авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Труды исторического факультета СПбГУ Центр и регионы в истории России: Проблемы ...»

-- [ Страница 5 ] --

3) «Завещание» Ми хаила Ярославича Тверского и удельная система Тверского княжества в сере дине XIV в. // Великий князь Тверской и Владимирский Михаил Ярославич:

Личность, эпоха, наследие. Тверь, 1997. С. 98–107.

Богданов С. В. «Завещание» Михаила Ярославича Тверского и удельная система. С. 99–101, 103.

Чернышев А. В. Очерки по истории Тверского княжества XIII–XV вв. Тверь, 1996.

Там же. С. 17.

Там же. С. 42–43.

Там же. С. 64–65.

Там же. С. 63.

Чернышев А. В. Тверское княжество как древнерусское «территориальное государство»: Особый путь развития // Великое прошлое. Тверь, 1998. С. 28–37.

Там же. С. 36–37.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 34. — Об участии новгородцев см.: ПСРЛ. Т. IV. Ч. 1.

Новгородская четвертая летопись. М., 2000. С. 246.

Данная гипотеза содержится в работе Ф. Х. Кисселя. Вероятно, исследо ватель сам осознавал трудность доказательства своего утверждения: «Впрочем, когда уделы постепенно умножались на Севере России, то области, принадле жавшие уделам, часто переходили от одного к другому Княжеству так, что трудно определить: когда, что кому принадлежало» (Киссель Ф. Х. История го рода Углича. Ярославль, 1844. С. 71). См. также: Чернышев А. В. Очерки...

С. 67.

Соколов А. В. Святой благоверный великий князь Михаил Ярославич Твер ской. Тверь, 1864. (Переизд. в сб.: Михаил Ярославич, великий князь Тверской и Владимирский. Тверь, 1994. С. 103);

Иноземцев А. Д. Удельные князья Ка шинские // ЧОИДР. 1873. № 4. С. 34.

ПСРЛ. Т. VI. Софийская первая летопись. М., 2000. Вып. 1. Стб. 361.

Борзаковский В. С. История Тверского княжества. Тверь, 1994. С. 312–313, примеч. 368.

Устюжский летописный свод (Архангелогородский летописец). М.;

Л., 1950. С. 49.

Кучкин В. А. Формирование... С. 160–161.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 37–38, 410.

К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

Тихомиров М. Н. Крестьянские и городские восстания на Руси XI–XIII вв.

М., 1953. С. 234;

Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки социально-политиче ской истории. Л., 1980. С. 134;

Кривошеев Ю. В. Русь и монголы: Исследование по истории Северо-Восточной Руси XII–XIV вв. СПб., 2003. С. 19.

Борзаковский В. С. История Тверского княжества. С. 109.

ПСРЛ. Т. III. С. 96;

Т. XV. Стб. 38, 410.

Там же. Т. XV. Стб. 38, 410;

горский А. А. Москва и Орда. М., 2000. С. 50.

Грамоты Великого Новгорода и Пскова (далее — ГВНП). М.;

Л., 1949.

№ 13. С. 25–26;

Кучкин В. А. 1) Последний договор Михаила Ярославича Твер ского // Великий князь Тверской и Владимирский Михаил Ярославич: Личность, эпоха, наследие. Тверь, 1997. С. 29–73;

2) Почти «пропавшая» грамота // Flori legium: К 60-летию Б. Н. Флори: сб. ст. М., 2000. С. 136–178;

3) Договорные грамоты. С. 11–67;

Янин В. Л. Новгородские акты. XII–XIV вв.: Хронологиче ский комментарий. М., 1990. С. 161.

Кучкин В. А. Договорные грамоты. С. 27–29.

Там же. С. 59.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 38, 410.

Там же. Т. XXV. Московский летописный свод конца XV в. М., 2004. С. 162.

Там же. Т. XV. Стб. 38, 411.

Там же. Т. VII. С. 191;

Житие Михаила Ярославича // Клосс Б. М. Из бранные труды: в 2 т. М., 1998. Т. 2. С. 193;

Клюг Э. Княжество Тверское. С. 111.

Кучкин В. А. Повести о Михаиле Тверском. М., 1974. С. 273;

Клюг Э.

Княжество Тверское. С. 108–114. — См. также: Кучкин В. А. Древнейшая редак ция Повести о Михаиле Тверском // Средневековая Русь. М., 1999. Вып. 2.

С. 130–155.

Житие Михаила Ярославича С. 194, 199.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 38, 410;

Т. X. С. 182. — См: Клюг Э. Княжество Твер ское. С. 111, 142–143, примеч. 106.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 40, 412.

Житие Михаила Ярославича. С. 198–199.

Кучкин В. А. Формирование... С. 184–187. — См.: Выпись из Тверских пис цовых книг Потапа Нарбекова и подъячего Богдана Фадеева 1626 г. Тверь, 1901. С. 85–86, 103.

Басенков А. Е. Создание политических систем Московского и Тверского княжеств в первой половине XIV в. / АН СССР. Институт истории СССР. Ле нинградское отделение. Рукопись депонирована в ИНИОН АН СССР № от 25.04.90. Л., 1990. С. 13–14.

Клюг Э. Княжество Тверское. С. 154.

Богданов С. В. «Завещание» Михаила Ярославича Тверского и удельная система Тверского княжества в середине XIV в. // Великий князь Михаил Яро славич: Личность, эпоха, наследие. С. 98–107.

Н. В. Штыков Насонов А. Н. О тверском летописном материале в рукописях XVII в. // Ар хеографический ежегодник за 1957 г. М., 1958. С. 37.

ПСРЛ. Т. X. С. 187.

Там же. Т. XV. Стб. 41, 414.

Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. С. 102. — См: Эк земплярский А. В. Великие и удельные князья Северной Руси в татарский период, с 1238 по 1505 гг.: в 2 т. СПб., 1891. Т. 2. С. 469.

Черепнин Л. В. Образование... С. 473.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 41, 414;

Т. III. С. 96, 338.

Там же. Т. XV. Стб. 41, 414.

Там же. Стб. 41, 414;

Т. X. С.188.

Там же. Т. XV. Стб. 42, 414. — О деятельности Юрия в Новгороде см:

Борисов Н. С. Политика... С. 178–180. — Примечательно, что Дмитрий Михай ло-вич так и не смог восстановить в Новгороде свою власть в качестве вели кого князя.

ПСРЛ. Т. X. С. 189;

Т. XV. Стб. 42, 415.

Там же. Т. X. С. 194.

Там же. Т. XV. Стб. 48.

Там же. Т. X. С. 217–218.

Там же. С. 218.

Там же. С. 220.

Там же. Т. XV. С. 57. — См.: Борисенков Е. П., Пасецкий В. М. Экстре мальные природные явления в русских летописях XI–XVII вв. Л., 1983.

С. 148.

ПСРЛ. Т. X. С. 220–221.

Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. С. 142.

Черепнин Л. В. Образование... С. 535–536.

ПСРЛ. Т. X. С. 221.

Там же. Т. XXV. С. 176.

Там же. Т. X. С. 221.

Там же. С. 222.

Клюг Э. Княжество Тверское. С. 164.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 61.

Там же. Т. XXV. С. 180.

Черепнин Л. В. Образование... С. 536;

Клюг Э. Княжество Тверское. С. 169.

ПСРЛ. Т. X. С. 223.

Там же. С. 227.

Там же. С. 229.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 66.

Там же. Т. X. С. 230;

Борзаковский В. С. История Тверского княжества.

С. 139, 345, примеч. 617–618. — Ср.: Клюг Э. Княжество Тверское. С. 172.

К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

ПСРЛ. Т. X. С. 230.

Борзаковский В. С. История Тверского княжества. С. 139, 345, примеч. 620.

ПСРЛ. Т. X. С. 230.

Там же. Т. XV. Стб. 67–68.

Там же. Т. X. С. 231.

Там же. Т. XV. Стб. 63–65.

Там же. Т. X. С. 231.

Там же. Т. XV. Стб. 69.

Клюг Э. Княжество Тверское. С. 173–174.

Борзаковский В. С. История Тверского княжества. С. 144, 345–346. — См.

также: Экземплярский А. В. Великие и удельные князья северной Руси в татар ский период. СПб., 1891. Т. 2. С. 544.

Богданов С. В. «Завещание» Михаила Ярославича Тверского и удельная сис тема тверского княжества в середине XIV в. // Великий князь Тверской и Владимир ский Михаил Ярославич: Личность, эпоха, наследие. С. 100–101, 103.

Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. С. 392, при меч. 25.

Клюг Э. Княжество Тверское. С. 190, примеч. 116.

См.: Семенченко г. В. Управление Москвой в XIV–XV вв. // Историче ские записки. 1980. Т. 105. С. 196–228;

Алексеев Ю. г. Духовные грамоты князей Московского дома XIV в. как источник по истории удельной системы // Вспо могательные исторические дисциплины. Л., 1987. Т. XVIII. С. 93–110.

Басенков А. Е. Создание политических систем Московского и Тверского княжеств в первой половине XIV в. С. 37.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 72.

Там же. Стб. 72.

Там же. Стб. 468.

Клюг Э. Княжество Тверское. С. 176. — См. также: Конявская Е. Л. «От слова честь» великому князю Тверскому // Анфилогион. Славяне и их соседи.

Власть, общество, культура в славянском мире в Средние века: К 70-летию Б. Н. Флори. М., 2008. Вып. 12. С. 243–246.

ПСРЛ. Т. XI. С. 2.

Там же. Т. XV. Стб. 75.

Акты социально-экономической истории (далее — АСЭИ): в 3 т. М., 1964.

Т. 3. № 116. С. 152–153.

Там же. С. 153. — Датировка была уточнена Э. Клюгом: 1363–1365 гг.

(Клюг Э. Княжество Тверское. С. 176–177).

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 75.

Там же. Стб. 79.

Там же. Стб. 76.

Там же. Т. XI. С. 4.

