авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«© Степан Мазур Цикл Скорпиона Том первый: «Слёзы солнца» ...»

-- [ Страница 7 ] --

Скорпион проморгался, вспомнил завет Рыси о логике. Вновь всмотрелся в татуировку – так и есть, увеличилась и поменяла расположение. Значит, королевский скорпион и есть его тотем. Не зря называли Скорпионом. В жизни всё не зря. Интересно, каково родовое имя? Словно отвечая на вопрос, на груди под сердцем вспыхнул круг со спицами. Завертелся, меняя очертания: показался знак Рода, Перуна, Даждьбога.

Прародители ПРИЗНАЛИ его.

Как там Сёма? Надо помочь брату… Четыре мощные лапы врезались когтями в землю, как кинжалами. Грация и мощь чувствовались в каждом движении. Казалось, может с любого положения совершить прыжок или дать такой старт, что и воздух сгуститься до состояния воды.

Сёма едва осознал скоростную мощь своего тотема, едва возрадовался - он дальневосточный леопард! - как впереди замаячило что-то огромное и лохматое. Зверь враг имел неясные меняющиеся очертания, форма плыла и переливалась. Это неясное Нечто светилось всеми тёмными оттенками. Единственное, что можно было понять, это задаться извечным вопросом: «Что делать?»

- Ты, значит, ещё не догадался? – всплыл голос Рыси.

- Я думаю. – Сознался Сёма.

- В этом вся и проблема.

- А что, надо не думать?

- Просто добавь к своим раздумьям немного действий и всё наладится.

Сёма почувствовал улыбку Рыси внутри себя.

- Но каждое действие требует мысли? Не так ли?

- Выбирая из сотен вариантов, ты рискуешь остаться не с чем.

- Чем больше вариантов, тем сложнее выбрать.

- Но тебе-то нужен всего один.

- Но будет ли он идеальным во всех отношениях?

- В том и суть, вместо того, чтобы пробовать разные комбинации, ты всегда ищешь один единственный. Ты замыкаешься на идеальном. Вспомни сказку о «золотой рыбке».

- Так что же, идеального не существует?

- Идеальное – обратная сторона хаоса. Больше действий, младший, больше… Сёма внутренне плюнул на все правила, в два прыжка достиг монстра. Мощно оттолкнулся всеми четырьмя лапами и взмыл в воздух.

Марево монстра пропало как мираж. Как иначе? Его и быть не могло. Иллюзии рамок, границ, условностей, трудностей, барьеров. Всё скрывалось в познавательной коробочке, в мозгу. Но стоило проявить действие, как все барьеры рухнули, осыпались грудой моста в реку.

Зачем ходить, когда можно летать?..

Костер тлел последними углями, лёгкий дымок уносился ветром прочь. На востоке небо посветлело. Звёзды одна за одной падали в чёрную синеву космоса, покидая горизонт.

Трое открыли глаза, всё так же находясь в кругу спина к спине. Сознание реальности возвращало в физический мир медленно, постепенно. Тела оживали.

Отдохнули, как после долгой медитации. Сердце ускорило движения, кровь быстрее потекла по сосудам. Свежестью наполнилось каждая клеточка тела. Энергия молодости наполнила сосуды тел.

Скорпион ощутил, что так и сидит на траве весь в росе и без рубашки. Температура вокруг около нуля. Не спеша, прислушался к нуждам организма, проверил и «взвесил»

каждую цепочку взаимодействий. Это и называется слаженной работой организма.

Странное дело, в горле должен быть кашель, но оно чище, чем когда-либо. Нос не забит и воспринимает окружающий мир с потрясающей структурой определения запахов.

Чувствовался даже привкус прошлогоднего орешка, что грызла белка в дупле метров за тридцать от потухших костров. В недрах большого дуба слышно каждый звук, если настроить уши как локаторы.

«Как же мало я знал о возможностях организма. Вот это посвящение».

- То ли ещё будет. – Рысь из положения «лотоса» вскочил на обе ноги.

Скорпион успел прислушаться, но не услышал хруста в суставах или судорожно потянутые застывшие связки. После долгой-то ночи.

Названный брат продолжил:

- А вы, я смотрю мозг, так и держитесь на холостом ходу? Всего десяток-другой процентов возможностей? - Рысь хмыкнул и пошёл домой стряпать завтрак.

- Чего это он? – повернулся Сёма. – Люди-«алгоритмики» иначе как на процент и не используют. Даже профессора, и то не более десятка процентов… Ну, завысил, завысил, признаю.

- Ты в целом то не отмазывайся. Нам дали возможность, так надо развиваться. Это извилистая коробка в черепе имеет гораздо больше возможностей… – Скорпион повесил перевязь с русским мечом на ветку дуба и начал разогревающую зарядку.

Он не мог, как Рысь, моментально достигать боевой кондиции за несколько мгновений. Приходилось разогреваться.

Сёма присоединился к зарядке.

У обоих было странное ощущение. Тело само по себе пылало энергией, но связки были холодные.

Сёма вскочил на руки и самым мощным ударом из арсенала Капуэйры прицелился в грудь Скорпиону. Последовал удар, но ноги вспороли лишь воздух. Брат уже с боку ткнул пальцем в лоб. Так всегда показывал, что момент удара и комбинация выбрана правильно, но что-то не учёл, где-то ошибся.

Скорпион разложил по полочкам:

- Отец Рыси - Михаил Поднебесный не пошёл по стопам деда. Он оклемался и восстанавливается где-то в Москве, в качестве борца. Сам Рысь ещё слишком молод и не успел постигнуть и половины от волхва. Ему ни мало лет, чтобы выудить всё, что не успел. Это будут астральные или ментальные беседы в высших слоях с дедом. Я точно не знаю. Мне туда доступ закрыт. Но и это не всё. Если с Рысей что-нибудь случится, то цепочка передачи знаний прервётся. А он не сможет взять ученика, пока сам не постигнет Заветов.

- А мы? – Сёма разогнал тело и пятернёй прицелился в солнечное сплетение.

Тычок. Скорпион хлестнул по щеке. Это значило, что удар в корне неправильный, не имел даже шанса достать оппонента.

- Мы должны заслужить имя.

- Получим. А не получим, так заслужим. – Сёма коленом прорезал воздух. Не рассчитал, и на несколько градусов отклонился от намеченного курса.

Сергей просто застыл, и Сёма пролетел мимо.

- Не всё так просто.

- А что ещё?

- Кто-то ещё и должен и принять наше имя.

- Слушай, а почему самурайский меч и катана расплавились, а меч витязя нет?

- Он единственный настоящий меч. Живой. Витязь вдохнул в него жизнь.

- Артефакт? Клёво. А кто такой этот витязь Слава?

- Тот, кого порядком не хватает отчизне.

- А вот ещё… - вопрос Сёмы потонул в окрике Рыси:

- Завтрак готов!

Небо покрылось золотом, светило величественно поднималось из-за дальних Сихотэ-алинских предгорий, холмов. Роса медленно испарялась, лес укрылся небольшим туманом. Завтрак на рассвете мог быть прекрасен, если бы не воспоминания вчерашнего дня. Так не привычно было завтракать на веранде без мудрых глаз, добрых речей, старческой полуулыбки.

Скорпиону казалось нелепым, что коронное место деда пустует. Завтрак, несмотря на все старания Рыси, казался пресным и ненужным, даже самый добрый кусок в горло не лез.

- Ну… все слова бессмысленны, – начал Рысь, стараясь хоть как-то разрядить обстановку. – Расскажите про тотемы. Кому, какой достался?

- Ты же видел. Ты был там, – ответил Скорпион.

- Я хочу знать, что вы ощутили, что поняли, – объяснил брат. – Ваши личные переживания.

Сёма глотнул мятного чая:

- Мой тотем – леопард. Основные достоинства: скорость и ловкость. Я победил неуверенность. Мне только непонятно, почему леопард? Это же не славянский знак.

Скорпион добавил:

- У меня вообще скорпион. Смертельная мощь. Это разве славянский?

Рысь улыбнулся:

- С чего вы судите о знаках, орнаментах, рунах, свастиках? Как будто хоть кто-то знает их истинное значение? Славяне – арийцы. Так же как и скандинавы, романцы, немцы, индийцы, иранцы, хетты, кельты, греки, римляне, скифы. Один корень. Когда человечество разделилось на три расы: белую, чёрную и жёлтую. Белая раса, в свою очередь распалась на две большие группы: арийцев и семитов. Арийцы - индоевропейцы, семиты – иудеи и арабы. Ореол странствий индоевропейцев охватывает почти весь мир.

Так что тотем может быть любым. Гитлер узнал о родстве немцев и славян только к концу войны, когда восхищался стойкостью, отвагой, смекалкой и храбростью «лишнего народа». Так, из-за нехватки информации, начинаются войны.

- Едва закончилась Вторая Мировая, как началась Третья. Информационная. Хмуро добавил Скорпион.

- Кстати, про свастику, – продолжил Рысь. – Все считают, что свастика – это гестапо, фашизм. Развелось куча скинхедов, фанатов Гитлера. А свастики – это первые рисунки человечества. Солярные и природные обозначения, знаки. Гнобить свастику – отрицать первый алфавит человечества.

- Снова мало информации. Снова войны в умах людей, - добавил Сергей.

- Неправильно это, – высказался Сёма, и посмотрел на плечо Скорпиона. – Татуировка красовалась в другом ракурсе, вдобавок выросшая в размерах. Сёма решил, что удивляться брату больше никогда не станет, спросил:

- Рысь, а что ты думаешь про татуировки?

Рысь пригладил русые пряди, поправляя ленту на лбу, ответил:

- А что ты хочешь узнать? Славяне их широко использовали. Балтийский Славянин Рюрик был ими украшен. Татуировками были украшены руки Олега, Игоря, Святослава.

Многие воины наносили их как те же самые защитные амулеты, какие-то значения, знаки, заговоры, ими были украшены многие слои населения. Тотемы, боевые орнаменты, магическое значение, это всё оно. В основном носили воины и волхвы.

- А разве Рюрик был славянином? – подозрительно спросил Сёма.

- Варяги – балтийское племя славян. Военизированные отряды. Скандинавы татуировок не делали. Добавь себе в копилку к нелепости норманнской теории происхождения Руси.

- Я знал, – протянул Сёма. – Ну почти догадывался.

- Надо будет по родовым снам полазить. Может, найду чего-нибудь того периода. – Вставил Скорпион.

- Я видел. Олег призвал Рюрика с острова Руяна, который теперь зовётся Рюген.

