авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«1 З. К. СУРАГАНОВА ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ Научное издание АСТАНА ...»

-- [ Страница 6 ] --

У древних тюрков «друзьями становились прежде всего люди по совместной работе, по совместному пути, т. е. совместная деятельность делала людей друзьями»749. Причинами возникно вения дружбы могла стать этика казахского гостеприимства750, дружба отцов, длительные совместные взаимоотношения из вестных людей, служивших на благо своего народа, отношения которых позднее переростали в крепкую дружбу, и, наконец, с целью обмена дарами – алап алу шін. По мнению П. Е. Мако вецкого, возникновение данного института в глубокой древнос ти было вызвано постоянными военными столкновениями как с внешними врагами, так и с внутренними. «С умиротворением степи, с водворением в ней гражданского порядка, постепенно исчезает потребность в прежних связях и от древняго тамырс тва остаются лишь кое-какие остатки, потерявшие прежний практический смысл», – констатирует данный автор751. Наличие большого числа тамыров обеспечивало более прочное положе ние, поскольку подобные отношения обязывали представителей разных родов защищать друг друга «под условием взаимности».

Гродеков Н. И. Киргизы и каракиргизы Сыр-Дарьинской области: Юридический быт. Т. 1. Ташкент, 1889. С. 41.

Фиельструп Ф.Е. Из обрядовой жизни киргизов начала ХХ века / Ф. А. Фиельструп.

/ Отв. ред. Б. Х. Кармышева, С. С. Губаева. М., 2002. С. 16.

Гродеков Н. И. Указ. соч. С. 41.

Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. Пратюркский язык основа. Картина мира пратюркского этноса по данным языка / Отв. ред. Р. Э. Тенишев, А. П. Дыбо. М., 2006. С. 520.

Залесский Б Жизнь казахских степей. Алматы, 1991. С. 39.

Материалы по казахскому обычному праву: Сб. / Сост. Т. М. Культелеев, М. Г. Масе вич, Г. Б. Шакаев. Алматы, 1948. С. 267.

Глава 3. МАГИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ПРИРОДА ДАРООБМЕНА В целом, основаниями для заключения дружеского союза, приравниваемого к родству, могли стать в том числе опасность во время битвы, отсутствие родных братьев и воинское товари щество, основанное на глубокой внутренней симпатии752. Кроме того, дружба между влиятельными лицами разных родов служи ла средством укрепления межродовых отношений.

Цикл батырского эпоса «Сорок Крымских батыров» о ногайс ких героях («ырымны ыры батыры») датируется специалис тами ХIV в. В него включены и более поздние напластования, связанные со столкновениями казахов с джунгарами. В эпосе дружба нередко заключается между побежденным, признавшим поражение, и победителем. Поводом к заключению дружбы, со гласно данным эпическим произведениям, мог стать поединок равных по силе противников, заканчивающийся признанием одной из сторон своей неправоты и предложением дружбы:

Жау емес, досым болып жр-ай, – деді.

…Шын батыр екеніе кзім жетті, Срайтын тілегім бар сенен еді, Бір асы анымды и, ая мені, Досым деп сыр айтамын енді сені, Шын досты айтанымды есіізге ал.

Ашыбай бл кееске ла салды, Досты деген тілегін абыл алды...

Ашыбай мен Аюбай аыреттік Дос боп талай елді жнге салды753.

Батыр Нурадин в поисках подвигов побеждает врага – хана Шаппаза, который становится другом, принимает его у себя, одаривает его:

Шаппаз ханны йіне Нрадынды шаырды.

Шаырып барып йіне Бек жасылап сыйлады.

ш кн она ылады, асына еріп жреді.

Шаппайтын бір жора ат, Громыко М. М. Традиционные нормы поведения и формы общения русских крес тьян ХIХ в. М., 1986. С. 89.

аза халы дебиеті: Кп томды. аза ССР ылым акад. М. О. уезов атындаы дебиет жне нер ин-ты. Алматы, 1986. Т. 5. Батырлар жыры / раст. О. Нрмаамбетова,. Сыдиов. Жауапты шыарушылыр А. Айдашев, Е. дайбергенов. 1989. 42-43 б.

170 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ Алтыннан тон кидірді Шаппаздайын ханыыз.

Нрадын екеуі ияметтік дос болып, Нрадын айтып еліне зіні барып жеріне754.

Казахское побратимство различалось по степеням. Об этом писали авторы ХIХ в.: П. Е. Маковецкий, Н. И. Гродеков, Б. Залес ский. П. Е. Маковецкий различает три степени казахского поб ратимства: «доз-тамырство», «сюек-тамырство», «аус-тамыр»755.

Н. И. Гродековым представлены следующие типы тамырства:

«тамыр-кыяматты дос», «ата тамыр», «сюяк тамыр».

«Дос-тамырство» – это крепкая дружба «друзей до века». От ношения тамыр ияметті дос аналогичны «дос-тамырству»;

они предполагали дружбу навечно. Выражение «тамыр ияметті дос» означает тамыра, дружба с которым проверена и закалена жизненными испытаниями и трудностями756. Термин дос озна чает в переводе с казахского «оказание друг другу искреннего уважения, задушевности»757. Дос-тамыр был обязан защищать друга, имел право взять у него все, что ему заблагорассудится, и при этом он не получал ни в чем отказа. Продолжительность данного варианта социальных отношений не ограничено во вре мени и может переходить от отцов к сыновьям. В момент сбора сведений П. Е. Маковецким такой вид тамырства встречался уже «очень редко и преимущественно между стариками»758.

