авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«© Степан Мазур Цикл Скорпиона Том первый: «Слёзы солнца» ...»

-- [ Страница 5 ] --

- Как-то не приходилось. Надо попробовать.

Сёма подскочил:

- Брат! Ты же мне уже кровный брат. Кровавейший. Брат во крови или кровавый брат во второй степени. Короче, другом ты мне был до того, как жизнь на школьном поле спас. А сейчас и довольно крупненькую сумму сохранил. Вот на этой вот самой карточке.

– Сёма продемонстрировал запрограммированный кусок пластика. - Отец ещё при моём рождении выделил мой личный счёт в банке и постоянно пополнял его. Там одних процентов на полжизни вперёд. Недавно вот в последнюю встречу дал эту карточку и сказал, что я могу делать с ней всё что захочу. А я ещё ни разу и не пользовался. Не было необходимости. Если бы потерял, пришлось бы ждать возвращения отца, чтобы заблокировать счёт, я в этих банковских операциях не разбираюсь. А так всё бы уже потратили ворюги. Кстати, поедание родительских процентов считается мажорством? Ты не в курсах?

Скорпион подхватил мысль:

- Это когда даже в зрелом возрасте дети живут за счёт родителей?

- Примерно так.

- Ну, если будешь много тратить без нужды, обещаю надавать тебе по репе. Так что не волнуйся.

Глаза Сёмы загорелись огоньком:

- Вот именно! Да всё равно всё отдам, отработаю. Я же здоровый как конь, на мне пахать можно будет.

- Отработаешь?.. Знаешь, я тоже когда-то так говорил. В той далёкой больнице, когда кроссовки стащил. Только это была необходимость, чтобы выжить.

- Да ладно, Скорп. Не препирайся. Шут с ними, с кроссовками. Вот если бы ты убил кого-нибудь… - Сём… - Что?

- Это была тоже необходимость. Я спас Дмитрия и Елену.

- Один раз не считается.

- Их было четверо, - припомнил Сергей закапываемые тела.

- Законодательством разрешается применять силу в случае самообороны. Они же хотели убить твоих новых родителей?

- Хотели.

- К тому же они были совсем не ангелами?

- Это точно.

- Хе, совестливый нашёлся тут мне. Забей! Мы идём покупать пару-другую роликов. А людей на земле и так слишком много.

- Как у тебя всё просто.

- Слушай, ты когда-нибудь в шутеры гонял? Стрелялки.

- Я с компьютерами пока не очень.

- Так вот, там для прохождения игры, в среднем совершаешь тысячу-другую убийств. Наше поколение достаточно закалено кровавыми играми, фильмами и сводками новостей.

- Всё никак не могу привыкнуть к цивилизации. Ну да ладно, уговорил. Пойдём в магазин, - улыбнулся Скорпион и добавил, - напомни мне как-нибудь покатать тебя на джипе. И научить стрелять из автомата. Интереснее игрушек. Я один прикопал под городом с арсеналом. Надо будет потом забрать.

Сёма вскинул брови до неба. Чуть не выскочили, требуя подробного рассказа. Под оживлённый разговор парни пошли бродить по бульвару, подставляя солнцу белые после лечения плечи.

Спортивный магазин располагался на первом этаже в здании пятиэтажки. Он блестел на солнце старой вывеской, приветливо распахнув двери.

Продавщица помогла подобрать ролики по размеру. Сёма закупил дополнительные колёса, полный набор амуниции от перчаток до наколенников и шлема. Брат от всего этого с улыбкой отказался, кроме удобного крепкого рюкзака для транспортировки роликов. Удобнее, чем в руках таскать.

На улице Скорпион первым надел ролики. Придерживаемый Сёмой, постарался обрести равновесие. С координацией дружил. Всеслав уделял этому много внимания. Так что за небольшое время освоил нехитрый способ нового передвижения и стал помогать Семёну.

Пришлось ждать, пока блондин облачится во всю амуницию. Сергею казалось, что этот роликовый рыцарь только и делает, что хочет опробовать новое снаряжение. Сёма каждые пятнадцать секунд падал, чиркал перчатками об асфальт, быстро вскакивал и тут же падал снова. Спешил, как на пожар.

- Слушай каскадёр. Летай тут пока, а я пойду, минералки возьму, - Скорпион покатился к дальнему торговому лотку.

Небольшая очередь задержала. И пятиминутного отсутствия хватило, чтобы Сёма нашёл пару неприятностей. Не врала старая поговорка: «Кто ищет, тот всегда найдёт».

Горе-роллер умудрился освоиться в вертикальном положении и с ходу решил взять максимальную крейсерскую скорость. Проходящий отряд цыганёнков не догадывался о возможностях роликов и подспудном желании Сёмы к большой скорости. Скорпион лишь застал момент столкновения Сёмы с одним из четырёх цыганёнков лет под шестнадцать.

Сёма неосознанно выбрал самого рослого и крепкого.

Боец. Интуиция.

Сёма же раздумывал о системе торможения и достижениях цивилизации в этой области, когда перед ним вырос высокий человек с замедленной реакцией и отсутствием самосохранения.

«Так вот на чём основана система торможения»! – Успел подумать Сёма и взмыл в воздух вместе с пассажиром.

Небо и земля поменялись местами.

Скорпион заскользил на всей скорости к лётчику-каскадёру. Блондин после падения просто возлежал на асфальте и готовился быть убиенным на месте бандой справедливо озверелых цыганят.

- Аслам, по-моему, твой нож залежался в ножнах. – Раздалось над ухом Сёмы.

- Не зря я прихватил его у Тёти Цыли. Ох, как не зря. Сколько там Гошик за ролики давал?

- Нам хватит.

- Хорошо сказал.

Скорпион развеял мечты цыган и беспокойства Сёмы. Если уж убивать, то только собственноручно. И только зубрением правил ниндзя. Не сбавляя скорость, добавил к полётам Аслама ещё один, толкнув его на траву, проехал по ногам второго цыганёнка.

Двое других, замерев, наблюдали, как чёрнявый схватил их законную «добычу» за рюкзак и добавил ему пинок роликом для ускорения. Горе-каскадёр вскочил со скоростью молнии, и заскользил к набережной быстрее черноволосого Опомнившись, цыганята помчались следом. Скорпион догнал Сёму, схватил за рукав и повлёк вперёд ещё быстрее, корректируя своим телом новые попытки друга припасть к земле.

Сзади раздавались крики и лютые угрозы цыган. Постепенно отдалялись. Свернув за поворотом, ребята оторвались от погони, но ещё долго не сбавляли скорости, миновав набережную и выехав на Уссурийскйи бульвар с другого края Амурской набережной.

Лишь там Скорпион сбавил скорость. Затормозил, резко развернувшись полукругом. Затормозил и Сёму, который закрыл глаза и пытался врубиться в стену изо всех сил, вновь забывая про тормоза и своей руководящей роли в роликах.

- Переобуваемся. Быстро! – бросил Скорпион.

Сёма опустил голову, медленно достал из рюкзака кроссовки, подкатился к стенке.

Прекрасно понимал, что друг снова спас ему жизнь.

- Скорпионыч, признаю - был не прав. И тебе не стоило меня вытаскивать. Ну, помяли бы рёбра, отобрали бы ролики и всё. Поделом.

Скорпион приподнял уголки губ, обнял за плечи:

- Да ну их. Грозные слишком. Я тебе лучше сам по репе настучу. Братская обязанность.

- Брат! – Сёма обнял Скорпиона. – Ты мне действительно как брат. Только в следующий раз я тебя спасать буду. Хорошо?

Оба влились в поток гуляющих людей по Уссурийскому бульвару. Он был оживлённее Амурского в этот день. Здесь находились городские пруды, где народ искал свежести. Побродив вдоль их, ребята свернули и поднялись на центральную улицу города - Карла Маркса. Она находилась меж двумя бульварами.

Сёма с видом экскурсовода объяснял Сергею наличие магазинов, кинотеатров.

Вдруг резко остановился. Глаза загорелись. Схватил за руку и потащил в большой выставочный зал. Это был компьютерный зал.

- Ты чего?

- Пойдём, заценим, там новое «железо» должны были привезти.

И Сёма надолго застыл у стенда с игровыми приставками, как раз презентовали новую игровую лабораторию. Блондин вдруг потянулся к кредитке и через пять минут с самой довольной миной складывал в рюкзак новую игровую приставку. Кейс с двадцатью новыми играми пришлось нести в руках.

Следующий стенд вновь завладел вниманием блондина. Он замер, как леопард в кустах. Глаза хитро сощурились, словно готов был прыгнуть на добычу. Из добычи сверкали выставленные в ряд жк-мониторы с диагональю 30 дюймов. Руки вновь потянулись к карточке.

- Ты что-то там про растраты говорил, - напомнил Скорпион. – Мажоры, всё такое.

- Нам жить осталось три дня! – Воскликнул Сёма, добавил, - а если выживу, то отработаю с тройной выгодой. Ты ж меня знаешь. Я кремень. Сказал – сделаю.

- Ага, уже слышал.

- Да просто времени сделать не было.

Сёма оформил заказ с доставкой на дом и Скорпион быстрым шагом потащил к выходу мимо стендов принтеров, сканеров, виртуальных очков, девайсов и спутниковых антенн. Но Сёма, как монумент, застыл напротив восьми ядерных процессоров. За стёклами возвышались эксклюзивные экспонаты. Стильные чёрно-красные корпуса с водной системой охлаждения были напичканы последними процессорами, материнскими платами, последними в своём классе видеокартами. Присутствовали все виды приводов, несколько самых вместительных жёстких дисков.

Сёма как в бреду горячо зашептал характеристики и малознакомые Сергею термины, объяснил, что отец последним звонком просил купить хороший компьютер и ноутбук, так как в прошлый раз компьютер безнадёжно устарел за месяц. А ноутбук отец обронил с вертолёта где-то над Тихим океаном, так что его святая обязанность, как сына, помочь отцу в этом нелёгком деле.

Скорпион пожал плечами. Сочиняет ли блондин небылицы или говорит правду всё равно не проверить, а по горящим глазами можно было сказать, что Сёма давно всё для себя решил.

Внимание отвлекли сражения цветастых бойцов на огромном плоском телевизоре.

Двое японцев проламывали друг другу черепа, ломали кости, швырялись всем, что попадёт под руку. Многие приёмы были знакомы, но полёты по крышам… разве такое возможно?

«Надо попробовать. Если могут японцы, то почему не я? Хуже сенсея что ли?», - с наивной простотой подумал Сергей.

