авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 24 |

«ТУВИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФГБУН ТУВИНСКИЙ ИНСТИТУТ КОМПЛЕКСНОГО ОСВОЕНИЯ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ СО РАН Г.Н. КУРБАТСКИЙ ПО СТРАНИЦАМ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Многие углубления, считавшиеся полуземлянками, на деле оказались под польными ямами. Найдены прекрасные образцы произведений прикладного искусства. Обнаружены ремесленные мастерские. Братские могилы защитни ков города 1237 года.

«Град» — общее обозначение укреплённых городов, замков и всяких укреп лений вообще. Вплоть до временного прибежища во время осады. Полнее нашему понятию замка отвечает летописный термин «двор». Им обозначались и загородные «красные дворы», и городские дворы великого князя, князей, бо яр и простых горожан.

Славянское поселение на месте Любеча существовало уже в первые века нашей эры. К IX веку здесь возник небольшой городок с деревянными стена ми. Вероятно, именно его и вынужден был брать с бою Олег на своём пути в Киев в 882 году.

Деревянные укрепления замка на крутом холме, на Замковой Горе постро ены здесь во второй половине XI века. Стены из глины и дубовых срубов большим кольцом охватывали весь город и замок.

Но замок имел и свою сложную, хорошо продуманную систему обороны.

Он был как бы кремлём, детинцем всего города. Замок отделялся от города сухим рвом. Самое высокое здание замка — башня (вежа). В глубоких подва лах ямы — хранилища для зерна и воды.

Парадным, княжеским, был второй этаж. Здесь имелась широкая крытая га лерея — «сени», место летних пиров. Сени обычно опирались на столбы.

К ним вела снаружи лестница. Они строились довольно просторно. Часто ис пользовались князьями для совещаний и приёмов. Во время восстания киевлян в 1068 году князь с дружиной совещались на сенях.

На втором этаже располагалась и большая княжеская палата, украшенная майоликовыми щитами и рогами оленей и туров. Если Любечский съезд князей 1097 года собирался в замке, то он должен был заседать в этой палате. Здесь можно было поставить столы примерно на сто человек.

Стены замка состояли из внутреннего пояса жилых клетей и более высоко го внешнего пояса забора. Плоские кровли жилищ служили боевой площадкой забора. Пологие бревенчатые сходы вели на стены прямо со двора замка.

Вдоль стен были вкопаны в землю большие медные котлы для «вара» — кипятка, которым поливали врагов во время штурма.

В каждом внутреннем отсеке замка обнаружены глубокие подземные ходы, выводившие в разные стороны от замка.

Всего здесь могло проживать 200–250 человек. Общая ёмкость всех хра нилищ измеряется сотнями тонн. Гарнизон замка мог жить своими запасами более года.

Любечский замок являлся резиденцией черниговского князя. Любеч был взят войском смоленского князя в 1147 году, ограблен и сожжён.

Боярские замки походили на княжеские.

В неукреплённых поселениях жила основная масса населения Древней Руси.

Письменные источники XI–XIV веков именуют их весями, сёлами, погостами и слободами. Иногда встречаются названия сельцо, селище, позднее — почи нок. Именно в сёлах с их пашнями, бортями и другими угодьями заключалась «вся жизнь» русских князей и бояр.

Территориально община-вервь (вервь — отмежёванный участок земли) со стояла из нескольких посёлков (весей) со всеми принадлежащими им землями и угодьями. Её центром, как правило, было крупнейшее селение (погост). Оно могло быть укреплённым или, чаще, открытым.

Из этих первичных ячеек и складывалась государственная территория крупных волостей-княжений. В процессе окняжения верви облагались повин ностями (уроки и дани) в пользу верховной власти.

В IX и первой половине X века всю территорию лесостепи занимают так называемые полуземлянки. В новгородско-псковском регионе все жилища наземные.

Вход в полуземлянки ведёт с южной стороны. Поскольку жилища не имели окон и единственным источником света служила дверь. Крыши большей частью двухскатные.

Жилища северной части лесной зоны — наземные срубные дома несколько большего размера, чем полуземлянки. Срубы из сосновых брёвен, реже — ело вых. Пазы между брёвнами конопатили мхом. В Новгороде срубы оставляли открытыми. В других местах промазывали глиной. Полы в наземных жилищах дощатые, на лагах.

Печь почти всегда стоит в заднем от входа углу и повёрнута устьем в сторону входа. Правостороннее расположение печи преобладает над лево сторонним.

Печи двух типов — каменные и глиняные. Очаги крайне редки. Круглые глинобитные печи построены, как правило, целиком из глины. Северорусские каменные печи по размеру превосходили глинобитные печи и южнорусские печи-каменки ранней поры.

В подавляющем большинстве древнерусских жилищ печи топились по чёрному. То есть с выходом дыма через устье топки. Однако при раскопках не которых жилищ встречались фрагменты глиняных труб.

В XIV веке перед входом снаружи часто сооружали сени лёгкой столбовой конструкции. Окна маленькие, волоковые. Но есть и более крупные «косяща тые» окна в деревянных рамах. Такие окна имели слюдяные оконницы. В Нов городе и Москве известны и оконные стёкла. Такие окна имелись только в бо гатых домах при отоплении по-белому.

При наличии дымохода устраивали потолок из плах, опиравшихся на стену и центральную балку — «матицу». При топке по-чёрному потолка, как прави ло, не делали.

Кровли были тесовые и из дубового лемеха.

Между печью и боковой стеной устраивали полати.

Наискось от устья печи размещался «красный угол». Здесь стояли лавки и стол.

Некоторые жилища имели два–три, а иногда и больше помещений. Древне русские жилища в массе одноэтажные. Но были двухэтажные и даже много этажные дома.

Пространство между боковой стороной печи и стеной — традиционное мес то «семейной кровати». На ней все члены семьи спят «впокот» от стены к печи.

Под одром и лавками пол иногда не настилали. Зимой хозяева, не имеющие тёплых хлевов, размещали под кроватью овец и новорождённых телят. А под лавками весной сажали птицу на яйца. Для этого со стороны помещения дела ли плетёное или решётчатое заграждение. При развитии надворных строений и хлевов от этого приёма конструирования лавок отказались.

Пространство под одром с глухой стенкой представляло ёмкость, удобную для хранения ценных вещей. Нечто вроде ларя.

Для людей того времени любое лёгкое покрытие без стен являлось сенью.

Сени со стенами защищали вход от ветра, дождя, снега. Зимой препятствовали охлаждению избы через дверь.

В хозяйственных службах использовали лестницы.

Помимо жилищ, возводились строения, связанные с ремесленным произ водством и особенностями быта дворовых. Некоторые хозяйственные по стройки были двухэтажными.

ЗЕМЛЕДЕЛИЕ И ПРОМЫСЛЫ. Ведущей отраслью хозяйства было земледелие.

Церковь сыграла прогрессивную роль в судьбе славянских народов, возвысив роль активного земледелия. Это способствовало повсеместному переходу сла вян к оседлости.

Густота заселения резко увеличивалась в районах с более плодородными почвами. Подсечное земледелие, даже при неполной оседлости населения, да вало баснословные урожаи.

Земледельцы переходят к постоянному использованию полей. Наиболее простой способ восстановления плодородия почвы заключался в забрасывании участка до полного восстановления на нём дикой растительности.

Древнейшее изображение русского пахотного орудия найдено на миниатю ре Радзивилловской летописи конца XV века. Эта миниатюра отнесена к числу восходящих к оригиналу домонгольского времени (Арциховский А.В.).

Прекрасная серия изображений сохи на миниатюрах Лицевого Летописного свода XVI века довольно точно передаёт конструкцию этих орудий. Показыва ет преобладание архаичных бесполичных сох с «коловыми» сошниками.

В археологических материалах северных и центральных территорий Древ ней Руси семена ржи преобладают. Второе, третье и четвёртое места занимают соответственно овёс, пшеница и ячмень. Сохранилось речение «Рожь кормит сплошь [в силу своей неприхотливости], а пшеничка — по выбору».

За семь веков Русь пережила более 200 голодных лет. Неурожай, голод и повальные болезни бывали, по свидетельству летописей, всегда неразлучны.

Соотношение костей домашних и диких животных в древнерусских рас копках свидетельствует о преобладании скотоводства над охотой. Большое значение имели охота, бортничество и рыболовство. Письменные источники свидетельствуют о наличии множества промысловых сетей. Упоминается охо та на птиц, охота с использованием ловчих птиц, ястребов и соколов.

Вероятно охотничье применение костяных и деревянных стрел. Хотя они могли использоваться и в бою. А также как детские игрушки. Стрелы с тупым концом не портили шкурку. Устраивали разного рода ловушки.

Важным промыслом древнерусской деревни было бортничество — сбор мёда диких пчёл. Мёд и воск — составные части дани и предметы междуна родной торговли.

Потребность в воске сильно возросла с распространением христианства.

Так как при совершении христианских обрядов использовали восковые свечи.

Из текста «Русской Правды» известно, что бортные угодья находились в частном владении и помечались знаками собственности.

Бортничество на Руси не было однократным собирательством. Не сопро вождалось уничтожением, гибелью семьи пчёл. «Русская Правда» различает «лаженых» пчёл, то есть таких, чьи соты уже один или несколько раз подреза лись. И «не лаженых». Там же упоминается «олек» — борть, в которой есть только начало сотов, а мёда ещё нет.

Для извлечения мёда из бортей использовали мёдорезки — железные лопа точки с коленчатой рукояткой и обыкновенные ножи. «Лазиво» — деревянное сидение, подвешенное на верёвках с крюком. Подтягиваясь, опираясь на сидение и закрепляя верёвку на крюке, бортник освобождал руки. Крюки и си дения от лазива найдены в Новгороде в слоях X и XII веков (Колчин Б.А.).