У Н. И. Гродекова перешедшая от отцов к сыновьям дружба называлась «ата тамыр»759.

Костяная дружба – «сюек-тамырство» и у П. Е. Маковецкого, и у Н. И. Гродекова предполагала сватовство. Крепость данных отношений сближала ее с «дос-тамырством» и «ата тамырами».

В этой связи Н. И. Гродеков приводит казахскую пословицу:

аза халы дебиеті: Кп томды. аза ССР ылым акад. М. О. уезов атындаы дебиет жне нер ин-ты. Алматы, 1986. Т. 5. Батырлар жыры / раст. О. Нрмаамбетова,. Сыдиов. Жауапты шыарушылыр А. Айдашев, Е. дайбергенов. 1989. 116 б.

Материалы по казахскому обычному праву: Сб. / Сост. Т. М. Культелеев, М. Г. Масе вич, Г. Б. Шакаев. Алматы, 1948. С. 268.

Кенесбаев С. Фразеологический словарь казахского языка. / Отв. ред. А. Искаков, К. Омиралиев. Алма-Ата, 1977. С. 228.

Там же. С. 159.

Материалы по казахскому обычному праву. Указ. соч. С. 267.

Гродеков Н. И. Киргизы и каракиргизы Сыр-Дарьинской области: Юридический быт. Т. 1. Ташкент, 1889. С. 41.

Глава 3. МАГИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ПРИРОДА ДАРООБМЕНА «Екі тамырды бір тамыр ылмаймыз» – и пояснение к ней: каза хи предпочитали брачному обмену с одной семьей/родом брак с разными семьями/родами760. По словам П. Е. Маковецкого, тамырство между сватами вызывало у казахов уважение, пос кольку «сватовство установляет действительно прочную связь:

«су сузельмейдэ суек узельмейдэ», т. е. вода не цедится (не дает осадка), кость не разъединяется»761. Тамыры женили детей или один из друзей женился на сестре побратима762. В первой по ловине ХIХ в. сватовство между друзьями было общепринятым делом763. Позже ситуация изменилась, И. Алтынсарин отмечал, что обычай укрепления дружеских отношений у казахов пос редством брака утрачивается764.

О наличии брачного обмена женщинами между друзьями свидетельствует казахский эпос:

ыз алысып, ыз берген Взяв девушку/дочь, отдав девушку/дочь, Жан иысан дос екен765. Друзья как две связанные души.

Упрочение дружеских связей посредством брака было ха рактерно для донских казаков-побратимов, которые соединя ли своих детей узами брака766. Среди русского же крестьянс тва побратимы не могли женить своих детей – это считалось греховным, поскольку побратимы приравнивались к кровным родственникам. В большинстве своем отношения русских от цов-побратимов не распространялись на их детей.

По всей вероятности, изначально содержанием тамырства был обмен военными услугами и побратимство предполагало бескорыстие и взаимопомощь в самом высоком смысле. Обмен военными услугами включал в качестве формального, но не ме нее значимого элемента и дарообмен. Батыр и родоправитель Е. Котибаров, широко известный в казахской степи первой по ловины ХIХ в., четко разграничивал друзей на четыре катего Там же. С. 28.

Материалы по казахскому обычному праву: Сб. / Сост. Т. М. Культелеев, М. Г. Масе вич, Г. Б. Шакаев. Алматы, 1948. С. 268.

Трт батыр. Алматы, 1990. С. 139.

Материалы по казахскому обычному праву. Указ. соч. С. 88.

Алтынсарин И. Очерк обычаев при сватовстве и свадьбе у киргизов Оренбургского ведомства // Собр. соч. в 3-х т. Т. 2. Алма-Ата, 1976. С. 13.

аза халы дебиеті: Кп томды. аза ССР ылым акад. М. О. уезов атындаы дебиет жне нер ин-ты. Алматы, 1986. Т. 5. Батырлар жыры / раст. О. Нрмаамбетова,. Сыдиов. Жауапты шыарушылыр А. Айдашев, Е. дайбергенов. 1989. С. 38.

Громыко М. М. Традиционные нормы поведения и формы общения русских крес тьян ХIХ в. М., 1986. С.82.

172 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ рии, обнажая социальную природу дружеских отношений того времени, при этом особо выделяя тамырство как явление, сто ящее вне социальных или каких-либо других иерархий. «Одни – льстят, чтобы их чествовали и угощали;

другие укрепляются за счет друзей;

третьи – рады проявить участие, когда мы счас тливы, и покидают нас, как только к нам приходят горе и ни щета;

наконец, такие, которые при необходимости готовы даже голову за вас отдать. Этих последних… почти нет на земле. Но такой друг, или тамыр, – самое драгоценное сокровище», – при знается батыр767.

Третья степень казахского побратимства – ауызтамыр – ха рактеризуется П. Е. Маковецким как низшая, самая распро страненная и не пользующаяся популярностью в народе. По его же данным, в степи считалось несерьезным иметь большое число друзей – на такого человека смотрели как на ветреника, не ценившего своего имущества. По этому поводу П. Е. Мако вецкий приводит следующую пословицу, более чем доступно все поясняющую: «Тамыр тюбе дау, курдас тюбе джау» – т. е.

«Тамыры кончат ссорой, ровесники кончат враждою»768. «Сло весное тамырство» Н. И. Гродеков характеризует, в отличие от описанных выше, как простое. Что касается словесного побра тимства, то здесь явно прослеживаются формализованность в самом главном – взаимопомощи, и фактический смысл подде ржания таких социальных отношений – дарообмен. Мы счита ем, что словесное побратимство – более позднее явление.