Н. В. Штыков По наблюдениям Б. Н. Флори и В. А. Кучкина, Семен вместе с братом Еремеем княжил в Клину (Флоря Б. Н. Об одном из источников «Трактата о двух Сарматиях» Матвея Меховского // Советское славяноведение. 1965. № 2. С. 57;

Кучкин В. А. Формирование... С. 181–184).

Борзаковский В. С. История Тверского княжества. С. 148–149.

Приселков М. Д. Троицкая летопись. С. 385. — См. также: Клюг Э. Кня жество Тверское. С. 180.

Иноземцев А. Д. Удельные князья Кашинские: Эпизод из политической истории Руси XIV и XV столетий // ЧОИДР. 1873. № 4. С. 43.

Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. С. 147;

ПСРЛ.

Т. XV. Стб. 86–87.

Басенков А. Е. Московско-тверские отношения при Дмитрии Донском (60–70-е гг. XIV в.): автореф. дис.... канд. ист. наук. СПб., 1992. С. 13.

Кучкин В. А. Русские княжества и земли перед Куликовской битвой // Ку ликовская битва: сб. статей. М., 1980. С. 69. — См.: ПСРЛ. Т. XV. Стб. 79.

ПСРЛ. Т. XI. С. 8;

Кучкин В. А. Формирование... С. 182.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 81.

Там же. Стб. 84.

Там же. Т. XI. С. 8.

Там же. С. 8.

Черепнин Л. В. Образование... С. 558.

Об этом см.: Дворниченко А. Ю., Фроянов И. Я. Города-государства Древ ней Руси. Л., 1988. С. 235–252;

Кривошеев Ю. В. Русь и монголы... С. 18–19, 32–42, 60–77.

Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. С. 204–209;

Черепнин Л. В. Образование... С. 557–582;

Кучкин В. А. Русские княжества и зем ли перед Куликовской битвой // Куликовская битва. С. 72–103.

Беляев И. Д. Михаил Александрович, великий князь Тверской // ЧОИДР.

1861. Т. 38. № 3. С. 1–4.

Борзаковский В. С. История Тверского княжества. С. 152, 335, примеч.

675. — См. также: Колосов В. И. Прошлое и настоящее Твери. Тверь, 1994. С. 154.

Пресняков А. Е. Образование Великорусского государства. С. 205–209.

Черепнин Л. В. Образование... С. 565–566.

греков И. Б. Восточная Европа и упадок Золотой Орды (на рубеже ХIV–ХV вв). М., 1985. С. 61–62.

Кучкин В. А. Русские княжества и земли перед Куликовской битвой. С. 80.

Клюг Э. Княжество Тверское. С. 377–378.

Басенков А. Е. Московско-тверские отношения при Дмитрии Донском (60–70-е гг. XIV в.): автореф. дис.... канд. ист. наук. СПб., 1992.

ПСРЛ. Т. XI. С. 8–9.

Там же. Т. XV. Стб. 84–85.

К истории отношений Твери и Кашина в XIII–XV вв.

Там же. Т. XI. С. 9–10.

Там же. Т. XV. Стб. 87;

Черепнин Л. В. Образование... С. 559–560.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 87.

Там же. Стб. 88.

Там же. Стб. 88–90, 429.

Там же. Стб. 90.

Там же. Стб. 90–91. — В Никоновской летописи — церковь Пресвятой Бо городицы (Там же. Т. XI. С. 12).

Прохоров г. М. Избыточные материалы Рогожского летописца // ВИД. 1976.

Вып. 8. С. 194.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 91;

Т. XI. С. 12.

Там же. Т. XVIII. С. 109. — См. также: Там же. Т. XV. Стб. 91.

Там же. Т. XV. Стб. 92.

Там же. Стб. 92–93;

Т. XI. С.13.

Кучкин В. А. Русские княжества и земли перед Куликовской битвой // Ку ликовская битва. С. 79.

Егоров В. Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой // Куликовская битва.

С. 185, 191.

ПСРЛ. Т. XV. Стб. 93.

Там же. Стб. 94–95.

цЕНТР И РЕгИОНы В ИСТОРИИ РОССИИ краем. Он осознал не только ключевое значение тех событий в дея тельности царя-преобразователя, но и единство замысла монарха:

все действия Петра I в тот небольшой период — это звенья одной цепи, звенья последовательной реализации одного замысла: поход царя в 1702 г. из Москвы к Архангельску, по Белому морю к Соло вецким островам и шествие по Царской дороге к Онежскому озеру и далее к Ладоге. Воплощение этого плана монарха привело к важ нейшим созидательным итогам государственной реформы Петра I.

Это овладение шведскими крепостями в истоке и устье Невы: Но тебург (Орешек;

11 октября 1702 г.) и Нюенсканс (1 мая 1703 г.).

Это возвращение стране выхода к Балтийскому морю. Это основа ние Санкт-Петербурга (16 мая 1703 г.) — будущей столицы Россий ской империи, крупнейшего морского порта, «визитной карточки»

преобразованной страны. Наконец, это начало создания Балтийско го военно-морского флота. Но события 1702 г., связанные с Осуда ревой дорогой, — одни из наиболее ярких в цепи тех событий: это ярчайший пример успешного созидательного взаимодействия цент ральной власти и местного самоуправления.

Народные предания об Осударевой дороге, передаваясь из уст в уста уже более трех столетий, живы в памяти людей Поморья и поныне. Посетив в августе 2008 г. местность, где начиналась трас са Осударевой дороги, автор статьи записал у поморов ряд преда ний о посещении этих мест Петром I, о трудах местного населения по прокладке и обслуживанию дороги.

Вечером 27 августа, т. е. за день до 306-летней годовщины при бытия царя Петра I в это старинное селение у берегов Белого мо ря, состоялась беседа в доме супругов Анастасьевых: Николая Ана тольевича и Нины Николаевны. Дом, кстати, находится, по преданию, примерно в сотне метров от того места, где стоял двухэтажный дом зажиточного семейства Козловых, в котором остановился в свое время монарх.

— Как же правильно говорить: Государева или Осударева доро га? — начал я расспросы.

— Раньше не Государева, а Осударева дорога говорили, — отозвал ся Анатолий Николаевич.

— Старухи-то говорили: Осударева дорога, — подтвердила Ка питолина Григорьевна Титова (урожденная Анастасьева).

П. А. Кротов — Я в детстве ходила по Осударевой дороге, все расспрашива ла, — продолжала рассказ Капитолина Григорьевна. — У бабушки все спрашивала. У бабушки Феклы. Она умерла в 1950 г. в 76 лет. Осо бенно как-то тогда не интересовались. Просека и просека. Зимник.

Он был и до Петра Первого. Он по этому пути и шел так. Зимой на волокушах ездили. Летом пешком ходили. Была дорога хорошая тогда в Оштомозеро. Петр Первый шел морем до Вардегоры. Уже по суше прибыл в Нюхчу.

а б а) Анастасьев Анатолий Николаевич, потомственный житель Нюхчи.

Снимок 25 августа 2008 г.;

б) Титова (Анастасьева) Капитолина Григорь евна, потомственная жительница Нюхчи. Снимок 27 августа 2008 г.

Беседа шла долго;

много сведений было записано со слов рас сказчицы, предки которой жили в Нюхче и в 1702 г. «Испокон веков говорили: вот дорога-то Петра Первого. Петровский зимник прямой как труба шел. Сейчас она просматривается очень хорошо. На мху то бревна лежат кое-где», — рассказывала в те же дни внимательному слушателю Феоктиста Иосифовна Козлова, другая уроженка Нюхчи.

Жительница села Нюхчи Марья Григорьевна Миронихина (род.

в 1928 г.) сообщила 28 августа 2008 г.: «Раньше говорили: Осударева.

По-деревенски! Это теперь люди стали культурные: Государева го ворят. Сейчас она вся заросла. Петруша-то тащил суда. Там стилили царская дорога 1702 г.

мосты, бревна. Лес-то рубили — так и стилили. По бревнам волокуши шли — сани. Так и тащили. Бревна, чтобы лошадям пройти, кругляши бросали. Он всех поголовно забирал мужиков рубить, тащить-то».

Итак, события прокладки Осударевой дороги 1702 г. имели об щероссийское значение. С другой стороны, местные жители поныне рассказывают о них исторические предания, ими гордятся в Помор ском регионе.

Дом в Нюхче, на месте которого стоял дом зажиточного семейства Козловых (третий по счету от наших дней, согласно преданию), где остановился 16 (27) августа 1702 г. Петр I. Снимок 27 августа 2008 г.

Как сказано, события, связанные с Царской дорогой 1702 г., стали прологом основания Санкт-Петербурга и началом создания Балтийско го флота. Они явились важнейшей частью воплощения стратегическо го замысла Петра I — возвратить России выход к Балтийскому морю.

Эти события — крайне интересный пример эффективного взаимо действия центральной власти и местного самоуправления, имевший место в регионе Поморья. Пример успешного воплощения «проекта»

П. А. Кротов Осударевой дороги наглядно демонстрирует ту роль, которую игра ло в русской истории местное самоуправление и которую «не видят»

столь многие отечественные и зарубежные ученые.

Вид села Нюхча. Снимок 25 августа 2008 г.

Обратимся к рассмотрению характера этого взаимодействия. Ка кие решались тогда вопросы, как быстро, какими средствами, что было конкретно сделано северными волостями, каковой оказалась для поморов «цена» воплощения царского замысла?

Временная последовательность событий похода царя из Архан гельска в 1702 г. отмечена вкратце в известных документах Петров ской эпохи. По поручению Петра I была написана «Гистория свей ской войны». Он вычитывал ее и правил в отдельных местах. Она же является официальным источником и повествует об этих собы тиях так: «...Его Величество с... пятью баталионами гвардии авгус та в 5 день от города Архангелского учинил морем транспорт... ми мо Соловецкого монастыря к деревне Нюхче, а оттоль сухим путем до... Повенца чрез пустыя места и зело каменистыя»1. 10 августа царская дорога 1702 г.

