авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Труды исторического факультета СПбГУ Центр и регионы в истории России: Проблемы ...»

-- [ Страница 3 ] --

Образование самостоятельной Галичской земли большинство ис следователей относит к С. В. Алексеева послалъ в Рузу, а оттоле в Галич в заточение»160. Краевед и археолог Чухломы Л. Н. Казаринов писал: «В 1446 г. Дмитрий Шемяка захва тил в плен великую княгиню Московскую Софью Витовтовну и за ключил ее в г. Чухломе в женский монастырь. Этот монастырь дав но не существует. По преданию, он находился при впадении р. Санде бы в Чухломское озеро»161. Около 1450 г. Мария Ярославна сделала пожалование в Покровский чухломской монастырь162. В. Н. Бочкарев и В. В. Мавродин, обращая внимание на эту грамоту, считали, что именно за стенами данного монастыря могла скрываться в 1446 г.

Софья Витовтовна163.

Чухлома впервые была названа в летописи как место ссылки митрополита Пимена в 1381 г.: «...Ведоша его... въ Галичь и поса диша его на Чухлому»164. Это свидетельство, по мнению В. А. Куч кина, давало возможность полагать, что «в XIV в. в административ ном плане Чухлома как пригород была подчинена Галичу»165. Ис следователь писал: «Но вероятно, что Чухлома входила в состав Галицкого княжества и ранее, когда последнее было еще самостоя тельным»166. Ссылка туда митрополита указывает на то, что в 70-е гг.

XIV в. город уже находился под властью великого князя московско го. Однако в то время, когда Галичем управлял Дмитрий Шемяка, Чухломой, безусловно, распоряжался местный князь.

Л. Н. Казаринов на материале археологических раскопок начала XX в. представил описание крепости Чухломы XV в.167 Ее строите лем он считал Дмитрия Юрьевича Шемяку. Эти выводы были ис пользованы и в последующей литературе168.

Но кажется маловероятным, чтобы именно Дмитрий Шемяка, а не Юрий Дмитриевич или Дмитрий Юрьевич Красный возвел мощную крепость в форме неправильного четырехугольника на высо ком берегу р. Сандебы. Начальный, более спокойный период свое го княжения, Дмитрий Шемяка провел в Угличе, который был ос новной его резиденцией вплоть до 1447 г., а Галич отошел к нему только в 1440 г. или позднее.

Ополчение галичан продолжало оставаться наиболее верной опо рой Дмитрия Шемяки, когда он вместе с Иваном Можайским почти месяц простоял под Волоколамском в ноябре–декабре 1446 г., пре граждая путь наступлению Бориса Александровича и Василия II на Москву. Шемяка потерял большинство своих людей: «И побегоша Региональные особенности развития Руси...

отъ нихъ вси люди во Тверь к великому князю, развие остались у ихъ людие, галичане и можаичи»169.

Именно Галичская земля показалась князю Дмитрию Юрьевичу лучшим убежищем после захвата Москвы отрядом М. Б. Плещеева в декабре 1446 г. «Князь Дмитреи Юрьевич виде свое изнеможение, побеже въ Галичъ и со княгинею и з бояры своими, и князь Иванъ Можайский съ нимъ же»170. Н. А. Полевой верно писал о том, что Шемяка и Можайский поспешили в Галич «более надеясь на вер ность северных областей»171. Зимой 1447 г., оставив перед велико княжескими войсками Углич, Дмитрий Шемяка пошел в Галич и про должал скрываться в его отдаленных пригородах — Чухломе и Кар гополе, взяв в заложницы Софью Витовтовну, вплоть до примирения с Василием Темным172.

К концу 40-х гг. XV в. Галич оказался единственным убежищем Дмитрия Шемяки173. Закрепившись там осенью–зимой 1447 г., он стал создавать коалицию против Василия Темного, налаживая отноше ния с Иваном Можайским, отправляя послов в Новгород и Казань, действуя через своего тиуна Ватазина в Москве174.

Зимой 1447 г. правительство Василия II было вынуждено перей ти к открытым военным действиям и двинуть войска на город Ше мяки175. Но в этот раз великий князь не дошел до своей цели. Из Кост ромы было выслано предложение начать переговоры, Дмитрий Ше мяка и Иван Можайский заключили с Василием II мир176. Однако противостояние нарастало, длительный конфликт приближался к не минуемой развязке. В апреле 1449 г. войска Дмитрия Юрьевича и Василия II встретились на берегу р. Волги, но сражения снова не произошло, галичский князь заключил перемирие177.

Согласно Летописи Авраамки, осенью 1449 г. Василий Темный предпринял первую попытку взять Галич «изгоном», после чего Дмит рий Шемяка отправил свою семью в Новгород178. Л. В. Черепнин выдвинул предположение о том, что тогда же местный князь, ока завшись на границе новгородских владений, смог договориться о воен ной помощи из Новгорода179.

Летописи содержат достаточно подробный рассказ о походе ве ликокняжеских войск под Галич в 1450 г. и битве за город180. Это дало основание Ю. Г. Алексееву полагать, что во время похода «при великом князе велась краткая запись событий»181.

С. В. Алексеева Не совсем понятно, почему первоначально Дмитрий Юрьевич отошел к Вологде, куда за ним двинулся и великий князь182. Был ли это спланированный маневр со стороны галичского князя, или Дмитрий Шемяка собирался бежать? Возможно, он попытался соб рать на севере достаточное количество людей прежде чем присту пить к подготовке обороны города. Осознав неизбежность решающе го столкновения, Дмитрий Шемяка стал готовить галичскую цитадель к осаде: «А людеи около него много, а город крепит и пушки готовит и рать пешая у него, а сам перед городом стоит со всею силою»183.

Галичская крепость была прекрасно оснащена, ее гарнизон да же располагал артиллерией. П. П. Смирнов видел в этом заслугу Юрия Дмитриевича: «...именно артиллерия, в расчете на которую создан план укреплений, была той силой, благодаря которой Галич обратился в XV в. в неприступную крепость»184. Некоторые летопи си сообщили, что в бою за город был убит «удалый Григорий Се меновичъ Горъсткинъ, Новгородский боляринъ»185. Из этого следует, что галичский князь сумел получить военную помощь из Новгорода.

Василий II также основательно планировал поход, собрал «воевод со всею силою своею... прочих князей и воевод многое множество»186.

Руководил великокняжеским войском Василий Иванович Оболенс кий. Летопись Авраамки указывала на поддержку войск Василия II силами тверского князя Бориса Александровича: «А князь великый Василий Васильевичь съодиначился с великиымъ княземь Борисомъ Олександровичомъ Тверьскимъ на Дмитрия князя...»187.

27 января 1450 г. великокняжеские войска подошли к стенам крепости. Штурм оказался тяжелым и кровопролитным. Дмитрий Юрьевич занял выгодную позицию на возвышенности у стен Гали ча: «...а князь Дмитрий стояше на горе под городом со всею своею силою, не поступя не с места»188. П. П. Смирнов предпринял ре конструкцию Галичского боя. Он считал, что Шемяка стоял около Паисьева монастыря «на южной оконечности горы Красницы, при крывая Костромскую дорогу и обход Галича с юга. Очевидно, Ше мяка не боялся, что Оболенский может пойти на Галич с севера со стороны озера или с западной стороны, где в обоих случаях он оказался бы в нешироком дефиле под обстрелом артиллерии с городских стен»189. Но В. И. Оболенский «предпринял неожидан ный для Шемяки маневр: он повел свои войска от озера прямо Региональные особенности развития Руси...

на обрыв горы Красницы, чтобы выйти в тыл расположению Ше мяки и разгромить его силы»190. «Воеводы же великого князя пои доша съ озера к горе, опасаася, поне же бе гора крута, и выправи ся ис тех враговъ взыдоша на гору и поидоша к ним»191. Действие крепостной артиллерии не принесло ожидаемого успеха и не оста новило наступающих войск. В пешем бою воины великого князя одержали победу: «Поможе же богъ великому князю, многих изби ша, а лучших всех изымаша рукама, а сам князь едва убежал, а пе шую рать мало не всю избиша, а город затворился»192.

Дополнения в эту картину боя вносят свидетельства, сохранен ные в труде В. Н. Татищева. Он отметил, что инициатива развязыва ния сражения принадлежала татарскому царевичу Касиму: «И пер вее сразися салтан Касим со своим полком, потом и вси полцы...»193.

По В. Н. Татищеву, в битве активно проявляли себя оба военачаль ника: «Князь же Дмитрий ездя по полком своим, понуждая, ведый бо свою погибель, исча сломити;

а князь Василий Иванович, не хо тя себя посрамити, ездя всюду, помогая»194. Перелом в ходе затянув шейся битвы наступил благодаря атаке воеводы Дмитрия Ряполов ского и последовавших скоординированных действий полков Васи лия II: «Князь же Дмитрий Ряполовский со двором великого князя, видя битву продолжаему, удари в середину полка Шемякина и раз двои, нача сесчи обоюду;

и князь Василий Иванович наступил с пе шими на левые полки, а салтан Касим на правые Шемякины. Дмит рий же, видев вои свои раздвоены, не зная где помогати, побеже»195.

Великокняжеские войска либо не смогли, либо не захотели брать неприступный Галич штурмом. После сообщения о выигранной бит ве к городу подошел сам Василий Темный, остававшийся до этого на пути в Галич в Иоанно-Предтеченском Железноборовском монас тыре. По приходу великого князя упорные галичане сдались: «...граж дане предашася ему, он же град омиривъ и наместникы своя поса жавъ по всеи отчине тои»196.

В данном случае нельзя не согласиться с мнением Ю. Г. Алексе ева о причинах торжества Василия II над местными галичскими князьями: «Победило превосходство военно-политической органи зации великокняжеской власти, отражавшей прогрессивные тенден ции развития русской государственности»197. Н. С. Борисов писал об исходе битвы: «Судьбу сражения решило не только численное С. В. Алексеева превосходство московской рати, но также ее более высокая боевая выучка и лучшее вооружение. В то время как у “серемяжников”-га личан основной силой было кое-как вооруженное ополчение, — мос квичи действовали преимущественно в конном строю»198. Вероят но, что это так. Если Дмитрий Шемяка и располагал конным пол ком своих местных землевладельцев, то весьма сомнительно, что полк превышал великокняжеский. И. Б. Михайлова писала: «В пе риод Смуты второй четверти XV в., когда решалась судьба Северо Восточной Руси, сподвижники Василия II, составлявшие его Двор, провели ряд реформ, нацеленных на укрепление государственности и усиление великокняжеской власти... Важнейшей из проведенных ими реформ можно считать создание нового войска — служилой кор порации детей боярских, которые стали надежной опорой велико княжеской власти»199.

