авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

«Валерий ЕМЕЛЬЯНОВ ДЕСИОНИЗАЦИЯ Москва “Русская Правда” 2002 Д Е С И О Н И ЗА Ц ...»

-- [ Страница 5 ] --

Также поступает и Д. Перевалов: эсперантисты СССР опубликовали де доклад Л. И. Брежнева на 25 съезде КПСС, они публиковали много материалов о Вьетнаме и... (какова наглость!) внесли вклад в дело победы вьетнамского народа! Стало быть: не тронь эсперантистское движение вообще! Тем более, что при Доме дружбы в Москве существует секция советских эсперантистов, входящих во всемирную ассоциацию этих “гуманистов”. Сам факт существования в нашей и других социалистических странах эсперантистской сети можно объяснить только нашим гойским “нолевым образовательным цензом” в отношении сионизма и масонства, о чём подробно говорилось в моей справке “Кто стоит за Джимми Картером и так называемыми еврокоммунистами” от 10 января 1977 г.

У истоков зарождения идеи всемирного примитивного языка для гоев стояли выходцы из фарисействующих иудейских сект, особенно из хасидов, которые внутри иудаизма играют примерно такую же роль, как иезуиты внутри католицизма. Хасиды и их духовные предводители - цадики являются носителями наиболее рафинированного человеконенавистничества и иудейского расизма. Как самые ревностные талмудисты, хасиды особенно тщательно блюдут учение о кошере и трефе (о чистом и нечистом для иудея). К трефному относится всё нееврейское, т. е. гойское и, в первую очередь, сами гои. По отношению к гоям истинно верующий иудей, а уж тем более хасид, должен использовать весь изощрённый арсенал средств и методов, чтобы доказать гоям, что они являются не более, чем двуногим скотом без рода, без племени, без корней и без прошлого.

Беря на себя функции культуртрегеров по отношению к гоям, замаскированные хасиды подобно замаскированным иезуитам осуществляют функции духовной инквизипии: они кастрируют историю гойских народов, они извращают их идейное и культурное достояние, пытаясь его космополитизировать, лишить лучших национальных традиций. Хрустальной мечтой хасидов издавна являлось лишение гоев их главного духовного наследия - национальных языков и замена их единым примитивным мировым гойским языком, языком двуногого рабочего скота, в который согласно догматам иудаизма должны обратиться все гои мира после установления над ними предсказываемого Ветхим Заветом всемирного царства иудейского. Характерно, что именно хасиды, насаждающие космополитизм для всех гоев, более чем кто либо из иудеев заботятся о сохранении в неприкосновенности всех еврейских традиций и обычаев и, особенно, древнееврейского языка - иврита. Схема культуртрегеров от иудаизма проста - для гоев иврит должен стать непреодолимым языковым барьером, за которым “богоизбранным” можно будет спокойно скрывать всю свою звериную ненависть к гоям: “лучшего из гоев убей!” - требует Талмуд. Для самих же “богоизбранных” потребуется лишь самая минимальная затрата времени, чтобы изучить единый гойский международный примитив. Кроме того, ещё до достижения мирового господства этот языковый примитив может быть использован как международный язык масонских лож, которые, как известно, являются пятой колонкой иудаизма и возникшего из его недр сионизма. Масоны это квислинги (правда, зачастую бессознательные) из числа гойских народов.

Масоны - слепое орудие мирового раввината, идущие ему во служение, главным образом, в обмен за карьеру. На поверхности масонство прикрывается идеями гуманизма. Гуманист на тайном масонском жаргоне - это масон. Недаром главный печатный орган крупнейшего европейского масонского ордена Великий Восток, выходящий ежемесячно в Париже, так и называется “Гуманизм”, провокационно неся на своей обложке красную пятиконечную звезду, наугольник и циркуль. Как известно зеленый цвет является фотонегативом красного цвета как бы его антиподом. Главным методом действия масонов является достижение целей м и р н ы м и средствам и при постепенности мероприятий. Конечная цель построение всемирного храма Соломонова, т. е. мировое господство Сиона.

Поэтому масонское миролюбие - не наше миролюбие.

Западные окраины бывшей российской Империи были главным обиталищем хасидов. Именно здесь, в гор. Белостоке, в семье хасидского активиста, а в миру - преподавателя иностранных языков Марка Фабиеновича Заменгофа и родился сын Лазарь в 1859 году, фигурировавший позднее под псевдонимом д-ра Эсперанто или просто - Людвига Заменгофа. По данным изданной на русском языке в начале XX века “Еврейской энциклопедии” (том 7, стр. 665) дед его Фабиан был вообще пионером образования и культуры среди белостокских евреев (естественно на базе кровожадного Талмуда). “Мысль о необходимости международного языка возникла у Лазаря Заменгофа под влиянием тех условий, в которых жили евреи в Белостоке, где население говорило на четырех разных языках и где ввиду этого постоянно происходили недоразумения”. Таким образом, с самого начала гуманизм Заменгофа носил узко-националистический характер. В 1867 году Заменгоф выпустил брошюру на русском языке под псевдонимом доктора Эсперанто о новом международном языке, грамматика которого состояла всего из 16 правил и могла быть изучена за полчаса. По инициативе Заменгофа в Варшаве сразу после возникновения сионистского движения был основан первый сионистский кружок “Обожателей Сиона” (Хававей Цион), который уже после смерти Заменгофа развернулся в рамках международного сионизма в фашистскую сионистскую партию Херут, символом которой стал иудейский семисвечник, украшенный первой буквой еврейского алфавита алоф, названной палестинцами сионистской свастикой.

Херут образовала такие гнусноправославленные подразделения сионистов террористов, как Иргун цвай леуме и Штерн, одним из лидеров которых был и остается Менахем Бегин - тоже выходец из Польши. Таким образом, семена “гуманиста” Заменгофа дали махровые всходы. Следуя талмудическому учению о кошере и трефе, Лазарь Заменгоф создал соответственно две идеологические платформы для кошерных последователей - гиллелизм (по имени одного из двух правящих наси - патриархов Израиля времен царя Ирода - Гиллеля Вахалевского, который по преданию дал Ироду директивный совет о поголовном истреблении младенцев в поисках новорожденного Иисуса Христа). Никто иной, как Рабби Гиллель раскрыл истинный смысл древнееврейского языка иврит, не употребляющего кратких гласных на письме, в следующих словах: “Вы думаете, что наши еврейские книги просто по прихоти написаны только согласными буквами? Каж дый должен для самого себя подыскать к ним тайные гласные, которые открывают только ему одному понятный смысл, иначе живое слово обратилось бы в догму". (Г. Мейринк, “Голем”, Пг., 1922, стр. 116-117).

Некоторые особо тайные книги иудаизма имеют до семи ключей чтения и по мере продвижения по стержню (левитскому) золотой пирамиды одна и та же книга читается по-разному на каждой ступени нового посвящения. Совершенно естественно, что гуманизм не хранят в семи ключах-шифрах, но именно поэтому Гиллель чтится как великий фарисейский учитель, а стало быть преподносится доверчивым эсперантистам как великий гуманист. Жизненным идеалом его было:

“Если не я за себя, то кто за меня?” В рамках гиллелиэма была создана особая крайне хасидская секта, методы иезуитского воспитания которой были положены в основу такой широко разветвлённой сионистской организации, как “Гиллель фаундейшн оф Бнай-Брит”, имеющей отделения почти во всех странах мира и, конечно же, прикрывающейся на поверхности блестящей мишурой гуманизма.

Для трефных (т. е. гойских) последователей эсперантизма Лазарь Маркович издал в 1906 году трактат о гом оранизме (опять же от латинского “гомо” человек). Это более умягченная и ещё более замишурованная идеологическая конструкция по сравнению с колерным гиллелизмом рассматривает международный язык эсперанто как орудие “братского сближения народов”, т. е. проповедует чисто масонские поверхностные “ценности”, находящиеся в тесной связи с мелкобуржуазным пацифизмом и “искательством бога в объединённом человечестве ”.

В этих целях Лазарь Заменгоф самолично перевёл на эсперанто почти весь Ветхий Завет, не забыв выпустить и для своих кошерных последователей учебник эсперанто на иврите, то есть дав в руки будущим господам мира орудие общения со своим двуногим скотом - гоями.

В рамках иезуитской науки о постепенности мероприятий Лазарь Маркович на первых порах предлагал для скромности именовать эсперанто как всп ом огательн ы й международный язык, не исключающий якобы существования национальных языков. Однако это была ложь для широкого круга. Правда для узкого круга гласила, что по мере распространения эсперанто постепенно подвергнутся эсперантизации и все национальные языки как в лексическом, так и в грамматическом планах. Д. Перевалов уже не упоминает о вспом огательное™ эсперанто.

Как и предполагал великий “гуманист”-сионист, доверчивые гои клюнули на блесну его дешевой приманки. Масонские ложи всячески поощряли изучение эсперанто своими братьями. Достаточно напомнить, что почти все лидеры предреволюционного прогрессивного блока в России пользовались этим языком и идеологической мишурой Лазаря Заменгофа. Продолжали ими пользоваться и лидеры троцкистско-зиновьевского блока. Многие из них, будучи реабилитированными к моменту 6 международного фестиваля молодежи и студентов в Москве в 1957 году, воспользовались нулевым образовательным цензом гоев и оживили эсперантистскую деятельность, которая, как показал прежний масонский опыт, служит прекрасной крышей для насаждения масонских идей вполне легальным способом: способом якобы языковых кружков. Однако, как мы видели из вышеприведённой статьи, эсперантистское движение - прежде всего движение политическое, причём у нас оно работает вроде бы на нас, а на Западе оно делает вид, что иногда вроде бы работает против него. Лопоухие гои по обе стороны баррикад, ослеплённые “гениальностью простоты” пресловутых 16 грамматических правил языка, как в тину, затягиваются липкой склизью гоморанизма - этого предбанника масонских лож. Пройдя кандидатский стаж (не подозревая об этом) в рамках эсперантистского политического движения, наиболее способные прямёхонько рекомендуются для вступления в ложи. А масонские ложи, как известно, имеют только вход. Выхода из них ж ивьём не предусмотрено.