Господствовали меновые связи деревни с рынками.

Меха белки, куницы, лисицы и бобра, короба ржи, возы сена и прочее стро го регламентированы как феодальные подати.

Жилища строили из более стойкой древесины хвойных. Изделия из древе сины дуба (санные полозья, оглобли, бочки больших объёмов, землекопные лопаты и подобные) обладали повышенной прочностью. Только из клёна изготовляли резную посуду, ковши и ложки. Лучшей древесиной для бондар ных изделий считались сосна и дуб. Бочки для напитков и мёда делали только из дуба.

Рубка леса часто была феодальной повинностью крестьян. Лес рубили зи мой. Заготовку леса начинали, когда в деревьях прекращалось сокодвижение, с декабря, по первому морозцу.

О зимней рубке леса говорит автор «Сказания о Борисе и Глебе»: «Повеле древоделям да приготовят древа на сограждение церкви, бе бо уже время зим нее».

В весенние разливы и летом по малым и большим рекам партии леса сплав лялись плотами до места назначения.

Все основные виды и формы деревообрабатывающего инструмента созданы уже в IX–X веках. Рубанок появился в Европе в самом начале нашей эры. Руб ка топором одна из самых распространённых операций при обработке дерева.

Русские плотники — великие умельцы, познавшие тайну долговечной устойчивости.

Лемехи — это чешуйчатое покрытие на крыше, тонко вытесанные пласти ны-дранки сантиметров 30-ти длиной. Ими покрывали купола почти во всех деревянных церквах Севера.

Лемехи клали внахлёст, вроде черепицы. И овально сужали одним концом вниз. Лемехи так плотно подгоняли друг к другу, что необходимость в желез ном креплении отпадала.

Они вытёсывались вручную, с помощью одного лишь топора.

Появившись на Руси, плотницкий топор был принят повсюду как эталон наиболее разумного и конструктивного инструмента. «... Ни один архитектор не сделает лучше, чем они (русские) делают... нет ни гвоздей, ни крючьев, но всё так хорошо сделано, что нечего похулить», — писал в XVI веке фран цузский путешественник Жан Соваж из Дьеппа.

Топором рубили лес, очищали стволы, готовили брусья матицы, доски, вя зали венцы сруба. И даже брили бороды, когда под руками не было ничего подходящего.

Гвоздями пользовались крайне редко. Ведь гвоздь со временем покрывался ржавчиной. Ржавчина с дождевой водой проникала внутрь дерева, способство вала его гниению.

Хоть пилы и были, дерево рубили топором. Чтоб сырость в бревно не за бралась. Тюкали его, тюкали — поры-то древесные и закупоривались. Забьют их с концов, зачешут — дерево смолу хранит, не гниёт (Ларин О.И.).

Топор вошёл в поговорки. «Соха кормит, топор одевает, топор обувает».

«Топор всему делу голова». «Не мужик царю оброк платит, а топор». «Кабы Бог не дал топора, так бы топиться давно пора».

ВООРУЖЕНИЕ. «Русские дружинники X–XIII веков были настоящими про фессиональными воинами, не уступавшими по вооружению своим западным современникам» (Арциховский А.В.).

Русское войско этого времени состояло из тяжеловооружённых всадников и пехотинцев-копейщиков, легковооружённых всадников и пехотинцев лучников.

Выделялись мечи западноевропейских мастеров, а также своеобразные по отделке мечи местной работы. Общая длина лезвий мечей около 1 м, относи тельно широкие (6–6,5 см), плоские, долы слегка суживаются к оконечности.

В XIV веке распространились мечи с полуторными рукоятями, а затем и двуручные, позволявшие наносить более мощные удары. Использовали как тяжёлые рыцарские мечи, так и более лёгкие с полыми деталями рукоятей.

Клинком могли колоть, но основным его назначением оставалась рубка.

Клеймо, начертанное уставными кирилловскими буквами, неожиданно от крыто на мече из Фощеватой, на Полтавщине. На одной стороне полосы можно прочесть имя мастера «Людота» или «Людоша». На другой — слово «коваль»

(кузнец). Надпись явно не владельческая, а производственная. Меч сделан не позднее первой половины XI века. Значит, на Руси существовала оружейная мастерская.

Учёный-хорезмиец Ал-Бируни в книге, написанной в 1048 году, говорил о превосходстве русских клинков. Древнерусские кузнецы-оружейники обладали тайной наварки стальных («из шапуркана») лезвий на железную («из нархома на») основу клинка. Это придавало мечам русских удивительную прочность.

Автор признавал превосходство русских оружейников и в технике изготовле ния узора на клинках мечей.

Б.А. Колчину удалось доказать, что древнерусским оружейникам ещё в X веке была известна тайна изготовления «слоистого лезвия». «Подобная конструк ция лезвия позволяла пользоваться клинком до предельного стачивания всего клинка… Сколько бы ни точили лезвие, на острие всегда будет сталь».

Русские мечи и кольчуги были важной статьёй экспорта Древней Руси.

Применение сабли предоставило воину-коннику маневренность, позволяв шую достать противника. В конце XV века сабли вытеснили мечи почти повсеместно.

Трёхвековая эволюция сабельной полосы происходила в сторону удлине ния, большего изгиба и некоторого увеличения веса. Изукрашенные «золочё ные» сабли продолжали ковать на Руси и в XII–XIII веках.

Главнейшим оружием ближнего боя было копьё. Длина древка копья при ближалась к росту человека, но кавалерийские могли достигать 3 м. Основны ми были копья с ланцетовидными, удлинённо-треугольными и пиковидными наконечниками. Найдены и узколезвийные бронебойные копья. Применение «копьевого тарана» связано с усилением защиты всадника.

Копья использовались и для промыслов.

С XI века на Руси выделялись отряды копейщиков. Они нападали и завязы вали решительное сражение. «… в старину, когда пушек и пороху и всякого огнестрельного бою не было, лучше и краше и рыцарственнее копейного ору жия не бывало…» (Учение, 1904, с. 108).

Использовали метательные дротики-сулицы. Сулица по своим размерам нечто среднее между копьём и стрелой.

Боевые топоры — оружие пешего ратника. Топорики пускали в ход и во время затяжного кавалерийского боя, превращавшегося в тесную схватку.

Тогда длинное древковое оружие мешало борьбе.

Военные топоры в походах носили при себе. Их вес и размеры уменьша лись. Борьба с тяжеловооружёнными рыцарями в XIV веке вновь выдвинула топор как ударно-дробящее оружие.

Пехотинцы и конники в рукопашной схватке пользовались булавой, кисте нём. Их собирательное древнерусское наименование «кий».

Лук и стрелы — основное оружие дальнего боя и промысловой охоты. Впе реди войска и с флангов находились стрелки. Их задача — не допустить вне запного налёта вражеской конницы и пехоты. Специальные отряды стрелков лучников охраняли войска в походе, отбивали первые атаки врага.

Сила русских сложных луков была огромной. Русские бронебойные стрелы пробивали доспехи немецких рыцарей в битве под Венденом в 1218 году.

Византийский историк X века Лев Диакон отмечал огромную роль лучни ков в войске киевского князя Святослава. Они успешно применяли тактику стрельбы по вражеской коннице. Её русы выработали в постоянной борьбе с набегами конных кочевников южнорусских степей.

При археологических раскопках в Новгороде, Старой Руссе и других горо дах найдено много деревянных простых луков до метра, иногда до 130 см дли ной. Чаще всего их делали из упругого можжевельника. Нередко им придавали форму сложных луков. Это детские игрушечные луки. Их много потому, что обучение стрельбе из лука начиналось с детских игр.

В Новгороде в 1953 году в слое второй половины XII века впервые найден большой обломок древнерусского сложного лука. Лук склеен из двух прекрас но оструганных длинных планок можжевельника и берёзы. И винтообразно оклеен тонкими полосками берёсты для предохранения от сырости. Лук обуг лен в месте рукояти, а концы его не сохранились. Пролежав 800 лет в земле, лук сохранил способность вибрировать(!).

С IX по XIV век распространены и более сложные по конструкции луки с костяными накладками.

На Руси делали луки, пригодные в любую погоду. В XV веке летописец от метил, что в стычке с татарами наши лучники успешно их обстреливали. А их луки не могли стрелять из-за мороза.

Луки конных кочевников южнорусских степей имели длину до 180 см. Лу ки носили в специальных футлярах-налучьях.

Сила средневековых луков была огромной — до 80 кг. Оптимальным счи тали лук силой от 20 до 40 кг. Современные спортивные луки для мужчин имеют силу 20 кг.

Употребляли два типа колчанов для стрел. Цилиндрический с расширением у дна и полуцилиндрический. Колчан — «тул», мастера-изготовители — «тульники».

Вместимость древнерусских колчанов редко превышала 20 стрел. Колчаны монголов, татар, среднеазиатских тюрок вмещали 30 стрел (Марко Поло, Рубрук).

Стрелы в колчане укладывали оперением вверх. Древко — основная часть стрелы. Наконечник стрелы обеспечивал эффективность поражения. Оперение придавало устойчивость в полёте и меткость стрельбе. Длина древнерусских стрел колебалась от 75 до 90 см. Стрелы делали из сосны, ели, берёзы, реже из других пород.

«Не оперив стрелы, прямо не стрелити», — восклицал Даниил Заточник (XII век). На оперение стрел шли перья с крыльев разных птиц. На Руси опере ние было в два–четыре пера.

Помимо боевых, охотничьих и рыболовных стрел, на Руси использовали и зажигательные стрелы.

Защитные доспехи вызывали распространение бронебойных железных и стальных наконечников стрел.

У русских преобладало боевое наголовье сфероконического типа. Даже прямой сабельный удар мог безвредно соскользнуть с его обтекаемой плос кости. Шлемы (шеломы, шоломы) этой формы с некоторыми модификациями использовали до середины XVI века. Они выделялись украшениями, даже из дали светились золотом.