Оформив компьютер, Сёма поспешил меж стеллажей искать «порядочный», как он пояснил, ноутбук. Выбрав самый дорогой, блондин доверил его нести брату, ссылаясь на то, что при доставке непременно «пиксели погнут», а сам обязательно уронит.

Неуклюжий же… - День прошёл, а мы так и не тренировались, - напомнил Скорпион, выходя из здания выставочного зала на разогретую солнцем улицу. – Неплохо бы научиться прыгать, как те двое на экране.

- Ты про видео игры? Это же всё нарисовано!

- Нарисовано?

- Да. Это всё невозможно.

- Почему? Рысь с дедом может. Да и я кое-что пытаюсь.

- Да? Давай я познакомлю тебя с играми, а ты скажешь, что можешь и научишь как и мне это мочь. Договорились?

- Лады.

Жар цепко схватил в свои объятья. День стоял в самом разгаре. Оба тащили коробки и от этого было только теплее.

- Эй, вы двое, пошли, поговорим. – Послышалось со стороны высокого парня в кожаной кепке.

Смуглый паренёк с карими глазами стоял у самого угла здания, подзывая к себе.

Кепка «восьмиклинка» совсем не подходила августовской жаре.

- Сёма тебе везёт, тренировка сама просится в руки, - шепнул Скорпион и отдал кожаную сумку с ноутбуком и рюкзак с роликами. – Я сам.

- Ты поговори там с ними, я тут постою пока. Хорошо? И запомни, гопники вымерли. Это так, остатки. И ты им по возрасту не подходишь. Если что, просто скажи что ты из леса. Не поверят - дай в нос. Они тощие, мало кушают и слабые. Запомнил?

- Может, сам поговоришь? – Обернулся Сергей.

- А кто ноутбук будет держать? – Резонно возразил Сёма. - Давай, иди. У меня вон всё ещё болит после прошлой драки. Да и на роликах ногу растянул. Я в следующий раз поговорю.

- Лады. – Ответил Скорпион и повернулся к парню. - Я сам с тобой поговорю.

Глаза парниши поймали татуировку скорпиона на плече вихрастого паренька и выразили полное сомнение в необходимости разговора. На языке зоны татуировка скорпиона означала: «злой», «агрессивный», «боец», «не подходи», «опасный».

Скорпион, понятия не имел ни о каких зонах, но о жизни на улице помнил прекрасно:

- Салют кепочникам. Сколько там твоих помощников за углом?

- Чё? – сверкнул глазами парниша. – Ты чо несёшь?

- Зови своих, говорю. Хочу посмотреть, сможешь по крышам летать или просто так кепку надел? – повторил Скорпион. – Мне с тобой одним, что ли драться?

- Парень, ты больной что ли?

- Я здоровый. Где братаны твои, спрашиваю?

- Какие братаны?

- Твои.

- Мои? Я один.

- И чего хотел?

- Слышь, чудной, где тут Пушкина улица?

- Я не в курсе.

- А, ну ладно.

Сёма подошёл поближе.

- Скорп, у меня совесть проснулась. Не до ноутбука. Ты его не побил ещё?

- Нет. Он про улицу какую-то спрашивает.

- Какую?

- Пушкина.

- А, это вон та, - Сёма ткнул пальцем.

- Спасибо, - обронил парень и быстрым шагом стал удаляться от странных пацанов с коробками и рюкзаками.

- А я думал, на сегодня приключения достигли лимита, - обронил потрясённо Сёма.

– Ты же страшный человек, братик. Гопника одним разговором перевоспитать.

- Я? Ты уверен?

- Как пить дать… Ладно, брат. Пусть получит второй шанс. Как я сегодня с роликами. Пошли домой уже. Нагулялись. А то ещё кого-нибудь встретим.

- Когда я уже к себе домой попаду? – вздохнул Скорпион.

Блондин поймал взгляд брата, усмехнулся:

- Твой дом там, где ты.

Глава - Игры в жизнь Как-то - нехорошо получается, - начал Сёма новый разговор, потягиваясь - Весь день потратили на освоение техники, только далеко не боевой. А завтра на соревнования.

Толком и не потренировались. Ну, твоя беседа с гопом не считается. Он один был и мелкий, а ты… ты из тайги, Скорп.

Сергей кивнул, разминая шею.

- М-да, подсадил ты меня на эти игрушки. Особенно эти… как их там?

- Стратегии, - подсказал Сёма.

- Вот именно. Они самые, - Скорпион не отворачивался от монитора.

Игра с современной мировой картой, со всеми странами, с официальными доходами, бюджетами, технологиями и населением предлагала играть за любую страну с любого промежутка времени.

- Я думал, ты драками увлечёшься, а ты снова думать заставляешь. Ладно, прикрой тылы, пойду сока принесу. Горло пересохло.

Сёма оставил на мгновение державу без твёрдой руки, чем не преминул воспользоваться вражеский генерал, давая сигнал к атаке. Если бы не союзнические силы скорпионовой армии, ударившие напавшего с тыла, огромная империя блондина ничего не смогла бы сделать без ясных и чётких приказов верховного монарха. Из колонок посыпались встревоженные голоса министров, генералов, советников. Предложения и варианты действий посыпались снежным комом, но пропадали в бездействии без одобрения «высшего начальства».

Весь день Сёма разъяснял строение компьютера, Интернет, показывал программы, рабочие оболочки системы. Под вечер смастерили сеть между настольным компьютером и ноутбуком. Бессонная ночь прошла за ратными сражениями, а потом и ещё пол дня.

Скорпион вздохнул, протёр красные, опухшие глаза и собранным войском отвёл угрозу от границ союзника.

Размышления прервал голос Сёмы:

- Подбрось деньжат, я тебя ресурсами подбодрю. Логично будет заключить договор с югом. Ты ведь логичный?

Скорпион помахал головой. Что значит логика? Набор объяснимых схем поведения в той или иной ситуации? Рассчитывая предсказуемое поведение, твой враг с лёгкостью предпримет ответные шаги. Только нелогические, не поддающиеся объяснению поступки всегда заводят вражину в тупик.

- Сёма, ещё раз назовёшь меня логичным и получишь по лбу.

- Это плохо? – Не понял Сёма.

- Это лишение главного козыря. Всё равно, что забрать половину силы, но заставить работать в три раза больше.

- Гм… а точнее.

- Нелогичность – закалка, тренировка к привыканию жизни в любых условиях.

Эволюция, если можно так сказать. Тут не может быть стресса при попадании в непривычную ситуацию, смятения при отсутствии инструкции.

- Слышь, таёжный акселерат. Ты мне сейчас мозг сломал. – Сёма разлил соку по высоким стеклянным стаканам.

- Развитие в необычных условиях даёт необычные результаты. Я жил в таких условиях, где не было выбора, кроме как развиваться. Отсюда вся и загвоздка. Если человека ставить в такие условия, то сама эволюция широкими пинками заставит его идти вперёд. Толкнёт в самую сельву, дебри, тайгу.

- Ага, а разве шимпанзе не с Африки на север выбрался?

- Обезьяны не развиваются в условиях юга. Всеслав говорил, что заселение планеты шло с севера, не с юга. Зачем людям было плестись в какой-то там холод не пойми зачем?

- Если я начну доказывать эту теорию училке, то пятёрки за год мне не видать.

- Главное, что сам понимаешь. Учись в стандартной системе, но будь вне её… Знаешь, я наконец-то понял, что имел ввиду дед.

- Хороший у тебя дед. Я бы тоже с ним поговорил.

- Погостим. Обязательно погостим.

- Ага, если выживем на турнире.

Войска Скорпиона победно шествовали по столице врага, хилая армия Сёмы едва успевала за союзником.

- Ну, Скорп, признаю, ты стратег, но давай побегаем, постреляем. Вот и проверим у кого «рука быстрее».

- В следующий раз, Сёма. – Скорпион тяжело поднялся из-за компьютерного стола, время пролетело незаметно. Спина выгнулась дугой, глаза засыпало песком, и ноги отсутствовали. Суставы жалобно затрещали. – В таком состоянии мы завтра и дойти-то до соревнований не сможем. Идём разминаться.

- Я думал, мы спать пойдём.

- Некогда спать. Вырубай махину, полезли на крышу.

Сёма встрепенулся, глаза засветились. Изображая трагикомического актёра, затараторил:

- Ты хочешь сказать, что мой дом не превратится на этот раз в полигон? И даже рабочих не придётся заказывать, чтобы чинили мебель? Хвала Всевышнему, всем богам и персонально Будде.

- Ни слова больше. Мы идём тренироваться на крышу.

- Ха! Это тебе не панельный домик, в новостройке всё под замками. На крышу просто так не забраться.

- Тебе, как будущему тройному специальному агенту полезно не доверять слухам, а проверить самому.

- «Тройной» это как? Знаю агентов. – Сёма загнул палец. – Двойных агентов, это которые предатели, - загнул второй палец. – А тройные… - Это втираешься в доверие шпионом, тебя «случайно» ловят, и ты начинаешь работать на другую сторону. Хм… до определённого момента. Потом получаешь коды доступов, секреты, номера реквизитов и возвращаешься на родину.

- Знаю я таких агентов! – Воскликнул Сёма. – Отец рассказывал, что ещё ни один не вернулся.

- Если создать условия и перспективы то вернутся. Ну а параллельно можешь заниматься убеждением двойных агентов в переквалификации.

- Хватит с тебя стратегий, Скорп, ты меня пугаешь. Лучше бы стрелял.

- Ещё не время.

- На улицу!!!

*** Солнце закатывалось за крыши домов, падало за виднокрай. Двое тяжело дышали, прижавшись спинами к разогретому за весь день парапету. Хорошо поиграли, хорошо потренировались. Баланс. Крыша оказалась открыта всем ветрам.

Прощальные лучи заходящего солнца светили в лицо. Воздух освобождался от напряжения дня. Город медленно остывал, зажигая ночной свет. Народ неспешно прогуливался вдаль улиц, и никто не допускал и мысли, что за ними сверху наблюдают двое подростков.

Прохладный ветерок прошёлся по разгорячённому лицу. Скорпион понимал, что завтра шансов на победу мало. Если в себе ещё немного уверен, то Сёме требуется больше времени для тренировки, о состоянии Данилы и Андрея совсем не имел понятия. С последней уличной драки на школьном поле так и не виделись. Вдобавок, Токаява и не думал рассказывать о правилах чемпионата. Что там будет? Какой силы противники?