1702 г. караван судов подошел к Соловецкому монастырю;

16-го снова двинулся в путь, а вечером прибыл к селению Нюхча (урочище Вардегора на берегу Белого моря). 28 августа присутствие царя бы ло уже зафиксировано на берегу Онежского озера2 (село Повенец).

Автору в ходе многолетних поисков удалось обнаружить, так ска зать, два пласта неизвестных ранее ценнейших первоисточников по ис тории Царской дороги 1702 г. Во-первых, это «верхний пласт» — пе реписка гвардейских офицеров-устроителей Осударевой дороги3. Этот блок документов позволяет охарактеризовать действия царя, его бли жайшего окружения и наделенных властью непосредственных испол нителей. Как правило, последние являлись прямыми подчиненными царя как капитана Бомбардирской роты Преображенского полка.

Остров на реке Нюхча — часть села, именуемая Гаванка. По преданию Петр I останавливался в доме семейства Козловых на этом острове.

Снимок 25 августа 2008 г.

Во-вторых, в Российском государственном архиве древних актов в Москве были выявлены делопроизводственные материалы вотчин П. А. Кротов Соловецкого и Крестного Онежского (Кийостровского) монастырей, по владениям которых проходила трасса знаменитой дороги. Они включают крестьянские челобитные, приговоры по ним монастыр ских властей и итоговые хозяйственно-финансовые документы назван ных монастырей — это «нижний пласт» источников. Таким образом стало известно, кем и как прокладывалась Царская дорога. О работе крестьян-поморов подробно рассказывается в официальных докумен тах о жизни местных «миров»-волостей и монастырских властей.

Итак, начнем последовательно рассматривать вопросы, характе ризующие взаимодействие представителей царской власти и «мест ных структур» в ходе осуществления этого окутанного легендами важнейшего мероприятия государства, вошедшего в историю как Осударева дорога 1702 г.

8 июня 1702 г. ближний боярин, адмирал и генерал-фельдмар шал Ф. А. Головин, правая рука монарха, «по указу царя и великого князя Петра Алексеевича» выдал наказную память писарю Бомбар дирской роты гвардейского Преображенского полка И. К. Муханову и сержанту той же роты М. И. Щепотеву. Согласно этому основопо лагающему предписанию о прокладке и обустройстве Царской дороги главы российского «правительства» в тот период времени, действия по его выполнению должны были развернуться немедленно.

В первую очередь, необходимо отметить, что организаторов, пос ланных для подготовки трассы для следования войск во главе с царем, было немного. Наказную память выдали И. К. Муханову и М. И. Ще потеву «с товарыщи — десяти человеком»4. В волости Крестного Онежского монастыря 12 июня 1702 г. прибыли, помимо названных писаря и сержанта гвардии, еще 16 солдат — всего 18 человек5. Ос новная работа по прокладке и обслуживанию трассы должна была лечь на местное самоуправление, т. е. крестьянские волости. Опреде ленную управленческую роль сыграли и монастырские власти. Сразу же надо отметить, что структуры более высокого уровня управления на местах — уездные воеводы (или коменданты) — оказались в сторо не от процесса. Какого-либо непосредственного участия их в эпопее Осударевой дороги в удаленном северном крае по выявленным источ никам не прослеживается. Уполномоченные Петра I взаимодействова ли напрямую с представителями местной низовой выборной власти в общинах-волостях: земскими старостами, выборными от крестьян.

царская дорога 1702 г.

Что предписывалось осуществить уполномоченным гвардейцам, посланным 8 июня 1702 г. из Архангельска морским путем?

Из содержания наказной памяти следует, что преображенцы долж ны были первыми проделать предстоящий царским войскам путь и всесторонне его подготовить. Им следовало «ехати... от Архан гелского города морем до реки Онеги» — устья впадающей в Онеж ский залив Белого моря р. Онеги. Именно морем до побережья Онеж ского залива позднее проследовали и войска во главе с монархом.

Далее И. К. Щепотеву и М. И. Муханову предстояло избрать про должение маршрута — путь «к Олонцу и до Великого Новагорода способной и блиской, и мочно б было тем путем проходить его, ве ликого государя, служилым людем безо всякие остановки»6.

Предстоящий путь еще следовало окончательно определить на ме стности, поскольку на этот счет имелось несколько предположений.

Выбранный маршрут надлежало подробно описать: «И, едучи, им те... пути, выпрашивая везде всяких чинов у людей, описать имянно:

по урочищам, которыми реками и озерами, также и сухим путем чрез которые места дорожной путь до тех вышеписанных городов явитца ближе, и свободнее, и безопаснее, и мочно ль отсюду до Олон ца и до Великого Новагорода безо всякие трудности доехать однем водяным путем, не занимая нигде сухова пути, и которыми реками и озерами, и на каких судах по которой реке ходить будет возмож но, и сколь те реки или озера широки и глубоки, и какими прозва ниями, и не будет ли на которых реках каких каменистых порогов или для мелей, непроходимых мест, и тот водяной путь жилыми ль местами будет или пустыми, и которых городов и уездов, и жили ще от жилища в разстоянии на скольких верстах, и как которому селу и деревне прозвание, и тот водяной путь везде ли в поводь или вверх против воды, и бечевою ль или на гребле ходят, и во много ли дней или недель тем водяным путем от города Архангелского до Олонца и до Великого Новагорода поспеть мочно»7.

Местным жителям предписывалось содействовать царским послан цам: давать подводы, рассказывать о имеющихся дорогах, показывать путь и др. Относительно послушания местных крестьян у И. К. Муха нова «с товарыщи» имелась царская грамота. Для ослушников госу даревой воли предусматривались жесткие меры принуждения. Об этой стороне организации работ по прокладке и обслуживанию Царской П. А. Кротов дороги тоже говорится в наказной памяти Ф. А. Головина: «И о том о всем тех городов и уездов жителем его, великого государя, грамо та послана с ними ж, Ипатом с товарыщи, в которой писано, что, как они... в которой город или уезд и тех уездов в села и деревни приедут и учнут о тех дорогах водяным и сухим путем спрашивать, и им про те оба пути велено сказывать, не тая ничего, вправду, чрез которые места ближе, и свободнее, и безопаснее, и от урочища и до урочища давать им, Ипату с товарыщи, подводы везде без задержа ния и для указывания тех дорог посылать с ними старожилов, зна ющих и тех обоих путей сведомых людей...»8.

Как следует из приведенных отрывков, выбор наилучшего пути для царя и гвардии должен был производиться отправленными для устройства трассы гвардейцами, но на основе в первую очередь оп росов местного населения, используя знание местности проживав шими там людьми и их осведомленность об удобных маршрутах для прохода нескольких тысяч людей. Следовательно, царь и его ок ружение изначально видели, что воплощение столь важного в страте гическом отношении плана призвано было опираться на самое ши рокое содействие местных жителей. Без такой помощи грандиозный проект, собственно говоря, вообще не мог бы быть осуществлен.

Следующей задачей «путевой команды» гвардейцев являлось уст ройство на всем предстоявшем пути следования царского двора и войск почтовой связи с северо-западными порубежными региона ми страны — городами Олонцом и Великим Новгородом. Вот как эта задача изложена в наказной памяти: «...Для почтовой гоньбы по всей дороге от урочища до урочища, росписав по тритцати верст, розставить, выбрав ис тех городов и из уездов посадцких и волост ных жителей, по 7 человек на сухом пути з добрыми верховыми ло шадми, и с седлы, и с уздами, а водяным с лотки, и с кормщики, и з гребцы, и со всякими к ним принадлежащими припасы и при казать тем выборным почтарем под смертным страхом, чтоб они для той почтовой гоньбы, которая пойдет от города Архангелского к Олонцу и в Новгород, также и ис тех городов к городу Архангел скому, были денно и ночно всегда в готовости безотступно и гоня ли б они с почтою в оба пути перемена до перемены наскоро денно ж и ночно с великим поспешениеим верст по десяти и по 15-ти в час, а водяным путем как бы наискоряе, не мешкая нигде ни за чем, царская дорога 1702 г.

и перемена б у перемены почтовые сумы с писмами принимали с росписками, описывая имянно на подорожной часы, в котором та почта куда прибежит или отпуститца»9.

Для устройства новой трассы почтовой связи предписывалось провести следующие действия: «А для той почтовой гоньбы в тех местех, чрез которые она гонять будет, в грязных местах, и на ре ках, и на речках, и на ручьях, и на всяких переправах велеть тамош ним жителем учинить мосты, а где возможно, и гатьми огатить, так же и в лесах, буде явитца где дорога нерозчищеная, велеть розчис тить и зделать везде дорожной проезд свободной тех же городов уездными людми, чтоб той почтовой гоньбе и во время проходу ве ликого государя служилым людем нигде ни за чем никакие останов ки и препоны отнюдь не было»10.

Осуществление важнейшей государственной функции — связи, от отлаженного действия которой зависела оперативность и эффек тивность управления Российским государством, военными действия ми против Швеции, в полном объеме возлагалось на местные во лости, крестьянское самоуправление. В наказной памяти так говорит ся об этом аспекте реализации царского проекта Осударевой дороги:

«А тем выборным почтарям велеть давать им до его, великого го сударя, указу, покамест они у той почтовой гоньбы побудут, на про кормление, чем им мочно пропитатьца, из мирских доходов тех же городов и уездов з жителей»11. Иными словами, содержание почто вых постов (ямов) целиком ложилось на местные финансовые ис точники («из мирских доходов»).

Местным жителям предписывалось: «...не отговариваясь ни в чем...

в почтовой установке и гоньбе, как водяным, так и сухим путем бы ли б они, городовые и уездные люди, послушны и чинили о всем по тому его, великого государя, указу неотложно, тотчас, безо вся кого ослушания»12. Оговорены были и наказания за неисполнение государева повеления: «А буде кто по тому его, великого государя, ука зу чего не исполнит или им, посланным урядником, в том в чем учи нитца ослушен, и тем людем от великого государя быть в смертной казни безо всякие пощады и животы их взяты будут на великого го сударя бесповоротно»13.