Там стоит по сию пору развалины храма Световита. Будешь в Германии, обязательно посмотри. Ещё не догадались уничтожить, – рассказал Рысь.

- Погоди, брат. Какой Олег? – Спросил Скорпион.

- Вещий. Он правил Русью, пока рос сын Рюрика, Игорь. Или Ивгар, как его звали в то время.

- А, тот самый Олег, которого потом змея за ногу? – вспомнил Сёма.

- Она, подлюка, - прищурился Рысь. – Замечательный был правитель. Как только Родослав проглядел?

- Какой Родослав? – Скорпион полностью забыл про завтрак.

- Пятнадцать по сравнению с ним – мелкие сошки. Дед видел его вскоре после Отечественной Войны. Родомир проклят на вечные поиски смысла жизни, счастья для всего человечества. Исполняет что-то вроде функций Хранителя. Он старше всех Пятнадцати на несколько порядков. Возможно, уже ушёл за грань, но такие полубоги не умирают. Если найдёшь когда-нибудь белобрысого мужика с синими глазами, в которых читаются тысячи лет истории, то ответит на любой вопрос. Он жил с человечеством почти с самого начала.

- Сколько же у него сил, сколько врат открыл? – Сёма застыл.

- Зачем врата тем, кто беседовал с Творцом?

- Что?! – зрачки обоих расширились.

- А это возможно? – поспешно переспросил Сёма.

- Спокойнее, спокойнее. Всё возможно. Это волхв рассказывал. Родослав и создал в своё время сообщество волхвов, мудрецов ведающих. Он сам создатель всех систем постижения сил. Он написал первые своды правил - Веды. Пра-книгу солнечных пра религий. Я мало об этом знаю, надо будет копнуть поглубже. Родослава никому из нас не догнать. Возможно, он давно творит другие миры вместе с Отцом. Может, найдёте кого нибудь из его старых друзей или врагов. Бессмертных мудрецов хватает. Власть над людьми надоедает за какие-то столетия, уходят. И им нет дела до возни Пятнадцати.

За столом разгорелась дискуссия. Беседа потекла широкою рекою.

Тень деда возле веранды полуулыбнулась и растаяла… У внуков всё в порядке.

Глава - Километры пути Колеса поезда с натягом затормозили, замедлили ход. Чудо девятнадцатого века, века угля и первых двигателей, остановилось. Железнодорожный путь по маршруту «Хабаровск-Владивосток» сделал остановку в сумрачном Уссурийске. Проводник оповестил пассажиров об остановке и проворно высунул железную ступеньку на платформу.

Скорпион разбудил дремавшего отца;

пришлось зажать нос и рот, чтобы храп прекратился, только после этого открыл глаза, недовольно бурча. Всю дорогу ехали в плацкарте вдвоём в тишине и спокойствии. Тарифы на металлического монстра дорожали день ото дня, поток пассажиров неуклонно уменьшался, изжитые банки на колёсах требовали капитальных ремонтно-восстановительных затрат.

Небо затянуло серой пеленой. Вот-вот порвётся и пойдёт то ли дождь, то ли снег.

Уссурийск – что аномальная зона. В декабре может пойти дождь, а в мае выпасть снег.

Город со своим характером и микроклиматом, опровергающий законы логики.

Платформа встретила серым слепым днём, навевающим тоску и депрессию большей части населения. Люди ходили хмурые и поникшие, словно во сне. Глаза слепил туманный свет, льющийся сквозь дымку со всех сторон, словно и не одно солнце, а десяток-другой.

Тощий таксист поймал взгляд Дмитрия, стрельнул глазами в направлении новой иномарки. Дмитрий потянулся к автомобилю:

- А вот и такси! - но Скорпион перехватил под локоть, повёл дальше.

- Батя, у него машина, как на выставку. Честный шоферюга на такую не заработает.

Какая-нибудь подстава. Пойдём лучше к той дряхлой Волге. Ты же патриот? – Скорпион потащил отца к другой машине, периферийным взглядом отметив, как матерится тощий водитель – подстава с лохами, полными денег, не удалась.

- Если дело касается «Волг», то да, - погодя ответил отец и пощупал тайник с заначкой, деньги, которые выручил за продажу Нивы и джипа. Выходила приличная сумма. На хорошую машину хватало, мог взять и на рынке в родном городе, но какой-то знакомый посоветовал сэкономить и менталитет советского человека погнал в путь.

Пожилой водитель за рулём Волги обрадовался пассажирам как родным сыновьям, посыпалась речь. Моторчик автомобиля заурчал, покатил в сторону уссурийского автомобильного рынка, лавируя среди потока машин.

Перед вывеской автомобильного рынка Скорпион притормозил отца, внутренне собрался, готовый ко всему. Здесь подстерегали любые неожиданности, от карманников до прямого рэкета. Вдвоём неспешным шагом двинулись вдоль рядов сверкающих корпусов, ценников и усталых продавцов с цепким взглядом, что ощупывал каждого прохожего тройным сканером глаз.

Скорпион не так давно научился определять по минимуму работоспособность машинных конструкций. Приблизительно мог сказать, когда выйдет из строя тот или иной агрегат. Забавляло, что на машинах стоял один год изготовления, а на самом деле автомобиль был гораздо старее. Шло чередование: то год не тот, то детали старые, то вообще не родные. Были и «кровавые машины». Те, на которых лежит уже не одно убийство хозяев, перепродажа и новые хозяева. Энергетика таких машин губила хозяина.

Или сама развалится, или хозяин улетит в кювет с трассы. Многое зависело и от самого хозяина. Если человек добрый, то и машина у него «добрела», «выздоравливала», словно живая. Волхв давно говорил: «Как с вещами обращаешься, так и служат». А над кровавыми машинами незримо висело тёмное облако разрушения. Стоило долго идти протии внутреннего шёпота, чтобы купить подобную и расплатиться жизнью.

- Как тебе эта? – Дмитрий показал на белую Тойоту «Марину».

- Как ты на ней за город собрался ездить? Может, что с осадкой повыше?

Скорпион потащил дальше. У «Марины» почему-то стояли запчасти от разных машин. Умудрились запихать и отечественные.

- А может, этот микроавтобус?

- Он на пять лет старше, чем кажется, и… разве ты собрался роту солдат возить?

Тебе нужен компромисс между проходимостью, пятью пассажирскими местами и местом для перевозки груза. Так?

Отец всплеснул руками:

- Где же такую взять? Танк, автобус и грузовик в одном лице.

Дмитрий ежеминутно поправлял заначку, берёг как зеницу ока. Волновался, когда слишком близко проходил какой-нибудь странный тип с золотыми зубами.

- Аналог джипа, не сильно броский, но и не старый. – Взгляд Скорпиона наткнулся на серебристый «Сурф».

Год вроде свежий, детали родные, пробег минимальный, есть что-то непонятное, но оно зыбко как мифическая верёвка из песка. Нить возможностей Скорпионом ещё не постигалась, просто сам решил забыть тот самый шёпот внутри, слова волхва. Не удостоил взглядом даже тощего продавца с большими выпученными глазами.

- Вот то, что тебе нужно. Приглядись. – Скорпион подвёл отца к машине.

Дмитрий походил вокруг внедорожника, попинал колеса, словно заправский знаток. Под капот и не думал залазить, пока Сергей сам не попросил продавца открыть.

Продавец раздумывал, какую бы назначить цену, пока юноша осведомлялся о ходовых качествах, возможных недостатках. Тощий назвал что-то вроде серединной цены.

Дмитрий, сияя на глазах, полез за деньгами, но тут же получил хлёсткий удар по рукам.

Торги продолжились.

Тощий словно стал ещё меньше, Скорпион упорно доказывал ему, что это не «машина», а «дрова» и покупают они её не для езды, а чтобы топить печку, так что даже не думай заламывать цену больше кубометра дров.

Споры разгорались.

Через полчаса долгих уговоров побелевший продавец скосил ещё пятую часть цены. Дмитрий договорился о бумагах, продавец вприпрыжку побежал оформлять документы. Отец, однако, ждать не остался, повёл Скорпиона дальше вдоль рядов.

- Ты чего удумал? – Спросил Скорпион, стараясь не потерять торговца из виду.

- Как чего? Ты только что сэкономил приличную сумму и получаешь поощрительный приз из семейной копилки маленького, но гордого семейства. – Подмигнул отец.

- Приз? – Скорпион отвёл взгляд и потерял из виду торговца.

- Просто, туда посмотри. – Дмитрий кивнул в сторону.

Сергей повернулся и на секунду растерялся;

глазам предстали двумя широкими рядами сверкающие двухколёсные чудеса. Смотрели мотоциклы всех мастей, от лёгких мопедов, до монстров велотрека.

Мечта подростка.

- Мне?.. – Проблеял Скорпион. – …Гм… мне ещё нет шестнадцати. Мне ни-зя… я же ниндзя. А им не положено баловаться.

- Ой, да не смеши меня. – Похлопал по плечу отец. – Тебе давно перевалило за тридцать, старец в кроссовках. И не вздумай выбирать «дрова», как ты выражаешься.

У Скорпиона первый раз в жизни разбежались глаза. Забыл про всё на свете, оседлав стального коня. Желания боролись с ограничениями. Поборов себя, выбрал что-то невзрачное на фоне монстров.

- Ага, размечтался!.. – притворился отец. – Или я вижу широкий блеск в глазах, когда ты сидишь вон на той чёрной каве, или что это за китаец сидит на пародии на велосипед? Ты меня, наверное, плохо слышал? Не мелочись, покупай хорошую вещь. Я, конечно, понимаю, что до первой серьёзной погони с мигалками и перестрелками. Но с такой жизнью, как у тебя, оно того стоит… Саныч намекнул, чем вы там занимаетесь.

Глаза предательски защипало. Скорпион крепко обнял отца:

- Спасибо, батя.

- Тебе спасибо, сын.

*** Трасса «Владивосток-Хабаровск».

Двести километров между постами ДПС.

Более счастливых людей не было на свете. Отец и сын возвращались домой в канун восьмого марта с горой подарков для всей части женского населения, на новом свежем автомобиле. В салоне были убраны задние кресла и вместо сидений, мерно, в такт дороге, покачивался двухколёсный король дороги.

Дмитрий замедлил ход, прижался к обочине, испытующий взгляд пронзил Скорпиона.

- Чего? В туалет захотел? – Повернулся Скорпион.

- Не-е… думал, ты сразу догадаешься. – Дмитрий медленно кивнул в сторону байка.

- Да ну ты брось, мы же еле погрузили. - Слова получились непрочными, зыбкими, песочными, как та самая верёвка.