Вслед за Н. М. Карамзиным в историографии возникла традиция оценивать Галичскую битву как «последнее кровопролитное дей ствие княжеских междоусобий»200. Падение Галича в январе 1450 г.

определило победителя в более чем двадцатилетней междоусобной войне, которая велась в Северо-Восточной Руси.

После завершения военной операции Василий II присоединил Галичскую землю к Москве. В. Н. Бочкарев писал: «Завоеванием Галича Москва вбивала острый клин в тот обширный край, на ко торый в течение 25 лет опирались Юрий Дмитриевич и его сыно вья в борьбе с Василием II»201. Для Л. В. Черепнина сопротивление, которое оказал город при осаде войсками Василия II, подтверждало взгляд на «галичан» как на горожан202. Однако более вероятным представляется то, что, готовясь к решающей битве за единствен ный оплот своей власти — Галич, Дмитрий Шемяка должен был соб рать под стенами города ополчение всей своей земли.

В политике местных князей территории Галичской земли смог ли сыграть большую роль не по причине своего экономического мо гущества, как это было представлено в советской историографии «феодальной войны». Галич в XV в. являлся землей, во внутреннем управлении сохранившей черты независимого города-государства.

Город и волость были более ориентированы на поддержку местно го князя, чем на подчинение центральной власти Москвы. В истории Галича во второй четверти XV в. все еще можно различить остатки Региональные особенности развития Руси...

того древнерусского политического уклада, при котором «земщина каждого края Русской земли считалась и была на самом деле само стоятельною и независимою, составляла отдельное государство со сво им князем и сама определяла свои отношения к князю и свое обще ственное устройство»203.

Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ). М., 2004. Т. XXV.

С. 128.

Татищев В. Н. Собр. соч.: в 8 т. Т. II, III. История Российская. М., 1995.

С. 241, примеч. 458.

Раппопорт П. А. Оборонительные сооружения Галича Мерьского // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. М., 1959. Вып. 77. С. 4.

Авдеев А. г. Галичская земля в XII–XV вв.: (По житию преподобного Па исия Галичского): дис.... канд. ист. наук. М., 2001. С. 158–159.

Раппопорт П. А. Оборонительные сооружения Галича Мерьского. С. 4.

Некрасов А. И. Древности Галича Костромского. Галич, 1926. С. 1.

Любавский М. К. Образование основной государственной территории ве ликорусской народности. Заселение и объединение центра. Л., 1929. С. 10.

Смирнов П. П. Древний Галич и его важнейшие памятники // Уч. зап.

МГПИ им. В. П. Потемкина. М., 1948. Т. IX. Вып. 1. С. 84;

Сахаров А. М. Горо да Северо-Восточной Руси XIV–XV вв. М., 1959. С. 74.

Любавский М. К. Образование основной государственной территории... С. 10;

Зимин А. А. Витязь на распутье: Феодальная война в России XV в. М., 1991. С. 18.

Рябинин Е. А. Финно-угорские племена в составе Древней Руси. СПб., 1997.

С. 188.

Авдеев А. г. Галичская земля в XII–XV вв. С. 165.

Авдеев А. г. Исследования Галичской экспедиции // Археологические от крытия за 1995 г. М., 1996. С. 24–25.

Рябинин Е. А. Финно-угорские племена... С. 188–191.

Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татар ский период с 1238 г. по 1505 г.: в 2 т. СПб., 1889. Т. I. С. 96, примеч. 241;

Любавский М. К. Образование основной государственной территории... С. 62;

Сахаров А. М. Города Северо-Восточной Руси в XIV–XV вв. С. 74;

Кучкин В. А.

Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X–XIV вв.

М., 1984. С. 116.

горюнова Е. И. Этническая история Волго-Окского междуречья // Мате риалы и исследования по археологии СССР. М., 1961. № 94. С. 151.

ПСРЛ. М., 2000. Т. XV. Стб. 47.

Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV–XVI вв.

(далее — ДДГ). М.;

Л., 1950. №. 12. С. 34.

С. В. Алексеева Историография вопроса рассмотрена в работах В. А. Кучкина и К. А. Аве рьянова (Кучкин В. А. Формирование государственной территории в X–XIV вв.

С. 249–252;

Аверьянов К. А. Купли Ивана Калиты. М., 2001. С. 3–18).

Ивина Л. И. Внутреннее освоение земель России в XVI в.: Историко географическое исследование по материалам монастырей. Л., 1985. С. 118.

Карамзин Н. М. История Государства Российского: в 12 т. М., 1993. Т. V.

C. 61.

Соловьев С. М. Соч.: в 29 т., 18 кн. Т. III–IV. Кн. II. История России с древнейших времен. М., 1988. С. 332, примеч. 417;

Ключевский В. О. Соч.:

в 9 т. Т. II. Курс русской истории. Ч. II. М., 1988. С. 16;

Чичерин Б. Н. Опыты по истории Русского права. М., 1858. С. 241;

Пресняков А. Е. Образование Ве ликорусского государства. М., 1998. С. 113.

Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточ ной Руси в X–XIV вв. С. 246.

Любавский М. К. Образование основной государственной территории...

С. 54;

Кривошеев Ю. В. Русь и монголы: Исследование по истории Северо Восточной Руси XII–XIV вв. СПб., 2003. С. 240–241.

Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточ ной Руси в X–XIV вв. С. 255.

Сергеевич В. И. Древности русского права: в 2 т. Т. I. Территория и насе ление. СПб., 1909. С. 59–60;

Соловьев С. М. Соч. Т. III–IV. Кн. II. История Рос сии с древнейших времен. С. 259, 332, примеч. 417;

Ключевский В. О. Соч. Т. II.

Курс русской истории. Ч. II. С. 16;

Любавский М. К. Образование основной государственной территории... С. 62;

Тиц А. А. На земле древнего Галича: (Га лич, Чухлома, Солигалич). М., 1971. С. 11.

Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточ ной Руси в X–XIV вв. С. 252.

Аверьянов К. А. Купли Ивана Калиты. С. 82–87.

Там же. С. 89.

Кучкин В. А. Из истории генеалогических и политических связей москов ского княжеского дома в XIV в. // Исторические записки. М., 1974. Т. 94.

С. 365–384.

Дунаев Б. И. Воскресенский летописец и его продолжение за 18-й и 19-й вв.

солигаличским служилым человеком Ф. И. Нащокиным. М., 1914. С. 10–13.

Аверьянов К. А. Купли Ивана Калиты. С. 67.

Преображенский А. А. Летопись Воскресенского монастыря, что у Соли Галичской: (Историографические и источниковедческие заметки) // Восточная Европа в древности и средневековье М., 1978. С. 236;

Семячко С. А. К вопросу об использовании письменных и устных источников при создании повестей об ос новании монастырей и монастырских летописцев («Повесть о Тверском Отроче монастыре», «Летописец Воскресенского Солигаличского монастыря») // Книжные Региональные особенности развития Руси...

центры древней Руси. XVII в.: Различные аспекты исследования. СПб., 1994.

С. 257;

Аверьянов К. А. Купли Ивана Калиты. С. Аверьянов К. А. Купли Ивана Калиты. С. 76–77.

ДДГ. № 12. С. 34.

Аверьянов К. А. Купли Ивана Калиты. С. 67, примеч. 69.

Зимин А. А. Витязь на распутье... С. 18.

Смирнов П. П. Древний Галич и его важнейшие памятники. С. 88.

Там же.

Белов Л. И., Касторский В. В. Галич. Ярославль, 1983. С. 9;

ПСРЛ. Т. XXV.

С. 229.

ПСРЛ. Т. XXV. С. 248.

ДДГ. № 12. С. 34.

Черепнин Л. В. К вопросу о роли городов в процессе образования рус ского централизованного государства // Города феодальной России: сб. статей памяти Н. В. Устюгова. М., 1966. С. 112.

Платонов С. Ф. Собр. соч. по русской истории: в 2 т. СПб., 1994. Т. II.

С. 348.

Любавский М. К. Образование основной государственной территории...

С. 62.

Б. Д. Греков так писал о Галичской земле: «Земли, лежавшие около са мого Галича, отличались значительным плодородием и имели густое населе ние. На территории княжества были расположены богатые соляные источники, а леса по Унже и Ветлуге изобиловали пушниной. Поэтому обладатель богатой и населенной Галицкой территории мог опираться на местные средства. Это способствовало обособлению Галицкого княжества» (История СССР / под ред.

Б. Д. Грекова, С. В. Бахрушина. М., 1939. Т. I. С. 241).

Базилевич К. В. История СССР от древнейших времен до средины XV в.:

Курс лекций, прочитанных в Высшей Партийной школе при ЦК ВКП(б).

М., 1944. С. 222;

Мавродин В. В. Образование единого Русского государства.

Л., 1951. С. 142–143;

Сахаров А. М. Города Северо-Восточной Руси XIV–XV вв.

С. 74;

Кизилов Ю. А. Земли и народы России в XIII–XV вв. М., 1984. С. 61;

Алексеев Ю. г. Под знаменами Москвы: Борьба за единство Руси. М., 1992.

С. 13;

Grummey R. O. The Formation of Muscovy. 1304–1613. London;

New York, 1987. P. 69.

Черепнин Л. В. К вопросу о роли городов... С. 108.

Там же.

Сахаров А. М. Города Северо-Восточной Руси XIV–XV вв. С. 74.

Зимин А. А. Витязь на распутье... С. 17, 209–210.

ДДГ. № 12. С. 34.

Ивина Л. И. Внутреннее освоение земель России в XVI в.... С. 118.

Чичерин Б. Н. Опыты по истории Русского права. С. 182.

С. В. Алексеева Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточ ной Руси в X–XIV вв. С. 243.

Там же.

готье Ю. В. Замосковский край в XVII в. М., 1937. С. 385.

ДДГ. № 12. С. 34. — См. также: Миловидов И. В. Очерк истории Костромы с древнейших времен до царствования Михаила Федоровича. Кострома, 1886.