Итак, задачи, поставленные 8 июня 1702 г. перед гвардейцами Петра I, обрисованы.

П. А. Кротов Как удалось воплотить их в жизнь? Как шло взаимодействие царских посланцев и местных структур управления: монастырских властей и общин-волостей?

В первую очередь, требует объяснения сам факт успешной про кладки Царской дороги в столь сжатые сроки, чрезвычайная быстро та подготовки трассы для «государева шествия». Как объяснить этот феномен? Это один из важнейших вопросов для исследования.

Прибытие главного распорядителя по подготовке трассы сержан та Бомбардирской роты Преображенского полка М. И. Щепотева «с то варищи и с протчими салдаты» на устье р. Онеги зафиксировано в «Книгах перечневых» — документах хозяйственной отчетности Кре стного монастыря (январь 1703 г.). Согласно этим документам, это произошло 13 июня 1702 г. М. И. Щепотев направлялся в Нюхоц кую волость — место начала будущей Осударевой дороги, предна значенной для царского шествия. Цель прибытия М. И. Щепотева изложена в документе четко. Имеющаяся в источнике формулировка проливает яркий свет на то, что представляли собой работы крестьян по прокладке Царского пути: «...для установления на ямах почто вой гонбы, и для чищенья дорог, и на дорогах, на реках, и на ручьях, и на мхах, и на протоках мостов»14.

Итак, работы по подготовке пути для царского шествия сведены в документе к устройству почтовых ямов, «чищенью дорог», на стилке помостов на моховых болотах, на водных преградах — мостов.

В монастырских перечневых книгах также описаны трудовые усилия крестьян отдельных волостей. Работники из семи волостей Крестного монастыря трудились на том участке, который, собствен но, и является Осударевой дорогой — путем, по которому прошел царь с войсками: от Нюхотской волости до Повенца. Все они рабо тали «четыре недели за своим хлебом и харчем». Монастырские власти оплачивали труд работным людям своих волостей: за неделю по 40 или 45 коп. каждому человеку. Имеющиеся в «Книгах перечне вых» формулировки позволяют оценить характер производившихся крестьянами работ. Поморы Устьенской и Андозерской волостей (85 человек) «в Нюхоцкой волосте и к Повенцу, к Онего-озеру, чрез суземок вновь дорогу прочищали и мосты мостили чрез великия мхи и реки в страднее самое жнитвенное время»15. Работники Вор зогорской волости (31 человек) «от Нюхоцкой волости к Повенцу царская дорога 1702 г.

дорогу чистили, и мосты мостили по мхам и по рекам, и горы ров няли»16. Крестьяне Нименской волости (58 человек) «от Нюхоцкой волости и к Повенцу, и до Онега-озера, новым местом дорогу чис тили, мосты мостили и горы ровняли»17. Поморы из Подпорожской волости (49 человек) «от Нюхоцкой волости к Повенцу, и до Оне га-озера, мосты мостили, и дорогу чистили, и горы ровняли». Ра ботные люди из Порожской волости (72 человека) «от Нюхоцкой волости к Повенцу, и до Онега-озера, дорогу чистили, и мосты на водили, и горы ровняли»18. Крестьяне Вонгутцкой волости (67 че ловек) «от Нюхоцкой волости к Повенцу, и до Онега-озера дорогу чистили, и мосты мостили, и горы ровняли»19.

Таким образом, выполненные крестьянами разных волостей Крест ного монастыря работы имели сходный характер: «дорогу прочища ли и мосты мостили чрез великия мхи и реки», «дорогу чистили, и мосты мостили по мхам и по рекам, и горы ровняли» и т. п. Речь везде идет именно о расчистке трассы. Крестьяне расширяли, об новляли существующую дорогу-просеку: рубили лишние деревья, выкорчевывали пни, сдвигали на край валуны, засыпали низменные места и срывали небольшие возвышенности, выравнивая поверх ность Царской дороги. На особо вязких участках моховых болот, где это требовалось, устраивались деревянные помосты. Как сказа но, поморы из Нименской волости «новым местом дорогу чисти ли», т. е., можно понять, им достался отрезок пути, где ранее про секи и помостов на мхах не было вообще. Может быть, имелась тропинка? Очевидно, что на большинстве участков Осудареву до рогу в 1702 г. просто расширяли, подновляли, достраивали, но ос нова ее уже была. Это первая причина столь быстрой прокладки трассы на местности. Вторая причина — расчищенная для прохода войск и волока двух малых фрегатов трасса не являлась простран ным и хорошо оборудованным шоссе. Во множестве случаев она представляла собой просто просеку сквозь лесные массивы, проход по болотным мхам, расчищенный от валунов, редколесья и пней.

Сам автор, пройдя на пути от Нюхчи до Вардегоры по моховому болоту — начальному отрезку Царской трассы — видел отчетливо со хранившиеся следы петровской дороги: сдвинутые в ряде мест на край проложенной в 1702 г. дороги валуны. Северная природа с боль шим трудом залечивает полученные раны: на болотных участках П. А. Кротов трассы не растут деревья, и путь ее пролегания хорошо выделяется среди чахлого редколесья моховых болот.

Местные старожилы, с которыми общался автор, вполне разде ляют такой взгляд. К. Г. Титова сказала в беседе с автором статьи в 2008 г.: «Да строить ее и не надо было! До Повенца — там, конеч но, он и сам кое-что прокладывал. А там тоже люди жили! Расши рять-то уж, конечно, надо было. Суда тащили!»

Царская дорога — следы от трассы 1702 г. на болоте вблизи Вардегоры.

Край дороги отмечен рядом березок, растущих среди сдвинутых на обочину валунов. Снимок 26 августа 2008 г.

Поныне остается невыясненным вопрос: сколько людей прокла дывало, обустраивало и обслуживало в 1702 г. Царскую дорогу. На родные предания нередко называют невероятно большое число ра ботников-строителей. Служащий лесного ведомства Г. Родин запи сал около 1833 г. у местных жителей: «Якобы такое множество было людей при устройстве мостов, что на каждого человека досталось положить в течение всей дороги одну перекладину»20.

царская дорога 1702 г.

Выявленная делопроизводственная документация Крестного Онеж ского монастыря позволяет привести статистические данные о чис ленности работников во время строительства Царской дороги. Трудо вой вклад крестьян из вотчин Крестного монастыря обобщен в «Кни гах перечневых», законченных в январе 1703 г. Согласно подсчетам, при расчистке трассы для царского шествия в 1702 г. с 13 июля в течение трех-семи недель работали 668 поморов. В возмещение затрат монастырские власти платили «на всякую неделю всякому человеку по пятнадцати алтын» (45 коп.). Еще 369 поморов (из 17 мо настырских волостей) были посланы до Повенца «в проводники за лошадми». Подводчики служили от восьми до девяти недель «с про ходами» (включая путь до места работы и обратно). Недельная плата подводчикам была «по четыре гривны» (40 коп.) человеку и еще столько же на содержание лошади. Перевозки необходимых грузов «на соймах и на судах» к пристани у Вардегоры осуществляли 112 по моров — кормщиков и работных людей. Они работали в течение двух недель. Плата им составляла «по полтине человеку на неделю, а на су ды по рублю». Еще 40 человек в течение 13 недель жили в устье р. Онеги «для перевозу государевых служивых людей», солдат, ло шадей и содействия почтовой гоньбе. Их оплата за неделю равня лась 11 алтынам и 4 деньгам (35 коп.). На трех ямах — почтовых станциях, располагавшихся в вотчинах Крестного монастыря, — нес ли службу с 1 июля 1702 г. 12 крестьян-«почтарей»21.

Если суммировать числа, то из вотчин Крестного монастыря, размещавшихся по берегам Онежского залива Белого моря, соглас но документу, в работах по прокладке и обслуживанию Царской до роги в 1702 г. принял участие 1201 человек.

Строили и обслуживали Царскую дорогу в 1702 г. не только по моры из волостей Крестного монастыря, но и из не менее обшир ных вотчин Соловецкого монастыря, из Олонецкого уезда, других мест, по которым подобные статистические данные не найдены. При таком уровне источниковедческой разработки вопроса есть основа ния с доверием воспринимать количественные данные, приведенные знатоком истории Царской трассы, старым помором из Нюхчи Ф. Г. По ташевым. Старик очень подробно рассказал спустя полтора столе тия, в 1856 г., путешествовавшему в этих краях писателю С. В. Мак симову о событиях 1702 г. Его повествование хорошо соотносится П. А. Кротов с данными документальных и летописных источников. Ф. Г. Пота шев сказал: «...Из разных мест народ пригнан был, несколько ты сяч»22. Уроженка Нюхчи Ф. И. Козлова также утверждала в беседе с автором статьи в 2008 г.: «Не очень издалека пришли строить».

Мостов на трассе Царской дороги «ради государева скораго пут наго шествия», очевидно, пришлось построить немало. Есть осно вания полагать, что они были трех типов. Первый тип — это мост «на клетках», т. е. цепочка срубов-«торас» и срубов-ряжей из массив ных деревянных брусьев, установленных в пойме и собственно в рус ле реки, которые служили опорами (быки) для сооружения поверх них настила из слег и бревен — проезжей поверхности моста. Такой мост мог служить до первого ледохода. Второй тип — это та же кон струкция из «торас» и «клеток», но заполненных валунами и грунтом.

Такая конструкция моста, естественно, обладала устойчивостью к ле доходам, в устьях рек — к накатывавшимся с моря волнам и т. п., была долговечной, но и требовала более значительных трудовых затрат на ее возведение. Третий тип мостов — это так называемые «живые мосты», состоявшие из судов-понтонов, на которых делался бревенчатый настил.

