авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Томский политехнический университет»

Н.В. Трубникова

ГЕОПОЛИТИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ

ОТНОШЕНИЯ СОВРЕМЕННОГО МИРА

Учебное пособие

Издательство ТПУ

Томск 2005

УДК Ф2(0)+Ф4(0) Я73

Т 774

Трубникова Н.В.

Геополитика и международные отношения современного мира:

Т 774учебное пособие. – Томск: Изд-во ТПУ, 2005. – 91 с.

В учебном пособии изложены теоретические основы геополитики. Показаны типо логии взаимодействия человека и пространства, закономерности прошлого и совре менного географического сознания. Рассмотрены в широком культурно-историче ском контексте национальные геополитические традиции Европы. Дан геополити ческий анализ экономики и войны как ключевых проблем международного взаимо действия. Предназначено для студентов специальности «Регионоведение» и всех интересующихся вопросами геополитики и международных отношений.

УДК Ф2(0)+Ф4(0) Я Рекомендовано к печати Редакционно-издательским советом Томского политехнического университета Рецензенты Доцент, кандидат исторических наук Томского Государственного университета О.В. Хазанов Старший преподаватель, кандидат исторических наук Томского Государственного университета О.П. Бондарь © Томский политехнический университет, © Оформление. Издательство ТПУ, СОДЕРЖАНИЕ Предисловие ……………………………………………………………………..... Раздел I. Введение к курсу. Человек и пространство: типы взаимодействия. Предмет и термины геополитики……………………… 1. Восприятие пространства как производная образа жизни ……... 2. Логика пространства в современном мире……………………… 3. Предмет и терминология геополитики…………………………… Раздел II. Экспансия морской державы: англо-американская школа геополитики……………………………………………………………….. 1. Начало англо-американской геополитики: творчество А.Т. Мэхэна ………………………………………………………….. 2. Геополитика Хелфорда Маккиндера …………………………….. 3. Геополитика Н. Дж. Спайкмена ………………………………….. 4. Геополитика в США после Спайкмена…………………………... Раздел III. Экспансия континентальной державы: немецкая школа геополитики …………………………………………………… 1. Родоначальник немецкой геополитики – Фридрих Ратцель….

.... 2. Геополитика Рудольфа Челлена…………………………………. 3. Геополитика и фашизм: трагедия судьбы Карла Хаусхофера... Раздел IV. Геополитика континентальной державы: французская школа ………………………………………………………………………............... 1. Начало геополитики во Франции ………………………………… 2. Географические воззрения Поля Видаля де Ла Блаша………….. 3. Шарль де Голль, единственный геополитик Франции?................ 4. Геополитика Ива Лакоста и журнал «Геродот» ……………..... Раздел V. Геополитика континентальной державы: русская школа…. 1. «Русская идея как геополитика?»………………………………… 2. Школа евразийцев………………………………………………..... 3. Развитие геополитических идей в современной России………... Раздел VI. География, геополитика и война ………………………………. 1. География и война ………………………………………………… 2. Факторы превращения территории в объект военного соперни чества…………………………………………………………………. Раздел VII. Геополитические факторы в двух мировых войнах ……. 1. Первая мировая война (1914–1918)……………………………... 2. Вторая мировая война: возникновение и столкновение главных геополитических конструкций………………………………............ Раздел VIII. Геополитический фактор в конфликтах послевоенного времени……………………………………………………………………… ……….

1. Геополитический фактор в «холодной войне» …………………. 2. Ядерное оружие и геополитика в противостоянии Востока и Запада…………………………………………………………………..

3. Геополитика и конфликты в развивающихся странах………….. Раздел IX. Геополитика и геоэкономика ……………………………... 1. Рождение геоэкономики ………………………………………….. 2. Экономическая логика или политическая логика пространства Раздел X. Геоэкономика как ключ к познанию мира на пороге XXI века…………………………………………………………………………… ……….

1. Экономический фактор и пространство в конце XX века………. 2. Геоэкономическая конфигурация мира в конце XX века………. Список литературы………………………………………………………………. ПРЕДИСЛОВИЕ Предлагаемое вашему вниманию учебное пособие предназначено для студентов специальности «Регионоведение», изучающих курс «Геопо литика и международные отношения современного мира», а также для всех интересующихся глобальными проблемами современного мира. В пособии рассматриваются значительные, ключевые для раскрытия и понимания геополитического способа анализа международных отноше ний современного мира и прогнозирования будущего темы.

Вводный раздел «Человек и пространство: типы взаимодействия. Пред мет и термины геополитики» знакомит с типами географического со знания, существовавшими в мировой истории, а также с понятийным арсеналом геополитики.

Разделы II–V раскрывают сущностные черты различных националь ных традиций геополитики – англо-американской, немецкой, француз ской и русской, – с учетом исторического и внешнеполитического контекста, влиявшего на эволюцию идей.

Разделы VI «География, геополитика и война», VII – «Геополити ческие факторы в двух мировых войнах» и VIII – «Геополитическый фактор в конфликтах послевоенного времени» анализируют значение геополитических характеристик в военных столкновениях недавнего прошлого.

Раздел IX « Геополитика и геоэкономика» и X – «Геоэкономика как ключ к познанию мира на пороге XXI века» знакомят с новым направ лением исследований, возникшем на базе геополитики, и изучающим экономику как самый влиятельный фактор современных международ ных отношений.

К пособию также прилагается список литературы, способный сориен тировать студентов по теоретическим и прикладным аспектом совре менного геополитического анализа.

РАЗДЕЛ I. ВВЕДЕНИЕ К КУРСУ. ЧЕЛОВЕК И ПРОСТРАНСТВО:

ТИПЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ. ПРЕДМЕТ И ТЕРМИНЫ ГЕОПОЛИТИКИ Учебное пособие «Геополитика и международные отношения современного мира» предназначено для студентов специальности «Регионоведение», изучающих одноименную дисциплину, но также может быть рекомендовано для ознакомления всем, кто интересуется способами анализа ключевых политических процессов ХХ века, а так же взаимодействием человека и пространства в мировой истории и по литике. Структуру пособия можно условно поделить на три блока: 1) о роли пространства, географии, геополитики в развитии общества;

2) о развитии геополитической идеи в различных национальных традициях;

3) о возможностях геополитического анализа в осмыслении войны и экономики как самых показательных сфер участия субъектов междуна родной политики.

Работа также включает список литературы, с помощью которого обще теоретическая основа может быть дополнена обращением к многочис ленным аспектам и темам более частного характера, также являющим ся объектами изучения для современного геополитического знания.

Восприятие пространства как производная образа жизни 1.

Курс лекций о геополитике необходимо предварить выявлением тех закономерностей, с помощью которых люди вырабатывают свои представления о пространстве.

Между человеком и пространством вырабатываются механизмы определенного взаимодействия, в соответствии с которыми каждое со общество накапливает определенные представления и понятия о про странстве.

Как формируется восприятие пространства? Как возникает географиче ское сознание? Каким образом оно меняется? По утверждению Ф. Мо ро-Дефаржа, несколько факторов имеют существенное значение для поиска ответа на эти вопросы: образ жизни, уровень знаний, техника освоения пространства, наконец, характер общественно-политических структур.

Пространство существует независимо от воли человека. Но человек осуществляет свои потребности, с неизбежностью придумывая, осваи вая, создавая, видоизменяя и даже разрушая свое пространство. Эти от ношения между человеком и пространством вызывают к жизни ключе вые процессы, которые составляют ядро истории человечества.

Первый тип отношений человека и пространства: оседлые и кочевые народы. История, а вернее, представления, которые она вызывает в со знании людей, кристаллизуются вокруг простых и очевидных противо поставлений, являющихся границами временных циклов. Одним из та ких противопоставлений является различие между кочевым и оседлым образом жизни.

Земледелец принадлежит той земле, которую он обрабаты • вает и которая обеспечивает его существование. Для крестьянина про странство ограничивается его полем, его жилищем и его деревней. Так, в течение поколений подавляющее большинство людей жили в своем маленьком мире, ограниченном близким горизонтом, за которым лежал чужой и враждебный мир.

• Для кочевника пространство было бесконечно. Он его завоевывал и опустошал, чтобы тут же отправиться на поиски новой добычи. В от личие от крестьян, глубоко укоренившихся на своей земле, кочевники были в постоянном движении, они грабили и убивали земледельцев.

Поэтому на определенном этапе история человечества была историей борьбы между оседлыми и кочевыми народами. И все же великие им перии прошлого, созданные кочевниками, уходили в небытие, а руко творные системы жизнедеятельности оседлых народов постоянно воз рождались.

В конце XX века эти два представления о пространстве оказались смещенными. С незапамятных времен «среднестатистический» человек был крестьянином. Сейчас он стал горожанином, живущим в безликом микрорайоне недалеко от городской окраины. Кочевники воплощали благородство мира, но сейчас к их числу можно отнести лишь туарегов Сахары или последние караваны, передвигающиеся в Аравийской пу стыне. Гордые путешественники оказываются в положении бродяг, лиц без определенного места жительства, а их извечные караванные пути перерезаны государственными границами.