Побратимство обязывало обе стороны принимать посильное участие в различных материальных взносах, в свадебных, похо ронных и т. п. расходах769.

Дарообмен являлся обязательной составляющей всех видов казахского побратимства. Традиция обмена дарами присутс твовала и у других народов. Так, русские побратимы обменива лись нательными крестами или иконами, дарили ягненка и пр. Заметим, однако, что у русских побратимов обмен подарками считался необязательным. Дарение же у казахских побратимов Залесский Б Жизнь казахских степей. Алматы, 1991. С. 39.

Материалы по казахскому обычному праву: Сб. / Сост. Т. М. Культелеев, М. Г. Масе вич, Г. Б. Шакаев. Алматы, 1948. С. 268.

Материалы по казахскому обычному праву. Указ. соч. С. 268;

Гродеков Н. И. Кир гизы и каракиргизы Сыр-Дарьинской области: Юридический быт. Т. 1. Ташкент, 1889.

С. 41, 60.

Громыко М. М. Традиционные нормы поведения и формы общения русских крес тьян ХIХ в. М., 1986. С. 88.

Глава 3. МАГИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ПРИРОДА ДАРООБМЕНА совершалось не только при церемонии заключения дружеского договора, но на протяжении его действия.

Наличие дарения и домогательств с целью получения подар ка в тамырстве, а также его трансформация нашли отражение в казахских пословицах:

Жасы крер тамырды атын алма, тайын ал. У любимого друга не лошадь бери, бери стригунка.

Тамырынан тйе сраса, орыанынан бие берер. Если попросишь у тамыра верблюда, Тот с испугу кобылу даст.

Дарообмен «из скота и хороших вещей», как отмечал Н. И. Гро деков, обязателен между тамырами и «кыяматты дос»773. В ка честве даров выступали дорогие и редкие вещи в виде ловчего беркута, соколов, скаковой лошади, ковров774, борзой и пр. ред костей, домашних животных. Побратимам, как отмечал А. И. Мяку тин, дарили даже дочерей775.

Согласно Толковому словарю казахского языка, «тамыр – это приятель, совершающий отношения алыс-беріс»776. Подарки, ко торыми обменивались тамыры, П. Е. Маковецкий называет са мыми замечательными. Подарки обязательно отдаривались777.

Причем выбор подарка – не за дарителем, а за одариваемым778.

Подарок, которым обменивались тамыры, назывался ола, а дарение – ола салу. Термин алау, по мнению Л. З. Рустемова, происходит от персидского «хастан» и обозначает – «хотеть, же лать, требовать»779. Выбор алау распространялся не только на отношения между друзьями, он присутствовал вообще в отно аза маал-мтелдері. / Жинап, растыран. Трманжанов. Алматы, 1993. С. 581.

Там же. С. 79.

Гродеков Н. И. Киргизы и каракиргизы Сыр-Дарьинской области: Юридический быт. Т. 1. Ташкент, 1889. С. 40.

Ибрагимов И. И. Заметки о киргизском суде // Записки РГО по отделению этног рафии. Т. VIII. СПб., 1878. С. 237.

Мякутин А. И. Юридический быт киргизов. Оренбург, 1910. С. 93.

аза тіліні тсіндерме сздігі. 8-том. П-Т (планетарий-тадыру). Алматы, 1985. 581 б.

Материалы по казахскому обычному праву: Сб. / Сост. Т. М. Культелеев, М. Г. Ма севич, Г. Б. Шакаев. Алматы, 1948. С. 94;

Гродеков Н. И. Киргизы и каракиргизы Сыр Дарьинской области: Юридический быт. Т. 1. Ташкент, 1889. С. 40.

Гродеков Н. И. Киргизы и каракиргизы Сыр-Дарьинской области: Юридический быт. Т. 1. Ташкент, 1889. С. 40.

Рустемов Л. З. Араб-иран кірме сздеріні азаша-орысша тсіндерме сздігі. Алма Ата, 1989. С. 153.

174 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ шениях близких и родных. Выбор или выпрашивание друзьями и родственниками друг у друга какой-нибудь вещи также но сит название алау780. Выражение «да тсті» (букв. «сватает») тождественно выражению ола салды, что означает «домога тельство, желание заполучить какую-либо вещь»781. Тут необхо димо подчеркнуть, что прежде чем совершить алау, проситель обязан сначала преподнести подарок хозяину, и только затем говорить о своем желании получить что-нибудь из его собствен ности782. Исходя из характеристики дарения в рамках казахс кого побратимства, можно определить характер инициативного подарка как sollicitory gift – дар, посредством которого доби ваются ответного дара.

Согласно Сборнику киргизского обычного права, имущество, отчужденное в качестве дара в рамках тамырства, не возвра щалось (п. 246), за исключением собственности, не подлежащей дарению. Лицо, получившее такого рода имущество, должно было вернуть его783. В первой главе нами указано, какая именно собственность не подлежала дарению (п. 244).

По сведениям Н. И. Гродекова, в конце ХIХ в. в ходе судебных разбирательств бии высчитывали на деньги сумму стоимости всех подарков той и другой стороны и заставляли доплачивать разность784, то есть в этот период ценность даров стала прева лирующим фактором. Между тем еще в середине ХIХ в. «жало бы на неполучение равноценного ответного подарка были не в обычае»785. Следовательно, во второй половине ХIХ в. ценности дара не придавали большого значения, при спорном решении вопроса во внимание принималось количество, а не стоимость подарков. Л. Ф. Баллюзек объясняет подобное решение тем, что «отдать другу более ценный, а выбрать себе менее ценный по дарок, зависит совершенно от личного произвола каждого»786.