Рядом чиркнул спичкой Сёма, поджигая кусочек бумаги. О пожаре не могло быть и речи - крыша была залита негорючими материалами. Да и нечему гореть, на крайний случай бутылка с водой в рюкзаке.

Огонь зацепился за край бумаги, пополз вверх, оставляя после себя лишь чёрную гарь, что осыпалась белым пеплом под ноги. Скорпион зачарованно смотрел, как один из четырёх первоэлементов, олицетворяющий силу, стремительность, мощь, скорость… Как молнией грянула в мозгу забытая идея четвёртой ступени – первоэлементы.

Надо понять суть четырёх начал… Начал!

Бумага быстро догорела. Сёма вздохнул, вероятно, тоскуя по настоящему костру.

- Подожги ещё, мне кажется, я могу понять смысл четвёртых врат. – Медленно прошептал Скорпион. – Покажи мне огонь.

Сёма посмотрел застывшими глазами. Всё-таки Скорпион хорошо погонял по крыше, размял так, что, лишних мыслей в голове не осталось. Хотелось отдыха, но рассказы о ступенях… Это интересно!

И блондин энергично стал подбирать залетевший на крышу мусор. Сам когда нибудь начнёт проходить эти самые ступени, если Сергей расскажет о них подробнее.

Пока рановато, не тянет ещё, не готов. А идти против себя не любил.

Листы сгорали в сгущающихся сумерках. Лицо Скорпиона то выражало полную задумчивость, то озарялось идеей. В голове Скорпиона крутились определения огня.

Тепло в малом количестве и жар на большой площади, скорость в воле, на просторе и рамки без ресурсов, в замкнутом круге, неотвратимая сила и слепая мощь… Понятия слились в один калейдоскоп. Все чувства обострились, взгляд поплыл, голова закружилась.

Это была эйфория! Тело пронзило волной энергии. Сёма всё жёг и жёг бумажки, а в глазах Скорпиона отражались оранжевые змейки. Какая-то малообъяснимая волна внутренней силы ударила в голову. Сергей упал на спину, зрачки широко расширились.

- Ты в порядке? – Затряс за плечи Сёма, обеспокоено нависнув над братом.

- В полном. Я понял один из элементов. – Прошептал Сергей охрипшим голосом, словно кричал во всю мощь лёгких не один час.

Затем резко вскочил на ноги, тело пошатывало, но устоял на ногах, расслабился.

Поток ветра взъерошил волосы. Скорпион подошёл поближе к парапету. Сёма на всякий случай схватил за ногу. Уже догадывался, что таёжный парень не собирается останавливаться и собирается понять ветер - элемент воздуха. Только бы не свалился с крыши. Та ещё птица… Стремительность, непостоянство, преодолимость, упорство, хаос, свежесть, ярость, буйство, штиль… Метались мысли. Хотелось чувствовать ветер всем телом, каждой клеточкой. Сергей скинул майку и задышал часто-часто. Грудь быстро вздымалась, волосы трепетали, гул в ушах нарастал от прилива кислорода.

Скорпиона резко отбросило от парапета. Сёма схватил, придержал, но не смог устоять от мощного толчка. Оба завалились на спину.

Сёма выбрался из-под брата, посмотрев на него. Сергей смотрел осоловелыми глазами, тяжело дышал, улыбаясь:

- О, Род… Как же всё просто… Это же, это… это… Сёма, пораскинув мозгами, достал бутылку с водой, отвинтил крышечку, и мелкая струя полилась на пол.

- Ты странный, как ящик Пандоры. Я тебя порой вообще не понимаю. Но раз уж начал – продолжай, а там глядишь и я что-нибудь пойму… Неотвратимость, настойчивость, упорство, единство, определённость, непостоянство, буря, рамки, барьеры, цунами, наводнения… Едва последняя капля покинула ёмкость, как Скорпион вновь рухнул на пол, катаясь по крыше и хватая себя за кожу, как будто его объял холод или кто-то щекотал.

Сёма был свидетелем, как в следующий момент брат схватился за голову и остановился. Из носа резко пошла кровь, а по телу как судорога прошла. Потрясённый голос Сергея совсем не по-детски прошептал:

- Люди сколько угодно могут смотреть в костёр, но никогда не понять его смысл.

Скорее реки поменяют русла, чем человек ощутит себя на семьдесят процентов из воды.

Ты можешь слышать ветер, но никогда не услышать его! Сёма…это так просто-о-о… - Ага, - обронил Сёма и огляделся в поисках земли, в углах под парапетами ветром нанесло небольшие кучки, поросшие мхом. Скорпион одним взглядом показал отнести его к земле, сам уже не мог шевелить и пальцем… …Материя, твёрдость, мощь, постоянство, непреодолимость, устойчивость… В наступившей тишине пересохшие губы прошептали последние слова брата перед тем, как Скорпион отключился:

- Ходить по земле, но никогда её не признать… Позор.

Семён вздохнул, глядя то на кучку земли, то на потерявшего сознание брата.

Двойственные чувства одолевали его. С одной стороны всё казалось бредом, с другой сам же видел, как силён Сергей.

И только одному блондину было известно, каких сил ему стоило тащить расслабленное тело братишки домой. Мало того, что ноша весом тяжёлее, так брат ещё и совсем как кукла повис. Если в шахту ещё удалось поднять едва слышно, то металлический спуск лестничной клети гремел как оркестр.

Красный, как рак, Сёма тащил Сергея по ступенькам и ежесекундно представлял себе, что сейчас на этот грохот примчатся орды соседей. Поднимут гвалт, назовут какими нибудь наркоманами – брат вон вообще без сознания, а вдруг под кайфом? - расскажут родителям, а то и вовсе органов правопроядка вызовут.

Но блондин продолжал тащить тело, пугался каждого вызова лифта, каждого постороннего шороха, но не останавливался. Вроде не было слышно посторонних криков, никто не спешил узнать в чём дело. То ли нет никого по квартирам, то ли звукоизоляция на высоте. А может и вовсе, нет никому дела до шума под крышей. Заняты. Деловые люди.

Сёма из последних сил затащил брата в квартиру и уложил спать. Сам отрубился рядом. Сказывалась бессонная ночь и прошедшая тренировка. Едва наступило утро, как на пороге возник сенсей с Андреем и Данилой с радостным известием - чемпионат отменялся. Это была лишь шутка Токаявы, чтобы подстегнуть своих спортсменов к тренировкам. Он лишь собирал их всех, чтобы отвезти на тренировку на природу.

Серебристый джип уже ждал во дворе.

*** Скорпион стоял на огромной поляне среди ратников Коловратовых, видел собственными глазами хмурые лица героев. За спиной неприступной оградою стоял Козельск. Город оказался проклятием нашествия степняков. Его охраняли сердца всех жителей, до последнего человека. Все, как один, стояли против полчищ инородного нашествия. Без помощи союзников, до последнего живя верой в правду. Умирая с улыбкой на лицах, бились за Русь.

Вечная память.

Лучшая конная сотня хана взяла одиннадцать едва живых воинов в кольцо. Но не было страха в глазах, скрытых в прорезях шлемов. Только последнее желание забрать с собой как можно больше врагов. Воины плечами поддерживали спящего стоя Коловрата.

Стоило воеводе проснуться последний раз, воззвать к богам и всемогущие навсегда заберут на свой вечный пир, в мир Прави, священный Ирий.

Коловрат был за старых богов, вся дружина, несмотря на всеобщую христианизацию в течение сотни лет, чтила Перуна, почитала Даждьбога, верила Световиту и каждый день поднимала взор к Яриле. Навязанная религия ничего не могли поделать с корнями. Но и на помощь никто не шёл. Братья по крови - враги по вере.

Скорпион помнил по рассказам деда, что Коловрат десятки лет жил по лесам с волхвами. Защищал их, когда полчища инквизиторов в рясах “искореняла бесовщину”.

Огнём и мечом под любым предлогом уничтожали седых старцев, хранителей старого, кладезей опыта, сути славянства.

Коловрат вышел из леса и поселился в городище. За короткий срок посвятил в свои воинские способности всех молодцев. Вскоре жители прияли его, как верховного воеводу.

Козельск, как никакой другой город, был склонен к старым поверьям, богам. И когда христианские гардарики, целые скопища крепостей, как орешки щёлкались монголами, маленький городишко держал целое войско на одном лишь боевом духе. Вере и правде.

Ни один житель не открыл врат врагу. Ни один не смел просить пощады. Покорных не было.

Конная сотня, выставив копья, помчалась на горстку дерзких людишек, сжимая кольцо. Даниила подтолкнул Коловрата, молвил на ухо:

- Пора, Старший. И пусть Перун с гордостью примет нас в мир Прави.

- Пора, Равный. Да запомнят этот день сотни поколений потомков, которые будут жить в свободной Руси. По своей воле, а не по прихоти басурмана. – Коловрат с сухим треском разлепил синюшные веки.

Десять ратников-побратимов со страхом и болью в сердце наблюдали кроваво красные глаза воеводы. Синие прожилки становились всё отчётливее с каждым мгновением. Теперь он закроет глаза только в последний раз.

Одиннадцать воинов с диким рёвом, от которого даже хвалённые своей послушностью лошадки монголов сбрасывали седоков, прыснули в разные стороны, навстречу кольцу.

Одиннадцать воинов швырнули щиты, и одиннадцать вражеских всадников вышвырнуло ураганной силой с сёдел. Больше ни один не встанет.

Одиннадцать взмахов русских мечей и одиннадцать всадников кусками свалились с лошади.

Скорпион стоял в центре круга, наблюдая, как после второго взмаха мечей началась сеча. Всё смешалось в один сплошной бой, движение. Глаза успевали следить только за воеводой.

Ещё один всадник слетел с лошади, и вражеское копьё оказалось в руке воеводы.

Пронзил лошадь вместе с монголом в седле. Лошадь завалилась на бок, подмяв под себя седока. Другой всадник мчался со спины. Коловрат развернулся и бросился под коня.

Копыта махнули в опасной близости от лица, но русский меч подрубил жилу и ещё один всадник был задавлен своим же конём.

Меч не зависит от руки, со стороны кажется, что Коловрат и его меч живут совместной жизнью. Меч рубит одного, свободная рука хватает другого, а ноги ломают кости третьему. Воевода словно создан из чего-то смертельного, несёт смерть каждым касанием. Лик его грозен, цвет лица неестественно бел, кровь не успевает за движениями хозяина.

Двух минут хватило, чтобы от грозной сотни конных остались жалкие ошметки. Но вновь со стороны ордынского лагеря спешат ещё две сотни отборной гвардии.