- Да, да. – Дмитрий спрятал улыбку. – Еле погрузили… Помолчали и вспыхнули одновременно:

- Да и ещё раз погрузим!

Широкая доска пошла в ход. Тяжёлый «Кавасаки» медленно, на тормозах показался на свет, коснулся земли. Дмитрий, скорее в качестве страховки, снова показал устройства, объяснил принцип работы, разъяснил правила дорожного движения и проворно скрылся в салоне автомобиля, откуда послышалось:

- Если далеко отстанешь, звони, сотовый берёт без помех. И ещё, – он вернулся, протянул пакет и улыбнулся: – Саныч надоумил.

Скорпион развернул пакет. В руках оказалась байкерская кожаная куртка на молнии и старые знакомые кожаные безпальцовки.

Скорпион поднял голову:

- Эй, ты обо всём знал заранее? Про «поощрительный» приз-то?

Дмитрий быстро хлопнул дверью, бросил в открытую форточку:

- Догоняй. – После чего машина тронулась с места.

Скорпион накинул куртку, натянул перчатки. Шлем плотно лёг на голову, давая, тем не менее, свободу длинным чёрным волосам, ниспадающим по куртке.

Чёрный байк, шлем, куртка, перчатки, чёрные волосы. Немного выбивались из общей картины синие джинсы и рыжие ботинки на высокой подошве. В основном же Скорпион выглядел как самый настоящий воин дороги.

Пыль взвилась от заднего колеса. Байкер вклинился в худой поток машин и постепенно стал приноравливаться к стальному коню, набирая обороты.

Зверь, полный механической энергии, так и подмывал подбавить газу. Скорпиону уже счастливилось прокатиться на таких в одиночестве. В Альфе многому учили. Но пока не приноровился, гнать на полную катушку не решался. Мало ли… Сергея хватило на десять минут. «Мало ли» куда-то испарилось.

«Да и отца надо было догонять», - чёртик внутри успокоил совесть, - «он хоть и страхует, плетётся как черепаха, но и его подмывает добавить газу на новой машине.

Скорость - страшная штука».

Мотор взревел, набирая обороты, волосы затрепетали по ветру, как чёрный флаг с «Весёлым Рождером». Душа от радости помчалась дальше и быстрее мотоцикла.

Машины оставались позади, одна, за одной. Деревья на периферии слились в одну сплошную. Четырёхколёсные стали попадаться чаще, пришлось проворней объезжать неповоротливые корпуса, лавировать меж двух потоков. Наконец, встречные автомобили пропали вовсе, а правый поток сгустился в одну линию и застыл вовсе. Остро кольнуло чувство тревоги - отцовская машина на глаза не попадалась, её в потоке не было. В памяти всплыли слова волхва, вспомнил свои ощущения сомнений над машиной.

«О, нет!»

За очередным поворотом показалась проблема затора;

дорогу поперёк перегородил КАМАЗ с длинным, пустым прицепом. Водила суетился или, как больше показалось, делал вид, что суетился под капотом. Попутчик камазчика ходил вокруг машины и махал руками, поправляя на поясе чёрную рацию.

«Зачем камазчику рация?»

Скорпион не стал задерживаться. Пригнул голову, чуть наклонил байк, и, под мат второго камазчика, помчался дальше, проехав под прицепом. С другой стороны КАМАЗа машин не было - дорогу перекрыли в двух местах. Где-то такая же пробка.

Волна непонятного страха прокатила по телу. «Кава» поднялся на заднее колесо, ручка скорости повернулась до красной черты. Пригнуться пришлось до самого руля поток ветра сгустился. Белые разделительные полосы слились в одну прямую.

Сердце тревожно стукнуло - сквозь затемнённое стекло шлема, глаза выловили картину: отцовский Сурф стоял с открытыми дверьми, чуть впереди его прижал белый «Скайлайн». Прижал, скорее всего, на скорости, иначе отец бы не остановился. Сам отец лежал на обочине, его пинал тип в чёрной маске. Ещё двое находились неподалёку: один копался в машине, другой стоял на асфальте, приложив ко рту рацию. Развернулся на звук мотора.

«Вёрёвка из песка и тумана. Внутренний шёпот. Как мог пропустить? Упустил из виду продавца», – пронеслось в голове, прежде чем переднее колесо сбило мужика с рацией.

Скорость сбавил лишь в последний момент. Налётчик отлетел метра на три.

Мотоцикл перевернулся, шлем спас голову от удара по асфальту. Скорпион слетел с байка и покатился по асфальту. Швыряло, как тряпичную куклу. Если бы напрягся, размазало бы по асфальту.

- Чё за дела? – Появился второй налётчик из салона не своей машины.

Шлем, летящий в голову, был ему ответом.

После встречи с асфальтом голова немилосердно крушилась, пущенный снаряд сломал налётчику переносицу, он затылком прошиб стекло на двери… Недочёт, кидал так, чтобы джипу урона не было.

Скорпион, сражаясь с головокружением, почти на четвереньках оббежал машину, по направлению к третьему.

- Ты кто? – Третья маска выхватила нож, расширенные зрачки говорили о том, что более серьёзного оружия у него нет. До такой степени всё наладили, что и вооружаться не видели смысла. Даже на звук мотоцикла вышел только один. Зажрались. Дело налажено.

Полиции не сдашь, - отпустят, да ещё и отомстят.

Налётчик не понял, как парень в кожанке только что стоял за полтора метра, и вдруг земля и небо поменялись местами.

Скорпион отпустил время. Так в последнее время называл свой ускоренный темп движения, сверхскорость. Снова пришлось рвать холодные мышцы. Мозг догонит мышцы и накатит получасовой период боли. Он не так силён, как годы назад, но для отключки хватит.

До прихода боли было несколько минут. Стоило многое успеть. Ускорение давалось нелёгкими путями. Слишком долго восстанавливаться. Но речь шла об отце, и это не имело значения.

Скорпион обошёл машину. Второй налётчик прислонился к машине, зажимая обеими руками разбитый нос.

- Кто тебя послал? – Захрипел налётчик, стараясь отползти от непонятного подростка с горящими огнём глазами.

- Провидение Природы, – злым голосом ответил Скорпион и обеими руками взял налётчика за лицо;

посмотрел в пустые, ничего не выражающие бегающие глазки. Это были глаза наркомана. Наркомана давнишнего. Ладно бы сам не жил, это его дело. Но сколько ещё жизней попортит?

Послышался хруст шеи… Живых налётчиков не осталось.

- Ты их всех? Того… – за спиной послышался голос отца.

Дмитрий хромал на обе ноги. С трудом подошёл и облокотился на машину. По разбитым губам текла кровь, зажимал рваную рану на скуле.

- Всех, батя. – Вздохнул Скорпион, гася усилием воли пылающий взор. - Слух пройдёт об ответе - призадумаются. Это важнее. - Скорпион сочувствующе посмотрел на мотоцикл – забрать не успеют.

Отец перехватил взгляд, ухмыльнулся, поперхнувшись от боли в сломанных рёбрах:

- Ты ещё за разбитое стекло прощения попроси.

- Эх, машина у них тоже хорошая. – Снова вздохнул Скорпион, обливая Скайлайн бензином с канистры – очень кстати лежала у отца в багажнике.

- Поехали, мститель. – Дмитрий, кряхтя, добрался до салона, поглядывая, как Скорпион на себе протащил по очереди три тела в салон облитого бензином автомобиля.

Выходило, что он таскал полтора своих веса, но особо не напрягался, хоть и после аварии.

Рядом с машиной подкатился побитый «Кавасаки».

Чиркнула спичка.

- Вот налётчики и налетели… – сказал на прощание чернявый мститель и серебристый Сурф резво помчался по свободной трассе.

Скорпион проводил взглядом в боковое стекло начинающееся зарево, вздохнул – опять забрал жизни.

Сергей поднёс к губам отобранную рацию, сказал два слова, мало узнавемым, незапоминающимся голосом:

- Готово. Отворяй… Дмитрий добавил газу, мельком поглядывая на сына.

- Уроки в «Альфе» не прошли даром? Никитин как начнёт за чашкой чая о ваших боевых операциях рассказывать, меня аж дрожь берёт. Почему о них в газетах и новостных сводках не пишут?

Скорпион откинулся в кресле:

- Страна не знает своих героев. У нас не шоу. Становиться что-то известно только в результате проколов. Таких пока не было. А так это закрытая информация. Родители ребят – не знают, а ты вот знаешь… Наши тренировки идут под грифом «три нуля» в качестве эксперимента. Даже губернатор не в курсе.

Отец достал из бардачка тряпку, вытер кровь на скуле, обронил:

- В нашей открытой семье много секретов. Я тебе потом тоже кое-что тоже расскажу. Пришло время. По какой системе рукопашного боя тренируетесь?

- БАРС. Борцовская армейская система. Довольно универсальна. Скоро на РУБ перейдём. Русская боевая система. Даниилу и Андрею и этого хватает. А мы с Сёмой больше дедовскую «Свилю» любим. А так же «Радогору», «Велёсову борьбу», «Охотницкий бой», «Ломание», «Пяту», «Подсайдашный стиль», «Подол», «Коромысло», «Наскок». Дед много азов показал, да и Рысь кое-что развил… остаётся только самим нагонять. У военных техника боя, у нас система жизни. Времени только на всё не хватает… Да Всеслав так нелепо погиб. Душа не принимает его ухода.

Дмитрий помолчал, но не желая оставлять сына с мыслями об уходе деда один на один, продолжил:

- Надо Никитина надоумить вас быстрее на РУБ переводить, а то и к основателю, Кадочникову или его сыну в Тверь свозить на курсы. РУБ - сильная вещь. Не знаю, как твоя радогора, но у нас на базе… - Дмитрий заметил, как побелел Скорпион, когда они проезжали вторых камазчиков, тревожно спросил. - С тобой всё в порядке?

- Да бать, поменяешь на ближайшей монтажке стекло. Доплати за скорость и не торгуйся. Езжай до самого города без остановок. Камазчики нашу машину не вспомнят. Я попросил их… - Скорпион отключился, не договорив.

Подсознание, спасая жизнь, отпросило в омут беспамятства за мгновение до наступления болевого шока… - Тяжела доля воинов, – услышал Скорпион шёпот Дмитрия.

Очнулся. На лице лежала приятная свежая повязка с запахом чистой родниковой воды. Скорпион открыл левый глаз, на ходу замечая, что разбитое стекло заменено, уставший отец крутит баранку и небо залито прощальным золотом заходящего солнца. По ощущениям проспал часов пять, по большей части восстановив организм, так что тело почти и не болело, как обычно после темпа.