Менее чем за полвека произошло разительное изменение отно шения к дару: если прежде важным был сам акт дарения, как аза тіліні тсіндерме сздігі. 5-том. (анаттасты-ырла). Алматы, 1982. 584 б.

Там же. С. 424.

Кенжеахметулы С. Казахские народные традиции и обряды: Пер. с каз. З. С. Кен жеахметовой. Алматы, 2002. С. 52.

Сборник киргизского обычного права. Верный, б. г. С. 16.

Гродеков Н. И. Киргизы и каракиргизы Сыр-Дарьинской области: Юридический быт. Т. 1. Ташкент, 1889. С. 40.

Там же.

Материалы по казахскому обычному праву: Сб. / Сост. Т. М. Культелеев, М. Г. Масе вич, Г. Б. Шакаев. Алматы, 1948. С. 207.

Глава 3. МАГИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ПРИРОДА ДАРООБМЕНА знак доверия, где дар – это залог дружбы, то позднее акт да рения утратил свою значимость и на первый план выступила ценность дара.

Данные Л. Ф. Баллюзека, И. И. Ибрагимова, П. Е. Маковецко го, Н. И. Гродекова, А. И. Мякутина свидетельствуют о разнооб разии объектов обмена. С сожалением отметим, что содержание привлекаемых источников, помимо субъективизма тех, кто соби рал, обрабатывал и т. д., страдает очень большим недостатком.

Узость направления тематики (обычное право) при сборе опре делила ограниченность их содержания. И, как следствие, из поля зрения выпала самая существенная, по мнению автора, сторона – нравственное и этическое основание обычая тамырства.

Социально-магическая природа архаической процедуры да рения уступила место экономическому интересу. Утрата многих традиционалистских ценностных ориентаций на рубеже ХIХ-ХХ вв.

сказалась и на тамырстве. Практически все источники этого периода свидетельствуют о том, что важнейшая причина со хранения древнего института сводилась, в основном, к обмену дарами. Проникновение новых социально-экономических отно шений, проникнутых духом наживы и экономической выгоды, изменило место и роль дара в дарообмене тамырства. Дарооб мен по-прежнему сохранял в казахском побратимстве главенс твующее место и играл определяющую роль, при этом полно стью утратив свое значение сигнификата доверия и согласия.

То есть, с одной стороны, в тамырстве продолжали инерционно жить традиционные представления, с другой – появились новые тенденции, которые уже нанесли непоправимый ущерб данно му социальному институту, заменив высокие человеческие уст ремления альтруизма на низменность экономической выгоды.

Попытаемся ответить на вопросы, почему дарообмен являлся обязательным и что на самом деле побуждало побратимов ода ривать друг друга?

Когда у казахов говорят о дружеских отношениях, об отно шениях тесного общения, обычно используют рассмотренные в первой главе производные термина сый – сыйлау («почтение, уважение, преподношение, дарение, угощение»), сыйласу («ува жать друг друга, быть в дружеских отношениях с кем-либо»).

Его синонимами, означающими «близкое общение» или «тесный круг людей», в казахской разговорной речи выступают термины араласу (от аралас – букв. «смесь, смешанный»), араласу-раласу – «смешиваться», арым-атынаста болу – «быть во взаимоотно шениях, в связи», аралас-ралас – «дать-взять, взаиморасчет, 176 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ взаимный обмен»787. Данные термины передают, по нашему мнению, глубокое и недвусмысленное значение содержания дружеских отношений у казахов, подразумевающих смешение, перемешивание людей, точнее, перемешивание с помощью пе ремещаемых вещей части сущности друзей. Цитируемые Мос сом строфы из древнескандинавской «Эдды»: «Те, кто обменива ются подарками… остаются друзьями», «надо слить свою душу с его душой и обменяться подарками», – аналогичны казахским пословицам о друзьях: «У людей, сидящих в лодке – душа одна;

у условившихся быть друзьями – слава одна»788, «Сват, отдарив ший другого свата, все равно что друзья обнявшиеся»789.

Термин араласу, использующийся при обозначении дружес ких отношений, априори означавший «перемешивание», дает нам основание перевести дарообмен из плоскости обыденной в плоскость верований и представлений, связанных с понимани ем дружбы на самом высоком уровне – взаимном перемещении части витальной сущности друзей. Для нас такой вывод поз воляет перевести дарообмен между друзьями из материального обмена в обмен трансцендентный. Дар, соответственно, приоб ретает характер сигнификата, который инвольвирует как со циальное, так и магическое. В качестве предмета дар является материальным объектом, имеющим определенную стоимость и ценность;

как объект трансцендентный он обеспечивает сме шение – обмен на аналогичный дар сущностей двух людей, находящихся в дружеских отношениях. Обмениваясь дарами, мужчины таким образом демонстрировали друг другу доверие, аналогичное рукопожатию. Индивид, “домогавшийся дружбы”, первым совершал дароприношение, приглашающее к заключе нию дружеского союза. Во второй половине ХIХ в. отмечалось, что «...дружба, как ее понимают в степях, не может завязаться без помощи подарков»790. Отдар в результате становился сим волическим положительным ответом на такое приглашение.

Казахская пословица «Берген перде бзар» – «Приносящий дары, срывает завесу отчуждения» – очень точно передает смысл да рения у казахов. Дарообмен в казахском институте побратимс Кенесбаев С. Фразеологический словарь казахского языка. / Отв. ред. А. Искаков, К. Омиралиев. Алма-Ата, 1977. С. 307-308.