Второй тип: крестьянин и горожанин Крестьянин все еще тесно соприкасается с природой. Близкий и • естественный мир, объект постоянного приложения сил земледельца, в то же время представляется ему таинственным и грозным. Для многих первобытных обществ, в том числе и греков античного периода, земля была матерью, живым существом, источником плодородия, порождав шим человека и забиравшим его в свое лоно после его смерти. Крестья нин поклонялся жестоким и неблагодарным силам природы, но в то же время противостоял им и покорял их. Пространство земледельца – его участок земли или деревня с ее окрестностями – было четко определе но и ограничено. Место, люди и их роли были давно известны и остава лись неизменными. Все, что приходило извне – новости, приезжие... – тотчас вносило смуту в этот замкнутый мир.

• Горожанин живет и перемещается в искусственно измененном пространстве. Всякий большой город – от Вавилона до Александрии, от Рима до Парижа и от Лондона до Нью-Йорка – стремится стать самодовлеющим, замкнутым целым. В городах искусственное закрыва ет и скрывает природу. Ритмы диктуются не солнцем и времена ми года, а мерным движением часового механизма. А пространство от мечается улицами и проспектами, пунктирами памятников, или ограни чивается городскими стенами. Город – это место контактов, обменов, потоков;

но в то же время он обрекает своих жителей на анонимность и одиночество.

Это противопоставление города и деревни является одним из важней ших в представлениях человека об окружающем мире. Деревенский мир – это «естественный» мир, населенный цельными и честными людьми. Город – это «искусственный» мир, в котором живут «испор ченные» люди. Так, после поражения французской армии в 1940 году Петен выступил с обличением пороков сластолюбивых парижан и про славлением достоинств земли, которая никогда не лжет и способна воз родить Францию. А в первой половине 1970-х годов красные кхмеры изгоняли камбоджийцев из городов и отправляли их для перевоспита ния на рисовые плантации.

В конце XX века город и деревня претерпевают значительные из менения. Города утрачивают ярко выраженный центр, сливаются с пригородами и трансформируются в безликие мегалополисы. Деревни в одних местах пустеют, в других превращаются в дачные поселки. И как это уже было во времена Просвещения, такие изменения вызывают ностальгические воспоминания о райской девственной природе, кото рая давала все, ничего не требуя взамен.

Третий тип: производители и торговцы • Для производителей богатство является видимым и осязаемым:

хлеб, руда, машины, предметы потребления... Согласно учению физио кратов XVIII века, единственным подлинным богатством является зем ля, т.к. именно она кормит, одевает и согревает человека. Маркс и марксизм отождествили капитализм и современность с заводами и про чими средствами производства. Пролетариат освободит человечество, потому что он является классом, создающим промышленную продук цию.

Связь между материальным производством, могуществом и контролем над территорией действительно имеет огромное значение для понима ния исторических процессов, протекавших в XIX–XX веках. Могуще ство государства обуславливается рядом факторов, и в первую очередь, владением источниками сырья (уголь, железо, нефть). Государства континенты (США, Россия–СССР) имели уникальное преимущество:

они обеспечивали себя за счет собственных источников почти всем необходимым для выживания в условиях автаркии. Те державы, кото рые были лишены такого преимущества, принялись создавать свои им перии (колониальные владения Англии и Франции, «жизненное про странство» гитлеровской Германии, «сфера совместного процветания»

Японии).

• Для торговца пространство определяется не самим количеством ресурсов, которые там находятся, а потенциалом товарных и сырьевых рынков. Его богатство создается в результате торговых операций. Сле довательно, он нуждается в путях сообщения, в торговой сети, в скла дах;

по этой же причине он очень чувствителен ко всякого рода ограни чениям, затрудняющим движение товаров, денег и рабочей силы.

В конце XX века оказалось невозможным разделить такие понятия, как ресурсы, с одной стороны, и потоки товаров и сырья, а также обмен технологией и информацией, с другой. Посредник, обеспечивающий контакт между спросом и предложением, начинает играть роль одного из столпов мировой экономики, так как последней чрезвычайно трудно поддерживать свое равновесие в результате постоянно ускоряющегося движения товаров, услуг, идей и представлений.

Четвертый тип: человек на земле, на море и в воздухе В отличие от моря земля является «естественной» средой обитания че ловека. Существующие на ней ориентиры – горы, ущелья, долины и реки – лишь в исключительных случаях претерпевают заметные изме нения в пределах одной человеческой жизни. Земля может быть разме чена, разграничена и поделена. Моря и океаны, которые покрывают две трети земного шара, представляют собой среду, где человек не может укорениться.

• Человек, живущий на земле, подчиняется логике присвоения.

Так, согласно либеральной философии, собственник является абсолют ным хозяином своего владения, где он может распоряжаться по своему усмотрению. Монархи, а затем и государства-нации, тоже ведут себя как собственники своих территорий, постоянно укрепляя и обустраивая их.

• Моряк хорошо понимает, что море не поддается присвоению.

Моряк использует море для своих нужд и даже может попытаться уста новить контроль над ним, опираясь на элементы суши (бухты, проли вы, острова). Великобритания, являющаяся одной из крупнейших мор ских держав, с XVII века и до второй мировой войны господствовала над морями и океанами благодаря контролю над несколькими ключе выми географическими точками: Ла-Манш, Гибралтар, Аден, Ормуз ский пролив, Сингапур, Гонконг...

Если землю очень легко поделить, то с морем это сделать чрезвы чайно трудно из-за огромной протяженности покрытого водой про странства. Этим объясняются непрерывные споры, ведущиеся начиная с XVII века, между сторонниками двух точек зрения на морские грани цы, – сторонников концепций свободного судоходства и, напротив, территориальных вод. И все же, несмотря на лихорадочное присвоение акваторий, примерно 60% поверхности мирового океана все еще оста ется вне национальной юрисдикции.

Таким образом, те, кто живет на суше, и те, кто активно использует морские просторы, имеют разные представления о пространстве.

В XX веке успехи авиации, а затем и космонавтики породили новые представления о пространстве. Сверху города оказались похожими на скопление маленьких кубиков, а поля – на лоскутные одеяла. Есте ственные препятствия выглядели очень незначительными, а расстояния резко сократились. Пилотируемые полеты космических кораблей и снимки, сделанные с помощью искусственных спутников Земли и вовсе дали человеку образ планеты, представленный в виде неясного скопления цветовых пятен.

В конце XX века образы жизни, а следовательно, и представления о пространстве, перемешиваются, взаимодействуют друг с другом. Но стальгическое стремление к укоренению, желание принадлежать к определенному пространству вступают в противоречие с потребностью переезжать с места на место, изменяться, приспосабливаться к новым условиям.

2. Логика пространства в современном мире В современном мире пространственная логика человечества ор ганизуется вокруг трех основных элементов.

• Ограниченность территории земного шара. Многие явления и проблемы побуждают людей рассматривать нашу планету как единое целое, заставляют вырабатывать единое отношение по ряду глобаль ных вопросов. Речь идет прежде всего о разоружении (распространение ядерного оружия и ракетной технологии), об охране окружающей сре ды (загрязнение атмосферы, морей и океанов, уничтожение тропиче ских лесов, незаконные перемещения отходов), об урегулировании эко номических и финансовых вопросов (движение капиталов). Нарушение равновесия между ресурсами планеты и их потреблением также являет ся глобальной проблемой, поскольку ни одна страна не может теперь долго жить в изоляции. Так происходит кристаллизация планетарного сознания людей вокруг фундаментальных вопросов нашего времени:

как гарантировать развитие всей планеты? Каким образом можно обес печить сочетание развития с сохранением природных ресурсов?

• Захват и раздел земли. Мир как географическое пространство уже полностью исследован, завоеван, поделен и загроможден. В наши дни между суверенными государствами распределено все, за исключе нием открытых морей, южного полюса и космического пространства.

Многие границы по-прежнему вызывают споры между сопредельными государствами. Но существует ли возможность создания новых огром ных империй, включающих в себя целые континенты? В то время, как поверхность суши оказалась поделенной между 200 государствами, можно ли отождествлять могущество страны с размером ее террито рии? Не следует ли соотносить его скорее с контролем над потоками товаров, денег, информации, людей?

• Проницаемость границ. Граница, бывшие до недавней поры уни версальной опорой территориального деления, оказывается все более прозрачной: через нее перемещаются деньги, рабочая сила, информа ция... Поэтому наряду с официальными границами возникают размы тые, подвижные границы, которые по-разному оформляются в различ ных сферах.

Вот основной круг вопросов, которыми призвана ныне заниматься гео политика, традиционно изучавшая пространства с четко заданными границами.

3. Предмет и терминология геополитики Источники и предмет геополитики Развитие географии, значительные политические перемены, произошедшие в XVII–XX веках, создали новый тип осмысления поли тики и пространства, дав жизнь глобальным по уровню обобщения тео риям. В первую очередь появились теории географического детерми низма, отстаивающие исключительную степень зависимости человека от географической среды. Так, Шарль Монтескье полагал, что живу щие в холодном климате люди нравственны, в умеренном – нравствен но-неустойчивы, в жарком – безнравственны, отсюда такие изъяны юж ного общества – как рабство.

Военно-стратегические теории (теория «молниеносной войны»

А.Шлиффена и Х.И. Мальтке, стратегия «морской мощи» А. Мэхэна, «военная география» фельдмаршала Д.А. Милютина и т.д.) впервые предложили военным учитывать, составляя карту военных действий, ландшафт местности и инфраструктуру дорог.