С. 94;

Дебольский В. Н. Духовные и договорные грамоты московских князей как историко-географический источник // Записки Русского Археологического общества. СПб., 1903. Т. VI. C. 19–20;

готье Ю. В. Замосковский край в XVII в.

C. 385–386.

Любавский М. К. Образование основной государственной территории...

С. 19;

Ивина Л. И. Внутреннее освоение земель России в XVI в. С. 118–121.

Житие и чудеса преподобного и богоносного отца нашего Авраамия Га личского, игумена Городецкого, нового чудотворца // Преподобный Авраамий Городецкий, Чухломской и Галичский чудотворец и созданный им Свято-Пок ровский Авраамиево-Городецкий монастырь. М., 1996. С. 24;

Житие Григория Пельшемского // Великие Минеи Четьи. Сентябрь, дни 25–30. СПб., 1883.

Стб. 2270–2271.

Житие Григория Пельшемского. Стб. 2269.

Авдеев А. г. Галичский Успенский Паисьев монастырь по документам XV–XVII вв. // Русский дипломатарий. М., 2001. Вып. 7. С. 331.

Смирнов П. П. Древний Галич и его важнейшие памятники. С. 89;

Кос точкин В. В. О «регулярной» планировке в крепостной архитектуре Русского государства // Ежегодник Института истории искусств АН СССР за 1957 г.

М., 1958. С. 92;

Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII–XV вв.:

в 2 т. М., 1962. Т. II. С. 290.

Раппопорт П. А. Оборонительные сооружения Галича Мерьского. С. 5.

Косточкин В. В. О «регулярной» планировке в крепостной архитектуре...

С. 92.

Воронин Н. Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII–XV вв. Т. II. С. 290;

Древнерусское градостроительство X–XV вв. М., 1993. С. 184.

Булдаков К. А. Кострома в борьбе с монголо-татарскими вторжениями на Русь // Северо-Восточная Русь в борьбе с монголо-татарскими захватчика ми. Ярославль, 1981. С. 29.

Авдеев А. г. Исследования Галичской экспедиции. С. 24.

ПСРЛ. Т. XXV. С. 246;

М., 1959. Т. XXVI. С. 183;

М., 1962. Т. XXVII. С. 100.

Черепнин Л. В. К вопросу о роли городов... С. 107.

Зимин А. А. Витязь на распутье... С. 33.

Дворниченко А. Ю., Кривошеев Ю. В. «Феодальные войны» или демокра тические альтернативы? // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. История, языкозна ние, литературоведение. 1992. Вып. 3. С. 6.

Региональные особенности развития Руси...

ПСРЛ. СПб., 1913. Т. XVIII. С. 168;

Т. XXV. С. 246;

Т. XXVI. С. 183–184;

Т. XXVII. С. 100–101.

Там же.

Там же.

Житие преподобного Паисия Галичского по списку первой половины XVIII в. Казань, 1898. С. 19.

Авдеев А. г. Галичская земля в XII–XV вв... С. 78.

Там же. С. 79.

Карамзин Н. М. История Государства Российского. Т. V. C. 135–136;

Со ловьев С. М. Соч. Т. III–IV. Кн. II. История России с древнейших времен. C. 382;

Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 г. по 1505 г. Т. I. С. 150;

Платонов С. Ф. Собр. соч. по русской истории. Т. II. С. 348.

Платонов С. Ф. Собр. соч. по русской истории. Т. II. С. 349.

Смирнов П. П. Древний Галич и его важнейшие памятники. С. 95. — Именно крестьянами считал Н. М. Карамзин одетых в сермяги воинов Юрия Дмитриеви ча (Карамзин Н. М. История Государства Российского. Т. V. C. 135).

Сахаров А. М. Города Северо-Восточной Руси XIV–XV вв. С. 229.

Черепнин Л. В. Образование русского централизованного государства в XIV–XV вв. М., 1960. С. 747.

Там же.

Черепнин Л. В. К вопросу о роли городов... С. 107.

Кизилов Ю. А. Земли и княжества Северо-Восточной Руси в период фео дальной раздробленности (XII–XV вв.) Ульяновск, 1982. С. 61.

Там же. С. 61–62.

Зимин А. А. Витязь на распутье... С. 35.

Там же. С. 200.

Там же. С. 202.

Там же. С. 210.

Дворниченко А. Ю., Кривошеев Ю. В. «Феодальные войны» или демокра тические альтернативы? С. 7.

Свечников С. К. Присоединение Марийского края к Русскому государству:

дис.... канд. ист. наук. Казань, 2002. С. 50.

Дементьев Д. П. Краткий исторический очерк Шангского городища // Кост ромские губернские ведомости. 1892. № 9. С. 75.

Котляров Д. А. Московская Русь и народы Поволжья в XV–XVI вв. Ижевск, 2005. С. 87.

Соловьев С. М. Соч. Т. III–IV. Кн. II. История России с древнейших вре мен. C. 382;

Экземплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период с 1238 г. по 1505 г. Т. I. С. 150;

Смирнов П. П. Древний Галич и его важнейшие памятники. С. 95;

Черепнин Л. В. Образование русского С. В. Алексеева централизованного государства в XIV–XV вв. С. 747;

Зимин А. А. Витязь на рас путье... С. 35.

Бочкарев В. Н. Феодальная война в удельно-княжеской Руси XV в. Борь ба за создание Русского национального государства: дис.... д-ра ист. наук: в 2 т.

М., 1944. Т. II. С. 5.

ДДГ. № 24. С. 63–67.

«...что ся еси съступил брату своему молодъшому, князю Петру Дмитри евичу, Шачебала да Ликурги, а князь Петр Дмитриевич съступился брату свое му молодшому князю Константину Дмитриевичю» (ДДГ. № 24. С. 64).

Назаров В. Д. Дмитровский удел в конце XIV – середине XV вв. // Исто рическая география России XII — начала XX вв. М., 1975. С. 51.

Зимин А. А. Витязь на распутье... С. 33.

Дебольский В. Н. Духовные и договорные грамоты московских князей как историко-географический источник // Записки Русского Археологического общества. Т. VI. С. 18.

Любавский М. К. Образование основной государственной территории...

С. 12.

Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточ ной Руси в X–XIV вв. С. 243.

«А князю Константину Дмитриевичю давати тобе дань и ям и с Шаче бала и с Ликурги, и с тех волостеи зъ Звенигородскихъ, которыи за нимъ, как давал при моемъ отце, при великомъ князи» (ДДГ. № 24. С. 64).

готье Ю. В. Замосковский край в XVII в. С. 386.

ДДГ. № 24. С. 65.

Черепнин Л. В. К вопросу о роли городов... С. 116–117.

ДДГ. № 29. С. 74.

Ивина Л. И. Внутреннее освоение земель России в XVI в.... С. 121.

ДДГ. № 29. С. 74.

Ивина Л. И. Внутреннее освоение земель России в XVI в.... С. 121–122.

Там же.

«А Галичю имается в семятысячнои выход пятсот руб. и пол-30 руб., и ис того сынъ мои Дмитреи возмет с Шачебала и Ликурги четвертую часть да отведет в большюю казну...» (ДДГ. № 29. С. 74).

Сахаров И. П. Деньги Московских удельных князей. М., 1851. С. 17. — См.

также: ДДГ. № 17. С. 49.

ДДГ. № 30. С. 76.

Черепнин Л. В. Русские феодальные архивы. М.;

Л., 1948. Ч. 1. С. 111.

ПСРЛ. СПб., 1851. Т. V. С. 265;

М., 2001. Т. VI. C. 148;

Т. XVIII. С. 173;

М., 2004. Т. XXIII. С. 147;

Т. XXV. С. 251;

Т. XXVI. С. 189;

Т. XXVII. С. 104.

Там же.

Там же. Т. XXV. С. 251;

Т. XXVI. С. 190.

Региональные особенности развития Руси...

ДДГ. № 31. С. 80–82. — См. также: Зимин А. А. О хронологии духовных и договорных грамот великих и удельных князей XIV–XV вв. // Проблемы ис точниковедения. М., 1958. Т. 6. С. 298–299.

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 174;

Т. XXV. С. 25;

Т. XXVI. С. 190. — См. также:

ПСРЛ. Т. V. С. 265–266;

Т. XXIII. С. 148.

Там же. М., 2001. Т. V. Вып. 2. С. 129.

Там же. Л., 1982. Т. XXXVII. С. 85.

Бочкарев В. Н. Феодальная война в удельно-княжеской Руси XV в. Т. II.

С. 42;

Смирнов П. П. Древний Галич и его важнейшие памятники. С. 93;

Зи мин А. А. Витязь на распутье... С. 63.

Житие преподобного Паисия Галичского по списку первой половины XVIII в. С. 19–20.

Смирнов Ю. Летописцы из Галича // Губернский дом. Кострома, 2000.

№ 2. С. 16.

Миловидов И. В. Очерк истории Костромы с древнейших времен до цар ствования Михаила Федоровича. С. 77. — См также: Свиньин П. П. Картины России быт ее разноплеменных народов. СПб., 1839. Ч. I. С. 175;

Сытин C. Д.

Древний город Галич Костромской губернии. М., 1905. С. 14.

Житие преподобного Паисия Галичского по списку первой половины XVIII в. С. 25.

Смирнов П. П. Древний Галич и его важнейшие памятники. С. 93.

Авдеев А. г. Галичская земля в XII–XV вв.... С. 154.

Авдеев А. г. Исследования Галичской экспедиции. С. 24.

Авдеев А. г. Галичская земля в XII–XV вв.... С. 157.

Черепнин Л. В. Образование русского централизованного государства в XIV–XV вв. С. 762.

ПСРЛ. Т. XXV. С. 251;

Т. XXVI. С. 190. — См. также: Зимин А. А. Витязь на распутье... С. 232–233, примеч. 73.

ДДГ. № 34. С. 87;

Докончальная грамота великого князя Василия Василь евича с Галицкими князьями // Археографический ежегодник за 1977 г. М., 1978.

С. 355.

«А галицкой мне выти не взятии в выход три годы» (ДДГ. № 34.

С. 87).

Зимин А. А. Витязь на распутье... С. 72.

ДДГ. № 34. С. 87.

Юрий Дмитриевич, заключая договор вместе со своим младшим сыном, обещал великому князю: «А коли ти будет самому всести на конь против свое го недруга, или ти будет брата нашего молодшего послати, князя Константина Дмитриевича, и мне послати сына своего съ своими людьми» (ДДГ. № 30.