Феодальные междоусобицы побудили усилить доспех. Возникли куполо видные наголовья с полумаской или без полумаски («шишаки»). Средний вес кольчужной рубашки достигал 7 кг.

Почти забытые в XII–XIII веках, круглые щиты вновь используются конни цей в XIV – начале XVI века. Наряду со щитами миндалевидной формы. Они закрывали всадника от подбородка до колена. Этого прежний круглый щит не обеспечивал. Щит становится всё более мобильным, удобным для манипули рования в бою.

В XII–XIII веках поле щита, украшенное эмблемами, служило геральди ческим целям.

Важным иерархическим смыслом наделяются богато декорированные золо чёные стремена (1150–1250 гг.). Летописное выражение «у стремени течи»

(подле стремени ездити) означало следовать рядом с господином, выполнять его приказания. А «вступити в злат стремень» понималось как начать поход (Срезневский И.И.).

Первое летописное упоминание пришпоривания коней обозначено в «По вести временных лет» под 1068 годом: «и удариша в коне». Среди археологи ческих находок оказались шпоры, отделанные золотом, серебром, медью или фигурной ковкой.

МОСКОВСКОЕ ГОСУДАРСТВО. В конце XII века на южной окраине Суз дальской земли возникает Московское княжество.

Князь Даниил приезжает в Москву в 75 году XIII века. В малюсенькое кня жество. И за четверть века делает его сильным. Настолько, что его сыновья (сперва Юрий, затем Иван Калита) уже могут спорить за власть с ведущим княжеством Волго-Окского междуречья — с Тверью. И захватывают эту власть.

Иван Калита (1328–1341 годы) переносит в Москву великокняжескую и митрополичью резиденции.

Психология людей XIV–XV веков отличалась своей действенностью. Если люди приходили к какой-то мысли, они тут же стремились эту мысль претво рить в дело. Произошёл переход от общества, которое могло только плакать, стонать и разбегаться при подходе сильного врага. К обществу, которое вдруг охрабрело и вдруг объединилось. Прямые потомки издавна враждующих родов стали вести борьбу не за лучший кусок, не из-за местных интересов, а за то, кто объединит Волго-Окское междуречье.

Шла борьба за Великий Стол. За приращение всё новых и новых областей к Московскому княжеству.

При Дмитрии Донском (1353–1389 годы), с Куликовской битвы (1380) начался новый подъём Руси. К моменту сражения Москва уже главенствует среди княжеств. В военном отношении битва мало что изменила. Уже через два года, в 1382, Тохтамыш взял Москву. Но произошёл качественный скачок, превративший победу на Куликовом поле из политической в духовную.

На Куликово поле вышли жители почти всех северо-восточных княжеств.

А вернулись оттуда жителями единого Московского русского государства. По беда означала формирование русского этноса.

В результате обособленного развития различных областей Руси, из племени восточных славян в XIV веке выделились три народности: великорусская (рус ские), малорусская (украинцы) и белорусская (белорусы). Киевская Русь была для них общей исторической колыбелью.

Борьба с Великим Новгородом (1471–1479) окончилась покорением этого главного оплота народоправства. В 1480 году произошло полное освобождение Руси от татарской зависимости.

В конце XV – начале XVI века сложилось Московское централизованное многонациональное государство (княжение Ивана III).

Первенствующая политическая роль в нём закрепляется за служилым дво рянством при поддержке купечества.

«… в Москве обстоятельства рано начали сбивать служилых лиц в плотный общественный класс. Служба при московском дворе уже в XIV веке доставля ла служилому человеку выгоды, каких он не мог найти ни при каком другом дворе. Это было причиной усиленного прилива служилых людей в Москву и сравнительно меньшей наклонности московских бояр переезжать к другим князьям. Благодаря этому усиленному приливу в Москве собралось боярство, элементы которого представляли собой почти всю тогдашнюю Русскую землю.

Родоначальники московских боярских фамилий сошлись в Москву чуть не изо всех углов Русской земли» (Ключевский В.О. История сословий в России. – Пг., 1918. – С. 131).

В XVI веке московский князь стал царём «всея Руси».

Присоединён Псков. Завоёваны татарские Казанское и Астраханское царства. Началось покорение Сибири (с 1578 года). В десятилетие 1605– открыт Енисей, оживилась торговля в Сургуте на Оби.

Неудачей закончились многолетние войны с Литвой, Ливонией, Швецией и Польшей (1583).

Иван IV (Грозный) искоренил остатки былых боярских вольностей. Истре бил «крамольных» бояр многочисленными казнями и конфискациями их име ния. Кровавые расправы, бесчинства и грабежи опричников вызвали недоволь ство населения. Спасаясь от крепостного гнёта, крестьяне бежали на Дон, в Поволжье. Началось запустение земель. Внутренние потрясения осложнялись польской и шведской интервенцией. «Смута» разлилась по всему государству.

Народное горе, страдания и ненависть — истоки крестьянской войны Степана Разина (1670–1671).

И всё-таки государство укреплялось. Развивалась бюрократическая центра лизация в управлении. Введена новая должность воеводы.

Росли города. Развивались ремёсла и мануфактура. Складывался внутренний рынок. Возвышается купечество. Некоторая часть крестьян переходит в разряд торговцев-ремесленников. Появились первые ростки буржуазных отношений.

ФОРМИРОВАНИЕ ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ определили следующие обстоятельства.

Во-первых, требования истории, самой реальной жизни. Лучшие произве дения древнерусской литературы, в определённой мере, — историко-худо жественные документы эпохи.

Высокоразвитое устное народное поэтическое творчество.

Принятие Русью христианства. Сближение с Византией, с её высокой куль турой, её искусством и переводной литературой.

Письменная культура Древней Руси.

Познавательная литература пришла на Русь в переводах с византийских и болгарских оригиналов.

Византия сохранила преемственность культуры. Она не пережила, подобно Риму, разрушительных нашествий гуннов и германцев. И античное наследие составило основу её позднейшей образованности. Людей такой научной подго товки и таких знаний, как патриарх Фотий, как Кирилл и Мефодий, тогдашняя Европа почти не выдвигала.

Юная Русь получала в те века от древней Византии не меньше, а пожалуй, больше, чем Франция или Англия от Рима (Наровчатов С.С.).

Говорят: «Век живи — век учись». Точнее — живя, учись.

Учёные люди обычны в Европе XIII века. Учёный человек средних веков — это книжник, приобщающий к книге других.

Светила европейской книжной учёности, предельно индивидуальные в сво ей личностной характеристике, — это Августин (IV–V век), Алкуин (VIII век), Абеляр (XI–XII) и Франциск из Ассизи (XII–XIII).

Средневековая учёная деятельность скорее философская, нежели естест веннонаучная работа. Это работа со словом, текстом. Комментирование и ис толкование текста. Прояснение смысла слова сказанного, написанного. Но не исследование «самих вещей». Мир предстаёт как школа. Но и школа оживает страстями мира в его многоцветии и многословии (Рабинович В.Л.).

ЯЗЫК. В конце X века вплоть до границ нынешней Франции разливалось сла вянское «море». Море единого этноса, говорившего почти на едином языке.

«Славянский язык ни от греческого, ни от латинского, ни от какого другого не происходит;

следовательно, сам собою состоит уже от самых древних вре мён, и многочисленные оные славенские народы говорили славенским языком ещё прежде рождества Христова» (Ломоносов М.В. Избр. филос. произведе ния. – М.: ГИПЛ, 1950. – С. 468).

Церковнославянский язык был древнейшим письменным языком на Руси.

В X–XI веках он не только обслуживал узко церковные интересы и нужды.

Он был литературным языком широкого охвата и государственным языком Киевской Руси.

Впоследствии, с возникновением письменности вообще и литературы в частности уже на древнерусском языке (с XI–XII веков), церковнославянский язык продолжал существовать как язык церкви.

В термине древнерусский язык слово русский производится от слова Русь.

Древнерусский литературный язык существовал в XI–XIV веках как особый, отличный от церковнославянского литературный язык.

Лучшие люди Древней Руси выражали свои мысли и чувства в письменной форме не на иноземном, а на родном древнерусском языке. Пользуясь буквами церковнославянского письма.

Древнерусский литературный язык заимствовал немало церковнославянс ких слов, форм и выражений. Церковнославянизмы обогащали его словарный состав. Особенно словами, передающими отвлечённые понятия. Обогащали грамматический строй. Содействовали выработке возвышенно-патетического стиля.

Постоянное обращение к молитвам, к богослужебным текстам, особенно к Псалтири, к текстам на церковнославянском языке на протяжении тысячелетия обогащало концептосферу русского языка.

(Концепт — это мысленное образование, которое в процессе мысли замещает нам неопределённое множество предметов одного и того же рода.) В 1918 г. декретами советской власти было отменено преподавание церков нославянского языка и Закона Божия. Концептосфера языка резко сократилась.

В нашем современном литературном языке много слов и форм церковно славянских по происхождению. Но уже поглощённых народной стихией языка.

Обрусевших, включённых в систему русского языка.

Древнерусский язык — это совокупность областных (территориальных) диалектов. Хотя различия между древнерусскими диалектами были невелики.

Это особенно относится к эпохе до XII века.

Долгое время считали, что территория Приднепровья была единственным источником расселения восточных славян. А коли все восточные славяне рас селялись из одного центра, то все они были носителями одной разновидности славянского языка. И лишь позднее, с феодальной раздробленностью, усугуб ленной монгольским игом, идёт кристаллизация диалектов.

Однако исследование языка берестяных грамот древнейшего периода (За лизняк А.А.) обнаружило древнейший новгородско-псковский диалект. В XI– XII веках он отличался от южнорусского не менее чем двумя десятками су щественных признаков. Но был сходен многими элементами с языками бал тийских славян, а также сербо-словенской группы южных славян.