- Бать, сколько ещё?

Дмитрий вздрогнул, повернулся:

- О, а я уже думал, как бы нашей маме объяснить мою разбитую физиономию и твоё бессознательное состояние. До города ещё час езды.

- Да, портить маме праздник ни к чему. Прижмись к обочине. Где воды набрал?

- Возле автомобильной разборки родниковый ключ бил, точнее разборка была построена возле ключа или что-то в этом роде.

Сурф приблизился к обочине. Дмитрий исчез в кустах. Скорпион полез в салон за чистыми тряпками и наткнулся на… точную копию сгоревшего мотоцикла. Только до его сожжения и аварии.

- Батя? Что за дела?

Дмитрий вылез из кустов, подошёл:

- Ой, ну и дела. Быстро же работают эти типы из страхового агентства. Да?

Скорпион растянул губы до ушей:

- Так нечестно, я должен был сам со спецназовского оклада заработать. Сам сжёг, сам заработал.

Отец важно кивнул, соглашаясь. Сам работал на военной базе, знал, что работать придётся долго. Сын долгие минуты боролся взглядом, принимая решение, наконец, сдался:

- Ну, тогда зацементируем твои синяки, и пусть это останется страшным сном.

Скорпион достал канистру с чистой родниковой водой, намочил белую тряпицу и прислонил к отцовской рассечённой скуле, что уже запеклась коркой и приобрела синюшный оттенок.

- В следующий раз соглашусь на ношение огнестрельного оружия на работе – брякнул Дмитрий, ощущая жжение на скуле.

Скорпион убрал тряпку. Под разговор Дмитрий не заметил изменений, но когда посмотрел в зеркало, на него смотрело лицо до момента нападения.

- Слушай, а может ты, в шаманы пойдешь? – Дмитрий недоверчиво пощупал бывшие места синяков. – Оленятину в дом таскать будешь, в бубен стучать, злых духов отгонять. И высшего образования не надо. И безопасно.

- Шаманов и на эстраде хватает, я лучше человеком останусь. Тем более, мясо не ем. А хороший человек должен уметь всё: быть воином, врачевателем, мудрецом и правителем.

- А ты значит ждёшь пятого элемента?

- Нет. Просто в нашей стране до восемнадцати лет сделать ничего полезного нельзя. По паспорту не положено. Потом ещё армия, институт, кафедры...

- Да не, столько не живут. – Усмехнулся Дмитрий.

- Я про то же. Время давно требует жить в новом тысячелетии. До двадцати пяти лет ждать не собираюсь. Это же полжизни. Поехали, мама ждёт.

Серебристый Сурф плавно выехал на дорогу, унося не родных отца и сына, но так близких друг другу по степени необходимости. Родные по духу ближе, чем по родству.

Вскоре Хабаровск уже встречал своих жителей зажженными фонарями. Восьмое Марта состоялось, как и положено, без слёз, с цветами, в кругу семьи.

Глава - Это рок Пару дней спустя.

Толпа любителей гитарной музыки переминалась с ноги на ногу, ожидая открытия дверей «окружного дома офицеров». В лучах склоняющегося на закат солнца сверкали тёмные банданы с русскими и иностранными надписями королей мирового хеви-мэталла, металла и рок-н-ролла.

Кожаные куртки всех модификаций сияли заклёпками, бляшками и молниями. В толпе из основной массы выделялись байкеры и нимфетки в атрибутах неформалок. Были и дяди в строгих серых пиджаках, расстегнутых рубашках и банками пива в руках.

Приехали отрываться от опостылевшей работы. Здесь собрались все, кто любил в музыке что-то потяжелее, со смыслом, без фальши и фанер. Всех собравшихся, разного возраста и мировоззрения, объединял гитарный ритм, звук барабанов, басов и акустика живого звука.

Скорпион снял с Сёмы бандану, повязал правильно. Металлические буквы глядели прямо со лба, поправил свои кожаные перчатки. Оглянувшись на свою компанию, резюмировал:

- Так за четыре года эволюции путём долгих упорных тренировок, учёбы, недосыпания и вёдер пота они превратились из жалких каратеков в философских бойцов.

Сёма добавил:

- …с полулегальным разрешением на убийство, «чёрными» зарплатами, открытыми секретными данными, огнестрельным и холодным оружием от ножей до мечей….

- …собственным официальным сенсеем, майором, неофициальным Санычем, спортивным залом, базой закрытого типа… – добавил Даня.

- …и спросом, как ни с кого другого! О, хэви, дай нам сил! Не просим больше никаких поблажек от жизни! Аминь! – закончил Андрей, воздев руки к небу.

Сёма искоса глянул на брата. Промолчал про ступени, Рысь, астрал, Пятнадцать мира сего, родовые сны, посвящение, тотем, волхва, Родослава… Улыбки прошли по квартету «металлистов». Четверо: Сергей, Сёма, Даня и Андрей стояли в предвкушении концерта. Скорпион, едва вернувшись с поездки за автомобилем, опустошил все прилавки с записями рока, металла. Байк как-то сам подтянул к этой музыке. Вслушиваясь в гитары и тексты, «заразил» Сёму. Сами собой подключились Даня с Андреем.

Толпа качнулась и сомкнулась, в воздух взметнулись одобрительные возгласы – охранники открыли двери. Народ потянулся к входу, но давки не возникало, разборки не встречались, хотя концерт задержали на двадцать минут.

Четверо прошли сквозь охрану. Охранники лишь скользнули взглядом по билетам, пропустили без проблем. Обыскивали лишь самых угрюмых на вид байкеров, и то лишь для порядка. Не концерт попсы и шансона - бешеных нет.

Билеты достали на балкон и все четверо поднимались по старым обшарпанным, местами обломленным ступенькам.

- Дам-с, мне кажется это здание не переживёт сегодняшний день. – Даня споткнулся об отвалившуюся ступеньку.

- Может, в следующий раз власти города разрешат выступать группам в более цивильном месте? Свободных мест нет, судя по народу, - Скорпион вовремя подставил плечо женщине лет тридцати, в результате она не покатилась вниз в туфлях со шпильками, только рассыпалась… в благодарностях.

- И ведь такие тоже ходят, - проводил взглядом Сёма.

- Ага, лирика покорила и не таких барышень, – заметил Андрюха.

Даня слушал краем уха, раздвигал массивными руками людей, прокладывая проход для всего квартета. В последние четыре года на глазах друзей из пухленького толстячка вымахал в здоровенного детину с медвежьим плечевым поясом. Вроде и не пятнадцать с лишним лет, а зрелый десантник. Даня постепенно превращался в медведя, сгибая руками куски железа. Токаява уже не пытался заставлять работать ногами, а Никитин ставил на базе в парах со зрелыми мужиками.

- Слушайте, пацаны, а что это Серёга – «Скорпион», а мы всё Дани, Андрюхи, Семёны? Даня вон давно медведь. Даже – Медведь! А ты, Сёма, у нас сильный и быстрый как… Ммм… - Андрюха задумался.

- … Как леопард, – подсказал Сёма, пряча улыбку. Тайком глянул на Скорпиона, тот кивнул. Рано ещё про Посвящение. Не все могут принять большое количество возможностей и информации разом.

- Ну, леопард – это как-то не по-славянски, – смутился Даня-Медведь, почёсывая пятернёй лоб.

- Почему же? – встрепенулся Сёма, спешно вспоминая, что из разговора Рыси можно сообщить, а чего не стоит. – А дальневосточный? Их правда, мало осталось, что-то около пятидесяти особей, но они ещё есть! Потом, леопардов использовали на охоте ещё в период Древней Руси. Их подвозили на коне за спиной, на специальном седле к самому месту охоты и они, как говорится, в мгновение ока… раз и всё! Понял? – Сёма ввёл в краткий исторический курс.

- Ну, Семён Леопардович, спорить не буду. На следующей неделе в «Альфе» так с позывными удобней будет. «Тополь», «тополь», я «хомяк», ищи «берёзу». Достало уже, – ответил Даня.

Часы на руке пикнули, обрабатывая позывные. Даниил спешно прикрыл встроенную рацию рукавом, надавил кнопку отмены. Игрушки с базы после переполоха старшего в группе на трассе Владивосток-Хабаровск выдали всем. Боялись потерять уникальных исполнителей. Денег после очередной поимки наркокурьеров майору Никитину на особый отряд выделили немало. Берёг, как зеницу ока. Сверху нашлись ценители.

Вчетвером вошли в зал, продвигаясь в поисках своих посадочных мест.

- А я чё? Я тоже хочу новый позывной! Слышь, славяне? – Андрюха растерявшись, наступил на ногу обширному дяде в кожаной куртке с рисунком рыси на спине. – Прости мужик, не хотел.

Дядя повернулся, окинул взглядом молодняк. Андрюха приготовился к чему угодно, внутренне собрался. Но дядя прохрипел:

- Да и хрен с ним, проходите, ща начнётся уже, – дядя, оказался неожиданно добрым, подвинул ноги.

Скорпион пропустил друзей вперёд, сам спросил:

- А вы случаем не из «Рысей Амура» будете? – Скорпион имел в виду хабаровских мотоциклистов.

Дядя более пристально присмотрелся к подростку:

- Ну, оттуда, а чего?

- Да раздумываю, как к вам пробиться на своём стальном коне.

- А хороши ли у коня копытца?

- Подкованные.

Дядя тут же усадил Скорпиона рядом с собой, потекла беседа, из которой Медведь, Леопард и Андрей едва вытащили новоявленного мотоциклиста за уши.

- Тут понимаешь, Андрей-всё-ещё-Андрей, а ты лясы точишь, – укорил Даня Медведь. – Идём думать вместе. Мы же команда.

- А кто это был? – поинтересовался Сёма-Леопард.

Скорпион уселся в кресло:

- Да так, президент. - Скорпион задумался. - Или лучше «голова»? Точно – голова.

Голова ассоциации хабаровских мотоциклистов, иже – байкеров.

Леопард поднял бровь. Брат продолжил:

- Ну, чего смотришь? Да, нас с тобой взяли в байкеры. Завтра, кстати, открытие сезона. В этом году очень кстати весна ранняя.

- А это ничего что у меня мотоцикла нет? – Обронил Леопард.

- Дык это только за-а-автра будет. У тебя ещё есть время… – Скорпион посмотрел на часы. – Что-то около пятнадцати-семнадцати часов. Даже выспаться успеешь.