С. 77).

ПСРЛ. Т. XXIII. C. 150.

С. В. Алексеева Семенченко г. В. Неизвестный сын Юрия Галицкого и политическая борь ба на Руси в начале 30-х гг. XV в. // Вспомогательные исторические дисципли ны. Л., 1991. Вып. XXII. С. 193, примеч. 29.

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 175;

Т. XXV. С. 252;

Т. XXVI. С. 191;

Т. XXVII. С. 85.

Там же.

Там же. Т. XXXVII. С. 85.

Там же. Т. XXV. С. 252;

Т. XXVII. С. 105.

Там же. Т. XXXVII. С. 86.

Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. С. 269.

Зимин А. А. Витязь на распутье... С. 74.

Борисов Н. С. Иван III. М., 2000. С. 55.

ДДГ. № 34. С. 90.

Там же.

ПСРЛ. Т. XXV. С. 261.

Житие преподобного Паисия Галичского по списку первой половины XVIII в. С. 25–27.

Там же. С. 27;

ПСРЛ. Т. XXV. С. 261. — См. также: Антонов А. В., Бара нов К. В. Акты XV–XVI вв. в архивах русских монастырей и церквей // Рус ский дипломатарий. М., 1998. Вып. 3. C. 36–37.

Бочкарев В. Н. Феодальная война в удельно-княжеской Руси XV в. Т. II.

С. 87;

Смирнов П. П. Древний Галич и его важнейшие памятники. С. 98.

Зимин А. А. Витязь на распутье... С. 94, 249, примеч. 102;

Соловьев С. М.

Соч. Т. III–IV. Кн. II. История России с древнейших времен. С. 390.

ДДГ. № 37. С. 108.

Там же. № 34. С. 90;

№ 37. С. 110.

ПСРЛ. Т. V. С. 268;

Т. XXV. С. 266;

Т. XXVI. С. 202;

СПб, 1910. Т. XX.

С. 260.

ПСРЛ. Т. XXIII. С. 152.

Казаринов Л. Н. Прошлое Чухломского края // Труды Чухломского отд.

Костромского научного общества и Чухломского музея. Солигалич, 1929. Вып. IV.

С. 17.

Акты исторические, собранные и изданные Археографической комис сией (далее — АИ). СПб., 1841. Т. I. № 49. С. 97–98.

Бочкарев В. Н. Политические итоги феодальной войны в удельно-кня жеской Руси XV в. С. 58;

Мавродин В. В. Образование единого Русского госу дарства. C. 154.

ПСРЛ. Т. XXIII. С. 123.

Кучкин В. А. Формирование государственной территории Северо-Восточ ной Руси в X–XIV вв. С. 242.

Там же.

Казаринов Л. Н. Прошлое Чухломского края. С. 16–17.

Региональные особенности развития Руси...

Косточкин В. В. О «регулярной» планировке в крепостной архитекту ре... С. 95;

Тиц А. А. На земле древнего Галича. С. 56–57.

ПСРЛ. Т. XXIII. С. 154.

Там же. Т. XX. С. 261.

Полевой Н. А. История русского народа: в 6 т. М., 1997. Т. III. С. 182.

ПСРЛ. Т. XXV. С. 269. — На принадлежность Каргополя галичским князям указывали М. Н. Тихомиров и А. А. Зимин (Тихомиров М. Н. Каргопольские руко писи // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР. М;

Л., 1955. Т. XI. С. 486;

Зимин А. А. Витязь на распутье... С. 251, примеч. 117).

ДДГ. № 46. С. 140–141.

АИ. Т. I. № 40. С. 80–81.

ПСРЛ. Т. XXV. С. 269.

Там же. С. 269;

ДДГ. № 51. С. 150–155.

ПСРЛ. Т. XXV. С. 270.

Там же. Т. XVI. М., 2000. Стб. 192.

Черепнин Л. В. Образование русского централизованного государства в XIV–XV вв. С. 807.

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 205;

Т. XXV. С. 270–271;

Т. XXVI. С. 209;

Т. XXVII.

С. 115–116. — Свидетельство о Галичском бое также содержат летописи: ПСРЛ.

Т. V. С. 270;

Т. XXIII. С. 154;

Т. XXXVII. C. 88.

Алексеев Ю. г. Государь всея Руси. Новосибирск, 1991. С. 61.

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 205;

Т. XXV. С. 270;

Т. XXVI. С. 209;

Т. XXVII.

С. 115.

Там же.

Смирнов П. П. Древний Галич и его важнейшие памятники. С. 92.

ПСРЛ. Т. XXIII. С. 154;

Т. V. С. 270;

Т. XXXVII. C. 88.

Там же. Т. XXV. С. 270.

Там же. Т. XVI. Стб. 192.

Там же. Т. XXV. С. 270.

Смирнов П. П. Древний Галич и его важнейшие памятники. С. 101.

Там же.

ПСРЛ. Т. XXV. С. 270.

Там же. С. 270–271.

Татищев В. Н. Собр. соч.: в 8 т. Т. V и VI. История Российская. М., 1996.

С. 268.

Там же.

Там же. С. 268–269.

ПСРЛ. Т. XVIII. С. 205;

Т. XXV. С. 271;

Т. XXVI. С. 209;

Т. XXVII. С. 116.

Алексеев Ю. г. У кормила Российского Государства: Очерк развития аппа рата управления ХIV–ХV вв. СПб., 1998. С. 79.

Борисов Н. С. Иван III. С. 117.

Михайлова И. Б. Служилые люди в Северо-Восточной Руси в XIV – пер вой половине XVI в.: Очерки социальной истории. СПб., 2003. С. 362.

Карамзин Н. М. История Государства Российского. Т. V. С. 185;

Поле вой Н. А. История русского народа. М., 1997. Т. III. С. 188;

Иловайский Д. И.

Собиратели Руси. М., 2003. С. 267.

Бочкарев В. Н. Феодальная война в удельно-княжеской Руси XV в. Т. II.

С. 211.

Черепнин Л. В. К вопросу о роли городов... С. 108.

Беляев И. Д. Земский строй на Руси. СПб., 2004. С. 81.

цЕНТР И РЕгИОНы В ИСТОРИИ РОССИИ Н. В. Штыков К ИСтОРИИ ОтНОшЕНИй твЕРИ И КАшИНА в XIII–XV вв.

Проблема политического развития русских земель XIII–XV вв.

неизменно привлекала внимание исследователей. После ордынского нашествия на Руси усиливаются некогда второстепенные, периферий ные городские центры, игравшие до этого подчиненную роль. К таким городам исследователи относят, прежде всего, Москву и Тверь, чьи князья в начале XIV в. начали между собой долгую, изнурительную борьбу за великое княжение Владимирское. В свою очередь, со вре менем в Московской и Тверской землях большое значение начина ют приобретать малые города, часто стремившиеся к независимос ти. Поиск путей к достижению внутреннего мира становился для князей Москвы и Твери важнейшей задачей, от решения которой за висела их судьба.

В числе факторов, склонивших чашу весов в московско-тверс ком конфликте на сторону московских князей, историки, начиная с В. О. Ключевского, называют более дальновидную и эффективную политику московских князей по сравнению с князьями Твери по отно шению к Орде, церкви, соседним русским землям1. При этом исследо вателями подчеркивается стремление московских князей обеспечить единство Московской земли2. Выступая единым фронтом, князья Мос ковского дома в XIV в. одержали победу над своими соперниками.

По-иному развивались события в Тверской земле, чья территория, в отличие от московской, сформировалась к концу XIII в. Тверь, построенная на границе Владимиро-Суздальской Руси и Новгоро да, была городком Переяславского княжества. Как и многие другие © Н. В. Штыков, Н. В. Штыков русские города, Тверь была разорена во время похода Батыя в 1238 г.

При обороне Твери погиб один из сыновей князя Ярослава Всево лодовича, не известный по имени3. В 40-е гг. XIII в. Тверь управля лась наместником Ярослава Всеволодовича и стала центром кня жества только в 1247 г. Основателем тверской княжеской династии был князь Ярослав Ярославич, еще один сын Ярослава Всеволодо вича. При Ярославе Ярославиче и его детях — Святославе и Михаи ле — закладываются основы политической системы Тверской зем ли. Среди городов Тверской земли на рубеже XIII–XIV вв. большое значение приобретает Кашин. Первое упоминание Кашина встреча ется на страницах летописи в связи с нашествием Батыя4.

История непростых взаимоотношений князей Твери и Кашина в той или иной степени затрагивалась во всех работах, посвященных Тверской земле или московско-тверскому соперничеству. Одни ис следователи, выясняя причины внутренних конфликтов в княжестве в XIV–XV вв., отмечали сепаратизм младших князей Тверского до ма, становившихся князьями Кашина5. Другие обращали внимание на внутриобщинные мотивы конфликтов6.

В 70-е гг. XIX в. А. Д. Иноземцев тщательно проанализировал сложные и запутанные отношения между князьями Тверского дома.

Работа историка является, пожалуй, первым опытом изучения по литики кашинских князей7. В исследовании А. Д. Иноземцева рас сматривается связь Твери и Кашина в рамках удельной системы.

Кашин, выделившись из Тверского княжества, надолго стал союз ником Москвы, содействуя «хотя и невольно, объединению всей Рус ской земли». Окончательно подчинившись тверским великим кня зьям в 1426 г., Кашин, по наблюдению историка, сохранил некоторую обособленность от Тверской земли, становясь «младшим братом»

Твери. Отношения Твери и Кашина во многом напоминали отноше ния между Новгородом и Псковом8.

В 1876 г. В. С. Борзаковский опубликовал диссертацию «История Тверского княжества»9. Внимательно изучив источники, В. С. Бор заковский одним из первых в исторической науке поднял вопрос о малых городах Тверской земли и их роли в судьбе Руси.

В 1-й и 9-й главах работы дается развернутая характеристика внутреннего устройства Тверской земли. В. С. Борзаковскому уда лось обстоятельно изучить все тверские малые города-пригороды:

К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

Кашин, Микулин, Холм, Зубцов, Дорогобуж, Новый Городок (Ста рица), Телятево, Коснятин, Чернятин10. По наблюдению В. С. Борза ковского, неудача Твери в борьбе с Москвой в 1375 г. позволила тверским князьям с успехом сосредоточиться на решении своих внут ренних проблем, главной из которых было возвращение Кашина под власть тверских князей11.