Наконец, теоретики цивилизаций (Н.Я. Данилевский, О. Шпенглер, П.Н. Савицкий, А. Тойнби, Л.Н. Гумилев) полагали, что главными субъектами истории являются не нации или государства, а локальные культурно-исторические типы, объединяемые родством религии и язы ка, общностью исторической судьбы, и, не в последнюю очередь, свое образием природной среды обитания.

В ХХ в. эти три направления стали источниками формирования новой науки – геополитики. Термин «геополитика» впервые ввел в 1916 г.

шведский историк и политолог Рудольф Челлен. Он понимал под гео политикой «доктрину, рассматривающую государство как … про странственный феномен». Будучи «географическим организмом», госу дарство имеет свои инстинкты, и основной из них – борьба за суще ствование, т.е. за пространство. Таким образом термину «геополитика»

изначально придавался очень агрессивный смысл.

В современной науке определения геополитики носят более нейтраль ный характер:

1) наука, система знаний о контроле над пространством. (Н.А.

Нартов);

2) наука об отношении земли и политических процессов («Журнал гео политики» Германия).

Геополитика имеет сложный интегральный предмет. Она позво ляет взаимосвязано изучать глобальные и локальные экономические процессы и их влияние на международные отношения;

географические условия жизнедеятельности стран;

военно-техническое оснащение го сударств;

системы электронных средств связи;

состояние и тенденции развития наук;

образовательный статус населения;

характер взаимодей ствия мировых религий;

политическую культуру обществ (эффектив ность политического режима государств, уровень компетентности пра вящей элиты, отношение населения к политике вообще и к современ ной власти, в частности).

Аксиомы, категории, методы и функции геополитики Как и многие другие науки, геополитика опирается в своем развитии на несколько основополагающих аксиом (правил, принимаемых без дока зательства).

1. Международные отношения предсказуемы и регулируемы в своем развитии.

2. Подконтрольность международных отношений носит объективный характер и зависит от природно-климатических и цивилизационных факторов.

3. Каждое государство стремится к максимальному увеличению своей мощи и территории.

4. Все государства подчиняются закону фундаментального дуализма, то есть неизбежного противостояния двух типов общества – конти нентального и морского.

Согласно этому закону географическое устройство планеты и особенно исторического развития цивилизаций сформировали 2 разновидности обществ:

1. теллурократия (власть Суши, сухопутное могущество). Её признаками являются:

• четко обозначенные пространственные границы;

• консерватизм, уважение к традициям;

• строгие нравственные и юридические нормы;

• господство коллективизма;

• иерархическое социальное устройство;

• военно-авторитарная цивилизация.

2. талассократия (власть Моря, морское могущество). Для нее характерны:

• отсутствие четких границ, растянутость территории через морские коммуникации;

• динамизм, изменчивость;

• относительность нравственных и юридических норм;

• господство индивидуализма;

• договорное социальное устройство;

• торговая цивилизация.

Различие исторического опыта и жизненных ориентаций диктует со перничество и даже вражду между континентальным и морским типом цивилизаций.

Другой фронт соперничества проходит по линии «центр–периферия», которая не всегда совпадает с первой. (Развитые – отсталые страны;

столица – провинция внутри страны, метрополия – колонии).

Важнейшими категориями геополитики является:

Политическое пространство – часть пространства, являющаяся объек том политических отношений (территория, водное, воздушное).

Контроль над пространством осуществляется в различных формах: по литический – через органы власти на основе делегирования полномо чий;

военный – с помощью военных средств;

экономический – может быть как государственным, так и внегосударственным (власть крупных корпораций);

цивилизационный – через культурные архетипы (пове денческие, мировоззренческие и т.д.);

коммуникационный (через транспорт и связь);

информационный (через распространение или не распространение необходимой информации);

демографический (по на циональному составу населения).

Геополитическое поле – пространство, контролируемое государством или их союзом. Различают отдельные виды геополитических полей: эн демичное – территория исторического центра страны, область её перво начального формирования, общепризнанная соседями. (Европейская Россия без Северного Кавказа + Урал);

пограничное поле – территория, подконтрольная государству, но недостаточно им освоенная. Здесь ниже плотность населения и преобладают национальные меньшинства (Сибирь, Дальний Восток, Кавказ, Карелия, Калининградская обл. и мусульманские территории Поволжья);

перекрестное – пространство, на которое претендуют несколько сопредельных государств (Северный Казахстан, Донбасс, Приднестровье, Крым и т.п.);

тотальное – непре рывное пространство под контролем национальной общности или госу дарства (Россия без Чечни). Метаполе – пространство, осваиваемое од новременно несколькими государствами. (Западная Европа для ЕС и НАТО, Юго-Восточная Азия для АСЕАН и Японии).

Баланс сил – соотношение различных видов могущества стран в опре деленный период времени, важнейший фактор стабильности междуна родных отношений.

Экспансия – расширение государством своего политического про странства путем территориальных приобретений или установления иных форм контроля.

Геополитика использует различные методы:

Системный метод – анализ геополитики как сложной саморегулирую щейся системы, которая развивается и непрерывно взаимодействует с окружающей средой.

Деятельностный метод – анализ геополитической динамики, вы деление стадий и этапов принятия геополитических решений и их реа лизации.

Сравнительный метод – сопоставление однотипных явлений жизни для выделения их общих черт и специфики, для нахождения оптимальных путей решения проблем.

Исторический метод требует изучения всех явлений жизни в последо вательном временном развитии, выявления связи прошлого, настояще го и будущего.

Нормативно-ценностный метод – включает в себя выяснение значения фактов, явлений для личности и государства, а также их оценку с точки зрения морали. Хотя этот метод и вносит в политику некоторое челове ческое измерение, но он приводит к идеализации политических отно шений и к отрыву от реальности. В результате принимаются непроду манные решения.

Функциональный метод основан на тщательном изучении зависимо стей между различными сферами общественной жизни, между страна ми и группами стран.

Институциональный метод изучает деятельность тех институтов, кото рые осуществляют политическую деятельность, – государство, партии, церковь, профсоюзы и др.

Антропологический метод нацелен на выявление иррациональных, инстинктивных мотивов человеческого поведения, обусловленных био логической природой человека.

Геополитика выполняет определенные функции по отношению к обще ству:

Познавательная – изучение тенденций геополитического разви тия стран и народов, изменение различных явлений, процессов, собы тий.

Управленческая – состоит в выработке рекомендаций и конкретных управленческих решений на основе анализа собранной информации.

Идеологическая – обоснование общей стратегии и конкретных геопо литических акций государства.

Прогностическая – заключается в проектировании развития геополити ческих сил, выработке конфигурации геополитических полей стран и их союзов, изучении их влияния на развитие международных отноше ний, что дает возможность уладить возможные политические конфлик ты и выработать средства для предотвращения их в будущем.

Вопросы к разделу I Какую роль играет пространственный фактор в жизни человека и 1.

цивилизации?

2. Назовите способы взаимодействия человека и пространства.

3. Каковы особенности современного географического сознания?

4. Перечислите и объясните самые употребимые геополитические понятия.

5. Какую роль способна выполнять геополитика в обществе?

РАЗДЕЛ II. ЭКСПАНСИЯ МОРСКОЙ ДЕРЖАВЫ:

АНГЛО-АМЕРИКАНСКАЯ ШКОЛА ГЕОПОЛИТИКИ 1. Начало англо-американской геополитики: творчество А.Т. Мхэна На рубеже XIX–XX веков сформировались два подхода к вопросам гео политики: первый, ориентирующийся на отношения между морем и су шей, характерный для Америки и Англии, и второй – «немецкий» под ход, в котором предпочтение отдавалось континентальным про странствам. Какому из этих течений принадлежит первенство? Вопро сы подобного рода вызывают бесконечные споры и не имеют одно значного ответа. Тем более, что сторонники «морской» стратегии и континенталисты находятся в непрерывном идейном контакте.

Геополитика строится вокруг невысказанного вопроса: кто будет обла дать решающей мощью в будущем? В этом плане американский адми рал Альфред Тайер Мэхэн (Alfred Thayer Mahan, 1840–1914) был пер вым, кто провел систематические исследования соотношения между мировым господством и балансом сил в мире. Второй ключевой фигу рой в этой области стал англичанин Хэлфорд Маккиндер. В этой связи необходимо упомянуть также об американце голландского происхо ждения Н.Д. Спайкмене.

А.Т. Мэхэн был автором крупных работ по стратегии морских сраже ний, но придавал колоссальное значение и фактору пространства.

В своих рассуждениях он основывается на специфике морей, на их корен ном отличии от суши: «Море обладает особенностями большой дороги, вернее, огромного ничейного поля, где пересекается множество дорог, идущих в разных направлениях. Некоторые из этих дорог проложены лучше, чем другие, и ими пользуются гораздо чаще. Эти дороги назы ваются торговыми путями...» На основе этого положения Мэхэн выво дит определение важнейшей цели, стоящей перед любой морской дер жавой: контроль над опорными позициями (порты, базы...), благодаря которым флот может бороздить моря и океаны. Эта предполагает ши рокое и четкое видение пространства (например, необходимость контроля над островами, мимо которых проходят важнейшие торговые пути, а также над проливами, соединяющими одно море с другим...) За хват этих позиций должен проводиться еще в мирное время, а их укрепление требует постоянных усилий. В этом проявляется сходство между морским стратегом и геополитиком: и тот, и другой тщательно оценивает пространственные факторы, их политическое, военное и эко номическое влияние...