Сёма вздохнул, пробурчал:

- Опять придётся пропустить школу. А сколько там суеты в ГАИ? А это ничего, что я без прав? В четырнадцать лет с ними-то не особо… Медведь ткнул Андрюху в бок, хмыкнул, загибая пальцы:

- Мало им, видите ли, тайги, экстремальных видов спорта, охот, тренировок с сенсеем и без него, занятий в Альфе, борьбы на мечах, предстоящего турнира… - Ты ещё про школу напомни, и про экзамены… – Андрей помог Дане загибать пальцы, добавляя варианты.

- Хорош ныть. На соревах и вам на мотоциклы заработаем, а связи не бывают лишними. Ну, поубегаем от гаишников недельку-другую. Потом всё равно права получим.

Разговор прервал потухнувший свет. Зал взревел возгласами. Из динамиков на сцене полилась музыка-заставка, демка симфонического оркестра. Зал взорвался, когда на сцене зажёгся свет, выхватил сначала фигуру солиста, потом гитаристов и барабанщика.

Музыка умолкла, по залу прокатились бряканья тарелок, слух вспороли гитарные струны.

Началось!!!

Переливы струн смешались с басами, растворялись в барабанных дробях. Чистый голос, без фанеры, поплыл по залу высокими нотами, захватывая дух. По залу словно прокатилась волна энергии, народ повыскакивал с кресел, чтобы больше до самого конца концерта не присесть. Вверх взлетели козы13.

Коза - указательный палец и мизинец. Жест, вошедший в металл от Джеймса Рональда Дио, одного из первых основателей, старца зарубежного стиля тяжёлой музыки.

Группа исполнила первую песню, солист поздоровался с залом, поприветствовал всех собравшихся. Зал одобрительно зарукоплескал. Песни пошли одни за другой. Почти каждый собравшийся знал их всех наизусть. Стоило только гитаре начать вступление к песне, как зал начинал петь вместе с солистом. Не было нужды говорить названия песен.

Едва солист пускал в зал микрофон, припев пели хором. Все как один.

Небо в огне, солнце смеётся Над грешной и тленной землёй.

Всё как во сне, но не проснётся Никто уже этой зимой.

Дни сочтены и остаётся Лишь ждать, когда кончиться боль.

Только в тени можно очнуться Что б встать и вступить снова в бой.

Кто сказал, что есть жизнь и есть смерть?

Кто сказал, что есть небо и твердь?

Всё уже решено, всем уже всё равно Для чего мы находимся здесь.

Тающий лёд всё превращает В вершины дымящихся скал.

Тот, кто уснёт – больше не встанет, А тот, кто не спит – уже там.

Смотрит вокруг и понимает, Что это последние дни.

В небе лишь смерть молча летает И смотрит с восторгом на них.

Кто сказал, что всё можно успеть?

Кто сказал, что нельзя умереть?

Посмотрите вперёд – этот мир уже мёртв И нельзя ничего изменить.

Вера и страх, боль и сомненья – Всё кончиться в мире людей.

Смерть на часах, тают мгновенья И можно не ждать светлых дней.

Больше никто нас не осудит За то, что мы плохо живём.

Небо в огне, небо рассудит, Когда мы все в землю уйдём.

Кто сказал, что есть вера во тьме?

Кто сказал, что нет силы во мне?

Я один знаю боль, я последний живой На истлевшей и мёртвой земле.

Я один знаю боль, я последний живой На истлевшей и мёртвой земле.

Гр. «П.о С.Т». Небо Следующая лирическая песня зажгла в зале огни сотен зажигалок и сотовых.

Огоньки поплыли из стороны в сторону, как маленькие факела.

Зал стал единым целым. Аура энергии, жизни, силы била через край. Часы прошли незаметно. Драйвом захватило и тех, кто пришёл впервые и тех, кто никогда не пропускал ни одного подобного концерта.

Окружной дом офицеров трясло и лихорадило, басы гуляли по полу, стены едва выдерживали вибрации, сыпалась штукатурка. Адская жара говорила, вентиляции давно своё отфункционировали.

Скорпион прислушался к телу: майка прилипла, волосы, словно водой полили.

Друзья выглядели так же. Все блестят в поту, ресурсы организма заполнились до краёв.

Разогнал тело до девятой ступени, почти не потеряв сил, впереди стал барьер постижения смешений и комбинаций несовместимого… …Плотину прорвало, пришёл смысловой пакет, прокатившись по телу новой молнией. Сразу всё стало понятно и доступно. Как получается из земли и огня магма, как вода и воздух создают ураганы и бури, как вода с землёй устраивают оползни и сели, так и смешивается несовместимое.

Всё пронеслось в мозгу в один миг. Так неожиданно закончил развивать Первую Декаду Элементарных Вещей, встав у ворот Второй Декады Эволюции.

В бок ткнул Сёма, крича на самое ухо:

- Я случайно ступеньку пролетел.

Скорпион улыбнулся:

- Так пару десятков концертов и не догонят.

Оба одновременно влились двумя голосами в хор.

Концерт продолжался… Свежий, благоухающий весенними запахами воздух прошёлся по лицу, заигрался с волосами. Лёгкие наполнили грудь, не спрашивая разрешения владельца. В ушах немного звенело, голос если и звучал, то только шёпотом.

После завершения концерта народ вываливался из здания с улыбками, продолжал хрипеть, шептать, жестикулировать песни. Публика завелась и зарядилась энергией под завязку.

Тяжёлые низкие тучи собрались над городом, скрывая кусок луны. На город грозила обрушиться стихия. Ветер усиливался, набирая обороты. Народ на ускорении поспешил к автобусным остановкам и стоянкам.

- После такого концерта хоть молнией по темечку, – Даня, шагая в ногу с Андреем, перечислял всех зверей, когда-либо увиденных в «мире животных», зоопарке или на заборе.

Андрюха попеременно мотал головой, краснел в приступах гнева. То обещал уничтожить Даню на ближайшей тренировке, то смеялся вместе со всеми. «Медведь» зоолог был горазд на выдумку.

- Пока ничего путного. – Подытожил Леопард.

- Само прейдёт. Значит, ещё не время. – Скорпион остановился, глядя в небо. – Три минуты до дождя. На автобус не успеем. Пять минут стихии хватит, чтобы превратить в мокрых ежиков в период всемирного потопа. Как вам перспектива?

- Стоп, погнали ко мне с ночёвкой! Бегом минут десять, нашим бегом как раз около трёх минут. – Сёма, не давая опомниться и, не теряя драгоценных «сухих» секунд, дал старт.

- Он значит, Леопард, а мы догоняй! – Медведь с Андрюхой помчались вдогонку, стараясь не сбить никого в толпе.

Скорпион воздел глаза к небу, сконцентрировался и послал облакам волевой посыл в образе разящего надвое меча, с призывом «начать дождь пораньше». Ещё минуты и стихия грозила излиться в ещё более значимых масштабах.

Молния ослепила сквозь смеженные веки, пронеслась над городом поперёк горизонта, едва не зацепив шпили башенок домов. Скорпион открыл глаза в тот момент, когда громовой раскат затряс всё вокруг. Помчался, догоняя друзей по скользящему от слипшейся пыли асфальту. Упавшие капли скатывались шариками и так и норовили помочь поскользнуться.

Никакое ведро не могло вылить столько воды разом. Бесконечные капли застлали видимость на расстоянии вытянутой руки. Всё промокло моментально, струи воды побежали по спине, бежал, закрыв глаза, в них всё равно не было смысла. Все прочие сенсорные способности разогнал до максимума, словно позволяя всему телу видеть дорогу, работать сообща.

Скорость пришлось замедлить, в последний момент уворачивался от застывших или суетящихся в панике людей. Народ скрывался под любыми навесами, все открытые магазины, маркеты, компании едва могли вместить всех прохожих.

Город озарялся молниями. Раскаты грома сотрясали дома, вибрировал даже асфальт. Порывом ветра сломало ближайшее дерево. На ум пришла мысль, что засаживать центр города тополями с мелкой корневой системой было не самой лучшей затеей. Любой остановившийся на трассе автомобилист рисковал быть раздавленным таким деревом.

Но что там автомобилист? Скорпион успел за мгновение до того, как растерявшуюся старушку придавило бы сломанным деревом. Пришлось сбить с ног, подхватив лишь в самый последний момент над асфальтом. Старушка даже не поняла, что произошло. На утро, давая репортёру областной газеты интервью, она скажет, о спасении божественным Провидением. Сам ангел-хранитель по личной просьбе Всевышнего спустился с небес, чтобы её, такую набожную и прилежную прихожанку, спасти от козней дьявола.

Сергей об этом не узнает. Он мчался дальше, выискивая по тонкому шлейфу «пахнувшего» биополя своих друзей.

Первым попался Медведь. Даня шёл напролом, выставив руки перед собой.

Скорпион подхватил под руку, шепнул на ухо и, побежали вместе. Даня, ничего не видя, побежал, не забывал высоко поднимать ноги.

Следующим по пути повстречался Андрюха. Он забился под шаткий навес пивного ларька вместе с толпой народа. Схватился под второй локоть. Скорпион, как паровозик тягач, потянул обоих за собой. С момента начала стихии не прошло ещё и двух минут.

Ливень гнул к земле, одежда намокла и потяжелела, два товарища под локтями тоже вносили свою лепту в вес и скорость бега.

На горизонте почувствовался Леопард, но не по дороге, а где-то в глубине домов, во внутренних двориках. Наверняка, в подъезде. Скорпион прислонил Даню с Андрюхой к стене, обронил:

- Ждите здесь, я сейчас. – И скрылся в стене дождя.

Серая дверь была закрыта на замок, одиноко висел домофон.

«Как Сёма пробрался? И что он вообще там забыл? Просто так бы не бросил, собирались ведь к нему. Хозяин, блин».

Чувство тревоги кольнуло и прошлось по телу. Взял себя в руки, приложил ладонь к электронному замку, открыл глаза - всё то время, что бежал, были закрыты - представил разряд, выходящий из ладони. Собрал заряд и отправил в замок.

Дверь жалобно запищала, открываясь. Скорпион рванул на себя, и тьма подъезда без единой лампочки снова наполнила, что глаза здесь не помогут. Пришлось тратить две секунды на перестроение сетчатки глаза. Диапазон сместился до инфрауровня.

Тьма раздвинулась, попятилась, отступила и убежала, словно скулящая собака.

- Хача, посмотри, кто там мешает!? – послышалось с лестничных пролётов верхних этажей.

- Эй! А ну пошёл отсюда! – После сказанного послышалась чьё-то приглушённое шептание, возня, вскрик и звук пощёчины.


Скорпион пролетел вверх по ступеням, первым на пути попался тот самый Хача.