Пагубнейшую роль в распространении эсперантизации социалистических стран сыграло решение масонского большинства ЮНЕСКО, в соответствии с которым в 1959 году отмечалось 100-летие со дня рождения Лазаря Заменгофа.

Внутренние эмигранты с помощью доверчивых гоев использовали эту дату для легализации эсперантизма именно как политического движения внутри наших стран. И это в то время, когда одна из главных улиц центра Тель-Авива носит имя Заменгофа, а рядом - целый букет улиц, названных именами других матерейших сионистов.

Безликая для арийцев эсперантизация всё более и более захватывает разные области нашей жизни и в первую очередь культуры, превращая их в массовую форму иудофильской интернационализации. А ведь ещё в 1909 г. в журнале “Весы” в статье под заголовком “Штампелёванная культура” Андрей Белый писал:

“Странно и страшно сказать, но приходится.

Это - пришлые люди: обыкновенно оторванные от той нации, в недрах которой они живут: количество их увеличивается, а влияние критики и культурных начинаний увеличивается в обществе также;

главарями национальной культуры оказываются чуждые этой культуре люди;

конечно, не понимают они глубин народного духа, в его звуковом, красочном и словесном выражении. И чистые струи родного языка засоряются своего рода безличным эсперанто из международных словечек, и далее: всему оригинальному, идущему вне русла эсперанто, бессознательно (а иногда и сознательно) объявляется бойкот... ” Штемпелеванная иудеями “культура” в наши дни как никогда ранее становится новым невидимым предбанником масонизации людей в угоду Сиону.

“Бесспорна отзывчивость евреев к вопросам искусства, - продолжает А. Белый, - но равно беспочвенные во всех областях национального арийского искусства (русского, французского, немецкого), евреи не могут быть тесно прикреплены в одной области;

естественно, что они равно интересуются всем, но интерес этот не может быть интересом подлинного понимания задач данной национальной культуры, а есть показатель инстинктивного стремления к переработке, к национализации (иудизации) этих культур (а, следовательно, к духовному порабощению арийцев);

и вот процесс этого инстинктивного поглощения евреями чужих культур (приложением своего штемпеля) преподносится нам, как некоторое стремление к интернациональному искусству”.

“Штемпелеванная культура, - с горечью констатировал А. Белый, совершает своё завоевание. Русское общество должно, наконец, понять, что навязываемая ему “штемпелеванная культура” - не культура вовсе”.

Блестящим подтверждением этих слов Андрея Белого является всё, с позволения сказать, творчество “великого Ле Корбюзье”, как его почтительно именуют всё те же сыны Сиона. И это не зря: Корбюзье - апостол Сиона в архитектуре. Сейчас на огромных просторах земного шара раковой опухолью с бесчисленными метастазами расползается его эсперантизированная градостроительная штамповка, самый вид которой уже формирует психологию масонского интернационализма.

Выступая 10 ноября 1924 года в международной масонской ложе “Звезда Востока”, которая по определению самого Корбюзье (Ле Корбюзье, “Архитектура XX века”, М., 1970, стр. 67) является “международным объединением, предвещающим наступление нового периода и коренное преобразование форм мышления и социальных отношений”, он так резюмировал свою лекцию:

“Мы за новые пути в создании городов. Что же касается Парижа, Лондона, Берлина, Москвы или Рима, то эти столицы должны быть полностью преобразованы собственными средствами, каких бы усилий это ни стоило и сколь велики ни были бы связанные с этим разрушения. Единственный возможный проводник здесь, повторяю - это геометрический дух” (там же, стр. 79).

Всю свою ненависть к историческому наследию гойской архитектуры, свою кровожадность к сторонникам и защитникам национальной архитектуры талмудист Корбюзье декларирует в так называемом “Плане Вуазен” для Парижа, по которому он предлагал снести всю центральную часть города и заменить её самым настоящим кладбищем из крестообразных небоскребов (см. там же, стр.

24). План Вуазен предусматривал:

“Сначала расчистка территории (т. е. снос наиболее ценной исторической части города - В. Е.). Необходимо уничтожить улицу-коридор... Из улиц коридоров образуются города-коридоры. Весь город превращается в коридор.

Какое непристойное зрелище! Мы в состоянии уничтожить все коридоры...

уничтожить дворы... и окружить ряды домов свободным пространством”. (Там же, стр. 102).

И вот результат: в тех районах наших городов, где эта планировка осуществлена по рецептам “великого” кошерного архитектора, человек постоянно чувствует себя неуютно: он постоянно на виду, постоянно продувается ветрами и простужается, в то время, когда в ненавистных “великому” улицах коридорах тепло и уютно даже в трескучие морозы;

унылый штампованный ландшафт примитивных геометрических форм давит на психику и притупляет интеллект. Всё это и нужно сынам Сиона - превратить гоя в тупой бездумный двуногий скот, который к тому же постоянно чувствует, что каждый его шаг просматривается, о чём кричат сами же сыны Сиона в антисоветских целях.

План Вуазен предусматривает два способа “расчистки территории” :

“Терапию” - снос одной стороны улицы ради её расширения. Способ был, например, опробирован при расширении ул. Г орького в Москве. Но этот способ “великий” считает полумерой.

Наиболее желательным для него является:

“Хирургия” - прорубание улиц-просек по живому организму города, как было апробировано на примере Нового Арбата в Москве, ныне застроенного зданиями, символизирующими главные ценности иудаизма: пятикнижье, 10 заповедей Моисеевых, Талмуд, свиток Торы, каббалу, угнетенное еврейство и т. д.

Прорубание главных улиц-просек радиального характера с излюбленными Сионом шестью лучами как ни странно почти точно совпадают на плане Корбюзье (стр. 96-97) и генпланом Москвы 1971 г. (см. схему БСЭ, т. 7, 1972 г., стр. 214).

“Хирургическое вмешательство решает проблему" - в восторге восклицает Корбюзье (стр. 102).

Но ведь естественно возникает и оппозиция патриотически настроенных национальных сил, которых “великий”, не обучавшийся архитектуре в специальных учебных заведениях, презрительно называет академиками?

“Академизм кричит: Нет!” - констатирует “великий”.

Как же с ним быть? У “великого гуманиста” на это готов ответ, полный исконной сионской кровожадности:

“Мудрый халиф из “Тысячи и одной ночи” призвал бы к себе всех академиков, всех фанатичных защитников старого Парижа, содрогающихся при виде того, как сносятся ветхие дома, и, наконец, всех консерваторов старого закала и сказал бы им:

“Вы бывали в городе, в тех кварталах, которые хотят снести и заново перестроить, - в центре Парижа? Нет? Так ступайте же туда и вы избавитесь от ваших застарелых убеждений. Если нет, я прикажу отрубить вам головы и буду считать вас врагами всякой жизни, врагами города и страны (старая масонская формула: “враг народа по отношению ко всякого рода инакомыслящим, культивируемая масонами со времен Великой французской революции -В. Е.).

Если вы будете стоять на своем, я осужу вас как лжесвидетелей, как трупных червей, как людей, которые в статьях, печатаемых чересчур доверчивой и беззаботной прессой, гасят всякую живую искру, способную возжечь над городом свет нашей эпохи” (стр. 105), т. е. масонский “свет” Люцифера!

Л. М. Каганович, лично знакомый с “великим архитектором”, как нам известно, с точностью выполнил внушение последнего, облеченное в слова халифа.

Но Корбюзье этого мало! Он хочет быть всемирным палачом национальных архитектур и тех, кто их защищает.

“Все крупные города мира переживают ныне тяжёлый кризис. Время течет быстро. Если мы его упустим, для Парижа это может кончиться трагедией”, лжесвидетельствует Корбюзье.

Однако время рассыпало в прах это лжесвидетельство: непринятие “Плана Вуазен” спасло Париж. Принятие же Кагановичем основных просечно­ геометрических концепций “великого” очень много безвозвратно погубило в Москве, испохабило её черты и погубление это продолжается и дальше.

А представьте себе, чтобы было, если бы на месте взорванного рукой самого Кагановича Храма Христа-Спасителя под видом конкурсного проекта Дворца советов Корбюзье удалось бы построить скинию завета в стиле модерн?!

Его “Дворец советов” - сионский паук на 13 сатанинских ногах-коленах.

Это похлеще, чем испохабить центр Парижа после его “расчистки” крестообразными и звездообразными небоскребами согласно “Плану Вуазен” !

По конкурсному плану Корбюзье 1931 года символика мнимого “Дворца советов” потрясающе проста и нагла: восемь огромных железобетонных колен (стр. 114-119) покрывающих главный холл, символизируют детей Авраама (цифра 8 - число Авраама согласно каббале). Огромная дуга-радуга - символ Яхве, находящегося в договорных сношениях с Авраамом через посредство 8 подпорок дуги-радуги. Переходная галерея соединят скинию договора (завета) Авраама и Яхве с масонской ложей, что подчеркивают пять железобетонных колен над этим зданием. Символично и обращение этой пятерки именно в сторону Кремля.

Дико, нелепо и неуместно смотрится корбюзьевый проект “Дворца советов” на фоне Москвы - буквально, как на корове седло! Каждому ясно! Но Москва треф, её не только можно, но и нужно похабить, да ещё с издёвкой: скиния иудейская - на месте Храма Христа Спасителя!