Мэхэн строит свои теории на изучении морских и колониальных про тиворечий, возникших в результате великих географических открытий (в частности, франко-британского соперничества). Для американца Мэхэна господство Англии на море представляло собой пример для подражания и достижение, которое нужно было превзойти. Начиная со второй половины XIX века, Соединенные Штаты, сухопутные границы которых были надежно защищены Тихим и Атлантическим океанами, оказались в ситуации островного государства. Подобно Англии, распо ложенной между Европой и «открытым морем», США располагались между Европой и Азией. Кроме того, после окончания Гражданской войны и реконструкции Юга Соединенные Штаты переживали период мощного экономического подъема, что позволило им уже в конце XIX века заявить о себе как о первой промышленной державе мира.

2. Геополитика Х. Маккиндера Маккиндер (Halford J. Mackinder, 1861–1947) жил в викторианскую эпоху, когда могущество Великобритании достигло своего апогея.

Свои географические исследования Маккиндер начал с изучения Бри танских островов, затем долины Рейна. С 1887 по 1905 год он препода вал географию в Оксфорде, затем он был назначен руководителем пре стижного учебного заведения, London School of Economics and Political Science (1903–1908). 25 января 1904 года он выступил на заседании Ко ролевского географического общества с докладом «Географический стержень истории», в котором излагались основы геополитики XX века, утверждая, что «…мы можем наблюдать реальную зависи мость между политическими событиями и географическими факторами в мировом масштабе, мы можем также постараться найти формулу, устанавливающую в какой-то степени причинно-следственную связь между географией и Всемирной историей».

Активно участвуя в политической жизни, в 1919 году, Маккиндер па раллельно публикует свой главный труд по геополитике: «Демократи ческие идеалы и реальность». Его название хорошо передает идею ав тора: после победы западной демократии (Франции, Великобритании, США) над центрально-европейскими империями мир не мог быть по строен на одних лишь идеалах, как бы благородны они ни были, а дол жен учитывать объективную реальность, т.е. географию нашей плане ты, в том виде, как ее сформировала и переделала история.

Теория Маккиндера В конце XVI века, в елизаветинскую эпоху, великий английский море плаватель Вальтер Рейлег так сформулировал господствующие взгляды британского общества: «Кто держит в своих руках морские пути, тот держит мировую торговлю и все богатства мира, кто держит в своих руках богатства мира, тот является владыкой мира». Маккиндер, хотя и тоже англичанин, полагал в начале XX века, что могущество зависит от прочности позиций на суше: «Кто контролирует сердце мира, тот вла деет островом мира, кто командует на острове мира, тот командует миром».

Интеллектуальная заслуга Маккиндера состоит в том, что он установил связь между географией и историей, утверждал планетарный масштаб оценок человеческой деятельности, по-новому прочитав карту мира.

• Основную часть поверхности земного шара (девять двенадцатых) занимают моря и океаны. Атлантический, Индийский, Тихий и Север ный Ледовитый океаны являются на самом деле составными частями единого Мирового океана.

• Остальные три двенадцатых поверхности Земли заняты сушей, из которых две двенадцатых приходится на Мировой остров (World Island), включающий в себя известное с древних времен пространство:

Европу, Азию и Африку. Последнюю двенадцатую долю поверхности земного шара составляют периферийные острова (Outlying Islands): Се верная и Южная Америка и Австралия, неизвестные континенты, кото рые оставались вне мировой истории до конца XV века (открытие Аме рики Колумбом) и даже до XVIII века (Австралия). Так какой частью мира нужно владеть, чтобы контролировать весь земной шар?

Отсюда возникает понятие heartland, сердце мира. Речь идет о «Севере и центре Евразии, сюда включены пространства от Арктики до пу стынь Средней Азии, а западная граница проходит по перешейку меж ду Балтийским и Северным морями». Хартлэнд – понятие в известной мере условное, не имеющее четкого обозначения на карте, поскольку для Маккиндера это пространство формируется из трех компонентов:

самой обширной равнины земного шара, самых длинных судоходных рек, устья которых теряются во льдах Северного океана или во вну тренних морях и огромной степной зоны, обеспечивающей абсолют ную мобильность кочевым народам.

Маккиндер упоминает и другой heartland, расположенный на Юге, в Африке, на север от Сахары, там, где мир белых соприкасается с миром черных. Южное «сердце мира» также является важным пере крестком международных путей сообщения и позволяет контролиро вать Аравийский полуостров, Индийский океан и Южную Атлантику.

• Вокруг хартлэнда располагаются в виде концентрических полу кругов различные типы пространств. В первую очередь следует выде лить внутренний полумесяц (inner crescent), своего рода защитный пояс heartland, включающий в себя безлюдные просторы Сибири, Гима лайский хребет, пустыни Гоби, Тибета и Ирана, где имеется лишь одна серьезная брешь: евроазиатская равнина, простирающаяся от Атланти ки до центра Азии. На периферии этого внутреннего полумесяца нахо дятся coastlands – прибрежные районы, полуострова, где сосредоточена большая часть населения Земли: Европа, слабозаселенная Аравия, Ин дийский субконтинент, прибрежные районы Китая. По границам coastlands располагаются острова внешнего полумесяца (outer crescent): Великобритания, Япония. Наконец, последний полукруг со стоит из островов открытого моря (outlying islands): Северной и Юж ной Америки и Австралии.

Такое изображение мира превращает земной шар в хорошо организо ванную сцену для соперничества великих держав, причем победителем станет тот, кто владеет heartland.

Чем объясняется значение heartland?

По мнению Маккиндера, во второй половине XIX века и в начале XX века, вновь резко возросло значение суши за счет уменьшения зна чения морских коммуникаций. Это объясняется сочетанием ряда тех нических и политических факторов. С одной стороны, «пока морские державы, опираясь на свои мощные флоты, колонизировали перифе рийные континенты..., Россия подчинила себе степь, т.е. heartland...». С другой стороны, «трансконтинентальные железные дороги резко изме нили представления о могуществе государств на суше», поскольку на смену лошадям и верблюдам пришли чрезвычайно мобильные средства транспорта, что позволило heartland занять свое центральное место.

Благодаря господству в центральной части Евразии, появилась возмож ность нанести удар как по Западной Европе, так и по Среднему Восто ку или Китаю. «Изменение равновесия сил в мире в пользу центрально го государства вследствие его экспансии к границам Евразии позволи ло использовать огромные континентальные ресурсы для строитель ства военно-морского флота, что открывает перспективы создания мировой империи. Эта гипотеза могла бы осуществиться в случае сою за Германии с Россией».

В этих фразах, написанных в начале XX века, Маккиндер выразил глу бокое беспокойство «владычицы морей»: Великобритания очень не хо тела бы столкнуться с прочным союзом государств «мирового острова», способными контролировать весь heartland. Экстраполировав соперничество колониальных держав на весь мир, Маккиндер исполь зовал геополитические понятия, чтобы сформулировать то, чего осо бенно боялась Великобритания: оказаться отрезанной от мирового острова, утратить связи с Европой из-за самодовлеющей империи, чье могущество распространяется на весь континент и лишает Англию рынков сбыта.

3. Геополитика Н. Дж. Спайкмена Николаc Джон Спайкмен (Nicholas John Spykman, 1893–1943) с по 1920 годы побывал во многих странах Ближнего Востока и Азии в качестве журналиста. Затем он учился в Калифорнийском университете (1921–1923), а после его окончания остался там преподавателем поли тических наук и социологии. В 1925 году Николас Джон Спайкмен переходит на работу в Йельский университет;

с 1935 по 1940 год он ру ководил департаментом международных отношений и Институтом международных исследований.

В 1938 году Н.Д. Спайкмен опубликовал в American Political Science Review две статьи, одна из которых называлась «География и внешняя политика», а вторая, написанная в сотрудничестве с А. Роллинсом (Abbi A. Rollins), – «Географические цели внешней политики».

По мнению Спайкмена, география представляет собой «...важнейший фактор, определяющий внешнюю политику, поскольку данный фактор является наиболее постоянным...». Действительно, гео графические характеристики государств остаются относительно ста бильными и неизменными, географические устремления государств не меняются в течение многих веков. Так как мир еще не достиг такого состояния, когда каждое государство может удовлетворять свои по требности, не вступая в конфликт с другими государствами, эти устремления неизбежно порождают трения в международных отноше ниях. Таким образом, география несет ответственность за значительное количество войн, которыми отмечена мировая история, несмотря на смену правительств и династий в странах-участницах военных дей ствий».

Спайкмен разделял мысль Наполеона о том, что «каждое государство проводит ту политику, которую ему диктует его география», считая, что географическое положение предрасполагает государства к тем или иным действиям.

Так например, Великобритания представляет собой остров средних размеров, с ограниченными сельскохозяйственными возможностями, расположенный на границе континента и защищенный от угрозы, исхо дящей от него. Поэтому она вынуждена обеспечивать свою безопас ность, свое пропитание, свое богатство и свое могущество на морях по средством своего морского флота. В то же время Германия, находящая ся в центре европейского континента, «взята в клещи» между Франци ей и славянским миром и располагает лишь узким выходом к морю.