Киргизские пословицы и загадки. Материалы для этнографии Средней Азии. 1874.

С. 396.

Образцы казахской народной литературы: Тексты и переводы. Алматы, 2004. С. 18.

Залесский Б. Жизнь казахских степей. Алматы, 1991. С. 39.

Глава 3. МАГИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛЬНАЯ ПРИРОДА ДАРООБМЕНА тва – дань древнейшему мировоззрению – мог существовать на уровне «арластыру» – перемешивания в перемещаемых вещах части сущностей обоих друзей. Позднее обмен дарами, символи зировавший такое перемешивание, был низведен до банального обмена материальными ценностями. То, чему был призван слу жить институт тамырства, – взаимовыручка и взаимопомощь вне родовой структуры трансформировалось, утратив палеосе мантику, и обрело в самом важном из своих символических ат рибутов совершенно иную жизнь. Подарок в классическом инс титуте древнего тамырства, по мнению автора, имел место быть в качестве символического подношения каждого из побратимов своего «Я» в знак полного доверия, предопределяя тем самым судьбу данных отношений.

Казахский институт побратимства представлял собой осо бую форму организации партнерских отношений, он выступал в качестве суррогатного варианта кровнородственных связей.

Своим возникновением тамырство обязано интенсивному меж племенному общению, которое включало и активные военные действия, а они, в свою очередь, дали толчок для возникнове ния новой формы обмена – военных услуг.

Обмен между побратимами представлен горизонтальным типом обмена дарами, имевшим характер реципрокции. Даро обмен становился основанием для возникновения новых отно шений и действенным инструментом, приводящим в движение механизм уже имеющихся социальных отношений.

Согласно полевым материалам западных исследователей, между казахами Синцзяня побратимство является очень рас пространенным явлением791.

Казахи Китая //История Казахстана в западных источниках XII – ХХ вв. Том III. Ч. I.

/ Под ред. Л. Бенсон и И. Сванберга. Алматы: «Санат», 2005. – С.122.

178 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ В заключение подведем основные итоги проведенного иссле дования и сформулируем главные выводы настоящей моногра фии.

Обменные отношения в казахской традиционной культуре наряду с универсальными чертами имеют свою специфику и особенности. Традиционное казахское общество основывалось на духе взаимопомощи и солидарности. Получение предполага ло возврат. В казахской интерпретации такие отношения были сформулированы в социальной формуле алыс-беріс (взять-дать), сходным по содержанию с латинским do ut des (даю, чтобы и ты мне дал). Данное значение говорит о приоритете эквивален тного характера отношений дарообмена у казахов, превалиро вание одной из ее форм – реципрокции. В казахском традици онном обществе существовали особые юридические отношения, сущность которых сводилась к обязанности давать и праву по лучать подарки.

Реалии экономического и юридического быта, функциониро вавшие в казахском традиционном обществе, красноречиво го ворят об устойчивости идеи, исходившей из архаического пред ставления о связи людей посредством материальных объектов, где объект – это часть сущности субъекта, и дарение объекта есть знак доверия, требующий взаимности.

Собственность выступала как часть природного и культурно го миров. В традиционной культуре жизнь индивида содержа ла палитру различных социальных и экономических контактов, исходивших из норм обычного права. Индивид принимал не посредственное участие не только в производстве совокупного общественного продукта и его потреблении, но и в его распреде ЗАКЛЮЧЕНИЕ лении, принимавшем различные социальные и экономические формы обмена этим продуктом. Он не был одинок, его окружали многочисленные родственники, друзья. Все требовали его обя зательного участия в их жизни, так же как и он рассчитывал на максимум участия в его судьбе с их стороны. Он жил в гармо нии с Природой, которая обеспечивала его всем необходимым для производства и выступала в его представлениях в качестве Могущественной и Непреходящей Сущности, сохранявшей свои «следы» на вещах и предметах, изготовленных из природных ма териалов.

В традиционной культуре отчуждению могла быть подверг нута только ограниченная форма собственности. Имея характер постоянно отчуждаемый, обменный, ограниченная собствен ность находилась в постоянном движении, обеспечивая круго ворот не только материальных ценностей, но играя роль меди атора в социальной жизни общества в целом. В зависимости от форм обмена ограниченная собственность меняла свое значе ние. Она выступала то в качестве социального регулятора, то решала более значимые для социума – магические и ритуальные задачи. Отчуждение способствовало приобретению и повыше нию общественного престижа и уважения, и всякого рода раз дачи могли принести гораздо больше дивидендов, чем хранение и накопление. Дарение у казахов играло роль одного из важней ших рычагов сосуществования, обеспечивавшего управление обществом.

Традиционной культуре присущ накопительский, социаль ный характер. Это было продиктовано представлениями о том, что тот, кто скопил большое состояние, согласно традиционным верованиям, обрел некое средство, сохраняющее и приумножа ющее удачливость, счастье и, разумеется, богатство. Индивид, однажды получив богатство, в соответствии с традиционны ми представлениями, получал благосклонность Высших сил. И только его щедрость могла способствовать новым Ниспослани ям свыше. Такое «притягивание» было связано с понятием т.

Раздача ниспосланного от Высших сил богатства – вот в чем обязанность богатого индивида. Поэтому в сознании народа богатство одного человека требовало перераспределения среди коллектива, а сама раздача богатства приобретала форму ре дистрибуции.

Основным объектом обменных отношений у казахов являлся скот, поскольку в понимании казахского народа он составлял особую ценность, отчуждение которой могло быть реализовано 180 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ только в виде обмена и дарения. Такое предпочтение основыва лось на представлениях о целостности человеческого и природ ного миров.