Казалось бы, полным диссонансом с доктриной прорубки просек по живому телу старых городов Европы и заполнением расчищенного пространства примитивами геометрических фигур звучит письмо Корбюзье мэру Венеции, которое мы считаем целесообразным привести:

“30 октября 1962 г.

... Власти должны объявить Венецию священным городом.

В Венеции не должно быть никаких промышленных предприятий, оказывающих разрушительное воздействие на творения минувших веков.

... Венеция - это закрытый город. Она окружена водой.

На территории Венеции нет никакого колёсного движения, и это самое поразительное явление во всём мировом градостроении. Это чудо.

Вы не имеете права менять облик этого города.

Вы не имеете права допускать в Венеции архитектурный и урбанистический беспорядок американского типа.

... Да, я строил небоскребы двухсотметровой высоты, но я возводил их там, где они уместны. Заклинаю Вас, не губите Венецию”.

Что случилось? Ведь Венеция - город в гойской стране Италии! Не сам ли Корбюзье предлагал рубить просеки вдоль по Риму и расчищать там стройплощадки для железобетонных коробок? Может быть он чтит венедов?

Ларчик открывается просто! Для “великого гуманиста” Рим - треф, обречённый на разрушение раввинами за многие “грехи”, особенно - за разрушение его императором Титом храма иерусалимского. Другое дело Венеция! Банкиро-купеческий спрут венецианских евреев протянул из этого города в средние века свои щупальца в отдалённые части мира. Многие крещённые венецианские евреи веками притворялись христианами, справляя свои иудейские службы за надёжными стенами своих домов, в дополнение окружённых со всех сторон капеллами. На многих зданиях - маген-довиды.

Многие тайны ещё не раскрыты. Итальянский номинально город, город, оседланный иудейским спрутом, - это бесспорный кошер! Но особенная кошерность Венеции - это её торговля славянскими рабами. Поэтому её нужно защищать от архитектурного и урбанистического беспорядка американского типа всеми силами. И это в то время, когда вся жизнь Корбюзье отдана насаждению именно этого беспорядка в гойских, трефных городах, причём там он насаждал этот беспорядок, требуя рубить головы и объявлять лжесвидетелями всякого, кто вставал на их защиту. Треф должен быть разрушен! Треф должен быть осквернен! А вот, к примеру, кошер старопражской синагоги и варшавского гетто должен отстаиваться всеми силами! Равно как московские метростроевцы любовно протянули свои конструкции в обгиб не имеющего никакой архитектурной ценности здания московской синагоги на улице Архипова, здание, которое уродует, засоряет и портит облик Москвы и бесспорно подлежит немедленному сносу! Но ведь это здание - кошер! Попробуй кто заикнуться в ГлавАПУ! Ведь кумир этого учреждения - Корбюзье!

Центр Парижа можно уничтожить безжалостно. “Париж, Рим, Стамбул построены на перекрестках дорог, протоптанных копытами ослов”. “Осел ступает зигзагами, ступает лениво, рассеянно...” “Человек идёт прямо”. Эта доктрина дорого обошлась: теплые непробиваемые ветрами города, в которых, в кривых улочках-коридорах, в самую лютую ветряную погоду тихо, заменяются прямыми, продуваемыми со всех сторон улицами без стен. Простуда косит людей, уносит жизни раньше времени в могилы, добавляет миллионы дополнительных трудностей неиспользованных по болезни. Вот цель этой ослиной доктрины “великого” ! А ведь города с кривыми улочками строили великие зодчие, умудрённые вековым опытом, заботясь не только о красоте города, но и о здоровье в нём проживающих! Прямые улицы Корбюзье действительно стали дорогами для “гоев-ослов”, которые под гипнозом этого раввина уродуют свои города и своё здоровье. Таков лжесвидетель Корбюзье!

На суперобложку книги Корбюзье “Архитектура XX века” вынесен его опять же “великий” (как же иначе?) “модулер”. Он выполнен в традиционных масонских цветах французского флага - сине-красно-белом плюс сатанинский чёрный: цвет того, кому в конечном итоге поклоняются масоны и иудеи. Модулер предназначен для расчётов построек, исходя из размеров гоя, для которого и предназначаются все постройки, а не Корбюзье. Гой, естественно, изображён мускулистым, рукастым, с маленьким черепом биологическим роботом Големом вековой мечтой раввинов о создании “человека служебного”. Цвет фигуры, естественно, - чёрный.

Сам “великий” объявляет, что к созданию модулера его вынудила, в конечном итоге, французская революция, которая заменила единицы измерения, связанные с размерами частей тела (локоть, палец, дюйм, фут (стопа), пядь, шаг) и перевела их в абстрактный символ метра. Корбюзье признаётся, что старые меры были неудобны в пересчётах, но идеальны для архитекторов Пантеона, индийских храмов и прочего, т. к. здания строились, исходя из пропорций и нужд человека и его тела. “Метр, как и его основные части, безразличен к человеческому росту, тем более, что, как правило, в природе нет людей одного или двух метров”, - признаёт Корбюзье. “Применяя в архитектуре абстрактный метр, можно сбиться с верного пути. Иное дело архитектура фут-дюйм, преодолевающая все вековые преграды уверенно”.

“Тяжёлая индустрия... должна наладить серийное производство элементов дома. Строить серийные дома. Жить в серийных домах. Понимать смысл серийных домов”, - писал он ещё в 1921 году. Очевидно, что серийные дома предназначаются для гоев, которые всё более и более становятся серийными “людьми служебными” - вековой мечтой раввинов. Для серийного гоя-робота необходимо так спланировать серийное жилище, чтобы в его железобетонной коробке был минимум квадратных метров на одну голову, минимум высоты потолка, минимум комнат. К примеру, с иезуитско-раввинистическим расчётом сыграть на классовых чувствах гоя-работника - столовая как отдельная комната объявляется буржуазным пережитком. “Весь ритуал жизни буржуа строится на отрыве кухни от столовой и на соседстве столовой с гостиной. Но сейчас такие времена, когда скоро во всём свете не найдётся людей, готовых идти в прислуги.

Острая нехватка домработниц наблюдается и у нас. Современное общество...

возвращается к одному определяющему моменту: огонь-очаг-кухня, столовая всё это объединяется в один комплекс, в одной-единственной комнате. Именно здесь собирается вся семья”. Итак гой-служебный даже у себя дома должен быть приучен есть как кухарка: на кухне - это должно стать общепринятой нормой.

Заодно постоянное вдыхание кухонных запахов, газа, гари и т. д. подсократит гоям продолжительность их жизни.

Первоначально модулер брал за основу рост гоя 175 см. Потом Корбюзье пришёл к выводу, что акселерация и расчёт на будущее заставляет взять за единицу ненавистную высоту гоя-голиафа” - 183 см. Однако невидимая праца еврейского Давида всё равно должна убить гойского Голиафа. Так, при размере 183 см, а с вытянутой рукой - 226 см для такого Голиафа достаточна санитарная норма потолка в 250 см. Для зажиточных гоев, а также для богоизбранных модулер допускает высоту потолка более 275 см (кооперативная квартира). Но подобная максимальная скученность гоев служебных “оправдывается” следующим лжесвидетельством Корбюзье, предусмотрительно высказанным ещё ранее: “Международная статистика, - писал он в письме к Гинзбургу, свидетельствует о том, что сам ая н и зк ая смертность наблю дается там, где н аи б о льш ая плотность населения: по мере концентрации смертность понижается. На этот счёт имеются неопровержимые данные”.

Для гоя-служебного модулер предусматривает такие типовые размеры как ступенчатую эскалацию цифр в см, чередующуюся каббалистическими 16 и 27: 1) 27 см высота сидения мебели модерн, 2) плюс 16 см = 43 см - высота нормального стула, унитаза, 3) плюс 27 см = 70 см - высота стола, 4) плюс 16 см = 86 см - жёсткая опора для рук человека (мойка, верстак), 5) плюс 27 см = 113 см (центр тела - пупок) - высокий верстак, 6) плюс 27 см - 140 см высота конторско биржевой стойки, стола в столовых для еды в стоячку и т. п., 7) плюс 16 см, плюс 27 см - 183 см - рост гоя служебного, 8) ещё плюс 16 см, плюс 27 см = 226 см гой стоит с вытянутой вверх рукой - это его высота до конца вытянутых пальцев руки.

Вся эта несложная комбинация преподносится ввиде цветной красно-синей ленты, напоминающей приятную для иудейского глаза змею, обвитую вокруг посоха Моисея.

При переводе в футы, указывает Корбюзье, все эти размеры совпадают с полными футами - дюймами, например, стандартный рост гоя служебного 183 см равен 6 футам и т. д. Вся “великая” заслуга Корбюзье заключается в переводе абстрактных метрических единиц в отрезки, которыми пользовались архитекторы прошлого, исходя из естественного деления человеческого тела. Естественно, что облечение этих расчётов в привычный для каббалистов и масонов якобы символико-магический вид не могло не привести в восторг поклонников каббалы во всех частях света: отсюда такая шумиха и такое создание раздутого паблисити Корбюзье как творца “гениального модулера”. Как и раньше это типичный пример оседлания и каббализации старых прописных истин, найденных ненавистными для иудеев гоями древних цивилизаций.

“М одулер - инструмент, который должен находиться на чертежном столе рядом с циркулем", - утверждает Корбюзье с присущей “богоизбранным” беззастенчивостью.

