не имеют отношения Venhaus J.M. Why Youth Join al-Qaeda. Special report / United States institute of peace http://www.usip.org/resources/why-youth-join-al-qaeda Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности к международному терроризму и тем более к Аль-Каиде.

«Серые талибы» ведут войну, потому что в стране тридцать лет нет мира, на ее территории находятся чужие войска и созданы условия для ведения войны.

3) «Белые талибы» – люди, которые вынуждены эпизодически участвовать в военных действиях, потому что экономика страны разрушена, и у них нет других возможностей для того, чтобы прокормить свои семьи. Они не причисляют себя собственно к талибам. «Белые талибы» составляют большинство вооруженной оппозиции и предпочли бы вести мирный образ жизни, если бы были рабочие места и условия для него.

Для установления мира в Афганистане необходимо нейтрализовать «черных» талибов, прекратить диверсионно террористическую деятельность спецслужб ряда стран, в том числе соседних, а также создать экономические и политические условия для мирной жизни, которые позволят «серым» и «белым» талибам прекратить войну» 69.

Следует отметить, что осознание негативного влияния наводнения Афганистана иностранными войсками созревает и в самих США. Так, авторы доклада «Война в Афганистане: стратегия, военные операции и повестка для Конгресса» из аналитической службы Конгресса США отмечают:

«В то же время некоторые ключевые наблюдатели выступили против размещения дополнительных войск США или международных сил, указывая на то, что само присутствие иностранных сил на афганской земле вызывает антипатию местного населения, что часто усугубляется излишне жестким поведением этих сил. Поэтому, по их мнению, размещение дополнительных сил будет контрпродуктивным для антитеррористических усилий. Региональный эксперт Р.Стьюарт отметил, что «Запад не должен увеличивать количество своих войск», потому что это только раздует афганский национализм и даст поддержку мятежникам.

Талибан, добавляет он, «который был в значительной степени дискредитированным и отсталым движением, получает поддержку, показывая себя борцом за Ислам и Афганистан против иностранной военной оккупации». Выдающийся исследователь региона Б.Рубин отметил, что «афганцам факт Крупнов Ю.В. и др. Путь к миру и согласию в Афганистане определяется позицией, которую займет Россия. Проектно-аналитический доклад / АНО Институт демографии, миграции и регионального развития, Москва, http://www.idmrr.ru/afghandoklad.html Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности оккупации их страны иностранными солдатами нравится не больше, чем их предкам», и что достижение политического решения в Афганистане «может потребовать снижения американского и иного иностранного присутствия, а не его увеличения»70.

Таким образом, сегодня международное сообщество вплотную подошло к необходимости организовать полноценную дискуссию относительно эффективности иностранных усилий в Афганистане, независимо от того, будет ли она предпринята в рамках антинаркотических усилий или вне них.

Однако не подлежит сомнению тот факт, что недооценка наркоугрозы была главной ошибкой антитеррористической коалиции, приведшей мир к состоянию худшему, чем то, в котором он был в 2001 году. Поэтому именно явление афганского наркопроизводства является тем предметом обсуждения, с которого могла бы начаться такая стратегическая дискуссия.

Кроме того, важно подчеркнуть, что предложение Российской Федерацией реалистичного, неконфронтационного плана борьбы с афганским наркопроизводством опирается на прошлый положительный опыт, наработанный в 1997–2001 годах УНП ООН под руководством П.Арлакки. Организовав мощное дипломатическое давление на Талибан и развернув программу экономического развития Афганистана при поддержке ООН, П.Арлакки добился почти полной ликвидации производства опиума в Афганистане71. По мнению бывшего руководителя УНП ООН, а ныне – депутата Европейского парламента, для реализации аналогичного успешного сценария в Афганистане при условии наличия политической воли и конкретных сроков выполнения задач достаточно будет средств, в 10 раз меньших, чем сейчас выделяется на поддержку Афганистана международным сообществом.

При этом предложения П.Арлакки стали важным фактором при разработке представленного В.П.Ивановым плана борьбы с афганским наркопроизводством.

Все это дает основания для фундаментального пересмотра стратегии международного сообщества в отношении Афганистана в конструктивном ключе. Как известно, будучи War in Afghanistan: Strategy, Military Operations, and Issues for Congress / CRS Report for Congress. February 25, 2010 www.fas.org/sgp/crs/natsec/R40156.pdf.

См. также Rory Stewart, How to Save Afghanistan, Time, July 17, 2008;

Barnett R.

Rubin, Afghan Dilemmas: Defining Commitments, The American Interest, vol. 3, no. (May/June2008), pp.45-46.

Farella G., Thorned J. Where have all the owers gone?: evaluation of the Taliban crackdown against opium poppy cultivation in Afghanistan // International Journal of Drug Policy 16 (2005), pp.81–91.

Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Как отметил председатель Государственного антинаркотического комитета России В.П.Иванов 72, для этого должны быть использованы все доступные площадки: Генеральная Ассамблея ООН и ее первый и третий комитеты;

ЭКОСОС;

Миссия ООН по содействию Афганистану;

Управление ООН по наркотикам и преступности;

Конгрессы ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию;

Конференция стран-участниц Палермской Конвенции против транснациональной организованной преступности, Совет «Россия-НАТО», «Группа Восьми», встречи на уровне ЕС–Россия, форумы ОБСЕ и другие.

Однако ключевым шагом, открывающим путь к эффективной дискуссии и эффективным действиям международного сообщества в отношении данной проблемы, является, безусловно, признание афганского наркопроизводства угрозой международному миру и безопасности на уровне резолюции Совета Безопасности ООН.

Есть все основания полагать, что, имея на повестке дня реалистичный и конкретный план борьбы с этой угрозой, международное сообщество сможет преодолеть прошлые противоречия и решить проблему афганского накропроизводства на благо единого и независимого Афганистана и всего человечества.

Выступление председателя Государственного антинаркотического комитета, директора Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков В.П. Иванова на заседании Государственного антинаркотического комитета 3 марта 2010 г. http://stratgap.ru/pages/strategy/3662/3886/4366/index.shtml Афганское наркопроизводство как угроза международному миру и безопасности Об авторе ЦАРИК Юрий Юрьевич – политический аналитик, Председатель Наблюдательного совета Центра стратегических и внешнеполитических исследований, руководитель проектно аналитического сообщества «Белорусская группа развития», руководитель Интернет-редакции газеты «Звязда».

Работает в Минске.

Автор или руководитель разработок «Беларусь 2018: к региональному лидерству на основе суверенного развития страны», «Геополитика Беларуси», «Суверенное развитие Беларуси», «Право на развитие и международное право развития», «Союзное государство 2.0.

Лидерская модель постсоветской интеграции на основе совместного развития».

Участвовал в разработке проектов «Афганская стратегия России», «Корпорация развития Центральной Азии», «Проектное государство» и др.

Электронный адрес: tsarik.inform@gmail.com Аккаунты в социальных сетях:

https://www.facebook.com/ytsarik http://vk.com/ytsarik https://twitter.com/y_tsarik

Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.