Согласно Н. П. Павлову-Сильванскому, в XIII–XV вв. Тверское княжество дважды было разделено на уделы. По первому разделу выделились Дорогобужская, Кашинская, Холмская и Микулинская волости;

по второму — Старицкая, Зубцовская, Телятевская и Чер нятинская12.

По мнению А. Е. Преснякова, в Тверском княжестве в XIV в.

происходил «внутренний процесс дробления и борьбы с ним местной великокняжеской власти». При формальном «одиначестве» великие князья Тверские вскоре подчиняют себе младших князей и их уделы13.

По словам М. К. Любавского, Тверь смирилась со своим пораже нием в борьбе за великокняжеский ярлык только в 1382 г. Позднее между Михаилом Александровичем Тверским и Василием Дмитрие вичем Московским был заключен «равноправный договор на осно вах союза и полной самостоятельности, внутренней и внешней»14.

Большую и содержательную статью посвятил средневековой Твери Б. А. Романов. По мнению историка, «территория Тверского княжест ва обнаруживает необычайную устойчивость, а феодальные ее вла дельцы — необыкновенный консерватизм», состоящий в отсутствии «политического расширения» Твери. Князья Твери, чья деятельность после поражения 1327 г. шла в русле московской политики, с тру дом смогли сдержать распад княжества. При этом Б. А. Романов пола гал, что Тверь была своеобразным «буфером» между Литвой, Нов городом и Москвой15.

Л. В. Черепнин считал, что поражение Твери в борьбе с Москвой было предопределено антинациональной политикой тверских кня зей, опиравшихся на помощь Литвы и Орды. Вместе с тем, жители русских городов оказывали поддержку Москве16.

В. А. Кучкин, много лет изучавший тверскую проблематику17, в 1984 г. посвятил одну из глав своей монографии истории форми рования территории великого Тверского княжества в XIV в. Результа том большой и кропотливой работы стало составление карт Тверской Н. В. Штыков земли XIV в., которые и были опубликованы18. Огромной заслугой В. А. Кучкина явилось изучение уделов Тверской земли, в том чис ле и Кашинского, благодаря чему удалось восстановить основные пункты завещания Михаила Ярославича Тверского.

В недавно вышедшей монографии, посвященной московским вне шнеполитическим договорам XIV в., В. А. Кучкин детально проана лизировал и три договора, касающиеся Твери. При исследовании договоров была изучена политическая обстановка, в которой со ставлялись данные документы19.

Большое внимание изучению политики и внутреннего строя Тве ри уделено в кандидатской диссертации А. Е. Басенкова20, где утверж дается, что Тверь в XIV в. передавалась старшему сыну тверского князя. Тем не менее, это не способствовало централизации Тверской земли, где уже в середине XIV в. начались распри между князьями21.

В 1994 г. в России вышел перевод монографии немецкого исто рика Эккехарда Клюга «Княжество Тверское (1247–1485)». В ней автор рассматривает тверскую историю до 1485 г., т. е. до вхожде ния Твери в состав Русского государства.

Монография Э. Клюга является на сегодня самым полным обоб щающим исследованием по истории Тверской земли. Автор работал со многими источниками, главным образом, летописными, и по-свое му взглянул на процессы, проходившие в русских землях XIII–XV вв. Отметив возрастание значения Твери в конце XIII в., Э. Клюг показал, что Тверь не смогла конкурировать с мощной территориаль ной экспансией Москвы. Тверская земля, замкнутая в пределах сво ей территории, с XV в. уже не удовлетворяла стремления своей зна ти к обогащению23. С середины 40-х гг. XIV в. Тверь испытывала серьезные трудности из-за внутренних конфликтов. В ходе этих кон фликтов не раз было поставлено под вопрос само существование независимой великокняжеской власти в Твери. На таком фоне по пытки тверских князей добиться великого княжения Владимирско го не могли не закончиться провалом. Только во второй половине правления Михаила Александровича для Твери складывается бла гоприятная ситуация, приведшая к некоторой стабилизации и вре менному усилению тверских князей.

Э. Клюг исследует также и «литовский фактор» в политике вели ких тверских князей. По его наблюдению, «так называемая тверская К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

“ориентация” на Литву при более внимательном рассмотрении ог раничивается стремлением Твери иметь Литву своим союзником».

С этими устремлениями не было связано культурное или церковное сближение Твери с литовским государством. Тверь оставалась в рам ках православного мира24.

Истории Твери свои исследования посвятил П. Д. Малыгин. Ре зультатом его многолетних изысканий стала серия статей о средне вековой Твери и новгородско-тверских отношений25. По его мне нию, политическая активность Тверского княжества начинает фик сироваться в источниках не при князе Ярославе Ярославиче, а при его сыновьях — Святославе и Михаиле. Наблюдения П. Д. Малыги на позволяют внести некоторые коррективы в изучение становле ния политической системы Тверской земли26.

Отдельные аспекты развития тверской политической системы за тронуты в статьях С. В. Богданова27. Большой интерес представляет предпринятое им вслед за В. С. Борзаковским обращение к возник новению третной системы в Твери28.

Недавно в отечественной историографии появилась новая книга по истории Твери. Ее автор, А. В. Чернышев, в своем исследовании проанализировал этапы развития Тверского княжества в XIII–XV вв. По мнению исследователя, в Тверской земле уже со времени правления сыновей Ярослава Ярославича, Святослава и Михаила, сложились все условия для укрепления местной княжеской власти.

Этому способствовало окончательное отделение Твери от Пере яславля30, слабость остальных городов Тверской земли31, боярства32, вечевых институтов33.

Продолжая изучение истории Твери, А. В. Чернышев опублико вал статью, в которой предложил свое видение политического раз вития региона в средневековье34. По его мнению, «тверская история XIII–XV вв в определенном смысле наиболее полно выявила огром ный потенциал цивилизационной модели домонгольской Руси...». Пос ле монгольского нашествия эта модель, определяемая автором вслед за историками-медиевистами как «территориальное государство», про должала сохраняться на Руси. Традиции древнерусской государствен ности, «волости», получили дальнейшее развитие в Тверской земле.

В отличие от московских правителей, которые стремились «со здать синтетическую систему описания власти, содержащую в себе Н. В. Штыков и патерналистские, и территориальные, и имперские компоненты», Тверь продолжила укрепление территориальной, волостной поли тической системы35. Выводы А. В. Чернышева о политическом раз витии Тверской земли представляются во многом справедливыми.

Однако с некоторыми выводами историка, например, о слабости ве ча в Твери, трудно согласиться.

Таким образом, проблема преемственности древнерусских тра диций в средневековой Руси, в частности, в Тверской земле, нуж дается в глубоком и всестороннем изучении. Особый интерес в этой связи представляет последовательное изучение взаимоотношений Твери и Кашина.

Роль Кашина в политическом развитии Тверской земли в конце XIII в. раскрывает событие 1288 г., когда между Михаилом Ярослави чем Тверским и великим князем Дмитрием Александровичем про изошло военное столкновение. Инициатором конфликта в данном случае выступил Михаил Ярославич, который «не восхоте покорити ся великому князю Дмитрию и начать наряжати полкы». Для наказа ния тверского князя Дмитрий вместе с союзными князьями — Андреем Александровичем Городецким, Даниилом Александровичем Москов ским, Дмитрием Борисовичем Ростовским — и новгородцами втор гся на территорию Тверской земли. Разорив Кснятин, союзное вой ско подошло к Кашину, небольшому укрепленному городку. Дмит рий не смог взять Кашин и при подходе тверских дружин заключил мир с Михаилом36.

В историографии существует гипотеза о принадлежности Каши на, второго по величине города в Тверской земле, князьям Ростов ского дома в XIII в.37 Однако эта версия не находит подтверждения в источниках, за что и была подвергнута критике еще в XIX в. Отметим, что сам факт разорения Кснятина и осады Кашина войсками Дмитрия Александровича и его союзников указывает на то, что эти территории являлись частью Тверской земли.

Все же В. С. Борзаковский, основываясь на летописной статье 1289 г., в которой говорится, что «князь Дмитрии Ростовскыи нача ведати всю свою вотчину, и ходи х Кашину ратью»39, высказал мне ние, что участие Дмитрия Борисовича в походе 1288 г. было вызва но необходимостью обороны ростовских волостей вблизи Кашина от посягательств тверского князя40.

К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

Упоминание похода ростовского князя на Кашин необходимо рас сматривать в контексте сообщения о походе 1288 г. Еще в 1286 г.

Дмитрий Борисович со своим братом Константином разделил Рос товскую землю: Дмитрий получил Углич и Белоозеро, а Констан тин — Ростов и Устюг41. Но в 1288 г. Дмитрий, обретя контроль над всей ростовской «вотчиной», начал боевые действия против Твери в составе великокняжеской коалиции. Следовательно, одной из при чин похода объединенного войска русских князей против Михаила Ярославича, вероятно, было стремление обеспечить безопасность приграничных территорий Ростова и Переяславля.

В отличие от южных, юго-западных и северо-западных границ Тверской земли, формирование которых связано со временем прав ления Ярослава Ярославича, становление восточных рубежей при ходится только на время княжения Святослава и Михаила. Так, ис следуя углицко-тверской рубеж, В. А. Кучкин предположил, что Свято славле Поле — укрепление к востоку от Кашина — связано с именем князя Святослава Ярославича42. Тверской князь, по-видимому, актив но обустраивал границы с восточными соседями.

Несомненно, кашинцы участвовали в военных походах князя Ми хаила Ярославича. Перед Бортеневской битвой между тверским вой ском и московско-ордынскими отрядами Юрия Даниловича Мос ковского и Кавгадыя состоялось объединение двух ратей под нача лом Михаила Ярославича: «Великыи же князь Михаилъ, съвокупя свои мужи Тферичи и Кашинцы, поиде противу Юрию, а Юрии ополчися противу»43.

Следует особо отметить наличие отдельного кашинского полка в тверском войске. Упоминание кашинцев в источниках в связи с во енными действиями говорит о многом. Известно, что под летописны ми названиями — «владимирцы», «ростовцы», «суздальцы» — часто имелись в виду ополчения городов, состоящие из свободного насе ления, взявшегося за оружие ввиду внешней угрозы44. Картина, ха рактерная для XI–XIII вв., наблюдается и в начале XIV в. Ополче ние из Кашина обозначается в летописи наряду с собственно твер ским войском. Это явно демонстрирует силу и значение военного потенциала кашинской рати, а значит, и самого Кашина. Вероятно, без кашинского полка Михаил Ярославич не мог решиться на откры тое сражение с войском Юрия Московского.