“Гениальность” белых домов-прямоугольников с плоской крышей и без карнизов, опирающихся на колонны - это не больше не меньше, чем дорогой сердцу Израиля традиционный тип ближневосточной постройки. Разница только в материале и размерах. На Ближнем Востоке колонны деревянные -между ними скот и кухня открытого типа. В железобетонных коробках Корбюзье - под домом - гараж. Плотный саман в малодождливом климате Ближнего Востока даже при плоской крыше хорошо держит воду - не хуже портландского цемента в евро американских условиях погоды. У Корбюзье на крыше бетонной коробки - место отдыха, сад. У ближневосточных жителей плоская крыша - тоже место отдыха, правда, без сада. Если добавить, что даже и типовой, “серийный” ближневосточный дом тоже не придуман самими евреями, а украден вторгшейся в Палестину дикой кочевой ордой евреев в 1250 г. до н. э., оседлан как изобретение и присвоен себе, то Корбюзье - не более, чем вор, укравший “дубинку” у своих вороватых предков. И если русский может гордиться тем, что изба - его собственное изобретение - великий шаг вперёд на пути человеческого прогресса, то для иудея, согласно Шулхан-Аруху, “имущество гоя есть добро, никому не принадлежащее, и должно расцениваться евреем как находка”.

Поэтому он по иудейскому праву твердо уверен, что найденный ими и отобранный ещё в древности у древних палестинцев типовой ближневосточный дом есть, начиная с 1250 года до н. э., еврейское национальное достояние, которым следует гордиться, гордиться и внедрять как своё собственное при помощи таких лиц, как Корбюзье.

“Гениальность” модулера “великого архитектора” - также воровство, лишь слегка замаскированное формой Моисеева змия и каббалистикой цифр 16 и 27, выполненных в масонско-сатанинской расцветке, в чём, видимо, и кроется главная заслуга Корбюзье перед мировым Сионом. Сохранившиеся до наших дней мраморные унитазы Карфагена и Древнего Рима имеют по высоте всё те же 43 см, а плиты и судомойки на кухнях - 86 см. Для Корбюзье и тех, кто создает ему безудержное паблисити, цифровые пропорции древних гойских зодчих есть имущество, никому не принадлежащее (по Талмуду), и Корбюзье рассматривается первым из “богоизбранных”, кто это имущество подобрал “как находку” и сделал своим достоянием.

Что же касается совета Корбюзье по физическому уничтожению тех гойских патриотов, которые мешали и мешают внедрению его примитива, его “эсперанто” в архитектуре, совета, облечённого в слова “мудрого халифа”, то это не более, чем раскрытие старой формулы Талмуда: “Лучшего из гоев убей!” Ведь чем лучше гой для гоев, тем трефнее и вреднее он для иудеев!

Для нас “штемпелёванная культура” Корбюзье - не культура вовсе, она также антикультурна, как вдохновляющие её Ветхий Завет, Талмуд и Каббала, она также антикультурна, как сионизм и масонство, основанные на этих трёх китах иудаизма.

Для нас Корбюзье - вдохновитель и подстрекатель тех, кто разрушал наши святыни и убивал тех, кто пытался их отстоять.

Архитектура Корбюзье - есть архитектура космополитическая по форме и сионистская по содержанию.

После прохождения одного из предбанников встает вопрос о посвящении.

Как уже говорилось, самым массовым является иоанново или голубое масонство, включающее первые три степени. Оно опасно не столько своей таинственностью, поскольку особых тайн у него ещё нет, а своей массой: это пушечное мясо золотой пирамиды, те термиты, которые со своим муравьиным упорством и загипнотизированными их невидимыми владыками мозгами творят гнусное дело пославших их, “не ведая ни жалости, ни гнева”.

При вступлении в масонскую ложу учитывается основной тон мировоззрения адепта. Если он материалист или политикан, вся обрядность и весь мистицизм расписывается перед ним как пустая формальность, как неизбежная, хотя и нелепая процедура, через которую необходимо перешагнуть ради обетованного рая масонского политического спасения. Если же посвящаемый верующий и мистик, то, наоборот, всем обрядностям придаётся сугубо гипертрофированный, сверхмистический, архикаббалистический смысл.

Обработка неофита, таким образом, всегда строго индивидуальная. Неофит познает ровно столько масонской премудрости, сколько ему может быть сообщено как ученику. Тем не менее, эти “приготовишки” масонства чрезвычайно важничают своими новыми званиями, как дети играют символами, истинного значения которых они и не подозревают, и, подобно мелкой “шпане” уголовного мира, одной своей массой давя указываемого им противника и обходя все препятствия, добровольно ложатся костьми для следующего за ними триумфального шествия мирового Сиона.

Хотя в настоящее время, особенно в социалистических странах, обрядность посвящения максимально упрощена, и порой масон становится масоном, даже не подозревая о существовании масонства, мы попробуем проследить, так сказать, классические масонские ритуалы, чтобы научить “видеть сову по полету”.

Желающий приобщиться к масонству подает заявление. Имя кандидата вывешивается обычно в течение нескольких недель на доске (непременно чёрной) внутри ложи, а если в городе есть несколько лож, то обязательно во всех.

Затем “собираются сведения” о нравственном облике, а, особенно, об общественном или имущественном положении кандидата. Масонство носит сугубо элитарный характер и простому люду там делать нечего. Только после этого приступают к баллотировке. В некоторых ложах требуется “ослепительная баллотировка”, т. е. все шары должны быть белые. В других - кандидат считается провалившимся, если подано три чёрных шара. В третьих - вопрос решается простым большинством.

Почти каждая деталь обрядности и символики масонства имеет множество значений и, по мере продвижения масона по степеням посвящения, он узнает, что ранее сообщённое ему значение было слишком упрощённым и подаётся вновь в более углублённой и символо-раскрывающей редакции. Постепенно цветистая мишура Свободы, Равенства и Братства опадает, превращаясь в жестокую тиранию внутримасонской дисциплины, и всё, что в начале преподносилось как белое, становится чёрным, сатанинским по содержанию.

Но неофит не догадывается об этом. В своей наивности он польщён доверием, оказанным ему, и, когда далее он вступает в число масонов первой степени, в число “учеников”, то его поражает чистота и высота устремлений окружающего и совершенное несоответствие всего, что он видит, с тем, что ему, возможно, наговорили злые языки, вроде автора настоящих строк. “Да, полно! Да, так ли это? Неправду это всё говорили о масонах - какие они сатанисты, да и детей Сиона среди них вовсе не так уж много! Всё, по-видимому, ложь!” Он счастлив и гордится оказанным доверием. Это о неофитах-идеалистах.

С неофитами-карьеристами дело ещё проще: они ищут в масонстве только выгод и находят.

Для неофита-идеалиста необходимо создать впечатление, что вокруг него в ложе все честные, благородные, светлые люди. Они очень духовны, гуманны.

Сколько они явно или тайно делают добра для своих ближних. Как они бескорыстны, нестяжательны, негневливы, кротки, милосердны, сострадательны, любвеобильны - словом всех добродетелей и не перечтешь. И как они трудолюбивы. Почти каждый состоит членом какого-нибудь открытого человеколюбивого общества, которое на поверку оказывается обязательно иудофильским. Кстати, и само слово эсперанто было выбрано Лазарем Заменгофом неспроста: кандидат, успешно прошедший баллотировку, в течение многих столетий называется а с п и р а н т о м.

Итак, пройдя через один из подготовленных предбанников, и успешную баллотировку, аспирант уведомляется о дне и часе приёма в ложу ордена масонов. Его уведомляют в каком костюме он должен явиться. В здании ложи его встречает брат 1-й надзиратель или иначе “брат ужаса”, сущность обязанностей которого “заключалась в том, чтобы хорошенько напугать нового масона” (Цыпин, указ. соч., стр. 50). Новичка ведут в особую комнату, где он должен прежде всего передать “брату ужаса” все имеющиеся при нём металлические предметы и деньги. По окончании посвящения все эти вещи возвращаются ему обратно и временная их передача надзирателю должна служить только символом отречения неофита от мамоны, а также незаинтересованности ордена в достатке новичка. Хотя на самом деле для ложи состоятельность нового брата - одно из главных негласных условий приёма. Если же учесть, что о неофите предварительно наводились самые тщательные справки, то оба объяснения этого символического акта являются только комедией.

После этого кандидат должен переодеться в лохмотья. В настоящее время массовым приучением гоев ходить в лохмотьях, да к тому же дорогих, является введённая масонами мода на потрёпанные джинсы, перемётные нищенские сумы, типа тех, с которыми раньше стояли нищие на папертях. Всё это продаётся фирмами, принадлежащими сионистскому капиталу, с большим доходом для хозяев золотой пирамиды.

Неофиту надлежит войти в ложу “ни раздетым, ни одетым, ни босым, ни обутым”. Во исполнение последнего левая нога должна быть в туфле, правая обнажена по колено. Интересно, что вольные каменщики ещё в средние века наняли при строительстве одного из храмов в Германии настоящих каменщиков и те по их заказу изобразили статую Иисуса Христа в подобном одеянии масона неофита, как бы подчеркивая этим производность христианства от масонства, как его массовый предбанник, в котором даже сам Христос не более, чем “ученик” масонов.

Левая нога в туфле должна символизировать смирение ищущего света. На низших степенях масону говорят, что свет от Бога, потом он узнает, что свет от того, кто является его носителем - от Люцифера-Сатаны. Обнажённая правая нога - твердое намерение идти всегда стезей правды, которая, как потом выясняется, носит сугубо классовый характер и выражает права владельцев золотой пирамиды. Обнажённая левая сторона груди - символ открытого для добродетели сердца, но... также и готовность принять от братьев смертельный удар в случае измены ордену или разглашения его тайн. Кроме того, в шведской, шотландской и всех американских системах кандидата вводят с верёвкой на шее. Потом он всю жизнь обязан появляться только в галстуке - символе всё той же вечной петли на шее, которая незамедлительно затянется, если масон дерзнёт иметь своё суждение. К ношению этой петли на шее уже приучили всех гоев. Равно как их приучили к другому масонскому предмету одежды - к круглой шляпе, символизирующей по словам Масонского словаря Гэдике “свободу перед законом”. Так постепенно, незаметно масонские атрибуты вводятся в нашу повседневность.