Крестьянами Нюхоцкой волости, к примеру, в ходе подготовки к «путному шествию» Петра I были сооружены два моста «на клет ках»: через р. Нюхча и ее правый приток Ухту. Вот как писали об этом властям Соловецкого монастыря в челобитной 16 сентября 1702 г. жители волости: земский староста Л. Семенов, выборные В. С. Брюшков «с товарыщи и все нюхоцкие крестьяне». Ниже по мещен отрывок из их челобитной: «...по указу великого государя в Нюхоцкой волости против монастырского двора построен мост чрез реку Нюхчю на клетках и другой мост чрез реку Ухту на клетках же ради ево, великого государя, путного шествия и ради ево госуда ревых почтовых грамот, и писем, и всяких припасов воски от города Архангелсково к Повенцу сухим путем»23. Однако поморы-нюхчане к тому времени не успели еще заполнить «клетки» и «торасы» мос тов камнями и грунтом. Мосты без такого заполнения ряжей и «то рас» не могли простоять долго: «...Крепости никакие не положено, и каменем не обрано со сторон, и в клетки також де каменя не поло жено, а те реки болшие, и весною вода велика бывает, и лед також де велик ходит, и без крепости те мосты все розломает»24. Жители царская дорога 1702 г.

соседних волостей, колежемцы и сумляне, отказывались без особо го указа монастырских властей оказывать в будущем помощь в этом трудоемком деле: «...по первому зимнему пути камень на лошадех возить и в клетки закладывать»25.

Урочище Вардегора на берегу Белого моря в часы отлива.

Здесь 16 (27) августа 1702 г. высадился с войсками Петр I. Тут была сооружена в 1702 г. специальная пристань для вытаскивания на берег кораблей. Снимок 26 августа 2008 г.

На челобитную ответили келарь Соловецкого монастыря старец Илларион, казначей иеромонах Иннокентий и соборные старцы. Мо настырскому приказному иеродьякону Николаю в Сумском Остроге и приказчику Колежемской волости старцу Диодору послали при говоры об оказании содействия. Крестьянам двух названных волос тей следовало: «...те мосты крепить, и каменье возить, и в торасы на сыпать, чтоб вешнею водою и лдом тех мостов не повредило, а от нюдь бы было то мостовое строенье построено неоплошно, чтоб в том государева гнева не принять»26.

П. А. Кротов Может быть, существующий ныне в Нюхче протяженный и ши рокий деревянный мост через реку на «торасах» и «клетках», запол ненных камнями и землей, имеет отношение к событиям 1702 г.?

Мост через реку Нюхча. Вид с Николиной горы. Снимок 25 августа 2008 г.

Мост на ряжах из бревен, заполненных внутри камнями и грунтом, возможно, впервые был сооружен в 1702 г. в связи с прокладкой трассы для «государева шествия».

Обратимся теперь к вопросу о том, чего стоило местным общинам устройство почтовых ямов. М. И. Щепотев, наделенный «по имянно му великого государя указу» всеми необходимыми полномочиями, 13 июня распорядился выставить почтовую службу в трех волостях Крестного монастыря (Устьенской, Тамицкой, Ворзогорской) — всего 12 почтарей с лошадьми27. Таким образом, отсчет времени по обу стройству нового маршрута почтовой связи следует вести именно с этой даты. Ранее цепочка почтовых ямов была доведена по уже существовавшим дорогам от Архангельска до переправы, имевшейся в устье р. Онеги. Дальше почтовые ямы устраивались вновь вблизи царская дорога 1702 г.

берега Белого моря до Нюхоцкой волости, а оттуда — к Повенцу на Онежском озере.

Устройство почты силами крестьян-поморов в пределах и за пре делами монастырских вотчин описывается в «сказке» келаря Крест ного Онежского монастыря старца Памвы, казначея монастыря Иоаки ма и всей братии. Этот документ монастырского делопроизводства составлен по самым свежим следам событий 6 сентября 1702 г. Вот отрывок из него: «В нынешнем 702-м году июня с 13-го числа по имянным великого государя указом от Архангелского города чрез вотчину Крестного монастыря в Нюхоцкую волость и за Онего-озеро учинена почтовая гонба, и по вотчине Крестного монастыря на ус тье Онежском на монастырском дворе и в ыных местех по волос тем построены ямы, и к тое почтовой гонбе на тех ямах приставле но двенатцеть человек почтарей, и им, почтарем, для той гонбы дано с монастырской же вотчины двенатцеть человеком лошадей доб рых. И тем почтарем за тое почтовую гонбу по указу великого го сударя платят монастырские ж вотчинные крестьяне по четыре денги человеку на день по вся месяцы, да тем почтовым лошадем исходит в корм овса на месяц по шти четвертей и болши да сена по 25 возов»28.

Как следует из «сказки», устройство почтовых ямов было не самой сложной и не наиболее финансово затратной частью выпавших на до лю поморов трудов: «Да монастырские ж наши крестьяне меж вот чинными волостми на грезях, и на мхах, и на речках, и на протоках мосты мостили, и дороги розчищали вновь шириною в три сажени, и признаки ставили, работали недели по три и по четыре человек ста с три и болше. И до сего числа те дороги починивают и мосты крепят почасту, потому что морскою погодою на речках мосты роз бивает. И от Нюхоцкой волости к Онегу-озеру, к Повенцу, впрямь чрез суземок вновь дорогу просекали и чистили и мосты мостили многими ж крестьяны многое время»29.

Монастырский келарь Памва упомянул в «сказке» от 6 сентября 1702 г. еще один вид работ, выполненных к тому времени крестьяна ми Крестного монастыря: «Да по имянным же великого государя ука зом вотчинные ж Крестного монастыря разных волостей крестьяне делали сто пятдесят телег двоеколесных и те телеги провожали в Ню хоцкую волость и на Вардегору морским путем в наемных ж судах и наемными людьми верст сто и болши»30.

П. А. Кротов Крестьяне волостей Крестного монастыря претерпели большие тяготы и понесли значительные убытки в связи с обслуживанием Царской дороги. В той же столь содержательной «сказке» келаря Памвы и старца Иоакима с братией колоритно изложено, как это происходило. Обратимся к этому вновь выявленному источнику:

«Да по ево же, великого государя, указу июля з 10-го числа приез жали в Крестной монастырь и в вотчинные волости многие салда ты и выслали в две высылки из монастырских сел, ис вотчинных во лостей со всех дворов в тое же в Нюхоцкую волость монастырские и мирские лошади с хомуты и з дуги все без останка, и за теми ло шадми проводники с харчевыми и с конскими припасы. И от Ню хотской волости по новоучиненной дороги до Повенца пот казною великого государя, и под началними и всяких чинов людми, и под всякими припасы ходили те лошади по два и по три пути. И, ис тех походов, с Повенца идучи, многие лошади от гладу померли, а иные по лесам изгибли безвестно, а которые лошади и пришли ис похо дов в розных числех, и те лощади были в походах недель по седми и по осми и пришли едва живы, с великою нуждою, а досталые многие лошади и по се число ис походов не бывали. Да для провозу великого государя казны и началных людей и салдатов поставлено на новоучиненной же дороги в вотчине же Крестного ж монастыря на устье Онежском дватцет лошадей с проводники, також и на про чих ямах, которые в вотчине Крестного монастыря ямы, лошади и проводники есть же»31.

Из приведенного отрывка выясняется важная подробность. Уже к 6 сентября 1702 г. поморы из волостей Крестного монастыря, окаймлявших Онежскую губу Белого моря, осуществили по две и да же по три поездки на подводах с грузами по трассе Осударевой до роги до ее конечного пункта — Повенца. Таким образом, интенсив ность труда крестьян была сверхвысокой.

В связи с обслуживанием Царской трассы на крестьянские хо зяйства поморов ложились и побочные нагрузки. Согласно изучае мой челобитной от 6 сентября 1702 г. — уникальному для исследу емого сюжета источнику — они были следующими: «Да сверх тех почтарских и поставленных лошадей проезжие всяких чинов люди под казну великого государя, и под всякие припасы, и под себя доста лых монастырских и крестьянских лошадей в пополнение в подводы царская дорога 1702 г.

емлют же, сколько когда понадобитца. И для тех проездов по ево ж, великого государя, указу вотчинные же крестьяне на тех же ямах строят телеги, и сани, и дровни, а сколько когда тех построенных те лег, и саней, и дровен под казну великого государя, и под началних, и под служивых людей, седел в отпуске, и те телеги, и сани, и дров ни, и седла проходят без перекладки безповоротно. А водяным пу тем суды с работными людьми, с парусы и с якори, и в тех судах морем возят верст по пятидесят и болши, и для морской великой погоды судов отступаютце, да для перевозу на устье чрез Онегу-ре ку государской казны, и припасов, и началних и всяких чинов лю дей, и почтовой гонбы, и государских лошадей орленых, которые от города Архангельского и из Двинского уезда из разных волостей высланных лошадей в Нюхотскую волость, покупали барки, и су ды, и веревки, и якори, и мелкие лотки, и у того перевозу для ра боты вотчинные ж крестьяне из волостей сорок человек безотход но и по се число. Да у того ж перевозу на обоих сторонах реки и вотчиною около ямов по морскому берегу всякими прохожыми лошадми сенные покосы многие покормлены. Да по ево ж, велико го государя, указу взято в Нюхотскую волость из Крестного ж мо настыря две тысячи кирпичю, и тот кирпич провожали наемными ж суды и людьми. Да по ево же, великого государя, указу высланы были из монастыря и из вотчины суды, и шняки, и всякие ловецкие карбасы для вывоски с кораблей всяких государских припасов с ра ботными людьми, и тех судов возвратилось малое число, потому что тех судов многое число морскою погодою розбило. Да для при езду всяких проезжих началних людей и для почтарей и почтарс ких лошадей и подводных куплено и построено изба з двором за ре кою Онегою монастырскими ж крестьяны»32.