Этим объясняются появившиеся в конце XIX и в первой половине XX века представления немцев о том, что их страна, ставшая единым государством в 1871 году, находится в окружении своих соседей, стре мящихся удушить ее. Логично, что Германия стала требовать для себя дополнительное жизненное пространство, чтобы разрушить клетку Центральной Европы, в которой она оказалась запертой.

Рассуждения Спайкмена о безусловном диктате географических усло вий вызывают закономерную критику.

Во-первых, пространственная конфигурация государств не является неизменной. То, что было объединено, может распасться на составные части (например, Польша была стерта с карты Европы в результате раз делов этой страны в 1772, 1793 и 1795 годах;

распад Югославии, а за тем и Советского Союза в начале 90-х годов). Напротив, расколотые страны могут объединиться в большие государства (так произошло формирование Германии и Италии в 1860–1870 годах). Некоторые го сударства могут быть перемещены: так в 1945 году границы Польши значительно передвинулись на запад по сравнению с границами 1921 года... Геополитическая характеристика каждого государства яв ляется производным от ряда объективных факторов.

Во-вторых, общая геополитическая ситуация подвержена кардиналь ным изменениям. Периоды равновесия сил сменялись периодами резко го роста могущества того или иного государства (со средневековья до окончания Второй мировой войны Европа пережила несколько фаз от носительной стабильности, перемежаемых периодами гегемонистских устремлений: Испания Габсбургов, Франция Людовика XIV и Наполео на, Германия Вильгельма II и Бисмарка). Даже масштаб геополитиче ской ситуации может меняться: начиная с XVI века колониальное со перничество европейских держав распространилось практически на весь земной шар... Кроме того, зоны столкновений интересов могут трансформироваться в зоны сотрудничества, как это произошло с Западной Европой после Второй мировой войны.

Понятие «Rimland».

Если в своих рассуждениях Маккиндер опирался на понятие heartland, то Спайкмен уделял особое внимание rimland (coastlands Маккиндера), т.е. прибрежной полосе. Основной тезис Маккиндера сводился к ней трализации континентальной угрозы, а Спайкмен был сосредоточен – в самый разгар Второй мировой войны – на определении той роли, кото рую могли и должны были сыграть Соединенные Штаты в послевоен ном мире. Первая работа Спайкмена в области геополитики «Стратегия Америки в мировой политике» (1942) была написана накануне вступле ния США в войну против Германии и опубликована после присоедине ния американцев к антигитлеровской коалиции. Второе произведение вышло уже после смерти автора под заголовком «География мира»

(1944).

• Rimland Евразии включает в себя широкую прибрежную полосу:

берега Европы, пустыни Аравии и Среднего Востока, зону муссонов Азии. «Rimland должен рассматриваться как промежуточная зона меж ду heartland и морями, омывающими материки. Таким образом, rimland представляет собой зону конфликтов между морскими и конти нентальными державами. Поскольку он располагается по обе стороны от береговой линии, то его защиту следует обеспечивать одновременно на суше и на море. В прошлом rimland должен был бороться как против континентального heartland, так и против морских держав периферий ных островов: Великобритании и Японии. Его двойственная природа (суша–море) обуславливает специфические проблемы его защиты».

Таким образом, Rimland представляет собой промежуточное про странство, имеющее жизненно важное значение как для морских, так и для континентальных держав. Так например, в течение всего XIX и до начала XX века велась «большая игра» между Великобританией, господствовавшей на морях и в Индии, и царской Россией, стремив шейся выйти к теплым морям. Зоной русско-британских конфликтов стал «Северный балкон», включавший в себя Персию и Афганистан. С другой стороны, с конца XIX века и до Второй мировой войны Велико британия, выступавшая за сохранение европейского равновесия, проти востояла гегемонистским устремлениям Германии. Наконец, с конца 40-х годов до конца 80-х антагонизм между морской державой, Соеди ненными Штатами и континентальным Советским Союзом привел к множеству прямых и непрямых столкновений в зоне rimland, т.е. вдоль границы между НАТО и Организацией Варшавского договора, а также к ряду войн в Азии (Корея, Индокитай).

Спайкмен считал, что тот, кто контролирует rimland, тот контролирует стратегическую зону, чрезвычайно уязвимую для нападения как с моря, так и с суши, но в то же время очень важную, поскольку она является ареной постоянных столкновений между морскими и континентальны ми державами. Он спрогнозировал геополитическое будущее современ ного ему мира, верно предсказав появление новых региональных и все мирных организаций, а также характер предстоящих внешнеполитиче ских угроз для США.

4. Геополитика в США после Спайкмена Книги Спайкмена во многом способствовали изменению внешне политических ориентаций США. Идеалистические представления, сформулированные президентом Вильсоном во время Первой мировой войны, столкнулись с требованиями реальности: планета не может рассматриваться как место ожидания светоча американской мудрости, гарантирующего мир и счастье народам, а должна восприниматься как поле противостояния сил и амбиций. Кроме того Спайкмен подверг со мнению традицию изоляционизма: Америка является составной частью мира и должна научиться воспринимать себя в этом качестве.

Спайкмен не оставил после себя книги, содержащей последовательное изложение его теории геополитики. Его работы, как и многих других специалистов по геополитике, имеют три недостатка, ограничивающих их универсальность:

• Для Спайкмена мощь того или иного государства зависит от ко личественных показателей (миллионов квадратных километров, мил лионов жителей, миллионов тонн сырья и т.д.). Однако что же реально определяет мощь страны? Ведь в зависимости от конкретных обстоя тельств один и тот же фактор может составлять и сильную, и слабую сторону государства. Спайкмен оставлял в тени те явления, которые привели к радикальным переменам в мире после Второй мировой вой ны: деколонизацию, освобождение народов, подчиненных западным державам, доказывая тем самым, что те, кто в течение столетий или де сятилетий повиновались белому человеку, не признавали более за конность его власти. То, что представлялось мощным и незыблемым, на самом деле оказалось пустой оболочкой.

• В своих рассуждениях Спайкмен оперирует огромными массами:

heartland, rimland. Но даже эти массы не являются раз и навсегда уста новившимися реалиями. Иногда они действительно составляют единое целое (в 1940–1980-х советский блок удерживал heartland), но чаще всего они бывают раздроблены между отдельными государствами, ко торые либо устанавливают друг с другом союзнические отношения, либо соперничают между собой. Во взаимодействие географических факторов часто вмешиваются человеческие страсти, которые подпиты ваются идеологическими убеждениями, экономическими интересами и т.д.

Наконец, геополитика, в том числе и геополитика Спайкмена, придает большое значение технике, прежде всего средствам освоения и контро ля пространства (корабли, поезда, самолеты). Спайкмен, создавая свои книги, не мог знать, что ученые разных идеологических лагерей завер шали разработку двух компонентов военного потенциала, которые ко ренным образом изменили отношения между человеком, про странством и военными действиями. Речь идет в первую очередь об атомной, а затем и о водородной бомбе, а также о ракетах, которые были использованы гитлеровской Германией в конце войны (V1 и V2 в 1944–1945 годах). Позднее эти ракеты были усовершенствованы и мог ли нести заряды колоссальной мощности за тысячи километров от ме ста запуска.

И все же после Второй мировой войны реалистический подход Спайкмена постепенно утвердился в правящих кругах Соединенных Штатов. Этому способствовало в значительной степени другое интел лектуальное течение – макиавеллизм. Для макиавеллизма география (так же, как и история, экономика, культура и т.д.) является одним из факторов могущества государства;

международная арена – это шахмат ная доска, а задача аналитика заключается в максимально точном опре делении соотношения сил. Такую точку зрения полностью разделял Ганс Моргентау (Hans Morgenthau), американец европейского происхо ждения. Его основной теоретический труд «Политика среди наций»

считается своего рода библией реализма, в соответствии с которой «от ношения между нациями ничем особенно не отличаются от отношений между отдельными людьми, различие состоит только в масштабах».

После появления ракетно-ядерных средств на вооружении ряда стран некоторые американские ученые стали обсуждать вопрос о целесооб разности геополитического подхода к международным отношениям в эпоху ядерного оружия и противостояния Восток–Запад. Речь идет, в частности, о книгах «География и политика в разделенном мире»


(1963) С.Б.Коэна (Saul Bernard Cohen) и «Геополитика ядерной эры»

(1977) К.С. Грея (Colin S. Gray).

Как Маккиндер и Спайкмен, Грей писал применительно к кон кретной обстановке и преследуя конкретные цели. В конце 40-х годов Советский Союз и Соединенные Штаты вступили в глобальную борь бу, ставкой в которой был весь земной шар. По мнению Грея, выражав шего точку зрения американских реалистов, Советский Союз постепен но расширял сферу своего влияния, «продвигал свои пешки», захваты вая важные опорные пункты: Восточная Европа после Второй мировой войны, Китай в 1949 году, Египет, Вьетнам и Куба в 50-х го дах... Грей делает из этого следующие выводы, углубляя и развивая по ложения, сформулированные Маккиндером и Спайкменом:

а) Американо-советский антагонизм отражает во второй половине XX века вечное противостояние моря и суши, противоборство rimland (США, Западная Европа, приморская полоса Азии) и heartland (совет ский блок). С точки зрения Грея, ракетно-ядерное оружие вызвало ре волюцию в том, что касается масштабов времени и показателей разру шительной силы. Теперь стратеги оперируют не тоннами, часами и сут ками, а мегатоннами и секундами. Но изменения масштаба, вызвавшие сжатие пространства и времени, не устранили геополитические реалии.

