авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Кафед ра Социологии Меж ду народ ны х От ношений Социологи ческого фак ул ьте та МГ У имени М.В. