авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«© Степан Мазур Цикл Скорпиона Том первый: «Слёзы солнца» ...»

-- [ Страница 6 ] --

Юноша добавил шестую ступень – элемент воды. Другие семьдесят процентов тела. Тут же тело превратилось в стальную гидропружину. Стоило увеличить плотность, как мышцы стали сокращаться, словно под воздействием гидромеханизмов. От скорости слезились глаза. Хоть в очках бегай.

А мозг не переставал анализировать ситуацию, мешая концентрации, вне-мысли.

Серое вещество выдало новую порцию для размышления.

Выходило, что декада белых взяла в качестве имён те самые слова силы Рода.

Казак Бодро, иранец Добро, тибетец Здраво, непонятный славянин Живо, почему-то проживающий в Индии, также выбывший русский витязь Слава. Чем они занимаются, если мир катится в пропасть? Дед никак не может дождаться, когда закончится эпоха тьмы. Вроде и эпоха Рыб завершилась и Кали подходит к концу, а мир как стоял на грани, так и стоит.

Задумался и чуть не споткнулся, перепрыгивая бордюр. Беговая дорожка вилась змеёй, на пути стали попадаться первые прохожие, мелькнули редкие бегуны: дед в фуфайке и худеющая леди в обтягивающих штанах для коррекции форм.

«Так дело не пойдёт», – продолжил раздумывать мозг: «Надо менять соотношение сил. После подвига Славы тёмные на несколько лет спрятались по каморкам, на самые дальние задворки, накапливая ответный удар не прямым противником, а состоянием холодной войны: ресурсно-техническим совершенством, блоками, союзами, дезинформацией, запугиванием, смещением человеческих ценностей в сторону денег, спокойной рабской жизнью. Против обособленной империи спящего витязя выступил весь мир».

Пришлось свернуть, резко остановиться;

бегающий дед схватился за сердце, бледнея, упал на травку вдоль дорожки. Поздно дедок о здоровье начал заботиться, но лучше поздно, чем никогда. Многие и не думают.

Дед оказался стойким. Лежал на травке и умирал молча.

- Рановато тебе, дедок, рановато. Только умнеть начал, – Скорпион наклонился над дедом, приложил руку к груди: сердце не билось, просто остановилось, отдыхая, исчерпав ресурс жизни.

Пришлось сконцентрироваться на мощном заряде. При желании человек может генерировать в себе электричество. Человеческое тело – не только тепловая атомная станция, но и генератор любых начинаний. На кончиках пальцев образовался импульс.

Разряд!

Скорпион послал его прямо в сердце. Дед вздохнул полной грудью, боевая мышца вновь застучала в нормальном режиме. На бледном лице появилась краска жизни, грудь резво заходила ходуном, силясь вогнать больше воздуха.

- Отец, ты только бег не бросай, – на прощание улыбнулся Скорпион, подскочил и возобновил бег по набережной.

…Неизвестный дед запомнит это мгновение, как знамение, как дальнейшую цель жизни. Через год Скорпион с улыбкой прочтёт в газете о сумасшедшем – конечно, для обычных дедов – деде, который, назло медицине, и на добро человеческим возможностям, без грамма еды пробежит более семисот километров по маршруту от Хабаровска до Владивостока. Первые три дня бегалось тяжело, организм перестраивался, требовал есть, но дед был стоек, упрямо бежал с рюкзаком за спиной километр за километром. Пил только чистую воду, ночью спал в палатке у трассы. Проблема была лишь в отклеивающихся подошвах на китайских кедах, что не такие прочные, как человеческие стопы. За месяц дед добежал до Владивостока, до центрального вокзала, сел в поезд и вернулся в Хабаровск. Это было его лучшее лето… Скорпион ускорил бег, вернул прерванную скорость. Мозг услужливо слал мысли.

Обезглавленная славная империя не проиграла третью Мировую. Холодную гонку вооружений с момента окончания Второй Мировой и до развала Союза. Если бы витязь проснулся к 1985 году, то мир бы давно стал единен под другим знаменем, под знаменем прогресса и новой эры космического освоения. Инженерно-научная элита империи победила в той войне, почти по всем параметрам. Зачаток новой цивилизации едва показался наружу, как грянул гром. Элите госаппарата захотелось развалиться, вкусив все прелести разложения. Страна захотела свободы. Свободы от той самой номенклатуры, бюрократии и уравниловки. Но получила свободу деградации.

А номенклатура никуда не исчезла. Сменили вывеску.

Скорпион сжал зубы, ускоряясь. Седьмая ступень – воздух, а это - то самое пространство между молекулами любого вещества, та самая пустота, составляющая девяносто девять процентов всего материального. Тело задвигалось чуть смазано для постороннего взгляда, выросшие возможности помогли добиться этого самостоятельно, совсем как двигался Рысь и Всеслав!

Резервы ширились. Тело при правильной тренировке раскрывало настоящие способности. Мысли, однако, не переставали досаждать.

Кто же такие нейтралы? Почему одни уходят в отшельничество? Помогают то одним, то другим. Как ведал волхв, аравиец Смута ведёт освободительные войны на Ближнем Востоке. Монгол Лич, напротив, погрузил себя в сон на несколько столетий.

Чего-то ждёт? Китаец Дух поставил чёткие границы и не выходит за них и никого не пускает внутрь. Кто такие Ино и Тосика? Почему обе в Японии?

Восьмая ступень – вотчина огня, сожгла все мысли, заполнив пространство кипящей энергией и ускорив все процессы. Скорпион представил вокруг тела кокон огня, огонь проник в него. Глаза и были огнём. Эта та сила, та информация, которой наполнено всё окружающее пространство. Тут же тело добавило ещё несколько процентов скорости, по венам вскипела кровь, заструился расплавленный металл. Тело стало единым целым, и ясно ощущал себя на грани преодоления притяжения.

На несколько секунд… полёт… вверх!

Посторонняя мысль проникла внутрь, под коробочку, бег на пределе закончился прыжком на огромное расстояние и оглушительным падением. Скорпион перевернулся в воздухе, понадобилось целых три переката, чтобы остановить вращение по асфальту.

Лёг, запрокинув голову в небо, хорошо хоть падать в любых условиях научился без серьёзных травм. Кожу бы ещё научиться сохранять… Грудную клетку разрывало на части мощными лёгкими, что работали на пределе.

Казалось, что сердце работает со скоростью звука, стучало, вышибая рёбра. Руки и ноги тряслись мелкой дрожью от перенапряжения, по раскалённому телу бежали волны энергии, сотрясали вибрацией. В голову отдавало тяжёлой волной прибоя, кожа на руках, ногах, спине – всё один сплошной кровоподтёк. Небо в глазах вращалось, как после карусели.

Устал. Рановато.

Хватило сил, чтобы отползти и грохнуться на травку рядом с беговой дорожкой и дрожащими руками достать из внутреннего кармана спортивных штанов сотовый телефон. Пурпурные от мощного прилива губы произнесли:

- Сёма, скажи сенсею - семнадцать километров. Конечная точка – набережная.

- Ну, ты зверь, - протянул Сёма, отключая телефон.

Понял, что Скорпион ненадолго потерял сознание от мощного прилива кислорода в мозг. Заканчивать забеги стоило не в один момент, а постепенно, снижая скорость и охлаждая организм. Только тогда бег будет полностью правильным и полезным. Резкие перепады губительны для сердца.

Но по молодости тренированным организмам простительно.

Серебристый джип, с белозубой сверкающей улыбкой японца за рулём, проворно подкатил к указанным координатам. На заднем сиденье сидели запыхавшиеся подростки:

мощного Даниила хватило на семь километров полной скорости, Андрей дотянул до девяти, Сёма смог дотерпеть ещё полторы лиги.

Пассажиры склонились над распростёртым телом.

- Скорп, зачем так себя убиваешь? И так понятно кто победит в Японии, – изложил Даня, убирая из-под носа нашатырь.

- Я тренируюсь не ради соревнований, – прошептал Скорпион, приходя в себя.

Перед глазами всё плыло, летали чёрные мухи. Руки, принявшие на себя торможение при падении, жутко зудели. Заживают.

- А ради чего? – Подошёл Андрей, протягивая руку. Помог встать.

- Чтобы все, кто приложил руку к уничтожению моей страны - ответили за свои поступки. - Подросток чуть постоял, успокаивая головокружение. Буркнул, - мне надо много сил, чтобы это случилось не только на словах.

Скорпион, заглушая поднимающуюся боль в мышцах, прошёлся до автомобиля.

Сёма помог взобраться в салон автомобиля, прошептал через плечо Дане с Андреем.

- Ну, всё пацаны, мужайтесь. Командир задумал революцию.

- Да называй, как хочешь, - услышал Скорпион, - мне важнее чтобы «русский», «украинец» и «белорус» звучало не как оскорбление, а принималось с почётом. А лучше считалось единым целым. – Сергей откинулся на переднем сидение, волевыми усилиями ускоряя регенерацию тканей.

Зелёнка в аптечке сенсея давно кончилась.

- Вам просто не хватает объединяющей идеологии, – подсказал сенсей, бегло осмотрев поверхностные раны. Ничего серьёзного - подросток давно научился правильно падать. – Национальных героев. У вас все через одного герои, но вы об этом ничего не знаете. – Сенсей плавно повёл машину, покидая центр города.

Джип, сверкая в лучах поднимающегося солнца, вклинился в поток машин.

Четырёхколёсный монстр вгрызался в асфальт, требуя добавить скорости. Но утрешние пробки едва ли позволяли стрелке спидометра ползти вверх. В такие минуты на дорогах все равны, что Запорожец, что Феррари. Только двухколёсным мотоциклам раздолье.

Байкеры открыли сезон и гоняют всласть. Их стальные кони вклиниваются в любую щель, проскальзывают на светофорах. Никакой полицейский патруль догнать в толчее пробок не в состоянии. Полосатые дубинки лишь уныло грозят небу.

Скорпион устало прикрыл глаза. Тепло салона погружало в сон. Тело требовало отдыха, купаясь в истоме расслабленности. Но мозг лихорадочно работал.

Мы все стремимся попасть в прошлое, что-то изменить, подкорректировать, убить злодеев, спасти мир от Мировых Войн, подсказать предкам нечто важное, нужное, то, что обязательно поможет миру нестись вперёд ещё раньше, ещё резвее… Но что случится с миром, если изменить ход событий? Стоит убить Гитлера и иже с ними, не придёт ли ему на смену ещё более масштабная фигура, такая, что все предыдущие покажутся детским лепетом. Не откликнется ли Мироздание на вторжение в ход вещей более глобальной катастрофой? Сколько умов билось над этой загадкой? Вопросы, вопросы, вопросы… Из каждого следующего выходят мириады последующих… Стоило срочно эволюционировать. Хотя бы ради того, чтобы выжить человеческому роду. Требовался новый пинок, с помощью которого взлетим на новую ступень развития. Вот только какого диаметра должна быть подошва у пинающего?