Нет сухого места на одежде Коловрата, весь в чужой крови с головы до ног. Руки мелко дрожали, зрение высыхало, но враги падали под ноги с каждым дыханием.

Поверженные ордынцы редели, и с каждым убитым у детей, стариков и женщин на городской стене было больше шансов выжить.

Где же подкрепление удельных князей? Не прикроют спину. А стоило сплотиться и дать отпор сообща, нашествие рассыпалась бы на части.

Ушёл в другой мир Даниил, придавленный и пронзённый десятками копий. Руки в предсмертной хватке крошат череп степняка. Один в другой мир не уйдёт. Высоко в небо взмыли последние слова из пронзённой груди:

- Слава Руси! Слава!!!

Слёзы застлали глаза Скорпиона. Слёзы лил не образ на поляне, рыдала сама душа.

Под тремя ударами быстрых ятаганов пал на колени Микула. И ещё семь раз копьё пронзило непокорного медведя, прежде чем испустил последний вздох. Богатырь, сломав коню ногу, задушил в предсмертных объятьях упавшего монгольского сотника.

Великий хан как одержимый шлёт в бой свои лучшие сотни, пальцы впиваются в лицо, оставляют широкие полосы. С губ падала слюна. Словно безумный орал одни и те же слова:

- Убейте Коловрата! Мешок золота за голову Коловрата! Убейте Коловрата!

Мешок золота!

Семь человек лежали среди сотен вражеских трупов. Четверо оставшихся воинов:

Коловрат, Разиня, Борята и Дубрава лишились мечей, но не опускали рук. Одно движение каждого и очередной степняк отдавал свою душу.

Седьмая сотня неуверенно приблизилась к настоящим валам из мёртвых ордынцев.

Давно не видно травы на сотни метров вокруг. Вот и Дубраву пронзили в грудь три копья.

Но воин поднял лошадь вместе со всадником и силою богатырскою бросил перед собой.

Тяжёлый рык катиться над полем и вздрагивает вражий стан, кровь стынет в жилах ордынцев против русских богатырей. Боятся как огня. До что там огня? В любой огонь бросятся, лишь бы не идти в битву с ними.

Трое скользили среди трупов, ища с кем сразиться. Вражеской коннице не пройти среди мёртвых тел, всадники с неохотой спешились на землю, осыпая троих оставшихся ворохом стрел. Но не пронзит стрела движущиеся мишени. Да и не трое словно, а вовсе сотня воинов то там, то тут мчатся по полю. И низкорослым степнякам нечего противопоставить силе и скорости воеводе и его воинов.

Борята ворвался в центр вражей сотни. Степняки слетели с лошадей в разные стороны. Словно большая рука с неба выдёрнула с седла.

Скорпион бесшумно закричал, когда глаза узрели, как десятки степняков навалились на одинокого Боряту. Богатырь оступился, соскользнул, наступив на шлем.

Десятком стрел в упор пронзили шею и грудь богатыря, ловкий аркан лёг на шею. Но ещё трое степняков уйдут в мир иной, прежде чем арканы задушат насмерть.

Разиня и Коловрат стоят на верхушке вала из тел, со всех сторон окружённые ощетинившийся копьями. Наконечники копий смотрели в грудь, степняки изготовили арканы, дрожащие руки сжимают кривые ятаганы. Разиня глубоко и быстро дышит, грудная клетка разрывается, силясь вкачать больше воздуха. Коловрат и вовсе не дышит, перестал. Сердце разорвало, жив лишь силой духа. Воевода мёртв, его лёгкие порваны, внутренние органы в клочья. Это внешне ещё стоит и живёт, но если бы не чудовищной мощи воля к жизни, обязательства перед родом, то давно бы лежал где-то среди вала.

Скорпион понял, что этот человек и его дружина сделала невозможное. Если бы подобных воинов хватало и среди разрозненных христианизированных княжеств тринадцатого века, никакой монгол и близко бы не подошёл. Не говоря уже о расколе на княжества, уделы, соперничества.

Разиня опустил окровавленные кулаки. Бежать некуда, да и незачем. Догадливые умы не в силах справиться с двумя почти мёртвыми воинами. Тащат к валу стенобитные машины, катапульты, камнемёты.

Десятки стопудовых камней разрезали небо. Перед глазами Евпатия Коловрата тяжелейшие камни смяли тело Разини.

Вот и черед Коловрата… Вечная память павшему Русичу.

Скорпион безнадёжно закричал. Импульс силы пронзил тело.

*** Волхв Всеслав оказался рядом с астральной проекцией Скорпиона. Тонкий мир держал обоих легко – Всеслав был его частым гостем, а переполнившая тело энергия выкидывала Скорпиона за пределы тела волей-неволей. Разве что в этот раз астральная проекция настолько близко была приближена к реальному миру, что Сергей почти не ощущал разницы между тонким миром и физическим…Разве что он умел летать и проходить сквозь стены.

- Ты слишком много на себя берёшь. Разум не успевает адоптироваться к открытым вратам сил и калечит тело.

- Деда…я думал мне нужно много сил, чтобы выиграть турнир.

- Зачем ты хотел победы?

- Чтобы… - Сергей задумался. – Так нужно было Токаяве.

Вместе наблюдали за манипуляциями сенсея с управлением джипа. Скорпион в своём незримом, невесомом духе-теле летел вперёд спиной вдоль по трассе. Так были видны лица сенсея и Сёмы. Сёма в автомобиле пытался предугадать новую попытку Токаявы сбросить машину в кювет и всякий раз в последний момент выворачивал руль.

Бил по рукам, которые то пытались дёрнуть ручник, то переключить автоматическую коробки передач со скоростной, на задний ход. Сенсей извинялся, но не сдавался.

Попытки не бросал. Не походило на то, что он часто ездил за рулём автомобиля. Но откуда тогда он взял этот джип? Нашёл спонсора?

- А тебе?

- Они мне стали близки, деда. Я с ними.

- Добро. Но помни, что не все такие добрые, как ты. – Глаза Всеслава заволокло печальной дымкой. Вспоминал пересказ Рыси, как Сергей защитил Дмитрия и Елену.

Неожиданно для себя Скорпион услышал мысли деда. В тонком мире они словно висели в воздухе и, настроившись на «волну» деда, он мог принимать их.

- Деда, а как мне было поступить иначе? В этой цивилизации, как на войне.

- Не кори себя, отрок. У каждого своя правда. Ты живой, поэтому ощущаешь. Те четверо бы ничего не ощущали. Ты защищал правду, меченый стезей воина.

- И когда эта стезя прекратится?

- То ведомо лишь богам.

- Значит, те боги спят! Правит незримый. Это неправильный мир!

Волхв тяжело выдохнул, в воздухе повисло ощущение света, тепла. Оно обволокло Сергея, согрело внутреннем светом.

- Не горячись. Твои мысли не со зла. Понимаешь, Скорпион… Это ангелам и демонами хорошо и всё понятно. Первые по представлениям людей чистые и крылатые, вторые злые и рогатые. Оба сражаются без сомнения и внутренних терзаний, как неживые. Свободным же людям всегда сложнее. Как высшие существа, частички Творца, Рода, они в ответе за свои поступки. Тебе за короткий отрезок времени достались множество препятствий. Ты защищал близких тебе людей, всё по совести.

- По совести, - повторил Сергей.

- Ещё ты научился выходить из тела в низшие слои астрала. Полезная штука.

Погрузив тело в сон, обморок или медитацию, осознанное состояние вне тела, ты можешь покидать его пределы. Можешь находиться рядом с телом, а можешь побывать на другом конце планеты. Пока, правда, только в реальном времени. И не лезь в космос, ты ещё не готов. Видишь эту серебряную нить выходящую из затылка твоего тела и доходящую до твоего непосредственного Я? – Дед указал на мерцающую серебром нить. Сергей её заметил только что. – Она почти нерушима и по ней ты всегда можешь вернуться в своё тело. Только поменьше экспериментов. Не сразу! Постигай постепенно. И не спеши со ступенями.

- Хорошо, деда, - сдался Скорпион.

Всеслав словно ушёл в свои мысли. Только на этот раз Скорпион их не слышал. От волхва послышалось:

- Странные времена. Всё как-то слишком быстро. Что за нить судьбы?

Преобразователь? Стабилизатор? Какой странный волот… Скорпион, не понимая, о чём бормочет дед, взлетел до самых облаков, отдаваясь состоянию полёта. Неземное ощущение, словно выросли крылья, и паришь среди кустистых облачков. Срываешься вниз крутым штопором и вновь взвиваешься вверх.

Иногда, во сне, люди, освободившись от груза материального, на подъёме сил и эмоций, ощущают и запоминают подобные полёты. Но все считают, что это просто сон. Сергей же парил осознано.

От деда вновь донеслось:

- И про трудности мне говорит мой внук, Скорпион? Чувствую, ты начал себя жалеть.

- Деда! Так нечестно! У меня психическая травма, я… - …научился умным словам, не понял их суть.– Дед растянул почти прозрачные губы в доброй усмешке. – Тогда посмотри сюда. Вот что ты пропустил… Два духа удалились от автомобиля, взлетели над городом и с высоты птичьего полёта сориентировались по течению Амура. Длинная лента реки с выси казалась маленьким синеньким ручейком, веной на теле Земли.

Волхв помчался вниз, увлекая за собой Скорпиона. Вскоре двое увидели тоненькую полоску единственного моста через Амур, спустившись ещё ниже, заметили мелькание разноцветных машинок. Они казались игрушечными, ползущими букашками по серой колее шоссе.

Неожиданно для себя Скорпион осознал себя висящим над этажами собственной квартиры, дед указывал куда-то сквозь стенку. Вместе очутились перед входной дверью.

Там, до дверного звонка изо всех сил тянулась рыжая девчонка, закусив от усердия губу.

Рост пока не позволял свободно нажать звонок. Не хватало совсем чуть-чуть.

- Деда! – Возмутился Сергей.

Всеслав, подзадоривая, рассказал, как она ежедневно заходит к его новым родителям, и каждый раз спрашивает о нем. Когда вернётся? Всё ли в порядке? И сама каждый раз успокаивает Елену. Почти потерявшему покой Дмитрию приходиться снова брать себя в руки и подбадривать женское население.

Скорпион ощутил стыд, хотел и покраснеть, но проекция на это не была способна.

Будь он в теле, грудь обязательно сжало бы тугим комком, и слова застряли в горле. Но вместо этого лишь странное тепло поднималось из солнечного сплетения и разливалось приятной дрожью по телу.

Дед тихо произнёс, исчезая:

- Они любят тебя, живи!..