Казахским терминам дарения характерна высокая лексичес кая стабильность. В результате лингвосемантического анализа выяснилось, по мнению автора, что в казахском языке присутс твуют термины, генетически связанные с древним индоевро пейским языком, термины тюркского происхождения и, нако нец, термины, характерные только для казахского языка.


Рассмотрение некоторых лексических выражений и архаи ческих обычаев, связанных с ырым, сохранившихся в совре менной этнографической реальности, привело нас к выводу об устойчивости магического в представлениях казахов. Много численные поводы для дарения, дележ подарков – все говорит в пользу наличия в общественных отношениях казахов архаи ческих пережитков эпохи родового общежития и общности соб ственности, а также свидетельствует о древности отношений обмена дарами. Сохранение социальных институтов предусма тривает и сохранение всего комплекса их функций. Под ырым мы обнаружили целую область представлений, связанных с сим патической магией. Существующие сегодня обычаи тойбастар, алта ашар лишний раз доказывают наличие веры казахов в магию приобщения.

Пережитки в обменных отношениях, их обозначения в лекси ке говорят о том, что новации в традиционном обществе имели характер незначительных коррекций, что позволяло сохранить ся базовым установкам в общественном поведении. Именно этим можно объяснить их жизнеспособность.

Существование у казахов временной вертикали между бы тием и инобытием свидетельствует о том, что дух предка вы делялся традиционным сознанием в особый возрастной класс социума, то есть мир живых и мир мертвых выступали в качес тве частей некоего всеобъемлющего и иерархизированного ком плекса. Такая форма отношений может быть определена как вертикальный тип, соединяющий в казахском традиционном обществе дух предка с живыми.

Обилие субъектов поклонения говорит о том, что в традици онных верованиях они объединялись в один страт духов пред ков, который, в свою очередь, априори содержал два культа – тотемистический и анимистический. Облик святых, имеющих сходство с животным, их сверхспособности и покровительство людям, особое отношение казахов к животным говорят в пользу ЗАКЛЮЧЕНИЕ присутствия в их представлениях архаики. Животные-тотемы выступали в них в качестве первопредков, патронов, и лишь позже они трансформировались в жертвы. Акт принесения то тема в жертву восходил к древнейшей форме теофагии и пред ставлял собой магическое инкорпорирование – архаическую форму обладания, захвата божественной сущности, благодаря которому принявшие участие в ритуальной трапезе его поеда ния обретали часть этой сущности, благодати, всего, что данное животное символизировало. Символическое инкорпорирование у казахов сводилось к коллективным ритуальным трапезам из жертвенных животных. Пища в традиционной культуре каза хов рассматривалась как божья благодать, и с ней тесно связа ны понятия «счастье», «изобилие» и «благополучие».

Таким образом, донорами и реципиентами Ниспосланий у казахов выступали духи предков, вобравшие в себя содержа ние более ранних тотемистических представлений. Донорами жертвоприношений и реципиентами Ниспосланий выступают люди.

Сохранение традиции поминальных Жертвоприношений на седьмой, сороковой день, через один год, три года, десять лет и, наконец, через тридцать и более лет актуально и сегодня. Объ яснения информаторов по поводу цели данных мероприятий по прошествии значительного периода времени говорят о том, что задача умилостивления умерших еще стоит на повестке дня и, соответственно, ожидание Ниспослания от них также, по всей видимости, имеет место.

Религиозная обрядность казахов связана прежде всего с ис ламом в сочетании с архаическими включениями доисламских верований и представлений. Миропонимание современных ка захов представляет синтез архаических языческих верований и поверхностных в большей мере знаний об исламе.

Архаический характер объектов Жертвоприношений свиде тельствует об устойчивости доисламских представлений. В ка честве объекта (жертвы) ритуального обмена в традиционной культуре казахов выступали животные с особыми отметинами, конные скачки, продукты животноводства и земледелия, пища, драгоценные металлы, деньги, вещи, одежда и т. д. Предназна ченность такой жертвы, по убеждению автора, была продикто вана желанием в качестве его эквивалента получить т Вы сших сил. Дары (объекты) в ритуальном обмене выступают в виде умилостивительных, благодарственных, принудительных форм.

182 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ Одним из сложных вариантов социального обмена, одно временно обслуживающего три стороны: хозяин/гость – гость/ хозяин – дух предка – выступает казахский обычай гостепри имства. Гостеприимство выступало в качестве поставки, кото рая давала гостю кров, пищу и т. д., а духу предка – умило стивление, состоявшее в точном исполнении всего объема услуг, подразумевавших традиционное гостеприимство, за что он ни спосылал т, содержавший всяческого рода благополучие. В основе данного обычая лежат анимистические представления и мифоритуальная традиция, что позволяет нам сделать за ключение: казахский обычай гостеприимства есть не что иное, как вид жертвоприношения во имя предков. Его важнейшими функциями выступают духовная, регулятивная, этическая и, наконец, практическая.

Рассмотрение социальной и магической природы дарообме на в брачной обрядности казахов в рамках функционирования институтов авункулата и побратимства дает нам основание за явить о наличии в них пережитков архаических социальных от ношений, генезис которых уходит в глубь веков.