Хачино колено сломалось, а голова стукнулась о стену, и говорливый потерял сознание.

Скорпион продолжил движение вверх, в темноте зажглась зажигалка, больно резанув по настроенным на тьму глазам. Ослепило, словно долго смотрел на солнце в зените. Но ослепило не только его, но и обладателя огонька. К тому же на миг высветилась вся картина: что-то непонятное между мужиком и пацаном в кожаной кепке и спортивной мастерке одной рукой зажимало девчушке-подростку рот, ещё один такой же тип раздевал бессознательного Сёму.

«Это ещё что за номер?»

Кровь вскипела. В момент вспышки света потянулся к типу, который держал девчушку. На ощупь схватил за руку, оттолкнул девушку, чтобы удар коленом, предназначенный насильнику, не задел её. Не сдерживая себя, разогнал по инерции противника в стену носом. Тот врезался лбом и переносицей, потеряв сознание. Крик девицы слился с ударом пятернёй в грудь последнего. Скорпион добавил пинок, впечатавший непонятного субъекта в стену.

«Ступай к корешу, в долгий сон».

На ощупь пробежался пальцами по Леопарду. На голове брата зрела огромная шишка, по лицу струилась кровь. Славно приложили по макушке. Поднял снятую куртку, пошарил в впотьмах в поиске других снятых предметов. Таких не оказалось, повернулся к девушке. Не видел, что она делает;

то ли в ступоре, то ли шок. Но крик не повторялся, застыла без движения.

Сергей тихо обронил, чтобы не пугать ещё больше:

- Я ослеплён, друг без сознания. Я возьму его на плечо, а ты придерживайся за второе, и веди меня. Хорошо?

- Ага, - выдавила девушка.

Скорпион подхватил Сёму, подождал, пока девица в темноте схватится за его плечо. Глаза жгло, но отвлекаться на них не мог. Балансируя с грузом меж старых скользких ступенек, спустился вниз. Снова пришлось вместо зрения включать всю доступную экстрасенсорику.

Девица за спиной всхлипывала, но продолжала идти, вцепившись в плечо, как в единственное спасение на всём белом свете. Так добрались до двери, вышли под стену дождя, что чуть утих, но в видимости прибавил ненамного.

Скорпион, не давая опомниться девице, довёл до угла, где, как два мокрых кота, дожидались Даня с Андреем.

- ЧП! Сёме кто-то проломил голову, я ничего не вижу, так что не спорим, все берёмся за ручки и идём гурьбой к блондину домой. Там отвечу на все вопросы.

Никто не стал спорить. Девица даже не спрашивала, как Скорпион может их довести всех до дома, если он ничего не видит. Для неё он был спасителем, и слушалась безоговорочно. Даня хотел только одного на свете – поскорее избавиться от мокрой и застывающей одежды. Андрюха был с ним полностью солидарен, стуча зубами.

Сергей позволил Медведю помогать нести Сёму, а сам как пастух погнал за собой всю отару. Спустя пять минут, когда дождь почти сошёл на нет, пятеро, наконец, добрались до подъезда. Насколько возможно, бесшумно прошли через спящую консьержку. Та настолько свыклась с причудами чернявого и блондина, что чаще просто не обращала на них внимания.

Зрячий Андрей дрожащими руками вызвал лифт, и кабина покатила к квартире.

Скорпион не чувствовал плеча – Сёма не был балериной и не сидел на диетах. Но позволил себе свалить брата только возле двери… Сознание всплыло медленно и неохотно. Сергей осторожно приоткрыл веки – зрение восстановилось. Увидел себя на кровати в солнечной комнате, в сухой Сёминой майке-безрукавке и шортах. Постарался вспомнить, что происходит, но сдался, внутренние часы подсказывали, что сейчас что-то около одиннадцати и школа снова пропущена. Внимание привлёк звук разговора и смех. Он шёл с кухни. Аромат свежезаваренного кофе догонял оттуда же.

- Мдя-я-я, новый день, – Скорпион восстановил голос, память, собрал тело по кусочкам и поплелся на кухню. – А мне уже пора отвыкать падать в обморок после использования сверхскоростей.

- Ура! Герой проснулся! – послышался голос Сёмы.

Скорпион ещё не появился в поле зрении - а ходил он как всегда бесшумно довольно обронил:

- Молодец, блондинчик, растёшь. Чувствовать начал, хоть и в зачаточном состоянии. А то всё дитя города, младенец разума.

Леопард сидел за столом перед парующей кружкой чая, голова была плотно перевязана бинтами, рот расплывался во всю ширь сумасшедшей улыбкой. Был похож на сбежавшего психа с дурки. Даня рядом жевал бутерброд, налегал на кофе и только махнул рукой. Андрюха почесал голову, догрыз печенюшку и прошептал, смотря куда-то перед собой:

- Хороший был концерт. До сих пор голоса нет.

Последним гостем за столом, а точнее, гостьей, была вчерашняя незнакомка.

Скорпион воочию увидел перед собой чернявую, сероглазую ровесницу, смущённо опустившую взгляд, едва он на неё посмотрел.

Блондин словно реактивный подскочил, выдвинул стул, пояснил:

- А ничего собственно удивительного. А бегу я вчера по улице, а из подворотни крик. – Сёма налил в кружку кипятка, заварил зелёного чая в пакетиках. – А я туда, а там двое в подъезд с кем-то шмыг… Я за ними, а там темно, а я одного хрясь, тут-то мне второй и припечатал по голове… А это собственно, Маша. Она тоже шла с концерта. Не дошла малость.

Скорпион ещё пристальнее оглядел спутницу. От чего та пошла румянцем.

Длинные тёмные локоны держала тёмная бандана, в серо-зелёных глазах плясала лазурь.

Смущенная, добрая и чистая улыбка глядела по-детски, без фальши. Добрый и чистый человек. На вид, лет четырнадцать, ровесница. Вчера возвращалась с концерта и так неосторожно попалась группе гопников. Случается. В жизни всё случается.

- Спасибо вам большое, Серёжа. Вы меня спасли от этих… этих…– Маша пригнулась к кружке, попытавшись изобразить что-то вроде поклона и благодарности разом, зачарованно посмотрела на татуировку.

Скорпион придвинулся к столу. Отхлебнул чая из конфискованной у Сёмы кружки, вздохнул:

- Что ж ты так, Маша? Хотя ладно, за всё ответит Сёма. Блондину позор. Не сумел обезвредить гопов. Скоро его и дети ломать будут. На чемпионат не поедет. Придётся сдать его в колхоз на сельхозработы. Пусть перевоспитывается.

Сёма опустил голову, покрываясь пунцовой краской. И правда, скоро соревнования, скоро поездка в Японию, на него надеяться, а он оказывается ни разу не боец. И это-то после всех пройденных тренировок. Стыдно.

- Ой, не ругайте его, пожалуйста. Он меня пытался спасти. Но там же здоровые пацаны… были. - Маша запуталась и покраснела ещё больше. Сёма тоже.

- А вот это верно, - вздохнул Скорпион, присаживаясь рядом. – Ладно, Сёма.

Всякое бывает. Но в качестве наказания приговариваешься к десяти тысячам отжиманий.

Сёма взвыл, опустив голову.

- Я раненый!

- И в течение пяти часов, не больше, - безжалостно добавил кровный брат.

- Ладно, я заслужил, – Сёма, со всем возможным прискорбным видом поплёлся в зал начинать упражнения.

Маша приблизилась к Сергею, прошептала:

- А нельзя ли как-нибудь смягчить наказание? Он ведь так старался.

Скорпион сделал вид, что задумался. Для приличия покривил губами, наконец, крикнул в зал генеральским голосом:

- Отбой, боец, слушай мою команду.

Сёма появился в мгновение ока, сияющий как новогодняя ёлка.

Скорпион, всё ещё пытаясь сохранять суровое выражение лица, продолжил:

- За проявленную халатность в спасении девушки приговариваешься к прогуливанию её по центру города до полного удовлетворения от свежего воздуха и полной потери финансовой независимости. Процедуру повторять еженедельно. Вопросы есть?

Сёма вытянулся по стойке «смирно», приложив, однако, кулак к груди вместо «отдавания чести», так как бинты не считались кепкой или шапкой. Шутяшно пал на колено перед Машей, пылко заверив:

- До последней капли крови!

Скорпион повернулся к чернявой, спокойно пояснил:

- А будут недочёты – накажем повторно. – И голосом майора Никитина продолжил.

- Воспитывать их надо. Ишь распустились.

Маша кокетливо улыбнулась. Скорпион зыркнул на брата:

- Стро-о-ойся! Круго-о-ом! На выхо-о-о-од!

Сёма, не теряя времени, подхватил Машу на руки и оба скрылись в коридоре.

Вскоре, хлопнула входная дверь, скрывая торопливые шаги и отрывки разговора.

Скорпион вздохнул, уголки губ растянулись до ушей:

- А говорил, с Восьмым Мартом проблемы… Лицемер!

Здоровый смех покатился по кухне.

Часть третья:

«Становление»

Глава - Соревнования Конец апреля напоминал о себе бодрящим ветерком и чистым прозрачным небом без единого облачка. Погода стояла солнечная и тёплая. Толстые, раздутые куртки и дублёнки давно пылились по шкафам за ненадобностью.

Толпа разношёрстного народу готовилась к посадке на самолёт рейса «Хабаровск Саппоро». Переминались с ноги на ногу у трапа. Из всех пассажиров выделялись пятеро:

седой японец и четверо юношей.

Задумчивый японец с газетой в руках делал вид, что читает её посреди лётного поля при сильном ветре. Подросток-блондин с длинными волосами и обильными следами губной помады на щеках уворачивался от корейца с зеркальцем. Ещё один парень, помасивней и с короткой стрижкой и медвежьими, мощными руками, без особого напряжения держал пять сумок. Последний юноша с длинными иссиня-чёрными волосами то воздевал руки к небу, то кланялся земле, падая на колени.

Со стороны эта группа могла показаться странной, пассажиры шептались и украдкой тыкали пальцами. Будь дело в другой стране, давно заподозрили бы в терроризме.

А на самом деле не было ничего странного.

Скорпион благодарил все возможные силы, будь то небесные, земные или ещё какого рода, за то, что цивилизация достигла и этого края. На турнир в Японию они летят не на старом тесном корыте Ту-154, а на более новом и удобном Ту-214. Молиться за перелёт не придётся.

Кореец Андрюха пытался пристыдить Сёму и показать ему в зеркальце следы от поцелуев, чтобы тот стёр их. О чём Сёма и слышать не хотел, всячески стараясь не заметить следов в зеркальце. Маша отпустила только после того, как их трижды объявили на посадку.