После этого новичку завязывают глаза и с одной стороны “брат ужаса”, а с другой - “восприемник” - масон, рекомендовавший новичка и поручившийся за него при баллотировке, берут его под руки и уводят в так называемую “камеру потерянных шагов”, обычно небольшую, мрачную, плохо освещённую комнату, где на столике помещается череп и свеча - единственный источник освещения.

Здесь кандидату снимают с глаз повязку и оставляют на некоторое время одного, на предмет размышления о бренности происходящего в этом мире. Кроме этого, камера играет ещё и роль своеобразной масонской проходной, где внутренний часовой должен проверять путём краткого экзамена действительную принадлежность к ордену заезжих масонов-гостей, которые согласно инструкций, обязаны во время пребывания в чужом городе или стране посещать тамошнюю ложу, чтобы не отрываться от мирового масонского коллектива.

После небольшого промежутка времени “брат ужаса” возвращается, подвергает новичка короткому допросу и даёт ему подписать письменное обязательство. В ложах, особенно старающихся нагнать жуть на неофита, в камере потерянных шагов помещают даже целый скелет, а в американских ложах, стремящихся переборщить во всём, - искусственный труп, продаваемый в специализированных магазинах ужасов, а иногда выставляют и самый настоящий труп, который берётся ложей напрокат по такому случаю из ближайшего морга.

Опять сатанизм!

В одних ложах неофита после описанного немедленно вводят в посвятительную залу. В других - он сперва подвергается испытаниям так называемых египетских мистерий, сохраняемых в масонстве от обрядов жреческих посвящений в Древнем Египте, которым, по преданию, подвергался и сам Моисей, достигший высоких степеней. Один из чисто еврейских масонских орденов в США, членом которого был Троцкий, так и называется Мицраим, что в переводе с иврита означает Египет. Этот орден является одним из подразделений золотой пирамиды. Для проведения египетских испытаний большие и богатые ложи имеют специально для этой цели оборудованные помещения и целые здания с хитрейшими приспособлениями и механизмами, лабиринтами, провалами, подземельями, подземным каналом, коридорами и комнатами с двойным полом и проч.

Неофит сначала должен идти один по плохо освещённому коридору, внезапно он ощущает ногою перед собою провал, он срывает повязку и видит внизу шахты большие острые гвозди и шумящий поток. Он хочет вернуться, но позади его вырастает стена, а впереди появляется пламя. Остается только одно спуститься вниз. Он хватается за торчащую балку, но она ускользает из его рук и он летит вниз прямо на гвозди, которые оказываются сделанными из войлока, так что новичок остается цел и невредим. Подробно и обстоятельно это и другие испытания, а главное механизмы их устройства опубликованы на стр.146 158 посмертных записок врача (по сведениям библиографа Тауле - Эд Пельц), бывшего весь свой век масоном, разочаровавшегося в масонстве, но не смевшего покинуть орден и отводившего душу только в секретном написании записок.

После его смерти, последовавшей в 1834 году, они были изданы Луминьоном.

Следующим является испытание огнём, во время которого неофит должен пройти через костер, который оказывается горящим ликоподием. Либо его заставляют взять с жаровни раскаленное железо, которое оказывается полым куском дерева подсвечиваемым изнутри красной лампочкой. Далее в подземном канале при плохом освещении неофит должен перейти бурлящий поток, доходящий до горла - это испытание водой. Испытание воздухом заключается в том, что неофит должен, держась за верёвку, влезать по шаткой лестнице, которая под ним ломается. Он остается висеть в воздухе, но верёвка рвётся и новичок летит вниз... на мягкую подстилку.

Когда дорогих приборов нет, то неофита просто подвергают издевательству, водя с завязанными глазами по гладкому полу и говоря, что здесь ему придётся согнуться и пройти под низкими сводами и т. п. Неуверенные и поневоле смешные движения его доставляют присутствующим большое удовольствие. Ведут его, конечно, зигзагами, так, что получается впечатление, что он ходит по анфиладе помещений - символизируя многотрудный путь масона.

По дороге ему брызнут в лицо водой и уверяют, что они идут мимо горного ключа, опаливают бороду спичкой и толкуют о страшном костре и т. п.

В старину неофита водили ещё в подвал, где показывали ему закованных в цепи масонов, провинившихся против законов ордена, оказавших неповиновение или разгласивших тайны ложи. В действительности это были игравшие комедию братья. Причём в ложах с механизацией пускались в ход театральные машины, имитирующие лязг цепей, вой ветра, бури, гром, дождь, град и т. п. Но жуть манит, таинственное влечёт. Недаром же примитивы таинств были отпущены масонами и в организованное ими же христианство.

Масонство, как известно, имеет официальной (для широкой публики) целью нравственное и духовное усовершенствование своих членов. Но, как мы уже видели, с первых шагов оно занимается пусть бутафорским, но всё же террором, который едва ли может служить указанному усовершенствованию наоборот, масонство шаг за шагом, степень за степенью всё более разлагает нравственность своих членов и, надо сказать, разлагает “лошадиными дозами”.

Христианство, йога, оккультизм, эсперантизм и прочие предбанники массового характера занимаются тем же самым террором (яхвебоязнью, боязнью перед \ а мировой совестью или интуицией и т. д.), так сказать, в гомеопатических дозах.

По окончании испытании новичка ведут (ритуал требует, чтобы всё происходило по винтовой лестнице) к дверям зала посвящений, где между тем мастер с братьями, ритуально установленным порядком, приступили к открытию заседания ложи. Окраска стен в зале или их обивка в хорошо оборудованных ложах соответствует коренному цвету масонства: в иоанновом - голубому или синему, в андреевом - красному, а в шотландском - чёрному. На алтаре находятся череп, кинжал, меч, чаша, циркуль и наугольник. Начиная с посвящения во вторую степень, над алтарем висит “Пламенеющая звезда Востока” - Маген Шломо или как её ещё называют пентаграмма, которая светится изнутри во время заседания ложи. Звезда эта красного цвета. В некоторых крупных ложах над алтарем горит неугасимая звезда - символ вечно бдящей ложи. В христианстве упрощённым осколком этого символа является неугасимая лампада. По сведениям Е. П. Блаватской, центральная ложа мира, магистратом которой был сам Соломон, была оборудована пятью неугасимыми пентаграммами.

Обязательным атрибутом пентаграммы ранее являлась латинская буква “С”, которую на первых степенях посвящения истолковывают как бог, потом говорят, что это “геометрия” и, наконец, как - “гнозиз”, т. е. прямая дорога к каббалистике.

Пентаграмма обязательно сочетается при оформлении стен с гексаграммой или Маген-Довидом - в бело-голубом и чёрном цветах. Масоны утверждают, что всей этой символике интерьера лож они следуют неукоснительно со времён Соломона.

К ним же относятся и две колонны Иохин и Боаз, устанавливаемые по бокам алтаря, и так называемые шесть светильников, из которых первые три горящие свечи символизируют Мудрость, Красоту и Силу - причал образа действия вольных каменщиков, следующий трёхсвечник - символ Библии (потом выясняется, что это только еврейский Ветхий Завет), чтобы управлять и руководить мировоззрением масона, наугольник, чтобы делать прямыми его действия (как потом выясняется - прямо к мировому господству Сиона) и циркуль, чтобы соединять масонов “в известных границах со всеми людьми”, а особенно с братьями-масонами (Цыпин, стр. 59, Гедике, стр. 314). Кроме шести больших имеется ещё и три малых светильника масонства - солнце, луна и мастер стула, потому что солнце управляет днем, луна - ночью, а мастер стула - своей ложей. Примером особо изощрённого пылепускательства является толкование уже знакомых нам колоний Иохин и Боаз. Даже в открытой литературе на гойских языках имеется около 60 эзотерических толкований их значения, уводящих от истинного. Тут мы находим: жизнь и смерть, любовь и ненависть, Каин и Авель, вода и огонь, сила и материя. Фрайбургский масон Г ерре, наряду с многочисленными другими трудами, написал специальное исследование об этих двух колоннах. Вместе с указанными двумя колоннами 9 вышеупомянутых светильников дают каббалистическое число 11, которое на низших степенях посвящения истолковывается как половина от священного числа 22 (по числу 22 букв еврейского алфавита и двадцати двух книг Ветхого Завета на иврите).

Сначала говорится, что это означает также 11 светских колен израилевых, а двенадцатое (левитское), которое в ложах, равно как и в христианских храмах изображается в виде треугольника с глазом внутри - “всевидящее око Господне” или словом Яхве, написанном еврейскими буквами. На высших степенях познается, что это око всевидящего Люцифера-Сатаны.

Пол в зале должен состоять из чёрных и белых квадратов, расположенных в шахматном порядке, якобы по образцу устройства двора перед вратами храма Соломонова. Как уже отмечалось, другим толкованием является воспоминание о чёрно-белом знамени тамплиеров. Во всяком случае и то и другое восходит к известному символу равнозначности добра и зла, Бога и Сатаны - на следующих степенях посвящения, которые потом толкуются с упором на приоритет Сатаны или зла над добром.

При нелегальном существовании масонства ограничиваются тем, что все необходимые атрибуты ложи чертят углём и мелом на полу или на особой ритуальной клеёнке. Если нелегальное положение не так уж строго - имеют уже заранее заготовленную клеёнку. Потом появился также специальный масонский ритуальный ковёр. При легальном положении в богатых ложах мозаика с аналогичным ковру рисунком вделывается в середину шахматного пола.