Джип, замедляя скорость, врезался бампером в дворовый бордюр. Сенсей собирался ещё долго кричать на японском языке о смысле жизни, если бы не дети на заднем сиденье.

- О, духи предков. В юношестве водить машину было проще, - добавил на русском Токаява. Эти подаренные права совсем меня не красят.

Суровый взгляд Семёна обещал скорейшее поражение учителю в замкнутом пространстве, если тот не выбросит мысли о ещё одной поездке с ними хоть куда-нибудь.

Доставка Скорпиона до дома после нескольких часов на природе не заняла много времени. Сенсей подхватил мальца на руки и отнёс к квартире. В квартире же бережно положил спящего Скорпиона на кровать, низко поклонился Дмитрию и Елене, то же самое сделали Сёма, Данил и Андрей. На все незаданные вопросы японский учитель лаконично ответил:

- Если хотите, чтобы он быстрее поправился, привяжите к кровати на неделю.

Подобный ответ ввёл в ступор все волнения новых родителей. Он дома. Это главное. Сенсей, воспользовавшись моментом, задом засеменил к двери, подталкивая троих подопечных. Едва слышно щёлкнул замок. На лестнице послышалась возня.

Совокупные силы троих пытались смять сопротивление раскаявшегося сенсея. Но Токаява не по возрасту быстро ретировался от учеников.

Дмитрий присел на край кровати, поправил одеяло сыну. Елена подошла сзади, положила руки на плечи мужу, заботливо прошептала:

- И что нам с ним делать?

- Любить, – твёрдо ответил Дмитрий. – Пока ещё чего не начудил.

Это было последнее, что Скорпион услышал;

тело настойчиво звало к себе, сознание давно хотело забыться в лечебном, долгом и крепком сне. Дня три-четыре. Хотя всё равно прекрасно понимал, что больше суток не проспит.

Глава - Здравствуй, школа Три недели спустя.

Скорпион сладко потянулся, хрустнув суставами. По заспанному телу мощными потоками понеслась застоявшаяся кровь, заставляя уставшее после последних тренировок тело идти в школу.

Успел побывать в деревне, познакомиться с дедом, бабой, погостить с Сёмой на базе Саныча, нагуляться с Лерой, а вот и первое сентября! Пора и за школу браться.

Сергей рывком соскочил с кровати и в три прыжка домчался до душа, на ходу скидывая плавки. Прыжком перемахнул через край ванной, задвинул занавеску. В пластиковом двадцатилитровом ведре, на самом краю ванны, стояла набранная со вчерашнего дня холодная вода. А что может взбодрить утром лучше, чем обливание?

Занавеска задёрнута, чтобы ненароком не залить мамин половичок, ведро нависло над головой, ответственный момент… Ком снега скатывается по телу, вырывая из груди громкое «эх», снимая любые остатки сна и слабости. Поток энергии прошёлся по телу, принося после первых ощущений холода волну тепла.

Тело тут же потребовало движений, пытаясь моментально растратить новую энергию. Скорпион, не касаясь краёв ванны, выпрыгнул на половичок, яростно заработал полотенцем, одновременно орудуя зубной щёткой перед зеркалом и натягивая плавки. С той стороны зазеркалья смотрел подросток спортивного вида с изумрудными глазами и взглядом, полным скрытой силы.

За утренним моционом застала мать. В её руках виднелся комплекс порядочного школьника: пиджак, белая рубашка, брюки, бабочка, туфли.

- А в безрукавке никак? – попытался возразить Скорпион, но тут же был уничтожен глазами, стойкими и уверенными в своей полной правоте и окончательной победе.

Мать прижала к стенке, не давая возможности для побега, забурчала:

- Тайга кончился, цивилизация, однако. Моя твоя понимай?

Отец вылез из кухни, на ходу отхлёбывая кофе с дымящейся кружки.

- Сегодня ты будешь сверкать как прошлогодняя сгоревшая ёлка у соседа. И никаких отмазок.

Скорпион хотел спрятать «бабочку» в карман, но тут же был пойман с поличным, недовольно возразил:

- А вы разве тоже со мной? Я ж не малое дитё. Седьмой класс, как никак!

- А как же? Мы ведь, как и ты, никогда не были на детской линейке, со своим ребёнком. Ты ведь не будешь нас лишать подобной радости? – Елена тут же изобразила такие грустные глаза, что Скорпион не заметил, как сам, без препираний, влез в туфли вместо привычных кроссовок.

- Я даже специально купил уже завязанный галстук. – Дмитрий затянул его с самым авторитетным лицом, на которое был способен. – С этими удавками же ещё разберись попробуй.

Скорпион, натягивая пиджак, раздумывал над пропущенными школьными сборами. Ровнялись бы они по значимости с сутками служения в армии на базе Саныча?

Приобрёл неплохие навыки владения оружием, и все вчетвером в следующий раз получили приглашение в спецназ «Альфы» на тренировку. Вроде молодого перспективного пополнения, если будут делать всё по уму. Погоны Саныча всё-таки чего то стоили… Тяжёлые свинцовые тучи висели густой ватой над самой головой. Ещё вчера ярко светило солнце и носить что-то тяжелее майки считалось верхом безрассудства, а уже первый день осени облачил людей в куртки и ветровки. Толпы новых, незнакомых лиц, толчки старшеклассников с хорошей проверкой на устойчивость, хорошая сдача тут же, с полётом последних на асфальт. Нелепая детсадовская музыка. Косые взгляды на слишком уверенный вид новенького.

Родители растворились в потоке, Скорпион, пользуясь моментом свободы, определил четыре враждующие группировки в классе. Но и сам себе неплохая группировка, стоило только набрать народа из других групп.

Острый глаз заприметил двух особняком стоящих личностей, вроде бы стоят со всеми, но в то же время отдельно: мальчик с короткой стрижкой в очках и темноволосая девчонка, всё лицо которой покрывали забавные конопушки. Тут же созрел план.

Применяя тактику Сёмы, подошёл к очкарику, заговорив первым:

- А как ты относишься к российской действительности?

Пацан вздрогнул, быстро повернулся, сканируя сквозь окуляры на предмет опасности. Убедился, что никакой закавыки в вопросе нет и тут же ответил:

- Весьма, знаете ли забавная ситуация, – и сделал попытку к улыбке, - а меня Василием зовут. Василий Ботаников. – И он протянул руку.

Скорпион протянул руку в ответ. Но пожал не за пальцы, а почти у самого локтя.

Так уже перевоспитал здороваться всех друзей.

- Сергей Корпионов, но для друзей просто Скорпион. Для очень даже друзей и вовсе Скорп.

С этого и началась ненавязчивая беседа. Вася оказался приятным собеседником.

Разговор с ним помог пережить всё время «линейки».

Скорпион указал взглядом на конопатую девчушку:

- Не знаешь, кто это?

Василий важно поправил очки, раздумывая нал полным ответом, изъяснил:

- Это наша школьная ведьмочка - Катюха. Нормальная такая девчонка, но вся женская национальность класса почему-то любит ставить ей палки в колёса. Я уже и не помню с чего всё началось.

- Седьмой «Б» класс! – тем временем объявили по микрофону.

Дети по парам поднялись к крыльцу и исчезали в дверном проёме.

- Здравствуй, школа, – уныло протянул Скорпион, перешагивая школьный порог. – Что-то мне не по себе.

- То ли ещё будет, - поддакнул Василий. – С Моней только не спиши знакомиться.

- Моня? Знаю… у меня к нему дело. За ним должок.

Глаза Василия округлились… Уроки пролетели быстро. Последний урок закончился протяжным звонком, и школа забурлила потревоженным муравейником. Дети табунами помчались к выходу, заполняя первый этаж непроходимым потоком.

Скорпион не спеша подошёл к расписанию, стараясь привыкнуть к новой для себя действительности. Сзади послышался шёпот Василия:

- О, завтра русский. Опять заставят писать сочинение на тему: «Как я провёл лето?». Тебе есть, о чём написать?

Скорпион призадумался. Улыбка растянулась до ушей. Поспешно прикрыл руками.

Обронил осторожно:

- Да так, дома сидел, как и все.

- Да? А по тебе не скажешь. Так бы прямо и сказал, что приключения ждут тебя на каждом шагу. – Василий поправил очки.

- Да внешность бывает обманчива. Сам знаешь.

- Эй, очкастый! Ходь сюды! – прервал беседу прокуренный голос.

Вася от страшного голоса вздрогнул, изменился в лице, несмело повернулся.

Сергей тоже повернулся, едва сдержав улыбку – Моня!

- Слышь!? Давай в темпе! – Завопил ещё один одногодка Мони писклявым голосом. – Деньги есть?

- Есть, но они мне… - Вася получил щелбан по лбу и замолчал, потянулся к карману.

Скорпион остановил руку Василия, повернулся к старшекласснику:

- А мама тебя не учила, что прерывать разговор не хорошо?

«Обещал же Елене прийти домой в целой, чистой одежде без оторванных рукавов и следов крови», - мелькнула мысль.

- Опять ты? – Голос Мони потерял хрипловатость.

- Опять я. И не лезь к моему другу. Хватит вообще детей пугать.

- Слышишь ты! – Друг Мони без разговоров попытался сбоку заехать кулаком в висок. Скорпион был готов к такому повороту, поднырнул под руку, локтём заехал в бок.

Тело старшеклассника приобрело дугообразный вид. Пинок коленом в лицо довершил начатое. Жёстко и справедливо. Другим расскажет, меньше крови в дальнейшем будет.

- Слышь, тайга, – Моня заёрзал на месте. Не знал, куда деть руки. Глаза забегали по скорчившемуся соратнику. – Я с Цыганом.

- Да хоть с Цыганским Бароном, - пожал плечами Сергей, припоминая, однако, слова Саныча о наркоше по кличке Цыган, который порядком приелся городу. В голове тут же созрел план. – Давай завтра. За школой. На последней веранде. В это же время.

Идёт?

Моня и его друг-старшеклассник кивнули и Скорпион подтолкнул Васю к выходу, удаляясь прочь из школы. Ботаников остановил на крыльце, растерянный взгляд бегал по сторонам, зашептал чуть ли не на ухо:

- Серёга, школа под цыганами. Это все знают. Не говори только никому.

- Ненадолго, – отрезал Скорпион, пытаясь расставить в голове всё по полочкам для себя и подать капитану Альфы Санычу так, чтобы тот одобрил операцию с применением гражданских.


- Скорп, жизнь дороже. Деньги-то можно заработать.

Василий жил в соседнем дворе, по дороге из школы шли вместе.