В XIII–XV веках происходит постепенная нивелировка этих диалектных особенностей на основе взаимодействия с соседними (прежде всего, суздальс ким) диалектами.

Связи восточных славян с тюркскими народностями оставили значитель ный след в лексике древнерусского языка.

В IX веке, а может быть и ранее, некоторые восточнославянские области входили в сферу влияния или даже в состав Хазарии. «Козари имаху [дань] на полянхъ и на сверхъ и на Вятичхъ» («Повесть временных лет», 859 год).

Имена легендарных основателей Киева — Кия, Щека и Хорива на славянс кой почве необъяснимы. Но по «Повести временных лет» — ПВЛ (Лавренть евский список) — хазарского происхождения. На вопрос Аскольда и Дира «Чии се градокъ?» — Киевляне ответили: «Была суть 3 братья: Кий, Щекъ, Хо ривъ, иже сдлаша градокось, и изгибоша, и мы сдимъ, платяче дань родомъ ихъ [то есть родичам] Козаромъ».

В X веке Киев считался принадлежащим хазарам городом. Сохранилось письмо одного хазарского еврея. Он сообщает, что царь Русии Helgu или Halgu (то есть Олег), по подстрекательству греческого царя Романа, напал на хазарс кий город Самбараю и взял его воровским образом.

По летописи, Олег взял воровски Киев.

По сообщению Константина Багрянородного, Киев носил ещё и название Самбатас. Очитка или описка т вместо р и обратно вполне возможна. В ев рейском алфавите эти буквы различаются незначительно.

Из летописного свидетельства о разгроме хазар Святославом (в ПВЛ под 965 годом): «Иде Святославъ на Козары;

слышавше же Козари, изидоша про тиву съ княземъ своимъ каганомъ, и съступишася битися, и бывши брани, одол Святославъ Козаромъ и градъ ихъ Блу Вежю взя».

Город, взятый Святославом, назывался по-хазарски Саркел (= белый дом).

В летописи он назван не по-хазарски (Саркел), а в переводе на русский язык. Русские знали хазарские местные названия.

Торговые сношения между Русью и хазарами были оживлёнными.

В 945 году в Киеве выделяется квартал Козаря бесда, в котором, вероятно, проживали хазарские купцы.

С конца VIII и начала IX века господствующей религией в Хазарии стало иудейство. Из Хазарии иудейство проникало и в Киев. Во второй половине X века, наряду с магометанством и христианством, на религиозное господство в Киеве претендовало и иудейство.

На прениях о вере при Владимире («Повесть временных лет», под 986 го дом) выступали и «жидове козарьстии», то есть хазарские евреи.

В Хазарии кагану отдавали величайшие, чуть ли не божеские почести. Он постоянно находился в затворничестве в своём дворце. Доступ к нему имели только высшие сановники государства. Они входили к нему только босыми.

Держа в руках кусок зажжённого дерева для очищения. Народу он показывался редко. Встречные должны были падать перед ним ниц. И могли подниматься только тогда, когда он скроется из виду.

Слово каган — тюркского происхождения. Впервые засвидетельствовано в VII веке в применении к аварскому кагану. Хан — стяжённая форма этого слова.

«Князь» — основной термин для главы государства у восточных славян.

Термин этот унаследован из общеславянского языка. Там он имел значение ро дового или племенного старшины (старейшины).

Достигнув политического могущества, князья Руси перестали удовлетво ряться доморощенным титулом князь. Чтобы подчеркнуть свою власть и своё величие как государей, присвоили себе с 839 года титул кагана, правителя мо гущественнейшей Хазарии.

Иларион в «Слове о законе и благодати» величает князя Владимира «Вели ким каганом нашея земля». Автор «Слова о полку Игореве» старое время, вре мя Ярослава и Олега, называет коганьим временем.

Термином тюркского происхождения является и слово бояринъ. В сла вянских языках оно встречается в двух формах: боляринъ и бояринъ. Древне русской формой является боярин. Отсюда в дальнейшем стяжённое барин.

Форма болярин встречается и в древнерусской письменности, но как церковно славянизм. В основе нашего слова лежит тюркское baj (бай) — «богатый», «знатный», «достаточный хозяин».

В X–XII веках русские вели непрестанную войну с тюркскими кочевниками.

В середине X века Константин Багрянородный отмечал, что Русь и печенеги торговали между собой. Русь покупала у печенегов скот. Летопись отмечает браки между половецкими и древнерусскими княжескими семействами. Тюрки поступали на службу к древнерусским князьям. Оседали на жительство в Ки еве и других городах. В связи с этим некоторые названия предметов обихода, одежды и другие названия проникали из тюркских языков в древнерусский.

Одним из таких заимствований является слово клобук. В греческом оно обозначало высокую остроконечную шапку персидских царей, тиару.

Древнерусский клобук — это высокая остроконечная шапка тюркского по кроя. Такие шапки носили князья, не снимая их даже в церкви.

Позднее это слово обозначает монашеский клобук. Среди монахов были и лица тюркского происхождения. В житии Феодосия сообщается, что монахи Печерского монастыря занимались и изготовлением клобуков.

Только во времена мира и дружбы могли войти в славянские языки такие тюркские слова, как — пшено (пшеница, сено), ткань, письмо, бумага, буква, карандаш, слово, язык, уют, явь, сон, друг, товарищ («товар» + «эш», собст венно «товарищ»).

Имя былинного героя, гусляра, певца и гостя Садко тюркское. Сравните с тувинскими словами «садыг» — торговля, продажа, «садыгжы» — продавец, торговец, купец.

Существовали и обратные заимствования — из древнерусского языка. Но этим вопросом языковеды мало занимались (Якубинский Л.П.).

Тюркизм — это уже русское слово, происхождение которого не всегда осо знаётся.

Церковь с первых шагов своей деятельности разрушала коммуникации со Степью, обосабливала славяно-христианское сознание. В XIII–XV веках духов ная оппозиция Русь – Поле предельно обострилась. Культурные контакты теперь эпизодичны. Языки славян достаточно развиты и полны средствами выражения.

За века минувшие они предельно насытились ароматом степного этноса.

К тому же уровни цивилизации Руси и Поля уже не совпадали. Большую часть того, что можно было получить от тюрок, славяне заимствовали до XIII века.

В организации финансов и почтовых сообщений татарское влияние было решающим. Поэтому со времён татарского ига в русском языке появились термины татарского происхождения: деньга, алтын, казна, тамга (откуда та можня), ям (откуда ямская гоньба, ямщина, ямщик, ямской) и т. д.

Существуют памятники древнетюркского рунического орхоно-енисейского письма. Современное прочтение забытых идей, образов, традиций может под сказать нам много нового.

«Вообще следовало бы внимательней присмотреться к половцам и поискать следов их воздействия как в древнерусской литературе, так и в памятниках ли тературной культуры» (Пархоменко В.А.).

См. также: Потанин Г.Н. Восточные мотивы в средневековом европейском эпосе. – М., 1899.

Существуют преувеличенные представления о значении географического положения России, о роли в ней «восточных» и, в частности, «туранских» эле ментов, считал Д.С. Лихачёв.

Вся восточная тематика в древнерусскую литературу приходила с Запада.

Ни один сюжет не пришёл непосредственно с Востока. Среди всех остальных европейских литератур древнерусская литература имеет наименьшие связи с Востоком.

Это связано с особой сопротивляемостью Древней Руси по отношению к Азии. Например, в отличие от других стран Восточной Европы, в России не было «потурченцев», «помаков» — целых групп или районов населения, пере шедших в магометанство. Здесь имела значение и «веротерпимость» монголо татар до их перехода в магометанство.

Восточные темы, мотивы и сюжеты появляются в русской литературе толь ко в XVIII веке (Лихачёв Д.С.).

ПИСЬМЕННОСТЬ. До возникновения буквенного письма и письменности сла вяне, как и все другие народы, пользовались различными типами первобытно го письма. В древнейшем типе пиктографического письма слиты зачатки собственно письма и изобразительного искусства. Понятие пиктограммы у предков славян выражалось словом, от которого происходит современный сла вянский корень пис-. Например, в русском писать. Этот корень существует во всех славянских языках.

В связи с развитием идеографического письма значение этого корня раз дваивается. С одной стороны — «рисовать», «раскрашивать», «орнаментиро вать», «узорить». Эти значения связаны с изобразительным искусством. С дру гой стороны — значение собственно «писать».

С развитием идеографического письма второе значение — «писать» — от ходит на задний план. А снова оживляется и становится во всех славянских языках главенствующим лишь с возникновением буквенного письма.

Славянский корень пьс-, пис- существовал уже в дославянскую эпоху. Он является одним из индоевропейских элементов в славянских языках. Славянс кое слово писать осмысляется и как «писать красками», и как «узорить».

На смену пиктографическому письму пришло письмо идеографическое. Его возникновение относят ко времени зарождения и развития родового строя. Об разуется система идеографических знаков. Это родовые знаки, знаки коллек тивной, а позднее частной собственности, числовые знаки, магические знаки (обереги), гадательные знаки.

Толкование гадательных и иных знаков, в том числе и числовых, и было содержанием слова «читать» во время господства идеографического письма.

То есть было совершенно иным, чем то, которое стали вкладывать в слово «чи тать» после возникновения буквенной письменности.

«Чтение» гадательных знаков было одновременно и культово-магическим действием. «Почитанием» тех потусторонних сил, духов, которые должны бы ли раскрыть будущее. И притом в благоприятном смысле. «Чтение» сопровож далось молитвами-заклинаниями.