Н. В. Штыков В. С. Борзаковский, изучая Бортеневское сражение, обратил внима ние на обстоятельства соединения тверичей и кашинцев: «Пока враги опустошали правый берег Волги, Кашин не трогался, не шел на по мощь Тверичам, а это и могло удерживать князя Михаила в бездей ствии: Кашин мог думать, что враги уйдут и до него очередь не дой дет. Но вот опустошение грозит и левому берегу Волги, стало быть и самому Кашину. В виду такой близкой, неминуемой опасности “мужи Кашинцы” соединились, “совокупилися” с Тверичами». Таким образом, по В. С. Борзаковскому, соединение произошло только перед лицом большой опасности — угрозы разорения непосредственно ка шинских земель45. Тем не менее, говорить о тенденциях к сепаратиз му Кашина в начале XIV в. надо с очень большой осторожностью.


На основании цитированной выше летописной статьи о кашинцах можно прийти к выводу только о повышении военной и политической роли Кашина в Тверской земле в правление Михаила Ярославича.

22 декабря 1317 г. под Бортеневом Михаилу Ярославичу удалось разбить рать Юрия Московского. В ходе сражения в плен к твери чам попали жена Юрия Кончака, брат Борис Данилович и «князии много... поимаша». Юрий Данилович с остатками своего войска бе жал через Торжок в Новгород. Там он собрал новгородцев и пско вичей и выступил к Торжку46.

Кавгадый с монгольским отрядом, вероятно, на первом этапе участвовал в битве, но затем «повеле дружине своеи стяги повре щи». Михаил, по-видимому, не собирался ссориться с ханом и пос пешил отпустить Кавгадыя, предварительно одарив47.

Вскоре под Торжком при содействии новгородского владыки Да выда было заключено последнее для Михаила соглашение с Новгоро дом и Москвой. Текст договора 1318 г. был реконструирован В. А. Куч киным и датируется историком февралем 1318 г. По реконструкции договора Юрий Данилович признавал за твер ским князем титул великого князя49. Вероятно, вопрос о власти на Ру си после победы Михаила Ярославича должна была окончательно решить Орда.

Согласно договору 1318 г., подтверждалась граница между Торж ком и Бежецком, с одной стороны, и между Кашином и Тверью, с дру гой. Отметим упоминание в тексте Кашина, который граничил с нов городским пригородом Бежецком. Отдельное упоминание Кашина К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

подчеркивает огромное значение этого города в тверском проник новении в Бежецк. Наличие в новгородских пригородах земельных владений, подконтрольных Михаилу Ярославичу, видно из после дующих пунктов договора. При этом особо отмечаются села в Во логде и Бежецке, принадлежащие княгине Василисе, вдове велико го князя Андрея Александровича, и родной сестре жены Михаила Ярославича. По договору села Василисы должны были отойти к Нов городу за выкуп. Все это позволило В. А. Кучкину утверждать, что земли Василисы управлялись Михаилом Тверским50.

Вероятно, с целью заручиться поддержкой в окружении Узбека в конце зимы Михаил Ярославич отправил в Орду одного из своих сыновей — Константина. Кроме того, Михаил попытался еще раз договориться с московским князем. К Юрию Даниловичу был пос лан боярин Олекса Маркович, но тверского посла убили51. Послед няя попытка достижения компромисса между двумя соперниками закончилась полным провалом.

Оба князя должны были ехать в Орду. Первым в ханскую став ку выехал Юрий Данилович в сопровождении Кавгадыя, «низов ских» князей и представителей Новгорода и других городов52.

С прибытием в Орду Юрий Данилович получил возможность непосредственного влияния на Узбека. Негативный настрой хана по отношению к тверскому князю выразился в положении юного Константина Михайловича: «Разгневавжеся царь повеле сына его Костянтина гладомъ морити и затвориша его въ единои храмине»53.

Однако из-за опасений, что в случае убийства сына Михаил Ярос лавич вряд ли приедет в Орду, Константин вскоре был отпущен.

Между тем, отъезд Михаила затягивался. Вероятно, он собирал доказательства своей невиновности перед ханом. Наконец, Михаил Ярославич отправился к хану. Перед поездкой Михаил составил ду ховную грамоту, разделив управление тверскими землями между своими сыновьями. До устья р. Нерль его провожали жена и млад ший сын Василий. Старшие сыновья, Дмитрий и Александр, сопро вождали отца до Владимира. В самом Владимире, сохранявшем, ви димо, верность Михаилу, тверских князей ждал монгольский посол Ахмыл. Посол сообщил Михаилу Ярославичу ханское требование:

не позднее чем через месяц прибыть в Орду. В случае опоздания кня зя Михаила предполагалась карательная экспедиция против Тверской Н. В. Штыков земли. Несмотря на уговоры ближних бояр остаться или послать вместо себя кого-либо из детей, Михаил Ярославич принял реше ние немедленно выехать к Узбеку54.

В ставку Узбека Михаил Тверской приехал 6 сентября 1318 г.

О его пребывании в Орде повествует Житие Михаила Ярославича, написанное очевидцем событий, княжеским духовником и игуме ном Тверского Отроча монастыря Александром55. Уникальные сведе ния Жития проливают свет на выдвинутые против Михаила Ярос лавича обвинения. Через полтора месяца после приезда Михаила Тверского ханом был назначен суд. «Вси князи Ординьстии» во гла ве с Кавгадыем предъявили тверскому князю три пункта обвине ния: «Царевы дани не даялъ еси, противу посла билъся еси, а кня гиню Юрьеву повелелъ еси уморити». Все обвинения были оформ лены в «многы грамоты» и подтверждены представителями русских городов, приехавшими с Юрием56.

Каждое из обвинений было тяжким, поскольку во всех случаях речь шла о выступлении против ханской власти. Кроме того, Михаи лу вменялась в вину попытка бежать «в Немци». По Э. Клюгу, дан ный пункт, скорее всего, является плодом поздних компиляций, од нако он не принимает во внимание тверское происхождение лето писей, отразивших это обвинение57. Михаил Ярославич отверг все пункты обвинения.

С каждым днем пребывания в Орде условия, в которых жил тверской князь, ухудшались. Около месяца он провел в оковах. 22 ноя бря 1318 г Михаил был казнен58. Согласно Житию, Михаила Ярос лавич жил в Орде со своей «дружиной». Вероятно, значительная часть бояр и слуг Михаила Ярославича спаслись вместе с его сы ном Константином у жены Узбека, ханши Боялынь59.

Управление Тверской землей осуществлялось по ряду, данному Михаилом Ярославичем своим сыновьям перед его последней поезд кой в Орду. Всего у Михаила Ярославича было четверо сыновей:

Дмитрий, Александр, Константин и Василий. Тверская земля, по тра диции, должна была быть разделена между ними.

Завещание Михаила Ярославича не сохранилось, и, вероятно, де тальная его реконструкция невозможна. Однако в общих чертах со держание духовной грамоты воссоздано В. А. Кучкиным. Согласно наблюдениям исследователя, проанализировавшего междукняжеские К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

отношения в XIV в., Тверская земля была разделена на четыре части удела. Главный город Тверской земли — Тверь — был передан в уп равление старшему сыну Михаила Дмитрию. Второй сын, Алек сандр Михайлович, получил юго-западную часть тверской террито рии с городами Старица и Микулин. Клин с прилегающей к нему округой передавался Константину Михайловичу. Младшему из бра тьев, Василию, досталась восточная часть Тверской земли — Кашин и Кснятин. Вдова Михаила Ярославича, Анна Дмитриевна, получи ла села во владениях сыновей. В самой Твери существовали дворы и слободы, принадлежащие, помимо Дмитрия, другим сыновьям Ми хаила Ярославича, но коллективного управления городом, как в Мос кве, не наблюдается60.

Мнение В. А. Кучкина в целом поддержал А. Е. Басенков. Иссле дователь, рассматривая элементы политической системы Тверской земли, сосредоточился на изучении положения столицы. При этом А. Е. Басенков отметил, что завещание Михаила Ярославича «обуслов ливало начало процесса феодальной раздробленности» в Твери61.

Согласно Э. Клюгу, по духовной Михаила Ярославича предпола гался равный раздел территорий при наличии особого удела Дмит рия Михайловича, который Э. Клюг, впрочем, не локализует62.

Еще одну попытку реконструкции завещания Михаила Тверско го предпринял С. В. Богданов. По его мнению, формуляр духовной московского князя Ивана Даниловича Калиты близок к формуляру завещания Михаила Ярославича. Тверь, как и Москва, передавалась в управление всем сыновьям Михаила63.

Очевидно, что исследователи, изучая политическую систему Твери, большое внимание уделяли духовной Михаила Ярославича. По ана логии с духовной Ивана Калиты завещание Михаила рассматри вается в историографии как основополагающий документ, заложив ший фундамент дальнейших взаимоотношений тверских князей.

В целом, соглашаясь с такой оценкой духовной грамоты Миха ила Ярославича, следует отметить, что она лишь закрепила собой статус малых городов Тверской земли, переходящих на более высо кую ступень развития с появлением князей на этой земле.

После гибели Михаила Ярославича среди тверских князей наблю дается единство. Но нельзя считать причиной этого единения коллек тивное управление Тверью сыновьями Михаила. Вероятно, тверскими Н. В. Штыков князьями руководило общее стремление восстановить главенствующее положение Тверской земли на Руси.

Тверские князья, стараясь укрепить свое положение, прибегли к испытанному средству — заключению политических браков. Этим они не только привлекали к себе новых союзников, но и предотвра щали опасность со стороны потенциальных врагов. Так, 14 ноября 1320 г. в Костроме состоялось венчание Константина Михайловича с Софьей Юрьевной, дочерью Юрия Даниловича64. В том же году Дмитрий Михайлович женится на Марии, дочери литовского князя Гедимина. Ранее, в 1319 г., Александр Михайлович женится на Анас тасии, происхождение которой неизвестно65.