Осенью 1977 года в подвале Дома журналистов в Москве на Суворовском бульваре был оборудован бар. Стены обиты голубым драпом, как в лучших ложах первой ступени (иоанновых) Европы и Америки, на одной стене 6 светильников, на другой ещё 5 - всего 11 по числу “светских” колен израилевых. Двенадцатый левитский, он же око всевидящего Люцифера (Лучезара) выполнен в форме овала, в котором на просвет выставлены винно-водочные изделия. В зале необходимый по масонским конституциям полумрак. Младенец и храмы в дар иудеям, а также фигура повешенного вниз головой обнаженного человека с горящей ляжкой, гроб с покойником и т. п. (речь о чём ниже), помещены на ритуальной картине художника Муранидзе, рисунок с которого приведён здесь.


Картина писана маслом и расположена на восточной, т. е. алтарной стене бара ложи. Для нелегальных условий деятельности масонов в нашей стране лучшего не придумаешь: не стесняясь непосвящённой публики, в крайнем случае можно ограничиться даже одним столиком, чтобы предварительно подготовленного к пониманию смысла картины неофита мысленно провести через ритуалы, пользуясь нарисованными на полотне атрибутами символики и произнося клятву, глядя на повешенного. Конечно, это не то, что настоящий покойник, взятый из морга на прокат! Но что делать? Скажут неофиту восприемники - нам до американского масонского размаха пока далеко! Будем надеяться, что догоним и перегоним. Ведь у русских всегда сначала недобор, а потом перебор! Хотя и у нас размер картины 3x6 м!

Мы уже говорили, что каждое масонство имеет свой цвет. Кроме того, по каббалистике вертикальная линия означает активность, а горизонтальная пассивность или подчинённость активу1. Первой масонской революцией в Европе была нидерландская. С 1630 года в этой стране был утвержден первый масонский флаг с тремя горизонтальными (чем подчёркивалось пассивность режима) /—• о о о гр / полосами - красной, белой и синей. Тем самым шотландская система (временно замаскированная белым цветом, т. к. сразу вешать сатанинский чёрный было бы не совсем прилично) подчеркнуто занимала центральное положение. Многие правители России состояли в масонских ложах. Большинство вступало по идеологическим соображениям. Только двое вступили с намерением использовать максимально масонство в интересах России, сознательно идя на верную смерть. Одним из них был Петр I. Не боясь идти на временный союз даже с самим сатаной, он был вынужден (тоже в пассиве) принять для государственного флага Российской империи бело-сине-красное полотнище с белым (шотландским) цветом сверху. 20 октября 1790 года так называемая Великая Французская (по настоящему последовательная иудо-масонская) 1Папюс. Первоначальные сведения по оккультизму. Спб., 1911, стр. 77.

революция приняла триколор с вертикальным (активным) расположением тех же цветов от древка: сине-бело-красным, также подчеркнув для посвященных центральное положение 33-ступенчатого шотландского масонства. Активный характер французского флага был уже в 1790 году предрешён неотвратимо намеченной к исполнению масонами казни Людовика XVI и Марии-Антуанетты в 1793 году. После этого орден Великий Восток Франции был признан золотой пирамидой как ведущий в континентальной Европе: ведь Великая Французская была его делом. Как известно, “Великая” была экспортирована из только что образовавшихся США. “Американская шхуна “Рендж еру” 14 февраля 1778 года зашла в залив Киберон под флагом США. Французские корабли салютом приветствовали ф лаг” (К. А. Иванов, “Флаги государств мира”, М, - Будапешт, 1971, стр. 169). Это был первый “Старс энд Страйпс”, выполненный в бело­ красных горизонтальных полосах, на синем крыже которого было 13 (чертова дюжина - как и положено) белых пентаграмм. Предварительно в 1775 году и французская, и американская революции были отрепетированы на русской крови казаком Емельяном Пугачевым, получившим посвящение в Великом Востоке Франции в период семилетней войны против Фридриха II и закреплённом его сношениями с польскими масонами, имевшими также непосредственный выход на золотую пирамиду. Масоны Западной и Центральной Европы знали поэтому о Пугачеве гораздо больше и подробнее, чем сами русские люди. Задуманное западными масонами поголовное уничтожение думающей национальной элиты русского общества руками Пугачева, конец которому на заключительном этапе положили И. И. Михельсон и А. В. Суворов, было повторено во Франции, где “гуманист” из Великого Востока врач Гильотин снабдил озверевшую масонскую свору убийц своим “великим” изобретением.

Масонская символика почти безраздельно господствует на флагах Латинской Америки. Иногда доходило до того, что некоторые флаги, например, уругвайский 1815 года1 кроме трёх традиционных масонских цветов имел ещё и, треугольник со всевидящим оком, в окружении 12 золотых (12 колен Израилевых) звезд. Там же существовал триколор с интригующим названием “флаг тридцати трёх”. Конечно для простых людей эта цифра объяснялась как название в честь неких 33 патриотов. Равно как и триколор во Франции якобы символизировал Свободу, Равенство и Братство, в то время как в петровской России белый цвет объясняли, как цвет монархии, синий - мира, а красный храбрости и неустрашимости. Естественно, что все эти “расшифровки” не более чем 76 ложных значений, предусмотренных Каббалой. 77-е истинное значение стараются не только замолчать, но, в случае, если до него доберутся, кому не положено, осмеять и опровергнуть любым способом.

После появления справки о том, кто стоит за Джимми Картером и так называемыми “еврокоммунистами”, судорожно напряглись попытки доказать гуманно-нравственный характер масонства, попытки осмеять бесспорные факты сатанизма масонов. Путь для этого был избран старый и проверенный: вновь вытащены на свет сочинения крупнейшего масона XIX века Лео Таксиля 1 К. А. Иванов. Флаги государств мира. М., 1971 г., стр. 154, 155.

(настоящее имя - Габриэль Антуан Жоган-Пажес). Масонский орден “Великий Восток Ф ранции” с целью реабилитации грешной деятельности масонов, выявившейся с особой неприглядностью во времена так называемой Великой Французской революции, поручил ему совместно с группой других “братьев” втереться в доверие к объективно антимасонским в то время отцам католической церкви. В течение 12 лет этот иезуит от масонства публиковал под именем некой Дианы Воган сочинения своей группы, якобы антимасонского характера.

Вымышленную Диану Воган он выдавал за любовницу масонского кумира Люцифера, т. е. Сатаны. Практически, кроме этого, всё остальное в антимасонских сочинениях, выходивших под именем Д. Воган было чистейшей масонской действительностью: и Баал-Зебуб, и Астарот, и Молох, и Асмодей - на самом деле глубоко почитаемые на высших степенях масонства и иудаизма демоны. Все они упоминаются в Талмуде. Именно из масонско-талмудической литературы почерпнуты и Гермес, и Левиафан, и Бегемот (одна из ипостасей Сатаны, так поэтично воспетая М. Булгаковым в “Мастере и Маргарите”). Бога, как и положено, называют Адонай, он, как и в “Легенде об Адонираме”, ленив и бюрократичен, а Люцифер - пример всяческого подражания. Короче говоря, выложена вся масонская сатанистика, как она и есть. Лишь кое-где ей приданы более гротескные черты. Обо всех этих персонажах масонских легенд и мистерий давно было уже известно из многочисленных разоблачений самих бывших масонов. Поэтому орден и решил самореабилитироваться таким изощрённым образом. Через 12 лет Таксиль и его группа собрали в Париже пресс конференцию, на которой заявили, что они все эти годы дурачили доверчивых католиков, что никакой Дианы Воган нет, а стало быть нет и никакого сатанизма в масонстве: масонство чисто и незапятнано, оно сугубо нравственно­ эстетическое явление, направленное на самоусовершенствование своих членов.

Как и ожидали руководители ордена, двенадцатилетняя мистификация группы Таксиля принесла долгожданные плоды: апологетика масонства стала непререкаемой. С тех пор во Франции не быть масоном стало “мезо тоном”, а само масонство приняло бытовой характер, одно из последствий этого еврокоммунизм.

В августе 1978 года издательство “Советская Россия” выпустило в свет тиражом 50 тыс. экз. советский вариант апологенетики масонства: пересказ Лео Таксиля. Автором этого пересказа является док. философ. наук, ст. научный сотрудник Института этнографии АН СССР Иосиф Аронович Крывелев, назвавший в честь Таксиля свою книжонку: “Габриэль-сатаноборец. Хроника времен Льва XIII”. Крывелев оказался достойным восприемником выполнения социального заказа наших классовых врагов - масонов: они у него полностью реабилитируются. Задача книги: попробуй теперь обвини масонов в сатанизме.

Книга принята с восторгом в кругах масонствующих и еврокоммунистов, довольны и самозванные контролеры выполнения Хельсинской декларации в части защиты прав человека - в масонском же понимании.

И уже 10 ноября 1978 года в Академии общественных наук при ЦК КПСС состоялась защита кандидатской диссертации выпускника Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии, профессионального артиста Ленинградского театра драмы и комедии С. М. Некрасова, который внезапно круто переменил профессию, став сотрудником Музея истории религии и атеизма (быв. Казанский собор на Невском проспекте). Диссертация носит название: “Масонство в России во второй половине X V III века и критика просветителями его религиозно­ мистической идеологии”. Критика масонства там довольно странная: масоны делятся на положительных и до некоторой степени отрицательных, но и те и другие - просветители бедного и несчастного русского народа, которому без них никак нельзя было просветиться. К положительным относится прежде всего мерзавец и шпион Н. И. Новиков, к слегка отрицательным - ещё более худший мерзавец и иностранный шпион Н. Г. Шварц. Собственно говоря - это Орлов и Щ аранский X V III века. Поэтому едва ли странно, что во время судебных процессов против Орлова и Щаранского западные радиостанции сравнивали этих “страдальцев-гуманистов” именно с Новиковым и Шварцем. (Например, передача на русском языке “Голоса Америки” 22-00, 15 авг. 1978 г.) И как бы запараллеливая эти сравнения, автор диссертации С. М. Некрасов пишет, что масон-розенкрейцер А. М. Кутузов “был типичнейшим масоном конца X V III века, активно отдававшимся масонским “исканиям”, изучавший в Берлине “высшие степени” и тайны розенкрейцерского учения, но он вовсе не был оторван от жизни, видел её неприглядные стороны... В одном из писем к (масону - В. Е.) И. В. Лопухину он писал: “... горе земле, в которой подчинённые, начальники и судьи, а не законы управляют гражданами и делами! (именно так во время процессов Орлова и Щаранского утверждали и западные юристы, рвавшиеся в Москву в качестве адвокатов “для защиты обвиняемых по советским законам, а не по произволу судей” - В. Е.)... исчезает личная безопасность, пишет Кутузов, - доверенность законов, да и сами законы теряют силу...