Власти Крестного монастыря подытожили «сказку» следующи ми словами: «...Будучи в той работе у новоучиненной дороги, и поч тарских, и подводных лошадей во взятье, и в денежных платежех, и в строении телег, и в судовой провадки... Крестного монастыря крестьяне оскудели и до конца разорились...». Монастырские началь ники просили освободить поморов из принадлежащих монастырю волостей от очередного чрезвычайного сбора — по 14 алтын со двора на обеспечение найма подвод для провозки военных грузов от Мос квы к Пскову и Архангельску33.

П. А. Кротов Челобитная поморов Сумского Острога (ныне Сумский посад) властям Соловецкого монастыря от 23 июля 1703 г. проясняет вопрос о том, как было организовано вытаскивание малых фрегатов «Св. Дух»

и «Курьер» в 1702 г. на берег у Вардегоры — именно с этого собы тия начался волок малых фрегатов по Царской трассе. В 1703 г. «по имянному великого государя указу... и по приказу губернатора Алек сандра Даниловича Меншикова» вновь потребовалось, как и в пре дыдущем году, тащить на берег буеры — подарок голландских купцов И. Любса и Х. Бранта Петру I. Затем буеры нужно было опять-та ки тянуть волоком по Осударевой дороге до Повенца34. Для выпол нения соответствующих работ из Сумского Острога было приказано отправить «двести человек крестьян для выгруски ис кораблей под Вардегору, и для проводин заморских судов, также и всяких потреб от морской пристани до Повенецкого рядку». Тогда же было предпи сано «выслать под Вардегору триста сажен завозов лодейных да дват цеть бочек порозжих»35. Порожние бочки, как представляется, тре бовались для того, чтобы, жестко прикрепив их к освобожденному от груза корпусу буеров («заморских судов») ниже уровня воды, приподнять буеры повыше над водой. Это помогло бы вытаскива нию судов на берег в прилив на «морской пристани» у Вардегоры с помощью «завозов лодейных» — длинных канатов с прикреплен ным на конце каждого якорем, к которому подтягивали судно при вытаскивании его на берег или при движении против течения на ре ке. Как следует из документа, быстрая разгрузка кораблей (за один день) и вытаскивание их на берег моря из воды — это тоже мероп риятие, потребовавшее в 1703 г. участия не менее двух сотен лю дей (только из Сумского Острога) и немалых трудовых усилий.

Вытаскиванием однотипных малых фрегатов «Св. Дух» и «Курь ер» на берег моря открылась ставшая легендой эпопея Осударевой дороги. Успешно осуществленный волок фрегатов по суше на протя жении 160 верст явился беспримерным в истории России, а в вос приятии людей начала XXI столетия — это центральное событие эпо пеи. Корабли были нужны для изгнания с Ладожского озера швед ской эскадры вице-адмирала Г. фон Нумерса, еще господствовавшей на водах озера в день принятия царем окончательного решения о во локе (16 августа 1702 г.). Без разгрома этой эскадры на Ладоге было невозможно овладеть Нотебургом, что являлось решающим звеном царская дорога 1702 г.


обрисованного выше замысла Петра I. Перетаскивание по устроен ной поморами в кратчайший срок трассе двух корпусов малых фре гатов, наименьшая масса каждого из которых после разгрузки, сня тия артиллерии и такелажа должна была составлять, по расчетам, 102 тонны36, — это материализованное воплощение колоссальной во ли Петра Великого в достижении поставленной цели превращения России в великую державу. Решение тащить по суше через болота, мхи, леса, водные препятствия по трассе, протянувшейся на 160 верст, значительного размера боевые корабли мог принять только неорди нарный государственный деятель, готовый преодолеть все преграды, возникающие на пути к воплощению заветной цели. В восприятии людей XXI столетия волок по суше 1702 г. — это ярко выраженное воплощение колоссальных сил русского народа, которые могут про являться в годины тяжелых испытаний.

Исследование героических событий волока 1702 г. крайне за труднено скудостью и разрозненностью существующей документаль ной базы. Это объективное обстоятельство, можно думать, создало почву для сделанного современным исследователем М. Ю Данковым спорного заключения, что волока по Осударевой дороге малых фре гатов «Св. Дух» и «Курьер» в 1702 г. вообще не было! В его очерке 2006 г. можно прочитать следующие строки: «...Летописные и фоль клорные сведения о волоке “по сухой настилке” этих кораблей до сих пор не подтверждаются ни одним прямым архивным источником.

В то же время для многих современных исследователей тексты ле генд по-прежнему выступают не артефактом, а достоверной информа цией»37. По словам М. Ю. Данкова, «специалистам пока не доступны прямые источники, указывающие на факт волока кораблей, участие их в осаде Нотебурга...»38. Как предполагает исследователь, царь, прибыв к морской пристани у Вардегоры, «понял абсурдность и бес перспективность возможной организации волока по сложной пере сеченной местности морских фрегатов, имеющих... размерения кор пуса... 21,35,52,7 м»39. Общий вывод исследователя категоричен:

«Архивными данными, иконографическим материалом, эпистоляр ными источниками, как и выводами, полученными в ходе исследо вательской работы на местности по научному проекту “Осударева дорога” (г. Петрозаводск), факт волока морских фрегатов по землям Карелии, к сожалению, не подтверждается»40.

П. А. Кротов Сведения «сказки» поморов Нюхоцкой волости 1709 г. первым использовал историк Ф. Ф. Веселаго (1875)41. М. Ю. Данков выдви нул новаторское предположение. По его мысли, реальный факт во лока в 1703 г., спустя год после прокладки Царской трассы, двух буеров — относительно небольших судов, подаренных русскому мо нарху голландскими купцами И. Любсом и Х. Брантом, жители во лости «с легкостью приписали личности Петра I»42.

Мыс у Вардегоры — место начала Царской (Осударевой) дороги.

Снимок 26 августа 2008 г.

«Сказка» была написана спустя семь лет после легендарного пе рехода 1702 г. его современниками и участниками. От имени выбор ных «и всех крестьян» Нюхоцкой волости в ней говорится: «А в прош лые 702-й и 703-й годы к работе тое дороги и к мощению работные люди браны были с Каргополского, и с Олонецкого уездов, и с Лоп ских погостов, и с Соловецкой вотчины, и со всего Поморья. И мос ты были крепкие. И по тое дороги наперед сего провожали буяры всем Поморьем. И мосты были тверды, и буяры поднимали, а под Ю. В. Тот ее расстроить. На практике такой подход воплощался в незначи тельное обновление неэффективных частей управленческого меха низма и различные канцелярские реорганизации.

В это же время вопрос о реорганизации местного управления был поставлен видным ученым, правоведом и государственным де ятелем М. А. Балугьянским в записке «Рассуждение об учреждении управления в губерниях»34. Автор считал необходимым перенести организационные принципы, положенные в основу деятельности ми нистерств, на местное управление. «Россия велика, — писал М. А. Ба лугьянский. — Только сохранением единства правительства, сораз мерным разделением дел на министерства, учреждением соответству ющих каждому из них в провинциях (т. е. в губерниях. — Ю. Т.) управлений можно преодолеть неудобства огромного пространства»35.

В рамках переустройства системы местного управления М. А. Ба лугьянский предложил следующие меры. Во-первых, генерал-губер наторства как административно-территориальные единицы сохра нялись только в столицах, Сибири и пограничных районах. В других регионах не предусматривалось ни генерал-губернаторов, ни глав ных, ни губернских советов. Управление империей должно было осуществляться по губерниям. Во-вторых, из компетенции губерн ского правления изымались судебные и финансовые вопросы, и тем самым «правительственная часть отделялась от судной и финансо вой». В-третьих, каждая из отраслей губернского управления, со гласно своей компетенции, переходила под контроль соответствующе го министерства. В-четвертых, для каждой отрасли местного управле ния, с учетом «Общего учреждения министерств», устанавливались:

«1. Предметы. 2. Состав. 3. Власть. 4. Отношения и сношения. 5. Пись моводство». В-пятых, чиновникам местной администрации увели чивалось жалованье36.

М. А. Балугьянский исходил из того, что основу губернского уп равления должны составить губернское правление и казенная палата «под непосредственным начальством министерств по принадлеж ности». В уездах, городах и селах им подчинялись соответствующие местные инстанции37. Таким образом, каждое министерство получало на местах подотчетное только себе учреждение. Губернское правле ние, осуществлявшее административно-полицейские функции, пере ходило в ведение только одного министерства — МВД. «Министерство Проблема реорганизации местного управления и земской полиции...

внутренних дел и Губернское правление, — писал М. А. Балугьян ский, — суть правления народом (Regence, Regierung) в отношении его к благоденствию и безопасности и к публичному праву. Все другие министерства и места, кроме судных, суть только управле ние частей. Без сего нет возможности учредить с точностью Ми нистерства внутренних дел и губернское правление»38.

М. А. Балугьянский ратовал за ограничение круга полицейских вопросов в деятельности губернского правления. Безопасность под данных, охрана их имущества и чести, преследование преступни ков, предварительное следствие, паспортный контроль, устройство тюрем, пересылка колодников и т. д. вверялись так называемой «По лиции предохранительной». Ее образовывали городская и земская полиция. При этом все судебные дела подлежали изъятию из веде ния губернского правления. Учреждением врачебных управ, аптек, госпиталей, распределением лекарей в уездах, контролем за качест вом продуктов, организацией здравоохранения в масштабах губер нии и т. д. должна была ведать особая медицинская полиция39.

Согласно предложениям М. А. Балугьянского, ряд изменений сле довало внести в организацию уездного управления. Нижний земс кий суд — высшая полицейская инстанция в уезде — переименовы вался в уездное управление, возглавляемое исправником. «Название земского суда не прилично, — отмечал М. А. Балугьянский, — ибо ни какому правительственному месту не должно судить. Сие смешение двух несходственных должностей есть одна из причин беспорядков в уездах»40.