Традиционный брак у казахов инициировал обмен родовым имуществом двух экзогамных групп. Обмен дарами подразуме вал встречное движение собственности двух экзогамных коллек тивов, поскольку в сборе свадебных даров принимали участие не только родственники, но и родовичи. Целью брачного обме на дарами являлось перемещение сущности экзогамных родов для преодоления инаковости и чуждости. В целом брачный об мен дарами не ограничивался обменом вещами. Вещевой обмен приводил в движение социальную символику, обмениваемые дары расценивались как выражение уважения, почтения, бла гопожелания.

Основными элементами в свадебном дарообмене казахов вы ступают алы мал и жасау – мужское и женское имущество.

Исследование брачного обмена дарами, термина алы мал, а также традиционного отношения к дочери в казахской семье дает основание автору сделать заключение о том, что приданое является преобразованным калымом. Калым давался в основ ном скотом, тогда как основным содержанием приданого были вещи, домашняя утварь, т. е. культурно преобразованная сущ ность.

Архаическая магия приобщения к благодати новобрачной, свойственная многим народам мира, обнаруживается и в ка ЗАКЛЮЧЕНИЕ захском традиционном браке. Раздачи из приданого невесты, получение подарка – тты – незамужними девушками, отно шения между молодой и ее посаженным отцом – кіл ата – яр кое подтверждение тому.

Особое отношение к женщине и ее детям жиен со стороны ее кровных родных наашы в казахской традиционной семье обна руживается при рассмотрении авункулата. В казахском авун кулате женщину и ее детей патронировал не только ее брат, но и ее отец. Патронаж выражался в подношениях, оказании разного рода помощи дочери/сестре и ее детям. Брат матери выступал в роли охранителя, оберегающего жизнь племянника, способно го, например, магическим путем снять сглаз и ускорить процесс появления его речи, что свидетельствует о более тесной близости данных отношений в прошлом. Как дань близости этим отноше ниям существовала традиция дарить дочери, сестре и ее детям особые дары тркіндеу сыбаасы, енші, жиенры, кгентп, кгендік, ыры шбар тай, ыры серкеш. Эта традиция функци онирует в сильно измененном виде до сих пор. Дары имели вза имный характер, но были далеко не эквивалентны. Женщина, приезжавшая в гости к своим родственникам (тркін), приво зила подарки, но в источниках нет указаний их ценности и, что самое примечательное, – в казахском языке нет специальных названий для этих подарков. Отсутствие специфических тер минов для обозначения подарков, которые привозила замужняя женщина в родительский дом, и неэквивалентность дарообмена дает нам основание характеризовать дары ей и ее детям как редистрибуцию. Одаривание детей дочери/сестры являлось, по всей видимости, уцелевшей частью целого комплекса их эконо мического обеспечения, исходившего из общественных отноше ний, возникших в эпоху разложения первобытного общества.

Традиция обмена дарами особенно устойчиво функциони ровала между побратимами. Казахский вариант побратимства – тамырство – имел несколько видов. Важнейшим элементом отношений между двумя взрослыми мужчинами был обмен да рами – ежегодный взаимный выбор – алау дара – ола. Прежде чем совершить алау, проситель обязан был сначала приподнес ти подарок хозяину, и только затем говорить о своем желании получить что-либо из собственности хозяина. Такое подношение символизировало как начало новых отношений, так и принуж дение к отдару.

Рассмотрение обычно-правовых норм тамырства, терминов, 184 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ означающих дружеские отношения у казахов, дает нам основа ние сделать следующее заключение. Лейтмотивом тамырства является термин араласу, означающий «перемешивание». Ин дивид, “домогавшийся дружбы”, первым совершал даро приношение, приглашающее к заключению дружеского союза.

Отдар становился символическим, положительным ответом на такое приглашение. Принимая дар, субъект принимал часть объективированной в предмете сущности, то есть души друго го субъекта, и обязывался тем самым отдать ему часть своего «я» в таком же материализованном виде. В архаическую эпоху представители разных родов, находившиеся под покровитель ством разных тотемов, не могли стать друзьями, не обеспечив безопасность друг друга путем выполнения обряда заключения дружбы и преподнесения даров.

Итак, установлен архаизм казахского дарообмена алыс-беріс, который проявляется, по нашему мнению, в терминах дарения, устойчивых выражениях ментального типа, казахском обычае ырым и магических представлениях о приобщении и «переме шивании». Обмен дарами у казахов представляет вертикаль ный, сложный, горизонтальный типы.

В казахской традиционной культуре обмен дарами высту пает как полифункциональное явление, обладающее функцией трансляции, а также регулятивной, этнознаковой, коммуника тивной. Все они взаимообусловлены и исходят из генеральной функции – латентной. Ее трудно обнаружить, ее присутствие неявно, но именно она становится предпосылкой реализации обмена дарами. Она инициирует обмен.

Итак, латентная функция – это устранение отчуждения, нейтрализация враждебности и открытость к отношениям со трудничества, дружбы и сосуществования. Именно в этом, по нашему мнению, содержится ключевой момент обязательности обмена дарами между индивидами и группами. Собственно, поэтому традиция дарения имела принудительный и небеско рыстный характер. Получив часть сущности субъекта в матери альном объекте и, следовательно, определенный контроль над его жизнью и судьбой, другой субъект, участник договора, обя зан был ответить тем же. Людей в архаической и традиционной культуре больше занимала магическая сторона дара как залога доверия и добрых намерений, нежели просто экономический аспект дара, заключенный в его материальной ценности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Данное заключение дает нам основание для оптимистических перспектив, чтобы с достаточной долей уверенности смотреть в будущее. Мы надеемся, что казахский народ, адаптируясь в условиях нового тысячелетия, не утратит своего этнического лица, своей национальной специфики в социальных отношени ях и связях различного уровня. Сегодня обменные отношения интегрируются в новые формы, сохраняя при этом эндоген ность и роль культурного ядра в рамках рода, большой семьи в сельской местности, где им по-прежнему придают большое зна чение и где наряду с паритетностью сторон действуют законы иерархии.