В древнерусском языке слово чьртежь значит «межевой знак». В сибирс ких диалектах оно имеет значение «условный межевой знак», «зарубка», «нарез на деревьях». Посредством его отмежёвывают участок леса, являющий ся чьей-то собственностью.

От слова черта со значением «магического знака оберега», предохраняю щего от несчастья и способствующего удаче, идёт русское выражение очертя голову — «отчаянно», «смело», «безрассудно».

Очертя, очертить. То есть положить на себя черту, магический знак, обес печивающий удачу, предохраняющий от гибели. В христианскую эпоху в слу чаях особой опасности «осеняли» себя знаком креста.

В древнерусском языке слово печать имеет значение «знак», вырезанный на металле или камне для оттискивания. «Оттиск» этого знака, прилагаемый к документам вместо подписи. Древнерусская печать — это потомок родового знака, эволюционирующий в направлении личного «герба», личной «печати».

В договоре 945 года киевского великого князя Игоря с Византией сообща ется. До сих пор русские послы и купцы, в знак того, что они действительно пришли в Византию от великого князя, приносили золотые и серебряные печа ти (как бы идеографические «удостоверения»). Но на будущее отменяется этот устарелый обычай. Послы и купцы должны будут приносить писаные удосто верения, «грамоты».

Слова «книга» и «буква» не исконно славянские, а заимствованные. Они существовали ещё в системе славянской терминологии знакового письма.

Впоследствии были включены в терминологию буквенного письма. Древней шее значение слов книга и буква — это «отдельный письменный знак».

Славянское знаковое письмо было сложным явлением. Но оно продолжало оставаться лишь знаковым письмом. И в своём развитии не дало нового ка чества — буквенного письма и письменности. Поставленные рядом знаки, хотя бы и в большом количестве, не представляли текста в нашем понимании. Это была лишь сумма знаков.

Слова черта, чертить могли бы быть перенесены, по функции, на новые понятия «буквенного письма» и «писания». То есть получить значение «буква»

и «писать».

Такое перенесение старого термина, обозначавшего нарезывание или вы далбливание знаков на каком-нибудь материале, на новое понятие «писания связного текста» произошло, например, в греческом и латинском языках.

У славян функция нового, буквенного письма была совсем другая. Старое, знаковое письмо не предназначалось для передачи связного изложения.

У славян письменность и буквенное письмо возникли лишь во второй поло вине IX века. И славяне сразу же приобщились к новой технике письма (выри совывание букв на пергамене).

(Пергамен, пергамент. Кожа животных, обработанная особым образом. В древ ности, до распространения бумаги, применялась как материал для письма. Древняя рукопись, написанная на этом материале. Пергаментная бумага.) Вычерчивание или нарезывание связных текстов получило у них совершен но ничтожное распространение. В этих условиях не могло быть и речи о при менении к новому письму старого термина «чертить».

А для обозначения «писания» на пергамене или ином материале какими нибудь красящими веществами, красками стали употреблять слово, обознача ющее «красить», «раскрашивать», «рисовать». То есть слово писать.

Применение слова «писать» к технике буквенного письма было удачным.

Потому что писание древних текстов означало «рисование», вырисовывание отдельных букв, орнаментацию текста. Лучшие древние славянские рукописи были настоящими шедеврами изобразительного искусства.

Возможно, новое, буквенное письмо могло бы возникнуть и у славян путём преобразования собственного знакового письма. Но когда у славян развива лись предпосылки для возникновения буквенного письма, они находились во взаимодействиях с другими народами и странами, обладавшими буквенным письмом уже в течение многих столетий.

Взаимодействия славян с одной из таких стран — Византией — определило возникновение у них буквенного письма и письменности (Якубинский Л.П.).

В «Житии» Кирилла Философа есть упоминание о «Корсунских книгах»

(Евангелие и Псалтирь), написанных в IX веке «русьскыми письмены».

Болгарский писатель монах по имени Храбр, «черноризец Храбр», живший на рубеже IX–X веков, в своём сочинении «О письменах» свидетельствует. Сла вяне, будучи ещё язычниками, «=¦™=¦ [букв], =¦=¦=¦ [нарезка ми] ™=¦=™». То есть чертами и резами читали, считали и гадали.

Но своей азбуки ещё не имели. Они записывали свою речь греческими и ла тинскими буквами. Видимо, форма букв была приведена в соответствие с «чертами и резами». Возможно, были уже знаки, выражавшие славянские зву ки, отсутствовавшие в греческом языке.

«Русьские письмена» могли послужить толчком к созданию упорядоченной славянской письменности.

Восточнославянские племена до официального принятия ими христианства включали немало людей новой веры. Крестились купцы и мореходы, целые дружины. Греческий патриарх Фотий упоминал о крещении русов под 860(!) годом. Эта христианская прослойка нуждалась в богослужебных книгах на родном языке.

Сношения с Византией требовали оформления дипломатической докумен тации на обоих языках — греческом и русском.

Распространение грамотности среди славян стало делом жизни двух брать ев, выходцев из Солуни Константина и Мефодия.

Солунь, теперешние Салоники, — славянский город, бывший под визан тийским управлением. Отец братьев занимал крупную военную должность.

Родным языком генеральских детей был славянский. Воспитание они получили греческое.

Младший из братьев Кирилл. Мирское имя его Константин. Ещё в солунс кой школе выделялся своими способностями. «Спеяше паче всех учеников в книгах памятью вельми скорою, яко и диво ему быти», — говорит о нём предание.

Константин (Кирилл) принял священство. Вскоре за свою приверженность к знаниям получил прозвище Философ.

В 862 году моравский князь Ростислав обратился в Византию с просьбой прислать христианских наставников, знающих славянский язык. Выбор оста новился на братьях.

Европейские народы принимали христианство либо по римскому, либо по греческому образцу. Болгария только что приняла греческий канон. Моравия встала теперь на очередь. Преимуществом греческой церкви было то, что она поощряла богослужение на национальных языках.

Согласно евангельской легенде, при распятии Иисуса Христа на кресте над его головою, по приказанию римского правителя Иудеи Пилата, прибили надпись на еврейском, греческом и римском (латинском) языках: «Иисус Наза рей, царь иудейский».

На этом основании в западной, римско-католической церкви было распрост ранено убеждение, что проповедь христианства, христианское богослужение и тому подобное могут совершаться только на одном из этих трёх языков.

Немецкое духовенство сочло ересью перевод книг на славянский язык.

Но Кирилла-Константина и Мефодия поддержал римский папа Адриан II.

Он знал об успехах братьев в Моравии и Паннонии. Адриан II решил их по слать вновь в славянские страны от своего имени, чтобы подчинить славян своему влиянию.

Папа римский осудил тех, кто ропщет на славянские книги: «Да исполнится слово Писания: «Пусть восхвалят Бога все народы», и другое: «Пусть все народы восхвалят величие божие, поскольку дух святой дал им говорить». Ес ли же кто бранит славянскую грамоту, да будет отлучён от церкви, пока не ис правится…».

«Имеют ли славяне азбуку? — спросил Константин Философ. — Учить без азбуки и без книг всё равно что писать беседу на воде».

Никто не требовал от него, чтобы миссию проповедника он поднял до сте пени просветительской. Он же создал первую славянскую азбуку. С помощью новоизобретённых букв впервые перевёл Библию на славянский язык.

Взяв за основу греческое уставное письмо, Константин Философ изобрёл простую, чёткую и удобную форму для начертаний новых славянских букв.

Дополнил азбуку знаками, передающими звуки, свойственные славянской речи и отсутствующие в греческой (ч, ш, щ и другие). Расположил буквы в последо вательном порядке.

Своим переводом Библии Константин Философ ввёл в обиход славянства множество новых понятий общественного, государственного, философского значения.

В обоюдном подвиге просветительства старшему брату Мефодию принад лежала вместе с творческой по преимуществу организационная роль.

Долгое время об руку с «кириллицей» шла «глаголица», имевшая почти тот же состав знаков, но более трудного начертания. Наша современная русская азбука — прямое продолжение и развитие кириллицы.

Кроме общих для славянского и греческого языков звуков, в кириллице по лучили обозначения чисто славянские. Это в, ж, з, у, ц, ш, щ, ъ, ы, ь, ять, ю, я, е (йотированное э), юс малый, юс большой, юс малый йотированный, юс большой йотированный. Всего введено было 19 новых букв. Ещё 7 греческих букв оставлены для правильной передачи греческих богослужебных слов (фи та, ижица, «и» с точкой и другие). С ними кириллица насчитывала 43 буквы.

В древнерусском письме, по заимствованной у греков традиции, в качестве цифр использовались буквы. Причём, в глаголической системе — 28 букв ал фавита. В кириллице цифровое значение получали лишь буквы, заимствован ные из греческого письма.

Болгарские книжники перевели основной корпус христианской письмен ности. Они применили новое письмо, основанное на греческом алфавите. Это письмо под названием кириллицы, с определёнными модификациями, употреб ляется до сих пор у славянских народов, исповедующих православие.

Переводы Библии на национальные языки иногда становились событиями первостепенной важности. Молодые народы Европы выявляли в этих перево дах силу и гибкость своей речи, расширяли словарный запас, создавали впер вые литературный язык.

Христианские книги, переведённые с болгарского и греческого языков, расширяли умственный кругозор древнерусского писателя и читателя. Знако мили с новыми общественными, нравственными и юридическими понятиями.

Братья не просто переводчики, но и просветители, избранные Богом провод ники Священного Писания. Создатели нового книжного — церковнославянско го — языка. Непреходящее значение «Кирилло-Мефодиевского дела» в его [язы ка] «внутренней христианизации и воцерковлении. В преображении самой сти хии славянской мысли и слова, славянского «логоса», самой души народа»


(Флоровский Г.). То есть в становлении новой православной ментальности.

Болгария ежегодно чтит творцов славянской азбуки.