Лера провожала Скорпиона более скромно, за два года знакомства привыкла, что с ним обязательно что-нибудь случается. Но лечить его будет именно она и никакая другая.

Даня тащил ручную кладь сенсея, которую тот распределил по весу между всеми.

Чем дольше стояли, тем более причудливые слова придумывал Медведь, но вслух не повторял, а только спрашивал: «А почему это тренер решил не сдавать свой багаж, как все нормальные люди?» Токаява Кебоши лишь что-то бубнил и только плотнее прикрывался газеткой, делая вид, что он не с ними. Откуда сенсей взял в аэропорту «зелёный коридор», никто из ребят понятия не имел.

Очередь поредела и вся компания поднялась на борт самолёта. Токаява не был бы самим собой, если бы ни взял самые дешёвые билеты в хвост самолёта. Шесть самых последних мест достались как раз им. Даня, Андрюха и сенсей сели справа, а Сёма со Скорпионом слева, причём Сёма протиснулся к окну быстрее, чем брат успел показать стюардессе билет.

Даня попытался откинуть кресло, но оно упёрлось в заднюю стенку.

- Он что до Японии в Израиле жил? – прошептал он Андрюхе на ухо. – Хорошо хоть лететь не далеко.

- Надеюсь, мы хотя бы сейчас узнаем, в какой город едем после прилёта, и по какому принципу проходят соревнования? – Андрюха повернулся к сенсею.

Токаява отложил газету, окинул всех долгим взглядом:

- Откуда мне знать?

Скорпион невольно открыл рот. Даня получил по голове свалившейся сумкой.

Сёма просто забыл своё имя. Андрюха же ткнул Кебоши в бок, угрожая:

- Мастер, вы нам ничего рассказать не хотите?

- Это на голодный желудок-то? – Токаява дал знак Дане достать пару сумок, из коих извлёк на свет трёхдневный запас еды.

- Да мы ещё не взлетели даже! – Сёма потянулся к шее сенсея, но Скорпион задержал. Блондин стал орать на весь салон, под начинающийся гул турбин.

Тренер спокойно зажевал бутерброд, рассказывая сквозь набитый рот:

- Ну, в общем, приглашение на турнир куда-то затерялось… - У меня смутные подозрения… - Вклинился Сёма.

- …и надо найти новое приглашение… - …о том, что приглашение вообще были… - Добавил Сёма.

Токаява вяло жевал колбасу, бубнил:

- … да всего-то обезвредить какого-нибудь другого сенсея и воспользоваться его приглашением… Четверо закипали.

- … оставим одежду в терминале аэропорта, всё равно улетать оттуда же, а сами незаметными в новых кимоно, как и другие участники… Поднялся Скорпион:

- Сенсей, народ мы мирный, но тебе лучше сказать, где взять четыре наряда кимоно по росту, а то самолёт полетит быстрее… - … так как одного человека будет не хватать, – договорил Сёма, поднимаясь.

Самолёт вырулил на взлётную полосу и врубил турбины. Сёму вдавило в кресло.

Скорпион устоял. Еда Токаявы не пострадала, только один из бутербродов загадочным образом оказался на лбу у Дани, хотя он сидел дальше от сенсея, чем Андрей.

Самолёт оторвался от земли, колёса взмыли в воздух.

- Ну, приглашение было, только его погрызла собака. - Тренер расправлялся с бутербродом, мало обращая внимание на перепады давления.

- Сенсей, у вас нет никакой собаки! – воскликнул Сёма.

- Соседка оставила на пару дней!

- Повинен! – Скорпион потянулся к тренеру через Даню и Андрюху.

- Стоп! Стоп! Стоп! – Сенсей замахал газетой, отмахиваясь, как от мухи. – Даня, достань две синие сумки.

Даня достал сумки, а Токаява продолжил:

- Ну, потерял приглашение, сознаюсь. Но я догадываюсь, где проводятся отборочные туры. Вызовем кого-нибудь на поединок перед входом в здание. Разомнётесь.

А в качестве компенсации возьмите это, – Токаява расстегнул сумку. На свет извлеклись два белых боевых кимоно с чёрными поясами. Один набор достался Дане, другой Андрюхе. – Вы давно заслужили чёрные пояса, хотя они в принципе ничего не значат, но для простаков будут служить знаменем. – Сенсей взял вторую сумку, повернулся к блондину. – Сёма-тян, я бы никогда бы не догадался, что красные носки могут дать такой эффект.

Леопард и не знал, смеяться ему или плакать, когда получил в руки багрово красное кимоно.

Токаява, улыбаясь, добавил:

- Но зато с чёрным поясом всё в порядке и ещё я дарю тебе чёрную повязку на лоб.

Твои густые волосы мешают бою.

- Гм… - Сёма раздумывал, пошутил ли сенсей или действительно какими-то носками можно так красиво выкрасить кимоно.

Тренер поднял взгляд на Скорпиона:

- Ты им больше учитель, чем я. Твоё кимоно чёрного цвета.

Скорпион благодарно склонил голову. Сенсей не упустил шанса добавить:

- Но я не нашёл пояса и повязки.

Скорпион заставил себя улыбнуться:

- Трудности случаются.

Сенсей хлопнул в ладоши, выждал момент и выпалил, как скороговоркой:

- И ещё я перепутал расписание рейсов, и сразу после приземления самолёта у нас останется сорок минут до начала турнира. Если учитывать дорогу, то семь минут с небольшим до начала соревнований, а не два дня, как полагается… - Я вот сейчас помолчу, подожду, пока чего ещё чего-нибудь скажет, – подытожил Сёма, переваривая информацию. – А потом раз и разозлюсь.

- А чего это вы, собственно, сидите? – Сенсей задал самый обескураживающий вопрос на сегодняшний день. – Марш в туалет переодеваться! При приземлении я сдаю весь багаж в терминал, и мы быстро бежим к такси. Возле здания вы должны будете быстренько завалить тренера с пригласительным письмом. Уф, слава богу, там инициалы не пишутся. Но помните, я в этом не участвовал… - Виновен! – снова вскочил Скорпион.

- … А я потом быстро зарегистрирую вас как участников и узнаю, в чём, собственно, будут заключаться отборочные туры… Переодеваться уходили под самые разные настроения… Япония встретила низкими грозовыми тучами и приличными порывами ветра.

Почти не было слышно криков Токаявы. Он не мог ждать автобуса и предпочитал бежать пешком.

Ребята не успели понять, почему они бегут по взлётному полю, а за ними с дальнего терминала несутся две машины с красными мигалками.

В бок Скорпиона ткнул задыхающийся сенсей.

- Держи немного японских денег. Здесь достаточно иен, чтобы с этой запиской вас отвезли к самому зданию, где проходит запись и отбор участников. Найдёте первого попавшегося сенсея, крикните… - тут тренер сказал что-то по-японски. – Затем быстро укладывайте сенсея со всеми его ребятами и забирайте свиток. Дальше как-нибудь сами.

Токаява выхватил у Дани весь багаж, показал на дальний забор. – Я отвлеку копов, разберусь с багажом и, возможно, уже завтра меня выпустят из тюрьмы за нарушения, а вы бегите… Крик сенсея отдавался в ушах. Четверо помчались навстречу забору и не видели, как одна машина подрезала Токаяву Кебоши, а другая не успевала угнаться за беглецами в разных кимоно.

Скорпион первым достиг трёхметрового забора с мелкой решёткой, тут же подбежал Сёма:

- Давай сначала Даню, он самый тяжёлый.

Оба присели на колени, сложив руки лодочкой. Медведь с разбегу запрыгнул на руки, бойцы привстали, подкидывая его. Даня ухватился за край забора, прорычал:

- Давай по мне ползите, не впервой.

Андрюху подкинули таким же образом, он быстро подтянулся и, перекинув ногу через забор, помог Сёме вскарабкаться по висящему Медведю.

- Медведь, подтягивайся. Я сам заберусь. – Скорпион отбежал на пару метров.

Харламов подтянулся. И вместе с Сёмой и Андрюхой, перевесившись через забор, смотрели, как разбегается Скорпион.

Его ноги пробежались по асфальту и… продолжили бежать по забору. Руки применил только в самый последний момент, хватаясь за край. Перевесившись, обронил:

- Что-то, братья, у нас всё в глаголах и глаголах, некогда даже на красоты иной культуры посмотреть. А мы ведь в Японии! Вперёд! Тридцать пять минут до соревнований!

Квартет в разных кимоно и кроссовках мягко приземлился на другой стороне, сразу попав под перекрёстный взгляд толпы, сквозь которую пришлось пробиваться с криками:

- Прости, джапан, русские в городе!

На бегу стреляли глазами в поисках такси, добежали до одного из терминалов.

Сёма заприметил свободную машину, оттолкнул какого-то мужика - Сёма думал, что это пассажир, не знал, что брат водителя. Так же не знали, что это вообще не такси - и вчетвером заняли все свободные места. Скорпион сел рядом с водителем, замахал бумажкой с иероглифом и пачкой банкнот. Ткнул пальцем в циферблат часов. Водитель, бормоча под нос, вскрикивая, дал газу. Синяя «Тойота» помчала по мегаполису.

- Бедный джапан. Наверное, принял нас за террористов. – Первым подал голос Андрюха, просматривая в окно мелькающие высотные здания.

- Сенсей, гад, не мог раньше про свой «план» рассказать. Ему там в участке по голове надают. Вообще посадить могут. А у нас из документов только «честное пионерское», из одежды одни киманы, и… - Даня задумался.

- …И никакой у тебя совести, Даниил. «Кимано» не склоняются. Да ты и сам говорил, что терпеть не можешь ждать этих очередей в аэропортах… - Сёма уловил в зеркале пристальный взгляд водителя. Шутя, заставил зрачки стать кошачьими, послав запрос внутреннему талисману. Водила издал вопль, машину повело, вырвав из ряда.

Тойота царапнула крылом соседний автомобиль, высекая искры.

- Ну, джапан. Мало того, что он по встречной едет, так он ещё и пьяный стиль изображает.

Водитель резко сбавил скорость и затормозил.

- Даня, баклан, в Японии левостороннее движение, – прокомментировал Андрюха.

- Эй, а что с этим? – Скорпион ткнул в иероглиф на бумажке, показал водителю. – Приехали уже?

Водила схватился за голову, запричитал, ткнул пальцем в бумажку, потом в высокое чёрное здание через дорогу, в бумажку и снова в здание.

- Понятно. Отряд, мы на месте, выступаем. – Скорпион отсчитал несколько купюр, сунул водиле в карман.