Коварство, хитрость и лукавство вздымают свою голову, попирая своими мерзкими ногами, истребляя все добродетели, всё похвальное и великое, которое человека делает человеком;

(опять подборка цитаты из Кутузова в унисон с “борцами за права человека” из диссидентов наших дней! - В. Е.) отечество наше становится нам чуждо, ибо соделываются жилищем нашего душевного мучения... ” (Ну, а это - прямая параллель со знакомыми нам радиопередачами о высказываниях тех, кого наша страна лишила своего гражданства за их предательство). Другая задача диссертации - реабилитировать русских масонов путём связывания их с великими русскими людьми. “Масону - розенкрейцеру А. М. Кутузову, своему близкому другу, Радищев посвятил “Путешествие из Петербурга в Москву”. “Что бы разум и сердце произвести ни захотели, тебе оно, о, сочувственник мой, посвящено да будет”. Приведя эти слова Радищева, диссертант пишет далее: “Так начинается главная книга Радищева. Уже эта фраза заставляет с большим вниманием отнестись не только к разнице мировоззрений двух друзей, но к тому, что делает их “сочувственн икам и”... Даже И. Г. Шварц, восторгается далее диссертант, - фигура которого ввиду активной мистической пропаганды стала одиозной, не будет здесь исключением: “Сила, с которой он говорил, смелость (скажу, даже безрассудная дерзость!), с которой он бичевал политические и духовные злоупотребления, были удивительны”. (Письмо неизвестного лица о московском масонстве ХТ Т в., Р. А., 1874 г., кн. 1, стр.

Т 1035) Таким образом, резюмирует диссертант, - “сочувственников” у Радищева было немало даже и в противоположном идейном лагере, - тут же несколько резервируя:

- хотя, конечно, далеко не всегда, “сочувственник” мог превратиться в единомышленника”. (Этот кусок диссертации приведён также в статье диссертанта в сборнике трудов Государственного музея истории религии и атеизма под названием “Атеизм, религия, современность”, Л., 1978 г., стр. 98, 99).

Во время защиты диссертации Некрасов усиленно старался запачкать связями с масонством и Пушкина, и Грибоедова, и декабристов, как бы стараясь подчеркнуть, что если уж такие великие русские люди были причастны к масонству, то как же можно его критиковать. Правда, какая-то невнятная критика вроде бы и присутствует, но она - явно лишь для проформы. Всё же содержание диссертации - апологетика масонства. Под конец диссертант при поддержке совершенно беспардонной апологетики масонства со стороны его официального оппонента С. С. Ланды, опираясь на сомнительный авторитет книжонки Крывелева “Габриэль - сатаноборец”, ни с того, ни с сего подняли буквальный крик об отсутствии сатанизма в масонстве и о том, что все лучшие, революционно настроенные люди России исследуемого периода были только масонами, что в масонстве они искали и находили форму оппозиции самодержавию и деспотизму, снова и снова выходя между строк и между слов на прозрачные параллели с Орловыми и Щаранскими. Весь ход защиты диссертации полностью подтвердил одну из главных установок диссидентов: “Читать можно побольше. Можно и советскую литературу читать... Нужно научиться читать между строк”. (Священник Дмитрий Дудко, “О нашем уповании, беседы, Москва 1974 г.”, эмигрантское издание, стр. 12, 14). Учёный совет единогласно проголосовал за присвоение степени. Хотя его члены знали, что в масонстве, как и в фашизме и расизме, добра нет!

Уже несколько лет в нашей стране стали модными различные предметы женского и мужского туалета, спортивные куртки, сумки, кофты, свитера и т. п.

сине-бело-красного цвета. Центральное телевидение объявило, что в 1978 году сочетания этих цветов будут особенно модны. Ностальгия масонских цветов, а они же одновременно - цвета масонских режимов, а также царского флага, идёт полным ходом, пользуясь каналами бесцензурного ширпотреба в привлекательном исполнении. Вроде бы мелочь! Но и это один из кирпичиков Храма Соломонова!

Но вернемся к нашему неофиту.

Стоящие или сидящие в зале братья образуют цепь, которая для масона священна. Недаром эта цепь - один из главных элементов герба Великого Востока, ибо она является символом единения всех масонов мира. Масонский словарь Гедике (стр. 291), несмотря на то, что автор старался побольше умолчать, чем сказать, всё же так определенно говорит об этом: “ Все м асоны на всей поверхности зем ли образую т единую ц епь”. Практически те же самые слова сказал и гроссмейстер “Великой ложи масонов Германии” граф Дожа масону д-ру П. Кётнеру:

“ С ущ ествует тол ьк о одно, единое м асонство на всём земном ш аре”.

Как “чины ложи”, так и “работающие братья” (а таковыми считается каждый присутствующий на заседании, всё равно член ли он данной ложи или он масон-гость) должны во время заседания быть в орнате. Так у мастера стула должен висеть на груди наугольник, у старшего надзирателя - отвес, у мл.

надзирателя также висит на шее отвес, у секретаря - на шее сложенные крест накрест перья, у диаконов - циркуль, кроме того, в руках у них по чёрной палке, у казначея или иначе - хранителя сокровищ - висит на шее ключ, остальные братья, как и чины, обязательно должны иметь при себе запон (передник), шпагу, шляпу, перчатки и различные знаки украшения или отличия, как - молоток, мастерок, наугольник, ватерпас, отвес и т. п. Из инструментов самым важным несомненно является молоток, стук которого должен на масонской этике преисполнять каждого брата почтением (Ср. стук молотка - замок для сделки на аукционе).

Начертанный циркулем круг является эмблемой вселенной и одновременно вечности и обычно изображается в виде змеи, кусающей себя за хвост, - символе захвата иудеями мирового господства. Последний символ познается только после 80-й степени посвящения. До этого идут обычные 76 (или меньше) ложных значений. К 76 ложным относятся и такие, как: наугольник - напоминание о праве и добродетели, линейка - о правде, отвес - о том, что надо ходить прямо перед Господом (каким?), ватерпас - о смерти (горизонтальное положение в гробу).

Кроме того, в каждой ложе имеются три неподвижных “клейдона” (Цыпин, стр. 65), в отличие от трёх подвижных клейдонов - треугольника, линейки и отвеса. Два неподвижных клейдона это два камня - один неотёсанный, другой кубический, символизирующий отшлифованного масона, могущего с честью занять своё место при построении духовного храма Соломонова. В высших степенях куб символизирует Каббалу, но поскольку предельно отшлифованный масон проходит и каббалистические степени (22-ю и 28-ю, а также фактически все после 30-й). Третьим неподвижным клейдоном является чертёжная доска для мастера.

Открытие ложи совершается следующим образом.

Когда все братья собрались и стали или уселись в установленном порядке, мастер стула обращается к младшему надзирателю (старший занят с неофитом), а в Англии - к мл. диакону, с вопросом: “Какие первые обязанности масона?” Следует ответ: “Смотреть, чтобы ложа была покрыта”. Вопрос: “Какая вторая обязанность?” Ответ: “Посмотреть, все ли братья в порядке”. Вопрос: “Вы масон?” Ответ: “Мои братья узнают во мне такового”. Вопрос: “Исполните свою должность”. Надзиратель трижды ударяет в дверь. Внешний часовой отвечает с другой стороны также тремя ударами, после чего следует со стороны надзирателя ответ: “Достопочтенный, ложа открыта”. Затем мастер экзаменует надзирателей.

Тем временем появляется и первый, оставивший новичка в камере потерянных шагов и, наконец, велит ввести новичка. Следует отметить, что непосредственно с мастером разрешается лишь говорить, отвечая на его вопросы во время “катехизации”. В остальных случаях к нему можно обращаться только через старшего надзирателя (“брата ужаса”). В ритуал посвящения входит масонский катехизис вопросов и ответов, веками сложившихся и точно сформулированных.

Вносить отсебятину не дозволяется. Важнейшие части посвящения, жалкие осколки которых были выданы и в христианство, таковы: принесение клятвы, катехизация, напиток крови (у христиан - вино и просфира - как “кровь” и “тело” Христовы), объяснение символов и знаков и так называемые путешествия в поисках потерянного слова мастера (по “Легенде об Адонираме”).

Перед самым выходом в посвятительную залу поручитель стучит три раза в дверь зала. Мастер отвечает тремя ударами молотка, и младший надзиратель спрашивает: “Кто там?”, на что кандидат, научаемый провожатым, отвечает:

“Человек, который желает иметь и просить у ч асти я в благах этой достопочтенной ложи, посвященной св. Иоанну, как это сделали до меня многие братья и товарищи” (здесь и далее - Цыпин, стр. 51). Только после этого мастер разрешает впустить кандидата в зал. Во многих ложах, особенно английских и французских, братья в это время выстраиваются в два ряда друг против друга и скрещивают над головами шпаги, образуя так называемый стальной обод, на который намекает название 13-й степени. Под этим сводом всё ещё с завязанными глазами должен быть проведён кандидат. При этом мастер стула говорит: “Пусть профан совершит путешествие под стальным сводом от вечера (запада) к утру (востоку), чтобы искать свет”. После того, как новичка провели под сводом, мастер говорит: “Мне жаль этого профана. Брат, даруйте ему свет!”.