1000-летие восточнославянского христианства (1988 год) было отмечено открытием в Москве памятника Кириллу и Мефодию. 24 мая стало Днём сла вянской письменности и культуры.

Письменность на Руси существовала ещё в первой половине X века. Тексты договоров фиксировались и на русском языке. В договоре 911 года, заключён ном Олегом с Византией, сказано, что Византия и Русь и прежде решали спор ные вопросы «не только словесно, но и письменно». Здесь же отмечен обычай русских купцов делать письменные завещания на случай смерти.

В договоре князя Игоря 944 года говорится о посыльных и гостевых грамо тах. Их получали послы и купцы, отправляющиеся в Византию.

К сожалению, единственный дошедший до нас памятник дохристианской письменности — это надпись на корчаге, найденной в 1949 году у деревни Гнездово под Смоленском. На сосуде с узким горлом, двумя ручками и круг лым дном всего одно слово — «гороухща». То есть, по-видимому, «горчи ца» — горчичные зёрна, семена.

Корчагу датировали второй четвертью X века. Надпись кириллицей «сдела на рукой мастера-гончара на сырой глине до обжига сосуда» (Рыбаков Б.А.).

С введением христианства на Руси создаются условия для распространения книжности и развития письменности. Русь приобщается к высокой книжной культуре Болгарии и Византии. Развивается и оригинальная русская литература.

В 1951 и 1952 годах в Новгороде археологическая экспедиция, возглавляе мая профессором А.В. Арциховским, обнаружила берестяные грамоты XI– XIV веков. К 1991 году найдено уже более семисот таких грамот. К сентябрю 2010 г. — 959. Они обнаружены при раскопках многих памятников практичес ки на всей территории Руси. Из них более двухсот датированы XI–XII веками.

А ведь ещё в послевоенные годы XX века твёрдо держалось мнение о почти поголовной неграмотности наших средневековых предков.

Долгое время письменная культура Древней Руси связывалась с княжеским двором и духовенством. Но берестяные грамоты как бесценные свидетельства грамотности народа Киево-Новгородской Руси перевернули эти представления.

Писали в те времена на табличках из дерева, глины, металла, а также на пергамене, ткани, берёсте, папирусе.

Процарапывали буквы металлическими и костяными заострёнными, изогну тыми стержнями (писало) на камнях, штукатурке, деревянных строениях. Писала изготовляли из кости, рога, железа или бронзы. Характер их наверший зооморф ный: змеиные и волчьи головы, ящеры. Христианских изображений здесь нет.

Писала явно не употреблялись для писания книг. Но применялись для раз линовки строк на листах пергамена.

«Писала»-стили с языческими сюжетами X–XI веков см.: Рыбаков Б.А.

Язычество..., 1988, с. 357, рис. 68.

В отличие от пергамена, берёста наиболее дешёвый и распространённый материал для письма. Наряду с ней, изредка употреблялись листки свинца или меди. Использовали также дощечки-церы. Одна из сторон их заполнялась вос ком. Церы были удобны при обучении грамоте, так как позволяли стирать и исправлять написанное.

По характеру надписей, к берестяным грамотам приближаются записи граффити, процарапанные на стенах архитектурных сооружений. В научный оборот введены сотни надписей-граффити из Софийских соборов Киева и Нов города.

В последнее время открыты многочисленные памятники вещевой палео графии.

В семи томах академического издания новгородских берестяных грамот за ключена бесценная информация о жизни древнего Новгорода и Руси в целом.

О чём только не писали друг другу люди того времени. «Казалось, что из под земли раздались голоса, и такие живые голоса, ведь речь была иногда сов сем разговорная, чего нет в древнерусских текстах, ранее известных» (Арци ховский А.В.).

Дело в том, что большинство грамот — частные письма. Их авторы и адре саты люди светские. Не только богатые, но и бедные. Не только мужчины, но и женщины.

Многие найденные в Новгороде предметы (бочки, сосуды, рыболовные гру зила, поплавки, стрелы, банные шайки и другие) помечены именами или ини циалами их владельцев.

В грамотах — хозяйственная, бытовая, деловая конкретика.

Встречаются жалобы, адресованные правительству, высоким государствен ным лицам и уважаемым людям. Грамота № 9 (XI век) «От Гостяты к Василь ви». Молодая женщина жалуется на родственников, обидевших её при дележе наследства.

Тексты грамот разного рода в переводе с древнерусского.

«От Бориса к Настасье. Как придёт эта грамота, пришли мне человека на жеребце, потому что у меня здесь дел много. Да пришли сорочку, сорочку забыл».

Борис куда-то уехал по делам. Для разъездов ему понадобился всадник.

Просит прислать смену белья.

«Поклон от Петра к Марье. Покосил я пожню, и озеричи у меня сено отня ли. Спиши список с купной грамоты да пришли сюда».

(Пожня, пожниво, жнивьё. Поле, где сжата рожь или другие зерновые хлеба.

Покос, луг.) Озеричи — жители села Озеры. Пётр — крестьянин или рядовой горожа нин. Будь он феодал, даже мелкий, крестьяне не могли бы отнять у него сено.

Марья грамотна настолько, что может снять копию с купчей. Этот документ нужен Петру, чтобы доказать своё право на пожню.

Мать просит сына купить ей «зенденцу добру», то есть бухарскую хлопча тобумажную ткань. Торговля со Средней Азией известна в Новгороде по находкам среднеазиатских монет.

Первое древнерусское любовное письмо: «От Никиты к Ульянице. Пойди за меня. Я тебя хочу, а ты меня».

Встречаются школьные записи, шуточные тексты. Найдено школьное посо бие, деревянная азбука начала XIV века. Это пятиугольная дощечка. На ней написано 36 букв в порядке тогдашнего алфавита.

Автором целой пачки берестяных грамот XIII века является пятилетний мальчик Онфим. Он три раза подписался. Неоднократно им написан алфавит.

Алфавитный порядок букв всегда точен. Комбинации согласных букв с глас ными позволяют выяснить способ обучения.

Когда надоело писать, Онфим начал рисовать людей и зверей. Изобразил свои будущие воинские подвиги.

Грамотность развивала охоту к чтению. Автор письма XIV века просил ад ресата Максима Онцифоровича, брата известного посадника Юрия Онцифоро вича, прислать ему «чтения доброго». То есть интересную книгу.

На территории Новгорода найдены древнейшие памятники финского языка.

Это карельские берестяные грамоты.

«… в книжке о берестяных грамотах никогда не будет написано последней главы, потому что новые успехи всегда будут сопутствовать энтузиазму иссле дователей» (Янин В.Л.).

ВИДЫ ПИСЬМЕННОСТИ У СЛАВЯН. Славяне за многие тысячи лет до Рож дества Христова свои письменности имели, без обиняков заявляла Екатери на II. Не письмо, а письменности. То есть различные виды письменной грамо ты. Аналогичную точку зрения выражали М. Ломоносов, В. Татищев, Е. Классен.

Русская православная Церковь изначально знала о том, что у славян есть своя собственная письменность. В церковно-историческом словаре за 1889 год по этому поводу говорится: «Россы, варяжское племя, жили в южной России;

с Византией то вели дела торговые, то воевали. От них заимствовал буквы Св. Кирилл».

Но Церковь предпочитала особо не афишировать свои знания. Ведь это по литика, которая во все времена считалась нечистым видом деятельности.

Именно политика виной тому, что самому большому по численности этносу Европы уже какое столетие отказывают в самобытности.

«Они [Греки] говорили, что установили нам письменность, чтобы мы при няли её и утратили свою. Но вспомните о том Иларе [Кирилле], который хотел учить детей наших и должен был прятаться в домах наших, чтобы мы не знали, что он учит наши письмена, и то, как Богам нашим требы класть» (Влес книга / Патриарси).

Известный лингвист и эпиграфист В.А. Чудинов по вопросу о существова нии докирилловской письменности у славян пишет: «Мной прочитано мно жество древних надписей. Конечно, это малая толика того богатства, которое издано археологами [но не востребовано почему-то историками в качестве до полнительной базы]. Однако и эти примеры позволяют видеть, что письмо не просто существовало, но пронизывало все слои русского общества…».

Языковед Н.Г. Самсонов анализирует факты массовых находок берестяных грамот в Новгороде, Пскове, Смоленске, Витебске. «Такое распространение грамотности также свидетельствует о том, что к XI в. русская письменность прошла уже долгий путь развития, прежде чем стать привычкой, потреб ностью… Можно думать, что дохристианское письмо было достаточно совер шенным».

Далее следует цитата из книги Л.Н. Рыжкова «О древностях русского языка».

«Изменения в языке не всегда являются развитием языка, но и его деграда цией, упрощением, что заставляет в далёкой древности искать его [языка] под линный облик… Это подразумевает смещение дописьменной и письменной эпохи для рус ского языка в глубь тысячелетий, поскольку теперь в рассмотрение вовлека ются письменные памятники, ранее не считавшиеся памятниками русской и праславянской письменности.

Поэтому русская (и вообще славянская) лексическая современность может вполне оказаться славным прошлым древнелатинского, праиранского, пра санскрита и т. д. до их деградационных изменений… По-видимому, древнеславянская лексика является источником наиболее древнего в первооснове праязыка индоевропеистики. Источником преемствен ности культур является славянское слоговое письмо, из которого произошли все европейские алфавиты в процессе его [слогового письма] распада».

Согласно Ведам, основу письменной грамоты славяно-арийских народов составляли четыре формы письма. От них в дальнейшем произошли все остальные виды азбук и алфавитов.

1. Арийская Каруна (союз рун) — жреческое письмо, сборник тайных руни ческих образов. Упрощённые формы Каруны: а) санскрит — самостоятельный скрытный жреческий язык;


б) футарк;

в) славянские руны, руны Боянова гим на;

г) сибирская (хакасская) рунница.