Тот даже не посмотрел. Он с ужасом смотрел на автомобиль, который протаранил.

Из него уже вылезали четверо коротко стриженых японцев в строгих пиджаках и чёрных очках.

Скорпион почти побежал за пацанами через дорогу, но краем глаза заметил, что дяди в пиджаках вытащили водилу из машины. Ничего хорошего ему не грозило.

- Семь минут до турнира! Бегите, доставайте пропуска, я сейчас. – Крикнул старшина отряда Сёме вдогонку.

Брат кивнул и залавировал между машин, создавая заторы. Не знал, что на японском светофоре вместо одного из цветов – синий.

Скорпион повернулся к «злым пиджакам». Те во всю пинали водилу.

- Да что с вами? С автогражданкой проблемы?

Первого вырубил ребром ладони по шее. Тот молча свалился рядом с водилой. Тут же второму пришлось ударить ногой в колено. На вид был самым прытким, а Скорпион давно понял, что останавливать лучше сначала самых сильных и опасных – остальные сами разбегутся. Третьего ткнул кулаком в «солнышко». Строгий японец сложился пополам. Последний что-то закричал и побежал прочь от машины. Догонять времени не было.

- Ладно, мужик, ты зла не держи, – Скорпион отдал водителю всю пачку денег, что давал сенсей.

Надоело тащить в руке. Карманов в кимоно нет и пояса нет – мешают. Помчался через дорогу, нагоняя друзей.

У входа в здание шла драка, собирающая толпу зевак. Скорпион распихал народ, одним взглядом оценил обстановку: Сёма обыскивал поверженного сенсея, Даня вырубал мощным ударом кулака двенадцатого участника в белом кимоно с чёрным поясом, Андрюха сидел на одном из участников и громко смеялся, слёзы текли по щекам.

- Э! Вы чего натворили? – подошёл Скорпион.

Андрюха вытер рукавом слёзы, справляясь с приступами смеха, объяснил:

- Да Сёма слова как-то не так по-японски произнёс. Или с другим смыслом. Сенсей осерчал, его группа осерчала. Каратеки, блин. Да и ты говорил пропуска добыть.

- Пацаны, ну разве так можно? А уважать культуру другой страны? – укорил Скорпион. – И я не говорил ТАК добывать!

- Вот я этому сенсею и говорю, а чего это у тебя так много участников, некрасиво!

Надо всем шанс давать. А он Дане в «дыню» хлоп! Даня и того… разозлился немного, осерчал. Я даже сделать ничего не успел. Ты же знаешь, когда Даня серчает, то один удар – один нокаут.

На периферии послышались свистки полицаев. Скорпион подзатыльниками подогнал подопечных. Тем более, Сёма уже нашёл бумаги за пазухой сенсея.

Четверо бойцов попали на соревнования… Успели вовремя. Едва зайдя в помещение, пришлось разуться и босиком идти дальше по тёплому настилу. Туда, где толпился народ, и лилась непонятная, забавная японская речь, ни слова из которой не понимали.

Сёма на английском языке (но больше на языке жестов) долго объяснял организатору, куда пропал сенсей. Дядька в чёрном кимоно долго мялся, но, наконец, сдался и показал на очередь бойцов, коверкая в записях инициалы российских участников.

- Ладно, пацаны. Занимай очередь. Пиломатериалы принесут - придётся ломать, – пояснил Сёма, тяжело вздыхая о неправильном распределении мировых ресурсов.

- Мд-я-я, могли бы и на что-нибудь полезное оставить. У самих дефицит всего подряд в стране, а они всё рушат и рушат палочки, – добавил Андрюха.

В огромном зале толпились по кучкам несколько сотен участников. Большинство было в белых боевых кимоно с разными цветами поясов. У некоторых были вышиты иероглифы над сердцем.

- А наши иероглифы где? – Даня прощупал наряд, но ничего не нашёл.

- Сэкономил, старый хрыч. – Протянул Сёма.

- Не, я думаю, эти нашивки надо заслужить. Это титулованные бойцы. – Заметил Скорпион, в который раз придерживая полы куртки. Отсутствие пояса раздражало, то и дело замечал косые взгляды и усмешки других участников.

- Да не обращай внимания, - похлопал по плечу Сёма. – Этим всё знаки отличая подавай: цвет пояса, нашивки, цвет боевого одеяния, кто как кричит, у кого трусы с резинкой. Я что-то не подумал у того сенсея и поясок заодно захватить. Да не горюй, сейчас что-нибудь придумаем.

- Да ладно, забудь. Мне просто не удобно, что распахивается постоянно.

- Скорп, ну хочешь, мы драку прямо здесь устроим? – Протянул Даня, «успокаивая».

- Или незаметно, «по-спецназовски» поясок стащим, - любезно добавил Сёма.

- Забудьте, говорю! И так уже шума выше крыши. Шпионы с парашютами. Лыжи бы хоть сняли.

- Ты прямо как Никитин говоришь, - хмыкнул Андрей. - Закрою глаза и как один человек.

Помощники организатора заносили в зал дощечки, доски, кирпичи, куски льда, подставки и крепежи.

- Чёрте что. – Воскликнул Даня. – Какой смысл это всё ломать? Показывать силу?

Для драки нужна совершенно другая сила. Детский сад какой-то. Устроили бы предварительные бои, да и всё.

- Да устроят ещё, не беспокойся. Сейчас дохляков отсеют. Потом будут тебе предварительные. Останется сотня, что конкретно будет участвовать в соревнованиях.

Потом пару дней бои, полуфиналы, финалы. Кстати, Токаява про приз не говорил? Что там будет? – спросил Андрюха и замолк.

Организатор выкрикнул пару слов. Из толпы вышел сенсей с группой учеников.

- Блин, надо срочно японский выучить. Что там говорят? – Сёма вытянул шею.

- Я знаю только то, что мы сейчас в городе Саппоро. А это на самом северном острове в японском архипелаге, то есть на Хоккайдо. И я не думаю, что все бои будут в одном городе. – Помыслил Скорпион, глядя, как организатор показывает на дощечки, кирпичи и глыбу льда.

Первый участник-япончик подошёл к дощечке, которая лежала меж двух подставок, долго примерялся. Наконец, с громким криком сломал дощечку ребром ладони. Его место сразу занял другой, а первый япончик подошёл к другой дощечке. Её уже держал ассистент на вытянутых руках. Даже колючему обитателю леса было понятно, что стоит сломать ногой. Он снова долго мерился, поправлял ассистента на нужную высоту (Сёма при этом смеялся так, что едва держался на ногах). Наконец подпрыгнул и сломил хлипкое сопротивление поперечно-полостной дощечки.

- Мы такие на трудах в школе пачками ломали, - добавил Сёма. – Потом, правда, трудовик сквернословил. Я тогда столько новых слов узнал… Затем шли кирпичи. Сначала один, потом два, три. Организатор что-то кричал после того, как участники ломали первый кирпич. Посовещавшись, ребята решили, что после этого участник уже зачислен, а дальше можно разрушать по желанию. Большинство так и отказывалось ломать что-то дальше. Три кирпича - максимальный результат, что увидели бойцы из России, когда организатор выкрикнул первые понятные слова:

- Токаява Кебоши!

Зал заулыбался, стал тыкать пальцем в четверых воспитанников, улюлюкать.

- Что-то мне это не нравиться. – Заявил Андрюха, показывая знаками увеличить количество дощечек до пяти штук. Едва их положили, как Андрей кулаком проломил хлипкую преграду. Удар нанёс не ребром, а костяшками.

- М-дя, не очень что-то у нашего сенсея с репутацией, – Даня также заказал пять дощечек и, не мудрствуя лукаво, пригнулся и сломал их лбом. Зачесался не вовремя. – Может, поэтому его тут и нет?

- Ну, может, у него учеников способных не было? – Сёма взял шесть дощечек и, имитируя предыдущих спортсменов, покривлялся. Наконец поднял ногу вверх, посмотрев вопросительно на организатора, мол «можно ли так?». Организатор, подумав, кивнул.

Сёма тут же опустил пятку на доски, ломая их с сухим треском.

- Ладно, пацаны, сенсей хоть и глючит под старость лет, но всё-таки наш тренер, наш воспитатель. Не опозорим его. Хватит на сегодня приколов и понтов. За дело! – Скорпион заказал десять дощечек. Когда поставили, встал перед ними и быстро разбил.

Даня поставил ассистента с тремя досками и с разворота разбил доски. Ногами он работал не столь интенсивно, как руками.

Андрей стоя заказал шесть. Ноги у него работали даже лучше, чем руки. Попросив ещё одного ассистента с таким же количеством дощечек, встал между ними и в один прыжок, показав эффективную вертушку, аккуратно раздробил две пары дощечек.

- Слушайте, а может, как мастер Ояма15 подерёмся? Помню, были у него такие приколы, как бой одного с сотней. – Сёма поставил семь дощечек, заставив ассистента вытянуть руки перед собой, поставив дощечки параллельно полу.

Ассистент заметно засуетился, пот прошиб, скатываясь тягучей каплей по лицу.

Сёма не дал отбежать, перекувыркнулся через голову, правой ногой сломав дощечки снизу вверх.

- Не все РУБ изучают. Кто-то и просто спортом занимается. Единственный плюс нашего приезда в том, чтобы посмотреть культуру непознанной нами страны. И потешить самолюбие сенсея, - ответил Андрей.

- И школу прогуляли. Красота, – добавил Сёма.

Скорпион с усмешкой наблюдал, как ассистенты спорят над тем, кому держать десяток дощечек высоко над головой. Им было неудобно. Дощечки выскальзывали.

Длины пальцев не хватало. Наконец, договорились встать вдвоём, в четыре руки держа дощечки. Скорпион прикинул высоту – ассистенты метр семьдесят, плюс на вытянутых руках. В общем, до дощечек было около двух с лишним метров высоты. Пришлось брать разгон и попросить Сёму встать на корточки. Опасался, что ассистенты скинут дощечки и отбегут в страхе. Сёма без препирательств пригнулся в метре от ассистентов на колено, подставил плечи. Скорпион взял разгон, ногой оттолкнулся от плеч Сёмы и пролетел над ассистентами, проламывая дощечки.

Даня тут же проломил медвежьим ударом пяток кирпичей. Андрюха взялся за четыре, но ногой. Сёма сломал три, но локтём. Скорпиону ничего не оставалось, как сломать кирпич костяшкой указательного пальца. Ребята ощутили дух соперничества.

Зал аплодировал. Имя Токаявы сначала шёпотом, потом восклицанием проносилось по залу.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.