В 1321 г. началось новое обострение в московско-тверских от ношениях. Поводом к нему послужило прибытие в Кашин монголь ского отряда Гаянчара «с жидовином должником». Монголы «мно го тягости учинили Кашину»66. Статус Гаянчара не ясен, в летописях он не назван послом. Возможно, монгольский отряд сопровождал ордынских кредиторов, приехавших за долгом Михаила Ярослави ча. По мнению А. Е. Преснякова, миссия Гаянчара «свидетельству ет о прямых расчетах» тверских князей с монголами67. Л. В. Череп нин увязывает приезд монголов с общим «выколачиванием налогов с русского населения»68.

Обращает на себя внимание то, что Гаянчар требовал выплаты долга тверского князя именно с Кашина. Монгольские отряды, как правило, участвовали в сборе платежей в экономически развитых городах, которые могли оказать серьезное сопротивление кредиторам.


В этой связи действия Гаянчара наводят на мысль не только о доста точно высоком экономическом потенциале Кашина, но и о возмож ности кашинцев и стоящих за ними тверичей дать отпор ордынцам.

Осенью того же года ситуация вокруг Кашина обострилась. Юрий Данилович Московский, собрав войско в Переяславле, готовился к походу на Кашин. Дмитрий Михайлович с братьями, «съ Тфер скымъ полкомъ и съ Кашинскымъ», выступил к Волге против Юрия.

Однако до открытого военного конфликта дело не дошло. При пос редничестве бывшего епископа Твери Андрея, жившего в монасты ре на р. Шоше, стороны заключили между собой мир. По его усло виям можно судить о причинах похода Юрия Даниловича к Каши ну. Итак, согласно докончанию, Дмитрий Михайлович обязался К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

не претендовать на великое княжение и передать Юрию 2 тыс. руб.

серебром69. За этим нельзя не видеть стремление великого князя со средоточить в своих руках сбор ордынского выхода.

После кашинских событий Юрий Данилович отправился в Нов город, вместе с новгородцами приступил к осаде Выборга, закон чившейся неудачей. Отсутствием Юрия воспользовался его сопер ник Дмитрий Михайлович. Тверские князья, несмотря на соглашение с Юрием, готовили почву для получения великокняжеского ярлыка.

Дмитрий Михайлович, побывав в Орде, вероятно, убедил Узбека в сокрытии Юрием дани и неповиновении ханскому послу. На это указывает известие, содержащееся в тверском летописном материале:

Юрий «не шелъ противу царева посла, нъ ступилъ съ сребромъ въ Новъгородъ Великыи»70. Узбек принял решение передать вели кое княжение Дмитрию.

Осенью Дмитрий Тверской вернулся на Русь с послом Севенч бугой. Ранее из Орды приехал брат Юрия, Иван Данилович с ратью Ахмыла71. Вероятно, Иван Калита был вынужден признать великим князем Дмитрия и вместе с сильным отрядом ханского посла Ах мыла участвовать в разорении монголами «низовских» городов, ус танавливая таким образом власть нового великого князя.

Тем временем по дороге из Новгорода в Орду на р. Урдоме Юрий Данилович подвергся нападению Александра Михайловича Тверского. Потеряв сопровождавших его бояр и всю казну, Юрий бежал в Псков, позже перебравшись оттуда в Новгород72.

В Орде Юрий Данилович оказался только в 1224 г. Туда же пос пешил и Дмитрий Михайлович. Понадеявшись на «царево жалова нье», Дмитрий зимой 1224 г. убил в ханской ставке московского князя. Однако Узбек, по всей видимости, после долгих колебаний, отдал приказ о казни Дмитрия Михайловича. Вместе с Дмитрием 15 сентября 1326 г. был убит и князь Александр Новосильский, воз можно, его союзник. Новым великим князем Владимирским стал Александр Михайлович Тверской73.

Летом 1327 г. произошло событие, кардинально изменившее рас клад сил в московско-тверской борьбе и существенным образом по влиявшее на все последующее развитие Тверской земли. В Тверь при был посол, двоюродный брат хана Узбека Чолхан (Щелкан или Шев кал). Восставшие тверичи убили посла и перебили сопровождавший Н. В. Штыков его монгольский отряд. На подавление выступления тверичей было послано войско, которое разорило Тверскую землю. Уничтожение посольства Чолхана резко изменило политическую ситуацию на Ру си и в Орде. Чтобы усмирить восстание из Орды было направлено большое войско, возглавляемое пятью темниками — «Федорчюкова рать». К нему присоединились и войска русских князей во главе с Иваном Даниловичем Калитой. Объединенное войско разорило Тверскую землю, «взяша градъ Тверь, и Кашинъ, и прочиа грады Тверскиа, и власти и села пожгоша, а люди въ полонъ поведоша».

От нашествия пострадала также великокняжеская часть Торжка. Нов городцы откупились от разгрома своих территорий, и ордынцы с союз никами отступили74.

Великий князь Александр Михайлович и другие представители Тверского княжеского дома спаслись бегством. Тверское восстание привело к усилению власти Ивана Даниловича Московского. Поз же, в 1339 г., Александр Тверской будет казнен в Орде вместе со сво им сыном Федором75.

С 1328 г. новым князем в Тверской земле становится Констан тин Михайлович, брат Александра Михайловича. Первый конфликт из череды долгих внутренних распрей возник в 1346 г., когда «кня зю Константину Михайловичу Тверскому бысть нелюбие съ княги нею съ Настасьею и со княземъ со Всеволодомъ Александровичемъ, и начя имати бояре ихъ и слуги въ серебре за волости, чрезъ люд цкую силу, и бысть надъ ними скорбь велика». Оба князя отправились в Орду, причем Всеволод Холмский поехал туда через Москву, веро ятно, заручившись поддержкой московского князя. Однако спор в Ор де разрешился сам собой: во время тяжбы князь Константин Михай лович умер, и ярлык на тверское княжение достался Всеволоду76.

В борьбу за власть в Тверской земле после смерти Константина вступил его младший брат Василий Михайлович, княживший в то время в Кашине. Он прислал в Холм даньщиков «и взяша дань на людехъ въ Холму, и поиде во Орду ко царю Чанибеку»77.

Покинув ставку Чанибека, Всеволод Александрович узнал о по ездке своего дяди к хану. У г. Бездеж Всеволод перехватил Василия Михайловича и отнял у него ордынский выход. При этом Всеволо да сопровождал посол хана Чанибека, что придало законность дей ствиям холмского князя78. Всеволод Александрович, став тверским К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

князем, получил возможность собирать выход с территории Твер ской земли. Кашин, входя в состав тверских земель, не мог само стоятельно отсылать дань в Орду: очевидным становится стремле ние второго по величине тверского города к независимости.

Известно, что за действиями древнерусского князя стояла город ская община, включавшая все слои — от бояр до простых жителей.

Князья, начавшие в 1346 г. схватку за стол в Твери, получили поддерж ку в своих «уделах» — тверских пригородах, еще недавно вместе выступавших против общего врага — Москвы. Это показывает рост значения малых городов, прежде всего Кашина и Холма.

Внутреннюю усобицу в Тверской земле в 1347 г. усилил и голод, вызванный большим наводнением79. Когда в следующем, 1348 г., началась «брань велия во Твери великому князю Всеволоду Алек сандровичу Холмскому, иже седяше жалованием царевымъ на вели комъ княжении Тверскомъ з дядею его съ княземъ Василиемъ Ми хайловичемъ Кашинскимъ» за княжеский стол, «мнози люди Твер скиа того ради нестроения разыдошася»80.

Конфликт, грозивший перерасти в военное столкновение, был по гашен тверским владыкой Федором в 1349 г. Епископ Федор принял деятельное участие в примирении князей. Стороны договорились о передаче великого княжения Тверского Василию Михайловичу Ка шинскому. По мнению А. Е. Преснякова, в отказе Всеволода от твер ского стола «можно видеть результат изменения московской поли тики»81. Среди причин, побудивших Всеволода уступить своему дя де, Л. В. Черепнин называет усиление классовой борьбы в Твери82.

Думается, на заключение мира повлиял целый комплекс факторов.

Однако главной причиной быстрого заключения мира следует назвать неблагоприятную для холмского князя обстановку, сложив шуюся в Тверской земле. Некогда единая тверская земля оказалась расколотой: Всеволода Александровича поддержали жители запад ной части Тверской земли, в то время как его дядя Василий Михай лович опирался на поддержку жителей восточной части, включаю щей Кашин. В этих условиях существенную роль могла сыграть по зиция тверских горожан. Очевидно, что тверичи в условиях голода и, возможно, начавшегося недовольства социальных низов были за интересованы в скорейшем прекращении усобицы и наступлении внутреннего мира.

Н. В. Штыков Несмотря на полученный в Орде ханский ярлык, Всеволоду Алек сандровичу пришлось пойти на договор с Василием. Василий Ми хайлович «начя жити з братаничемъ своимъ со княземъ Всеволодомъ Александровичемъ Холмъскимъ тихо, и кротко, и мирно и въ люб ви мнозе». Нормализация отношений между князьями привела к то му, что «поидоша к нимъ людие отовсюду во грады ихъ, и во влас ти и во всю землю Тверьскую, и умножишася людие и възрадоваше ся радостию великою»83. Таким образом, в Тверской земле наступил мир, который, при нерешенных противоречиях внутри тверского об щества, был обречен на недолговечность.

Однако вражда между князьями прекратилась ненадолго. На ру беже 40–50-х гг. XIV в. обе ветви тверского княжеского дома иска ли союзников. Прежде всего, в этом преуспели дети Александра Михайловича. Так, еще в 1347 г. сестра Всеволода Холмского Ма рия Александровна вышла замуж за великого князя Семена Ивано вича. За ней в Тверь ездили бояре Андрей Кобыла и Алексей Пет рович Босоволков84. Позже, в 1349 г., другую сестру холмского князя, Ульяну, взял в жены Ольгерд Литовский, причем согласие на этот брак было получено от великого князя Семена Ивановича85. Это указывает на определенную зависимость Твери от великого князя Владимирского.

В 1350 г. была сыграна свадьба Михаила Васильевича Кашинско го, сына Василия Михайловича, и дочери Семена Ивановича Мос ковского, положившая начало более тесным отношениям кашинс ких князей и Москвы86. Тем не менее, следует согласиться с Э. Клю гом, отметившим, что стремление к союзу с Москвой первоначально исходило от детей Александра Михайловича Тверского87.

В 1352 г. младший брат Всеволода Михаил Александрович же нился на дочери нижегородского князя Константина Васильевича88.