Уезд составляли волости казенных и помещичьих селений. В две три волости назначался один земский комиссар41. Предметы ведом ства уездного правления повторяли круг деятельности губернского правления. Уездное правление состояло из исправника и 2–4 засе дателей. Исправник утверждался императором из числа советников губернского правления, других чиновников, прослуживших в уч реждениях губернского управления, или из местных дворян. В долж ностной губернской иерархии исправник занимал следующую ступень после вице-губернатора. Заседатели уездного правления от помещи чьих селений избирались уездным дворянством, а от казенных — гу бернским правлением. И те и другие должны были состоять на го сударственной службе42.

Ю. В. Тот В волостях надзор за исполнением распоряжений губернского правления осуществляли земские комиссары, находившиеся на граж данской службе. Их обязанности ограничивались в основном поли цейскими функциями. В казенные волости они назначались губерн ским правлением, в помещичьих — избирались дворянством уезда из местных дворян или чиновников, служивших в губернских уч реждениях43.

Программа реорганизации местного управления М. А. Балугьян ского включала ряд предложений, которые ранее не содержались в аналогичных проектах и записках. К ним следует отнести изме нение в порядке назначения должностных лиц уездных полицейс ких инстанций и учреждение должности земских комиссаров в во лостях. Однако наиболее существенным новшеством следует при знать принцип, в соответствии с которым «полиция судная не может быть предметом правительственного места». Подчеркивая необхо димость отделения суда от администрации, автор писал: «Всякий чувствует, что там, где правительственная власть (губернатор. — Ю. Т.) может дать повеление судьям судить то или другое, пересматривать их приговоры, остановить исполнение, там не закон царствует, а про извол»44. Таким образом, М. А. Балугьянский фактически поставил вопрос о пересмотре всего круга деятельности полицейских учреж дений, а следовательно, и об изменении их роли и места в системе местного управления.

«Комитет 6 декабря» на заседаниях 15, 22, 26 и 29 февраля 1828 г.

рассмотрел предложения М. А. Балугьянского по реорганизации мест ного управления. Члены Комитета весьма настороженно отнеслись к внесению принципиальных изменений в действовавшее законода тельство по вопросам управления. Полицейскую сферу губернско го правления рекомендовалось сохранить в прежнем виде. Измене ния в этой области, утверждал Комитет, повлекли бы «за собою многие неудобства». В начале обсуждения записки М. А. Балугьян ского члены Комитета еще раз заявили о том, что главную цель сво ей деятельности они видели не в изменении сложившегося порядка управления, а в его усовершенствовании. Комитет допускал только «некоторые частичные перемены и дополнения» в системе управле ния и то лишь в том случае, когда они соответствовали «истинным нуждам государства» и были направлены на исправление недостатков Проблема реорганизации местного управления и земской полиции...


управления, «обнаруженных многолетним опытом». Согласно точке зрения Комитета, все возможные проекты преобразования местного управления должны были в первую очередь основываться на «Уч реждениях о губерниях» 1775 г. и последующих правительствен ных указах. Тем не менее, Комитет «согласился в общем смысле»

с предложением М. А. Балугьянского об изъятии у полиции судеб ных функций, подтвердив свое мнение о нежелании менять сложив шийся порядок управления45.

Согласие «в общем смысле» воплотилось в два решения Коми тета. Во-первых, земский суд делился в соответствии с основными направлениями деятельности полиции на три отделения: обществен ной безопасности, исполнения судебных приговоров и финансов, причем каждое из них должно было заниматься исключительно сво им кругом дел. Во-вторых, в организацию нижнего земского суда предполагалось внести изменения. Однако это решение несколько от личалось от предложений М. А. Балугьянского. Нижний земский суд переименовывался не в уездное управление, как в проекте М. А. Ба лугьянского, а в уездную управу. Комитет, увеличив число заседа телей уездной управы до шести (по два от каждого отделения), не регламентировал их численность, увязывая ее с конкретными местными условиями (протяженностью территории уезда, населен ностью, общим количеством дел, рассматриваемых уездной упра вой). В целях ускорения рассмотрения дел и принятия по ним ре шений Комитет предложил предоставить исправнику и заседателям право принимать непосредственно на месте решения по «простым и неважным» делам46.

На ход обсуждения проекта М. А. Балугьянского, равно как и на принятые решения, несомненно оказала влияние довольно жесткая установка Комитета, направленная на то, чтобы максимально сохра нить дух и букву «Учреждений о губерниях» 1775 г. Поэтому все конкретные предложения Комитета ограничивались исключительно его рамками и не вносили существенных изменений в систему мест ного управления, а только корректировали отдельные ее элементы, причем те из них, несовершенство которых становилось очевидным настолько, что игнорировать его было уже невозможно.

Своеобразным итогом занятий «Комитета 6 декабря 1826 г.»

в сфере реорганизации местного управления стал подготовленный Ю. В. Тот М. М. Сперанским проект «Учреждения для управления губерний», одобренный Комитетом на заседании 20 марта 1829 г. Во всех офици альных документах он именуется проектом «Комитета 6 декабря».

Проект предваряло «Введение к проекту губернского учрежде ния» — пространное теоретическое исследование вопросов органи зации местного управления, в котором М. М. Сперанский подробно излагал свои взгляды на роль и место полиции в системе губерн ского управления, на эволюцию полицейских учреждений, а также их обязанностей, анализировал причины неудовлетворительного со стояния полиции.

М. М. Сперанский выделял три уровня местного управления: гу бернское, уездное и волостное. Круг их деятельности составляли полицейские (исполнительные), судебные и хозяйственные вопросы.

Правильная организация местного управления, по мысли М. М. Спе ранского, зависела в первую очередь от точного определения ком петенции каждой из этих отраслей и строгого разграничения обя занностей между ними, в отношении чего автор предвидел значи тельные трудности, ибо, как уже отмечалось, характерной чертой российской системы местного управления являлось тесное пере плетение в ее рамках разнородных видов деятельности.

Уязвимым звеном местного управления являлась уездная система и соответствующие полицейские учреждения. «Земский исправник или заседатель — все должен знать, все обязан исполнить — от по имки простого бродяги до самых важных и многосложных уголов ных следствий, — отмечал М. М. Сперанский, — все лежит на его по печении. От полтинной пошлины за гербовую бумагу до сотен ты сяч недоимок — во всем он ответствует, за все его винят и с него взыскивают. Но кто же есть сие странное лицо, от коего требуют такой всеобъемлемости? Это большею частью отставной офицер, весьма малограмотный, служащий или поневоле, или из-за куска насущного хлеба. Следовательно, не то удивительно, что существу ют злоупотребления и упущения, но дивиться поистине должно, что есть еще в уездах какая-нибудь тень управления, — правда что одна только тень, и то весьма слабая»47.

Высказываясь за сохранение в компетенции губернского управ ления полицейских, хозяйственных и судебных отраслей, М. М. Спе ранский предложил объединить их в два направления: «ведомство Проблема реорганизации местного управления и земской полиции...

полиции и хозяйства» и «ведомство судебное». Административно полицейскими и хозяйственными вопросами должен был ведать но вый орган — особое присутствие губернского правления и казенной палаты под председательством гражданского губернатора. В состав особого присутствия входили: вице-губернатор, председатель казенной палаты, старшие советники — по одному от губернского правления и казенной палаты, заседатель приказа общественного призрения48.

Подобно губернскому управлению, с аналогичным кругом дея тельности организовывалось управление уездом. Высшие админи стративно-хозяйственные функции в уезде передавались общему присутствию уездного правления. Его образовывали: земский ис правник, городничий, уездный казначей и городской голова. Пред седательствовал в уездном правлении особый чиновник — «прави тель уезда». Эту должность мог занять уездный предводитель дво рянства. Однако, если совмещение должностей в силу каких-либо обстоятельств будет признано нецелесообразным, то в этом случае общее губернское присутствие имело право назначать на эту долж ность одного из помещиков губернии. Уездное правление наделя лось правами и властью в уезде, подобно губернскому правлению в губернии49.

Реализуя свою идею об объединении городского и уездного уп равления в одной инстанции, М. М. Сперанский ввел в состав уезд ного правления городничего и городского голову. Суть проблемы он видел в том, что с учреждением губерний вне уездного управле ния оказались города, хотя территориально они оставались в рам ках уезда. Это привело к оформлению независимых друг от друга административных инстанций — уездной и городской, подчиненных губернской администрации. Параллельное существование «незави симых начальств» и полицейских органов приводило к значитель ным неудобствам, так как их действия затруднялись «многосложнос тью в делах, бесплодной перепиской и обоюдными беспрерывными жалобами». Образование уездного управления из двух частей — го родского и уездного во главе с общим присутствием уездного прав ления — разрешало эту проблему. Уездные города в административ ном отношении переходили в подчинение уездного присутствия, и тем самым устранялась двойственность и разобщенность в систе ме уездного управления50.

Ю. В. Тот В зависимости от численности населения высшему администра тивно-хозяйственному и полицейскому органу городского управле ния присваивалось соответствующее название, формировался его состав. В «многолюдных» городах, разделенных на части (город ские районы), учреждалась городская управа под председательством городничего или полицмейстера. В ее состав входили также и част ные приставы. В «средних» городах, делившихся на кварталы, уп раву образовывали квартальные во главе с городничим. В «мало людных» городах, где по штату не предусматривалась должность городничего, городская управа должна была состоять из городовых и старост, избираемых городскими жителями51.

Преобразования затрагивали и земский суд. Для того чтобы под черкнуть различие между полицейскими и судебными действиями уездных органов, М. М. Сперанский предложил переименовать зем ский суд в земскую управу. Возглавлял ее земский исправник, в со став управы входили также пять заседателей. Трое из них избира лись дворянством, а двое других назначались: один — общим при сутствием правительственных губернских органов по хозяйственным вопросам, другой — общим присутствием губернских судебных орга нов. Первый должен был ведать хозяйственной полицией, т. е. конт ролировать и осуществлять разнообразные действия в хозяйствен ной сфере, второй — руководить судебной полицией. Остальные чле ны управы, в ведении которых находились другие части «общей полиции», должны были оказывать им всякое содействие. В распо ряжение земской управы для подержания связи с волостями поступа ли низшие полицейские служители — сотские. Их число определялось уездным правлением в соответствии с числом волостей, расстоянием между ними и прочими местными особенностями. Контроль за дея тельностью управы должно было осуществлять уездное правление52.