В течение десятилетий противостояния Восток–Запад Советский Союз и Соединенные Штаты осознавали, что применение ядерного оружия неизбежно приведет к апокалипсису и нанесет непоправимый ущерб людям. Этим объясняются «геополитические» столкновения сверхдер жав то в том, то в другом регионе rimland (например, берлинский кри зис в Европе, корейская и индокитайская война в Азии). США и СССР вели себя так, словно они отождествляли себя с противостоянием суши и моря.

б) Подобно Маккиндеру и Спайкмену Грей писал свои книги в назида тельном тоне, а его анализ ситуации был направлен на аргументацию определенной политической линии. Так же, как и его предшественни ки, Грей рекомендовал решительно бороться с любыми попытками объединить heartland и rimland под одним руководством. Следователь но, Соединенные Штаты Америки должны были противостоять экспан сии Советского Союза, каким бы ни было ее направление.

Однако англо-американская традиция геополитики не дает готовых от ветов на многие вопросы современности. В чем состоит могущество той или иной страны в конце XX века, после падения железного занаве са (1989), исчезновения Советского Союза (1991) и переноса усилий западных демократических стран на решение своих внутренних проблем (безработица, кризис государства–провидения, модернизация промышленности)? Какую роль призвана играть «наука», объектом изучения которой является мощь того или иного государства? Имеют ли США, последняя сверхдержава, четкое представление о своем месте и своей роли в мире? Могут ли еще существовать специалисты по во просам мощи, если эта мощь представляет собой нечто изменчивое, не осязаемое, постоянно перетекающее с Востока на Запад и с Запада на Восток, из одного государства в другое, из одного предприятия в дру гое, от одного человека к другому?

Вопросы к разделу II 1. В чем Вы видите преемственность идей англо-американской геополитики?

2. Объясните основные термины геополитики Х. Маккиндера.

3. Почему Н. Дж. Спайкмен считал «римленд» ключевым геополи тическим объектом?

4. В чем состоит специфика послевоенной американской геополити ки?

РАЗДЕЛ III. ЭКСПАНСИЯ КОНТИНЕНТАЛЬНОЙ ДЕРЖАВЫ:

НЕМЕЦКАЯ ШКОЛА ГЕОПОЛИТИКИ 1. Родоначальник немецкой геополитики – Фридрих Ратцель История немецкой геополитики тесно сплелась с противоречиями и трагедиями Германии Вильгельма II, Веймарской республики и гит леровского рейха. Да и не может быть нейтральной, свободной от при страстий своих авторов «наука» о распределении мощи в пространстве, даже если ученые стремятся быть объективными и придерживаться строго научных позиций.

Но немецкая политическая география, а затем геополитика, их стрем ление «осмыслить мир», понять место, роль и предназначение Герма нии в мире все же не могут быть сведены к простой концептуализации политики с позиции силы. Немецкая школа геополитики, представлен ная в первую очередь именами Фридриха Ратцеля и Карла Хаусхофе ра, стояла у истоков данной дисциплины.

Немецкий ученый Фридрих Ратцель (Friedrich Ratzel) (1844– 1904) справедливо считается основоположником геополитики. Окон чив Политехнический университет в г. Карлсруэ, он добровольцем вое вал против Франции и даже был награжден за храбрость «железным крестом». С 1886 г. – профессор географии Лейпцигского университе та.

Именно Ратцель сформулировал новое понимание пространства. Про странство – не просто место расположения государства. Оно влияет на людей, которые его занимают, а отношение людей к пространству во многом определяет их взгляд на природу, на общество, на государство.

Рельеф местности, климат воздействуют на культурное и политическое развитие народов. Важную роль в культурном развитии общества игра ет и плотность населения. Ратцель считал высокую плотность населе ния «стимулом к росту культуры».

Однако основная заслуга Ф. Ратцеля состоит в переосмыслении исто рии государств. Он исходит из того, что история человечества есть ис тория его приспособления к окружающей среде. Результатом этого приспособления становятся хозяйственная деятельность, городская жизнь, социальные отношения и государство. Таким образом, государ ство – это пространственный организм как в социальной, так и в при родной среде. Как всякий живой организм, государство способно рас ти, развиваться или слабеть. Пространственное расширение, захват но вых земель – это естественный для государства процесс роста. Такая «органическая» трактовка государства прямо отвергает принцип неру шимости границ и может служить обоснованием территориальных за хватов.

В этой теории количество пространства и его особенности становятся решающими факторами политического развития стран и народов.

Поэтому в трудах Ратцеля появляются термины «жизненное про странство», «геобиосфера», «чувство пространства», «жизненная энер гия» и т.д. Этими понятиями он пытается обозначить способность тер ритории воздействовать на людей, которые её заселяют. Наиболее важ ными характеристиками государств он считал их размеры, местополо жение и границы, – далее типы почв, растительность, ирригацию и от ношения к прилегающим морям и незаселенным пространствам.

В начале ХХ в. Ратцель четко сформулировал свое понимание принци пов пространственного развития государств (7 «законов про странственного роста»):

1. Пространство государства растет вместе с ростом его культуры.

2. Пространственный рост государств сопровождается иными показа телями развития, т.е. повышенной активностью во всех сферах.

3. Рост государства происходит за счет поглощения им малых госу дарств.

4. Граница – это периферийный орган государства и потому может служить показателем его роста или ослабления.

5. Государство стремится вобрать в себя наиболее ценные элементы физического окружения: береговые линии, бассейны рек, ресурсные районы.

6. Исходный импульс к пространственному росту приходит к государ ствам от более развитых цивилизаций, т.е. извне.

7. Тенденция к слиянию государств являются их характерной чертой и распределяется от одного к другому.

Большое значение в пространственном развитии государств Ратцель придавал морской стихии. Одна из его книг так и называется: «Море – источник могущества народов». Он призывал все сухопутные страны развивать военно-морской флот, что позволит им приблизиться к стату су «мировых держав». Естественно, что его призывы относились преж де всего к Германии.

Вся теория Ратцеля сориентирована на решение проблем Германии конца XIX – начала ХХ вв. Так, например, он считал, что для Германии естественно требовать себе колонии, так как это молодая быстрорасту щая страна. А если колоний нет, если есть «народ без пространства», то неизбежна война. Ратцель писал: «Государство нуждается в земле, что бы жить». А чтобы хорошо жить, как следует из его теории, государ ству нужны «большие пространства», доходящие до естественных гра ниц материков и континентов. Поэтому Ратцеля часто упрекали в том, что он написал «катехизис для империалистов».

Его перу принадлежат книги «Исследование политического про странства» (1895), «Государство и почва» (1986) и особенно «Полити ческая география. География государств, торговли и войны» (1897), «Германия. Введение в науку о родной стране» (1898).

2. Геополитика Рудольфа Челлена Дальнейшее развитие идей немецкой континентальной геополитики связано с именем шведского ученого Юхана Рудольфа Челлена (Rudolf Kjellen) (1864–1922). В отличие от Ратцеля, Челлен был не гео графом, а юристом и политологом: он преподавал историю и политиче ские науки в университетах Гетеборга и Упсалы, а также был депута том парламента, где, будучи убежденным германофилом, выступал за союз с Германией.

Главной проблемой, которая интересовала Челлена, была проблема силы государства. Он пришел к выводу, что эта сила зависит от геогра фического положения стран. «Малые страны», такие как Швеция, должны подчиниться «великим державам», с которыми они близки по языку, культуре, образу жизни и географической судьбе. Могущество Англии, России, США он объяснял тем, что эти страны сумели рано со здать вокруг себя «хозяйственно-географические комплексы», т.е. им перии. В континентальной Европе такой «комплекс» следует создать вокруг Германии, объединиться в «германо-нордический союз».

Для обоснования особого положения Германии в Европе Челлен ис пользовал также идею русского писателя В.Ф. Одоевского об историче ской молодости народов. Как и Одоевский, Челлен считал, что англи чане и французы – это «старые» народы, а немцы и русские – «моло дые». Это позволяло ему говорить о широких исторических перспекти вах Германии, которая будет в дальнейшем расти за счет территорий «старых» народов, пока не создаст континентальное государство пла нетарных масштабов.


Главная книга Челлена называлась «Государство как форма жизни»

(1916). В ней он подробно развил мысль Ратцеля о том, что государство – это живой организм. В отличие от Ратцеля, Челлен сравнивал госу дарства с людьми, называя их «чувствующими и мыслящими суще ствами». Так как все организмы живут по законам борьбы за существо вание, то и политика государств лежит вне морали. Государства борют ся за жизнь и пространство, словно животные, и среди них выживает сильнейший. Этим Челлен оправдывал захватнические войны своей эпохи.