- Деньги – система единиц, полученная за труд. Почему ты должен свой труд или труд своих родителей отдавать халявщикам? И ты не свой труд отдаёшь, а труд твоих родителей.

Василий снова огляделся, словно искал по близости шпионов, понизил голос ещё на несколько единиц:

- Но они же старше и их… много… халявщиков.

- Знаю, шесть миллиардов. Сотик есть?

- Да, на дне портфеля, погоди, сейчас достану. – Василий зарылся в недрах учебников, аккуратно извлёк коробочку сотового, старого древнего, похожего на кирпич, но всё же работающего.

Скорпион по памяти набрал длинный номер, после двух гудков на том конце провода ответили:

- Скорп? С кем на этот раз сражаемся?

Сёма обладает неким предчувствием. Не успеешь обрисовать ситуацию, как он уже выложит ответ и разные варианты действий.

- Ты ещё скажи, что адреналина у тебя и так хватает Мол, командуя орками, ты испытываешь несравненно большее ощущение, нежели получая в зубы.

Скорпион разговаривал с Сёмой на своём языке, а Василий предпочитал не вмешиваться, тактично отмалчиваясь. Более-менее понятным мелькало лишь слово «Саныч».

Беседа заняла немного времени. Сергей отключил телефон и вернул хозяину.

Огляделся по сторонам, пародируя Василия, никого не обнаружил, но все равно шёпотом поведал:

- Вася, на самом деле я разработал этот план ещё за неделю до школы, не хватало только плохих персонажей. Последнее звено цепи тянется так, что вчера мне посчастливилось беседовать с капитаном Альфы. Они как раз хотели нейтрализовать крупную партию наркотиков, перевозимую этими самыми цыганами. Но у них никак не выходило выманить хотя бы некую часть цыган из укреплённых домов-бункеров. Ты же знаешь где у цыган в нашем городе три здоровых трёхэтажных коттеджа? Один заделан под офисы, второй под гостиницу, а третий что-то вроде евангельского центра для слишком простых людей. Они все взаимосвязаны под землей. Вот через этих цыган в город и идёт крупная партия порошка, который и распространяется по «ямам», институтам и школам. Нам посчастливилось участвовать в этом задании наравне с отделом по борьбе с организованной преступностью и спецназом. Просто этот старшеклассник, который друг Мони, он же «Скелет», как его называют, является близким другом баронского сына по кличке Цыган. В этом он не соврал. Вот и отрядит папаша по просьбе сыночка несколько машин для успокоения подконтрольной школы.

Наркоконтроль в это времечко - бац! И яма накрыта, наркотики изъяты, половина цыган на нарах, будущие наркоманы таковыми не станут. К тому же наша школа станет свободной, так как за порядками стану смотреть лично. Мне по пути просто. А Альфовцы нас прикроют.

Скорпион с улыбкой наблюдал реакцию Василия. Лицо его, то бледнело, то зеленело. Ну, не говорить же, что пока катался с Санычем на служебном УАЗике, сам по «счастливой случайности» краем уха услышал о новом завозе героина в город. А сейчас Сёма звонит Санычу, тот своему непосредственному начальнику – майору Никитину.

Схема начинает движение. Вчера на тренировке на базе Альфе видели, на что он способен, может и согласятся.

- Мы - приманка? – Только и нашёл, что сказать Василий, остановившись у подъезда.

- Нам надо продержаться некоторое время, пока не подъедет подмога. Всё будет сделано так, что на нары загребут и тех, кто приедет на разборки.

- Будет? Это пока не решено?

- Да я пока только черновик в голове собираю. Сейчас домой приду – ребятам позвоню, обмозгуем.

- И сколько вас? – Василий закатил глаза, собираясь упасть в обморок.

Скорпион подхватил, успокоил:

- Да четверо. Ты пятый.

- Я пятый? – Василий на деревянных ногах засеменил домой. – Я пятый…Ага… пятый.

- Ага, - Сергей проводил взглядом не в меру впечатлительного одноклассника. - Но завещание на всякий случай черкани… мало ли.

Вася замер и замедленно кивнул.

Сергей улыбнулся. То ли ещё будет. Пусть привыкает… Операцию одобрили, так как высший руководящий состав был в отпуске, а майор Никитин с личной просьбы взял капитана Саныча взял ответственность за действия Альфы на себя. Да и штурмовать основные бастионы нарко-замков должен был не его отдел.

На следующий день последний звонок оповестил о конце урока, и подошло время операции «школьная разборка». Скорпион пожалел, что нельзя ходить в школу в спортивном костюме. Сколько бы было спасено порванных рубашек? Пиджаков? Брюк?

Определённо стоило попросить директрису ввести в форму спецовки цвета хаки.

Практично и прочно.

Василий на негнущихся ногах подошёл к Скорпиону:

- Пора, они уже все внизу… Я точно пятый?

- Это зависит только от тебя.

Ботаников кивнул и решительно выдавил из себя:

- Хорошо. Я с вами.

- Ну, смотри.

Двое направились к школьному крыльцу, обошли школу полукругом и прошли до веранды. Вчерашних старшеклассников не было и в помине. Даниил Харламов, Андрей Ан и Семён Егоров уже ждали невдалеке.

- Вот видишь Вася. Так эти шесть миллиардов и решают свои проблемы. Вот такие у бандитов современные авторитеты. Не пришёл никто.

- Может уже на подходе? А твои где соратники… хм…более старшего возраста? – Василий поздоровался с пацанами и огляделся, но никого не увидел.

- Знамо дело, в засаде. – Брякнул Сёма. - Вон те дальние кусты видишь?

- Хорошо маскируются. – Одобрил Вася, не увидев ничего.

- Ну, а вон и цыгане, - подал голос Даня.

С большой скоростью по школьному полю мчались бароны мира сего на двух иномарках, выехав на него через давно упавшие школьные ограждения.

- Прогадал. Машины две вместо одной, - обронил Сёма.

- Что значит прогадал? Жми тревожную кнопку, - обронил Сергей. – Пусть работают снайперы.

- Скорп, мы предполагали одну машину.

- И что? Где Саныч?

- Да где-то рядом. С Никитиным. Вдвоём. Личный состав же цитадели штурмовать будет. Отряд там. Наркополицаи куда-то в Комсомольск рванули, у них другое задание оказалось. В общем, я не думаю, что из начальства об этом кто-то в курсе. Разве нам позволили бы участвовать?

- Что-то я совсем ничего не понимаю. Тут же два автомобиля. А это восемь человек, вместо четырёх, да? А то и десять. – Голос Василия задрожал. – А в засаде сколько?

- Двое, - повторил Сёма. – Но успеют ли перестрелять десятерых?

- А что, будут ещё и стрелять? – Вася окончательно побледнел.

Скорпион лихорадочно соображал новый план.

- Накладочка вышла. Отходим.

- Накладочка? – Василий покрылся крупными каплями пота.

- Но об этом никто не узнает. - Печально заключил Даниил, ощущая тяжесть в желудке.

- Ребят, бежим к тем кустам. Выведем на снайперов, а те пусть кладут одного за одним. – Сергей потащил Василия за руку, ускорились и помчались, что есть мощи в зелёное укрытие.

Из машин навстречу уже бежали четверо в спортивных костюмах. Остальные пока стояли возле машин.

Скорпион чуть ли не рывком забросил Васю в кусты, на ходу разворачиваясь на сто восемьдесят градусов. Двое ближайших хотели с разгона влепить убегающему малолетке носком ботинка под зад, но наткнулись на Сергея и Даниила, а Ан бросился в ноги самому быстрому, повалив на пол, тут же Сёма зарядил шустрому цыгану ногой кроссовком в зубы. С подоспевшими же тремя оказалось сложнее. Рослые, крепкие, они были сложной задачей для четверых спортсменов. Даня пропустил удар в грудь, слишком понадеявшись на блок. Сергей тут же бросился на обидчика, краем зрения отмечая, что прочие цыгане отбежали от машин и все бегут к своим… в этот момент и начали работать снайперы.

Один работал откуда-то с ближайшего жилого к школе дома. Местонахождение второго было сложно определить. Две пули пробили головы ближайшим к машине цыганам, отсекая тех от транспорта. Тут же ещё по одной попали в спины набегающим. С небольшим промежуткам ещё по одной. Шестеро так и не добежали к своим на помощь.

Скорпион не сразу понял, почему его оппонент схватился за ногу, почти тут же наседающий на Сёму и Андрея мужик зарылся лицом в траву, обнажая спину, где в большом алом отверстии стала скапливаться кровь. Ещё двое отпрянули от детей, но первый успел сделать лишь пять шагов, а второй и того меньше. Пули пришили к земле.

У Сёмы на штанах пискнул маячок с динамиком. Прозвучал голос Саныча:

- Молодцы, а теперь шустро по домам. Группа зачистки приберется тут вскоре. Я выйду на связь позже.

Сёма отцепил маячок и уронил в траву. Он был настроена лишь на приём.

Андрей с Сёмой подхватили всё ещё хватающего ртом воздух Даниила, а Скорпион отвернул во все глаза глядящего на пристреленных людей Василия от кровавого зрелища и повёл дальше к кустам.

Под одним из кустов увидели в заборе небольшую дырку. Как раз хватило, чтобы пролезть. Боевой квартет протолкал в дырку Василия, следом пролез Сёма, Даня, Андрей.

Последним нырнул Скорпион. На другом краю заросшего за лето забора все пятеро наткнулись на девчонку. Одноклассница Катюха узнала Василия и Сергея. Остановила взгляд на майке Сергея, замерла. Скорпион и сам только заметил, что майка была в крови.

Не его. Вероятно кровь была того цыгана, который получил ранение в ногу. Куда же угодила вторая пуля, кровь от которой запачкала его?

Пятеро застыли, не зная чего сказать. Василий и вовсе был в состоянии шока.

Чернявая девчонка обронила:

- Серёж, ты ранен что ли? Бежим! Я тут недалеко живу.

Бойцы без споров помчались к соседнему пятиэтажному дому. Катюха открыла входную дверь в подъезд. Жила она втором этаже и дома никого из родителей не было. По пути удалось ни на кого не наткнуться.

Катя, закрывая дверь, посмотрела на окаменевшего Василия.

- Почему ранен ты, а в ступоре Вася?

- Я не ранен. Это не моя кровь. А Вася… он просто в состоянии эйфории от нашей действительности, - заметил Скорпион, стараясь заметить в двухкомнатной квартире Екатерины наличие колдовских атрибутов.


Ничего подобного не оказалось. Девчонка, как девчонка. Значит ведьмочкой прозвали зря.

- Я майку у тебя застирну? – обронил Сергей.

- А Васю давай в горизонтальное переведём, а то упадёт ещё, собирай по кусочкам, - добавил Сёма, улыбаясь Катюхе. – А меня Сёма зовут. А это Даня и Дюша. Мы - Ага, - обронила Катя. – Я Катя. Ну, раз все знакомы, то пойдём чай пить. Там всё и расскажете. – Заботливая хозяйка раздала всем по паре тапочек и пошла ставить чайник.

Словно и не было пять минут назад ничего особенного.

Сергей исчез в ванной. Андрей с Сёмой почти отнесли Василия на диван в зале.

Даня помялся в коридоре, растирая живот, после чего первым пришёл на кухню. После экстремальных испытаний тянуло попить горяченького. Да если ещё и с вареньем, то день прошёл не зря.

Скорпион вернулся на кухню с обнажённым торсом, заметив, что на тесной кухоньке все стулья заняты. Пришлось прислониться к подоконнику.

- Я случайно оказалась свидетелем вашего вчерашнего со старшеклассниками разговора. – Первой начала Катюха. - Просто Васю доставали и в прошлом году. Никто не думал защищать, а тут ты. И тут вдруг всё как началось. - Катюха заварила душистый мятный чай и быстро подогрела в микроволновке утрешний яблочный пирог. Даня потянулся к пирогу первым.

- Катя, я не нарочно. Просто недавно из леса. – Сергей посмотрел Екатерине в глаза, пытаясь прочесть в них, сколько она увидела из сегодняшнего. Звук снайперок вряд ли докатился до неё, но падающие по полю тела – почему бы и не заметить? Вон Василий ещё не скоро придёт в себя.

Девчонка вела себя спокойно. Не походило на то, что нервничала. Ничего из рук не падало, по крайней мере. И Скорпион сделал вывод, что Катя не увидила ничего такого, за что стоило опасаться.

- Ты за Васю не переживай, - подхватил разговор Сёма. – Его больше никто не тронет. Скорп начистил всем врагам фейс, вот и майку даже кровью испачкал.

Переборщил немного.

Зазвонил Сёмин телефон. Сёма, лишь глянув на номер, передал трубку брату.

- Задание выполнено, цыгане повязаны, жертв и раненых нет. В особняках изъята крупная партия наркотиков, а так же целые склады оружия и поддельные документы всех мастей. Ну, это так, для справки. А вообще, отличная работа, пацаны. Не ожидал. Завтра вас жду на базе Альфы. Всех. Пропуска готовят. Отбой. – Это не был голос Саныча. И Сергей сделал вывод, что слышал голос майора Никитина. Если говорил шеф Саныча, то всё действительно прошло гладко. Подробности расскажут завтра.

- Чего? – Сёма поперхнулся чаем. – Всё в порядке?

Сергей отключил телефон, обвёл всех долгим многозначащим взглядом. С величайшим удовольствием в полнейшей тишине отхлебнул глоток ароматного чая.

- Ну? – не выдержал Даня.

Скорпион кивнул:

- Да, всё отлично. Проблема улажена… Катя, отличный пирог.

- Спасибо, сама готовила, - похвасталась хозяйка.

Чаепитие продолжилось. Ребята разговорились и расслабились. Сергей снова улыбнулся какому-то вопросу Кати, раздумывая больше на периферии мыслей над тем, стоит ли писать в завтрашнем сочинении на тему «Как я провёл лето?» хоть что-нибудь?

Глава - Новое рождение Три месяца спустя.

Белоснежная скатерть укрывала большой складной круглый стол. Высокие хрустальные бокалы сверкали на солнце, переливаясь лазурью. Праздничный стол ломился от яств. Все с лёгкой руки и тяжёлого труда Елены, которая предпочитала готовить сама, а не брать покупное.

Два дня мать не выходила из кухни, не допуская до святая святых даже Скорпиона, законного сына. На днях с Москвы пришли документы, подтверждающие усыновление.

Маугли легализовался в чете Семёновых, хоть и под другой фамилией, своей - Корпионов.

Но праздник был не по этому поводу – наступал тринадцатый год со дня рождения Скорпиона. И первый из тех, который отмечал.

В углу стояли первые подарки. Отец подарил компьютер, мать – сотовый. Теперь приходилось отвечать на звонки. Больше от родителей не скрыться, вроде как. Дед с деревни и баба прислали большую посылку. Бабушка связала тёплый свитер с носками, а дед ухитрился в нём переслать охотничье ружьё в согнутом состоянии и три пачки патронов калибра на медведя. Всё равно давно больше не охотник, а внучек боевой, применение найдёт. Как скажет позднее на это Сёма: «Прикольный дед».

К дому подъехал Саныч. Маячок в комнате жалобно запиликал на едва заметном диапазоне. Его в семье различал только Живчик. Пёс взвыл. Сергей тут же подхватил ошейник, повёл на улицу. Предлог, вроде как. Так капитан Саныч и майор Никитин додумались, как выманивать из дома, не тревожа родителей. С некоторых пор тренировки на базе спецназа получали полулегальное продолжение, и со временем грозили перерасти в нечто большее.

Саныч, опустив стекло джипа, вручил втрое сложенный пакет. Притворно козырнул и укатил, пообещав официально вернуться на знакомство с родителями чуть позже. У Дмитрия давно накопились к нему вопросы, и предстояло на многие ответить.

Дома, не встречаясь взглядом с родителями, выудил подарочек из подарочной обвёртки. Саныч оказался военный с юмором. Подарок был раскошен - Тульский-Токарев.

Древняя штучка. С пятью полными обоймами. Если учитывать оставшееся в спрятанном джипе оружие в лесу, то определённо стоило начать делать тайник в стене и задаваться вопросом, когда правительство легализует оружие? Пока же пришлось запихать ружье с пистолетом под диван. До первой уборки мамы должно было прокатить.

Дверной звонок залился соловьём. Пришли первые гости.

Первыми в проход вломились Сёма с Даниилом, загружая подарками руки и попутно отрывая уши, не успев и разуться. Сёма слукавил, не отцу он, хитрец, ноутбук покупал! Следом, с видом интеллигентов, проследовали Андрей с Василием. Уши отрывали не менее варварски, хоть и умничали, важничали. Следом, как бабочка влетела Лера, подтянулась на цыпочках, чмокнула в щёчку. За ней ворвалась весёлая Катька, с разгону повиснув на шее. Лера как-то странно посмотрела. Шеренгу замкнул сенсей, вместе с подарком пробуя на прочность пресс. Сергей, не смотря на кипу подарков, увернулся, и сенсей попал в дверной косяк. Живчик воспринял этот жест за приглашение поиграть и завалил Токаяву на спину, вовремя сбивая того с одной ноги, пока он снимал ботинок, и зализывая лицо до зеркального блеска.

- Вот это я понимаю разглаживание морщин, - хихикнул Сёма.

- Я ещё слишком молод для морщин, - Усмехнулся Токаява.

Подарки были отложены в угол. Гости сели за стол. Дмитрий с Еленой произнесли первый тост, и пошло веселье.

Что-то легонько коснулось сознания Сергея, заботливо и нежно отвлекло от происходящего. Тихий шёпот на грани слуха произнёс в голове:

- К окну. Подойди к окну.

Скорпион без паники повернулся в сторону окна, подошёл и отдёрнул занавески.

Сквозь пелену пушистого снега на улице виднелась одинокая фигура. Стоило незнакомцу поднять глаза, и Сергей увидел Рысь. Ещё один брат пришёл.

Сергей обулся и выскочил вихрем на улицу. Никто не стал задавать лишних вопросов, привыкли к причудам таёжника. Люди быстро ко всему привыкают.

Скорпион помчался, перелитая через лестничные пролёты с одного конца на другой. Почти бегая по самой стене.

Улица встретила лёгким ветерком. Снег падал пушистый, объёмный. Скорпион подошёл к брату, крепко обнял.

Рысь улыбнулся:

- Исполать тебе, младший.

- Здравь будь, Рысь. Как ты меня нашёл?

- Ну, тебя трудно не найти. Ты фигура заметная. Полгорода на уши поднял. – Улыбнулся он, закутывая младшего в тёплый плащ.

- Рысь, пойдём в дом. Зачем здесь стоять? Там тепло и уютно. Я познакомлю тебя со своими новыми родителями и друзьями… Лерой. – На последнем слове запнулся.

Рысь вздохнул:

- Прости, не могу. Враг у ворот. Как всегда. Я к тебе на две минуты. Но с Лерой ты меня когда-нибудь точно познакомишь, не сомневайся. - Он достал заплечный мешок и продолжил. - Старый волк не смог приехать, но ждёт тебя летом. Передавал тебе здравицу и подарок. Сказал, что ты уже достоин его.

Рысь протянул белую тряпицу, обвернувшую продолговатый предмет. Скорп откинул край и с замиранием сердца увидел металлическую рукоять, выглядывавшую из резных ножен.

Меч! Настоящий меч! Мечта! Нет для воина подарка краше. Рысь пресёк дальнейшие попытки развернуть тряпку, посоветовав сделать это дома.

- Это не просто меч. Это русский меч витязя Славы. Дед хранил его со времени своего становления из ведуна в волхвы. В период Второй Мировой. Не спрашивай, сколько деду лет. Даже я не знаю, но сына он завёл гораздо позднее…хм… обычных людей.

Скорпион зачарованно слушал. Крупицы тайной семейной истории стоили дороже золота. А Рысь продолжал:

- Меч этот не простой. Он как бы… спит. Уснул вместе с уходом витязя. Но это не значит, что он бесполезен. Береги его, как зеницу ока. Я даже не знаю, почему дед отдал его тебе сейчас. Вроде бы опасностей не предвещалось, но ему виднее. Так что владей им, береги до прихода хозяина. Но в ножнах залёживаться не давай. Вот такая вот тебе загадка.

Слова застряли в горле отрока. О таком подарке и думать не смел. Рысь вновь продолжил:

- Единственный недостаток – его трудно спрятать. Ты плащей не носишь. Будь осторожен. Я же в свою очередь тоже хочу тебе кое-что подарить. Закрой глаза.

Сергей закрыл - Открывай.

Скорпион открыл глаза и увидел что-то похожее на меч, но короче и уже.

Брат бодро продолжил:

- Это катана. Короткий японский меч. Её легче спрятать. К тому же, тебе надо учить разные стили владения мечом. От двуручника до кинжала. Так что расти, Скорп. Не за горами посвящение. Ну, всё… мне надо уходить, и так сказал больше, чем собирался.