Аналогично губернской и уездной строилась и волостная система управления. «Две степени управления полагается в волостях, — пи сал М. М. Сперанский, — волостное и сельское. Первое заключает ся в волостном правлении, второе в сельской управе»53. В селени ях, насчитывавших не менее 25 дворов, образовывалась сельская управа, в волости — волостное правление. Сельская управа и волост ное правление выполняли полицейские, судебные и хозяйственные функции в рамках своей компетенции и территории.

Проблема реорганизации местного управления и земской полиции...

Волостное правление составляли волостной голова, 2 волостных старшины, 6 сельских судей, волостной писарь и волостной мир.

Волостной голова избирался волостным сходом, который формиро вался из представителей всех деревень волости, по одному от каж дой деревни. Деревни с числом дворов свыше 35 избирали двух представителей. При волостном правлении для поддержания связи с деревнями, входившими в волость, состояли десятские. Их коли чество определялось уездным правлением для каждой волости от дельно и зависело от ряда факторов: числа селений, расстояния меж ду ними, от различных местных условий54.

Сельскую управу образовывали сельские старшины, сельские су дьи и сельский мир. В ее распоряжении находилось определенное число десятских, избираемых сельским миром по одному от 10 дво ров. Сельский старшина избирался на один год всеми домохозяева ми и утверждался волостным правлением. Сельские судьи также избирались домохозяевами селения ежегодно. Четыре сельских су дьи вместе со старшиной составляли сельский суд. Сельский мир включал всех хозяев домов, подведомственных сельской управе55.

Проект М. М. Сперанского объединял ряд идей и конкретных по ложений, содержавшихся в проектах А. Д. Балашова и М. А. Балугьян ского, а также различные мнения членов «Комитета 6 декабря 1826 г.»

по вопросам губернского управления, сформировавшиеся в ходе об суждения этих проектов56. Переименование земского суда, точное определение его функций, создание единой уездной системы управ ления в составе уезда и уездного города — все эти меры были пред метом обсуждения в Комитете. Однако точка зрения М. М. Сперан ского на отделение «хозяйственной и судебной полиции от общей»

была значительно ближе к взглядам М. А. Балугьянского, чем к по зиции Комитета. В свою очередь, позиция М. А. Балугьянского по воп росу об изъятии у полиции судебных функций являлась более пос ледовательной, чем у М. М. Сперанского. Последнему, по-видимо му, удалось убедить Комитет в целесообразности такого изъятия и включить это положение в текст «Проекта учреждения для управ ления губернией», но в своей трактовке57.

В предложении М. М. Сперанского создать в губерниях, уездах и волостях новые административно-хозяйственные и полицейские органы (в губерниях — особые присутствия, а в уездах и волостях, Ю. В. Тот по образцу губернского присутствия, — правления) несложно увидеть аналогию с предложениями А. Д. Балашова об организации губерн ских советов. Подход М. М. Сперанского к формированию этих орга нов практически не отличался от взглядов А. Д. Балашова. В проектах проявилось еще одно, так сказать, идейное сходство: авторы явля лись сторонниками реформы полицейских учреждений. И тот и дру гой рассматривали полицию в первую очередь как институт, посред ством которого осуществлялись исполнительные функции местной администрации.

Однако роль и место полиции в системе управления они пони мали по-разному. А. Д. Балашов рассматривал полицию как един ственное и универсальное средство для исправления едва ли не всех недостатков, имевших место в системе местного управления. В по нимании М. М. Сперанского задачи полиции были гораздо скром нее: она должна была выступать только как исполнительная состав ляющая различных отраслей местного управления.

При сравнении заключения Комитета по проектам А. Д. Балашова и М. А. Балугьянского с окончательным вариантом проекта М. М. Спе ранского нетрудно заметить, что позиция Комитета по вопросу о ре форме как в целом местного управления, так, в частности, и полицей ских учреждений претерпела определенные изменения, в результате чего ряд положений проектов А. Д. Балашова и М. А. Балугьянского, ранее по существу отклоненных Комитетом, был представлен в проек те М. М. Сперанского. В свою очередь, проект М. М. Сперанского, как уже отмечалось, был одобрен Комитетом, что дает основание рассматривать данный проект как итоговый документ, подготовлен ный «Комитетом 6 декабря» по реформе местного управления. Воз можно, на позицию Комитета оказал определенное влияние автори тет М. М. Сперанского и М. А. Балугьянского, которым явно благо волил император58.

Большую роль сыграла и в целом позитивная оценка Николаем I основных положений проекта М. М. Сперанского. Не мог не ска заться и еще полностью не утраченный преобразовательный импульс царствования Александра I, продолжавший оказывать воздействие и на нового императора, и на часть высших чиновников государства, собравшихся в «Комитете 6 декабря» по воле нового монарха для «пересмотра государственного управления».

Проблема реорганизации местного управления и земской полиции...

На заседании 18 декабря 1829 г. В. П. Кочубей ознакомил членов Комитета с мнением Николая I о проекте нового губернского управле ния, основные положения которого были представлены ему в жур нале Комитета от 20 марта 1829 г. Император «признал совершенно правильным общее разделение губернского устройства на части пра вительственную и судную... благосклонно изъяснялся и на счет при нятого Комитетом плана для исправления губернского учреждения»59.

Как следует из журнала заседания, каких-либо возражений или за мечаний по проекту в целом или отдельным его положениям царь не сделал. Однако при этом он обратил внимание на одно важное обстоятельство, а именно — на недостаточные финансовые возмож ности государства для реализации предполагаемых проектом мер.

Николай I прямо поставил перед Комитетом вопрос: каким образом и за счет каких средств привести в действие предложения, содер жащиеся в проекте? Председатель также сообщил, что император оставил у себя «представленное в Комитет действительным тайным советником М. М. Сперанским Введение к проекту»60.

8 января 1830 г. Комитет вновь вернулся к рассмотрению проек та М. М. Сперанского в связи с изложением В. П. Кочубеем мнения императора по «Введению к проекту». Несмотря на то что «озна ченные в оном основания» были признаны Николаем I «совершенно правильными», отношение царя как к проекту в целом, так и к его отдельным положениям изменилось. В отличие от общего одобри тельного тона прежних монарших резолюций, оценка императором ряда положений «Введения» была уже иной. В ней присутствовала оп ределенная доля сомнения относительно возможности их реализации.

Николай I обратил внимание Комитета на трудности, с которы ми могли встретиться местные власти в подборе достойных канди датов на вновь учреждаемые должности уездных правителей. Пред ложение же совместить в одном лице обязанности уездного правите ля и предводителя дворянства не нашло поддержки у царя. С одной стороны, Николай I выразил сомнение относительно того, что пред водители дворянства согласятся на совмещение двух этих должнос тей, так как многие из них «отказываются от принятия даже одной предводительской должности». С другой — он не был убежден в том, что предводители дворянства, заняв должность уездного правителя, не будут, в силу своего сословного положения и назначения, хотя бы Ю. В. Тот иногда «охранять особенные выгоды» своего сословия61. В случае уч реждения должности уездного правителя император предлагал Коми тету высказать свое мнение о порядке введения такового в должность.

Николай I полагал, что этот порядок мог состоять либо в избрании уездного правителя дворянством, либо в одновременном представле нии совместного списка возможных кандидатов на эту должность от дворянских сословных органов и от общего присутствия губерн ского правления. Из составленного таким образом на основе «двоя кого представления» списка «правительство» (под ним, вероятно, подразумевались как губернатор, так и министр внутренних дел) осуществляло выбор наиболее достойного кандидата62. Принятие последнего предложения вносило бы существенные изменения в дей ствовавшее положение о порядке назначения должностных лиц мест ной администрации.

Проект М. М. Сперанского не встретил поддержки со стороны представителей высших правительственных кругов. Последователь ными критиками проекта выступили министр финансов Е. Ф. Канк рин и министр внутренних дел А. А. Закревский, мнения которых отражало противоположную точку зрения и на реформу местного управления в целом, и на реорганизацию составной части этого уп равления — полиции. Е. Ф. Канкрин в начале своих «Замечаний» о проекте М. М. Сперанского определил ключевые, с его точки зре ния, недостатки проекта: отход от духа и буквы «Учреждений о гу берниях» 1775 г.;

прямая связь проекта с преобразованиями системы местного управления в центральных российских губерниях, пред принятыми А. Д. Балашовым, и административной реформой, осу ществленной М. М. Сперанским в 1819–1822 гг. в Сибири64. «Первая черта сего предположения, — отмечал Е. Ф. Канкрин, — при некото ром сохранении нынешнего наружного вида есть коренная переме на не токмо духа губернского учреждения, но даже правил ныне во обще принятых в европейских монархиях — по примеру Сибирско го учреждения и бывшего устройства Рязанской губернии»65.

По мнению Е. Ф. Канкрина, создание новых административных коллегиальных учреждений в губерниях, уездах, волостях и селениях, предусмотренных проектом М. М. Сперанского, значительно усилива ло коллегиальный принцип принятия решений в ущерб единоначалию.

Губернское управление в таком случае становилось раздробленным, Проблема реорганизации местного управления и земской полиции...

замедлялось рассмотрение дел, увеличивались делопроизводствен ная переписка и число чиновников, возрастали финансовые издерж ки. Как бы подводя черту под своими рассуждениями относитель но этой части проекта, Е. Ф. Канкрин писал: «Кроме того, известно, что верный способ ничего не делать, ничего не исправлять есть вве дение излишних инстанций и совещаний»66.

Е. Ф. Канкрин сформулировал и охарактеризовал различные прин ципы организации местного управления. Несмотря на то что их теоре тическое обоснование и формулировка относятся к первой трети ХIХ в., идеи и подходы, определявшие суть этих принципов, не ут ратили своего значения и впоследствии.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.