- Рассуждать и мечтать может всякий, но вот что-то реально изменить может только… - Бормотал Даня в реальном мире «великие» мысли.

- …Каждый второй, - бодро подсказал Сёма, наученный чувством веры в собственные силы.

Скорпион заметил - все трое братьев словно заряжались его харизмой, чувством веры в свои силы и победу. Он в последнее время вроде вождя, за которым не страшно пойти хоть по пыльным дорогам новых звёзд, хоть в бескрайние просторы-бездны чёрных дыр. Только… действительно ли таков, каким его видят другие? Да, развивается быстрее всех. Да, мыслит не по возрасту. Да, стремится к чему-то лучшему разными путями. Да, всем сердцем хочет помочь и понять, что в этом мире вообще происходит. Вот только достаточно ли этого?

- На самом деле могут девяносто девять из ста. – Поправил Токаява. – Только часть лениться, часть сомневается, часть боится, часть продаётся, часть… - Ага, большая часть боится жить и видеть этот мир таким, какой он есть. – Добавил Андрей.

- Устал народ, устаёт цивилизация. Пора на покой. Слышали о руинах Атлантиды?

Они тоже устали. Решили отдохнуть. – Сёма поставил щелбан Андрею и увернулся от встречного.

«Ну, всё. Больше молчать нельзя. Стоит накинуть идею, пусть обмозговывают, потом примут за свою, родную».

- Вот и тянет народ в миры орков, эльфов, гномов. – Скорпион открыл глаза, провожая взглядом проплывающие воздушные крепости. – Эту сказку Толкиен писал не как фантастический роман. Просто весь цивилизованный мир, это типа, Запад и Европа.

Вот они себя считали вроде благородных эльфов, высоко рожденными. Весь другой мир был чем-то вроде гномов, ну, а мы, как истинные враги всего человечества, изображались кровожадными орками, что придут с востока и ткнут ядерной дубинкой в зад. Ничего не изменилось и после развала СССР. Нас до сих пор принимают за низшую расу, хоть и с дубинкой. Обыватель всё надеется на мир и равноправие с Западом, Европой. Но пока нас не уважает даже Восток. Помогать нам никто не собирается. – Машина погрузилась в тишину, даже сенсей задумался, тогда Скорпион продолжил. – Я согласен, пусть меня считают орком, благородным воином великого клана, рода, где всё ещё чтят законы совести, где у вершины власти герои, мудрецы, где каждый верит в свои силы и свою страну, своё общее племя. Мне не важно, как я буду выглядеть на фоне тех цивилизованных людишек или эльфишек, пусть даже гномиков. Я буду точно знать, что моя страна – моя родина и другой нет. Не может жить орк среди людей. Так пусть весь мир гниёт в мнимых свободах и разврате, а я буду крепить, и возвеличивать свой клан и пусть меня лучше боятся, чем презирают. Разве слушает здоровый больного умом? У нас, пусть даже орков, свой путь. Мы великое племя славных людей. Пускай ровняются на нас.

– Скорпион замолчал, позволяя додумать.

Помолчали, думая каждый о своём.

Машина погружала в сон ещё больше, почти впал в дрёму. Железный монстр мерно укачивал, мягко скользил по забитой в утренний час-пик трассе. Город пробуждался. С утренней зарёй люди мчались начинать тяжёлый трудовой день. Каждому более-менее живому человеку работать и учиться мешала мартовская весна.

Скорпион попытался вынырнуть из объятий сна.

- Сенсей, почему я всегда падаю на восьмой ступени? Я подчиняю огонь, почти достигаю предела и… Что-нибудь обязательно придёт в голову. Вроде бы и внутренний диалог остановлен и концентрации хватает с избытком, а всё равно чего-то не хватает. – Глаза невольно зацепились за затягивающиеся раны.

Кровь свернулась сукровицей и затянулась плёнкой. Края ранок с натугой тянулись навстречу друг другу. Сергей почти ощущал, как лимфоциты ведут нещадную войну с грязью в ране. Даже зелёнка не нужна, иммунитет справится и без подручных средств.

Стоит только повысить температуру в месте ранения. Одного-двух градусов вполне достаточно. Зачем люди сбивают температуру, когда она нужна?

Сенсей долго блуждал в дебрях мозга, восточных мудростях, наконец, что-то извлёк:

- Знаешь, порой бывает что «мозг мой – враг мой». Разум в критических ситуациях не всегда способен поддаваться твоему истинному Я. Как я заметил, ты во время последовательных постижений своих ступеней уже интуитивно входишь в некое состояние, тобой пройденное. Но пика последней своей ступени ты ещё не достигал. Это для тебя в новинку, и разум теряется в новых ощущениях. Мгновения хватает для потери контроля. – Сенсей хитро подмигнул. – Но кто сказал, что разум невозможно обмануть?

- Надо обмануть самого себя? – Удивился Сёма, дразня Даниила затрещиной по затылку.

Дружески мутузили друг друга на заднем сиденье. Реакция на скорость. Токаява перестроил машину в другой ряд. Покидая полосу пробки, добавил скорости. Ответил:

- Не обязательно. Просто можно отвлечь посторонним на первое время.

- Например? – Скорпион искусственно повысил температуру тела, помогая организму уничтожить вирус и скорее приняться за регенерацию тканей.

Сенсей вместо ответа ткнул в кнопку проигрывателя. По салону покатилась японская музыка из четырёх динамиков под предводительством сабвуфера. Музыка окутала и захватила с первых нот, незнакомые струнные инструменты, барабаны, ритмичные напевы, что так тонко ухватились за сознание, целиком и полностью погружая в состояние светлой печали.

Все невольно притихли. Разговоры иссякли, каждый прислушался. Печальная мелодия сменилась бодрыми боевыми напевами, в воображении невольно всплыли картины, что под такие напевы самураи уходили на войну. Перед глазами встали сцены боя. Басы помогли представить сцены сражения на мечах: самурайские мечи пляшут в огненной схватке, высекая искры при встрече. Умелые воины вращают мечи с такой скоростью, что видно лишь начало и конец движения. Идёт война за земли. Клан на клан.

Восстания, бунты, революции, огонь, пожар, дождь, снова огонь.

Не успели дослушать третьей песни, как сенсей остановил машину у дома Скорпиона. Остановил диск.

- Попробуй потренироваться под музыку. Подберёшь под свой вкус. Я слышал о славянской музыке, красива, инструменты на высоте, тексты. Солисты только излишне рычат что-то нечеловеческое. Кстати, завтра тренируемся на мечах, никому не опаздывать.

Сёма со Скорпионом вылезли из машины, распрощавшись с друзьями до завтрашнего утра. Джип покатил прочь со двора. Сенсею ещё предстояло завести домой Даниила с Андреем.

Постояли у подъезда, смотря на восходящее светило.

- Красу заходящего солнца описали почти все поэты прошлого и современного, а вот с восходом получилось только у Глинки. Остальные, то ли слишком творческие личности, что значит, раньше обеда не просыпаются, то ли просто лень. А может и вовсе не престижно воспевать рождение нового дня, - выдал мысль Сёма. Блондин порядком ускорил мыслительный процесс за последние три с лишним года.

Скорпион повернулся к Сёме:

- Ты от темы то не отъезжай. – Скорпион же погрузился в цивилизацию с ногами. Значит, твоему отцу всё-таки удалось провести мечи через границу?

Сёма развёл руками.

- Я ему про искусство, а он... Эх, ладно. Портит тебя цивилизация. Да, теперь на мечах будем биться не только мы. Отцу из дипломатической миссии в Японии удалось привести ещё три меча: Дане, Андрюхе и именной, Такаяве. Конечно, на таможне долго не хотели пропускать. Но дипломат - фигура видная. Когда это недоразумение с запретом холодного оружия разрешат? Знаешь сколько бы прибыли от коллекционированного или боевого оружия шло бы государству? Не все ещё слушают популярную музыку, есть и воины. Пара кузниц по всей России приносила бы тысячи процентов прибыли.

- И не говори. Меч – душа воина. Уверен, в стране нашлось бы много людей, любящих сражения на честной стали.

- Стоит хоть раз только взять в руки меч, и вспомнишь, кто ты есть на самом деле.

- Боятся пробуждения корней. От правительства до религиозных деятелей. Скорпион справился с замком домофона и оба вошли в здание. – Сталь в руках – это песнь души, даже в нашей современности высоких технологий.

- Русь тысячелетиями билась с напастью честной сталью. Пусть меч сменила шакалья пуля, но тренировки полезны.

Двое поспешили наверх по пролёту, минуя по несколько ступенек сразу.

Сенсей пользоваться лифтом запретил под карой тысяч отжиманий. Запретил на совесть. Четвёрка бойцов под руководством Токаявы знала значение этого слова. Себя не обманешь.

- Я не думаю, что будь у человека меч за спиной, он тут же стал бы применять его налево и направо, но вот честнее и ответственнее стал бы. Вот откуда появляется уважение. То же самое на более глобальном плане и с огнестрельным оружием. – Скорпион как не пытался замедлиться, но всё равно невольно перегонял Сёму.

- Ладно, утопист, лишь бы люди понимали ответственность. И вообще, Серый, сначала зачистка, потом оружие, – подмигнул Сёма.

- Она и в том, и в другом случае должна произойти. Не все люди – люди. Ты же не хочешь жить в зоопарке? Да и места на Земле всё меньше и меньше.

- Эх, как бы придумать так, чтобы всё всем и сразу и всем хорошо, – протянул Сёма, разуваясь в прихожей.

- Матрица, Апокалипсис или Путь Бога! Третьего не дано!

- Иллюзии, смерть или развитие?

Разговор прервала Ладушка. Двухлетняя девчушка с визгом подбежала к Скорпиону, протягивая ручки, чтобы скорее взял и поднял. Живчик с отцом слонялись по улице, так что слюнявиться в этот раз не пришлось. Скорпион подхватил голубоглазую сестричку. С кухни с ложкой и бутыльком в руках мчалась мама.

- О, бойцы вернулись. А где повязки? – Елена чмокнула Скорпиона, взъерошила волосы Сёме и приказала мыть руки и садиться за стол. – А нашей Ладушке надо пить лекарство, - добавила она, протягивая полную ложку зелёной дурно пахнущей жижи к лицу Лады.

Лада тут же отвернулась, уткнувшись личиком в плечо Скорпиона. Ребёнок мелко задрожал, опасаясь лекарства всем естеством.

Скорпион перехватил бутыль, вперился взглядом в надпись.

- Мам, с каких это пор ей нужны лекарства?

- А мы поутру ходили по докторам и, одна врачиха нашла некое отклонение и прописала вот эту вот вещь. – Мама кивнула на бутыль с длинной, ничего не значащей надписью на обрезанном языке церковников.

- Да? – Удивился Скорпион.

Он наблюдал рост и развитие Ладушки с самого рождения и знал, что у ребёнка не может быть никаких отклонений, кроме того, она индиго и опережала своих ровесников по здоровью и развитию. Но отклонение ли это? Или признак нового человечества?

Был уверен, что с Ладушкой всё в норме. К тому же недавно её смотрел старый волхв.

- В поликлинику просто завезли новый лекарственный аппарат. Для апробирования. – Скорпион выудил из рук мамы бутыль и вылил содержимое в фикус в прихожей. Его не любила вся семья. Подарок ни к месту. Пусть хоть засохнет.

- Но… – Взвизгнула Елена, силясь предотвратить действо.

- Вот и проверим это лекарство на воздействие на организмы. – Успокоил Скорпион. – Тебе дороже дитё или нелепый веник и ещё более нелепые советы доморощенных садоводов, кои называют себя друзьями семьи?

Довод был принят и за столом покатился весёлый будничный завтрак.

Глава - Случай Несколько дней спустя.

Чайник забурлил, выпустил в воздух облачко пара и отключился, щёлкнув тумблером. Семён Егоров, он же просто Сёма, он же кровный брат и боевой арийский блондин, проворно разлил кипяток по большим высоким кружкам, дно которых устилали лепестки суданской розы. Цветки «Каркаде» быстро окрасили воду в багровый цвет, радуя обоняние терпким, но едва уловимым запахом.

Скорпион приоткрыл форточку пластикового окна. На кухню ворвались звуки ночного города вперемешку с запахами ранней весны.

Двое отдыхали на кухне после занятий на мечах. Мышцы приятно гудели после полезной нагрузки;

кубики пресса начали проявляться под чёрными фуфайками, напрягаясь от каждого движения. Плечи и предплечья после махания до сих пор подёргивало. Они приняли на себя наибольшую нагрузку. Скоро раздадутся вширь, а запястья и вовсе станут твёрже камня. Но пока больно и руки гудят.

Каркаде неплохо восстанавливал силы и утолял постоянное чувство жажды после интенсивных часов обезвоживания организма. Кисловатый, чуть терпкий вкус избавлял рот от надоедливой тягучей слюны. Приятная тяжесть разливалась по телу, погружая в дрёму натруженный организм.

Кроме двух юношей в квартире Егоровых никого не было. Отец Сёмы, едва приехавший из дипломатической миссии в Японию, тут же улетел по делам родины в Иран. Мать же второй месяц была с миссией в Судане и не спешила появляться. В качестве компенсации за отсутствие первый родитель привёз самурайские мечи, вторая каждую неделю высылала посылки с натуральными экзотическими чаями.

Семён с далёкого детства привык к самостоятельности. Вдобавок, в последнее время брат не давал скучать. Блондину порой казалось, что этот парень нарочно вызывает вокруг себя массу приключений. Никакой волшебной палочки не надо. Волшебники за такое удавятся от огорчения.

- Скоро восьмое марта. Что думаешь дарить девушкам, девочкам и прочим женщинам? – Хитро улыбнулся Сёма.

- Маме тюльпаны, Лере белые розы, а Катюха по-моему любит растеньица в горшочках. А бабушке пошлю в деревню… Хм, чего бы подарить бабушке? – Брови Скорпиона сомкнулись на переносице. – Надо подумать.

- Тоже мне, проблему нашёл! Мне вообще некому дарить подарки. Мама в командировке, бабушка отсутствует, и вряд ли когда-нибудь я её вообще увижу из череды санаториев, одноклассниц-подружек нет. – Сёма тяжело плюхнулся на стул. – Даже подружки нет! Вот скажи мне, почему её нет? Я что, урод?

Переходный возраст Сёмы начался неожиданно. Ещё секунду назад пил чай и вот это случилось.

Скорпион опустил кружку на стол, пробежался взглядом по Сёме: длинные, светлые волосы, голубые глаза, фигура продвинутого спортсмена, каждая мышца явно очерчена, натренирована, но не перекачана. С каждым движением под кожей бегают змейки. Почти отличник, с юмором тоже в порядке. При внешней ухоженности не гей, что редкость для современного мира, не маньяк. Прыщи отсутствуют, с деньгами всё в порядке. В последнее время зарабатывает сам. Светится жизнью и готов любить и быть любимым… Боятся, что ли?

- У меня есть три варианта ответа, – Скорпион даже привстал со стула от важности момента. – Во-первых, я думаю, что… Свет потух. Скорпион оборвался на полуслове. Сёмин голос послышался в полной темноте:

- Странно, за всё время, что я здесь живу, ни разу не выключали свет. Это же элитный домина. Или за пару лет постарел? Тогда пора переезжать.

- Всё случается в первый раз, – ответил Скорпион, пока оба давали возможность глазам привыкнуть к резкой смене освещения.

Скорпион прикрыл форточку и в наступившей тишине по квартире послышался шорох. Посторонняя возня послышалась сразу с двух сторон: на балконе и в коридоре.

Сёма негодующе зашептал.

- Ну что за подстава? Я только что хотел получить ответ на самый волнующий меня вопрос, а тут… - …всего-то грабят квартиру, - закончил Скорпион. – Или это привидения?

- Привидения. Скажешь тоже. Каков план действий?

- С кровью или без?

- А вдруг это туристы-шпионы, совершенно случайно оказавшиеся в неположенном месте в неположенное время? Санычне зря говорит, что надо быть готовым ко всему.

- Экий ты кровожадный. Ладно, мечтать не вредно, но ножи не трогай. Всё равно в полиции скажут, что это мы спровоцировали нападение со взломом на твою квартиру в виду нашего непосредственного нахождения дома в одиночестве.

- Как же ты любишь разные формулировки. Владимир научил?

- Опер ни причём.

С оперуполномоченным Владимиром Гороховым Скорпион познакомился, когда сдавал в отделение полиции одного бандита, промышляющего грабежом в его районе города. Следователь оказался мужиком неплохим, понятливым. Несколько запутанных дел провернули вместе и оказались друг другу полезны.

- Короче ты балкон, а я входную. А там как получится, - добавил Сергей, не желая терять больше времени.

Сёма скользнул в спальню, где был выход на балкон.

Скорпион едва успел преодолеть коридор, прячась в кладовке, как дверь поддалась взлому.

Оба разогнали организм для предстоящего пресечения злобных намерений противника, как говорил сенсей, но про себя неизменно добавлял: «А ещё желательно с множеством переломов в связи с нелогичностью суда и следствия». Убивать никого не собирались, но объяснить, что так взрослые дяди не поступают, определённо следовало.

Сёма кувыркнулся через кровать в тот момент, когда один из видимых злоумышленников, подсвечивая фонариком, расправился с нехитрым замком пластиковой двери. Балконное стекло было аккуратно вырезано, так как не было стеклопакетом, а представляло собой хоть и алюминиевую конструкцию, но с обычными стёклами.

Причуда дизайнеров ни к месту.

Сёма прижался к батарее, дождался, когда раскуроченный замок впустит незваного гостя. Только фонарик осветил спальню и взломщик сделал первый шаг по чистому ковролану - грязными ботинками, гад! - как Сёма выпрыгнул из-под батареи, скорчив в безмолвном крике самое страшное лицо, на которое был способен. Этот силуэт в свете фонаря застыл перед глазами грабителя перед… потерей сознания.

Скорпион же благословил дверь, открывающуюся в сторону квартиры. Так за ней можно было спрятаться. Сначала мелькнула рука с фонариком, потом показалась голова, обтянутая маской. Сергей не стал терять время на шикарный приём. Готовое к бою тело само нанесло бессознательный удар костяшкой кулака в висок грабителя. Кто сказал, что могут быть какие-то благородные правила, когда в дом лезут воры? Главное – коротко и эффективно. Глыба тела рухнула в прихожую, а Скорпион, перемахнув через него, коленом в прыжке пробил второму непрошенному гостю грудину. В темноте, при судорожном мелькании фонарика, руки ухватили за голову в маске. Ещё три удара коленом понадобилось, чтобы тело с кряхтеньем осело, но не потеряло сознания. Мощный попался. Тычок в район шеи исправил недочёт.

- Скорп, там был только один, – послышался сзади голос Сёмы.

- Тут двое и по идее ещё один должен быть на крыше. Им же надо спускать как-то краденное мимо консьержки. Возможно, ещё один внизу. Машина должна быть. Я на крышу, а ты вызывай полицию. Потом Владимиру позвони. – Скорпион стянул маску с одного из отключившихся грабителей. Рука невольно натолкнулась на обронённый пистолет.

- Ё-моё, они ещё и вооружены! – послышался возглас Сёмы. – Без башни парни.

Статьи же разные дают.

- Забери оружие у того типа с балкона и притащи его в коридор. Только держи всех под прицелом. Пистолет снят с предохранителя, – Скорпион протянул Сёме пистолет системы Макарова.

Сёме надо было дотащить через всю спальню и коридор тело нехилого мужика, заложил пистолет за пояс.

Сергей в одних носках помчался взбираться на крышу. Так меньше звуков.

Времени с начала и до конца действа прошло около минуты. В полной темноте. Бандиты обесточили свет во всём доме.

Скорпион аккуратно высунул голову из шахты лифта. Бандит в маске перегнулся через парапет, оттопырив зад, и ничего не замечал вокруг. Ждал сигнала от «балконщика». Холодный весенний промозглый ветер на большой высоте глушил все шорохи.

Скорпион на цыпочках подкрался к бандиту, оценил сооруженную верёвочную конструкцию. Как прошли консьержку? Нет, она бы их не пустила. Наверняка представились работниками и показали липовые пропуска. Значит, бандитов кто-то прикрывает. К тому же, велика вероятность, что есть связи и в полиции, так как действуют нагло. А откуда у них «Макаровы»? Может это и есть «оборотни в погонах»?

Зарплаты не хватает, вот и решили пограбить престижные квартирки? Тогда откуда знают всё о жильцах? Слишком нагло напали на квартиру.

Ворох мыслей пробежался по мозгу электрическими разрядами. Скорпион долгих пять секунд раздумывал, как обезвредить бандюгу. На ум пришло более тридцати способов, вплоть до «скинуть с крыши». Наконец, просто забрал оттопыренный на поясе пистолет. Бандит заметил его только тогда, когда дуло пистолета холодным металлом коснулось лба домушника.

- Медленно и нехотя разворачивайся и на карачках дуй в шахту лифта. – Посоветовал Скорпион громким шёпотом на самое ухо. – Или пуля в почку обеспечена.

Бандит выполнил, о чём просят, но как только увидел перед собой не человека в форме, а подростка, хоть и с пистолетом в руках, засомневался. Насмотревшись голливудских фильмов, домушник решил, что парень не выстрелит или «забудет снять с предохранителя». Рукой попытался схватить юношу за шею.

Сергей хмыкнул и рукоятка пистолета опустилась на переносицу домушника.

Послышался отчётливый хруст. Бандит схватился за перебитый нос, стягивая маску. По ладоням заструилась чёрная, в цвете ночи, кровь. Бандит взвыл, ползая на карачках.

Скорпион и не думал давать прийти в себя. Давать шансы на повторное нападение?

Никогда. Этот человек только что пытался ограбить квартиру его брата. Какое может быть сострадание? К тому же в квартире внизу приходили в себя трое мужиков, а Сёма ещё никогда не стрелял в живого человека. Это не тренировки по мишеням в Альфе.

Психологический барьер может быть не перешагнут.

- Я кому сказал? Пополз, мразина! - Скорпион пинком подогнал горе-вора. Тот не стал противиться в этот раз и послушно пополз к шахте лифта.

Через несколько минут они уже вошли квартиру. Бандит постоянно спотыкался впотьмах, но Сергей всякий раз его подгонял пинками, спеша на помощь Сёме. Странное предчувствие терзало изнутри. Ведь этот барьер… Брат, он может и… Удар по голове откинул в омут тьмы, лишив всех сомнений и тревог… «Как сразу не догадался? Они же все из охраны», – пришла первая мысль в момент пробуждения.

Скорпион не открыл глаз. Не хотел показывать, что очнулся. Веки оставались каменно-спокойными. Анализ ситуации выдал решение: охранной конторе известно всё о владельцах квартир, они имеют копии ключей на случай взлома. Осведомиться о частых отъездах владельцев не сложно по времени ставок-снятия сигнализаций квартир.

Анкетные данные есть на всех жильцов. Во многих присутствуют даже места работы, основное время отсутствия.

По этим данным нетрудно было понять, что Сёма дома постоянно один, или нет никого вовсе. Но если грабить квартиру в отсутствие владельцев, в то время как квартира именно на охране, то первое подозрение падает на саму охранную контору, а если дома кто-то один и квартира на сигнализации не стоит, то несложно сымитировать типичное ограбление. Так и консьержка не заметила, как натаскали на крышу верёвок, соорудили удобный пункт для отступления. Пятерых человек вполне хватало, чтобы провернуть прикрытую со всех сторон операцию… Вот тебе и охранная компания.

Скорпион позволил мысли пробежать дальше. Сёма, конечно же, не успел позвонить в полицию, да и толку бы не было никакого. В этот день вполне мог дежурить «знакомый» этих типов, прикрывая своих и не позволяя случаю зафиксироваться.

«Так, идём дальше».

Один из очнувшихся смекнул, что парень хоть и тренирован физически, но на курок нажать не сможет, маловат. Наверняка, Сёме проломили череп и он лежит где нибудь поблизости.

«Эх, догадки».

Пришло время ощущений. Скорпион позволил себе ощутить тело, принять боль и разобраться с ударом по голове. На макушке пульсировала большая шишка, ощущалось микросотрясение мозга. Если резко встать, тут же упадёшь или начнёт тошнить. И биться вряд ли получится. Надо подождать. Заодно надо понять, почему приобретённая «внутренняя система безопасности», так запоздало отреагировала? Спешил? Это же не имеет значение. Что-то ведь ощущал… но что? Было похоже на зов. Чей-то зов, но не Сёмин. Кто-то вызывал неясную тревогу. На деда с Рысью не похоже.

Чего-то во всём этом происшествии не хватало. Какой-то детальки, маленькой загвоздки. В конце концов, тело могло и само среагировать на момент нанесения удара, увернуться на рефлексах. Но повёл себя как мешок. Что за дела? Такое впервые. Кто-то перекрыл всё восприятие. Что-то странное творилось в последнее время.

Скорпион попытался выйти из тела в низший астрал, осмотреть окружающую обстановку, но боль в голове накатила цунами, не позволила.

Что за ощущение? Как будто скован цепями, хотя он точно знал, что всего лишь связан верёвкой за спиной и лежит на холодном полу пыльного помещения. Но куда делись все ощущения? Почему не мог управлять болью? Из-за удара по голове? Разве можно ударить так, чтобы забыть все свои возможности? Какая-то форма амнезии? С каких это пор?

Много вопросом без ответов.

Послышался скрежет дверной решётки.

Что уже и в пространстве напутал? Не пыльный подвал, а тюремная клеть, а на руках совсем не верёвки. Голова поплыла, стал ощущать сильнейшее головокружение. На языке выступил металлический привкус.

С ударом дубинки по бедру пришла новая мысль – наркотики. Ему что-то вкололи, и поэтому с телом происходит такая вот белиберда, сбивая все ощущения.

- Просыпайся, сучёнок. Слышь? А ну встал!

Злой голос и серия ударов дубинкой по почкам и печени окончательно всё запутали. Цепкие руки подхватили подмышки и потащили по полу, нарочно задевая все углы.

Снова провал в сознании.

В следующий момент лишь осознал себя сидящим на стуле и решил уже открыть глаза, чтобы снова не попасться на уловку наркотических ощущений. Но тут же пожалел, что открыл глаза - в лицо засветила яркая лампочка. Голова закружилась, да так, что упал со стула. Зрение расфокусировалось.

«Да что это за наркотик такой»?

- Отвечай малолетний ублюдок, почему ты напал на гражданина Сидорова на Амурском бульваре? – Послышался чей-то голос, одновременно с этим кто-то поднял за волосы.

- Я… - разбитые в кровь губы отказывались что-то произносить, зрение вылавливало лишь смутные картины перед собой, пляшущий свет.

- Да ты молчи, дебил, с тобой я после поговорю.

Скорпион услышал эти слова словно в трёхдинамичном звуке. Теперь из строя грозили выйти слуховые аппараты, но успел понять, что разговаривают не с ним. Значит с кем? С Сёмой? Что ещё за бульвар? Какое такое нападение? Из-за наркотиков хотят наплести всё что угодно и заставить поверить?

Вереница вопросов вновь захламила мозг. От них никакого толку. Надо собраться.

Пусть это будет тестом. Тренировка на базе Альфы. Испытание на прочность. Ведь сколько уже прошли вроде таких? Не сломались же. Так, просто соберись. Возьми себя в руки. Без паники.

Скорпион понял одно - он в полиции. И далеко не на участке Владимира. Не Северный район, скорее всего Центр, значит где-то неподалёку от Сёмы. Какой же здесь участок? Вспомнить бы.

Мысль потекла дальше. Возможно, ими обоими занимаются этот самый «друг»

бандитов, что возможно сидел на телефоне, выжидая звонка. Охранная контора, заметая прокол, сдали их ночному дежурному, подстроив видимость нападения. Возможно?

Возможно! Теперь после вколотого лекарства хотят и вовсе дебилами сделать. Потом сдать в психушку, как малолетних свихнувшихся, что «говорят всякие глюки, про нападение на квартиру». На самом деле подставят дело так, что якобы они, молодёжь, укололись и напали на кого-нибудь. Молодым же всегда веры меньше, плетут ни весть что. Так и до тюрьмы недалеко. Охранная контора на всё пойдёт, чтобы замести следы. А кто поверит четырнадцатилетним подросткам? Никто. Разве что Саныч с Никитиным. Но для этого надо выбраться отсюда, а чтобы вывести грязь из организма нужно время.

Дилемма!

Хлёсткая пощёчина дала понять, что теперь будут разговаривать с ним. Рядом слышались рыдания Сёмы. Сломали, били по-мужски, но профессионально, никаких сломанных рёбер, носов, вообще почти никаких следов. Только боль и унижение неокрепшей психики. А если что и будет заметно, то «упал сам». Об этом часто рассказывал Владимир. Существовали же нравы на некоторых участках. Как до реформы, так и после её.

Краем уха Скорпион услышал, что если Сёма не признается в «нападении на гражданина Сидорова», то посадит в клетку к педофилам. Ещё моложавый голос на самый зверский манер обещал устроить им самую «сладкую жизнь».

«Педофилы? Ага, в каждом участке по парочке. Сёма, не ведись».

- Сём… - наконец удалось сфокусировать взгляд и восстановить слух, кое-как заглушить головокружение.

- А?.. – услышал Скорпион судорожный голос брата, до того момента, пока не получил под дых.

Упал на пол вместе со стулом, ответил уже лёжа:

- В следующий раз… в следующий раз стреляй, Сёма… - восстанавливая дыхание, прошипел Скорпион.

Крик был ответом. Сёму пнули тяжёлым ботинком в пах.

Сергей ощутил взрыв ярости, воспылал гневом.

«Брата? Ногой!?»

Следователь центрального района не понял, что произошло в следующий момент.

Патологоанатомы также не смогут установить причину смерти. Запишут как неустановленную причину остановки сердца на рабочем месте.

Скорпион, тяжёло дыша, осмотрел пространство. Следователь лежал на полу без дыхания напротив него. Сергей ещё не знал, что убил его бесконтактным пожеланием смерти. Всплеск эмоций и чёткая направленность на «действие» заставили сгнившее сердце полузверя дать «отбой» немного раньше времени. Мучимый сердечной болезнью, он обрёл смерть чуть ранее своего положенного срока.

Сергей, ворочаясь на полу, выудил у бывшего следователя из-за пояса связку ключей, замозился с наручниками, не сразу получая долгожданную свободу.

Сёма пришёл в себя, катаясь по полу от невыносимой боли. Скорпион помог подняться, одновременно освобождая от плена наручников.

- Скорп, что с ним? – Наконец выдавил Сёма. - Ты его уложил?

- Нет…я не знаю, что произошло. Уходим.

Вдвоём по стеночке захромали к решётке выхода. Лязгнул замок. Сергей, преодолевая себя, вернулся к следователю. Стёр отпечатки с ключей, вернул ключи на пояс и вдвоём зашагали прочь из отделения полиции. Ночного дежурного на посту не оказалось. Как Скорпион и подозревал, следователь вершил дела под прикрытием, и подростки беспрепятственно покинули отделение полиции.

Это дело не найдёт огласки, никаких догадок или улик, что в отделении были двое подростков, не найдут. «Не зафиксировано». Получится, что следователь помер при исполнении служебных обязанностей. Дежурный найдёт его утром, первым придя на работу после своего «официального» дежурства.

Капитан и майор Альфы после всех объяснений позаботятся по своим связям, чтобы частное охранное агентство перестало существовать. В процессе ликвидации частного охранного агентства Саныч засветиться, и будет вынужден уйти в отставку.

Однако вскоре капитан сам организует своё охранное предприятие, и часть специалистов уйдут из спецназа к нему. Быстро растущее агентство будет называться «Скорпионовцы».

Глава - Снова домой Несколько дней спустя.

Раскаты грома просочились сквозь тишину пластикового окна, разбудив чутких бойцов одновременно. Сёма в один прыжок соскочил с кровати и помчался к окну, раскрывая его во всю ширь. Квартира мигом заполнилась шумом первого весеннего дождя, тяжёлого, скорого на руку ливня. До Скорпиона дотянулись запахи озона, он высоко поднял ноги, вставая с рук на голову в позу «берёзки». Кувырок. Сёма периферийным зрением успел разглядеть лишь смазанное движение. Вот Скорпион стоит на голове, и вот он рядом. Земли словно и не касался.

Чернявый пододвинулся к окну. Свежий холодный воздух приятно пробежался по телу незримыми холодными пальцами. Свинцовое небо разрезала ветка молнии, оставив на глазах плёнку света. Спустя мгновения по барабанным перепонкам прошёлся взрыв грома. Для обоих это было самой лучшей музыкой. Они относились к тому разряду «безумцев», кто всем сердцем любили молнии, ливень, гром.

Обоих как электрический разряд прошиб, наполняя просыпающееся тело свежестью и бодростью, словно древний бог Перун послал своим внукам кусочек силы жизни, грозя с неба невидимым молотом. Ещё одна молния пронзила небо. Сёма от удивления раскрыл рот, потому что вместо типичной «ветки» в небе показался шар. На мгновение показалось, что шар подмигнул сгустком света изнутри.

- Собирайся, Сёма, деда в гости зовёт, - сладко потянувшись, обронил Скорпион. С таким видом, словно ежедневно видит в небе знамения из далёкого леса.

Блондин повернулся к брату, вновь посмотрел на погоду за окном:

- Я, конечно, люблю стихию, готов даже постоять под ней минут десять, но чтобы вот так весь день по тайге? Там же снега по колено ещё, там же… Бр-р… Дуба не дадим?

Я же взращён в цивилизации. Теплолюбивый.

- Покой нам только снится. Лыжи в руки и вперёд, – Скорпион пошёл обливаться холодной водой, хлопнув ванной дверью.

- Да в такую погоду даже собаку… - задумался на секунду Сёма, - …шашлычники не пойдут ловить!

Скорпион его не слышал. Из ванны донёсся плеск воды. «Маньяк», как называл его в такое время Сёма, снова обливал себя ледяной водой.

- Ну что за жизнь? – Взмолился блондин. – Воры, полиция, тайга. Это нормально вообще, когда в небе вместо нло вижу образ какого-то деда из тайги?

Пока Сёма пытался убедить себя и пожалеть, Скорпион энергично выскочил из ванны и зазвонил по домашнему телефону:

- Батя, до тайги не подбросишь? Деда в гости зовёт… Да, с Сёмой… Мой меч захвати и инвентарь по минимуму… Лыжи не забудь. Да, Живца тоже… Нет, не замёрзнет, он морозоустойчивый, в холодильнике ночевать может. Всё, ждём.

- Меч с собой берёшь? – Обронил Сёма, прикидывая, чем бы противостоять русскому мечу Скорпиона.

Самурайский меч быстрый, но почему-то после встречи с русским обладатель японщины улетает в кусты вместе с мечом от силы удара. Русский меч универсален, а в руках мастера… Катана слишком мала, на открытых пространствах проигрывает подчистую.

«Саблю, что ли, заказать отцу? Или ятаган? Шпагу?»

- Беру. Рысь обещал показать неплохие техники. – Скорпион загрохотал посудой на кухне, сооружая завтрак. – С ним фехтовать в одно удовольствие.

- А мне что брать? – напряг мозг Сёма. – Или ждать, пока отец в Испанию поедет?

Там оружия завались и законодательство не против его вывоза. Почему у нас не так?

Кузнецов душат, травят, угрожают, – бурчал Сёма и рылся в гардеробе. Там из одежды был всего лишь один недостаток – нехватка камуфляжа. Его в последний раз на базе Никитина оставил. Запасной же комплект остался в спортзале Саныча. Видимо следовало взять ещё пару.

- Испания это, конечно, хорошо, но не в мече же дело, – послышался ответ Скорпиона с кухни.

- А в чём? – Сёма задумался о возможном применении джинсов. На кровать полетели горы разноцветного тряпья.

- В обладателе, – донеслось от Скорпиона.

- Но меч же - душа воина! – Теперь мозг заполнился проблемой поиска подходящего размера сумки или рюкзака.

- Но только воин вкладывает её в меч, а не наоборот. Меч лишь проводник твоей силы.

С кухни потянуло приятными запахами. Желудок одобряюще чавкнул, прислушался, зарычал как пёс и стал со всей силы молотить по рёбрам.

- Но человек с мечом сильнее человека без меча! – возразил Сёма, облачаясь в «толстовку».

- Зависит от человека, – показался Скорпион. – Бери свою катану и нападай на меня. Только не придерживай удар.

Сёма подошёл к подставке для мечей, взял с нижней полки короткую катану. Не глядя, обрушил удар на голову Скорпиона, резко поворачиваясь на 180 градусов. Тело на этот раз опередило зрение. Сначала руки нанесли удар, за руками повернулось туловище, и только потом зрение сфокусировалось на объекте.

Остановив же взгляд, с удивлением обнаружил, что Скорпион держал лезвие катаны над головой, зажав меж ладоней. Глаза брата были плотно закрыты.

Скорпион сделал движение всем телом, и катана отлетела в одну сторону, Сёма в другую.

- Скорость применения холодного оружия человеком очень мала, даже мастером, так что у безоружного есть все шансы его победить. Тело более пластично, более энергично. При желании вообще может стать как вода. Пробовал атаковать воду? Можно ловить стрелы, пущенные в упор. И это не предел. Гибкость и реакция на порядок выше махания чем-то вне тела. Если поставить себе цель, можно дотренироваться и до ловли пуль. По-настоящему сверхскорость. Я пока не могу тебе продемонстрировать подобного в полной красе, но начало положено. Может, как-нибудь Рысь покажет. Он когда с тиграми борется, так ускоряется, что тигр в панике убегает. Тигр - всего лишь кошка, а Рысь… гм… Рысь - это зверь. – Расплылся в хищной улыбке Сергей.

- Ага, заливай, заливай, - кивнул Сёма. – Тигры, люди. Ну-ну.

Скорпион пристально оглядел кучу Сёминого белья на кровати, выбрал синие джинсы, тельняшку, одобрил толстовку и выгреб тёплые носки. Остальное безжалостно полетело прочь.

- Всё зависит от скорости применения сил, - обронил Скорпион.

- Но мы начали тренировки на мечах одновременно, почему же я не могу повергнуть тебя? Я перепробовал разные типы оружия. Не все, конечно, но многие. В чём дело, Скорп? – Сёма подленько прищурился, - больше тренируешься? – Костяшки пальцев до белизны сжали рукоятку катаны. – Мне вот как-то занятий с Никитиным, Санычем и Токаявой хватает. А ты ещё и ночами наверное не спишь?

- Тренируюсь я столько же, – улыбнулся Скорпион. – Хочешь, дам совет?

- Бесплатный? Ну-ка, ну-ка. – Сёма положил катану на место, прислушался, вытянув уши как локаторы.

- Ты японец? – Хитро прищурился Скорпион.

- Вроде разрезом глаз не подхожу, – Сёма посмотрел в зеркало. Убедился.

- Но если ты не японец, то зачем тебе самурайский меч? Или может ты араб? Зачем тебе ятаганы, палаши? Тебе отец, конечно, может привезти всё, что угодно. Но зачем тебе это всё?

Сёма понизил голос и важно ответил:

- Сенсей говорит, что любое оружие может освоиться человеком до уровня мастера.

Скорпион вздохнул, присел на край кровати:

- Каждый народ с древности подгонял боевые искусства для себя, так же как и оружие. Всё ненужное отсеивалось само собой, оставалось только то, что действительно использовалось профессионально и умело. Не оружие выбирало людей, а люди его. Тут уж сама стать играла роль. Наши предки, например, были широкоплечи и высоки ростом, у нас прижился именно меч. Русский большой широкий меч. Думаешь, это было по прихоти? Почему, по-твоему, люди маленького роста любят лёгкое скоростное оружие, а у больших и здоровых людей оно тяжёлое и мощное? Зачем, по-твоему, я третий год перевожу любую фразу сенсея и переделываю каждые движения под нас? Мы трое даже не корейцы, как Андрей. Нас бы на улицах давно поломали любые отморозки, если бы мы вдруг начали высоко задирать ноги и показывать красивые удары в воздухе, как Ан. В то время как какой-нибудь гоп просто и эффективно использовал бы свои естественные удары кулаками. С эволюцией, брат, не поспоришь. Сенсей – великий японский мастер, но мы-то, брат, русские. Так что выбирай, что подходит именно тебе, а не всем, пусть даже большинству. Свои недостатки ты, так или иначе, перекроешь достоинствами своего национального стиля. В нём твои корни.


Сёма согласно кивнул, со скорбью в душе признал:

- Знаешь, Скорп, в России проще найти оружие каких-нибудь канувших в лету Нибелунгов, чем тысячелетия используемые русами мечи, топоры, палицы.

Скорпион присел рядом, тяжело вздохнул:

- Это стремление уничтожить нашу культуру всеми возможными и невозможными путями. Обидно, конечно, но думаю всё можно возвратить.

- Это точно, - поднялся Сёма.

- Ну а теперь пошли воскрешать наш сгоревший завтрак, путь-дорога ждёт.

Двое философов помчались на кухню с максимально возможной скоростью.

Закон русского ниндзя гласил: «За философскими беседами не забывай о реальности»… Скорпион в третий раз ополовинил рюкзак Сёмы, оставив только самое необходимое, а в принципе почти ничего. Так почти все вещи остались в Ниве Дмитрия.

Себе же и вовсе оставил лишь нож на поясе, да меч на перевязи за спиной. В качестве исключения захватил пакетик с костьми для Живчика. Оголодает на свежем воздухе быстро. Зверь не может контролировать голода. Так чего страдать бедолаге?

Снег в лесу был покрыт толстой коркой льда, таял и замерзал неоднократно.

Ходить по нему можно и без лыж. Решили не брать.

Отец притормозил у обочины. Трёхчасовая езда по мокрому асфальту закончилась, глазам предстала посвежевшая тайга. В воздухе летал морозный запах смолы. Его не могли перебить даже выхлопы проезжающих машин.

Почти касаясь головы, по небу ползли тяжёлые дождевые тучи, природа решила растопить последний снег мощными порциями проливных дождей. Странность заключалось в том, что шёл холодный дождь, а снег и не думает покидать лесные владения.

- Сын, ты точно уверен, что прямо сегодня тебе надо в тайгу? – Дмитрий вышел из Нивы и как-то с неприязнью посмотрел на сырую холодную лесополосу. Едва выпустив подростков, скрылся от зябкого ветерка в тёплом салоне, приоткрыв окно.

Скорпион одарил его волчьей ухмылкой:

- Сколько меня ни кормите, я всё равно… В общем, через тря дня в это же время заберёшь.

Дмитрий сочувствующе, как в последний раз, оглядел Сёму, обронил:

- Ты тоже в маньяки подался?

- Хомяк бобру не товарищ, но всё-таки родство налицо, – ответил первое, что пришло в голову, Сёма. Чтобы не податься искушению скрыться в салоне, бондин покрепче сжал лямки рюкзака, поправил самурайский меч за спиной и повернулся лицом к кювету.

- Ну, молодёжь пошла, я в ваше время на крышу боялся залезть. – На Дмитрия пролилось откровение. – А они по лесам шастают.

- А мы ещё не утратили желание бороздить просторы космоса. Кстати, пора тебе менять автомобиль, – Скорпион протянул ключ от старого трофейного джипа, второй год запрятанного в дебрях лесов. – На обратном пути заедешь, поглядишь. Мне всё равно до водительских прав ещё четыре года, а с такой погодой он совсем заржавеет. Да и заработаю я себе, куплю что-нибудь поинтереснее. Так что бери Саныча, покрасьте и продавайте, заодно сдашь в утиль этот свой броневик. И поедем мы с тобой, батя, во Владивосток за нормальной машиной. Короче, у тебя на всё про всё несколько дней. – Скорпион не дал опомниться Дмитрию, свистнул Живчику и вместе с Сёмой спустились в тающий холод.

Дмитрий помял в руке ключ от джипа, хмыкнул и тронулся в обратный путь.

Пёс Скорпиона, по взрослению оказался лабрадором. Живчик попал в тайгу впервые и радостно носился меж каждого куста. Десятками собирал на шерсть мусор и прошлогодние колючки, но мало обращал на это внимания. Его больше интересовали полчища снующих в округе зверьков. Живец устроил каждому лесному жителю небольшую погоню, оглашая лес радостным визгом-лаем, словно и не два с года здоровому кабану, а вовсе ещё щенок.

Преодолев проверочные рубежи первого десятка километров, Скорпион сбавил шаг, давая возможность блондину отдышаться и смотреть не только под ноги, но и по сторонам.

Сёма замёр перед тающим зимним дубом. Древо-великан, покрытый инеем, таял при нашествии весны. Снег медленно сдавал позиции, тяжёлые капли катились по крепкому вековому стволу под тяжестью гравитации. Картина впечатляла, словно некий волшебник взмахнул палочкой и остановил старания дерева избавиться от комьев снега.

- Эта тайга не так уж и плоха, - обронил розовощёкий Сёма.

- Впечатляет? – Раздался за спиной голос Скорпиона.

- Графа супер! – восхитился Сёма, растеряв весь иной словарный запас.

Скорпион улыбнулся:

- Кто из нас маньяк? Сразу за дубом, вон под той осиной, негативный выброс силы.

Сейчас начнётся проверка. Будь на стрёме. Мы уже почти на границе.

- Но ещё не сезон комаров! Какая ещё может быть проверка? – Не понял Сёма. – Мы в лесу вообще-то, а не орков в игре гоняем. Ты чего плетёшь?

- Ты прав, комаров нет, но сейчас здесь дежурят другие духи. Так что комары были бы куда приятнее. Деда не в простом месте живёт. Полный перечень защиты. Эти дебри даже с космоса не разглядеть.

- Ага, инопланетяне в попытках пачками среди деревьев застревают. – Хмыкнул Сёма едва слышно и чуть громче добавил. - Но твой дед белый! Добрый волхв или я чего то не понял?

Живец меж тем лизнул Сёму в ладонь, упрашивая достать из рюкзака средних размеров кость. Пёс проголодался.

- Цвет не имеет значения, - обронил Сергей. - Это людские мерки. Людям обязательно нужно знать, кто добрый, кто злой. Хотя всегда есть, как минимум, три варианта и у каждого десятки разных «светлых» и «тёмных» сторон толкования. Всё относительно.

- О, а это тот волк, про которого ты мне рассказывал? – Сёма потянулся куда-то в сторону, в кусты, где в таёжном полумраке заблестела пара жёлтых хищных зрачков.

Скорпион дёрнул за шиворот, остановив Сёму. На ходу снял перевязь из-за плеч, вытащил из ножен меч, обронил холодно:

- Живец, сидеть! Он не по тебе. Одиночка… Сёма, если ты думаешь, что на всю тайгу один волк, ты жестоко ошибаешься. Держи Живчика за ошейник и не двигайся. – Скорпион медленно отошёл от друзей навстречу волку.

Волк угрожающе рыкнул, отвернулся, показал, что собирается скрыться, но едва Скорпион заметил исчезающий лохматый хвост, как из кустов вылетела тень. Обманный манёвр.

Сергей подставил меч, подныривая под волка. Клинок прошёл меж рёбер. Но тяжёлая туша не позволила уйти с траектории. Мечника завалило на спину и челюсти клацнули возле уха. Смрад открытой пасти прошёлся тугой волной по обонянию. Горячая слюна залила ухо. Челюсть снова клацнула возле уха Сергея.

Зверь придавил, но сам уже умирал. Чёрная кровь окрашивала тающий снег, стекалась в лужицу, заляпала комбез мечнику. Скорпион упёрся руками и ногами в мохнатую тушу и рывком перевернулся на бок, сбросив с себя голодного агрессора.

Поднялся, не спеша отряхиваться от слюны и крови. В упор глядел на волка, выравнивая дыхание. Тяжёлые догадки пришлось озвучить и брату:

- Что-то не то. Они никогда раньше не нападали, всегда уходили. Странно.

- Весна? Голодные? – Ошалевший от увиденного Сёма прикинул курс школьной биологии, на ум после школьных реформ ничего путного не приходило, а зоологию давно отменили.

- Нет, я ходил до деда и по весне. Дело даже не в тебе. Что-то случилось у самого волхва. – Скорпион подбежал к Живцу, зашептал что-то на ухо и повернулся к Сёме:

- Он найдёт меня по запаху. Тебя будет ждать, доберётесь. А мне надо спешить.

Тушу волчары не трогай. Живцу кровь лакать не позволяй, одуреет. – Скорпион вложил меч в ножны, поудобнее поправил перевязь за спиной, и дал старт с места.

Сергей помчался, разгоняясь до последнего для себя рубежа – восьмой ступени первой декады развития. Тревога за деда не покидала сердца. Тревожно вопила, явно напоминая о себе.

Сёма с Живцом посмотрели друг на друга, глаза в глаза. Оба тяжело вздохнули и тронулись вдогонку рысцой, экономя силы. Мало ли что там дальше? Сёма после увиденного боя с волком никак не мог прийти в себя, первые километры его бег выглядел не совсем естественно. В мозг то и дело пробивалось то, что Скорпион только что завалил волка-одиночку. Как нечего делать.

«Что брат ещё может? И сколько из этого показывает?»… Сергея же не догнал бы и всякий волк. Деревья мелькали на периферии, тело само, без участия сознания выбирало, куда поставить в следующий раз ногу, где пригнуть голову под ветками, где высоко подпрыгнуть через заваленное дерево, поднырнуть под валежиной.

Зверьё пугливо пряталось по норам, уступало дорогу. Лишь медведицу с медвежонком пришлось оббежать за десяток метров – с медведями ещё не дрался и сил своих не переоценивал.

Скорпион искренне понадеялся, что Живец почует её раньше и обойдёт по дуге. Не зря же прошептал оберегать Сёму. Не хотелось подвергать опасности обоих. Мало ли чего Сёма начудит. А медведица своих детей до последнего защищать будет.

Цепь кустов пропала. Под ногами вместо «проверочной» полосы препятствий расстелилась ровная поверхность. Деревья поднялись под небо огромные, закрывая свод целиком. Через месяц-другой, не будет и просветов, зеленью укроется тайга, погрузится в полумрак.

Сергей остановился за пару километров до конечного пункта. Стоило восстановить дыхание и собрать все силы. Если западня или что-то непредвиденное, то к этому надо быть готовым.

«Волк напал не просто так. Что за странная череда событий? Воры, полиция, волк.

Слишком много событий для одной недели».

Вдох-выдох. Сердце замедляется.

Вдох-выдох. Глаза теряют муть и начинают ясно видеть в большем спектре зрения.

Угол обзора расширяется до 270 градусов.

Вдох- выдох. Чувства обостряются. Приходит ощущение опасности. Впереди что то чужое, инородное, враждебное.

Вдох-выдох. Рука тянет из второй перевязи катану.

Вдох-выдох. Мышцы расслабились.

Вдох-выдох. Мышцы напряглись в подготовленном к перегрузкам состоянии.

На всё понадобилось двадцать секунд.

Пригибаясь, Сергей помчался рысью от дерева к дереву, петляя и стараясь быть еще незаметнее. Ноги сменили бег на скольжение, уже почти и не поднимал. Только самый тренированный слух мог уловить этот бег.


Невдалеке послышалась стрельба, секунды спустя – взрыв гранаты. Появилось ощущение, что чем-то тяжёлым ударили по голове. Скорпион почувствовал сильное противостояние крупных энергетик. Битва шла на уничтожение. На голову задавило.

Всеслав с Андреем отражали нападение!

В радиусе двух километров бурлили чудовищные завихрения энергии, ощущаемые бы и неподготовленным человеком. Стянулись тучи под небом, и вот-вот грянет молния.

Ощущение, словно попал в магнитное поле, будучи сам магнитом.

До дома оставалось где-то метров пятьсот, когда Скорпион остановился. Не зрением, но чутьём определил в нескольких метрах от себя две враждебные ауры.

Замаскированы так, что пробежишь и заметишь – снайпера. По ощущениям в аурах отсутствовала полоска разума. Совсем зомбированы? Или находятся в состоянии гипноза?

Тогда вдвойне опасны. К счастью, оба лежали лицом к месту действия, и заметить его фигуру со спины не могли.

От дома послышался вопль, вскрик. Скорпион, более не медля ни секунды, подкрался к снайперам… Два взмаха катаной - два бездыханных тела. Перевернул лицом – китайцы.

Как ни хотел побежать напрямик, но здравый смысл подсказал, что снайпера возможны и с других сторон. Побежал по кругу, сокращая дистанцию к центру по окружности. И не прогадал - ещё четверо снайперов отправились к праотцам.

Следом пошла цепь охраны. Люди в чёрных защитных комбинезонах – это на фоне снега и грязи! - с автоматом наизготовку, все как один, уставились в одну точку ближе к дому. Готовы были открыть огонь, ни на что другое не обращая внимания.

Скорпион уже почти летел над землёй, не боясь быть услышанным. На лезвии катаны не осталось чистого от крови места. Люди в комбезах тихо оседали, сталь протыкала лёгкие, не давая возможности испустить предсмертный вскрик.

Двенадцать налётчиков были обезврежены. Двенадцать китайских солдат-зомби.

«Кто звал их на чужую землю? Что им надо от деда? Что там, возле дома? Эта жизнь так и будет состоять из вопросов?»

Скорпион позволил себе несколько секунд отдыха и рванул к дому напрямик. Дом был в тридцати метрах от него, спрятанный среди могучих деревьев. Но как же были далеки эти метры... Открывшаяся картина больно резанула по сердцу: Рысь лежал без сознания, словно пригвожденный к крыльцу. Белая рубаха пропиталась кровью, губы что то шептали словно в бреду. Было такое ощущение, что его вдавило тугим прессом в брёвна здания.

Посреди двора стояли двое: дед в белой одежде и лысый незнакомец в кожаном пальто. Обоих окутало силовым полем, переливающимся поочерёдно красным и чёрным.

Оба не делали попыток движения. Лысый в упор смотрел на деда с чувством превосходства. Волхв стоял весь в напряжении, с закрытыми глазами, по лицу струился пот. Веки Всеслава прорезали синюшные вены, а мешки под глазами вздулись почти лиловым.

«Сколько же он стоит так?» - подумал с болью в сердце Сергей и бросил катану на землю. Обострившиеся чувства шепнули, что бесполезна – битва была не столько на физическом уровне, сколько происходила в высших мирах.

Рывком извлёк меч Славы. Этот артефакт должен был быть полезным. Ноги донесли до силового поля. Встал перед ним, соображая, чем помочь деду. Припав на колено, воткнул остриё в землю и облокотился на рукоять. Веки опустились. Попытался сосредоточиться на невербальном разговоре сквозь поле, попытался дотянуться до деда.

По телу хлестали волны тревоги, адреналина. Всё происходило быстро и Сергея коробило, что никак не мог на это повлиять. Тревожный коктейль бурлил цунами возможных вариантов действий. Почти впал в панику, ощущая свою беспомощность.

- Пули… держать…не…могу…. – требовалось больших сил, чтобы понять эти слова деда из-за силового поля. В сумбуре помех, неясных препятствий, угроз потери сознания они давались Всеславу нелегко.

Сергей в свою очередь попытался ответить:

- Они нейтрализованы, некому стрелять. Я не вижу смысла оставлять за спиной противников.

Скорпион почувствовал за спиной приближающуюся знакомую ауру и начал движение.

Меч взлетел в воздух вместе с кусками земли. Руки поменяли положение, перехватив рукоять, и грянул рубящий удар. Клинок со всего размаху рубанул силовое поле. Скорпион от себя добавил силы всех восьми ступеней и всплеск жажды жизни, помесь адреналина и желание помочь, спасти.

Меч вошёл до половины в силовое поле, когда чёрная тень за спиной сбила с ног и отбросила в сторону могучими лапами. Там, где только что был Скорпион, грянул взрыв.

Поле вздулось и лопнуло. Верный волк деда спас жизнь.

И время словно замедлилось… Вот Скорпион падает от толчка Волка. Силовое поле вздувается. Ещё миг и грянет взрыв. Глаза деда открываются, полыхая молниями. Вот открывает рот лысый мужик для вскрика, обнажая акульи зубы. Вот успевает дёрнуть рукой Рысь, о чём-то крича. Вот полоска металла летит в эпицентр взрыва в момент его затухания. Лысый с акульими зубами выбрасывает руку вперёд, ломая грудную клетку деду… «НЕТ!!!»

Время вернулось… Шар лопнул. Скорпион вскочил. Рысь закричал. Полоска металла оказалась самурайским мечом Сёмы, брошенным до момента замаха Скорпиона, но достигнутая цели только после взрыва. Меч попал в шею лысого.

Дед и лысый незнакомец упали на колени. Лысый, кашляя кровью, завалился на бок. Рысь прикрывал кровоточащую рану правой рукой, левой подхватил раскалённый от взрыва меч, поглотивший температуру и, обжигая ладонь, воткнул в грудь противника.

Волк деда вцепился зубами в ногу лысого, отвлекая внимание. Волхв попытался что-то сделать, но чужая рука в раздробленной грудной клетке неумолимо высасывала жизнь быстрее, чем удавалось регенерировать ткань и срастить кости.

Скорпион интуитивно подхватил катану и понял, что лысого так просто не убить.

Может в любой момент вскочить.

- Да умри ты, нечисть! – Скорпион вонзил катану в шею врагу.

Чёрный дым окутал тело странного противника. Пальто незнакомца вспыхнуло, запахло гарью. Волк с визгом отшатнулся от ноги лысого и словно густой туман-дым что то сделал с его зубами, они покрылись чёрным налётом.

Рысь скрипнул зубами, стиснул скулы, но устоял вместе с мечом. Только припал на колено. С мечом в его руке происходило что-то странное. Он раскалился до алого свечения, словно лежал в пылающем горне. Руку брату выжигало калёным железом, но он не разжимал пальцев.

Скорпион же ничего не почувствовал, так как отпустил катану, едва вонзив. Дым над ней взмыл в небо. Ещё миг и на месте лысого остался лишь скелет. Кисть этого скелета рассыпалась прахом в грудной клетке волхва. Затем весь скелет стался пылью.

Прах скелета унёс поднявшийся ветер. Всеслав упал на спину, ощущая в себе быстродействующий яд.

Скорпион на коленях подполз к волхву. Тот корчился на земле, боролся со смертью.

- Деда, как помочь? Кто это был? – забормотал растерянный Скорпион.

- Мне уже не помочь… Проклятый яд … Да и тесно в этой… оболочке… Не по мне уже одёжка… Всё равно ушёл бы… - кровь заструилась изо рта. Каждое слово давалась с тяжелейшими муками.

- Деда, кто это был? – взмолился Скорпион. – Скажи - я уничтожу заказчика.

Позволь за тебя отомстить.

- Сын Духа… взбесились… берегись… месть теперь… спеши стать сильней… придут… - Глаза деда погасли, застыли.

Живой блеск пропал.

Скорпион не успел ничего понять, как золотой пар последнего дыхания оповестил светлая душа покидает тело. Золотистое облако взмыло на некоторое расстояние вверх, тело словно растворилось в воздухе. От Всеслава не осталось даже праха.

Сергей явственно услышал слова в своей голове:

- Не печалься отрок, всё в руках твоих.

Сознание Сергея потухло. Пришёл откат. Да и слишком много всего случилось сразу.

Рядом упал Рысь, истратив себя до капли с обожжённой до кости правой рукой. В десятке метров от них лежал Сёма с вывихнутым плечом. Его бросок был за пределом возможностей для руки. Он тоже постигал ступени, но втайне от брата и в момент броска слишком много вложил в него, прыгнул выше головы. И всполохами взрыва больше всего досталось именно ему.

Волк лежал на траве с чёрными зубами и обожженными дёснами, грудь больше не вздымалась. Отдал дух вслед за хозяином. Ушёл за старшим братом.

Скорпион поплыл по реке снов, между жизнью и смертью.

Всё погрузилось в тишину.

Глава - Возьми мою боль Тёплый слюнявый язык прошёлся по щеке, залез в нос, смочил обветренные губы.

Тяжёлая лапа аккуратно коснулась груди, ткнула, надавила. Живец рыкнул возле самого уха и снова длинный розовый язык требовательно прошёлся по щеке.

Скорпион тяжело поднял веки. Каждая весила по сто пудов, не меньше, и кто-то насыпал в глаза песка. Поднялся с трудом. Успокаивая Живца, огляделся: на холме приходил в себя Сёма. Блондин сам пытался себе вправить плечо. Рядом застывшим бесформенным ручейком растеклось то, что когда-то было катаной. Неизвестной температурой даже кусок закалённого металла расплылся небольшой лужицей. Меч Славы, напротив, раскалил землю вокруг себя так, словно его только что вытащили из горнила кузницы. Даже трава в радиусе порядка десяти сантиметров опалилась. Артефакт пылал жаром и не собирался остывать.

«Что его так разозлило?»

В памяти восстановились события последних минут. Словно холодная рука ткнула сердце, сжала. Глаза наполнились влагой. Но вспомнил про брата, вскочил. Сергей не мог себе позволить потерять сейчас ещё одного близкого человека.

Рысь почти не дышал. Обгорелые ошметки сгоревшей кожи на правой руке запеклись сукровицей. Кровь уже не бежала, смертельная бледность не оставляла сомнений, что без помощи брат не справится.

Перед глазами Скорпиона поплыло. Пришлось ползти на карачках. Рысь застонал сквозь стиснутые зубы, по руке заструился новый ручеёк - рана открылась. Скорпион положил правую руку на запястье, накрыл левой, закатил глаза. Мелькание пятен прекратилось. Разум сконцентрировался на потоке чистого ясного света, вытекающего из рук и заполняющие обгорелые участки ладони. Стон прекратился. По венам прошёлся электрический разряд. Наэлектризованные ладони заполнились приятным теплом.

Скорпион спохватился и перенёс руки на грудь, в район солнечного сплетения. Там главный энергетический центр человека. Какой смысл подпитывать энергией руку, если обезвожено всё тело?

По телу пробежала холодная волна. Организм отчаянно пытался доказать, что и ему требуется энергия. Много отдавать не стоит. Скорпион сжал зубы, послал последний сильный импульс. На лицо Рыси вернулась краска, бледность отступила.

Скорпион, пошатываясь как от сильного головокружения, поднялся. Было стойкое ощущение, что кто-то на порядок утяжелил силу гравитации. Превозмогая усталость, поплёлся до холма, где Сёма всё пытался встать на четвереньки, но вывихнутое плечо всякий раз подкашивало подобные попытки, вызывая всплеск боли. Блондин упрямился, бился лбом о землю. Прикусывал губу, тихо стонал, но попыток не прекращал.

Увидав подобные старания, Скорпион улыбнулся. Словно маленький резервик внутри дал дополнительные силы. Борется боец, борется. Помощи не ждёт. Так почему он сам расслабился? Не время.

- Перевернись на спину и зажми палку зубами. – Скорпион поднял с земли ветку, сунул Сёме меж зубов, чтобы от боли не прикусил язык. – До какой ступени, говоришь, дошёл, самоучка?

Сёма, усмехаясь сквозь боль, почти теряя сознание, показал три пальца. В момент, когда блондин заставлял непослушные три пальца выгнуться, Скорпион резким и ловким движением вставил плечевой сустав на место. Не зря дед посвятил несколько месяцев обучения костоправию.

Егоров зашёлся дугой, прогнулся мостиком и перекусил приличных размеров палку пополам, затем затих, проверяя ощущения в плече… Боль прошла.

На Скорпиона накатила боль другая. Так нелепо и сумбурно этот мир покинуло первое в жизни доброжелательное лицо. Всеслав был первым, кто отнёсся к нему, как к человеку. Кто увидел в нём человека и позволил выползти из жизненной ямы… так за что его? Почему?

Подбежавший Живец свалил на землю рядом с Сёмой. Двигаться расхотелось, тяжкий груз потери придавил к земле и опустошил все силы. Так и лежали, погружённые в тяжкие думы, разглядывая хмурые весенние облака и принимая незримую помощь матери-земли. В чистом природном месте прародительница быстро восстанавливала энергетический баланс. Но это для тела. А душа лила горькие слёзы, разрываясь в клочья.

Скорпион встал первым. Ответственность за состояние Рыси и Сёмы на нём.

Медленно поплёлся в дом, не замечая ничего под ногами. Смотрел в одну точку перед собой. Так добрёл до крыльца и скрылся в доме. Мгновения спустя, вернулся во двор с белой тряпицей, красной лентой и котомкой трав. Пошатываясь, добрел до Рыси.

Дрожащие руки освободили руку от лохмотьев одежды, кусков обгоревшей кожи. Сёма видел, как в ход пошли неизвестные травки, порошочки, повязки. Минуты спустя рука была обвёрнута в тряпицу, аккуратно перевязана лентой.

Блондин нашёл в себе силы встать. После взрыва в ушах гудело. Перед глазами двоилось, картина мира плыла. Двигаться не хотелось вовсе. Но он встал и вместе подошли к героически погибшему волку. Не иначе как Волк – c большой буквы, в рамочке, и с тремя восклицательными знаками - и язык не поворачивался назвать. Серый лохматый герой лежал с опалённой мордой, зубы покрылись неестественной чернотой.

Скорпион, не раздумывая, стянул с себя кофту камуфляжа, укрыл волка. Чуть помедлив, рукой опустил веки зверя и накрыл рубахой с головой.

Помолчали… Настал вечер, и языки пламени взметнулись в небо, искры полетели навстречу багряному заходящему светилу. В сумеречных глазах двух подростков и зрелого мужа отражалась тоска. Дикая печаль застыла в сердцах, охватив его грязными, острыми лапами.

Место проклятого убийцы деда посыпано прахом налётчиков. Но пепел не вечен.

Ветер скоро развеет. Не останется даже памяти.

Вместе с заходящим солнцем утекают вопросы.

Очи пылали огнём мести, жаждой гибели врага, естественной священной, единственно возможной лютою ненавистью, ответом. А ветер печально разносил пепел Волка. Верного побратима деда. Меч Славы светился лиловой яростью.

Рысь разрезал тишину:

- Скорпиону удалось пробудить меч витязя. Он признал в отроке Оруженосца.

Никто другой коснуться теперь рукояти не сможет, пока Слава не пробудится. Меч не убил меня лишь потому, что узрел искру союзника. Но за прикосновение наказал.

- Если он так карает союзника, то что делает с врагами? – Обронил Сёма.

Никто не ответил.

Закат догорел и потух, давая рождение звёздному небу.

- А теперь разжигаем костёр живых. – Голос Рыси прокатился по тайге гулким эхом, словно находились в пещере. Каждое слово вибрировало, звучало.

Скорпион подошёл к мечу, что исходил искрами уже на метр в радиусе от себя.

Земля обугливалась до черноты. Злился, тревожился, вероятно спрашивая себя, почему хозяин или его верный помощник не забирают его из сырой земли.

Меч пылал жаждой мщения, как и Скорпион. Юноша приблизился, резко, без колебания одним движением схватил за раскаленную рукоять.

В голове вспыхнул свет… - Уверен?

- Как в Творце.

- Лёгкого пути не жди.

- Не те времена.

- Не оступишься?

- Упаду - встану вновь.

- Осилишь?

- Творец ничего не даёт не по силам.

- За завет, али закон?

- Всё по совести.

- Возродишь Род?

- Не пожалею и жизни.

- Добро… - Во веки славно… - Да будет так, живи!

Скорпион открыл глаза. Меч лежал на ладонях. Вместо ожогов по рукам прошёлся приятный холодок. Меч сначала безмерно потяжелел, а потом и вовсе потерял вес, сверкнул. Хотя ни луны на небе, ни блики костра отразиться не могли, стоял спиной к костру. Это был внутренний блеск меча. Признал.

Скорпион повернулся лицом к круговому костру. В центре спина к спине сидели Сёма и Рысь. Рубахи лежали рядом, парни были по пояс обнажены.

Рысь глухо обронил:

- твой друг только что постиг четвертую ступень. Тебе надо понять девятую и сможете пройти посвящение на двоих, получить знаки рода. Это ещё не имя, но сил прибавит.

Скорпион, закинув меч в ножны, шагнул в огонь. Не перепрыгнул сквозь пылающую завесу, а именно шагнул. Языки пламени взметнулись по штанам - рубаху так и не одел – и… пропали. Словно подростка полили из ведра воды.

- Различие качеств значит? Девятая ступень? Остановить одно с помощью другого?

– Скорпион перешагнул пламя и тоже уселся в круг. Трое в пылающем круге костра сели, подогнув ноги под себя. – Я понял, Рысь. Можешь начинать обряд. Сложнее постичь следующую ступень, последнюю в декаде: смешение и комбинации. Как можно смешивать огонь и воду? Не вразумею.

Рысь поднял руку, чуть наклонил голову:

- Не спеши. Постигнешь в своё время.

- А у тебя какая ступень? – Спросил Сёма.

- Двадцать первая. Начало третьей декады.

- Рысь, а мы сможем завалить этого Духа втроём? – в новой надежде вопросил Сёма.

- Пятнадцать великих мира сего вплотную подобрались к середине четвёртой декады. Почти боги. Дух не исключение. Всё равно, что зайцам побороть медведя. Не те весовые категории. Так какая разница сколько зайцев?

- Но шанс есть? – Поразмыслил Сёма. – Ежели толпа зайцев на одного медведя. И если медведя травой засыпать, может, загрызём? Ну или надкусаем?

- Шанс есть всегда. Только история умалчивает о победах над такими…хм… людьми.

Скорпион скинул рубаху и положил меч на колени, пообещал:

- Ничего, братья, всё случается в первый раз… - слова утонули в погружении в глубины своего Я… Обряд начался.

*** Зрение предстало обзором с земли. Он находился на раскалённом песке, непривычно переступая восьмью конечностями и помахивая над спиной массивным ядовитым жалом. В непривычном спектре зрения и фасетчатом радиусе-обзоре перед глазами находилась пара массивных клешней, способных вцепиться во врага. Он понял себя, познал. Он являлся королевским скорпионом. А перед ним извивалась кольцами королевская кобра, раздвинув капюшон и выжидая момент нападения, гипнотизируя. Она возвышалась, как неприступная башня замка перед одиноким путником.

- Это твой страх. – Пришла подсказка Рыси-инструктора, координатора посвящения.

- Мне не ведом страх. Я уже ничего не боюсь.

- Тогда ты не достоин звания Человека.

- Не понимаю… - Да. Ты не боишься ничего… - Но тогда… - Просто вспомни приёмную мать Елену, отца Дмитрия, Брата Сёму, меня, Леру, всех друзей и близких… - Ты прав, я боюсь их потерять. Это и есть мой страх.

- Пока в тебе живёт этот страх, ты и есть Человек. Борись не со страхом, борись за страх не бороться, быть инертным. Знаешь, что бы я дописал в заветы идущим по пути богов?

Скорпион замолчал, ожидая продолжения.

- Не будь всегда логичен! – Рысь исчез.

- Логика убивает творцов. Мир не имеет границ.

Скорпион уловил момент, когда кобра сделала бросок головой вперёд. Жало метнулась навстречу. Кольца сжали тело, клешни впились в змеиную кожу. Снова бросок ядовитых зубов навстречу. Жало пробило капюшон. Кольца сильнее сжали тело… «Меня душат рамки собственного кругозора, а не змея»

Скорпион увеличился в размерах, огромная клешня перерубила змею пополам.

«Победа над собой».

Скорпион открыл глаза, вокруг всё так же полыхал костёр. Он всё так же сидел спиной к братьям, меч лежал на коленях. Татуировка на плече засветилась, вспыхнула.

Вытатуированный скорпион щёлкнул клешнёй, жало заходило из стороны в сторону.

Увеличился в размерах, словно поудобнее устраиваясь на выросшем плече. Всё затихло, скорпион застыл, сверкнув на прощание парой глаз-бусинок.

«Я рядом».



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.