Новичку снимают повязку, и, ослепленный внезапно брызнувшим светом, ошеломлённый открывшейся его взору необычайной картиной, он видит себя среди братьев, которые грозно направляют на его раскрытую грудь смертоносные острия своих шпаг. Это должно означать: Горе отступнику! Он не уйдёт от нашего суда! И, несмотря на весь этот сатанизм ложи, твердят о самоусовершенствовании!

Слова мастера стула о даровании света являются общеупотребительным термином масонства. Про посвящённого масона говорят: он получил свет или ему дарован свет там-то. То, что слово “свет” идёт от Люцифера, не сообщают.

Самое важное, что должен сделать новичок, это принести клятву. Текстов её существует несколько, в общем довольно схожих друг с другом. Сравнительно скромная КЛЯТВА УЧЕНИКА в иоанновом масонстве следующая:

“Клянусь перед лицом Великого Архитектора Вселенной1, который является Богом, никогда не обнаруживать тайну масонов и масонства ни прямо, ни косвенно;

не выдавать её ни устно, ни письменно, ничего не открывать и не передавать ни знаком, ни жестом, ни иным способом;

в случае же нарушения сего да будет мне перерезано горло, выколоты глаза, проколота грудь, вырвано сердце, внутренности сожжены, превращены в пепел и брошены на дно морское или развеяны по ветру на все четыре стороны, чтобы обо мне и памяти не осталось среди людей”. Сатанизм текста явный, но его застит “свет” ложи.

Несравненно хуже, но зато откровеннее звучит текст клятвы, приносимой при посвящении в шотландское масонство. Он переведён на русский язык А. Д. Философовым. Его рукопись, составленную в 1853 году “Разоблачение великой тайны франкмасонства”, найдено в бумагах покойного тайн. советника А. О. Приецлавского, опубл. в Москве “Русской печатней” (стр. 39-40). Вот её текст:

“Клянусь во имя Великого Архитектора всех миров, никогда никому не открывать без приказания ордена тайн, знаков, прикосновений, слов, доктрины и обычаев франкмасонства и хранить о них вечное молчание. Обещаю и клянусь ни в чём не изменять ему ни пером, ни знаком, ни словом, ни телодвижением, а также никому не передавать о нём, ни для рассказа, ни для письма, ни для печати, или всякого другого изображения, и никогда не разглашать того, что мне теперь уже известно и что может быть вверено впоследствии2. Если я не сдержу этой клятвы, то обязуюсь подвергнуться следующему наказанию: да сожгут и испепелят мне уст а раскаленным железом, да отрежут мне руку;

да вырвут у меня изо рт а язык, да перережут мне горло, да будет повешен мой труп посреди лож и при посвящении нового брата, как предмет проклятия и ужаса, да сожгут его потом и да рассеют пепел по ветру, чтобы на земле не осталось ни следа, ни памяти изменника”.

В американских ложах идут в смысле обращения масона в бессловесное орудие незримых начальников ещё дальше. В клятве американского “товарища” посвящаемый обязуется: “беспрекословно использовать также подброшенные приказы” (с соответственными тайными знаками невидимых начальников).

В противном случае: “да будет разворочена моя левая грудь, да будут вытащены (именно вытащены, а не вырваны, чтобы продлить муки - В. Е.) сердце и внутренности и переброшены через левое обнаженное плечо и отнесены в долину Иосафата, дабы они стали там добычей диких зверей поля и коршунов и орлов поднебесья”.

Американская пресса сообщает, что это должно находиться в Иерусалиме между Оливковой горой и Храмовой горой в Старом городе. А эсхатологическая книга пророка Иоанна III, 7-17 объявляет эту долину как символическое место, где Яхве будет судить гойские народы. Долина эта в ином еврейском переводе называется “долиной бороны” в память “человеколюбивого” обычая 1 На более высоких степенях становится известно, что это титул Сатаны, а не Бога.

2 В одном из вариантов на этом месте прибавляется обязанность хранить молчание относительно всего, что масон об ордене узнает из чтения соответствующих книг.

ветхозаветных иудеев переезжать врагов железной бороной после взятия их в плен, что нашло свой апофеоз в американском масонстве. Но и этот сатанизм объясняют как путь к добродетели!

Во время принесения клятвы кандидат должен опуститься на одно колено (обычно правое, обнаженное), причём мастер прикладывает к его груди с её обнаженной стороны ножку большого ритуального циркуля, который кандидат должен левой рукой держать. Правую же руку он должен положить на две скрещённых шпаги, покоящиеся на раскрытом Евангелии от Иоанна. Во французском масонстве циркуль соединяется с электрической батареей, которая в момент принятия его кандидатом разряжается ему в грудь, усиливая тем его смущение. Расчёт прост: и без того затурканный неофит готов присягать теперь чем угодно, лишь бы, наконец, его мытарства закончились. По произнесении клятвы кандидат получает удар молоточком по лбу, что является собственно посвящением, и передник (запон) ученика. Теперь из профана он уже обратился в масона, т. е. встал на путь ещё большего иудофильства.

Обычно масонами яростно отрицается наличие в посвятительном ритуале напитка крови, который в упрощённом виде перешёл в масонство из иудаизма, а из масонства в ещё более упрощённом виде в христианство. Однако напиток крови в масонстве существует даже в таких его “невинных” подразделениях, как иоанново масонство, о чём свидетельствует немецкий масон брат Меридорф на страницах масонского журнала. Это испитие крови, а не вина, существует в действительности. Вытекающая из надреза на большом пальце кровь новичка каплет в чашу с вином, из которой после этого пьют все присутствующие. Осадок сохраняется в особом сосуде до следующего посвящения, так что таким образом смешивается кровь всех прежних тамплиеров”. Без обиняков брат Меридорф рискует прибавить: “В наших глазах напиток крови является актом каннибализма, который имеет место только у самых первобытных народов”. Не подлежит особым доказательствам, что здесь психологически имеется налицо чистейший сатанизм.

Далее следует катехизация и, так называемое, путешествие ученика, т. е. хождение по ложе вокруг ковра “трижды от запада на восток через север и от востока на запад через юг”. Это должно символизировать, что “первый шаг к достижению добродетели ещё недостаточен”. В действительности этот целиком заимствованный из сионизированной йоги обряд символизирует перевоплощение души, совершающей каждый раз в новой оболочке ряд земных странствий. После этого ученику объясняют и показывают “знак, прикосновение и слово ученика”.

Наконец, его спрашивает мастер: “Над чем работают ученики?” Ответ: “Над неотёсанным камнем, который они должны отесать и отделать”. Вопрос: “Где они получают вознаграждение?” Ответ: “У колонны Иахин”. Иногда в некоторых ложах египетские испытания совмещают с этими путешествиями, хотя это и отступление от традиционного ритуала.

Затем следует ритуальное закрытие ложи. Так как по ритуалу масонские работы в ложе должны совершаться за время от полудня до полуночи, то мастер стула спрашивает старшего надзирателя: “Который час, брат?” Ответ:

(независимо от того какой час в действительности) “Самая полночь”. Вопрос (к посвящённому): “Сколько Вам лет?” Ответ: “Три года” (этот вопрос относится ко времени пребывания в звании ученика, на что по классическим нормам необходимо три года). Мастер: “Принимая во внимание час и возраст, оповестите всех наших дорогих братьев, как на стороне полудня (т. е. сидящих на севере учеников и товарищей), так и на стороне полуночи (т. е. сидящих на юге мастеров), что мы ложу закрываем и в обычном порядке хотим закончить наши работы”. Следует заключительный удар молотком. Обычный порядок, на который намекает ритуал - исполнение, держась за руки (масонская цепь), масонской кантаты, а затем дружеская пирушка, ибо как свидетельствует автор, масоны весьма охочи, чтобы хорошенько выпить и закусить.

На другой день после посвящения новоиспеченному доставляется диплом о принятии в орден и счёт за совершение обрядов, за шляпу, запон, перчатки и пр., а также за пирушку. Диплом обычно помечается годом по масонскому летоисчислению: к обычному христианскому - прибавляется 4000 лет, начиная счёт подобно иудеям от “сотворения мира”. Разница с иудеями состоит в том, что их летоисчисление старше христианского на 3761 год. Однако, как мы видели такой орден как Великий Восток Ф ранции и ряд других, не скрывающих своей зависимости от мирового Сиона, пользуются непосредственно иудейским летоисчислением. Так на' гербе Великого Востока указан 5736 год по иудо­ масонскому календарю, который соответствует 1975 году.

Ритуал посвящения, текст клятвы, форма диплома могут в несущественных деталях варьироваться, но что всегда остаётся неизменным - это основные тенденции ордена: быть слугами мрака под личиной света. Масоны, правда, постоянно заявляют, что приносимая страшная клятва - только пустая формальность. Потрясающим доказательством обратного является эпизод из жизни католического священника-миссионера, патера 3., из ордена иезуитов, который прославился в 70-х годах ХТХ века своей миссионерской работой в Африке, а в 1867 году собирал в Париже пожертвования в пользу своей миссии.

22 декабря 1867 года в 10 часов вечера он был внезапно вызван к умирающему. Когда он сел в присланную за ним карету, ему, под угрозой направленного против него оружия, завязали глаза и в таком виде, после более часового путешествия, он был привезён в незнакомый ему дом и приведён в комнату, где после снятия повязки, он увидел себя в роскошно обставленном помещении, а вместо ожидаемого умирающего перед ним находился на вид совершенно здоровый старый господин. На удивлённый вопрос патера старый господин ответил ему, что он и есть умирающий, ибо приговорённый тайным обществом, к которому он принадлежал, к смерти, он через час должен умереть.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.