Борьба государств за существование предъявляет особые требования к их экономике. Система производства не должна быть ни чисто аграр ной, ни чисто индустриальной. В противном случае государство ну ждается в поддержании мирных торговых связей с другими странами и не может вести войну за новые источники сырья и рынки сбыта. Чел лен назвал этот принцип «законом автаркии». Именно Ю.Р. Челлену появился термин «геополитика», под которой ученый подразумевал «науку о государстве как географическом организме, воплощенном в пространстве».

После Первой мировой войны Челлен попытался заново обосновать геополитические преимущества Германии. Он выделил 3 географиче ских фактора, играющих главную роль в глобальной геополитике:

1) «расширение» (протяженность территории);

2) территориальная монолитность (компактность);

3) свобода передвижения (контроль над коммуникациями).

С этой точки зрения, Англия обладала расширением и свободой пере движений, но лишена территориальной монолитности (разброс коло ний). Россия обладает расширением и монолитностью, но свобода её передвижения скована недостаточным доступом к морю. Германия же имеет монолитность и свободу передвижения, но слишком ограничена в пространстве. Поэтому, считал Челлен, для Германии завоевательная политика абсолютно естественна.

3. Геополитика и фашизм: трагедия судьбы Карла Хаусхофера 10 марта 1946 года Карл и Марта Хаусхоферы покончили жизнь само убийством. Так завершилось развитие дисциплины, достигшей своего апогея в период с конца XIX века до Второй мировой войны. В 1945 году, после победы над гитлеровской Германией, победители рассматривали геополитику как «немецкую науку», целью которой было «научное» обоснование идеологии жизненного пространства и за хватнической политики Гитлера.

Почему ученый, посвятивший жизнь изучению сугубо теоретиче скому осмыслению пространства, столь трагически закончил свою ака демическую карьеру? Ответом на этот вопрос может стать его биогра фия, неразрывно связанная с историей Германии, и особенно с тем же стоким периодом, который отделял для немцев поражение 1918 года от апокалипсиса 1945 года.

С 1869 по 1933.

Карл Хаусхофер родился в Мюнхене в 1869 году в семье буржуа-ин теллектуала. С 1908 по 1910 работал в составе немецких дипломатиче ских миссий на Дальнем Востоке. Впечатления, полученные им во вре мя пребывания в Японии и Манчжурии, будут часто проявляться в его научных работах. В 1912 году по настоянию своей жены он пишет свою первую книгу. Она была посвящена Японии, а его диссертация называлась «Основные направления географического развития Японской империи, 1854–1919»

Во время Первой мировой войны Хаусхофер участвовал в боях, как на восточном, так и на западном фронте. Прочитав книгу «Государство как форма жизни» Рудольфа Челлена, Хаусхофер нашел свое призва ние в геополитике. Будучи убежден, что в 1914–1918 годах против Гер мании велась война на уничтожение, Хаусхофер выступает за превра щение своей страны в великую мировую державу.

Сразу же после поражения 1918 года Хаусхофер с удвоенной энергией принимается служить своей стране: преподает географию в универси тете, создает и выпускает геополитический журнал Zeitschrift fur Geopolitik, выступает с лекциями от пангерманского общества Volkstum (оно ставило своей целью объединение всех немцев, в том числе тех, кто жил за пределами Германии). В течение 20-х и 30-х годов Хаусхофер пишет множество статей, отчетов, докладов и т.д. В период с 1919 по 1939 он пользовался огромным авторитетом, в первую очередь среди своих студентов.

С 1933 по 1946.

30 января 1933 года Гитлер становится канцлером Рейха. Следует от метить, что еще 4 апреля 1919 года Хаусхофер познакомился с Рудоль фом Гессом, между ними установились тесные дружеские связи. Гесс был одним из соратников Гитлера, который вел в то время активную пропагандистскую работу. Благодаря Гессу Хаусхофер несколько раз (больше десяти) встречался и беседовал с Гитлером в период между 1922 и 1938 годом (в частности, во время пребывания Гитлера в тюрь ме Ландсберг после неудачного мюнхенского путча). Но не осталось никаких следов бесед между Гитлером и основоположником немецкой геополитики.

Положение Хаусхофера в нацистской Германии хорошо иллюстрирует противоречия, с которыми сталкивается интеллектуал в стране, где правящий режим не терпит ни малейшего проявления инакомыслия. С одной стороны, для Хаусхофера, крайне болезненно реагировавшего на поражение 1918 года и национальное унижение немцев, Гитлер вопло щал – по крайней мере, до 1939 года – упорядоченную, уважаемую Германию, сплотившую немецкую нацию в рамках единого государ ства (аннексия Австрии, захват Судетской области в Чехословакии);

с именем Гитлера для него были связаны отмена несправедливых поло жений Версальского договора и уступки, вырванные у бывших врагов Германии: Великобритании и Франции. С другой стороны, аристокра тические взгляды Хаусхофера, его приверженность иерархии буржу азных ценностей плохо сочетались с гитлеровской системой, с ее пле бейской склонностью к насилию, революционным радикализмом, анти семитским и расистским фанатизмом. Как подчеркивал его биограф Ганс-Адольф Якобсен, Хаусхофер обладал наивностью ученого, полно стью оторванного от реальной жизни.

Хаусхофер никогда не был членом нацистской партии. В первые годы III Рейха (1933–1936) он занимал видные посты в движении, объединя ющем лиц немецкого происхождения (Volksdeutsche), проживающих за пределами немецкого государства. Но это не спасало его от вездесуще го контроля со стороны нацистской партии. Хаусхофер принадлежал к консервативному крылу националистического движения, ликвидиро ванного гитлеризмом с помощью грубой силы. Даже труды Хаусхофе ра не избежали гнета гитлеровской цензуры. Так например, в 1939 году была запрещена его книга «Границы», где поднимался вопрос о Юж ном Тироле, поскольку этот район был присоединен в 1919 году к Ита лии, бывшей во время господства Муссолини основным союзником гитлеровской Германии.

После начала войны в 1939 году Хаусхофер, которому уже исполни лось семьдесят лет, оставался беспомощным, растерянным свидетелем, укрывшимся в тиши своего рабочего кабинета. В апреле 1941 года, за два месяца до нападения немецких войск на Советский Союз, сын Хаусхофера Альбрехт оказался замешан в секретные переговоры, направленные на достижение мира между Германией и Великобрита нией. 10 мая 1941 года ангел-хранитель Хаусхофера Гесс вылетел в Шотландию, чтобы, как говорили, начать переговоры о мире с Англи ей, но был заключен там в тюрьму.

Журнал Хаусхофера Zeitschrift fur Geopolitik оказался в чрезвычайно трудном положении: как вести «объективный», «научный» анализ во енных операций в государстве, находящемся в состоянии войны и управляемом тоталитарным режимом? Было два выхода: либо откры тая и безоговорочная поддержка нацизма, либо закрытие журнала. Од нако его редакция пыталась примирить непримиримое: продолжала бо лее или менее независимую трактовку событий и в то же время стара лась оправдать гитлеровскую политику захвата чужих территорий.

После покушения на Гитлера, состоявшегося 20 июля 1944 года, Хаус хофер был арестован Гестапо по подозрению в сообщничестве и оста вался под стражей с 28 июля по 31 августа 1944 года. Сын Хаусхофера Альбрехт, оказавшийся среди заговорщиков 20 июля, был схвачен Ге стапо в декабре 1944 года и казнен в апреле 1945 года. После безогово рочной капитуляции гитлеровской Германии (8 мая 1945 года) Хаусхо фер был арестован американскими войсками и подвергнут допросу, разделив участь всех тех, кого отнесли к категории видных нацистов.

Осенью 1945 года он выступил в качестве свидетеля на Нюренбергском процессе, у него была очная ставка с Гессом, отрицавшим всякое зна комство с Хаусхофером. В марте 1946 он оборвал свою жизнь.

Геополитика Хаусхофера Немецкая геополитика – это результат поражения Германии в Первой мировой войне и следствие версальского «диктата». Перед немецкими учеными, в том числе географами, стояла задача выработать теорию, которая помогла бы их стране занять достойное место в Европе и мире.

Необходимо было выйти за рамки «политической географии» Ратцеля и заменить ее «геополитикой». Согласно определению Хаусхофера, по литическая география изучает вопросы распределения государственной власти в пространстве и ее осуществления в этом пространстве, тогда как предметом геополитики является «политическая деятельность в естественном пространстве». Политическая география исследует «фор мы государственного бытия», в то время как «геополитика сосредота чивает свое внимание на политических процессах прошлого и настоя щего». «…геополитика предоставляет собой постоянный запас полити ческих знаний, которые можно преподавать и усваивать. Этот запас ин формации можно сравнить с мостом, открывающим путь к политиче ской деятельности, с географическим сознанием, ведущим к прыжку из мира знаний в мир власти, а не из мира незнания в мир власти, по скольку второй прыжок бывает более длинным и более опасным».

• Преемственность и эволюция, от Ратцеля до Хаусхофера Вслед за Ратцелем и другими немецкими географами Хаусхофер попы тался дать свою формулировку ответа на тот же самый вопрос: каково место Германии в мире? В то время как Ратцель был отмечен печатью «неполной», «неокончательной» победы 1871 года, Хаусхофер мог строить свои рассуждения только на основе поражения Германии в 1918 году. Именно это драматическое поражение подвигло его на со здание новой научной дисциплины. Хаусхофер вел свои исследования в трех направлениях:

• Понятие жизненного пространства остается важнейшим для Хаусхофера, очень чувствительного к величинам плотности населения и отвергающего несправедливые положения Версальского договора, для ученого, который в течение многих лет занимается проблемами не мецкого меньшинства в иностранных государствах. По его глубокому убеждению, необходимо было восстановить единство немецкого культурного пространства;

он считал также, что Центральная Европа является сферой естественной экспансии Германии.