2. Арийские Тьраги — иероглифическое (идеограммное) начертание переда ваемых образов. Читались по всем четырём направлениям.

3. Рассенское образно-зеркальное письмо (молвицы). Данную письменность ныне называют этрусскими (тирренскими) письменами. Они легли в основу древнефиникийского алфавита. На базе его позднее были созданы упрощённое греческое письмо и латынь.

Рассенское письмо есть органичный синтез образного наполнения букв и слов. А также способов по выявлению этого образного наполнения.

4. Святорусская Буквица. Самое распространённое письмо среди славянс ких народов древности. «Пракириллица» или «руны Рода», по В. Чудинову.

Оно использовалось и жрецами, и при заключении важных межродовых и междержавных договоров.

Одной из форм святорусской Буквицы являлось полуруническое письмо, которым была написана «Велесова книга».

«Влесовица» типологически старше кириллицы. Представляет собой знако вую систему, промежуточную между слоговым письмом и алфавитом.

В тексте «Велесовой книги» обнаружено «цоканье», то есть замена ч на ц.

Это встречается очень широко в новгородских берестяных грамотах и до сих пор отличает новгородский говор.

Формой Буквицы являлось и письмо «словени». Но «словени» слишком громоздок для повседневного общения. Поэтому впоследствии появилась его упрощённая форма — объёмная, всеохватная древлесловенская Буквица, со стоящая из 49 знаков-образов (основных). Здесь запись передавала не только графему составляемого слова, но и его образный смысл.

— (Бог, живущий на земле, есть Творец).

«», в образном понимании наших предков, ко всему прочему, есть «ис ток, начало основы, системы умения созидать, творить».

— ¦ (многообразный божественный смысл).

‡ — ¦ (мудрость на земле и небесах ведаю).

«Появившаяся в IX в. «кириллица» была специально создана (на основе Буквицы) с использованием македонского диалекта древнеболгарского языка для нужд христианской церкви как язык книжно-литературный (старославянс кий). Впоследствии под влиянием живой речи постепенно впитывал местные языковые особенности… Эти позднейшие региональные разновидности приня то называть церковнославянским языком болгарской, сербской, русской и т. д.

редакций или изводов» (Хабургаев Г.А. Старославянский язык, 1974).

Древнерусский язык (светский упрощённый вариант Буквицы) дожил до петровской языковой реформы.

5. Глаголица — торговые письмена. Впоследствии они стали использовать ся для записи сказаний и христианских книг.

6. Словенское народное письмо (черты и резы) для передачи кратких сооб щений бытового характера.

7. Воеводское (воинское) письмо — тайные шифры.

8. Княжеское письмо — у каждого правителя своё.

9. Узелковое письмо. И т. д.

ПРОСТОЕ И ГЛУБОКИЕ ЧТЕНИЯ. Исток древнейшей веры человечества — ве дический.

Руна — это тайный (предельный, глубинный) образ того явления, события, которое отображалось в руническом начертании.

Исследователи, изучающие древнерусский и древнеславянские языки, от мечают их лаконичность в связи с дополнительной передачей образа.

Каждое наше слово несёт свой образ, свою информацию. Образ — сово купность разносторонних знаний, объединяющихся в конкретное описание ка кого-либо предмета или явления. Эта информация ждёт, когда её использу ют — произнесут, помыслят, напишут. И, тем самым, преобразуют в энергию.

Оттого, как мы говорим, пишем и читаем, соединяя образы в усваиваемой нами информации, зависит положительный или отрицательный окрас энер гии. Результат данного процесса усвоения.

Для выявления искомого образа, заложенного в тексте, помимо «простого чтения», производились ещё три, так называемых «глубоких чтения» (поэтап ная дешифровка). Результат каждого этапа становился «ключом» к переходу на следующий этап. Все четыре чтения соединялись в единый текст.

Известно выражение «азбучные истины». В современном понимании это что-то очень простое, примитивное, всем известное. К примеру, фонетическое начало азбуки: а, б, в, г, д, е …. Это 1-й этап.

Но буквы (буквицы) раньше имели именования: аз, Боги (буки), веди, гла голи (глаголь), добро, есть, есмь, живот, зело, земля. Это 2-й этап.

Соединяя имена буквиц попарно и добавляя их общеизвестные образы, по лучаем следующий текст. «Аз Бога ведаю, глаголя добро, глаголить добро — есть бытие, жизнь вельми на земле». 3-й этап.

Переходим на глубинные образы буквиц. «Я многое ведаю, информацию множа о бытие, кое есть форма существования жизни разнообразной на землях (планетах)». 4-й этап.

Простое чтение — обиходная мудрость. Глубокие чтения — более высокий порядок мудрости.

И наоборот. Глубинную информацию накладывали на общедоступный текст (простое чтение), используя его в качестве носителя-матрицы. Простой люд из века в век повторял её в песнопениях, гимнах-прославлениях Богов.

Среди жрецов хранились «ключи» для расшифровки древней мудрости.

Так сберегали знания в прошлом.

ПОТАЁННАЯ МУДРОСТЬ СЛОВА. У каждого слова своя, потаённая мудрость.

¦, фонетически: конига. Где — высший устой, правило, свод пра вил, основа, первооснова. ¦ — союзная форма. — путь.

Книга — то, что находится за устоем, то, что заповедано Богами — (закон).

(князь) — светлый земной хранитель устоя.

™ — кому доверено перенести (унести) в другое место.

Выражение «Rбz вам!» — это пожелание Rстатка Божественного Z, то есть сияния, света, энергии.

Замена буквицы в слове меняет и его смыслообраз, хотя фонетика слова может оставаться прежней.

Общеизвестный пример. До языковой реформы 1917 года название знаме нитого романа Л.Н. Толстого прописывалось так: «Война и i». То есть «Война и Народ».

Ныне: «Война и мир», то есть «Война и не война». Это расходится с замыс лом писателя.

Это же слово с буквицей «ижица»: — благовонное масло.

Вообще i — вселенская структура.

Наши предки утверждали, что нет ни прошлого, ни будущего, ни грядуще го, а есть лишь одно течение жизни — настоящее. Настоящее держится, сто ит на НАС, ныне существующих. На всей линии рода, народа (на-рода), к ко торому мы принадлежим.

Поэтому мы, нынешние, с полным правом говорим: «МЫ построили», «МЫ победили». Хотя события эти могли произойти ещё до нашего рождения.

От изначалья до нынешних времён МЫ в одном ряду с нашими Предками.

Да не прервётся эта связь!

ПИСЬМЕННАЯ ТРАДИЦИЯ. В 2000 году в Новгороде была найдена книга, состоящая из деревянных страниц, — аналог «Влесовой книги». Ей дали название «Новгородская Псалтирь», так как она включала известные тексты трёх псалмов царя Давида.

Книга создана на рубеже X и XI веков. Это самая древняя книга славянско го мира из признанных официальной наукой.

Очередная находка — докириллический текст, условно названный «про странной редакцией Боянова гимна». Текст, состоящий из 61-й строки, доволь но сильно пострадал от времени. Лежащий в его основе протограф удалось восстановить. Он получил собственное название — «Ладожский документ».

Примечательны причины обращения жреца («коба») к древним историчес ким сказаниям. На севере появились христианские дружины, неся гибель язы ческому миру. Христианские священники той поры отрицали историческую ценность славянского прошлого. Для них это были века варварства и идолопо клонничества.

«Коб» назвал какое-то такого рода христианское сочинение лжеграмотой.

И дал в ответ на него беглый обзор русской истории. Начиная с эпохи пре бывания русов-киммерийцев в державе вавилонского царя Набопаласара (VII век до н. э.).

Вот отрывок из этого исторического повествования.

·™==я= ¦=¦==== =™====™= = =¦=™™=™=™=¦== ™====™= ¦™=™=¦==¦=™= ™=™™=¦==¦™= =====™=™= ·™™== ™¦==¦¦===™™=¦™= =™=™= ™=¦====¦=¦™= ‡=™==™=™= =™==¦™=™™K= Перевод.

Господину святой коб:

Христиане идут к Ладоге-городу.

Молимся, жертвы приносим, чтобы не поработили землепашцев и не разрушили город.

Посылаю речи Перуна моему господину, коб-старец.

Мужу посылаю, заветного срока ожидая, против лжеграмоты.

Русы были Кимрами и до кимров жили.

Были врагами Риму и тебе, Стилихон;

Болорев;

Дир-воин был нам на муку, был варваром, а родом — грек;

Отуарих, затем Ижодрик, затем лживый Рюрик-воин;

проклятый Алдорог — смерть сеяли, нашего Бога жгли, убивали горожан.

Вечна Русь, на костях стоит, страждет от времен Дира и Набопаласара.

Здесь Дир (Дор) назван полугреком, полуварваром. Летописи же неверно относят Дира, как и многих иных действующих лиц ранней русской истории, к варягам.

На одной из дощечек «Ладожского документа» читаем: «Аскольд — тём ный воин и только от греков просвещён, что никаких русов нет, а есть одни варвары. Этому можно только смеяться, так как киммерийцы были нашими предками, а они Рим потрясли и греков разгоняли как напуганных поросят».

«Ладожский документ» заканчивается описанием страдающей Руси. Об этом же говорится во «Влесовой книге»: «Русь сто крат разбита с севера до юга». Но здесь мы находим продолжение мысли, оборванной в «Документе» на полуслове: «троекратно Русь падшая восстанет».

Знаки русской руники обнаружены также на древностях IX–X веков из Бе лой Вежи, Старой Рязани, Гродно.

В 1812 году Г.Р. Державин опубликовал два рунических отрывка из собра ния петербургского коллекционера А.И. Сулакадзева. Только сейчас выясняет ся, что вырванные Державиным из пропасти забвения строки являются уни кальными памятниками докириллического письма. Текст из державинского ар хива — сохранившееся свидетельство письменной традиции.