- Рысь, а какие следующие врата? – Успел спросить Сергей. - Я прошёл истоки элементов.

Рысь остановился, сквозь поднимающуюся пургу Скорпион едва расслышал слова:

- Следующие четыре: постижение фактической сущности земли, воды, воздуха и огня. Потом идёт различие качеств и первую декаду завершает их смешение и комбинации. На этом ты закончишь постигать Элементарные врата. Не сбивайся с пути, братец.

Пурга поглотила силуэт. Скорпион понял, что продрог до мозга костей. Забыл про контроль температуры. Да и дома давно ждали. Руки судорожно сжимали два совершенно разных меча. В правой - русский меч, в левой - японская катана. Вес металла приятно тяжелил руку, пробуждая в теле дух воина. Глаза загорелись уверенностью в завтрашнем дне. Хороший день рождения. Есть дом, друзья и цель в жизни. И всё только начинается… Через полгода, на весенних каникулах, удалось съездить к волхву. Привёзти редкие травы. Скорпион не понимал, почему у Елены с Дмитрием нет своих родных детей.

Пришлось посадить их на строгую диету, да на неделю отправить в деревню. Там день за днём гонял обоих по цветущему лесу, заставлял выполнять тяжёлые физические упражнения и по-новому постигать мир, понимать природу. Всего за неделю мировоззрение обоих на лоне природы поменялось. По-новому вспыхнула любовь, словно запорхали над землёй. Март запомнился им на всю жизнь.

Через девять месяцев, на четырнадцатый день рожденья Скорпиона, в семье Семёновых появилось пополнение - голубоглазая Ладушка с таким же небесно-синим цветом ауры, как у Сергея.

Сергей понял, что ребёнок родился не совсем обычным в тот момент, когда впервые взял её на руки. Энергетика новорожденной поражала. Определённо это было не первое рождение этого существа, и Сергей предполагал, что сестра его сводная – воплощённая старая душа… очень древняя и могущественная.

*** В разных местах планеты.

Эгрегор12 первый. Эмиссары*. (* - см. приложение_.

- Я предлагаю его полное уничтожение. Зародыши сопротивления надо душить на корню. Восемь ступеней к четырнадцати годам меня беспокоят. Это заслуживает внимания и внушает большие опасения. Преступность в городе понизилась на порядок.

Одни растраты и убытки, – Эмиссар Слабо начал встречу.

Пять холёных солидных лиц Эмиссаров ловили друг друга в перекрёстный прицел глаз на экранах широкоформатных ноутбуков. Ни одно живое существо не могло подслушать этот разговор. Ещё и потому, что основная часть этих существ была под их пятой.

- Я понимаю твоё беспокойство, но сам знаешь, был бы он в столице или каком нибудь мегаполисе – одна случайность и нет проблем, а в той глуши наших исполнителей мало. Дебри. Если только Духа* призвать. Есть за ним должок. Но мороки больше. К тому же с севера стабилизатора кроет дед, у него меч витязя. Положим половину исполнителей, прежде чем прикончим старого волка. Предлагаю задействовать сторонних исполнителей.

– Золо* тактично подбирал слова, заменяя время раздумий растягиванием слов, так в своё время научил говорить политиков, шоуменов и ведущих.

Хриплый балтийский акцент Нежити* продолжил беседу:

- И этот внук его, ускользнул, мерзавец, из самой пасти. Ещё и милейшего олигарха к хозяину отправил.

- Это был мой ставленник, – прервал Слабо*, – я же говорю, одни убытки. Никакой выгоды.

Мёртво* подключился к разговору:

- А может, проверим на все параметры? Тут достаточно просто вывести из города, а если ещё и из страны, то, как говорят у нас в стране, – дело в шляпе. Хоть ему и нет совершеннолетия, но закон можно обойти. Что у нас, ресурсов, что ли, нет?

Горэ* внёс своё предложение:

- Слушайте сюда, предлагаю перерубить связь с дедом и отправить малявку в путешествие. Если не сумеем, то следующая попытка только через несколько лет… - Я думаю, нет возражений, - подтвердил Золо.

- Тогда до связи, - Слабо первым отключил дисплей.

Каждый из тёмных гроссмейстеров помнил, откуда пошли все языки мира.

Разговаривали на русском. Как ни старались на протяжении тьмы веков разбавить все языки, переиначивая на разный лад, но корни выкорчевать не так уж просто. Тем более, на этом языке понимали друг друга в полной мере. К другой форме общения – энергетическому обмену информацией – прибегать боялись, как огня. Тогда каждый мог открыто читать действия и намерения оппонента. И тогда финал один – война.

Встреча имела формальный характер. Каждый из Пяти руководствовался только своими правилами, принципами и пожеланиями. Единство заключалось лишь в том, чтобы не дать миру очнуться ото сна. Вне совета каждый Эмиссар вёл лишь свою игру.

Эгрегор – порождение людей, их коллективное биополе - "Дух" (энергия и информация), ограничено дееспособный без них самих, поскольку проводниками его деятельности в обществе являются люди, чья психика замкнута на эгрегор, осознанно или бессознательно, определяющая меру допустимого и недопустимого в его водительстве в отношении себя.

*** Эгрегор второй. Аватары.

- Эх, не дотянули, – чистый, пышущий здоровьем голос Живы* оповестил о параллельном собрании из разных концов света.

Четыре пучка светлой энергии свились в один кокон.

- Сдюжим. Когда было иначе? – Бодро* оповестил о своём присутствии.

- Хотим или нет, а продержаться надо. Слава великое дело сделал. Если бы не он, мир бы сгорел в пламени ада, да рассыпался прахом, – вставил иранец Добро*, любитель красивых слов. – Без него тяжело, как под наковальней, но надо что-то делать, а то так и беда придёт.

- Всё равно век - слишком жестокое наказание. Как ещё проживём без русского витязя? Мне надо свой народ освобождать. А тут мир на грани, – тибетец Здраво* подал мысле-слово в беседе, что развернулась предложением.

Невербальный разговор проходил без каких-либо звуков. Мысль, направляемая в кокон общения, принималась и понималась всеми, как предложение, диалог.

- А я вам на что? – воскликнул славянин Живо, до сих пор, отказывающийся делить себя на русского, белоруса или украинца.

- А чего ты, славянин, в Индии третье тысячелетие делаешь? Как убежал, так и дела на Руси начали твориться, прямо закачаешься. Эпоха Кали, - подметил Бодро.

- Зато я тут бог! – резонно заметил Жива.

- Вышень с Крышенем каждый раз оккупантов прогоняют, исключаясь на столетия, а ты эксплуататор, приписываешь себе все победы. Хотя бы со своими горячими точками разобрался, – добавил Бодро.

- За священную войну в ответе Добро. Это он с Мухаммедом лясы точил по пустыням, – осторожно добавил Жива.

- С Мухаммедом Смута* лазил, я видел их только дважды. - От Добро повеяло печалью. - Стоит человеку понять своё предназначение, как начинают открываться глаза.

А это недопустимо для эмиссаров. Сразу же вся Пятёрка тратит все силы, чтобы новый лев-пророк истратил все силы на битву с ними, и слово его развеялось в прах. Заратуштра, Иисус, Будда, Мухаммед, Моисей. Все религии повернулись вспять. Слабо подсуетился везде.

- Тут растёт один стабилизатор пространства. Если мы пропустим и его, витязь устроит нам апокалипсис. Стоит закрепиться поддержкой нейтралов, – Здраво задумался, определяя расположения всей третьей пятёрки. – Смута бродит по Аравии, Лич* на двести лет погрузился в сон в недрах песков Монголии, Дух из Китая не ногой. Остались только Ино* и Тосика*. В Японии пройдут соревнования. Пусть сами смотрят. Кто за то, чтобы обломать рога Золе? Он сейчас особенно влиятелен.

- Думаем, други, думаем, - подытожил Бодро.

Светлым Аватарам не хватало вождя. Сумятица началась сразу после исключения лидера. Туловище осталось без головы.

Глава - Выше, сильнее, быстрее Три с половиной года спустя.

Ветер свистел в ушах. Четырнадцать вёсен – хороший возраст для новых рекордов. Ноги порхали над землёй. Бежал с небывалой скоростью и всё никак не мог достигнуть предела. Тело разрезало воздух, мышцы пружинили и ритмично подбрасывали вверх.

Десятый километр за спиной, а усталости как не бывало. Только мозг одолевали разные мысли, слова деда под корочкой мешали отпустить все лишнее и наслаждаться бегом.

«Запомни, в мире три порядка, три силы. Пять высших представителей в каждой.

Для них время не имеет значения. Все игры человечества творятся их рукою. Они бывшие люди, но каждый в разное время стал подобен богу и может влиять на ход вещей, править миром, если желает. Перевес на стороне Эмиссаров. Самый сильный из аватар – витязь Слава*, вмешался в критический момент в ход истории и спас мир в переломное время Второй Мировой. По закону смотрители исключили его почти на век. Потому сейчас трудные времена. Пока люди не помогут светлой стороне – миром правит Хаос».

Эти мысли вертелись в разных вариациях. Скорпион вновь и вновь повторял заученные имена Эмиссаров: многоликие Слабо, Золо, Нежить, Мёртво и Горэ. У них всё чётко и ясно. Разногласий нет, каждый правит миром, как хочет, разрывая цивилизацию на куски, убивая в зародыше дальнейшее развитие и выход в космос. Их устраивает нынешнее положение дел, когда деньги правят человеком, когда нефть – главный ресурс, когда вместо космоса осваиваются дизайны унитазов. А если находятся люди и страны, что хотят противостоять их засилью, то в ход идут угрозы, деньги, оружие, санкции. Злая сила уравниловки. Будь как все или… не будь вовсе.

Время топора. Пора перемен.

Скорпион разогнал тело до пятой ступени развития – владение землёй.

Минимальный контроль за телом. Все твёрдые вещества – тридцать процентов тела, могли поддаваться некоторым командам разума. В беге подросток смог немного уменьшить вес тела. Ноги полетели над землёй пуще прежнего. Огромная скорость. Строгие, чётко выверенные, послушные движения тела захватили дух.

Скорпион мчался по весенней набережной Амура навстречу заре. Под восхитительный возглас немногих прохожих. Те замирали, вертели головой, каждый вздыхал и обещал себе завтра же, прямо с утра начать бегать так же. Но наутро как-то забывали о своём обещании.

Длинные волосы трепетали по ветру, повязка долго не выдерживала.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.