186 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ список этнофоров Место сбора П/п Племя, род Ф.И.О.

г. Астана 1. Абдукалимова Средний жуз – Арын – арауыл Сауле Нургалиевна – Аю (1931 г. р.) г. Астана 2. Актаева Мария Средний жуз – Арын – анжыалы (1935 г. р.) Акмолинская обл., 3. Арыкпаева Орын- Средний жуз – Целиноградский Арын – Алтай – тай Кусаиновна район Науырзек (1940 г. р.) г. Караганда 4. Ахметжанова Младший жуз – Жетіру – Тама – Рымгуль (1945 г. р) Жарас Средний жуз – Най- г. Астана 5. Аятбекова Клара ман – аракерей (1942 г. р.) Карагандинская Средний жуз – 6. Балтабаева обл., Бухаржырау Арын – Алсай – Орынбасар (1936 г.

ский район Абра р.) г. Астана 7. Баймакова Роза Средний жуз – ыпшак – Нияз – Ажигалиевна ( Ннжіл г. р.) г. Астана Средний жуз – Ке 8. Бейсембаева Ку рей – Тлкі листан (1923 г. р.) Северо-Казахстан 9. Бекова Кызкен Средний жуз – ская обл., Уалиха Арын – арауыл (1910 г. р.) новский район СПИСОК ЭТНОФОРОВ 10. Бижанова Бал- Средний жуз – Кокшетауская обл., Арын – арауыл кия Загипаровна Енбекшильдерский (1932 г. р.) район, с. Кенащин ский Средний жуз – Ке 11. Букетова Люд- г. Караганда рей – Балта мила Аубакировна (1943 г. р.

12. Ибраева Асия Средний жуз – Акмолинская об Арын – Темеш Сыздыковна ласть, Коргалжин (1927 г. р.) ский район 13. Жумагулова Средний жуз – г. Астана Арын – Алтай Шамкен Молдахме товна (1937 г. р.) 14. Кияшева Бактай Средний жуз – г. Астана ыпша – Крлеуіт Ахметжановна (1934 г. р.) Средний жуз – Най- г. Павлодар 15. Кзембай Ткен ман – Бозозы (1924 г. р.) 16. Мукажанова Ма- Средний жуз – Тоа Акмолинская обл., – Ене – Жетімек рия (1921 г. р.) Аршалынский район 17. Мукажанов Жу- Средний жуз – Акмолинская обл., Арын – Алтай – суп (1916 г. р.) Аршалынский район Науырзек 18. Рахимбеков Куа- Средний жуз г. Астана – Арын – Темеш – ныш (1916 г. р.) Малыбай 19. Рахимжанов Младший жуз – Карагандинская Ахметжан (1930 г. р.) Жетіру – обл., Жанаркинский Жаалбайлы – район Млікжан 188 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ 20. Рахимжанова На- Младший жуз – Карагандинская Алшын – Байлы – гима Жакишевна обл., Жанаркинский Шеркеш – Досым (1932 г. р.) район 21. Тайшикова Куль- Средний жуз – г. Астана Арын – Алтай – сан (1926 г. р.) Балышы 22. Тлегенова Даме- Средний жуз – Акмолинская обл., ли Карашикеновна Арын – Темеш – Коргалжинский Хангелды (1923 г. р.) район 23. Тоашева Тыны- Средний жуз – Кокшетауская обл., Арын – арауыл скуль (1943 г. р.) г. Щучинск.

– Аю 24. Тулеубаева Куль- Средний жуз – Тоа Карагандинская – лынбет параш (1936 г. р.) обл., Нуринский район Младший жуз – Ал- Карагандинская 25. Шалова Калима шын –Байлы – Шер- обл., Жанаркинский Аубакировна кеш – Досым (1933 г. р.) район Для заметок 190 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ Для заметок СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ВВЕДЕНИЕ Глава 1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ОБМЕНА ДАРАМИ В КАЗАХСКОй ТРАДИЦИОННОй КУЛьТУРЕ Особенности экономического и юридического быта в казахской традиционной культуре Этимология и семантика казахских терминов дарения Роль ырым в дарообмене у казахов Глава 2. РИТУАЛьНый ОБМЕН ДАРАМИ:

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ – НИСПОСЛАНИЕ Доноры и реципиенты Объекты ритуального дарообмена Обмен и дарение в казахском обычае гостеприимства онаасы Глава 3. МАГИЧЕСКАЯ И СОЦИАЛьНАЯ ПРИРОДА ДАРООБМЕНА Брачный обмен дарами. Обмен мужского имущества на женское: калым – приданое Обмен дарами в авункулатных отношениях Дарообмен в традиционном институте тамырства ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ЭТНОФОРОВ 192 З. К. СУРАГАНОВА. ОБМЕН ДАРАМИ В КАЗАХСКОЙ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ Научное издание Сураганова Зубайда Кабиевна Обмен дарами в казахской традиционной культуре Редакторы:

Погребная Н. А., Адыханова Ш. З.

Корректор:

Ромашова Н. Н.

Верстка:

Бекова Д. Ж.

Подписано к печати 01.04.2009 г. Тираж 500 экз.

Отпечатано в типографии «КАМ Медиапринт».

010000, Республика Казахстан, г. Астана, ул. Дружбы, Тел.: 8 (7172) 31-88-12, 31-92-

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.