Всякое поверхностное знание считается неполным, искажённым, то есть ложью. В понимании предков, «ложь» — это находящаяся на поверхности (на ложе), искажённая, неполная информация о чём-либо.

Чтобы понимать что-то глубинно, нужно освоить не сочетание букв, а со единение образов.

До 1917 года начальное обучение давало знание основ старославянского языка. С этого начиналось образъ ование, призвание образа. То есть умение со единять и понимать смысл буквиц и слов.

Русский язык был и остаётся языком образов глубинного смысла.

С утратой образности и переходом на фонетический способ извлечения ин формации, наш язык обедняется, искажается.

Вернёмся же к образности.

Дабы словом сим [со]зидать сущее, а не рушить оное, лишая его и далее Образа, посредством чего ото Прави [от Божественной Правды] удаляясь всё дале, да ко Нави [к Царству мёртвых] близясь (Буквица..., 2006).

ХАРАКТЕР ЛИТЕРАТУРЫ. Мы располагаем почти всеми написанными и напе чатанными произведениями новой литературы. Но памятники литературы древней сохранились случайно.

Подчас ближайшие поколения утрачивали живой интерес к их истори ческому содержанию. Их художественная форма казалась сложной и непонят ной. И потому они забывались, терялись, разрушались.

Либо, переходя в новую социальную среду или в другую эпоху, неодно кратно редактировались. Подвергались свободной переработке. Доходили в нескольких вариантах (редакциях). Если, конечно, их щадили пожары, вой ны, стихийные бедствия.

Одним из крупнейших русских книжных центров стал Троицкий монастырь (будущая Троице-Сергиева лавра, в 60 верстах от Москвы).

В 1382 году, во время нашествия на Москву Тохтамыша, в московские соборные церкви со всего города, из пригородов и сёл свезено было для сохра нения множество книг. И намётано там их было доверху. Но все они сгорели во время осады.

ДАТИРОВАНИЕ ДРЕВНЕРУССКИХ СОЧИНЕНИЙ. Датировать их можно лишь приблизительно. На основе косвенных данных, извлекаемых из самих произведений. А также на основе языкового анализа списка, если он сохранил архаические черты оригинала. Сказанное особенно касается литературы переводной.

Древнейшие памятники датируются второй третью XI века. Это церковно служебные книги, значительные образцы литературной культуры.

Но трудно предположить, чтобы до них письменные памятники отсутство вали. Вероятно, они просто не дошли до нас.

Эти обстоятельства неизбежно ограничивают, обедняют наши представ ления о литературе русского средневековья. К тому же порой забывается, что русская письменная культура включает в себя, кроме литературы, деловые бумаги, записи торговцев и ремесленников, всевозможные договоры, личную переписку.

АВТОРЫ И ПЕРЕПИСЧИКИ. В Древней Руси литературный труд осознавали уже как профессию. Писцы сохраняли от забвения старое и творили новое зна ние. Склонясь над рукописанием, денно и нощно души свои «преизлиха»

насыщали учением книжным.

Свой талант они воспринимали как дар божий. «Писательство» становилось разновидностью иноческого подвига, подвижничеством, особой формой молитвы (основу многих молитв составляют псалмы). Русский книжник чувствовал себя посредником между Божественной мудростью и человеческим неведением.

Для европейского средневековья характерно «верховное господство бого словия во всех областях умственной деятельности» (Маркс К., Энгельс Ф.

Соч. – Т. VIII. – С. 128).

Первыми русскими писателями, в силу социального статуса и грамотности, были церковнослужители. Проповедничество как учительство общей для всех христиан правды велось от имени «христианина вообще».

Понятие литературной собственности отсутствовало. Предполагалось, что не автор творит своё произведение, а оно внушается ему свыше. Проявляется анонимность, отсутствие имени автора, как бы «коллективность» творчества.

Автор, как правило, не считал нужным указывать своё имя. Для придания написанному большего авторитета подписывались именами популярных ви зантийских писателей (псевдонимность).

Начиная с XVI века, уже распространено говорение или писание от своего имени. Усиливаются индивидуальные особенности стиля, автобиографическое начало, индивидуальные моменты в воззрениях авторов. Заметны проявления чувства авторской собственности.

Даже в тех случаях, когда памятник может быть связан с именем опреде лённого автора, мы часто ничего, кроме имени, об авторе не знаем.

Древнерусский писатель непосредственно зависел от княжеско-дружинной или церковно-монастырской среды. Он служил ей не только пером, но нередко мечом или крестом. Как воин, дипломат, проповедник, паломник. Автор вы ступал как выразитель или обличитель взглядов и действий, обычаев и вкусов хорошо известного ему круга читателей или слушателей.

Обличая междоусобную борьбу, княжеские преступления, он делал это ра ди улучшения того же феодального строя. Ради утверждения общих госу дарственных и патриотических интересов. Как правило, окрашенных в тона традиционной христианской этики.

Древнерусский писатель начинал осознавать себя учителем жизни, ду ховным и политическим наставником. Он не развлекает, не поучает читающую публику. В те времена таковой ещё не было. Он печётся об общем благе.

Обращает своё слово к высшим феодалам. Но ещё не сознаёт себя индиви дуумом, творцом.

Мы располагаем не творческим наследием писателя, а рядом литературных памятников. Иногда они сообщают имя автора и отдельные сведения о нём.

Копиист с ярко выраженными задатками редактора-соавтора. Таково ка чество, характерное почти для всех переписчиков произведений светской литературы. Переписчик приспосабливал текст к своим вкусам, к потребно стям и вкусам своего времени, своей среды.

Реальные события, субъективные жизненные интересы, какими памятник был вызван к жизни, переставали волновать и интересовать читателей следу ющих поколений. Конкретная, фактическая сторона памятника сглаживалась и обезличивалась. Всё личное и историческое часто устранялось из текста. Оста валось и иногда усиливалось то общее, что могло рассчитывать на некую жи тейскую непререкаемость и убедительность в условиях сегодняшнего дня.

Переписчикам свойственно активное отношение к лексике переписываемых произведений. Они склонны к добавлениям в тех местах, которые могут вы звать вопросы у читателя. Часто поясняются древние имена и архаические термины, не поддающиеся буквальному переводу.

Ясность местного смысла, то есть ясность данного слова, словосочетания, фразы, части текста, — вот главная цель переписчиков. И они её достигают, даже если в некоторых случаях приходится идти на нарушение формы произ ведения и значительные дописки.

Вмешательство переписчиков в текст не допускалось, когда произведение принадлежало отцу церкви, митрополиту, святому, князю, епископу, царю (например, Грозному). То есть автору, обладающему внелитературным автори тетом — церковным или светским.

Произведения авторов-профессионалов (Епифания Премудрого, Пахомия Серба и других) не береглись в своём тексте и перерабатывались.

Если тема уже использовалась автором в раннем произведении, переписчик создавал новое как переделку прежнего. При этом иногда менял стиль, компо зицию, идеи. Дополнял прежнее произведение. Иногда, напротив, его сокра щал. Вследствие этого тексты произведений тесно переплетались. Заимствова лись выражения, описания, целые пассажи. Описания какой-либо битвы ис пользовались в другом произведении, в описании другой битвы.

МАТЕРИАЛ И ТЕХНИКА ПИСЬМА. Древнерусская литература является руко писной. В процессе переписки памятники изменялись идейно, композиционно и стилистически.

Почти все древнерусские памятники дошли до нас не в автографах, не в оригиналах, не в подлинниках, а в списках. Чаще всего это поздние списки.

Подлинные, авторские тексты установить фактически невозможно. Особен но когда списков мало. Когда они сильно искажены. Хронологически удалены от оригинала.

Но, с другой стороны, списки дают важный материал по духовной жизни, культуре последующих эпох.

Древние грамоты (частные письма, деловые документы) писали сначала на берёзовой коре (берёсте). На берёсте, возможно, писали и книги. Но они до нас не дошли.

До XIV века рукописи изготовляли на пергаменте (иначе — «харатье», «те лятине», «коже»). Пергамент выделывали из телячьей кожи (шкуры). Выделка пергамента, сложное ремесло переплёта требовали профессионального умения.

Рукописи писали почерком, который называли уставом. Буквы выводили тщательно. Линии, прямые углы и овалы правильные. Каждая буква в опреде лённый период времени имела в общем однообразную форму.

Строго соблюдали красные строки. Первые, начальные, заглавные буквы расписывали киноварью (греч. красная краска из искусственно получаемой сернистой ртути).

Рукопись писалась медленно. Дорогой пергамент расходовали только на церковные книги. Переплёты книг, предназначавшихся для знати, украшали драгоценными каменьями, тончайшей золотой и серебряной вязью.

Войны, пожары, неумолимое время унесли безвозвратно тысячи древних рукописей. Однако же в XI–XIII веках в обращении находилось около 130– 140 тысяч книг нескольких сот названий.

В среднем рукопись стоила несколько гривен.

(Для сравнения. Хорошая шапка в XIII веке стоила 13 гривен. Несвободная «девка»

в XII веке — 12 гривен. Хороший крест в XI веке — 4,5 гривны. Золотой колт (женс кое украшение) в XII веке — полгривны.) Так что книги, изготовляемые из пергамента, были не так дороги, как при нято думать. Но нельзя считать рукописи и дешёвыми. Их приобретали только богатые и знатные. Выбирались не наиболее дешёвые, а наиболее удобные и эстетически приемлемые габариты рукописи.

Со второй половины XIV века употребляют бумагу.

Устав постепенно уступает место полууставу. Это более беглое письмо.

Прямые линии сменяют ломаные и косые. Правильность углов и овалов не со блюдают. Начертание букв разнообразно. Появляется и скоропись.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 24 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.