• Динамика возникновения и становления крупных блоков (идеи «пангерманизма», «панславизма», «паназиатизма») вызывала особый интерес у Хаусхофера. В этом смысле он является представителем двух течений научной мысли своей эпохи (т.е. периода между двумя миро выми войнами).

Для Хаусхофера проблема враждебного окружения Германии, ограни ченности ее территории стала своего рода одержимостью. Он был убе жден, что будущее принадлежит крупным государственным образова ниям, объединенным общей идеей. В этом он видел причину континен тальных и даже планетарных масштабов столкновений между силами, стремящимися к объединению. В то время, как Британская империя была обречена на разрушение под влиянием панавстралийской и всеин дийской идеи, для СССР и США именно идеи объединения являются фундаментом их могущества: в Советском Союзе реализуются панази атские и евроазийские идеи, а в Соединенных Штатах – панамери канские и пантихоокеанские идеи.

Для немецких географов была характерна «ратцелевская солидарность с третьим миром», т.е. чувство общности судеб между немцами и наро дами колониальных стран, одинаково раздавленными англо-амери канским империализмом и в равной степени стремящимися к пере устройству мира на более справедливых началах. Германия, сдавленная своими соседями в Европе и окончательно лишенная возможности участвовать в колониальном разделе мира вследствие своего пораже ния в Первой мировой войне, стремилась сломать враждебное окруже ние, способствуя разрушению гигантского колониального пояса, про тянувшегося от Африки до Юго-Восточной Азии.

• Континентальная держава и морская держава. Среди вдохнови телей Хаусхофера совершенно естественно оказался и Маккиндер, рассматривавший heartland как «географический стержень истории». В 1940 году, вскоре после подписания германо-советского пакта Риббен тропа–Молотова (23 августа 1939 года), Хаусхофер мог считать, что кошмар Маккиндера, т.е. исключение морских держав (Великобрита нии и Соединенных Штатов Америки) из Мирового острова, начинает осуществляться. В действительности этот блок не был столь прочным, как казался. Япония, подписавшая Антикоминтерновский пакт с Герма нией и Италией (25 ноября 1936 года), с нескрываемым раздражением встретила сообщения об установлении союза между Берлином и Моск вой, однако затем подписала договор о нейтралитете с СССР (13 апреля 1941 года). Два месяца спустя, когда гитлеровская Германия напала на Советский Союз, возможность ее взаимодействия с японской армией в континентальной Азии была полностью исключена как из-за наличия договора о нейтралитете, так и по причине твердого намерения Токио оставаться с оружием в положении «к ноге» рядом с берлогой совет ского медведя.

Кроме того, геополитика Хаусхофера, как и рассуждения многих дру гих ученых той эпохи, игнорировала или недооценивала роль Соеди ненных Штатов Америки. Начиная с 1919–1920 годов (отказ Конгресса Соединенных Штатов от ратификации Версальского договора) и до 1941 года (вступление США в войну после внезапного нападения япон цев на Пирл-Харбор) Соединенные Штаты воспринимались в Европе как экзотический континент, укрывшийся в своей политике изоляцио низма и переживающий период упадка под влиянием индивидуализма и капитализма. С точки зрения Гитлера, США представляли собой проеврейскую плутократию, неспособную к военным действиям. Разве октябрьский крах 1929 года не показал, что Америка больше не суще ствует как серьезный военный противник? В то же время, возможно благодаря своей военной подготовке, Хаусхофер верно оценивает фак торы, имеющие большое значение для успеха военной кампании: про мышленный, финансовый и научный потенциал, способность провести мобилизацию и организовать войска, способность обеспечить воспол нение потерь. В схватке не на жизнь, а на смерть, в которой сошлись во время Второй мировой войны морские державы (Великобритания и Со единенные Штаты) и одна из держав heartland (гитлеровская Германия), США имели по меньшей мере тройное преимущество: неу язвимость своей территории, удаленной от театра военных действий;

их необыкновенная способность в кратчайшие сроки наладить массо вое производство кораблей, самолетов и танков;

наличие союзников на подступах и даже в центре heartland (Великобритания и Советский Союз). Со своей стороны гитлеровская Германия также проявила неза урядную способность захватывать и эксплуатировать ресурсы захва ченных стран Европы (сырье, заводы, рабочая сила). Война с Германи ей длилась почти шесть лет;

она потребовала концентрации сил огром ной коалиции, а победа досталась ценой огромных потерь и разруше ний.

Геополитика Хаусхофера – нацистская наука?

Отвратительная репутация, которой пользовалась геополитика после Второй мировой войны, объясняется тем, что она считалась нацистской наукой, концептуальным аппаратом, используемым для оправдания и подкрепления гитлеровских амбиций. Как же обстояло дело в действи тельности?

Политическая география Ратцеля и геополитика Хаусхофера действи тельно являлись важными компонентами интеллектуального и мораль ного климата Германии в период с 1890 по 1945 год. В частности, пре подавательская деятельность, статьи и книги Хаусхофера способство вали формированию взглядов молодежи, связанной с нацизмом (подоб но Рудольфу Гессу) или примкнувшей к гитлеризму после прихода на цистов к власти. Точно также журнал Хаусхофера Zeitschrift fur Geopolitik не остался в стороне от столкновений между консерватора ми-националистами и откровенными нацистами.

Что же касается самого Хаусхофера, следует отметить, что он был го рячим поклонником Гитлера и с восторгом относился к завоеваниям немецкой политики и экономики после 1933 года. Хаусхофер прочел множество лекций в период с 1933 по 1940 год, а геополитика была включена в учебные программы университетов и высших школ.

Обстановка в Европе между двумя мировыми войнами характеризова лась ожесточенной идеологической борьбой (демократический либера лизм, советский коммунизм, фашизм и нацизм) и многочисленными конфликтами между государствами. Естественно, в этих условиях гео политика не могла оставаться нейтральной, каковы бы ни были намере ния специалистов.

Тем не менее, существует трагическое недоразумение или непонима ние различий между гитлеровской политикой и геополитикой.

Как утверждают очевидцы, Гитлер был убежден в том, что ему была предназначена миссия сделать из Германии самую мощную державу на Земле, обеспечить триумф арийской расы, уничтожить большевиков и евреев, построить принципиально новое общество. Но собственной геополитической концепцией он не обладал. Гитлер считал себя проро ком, руководителем новой революции, и из геополитики он взял только то, что соответствовало его идеям, считая, что только у Фюрера можно чему-либо учиться. Хаусхофер так сформулировал возникшее недора зумение: «Я ознакомился с книгой Mem Kampf только после ее выхода в свет и считаю, что ее содержание не имеет никакого отношения к гео политике» (ответы на вопросы следователя в 1945 г.).

Никогда в истории не было научной дисциплины, в такой мере связан ной с судьбами народа, как немецкая геополитика. Ратцель и Хаусхо фер не были и не могли быть изолированы от внешнего мира, оставаясь детьми своего времени.

Вопросы к разделу III В чем, на Ваш взляд, состоит специфика немецкой геополитики 1.

по сравнению с англо-американской? Чем ее можно объяснить?

2. Существует ли прямая идейная преемственность между теориями Ратцеля, Челлена и Хаусхофера? Иллюстрируйте примерами.

3. Назовите ключевые понятия немецкой геополитики.

4. Можем ли мы считать немецкую геополитику идеологической составляющей фашизма?

РАЗДЕЛ IV. ГЕОПОЛИТИКА КОНТИНЕНТАЛЬНОЙ ДЕРЖАВЫ:

ФРАНЦУЗСКАЯ ШКОЛА I. Начало геополитики во Франции Тогда как Германия воспринимала себя как «опоздавшую» нацию, столкнувшуюся с уже занятой Европой и поделенным миром, Франция рубежа XIX–начала XX вв. считала себя «старой нацией», территори альные владения которой уже имели четкие очертания. Хотя в 1871 году, вследствие поражения Франции в войне против Пруссии Бисмарка, у французов были отняты две провинции – Эльзас и Лота рингия – Франция никогда не забывала о своих древних корнях. Она знала также, что после поражений 1814–1815 годов (в войне Наполео на I против объединенной Европы) и 1871 года французские планы ге гемонии в Европе были окончательно похоронены. Гордая Франция Людовика XIV, Великая нация, которая распространяла идеи Револю ции в Европе (1792–1815), уступили место стране, старавшейся успоко ить своих соседей, а затем и вынужденной бороться за свое собствен ное выживание.

С 1871 по 1945 год цели французской внешней политики сводились к одному: как оказать сопротивление Германии, имевшей значительный перевес в численности населения, промышленном потенциале и воен ной силе? Ответ был достаточно определенный: Франция больше не способна самостоятельно защищать свою территорию, если она наме ревается противостоять Германии, она должна это делать с помощью союзников. Геополитика Франции в Европе сводилась к трем тезисам:



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.