Этот брак следует рассматривать в неразрывной связи с состояв шейся в 1354 г. свадьбой сына Константина Васильевича Бориса, и литовской княжны Аграфены Ольгердовны89. Таким образом, в на чале 50-х гг. XIV в. установились прочные связи сыновей Александ ра Михайловича с нижегородскими князьями и с Литвой.

Считается, что изменение политики московских князей по отно шению к Твери наблюдается при Иване Ивановиче, ставшим после смерти в 1353 г. своего брата Семена Гордого великим князем.

К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

С вокняжением Ивана Москва, по мнению Л. В. Черепнина и Э. Клю га, начинает ориентироваться на кашинскую линию тверского кня жеского дома90. Однако брак между Михаилом Кашинским и доче рью Семена Ивановича, скорее всего, свидетельствует об обратном.

Вероятно, переориентация московской политики на кашинских кня зей началась еще в последние годы правления Семена Ивановича.

Еще при жизни Семена, в 1352 г. Василий Михайлович получил через ордынского посла Ахмата ярлык на княжение в Твери. С это го момента «князь велики Василей Михаилевичь Тверьский нача негодование имети на братанича своего на князя Всеволода Алек сандровича Холмскаго, поминаа Бездежский грабежь его, и начя братанича своего князя Всеволода Александровича обидети чрезъ докончание, и бояръ его и слугъ его тягостию данною оскорбляти, и бысть межи ихъ неимоверьство и нелюбие...»91. Из процитирован ного выше текста, содержащегося в Никоновской летописи, следу ет, что одним из поводов к новому конфликту являлся «Бездежский грабеж» Всеволодом Александровичем своего дяди. Став обладате лем ярлыка, Василий Михайлович мог позволить себе аннулировать прежние договоренности с Всеволодом. Такое вряд ли бы произош ло, если бы Всеволод пользовался в тот момент поддержкой мос ковского князя.

Согласно Никоновской летописи, от действий Василия Михай ловича пострадали прежде всего бояре и слуги князя Всеволода.

Все же представляется весьма вероятным, что «тягости» не могли не коснуться и рядовых жителей Твери. В самом городе в 1353 г.

епископ Федор поставил золоченые кресты на главном храме — Спасо Преображенском соборе, а также на двух церквях — Св. Дмитрия и Св. Введения92. Украшение храма, несомненно, поднимало пре стиж городской общины. Возможно, водружение креста на куполе кафедрального собора Твери должно было успокоить тверичей.

Обстановка в Тверской земле осложнилась в 1357 г. На это ука зывает обращение Всеволода за помощью к приехавшему из Мос квы во Владимир митрополиту Алексею. В свою очередь, Василий Михайлович получил по «митрополичю слову» поддержку со сто роны великого князя Ивана Ивановича. Переговоры во Владимире между враждующими сторонами при участии митрополита Алексея и епископа Федора Тверского не привели к миру93.

Н. В. Штыков К 1357 г. относится смена власти в Орде, ханом которой стал сын Чанибека Бердибек. По традиции русские князья, среди кото рых были Василий и Всеволод, отправились к новому хану. Одна ко поездке Всеволода Александровича воспрепятствовали москви чи, преградившие ему путь в Переяславле. Всеволоду пришлось до бираться в Орду через литовские земли94.

После своего возвращения из Орды Василий Михайлович отпра вил к хану Григорчюка и Корея с жалобой на Всеволода. Представ ленные послами обвинения были сочтены настолько убедительны ми, что хан Бердибек без суда выдал Василию Михайловичу находя щегося в Орде его племянника. Вероятно, одной из главных причин ханского решения были связи Всеволода с Литвой. Эту версию под тверждает взятие в том же году тверичами вместе с можайской ра тью Ржевы, захваченной ранее литовскими войсками95. Действия литовцев, прямо или косвенно поддержавших Всеволода, и вызва ли резкую реакцию Бердибека. После выдачи Всеволода источники фиксируют новый виток напряженности в Тверской земле: «и бысть князю Всеволоду Александровичу отъ дяди его князя Василиа Ми хайловича томление велие, такоже и бояромъ его и слугамъ и про дажа и грабление велие на нихъ;

такоже и чернымъ людемъ данная продажа велиа»96. По мнению В. С. Борзаковского, такими мерами, как продажа и ограбление, Василий Михайлович пытался покрыть свои издержки, понесенные в Орде97. Василий Кашинский мог со бирать необходимую ему сумму не только в Холме, но и в городах, находившихся в управлении младших братьев Всеволода — Михаи ла, Владимира и Андрея. Во всяком случае, очевидно, что поборам подверглось все население, подконтрольное Всеволоду, — как кня жеские бояре и слуги, так и рядовые общинники.

Внутренние смуты в Твери подтолкнули епископа Федора к на мерению покинуть кафедру, однако этому воспрепятствовал митро полит Алексей, уговоривший Федора вернуться98.

В следующем, 1359 г. Всеволод уехал в Литву. Литовский князь Ольгерд, вероятно, оказал помощь своему родственнику: Андрей Оль гердович взял Ржеву99. По-видимому, поддержка Всеволода Литвой явилась одной из главных причин нормализации обстановки в Твери.

Кашинскому князю было трудно рассчитывать на поддержку Москвы из-за смерти великого князя Ивана Ивановича и начавшегося вслед К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

за этим спора за власть между малолетним сыном Ивана Дмитрием и нижегородскими князьями. Таким образом, уже в 1360 г. между Всеволодом и Василием был заключен мир100.

Весьма ощутима и значительна была роль литовского князя и в цер ковных делах. Ольгерд давно добивался влияния на русскую цер ковь, которая при митрополите Петре и его преемнике Феогносте все больше склонялась к союзу с московскими князьями. В этой связи следует отметить две попытки Ольгерда поставить своего мит рополита в Киев. Первый кандидат, Феодорит, вероятно, не мог рас считывать на серьезную опору в землях Северо-Восточной Руси, где не было власти Литвы. Более весомым выглядел выбор Ольгерда в случае с еще одним кандидатом на кафедру митрополита — Рома ном. Роман происходил из тверского боярского рода и, возможно, являлся родственником тверских князей. Еще в 1354 г. Константи нопольским патриархом он был назначен митрополитом в Киев101.

Однако Романа не признавал митрополит Алексей, также посвящен ный в Константинополе и пользовавшийся полной поддержкой со сто роны Москвы, большинства русских земель и церковного клира.

В 1360 г. Роман, рассчитывавший на силу своих родственных связей, приехал в Тверь. Однако тверской епископ Федор, верный митрополиту Алексею, отказался от общения со ставленником Оль герда. Тем не менее, Роман нашел теплый прием у сторонников приехавшего вместе с ним Всеволода Александровича: «потребное приемля отъ князей, и отъ бояръ Тверскихъ и отъ другихъ некихъ».

Упоминаются и князья, воздавшие «потребное» Роману. Скорее все го, здесь речь идет о трех братьях Всеволода. Кроме того, в приве денном отрывке упоминаются также тверские бояре, поддержавшие Всеволода Александровича. Холмский князь «многу сотвори честь и дары даде Роману митрополиту, и паки повеле его проводити в Литву съ честию»102. Очевидно, прибытие Романа в Тверь спо собствовало переговорам князя Василия с племянником.

Сведения о соглашении, достигнутом между Василием Михайло вичем и Всеволодом Александровичем, позволяют по-новому взгля нуть на внутреннее устройство Твери. Всеволод, «изъ Литвы при ехавъ, взялъ миръ со братьею, а князь Василеи трети ихъ очины отъстоупился и разделишася волостьми»103. Вероятно, на стороне Все волода выступали его младшие братья104, также ориентировавшиеся Н. В. Штыков на Литву. Именно им Василий Михайлович уступал «треть ихъ очи ны». Согласно В. С. Борзаковскому, указание на треть свидетельст вует о существовании в Тверской земле третной системы, сходной с московской. Доходы, поступавшие с Твери, делились между твер скими князьями. Возможно, Василий возвратил положенную часть выплат Всеволоду и его братьям, удержав за собой две трети всех доходов105. Мнение В. С. Борзаковского развил С. В. Богданов, счи тавший, что такое распределение пошлин восходит к духовной Ми хаила Ярославича Тверского. Тверская третная система, по С. В. Бог данову, старше московских третей, ведущих свое начало от завеща ния Ивана Калиты106.

А. Е. Пресняков, разбирая приведенный выше летописный отры вок о «трети», констатировал, что «текст этот вызывает немалые за труднения». По его мнению, «перед нами пример частичного “удель ного передела”, какой, по другим поводам, знают и московские духов ные грамоты;

но и тут — цель передела восстановить первоначальное соотношение единиц владения общей отчиной по уделам»107. Э. Клюг полагает, что Василий Михайлович отнял у сыновей Александра Ми хайловича Тверского «треть их уделов», а затем вернул их обратно108.

Московская система управления XIV–XV вв., на которую ссыла ются В. С. Борзаковский и С. В. Богданов, давно и пристально изу чалась историками109. Согласно А. Е. Басенкову, «совместное владе ние столицей в XIV в. — очевидно, явление уникальное, характер ное только для Москвы»110. Во всяком случае, Василий Михайлович возвратил своим племянникам часть доходов, которые получал до это го сам. Когда произошел захват этих доходов, сказать трудно, воз можно, в 1357 г., когда Всеволод испытал от дяди «томление ве лие», или во время конфликта 1352 г. Возвращение «трети» прида вало Всеволоду и его братьям больший политический вес на Руси.

Достигнуть этого Александровичам удалось только с помощью ли товской поддержки.

Однако противоречия внутри Тверской земли не были сняты. Тер риториальная вражда продолжилась, но уже с новым лидером твер ской общины. К 1361 г. относится последнее упоминание в летописях политической активности Всеволода Александровича. В Рогожском летописце сохранилось сообщение о поездке тверских князей в хан скую ставку. Василий Михайлович выехал в Орду в сопровождении К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

сына Михаила и племянника Семена. Всеволод Холмский отпра вился к хану вместе с ордынцем Ахматом. Вероятно, князья прибы ли в Орду для доставки дани111.

Уже в 1362 г. среди Александровичей выдвигается брат Всево лода Михаил Микулинский. В 1361 г. литовцы напали на тверские волости, а в следующем году Михаил Александрович урегулировал конфликт112. Возможно, непосредственное содействие Михаилу в этом деле оказала его сестра, жена Ольгерда.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.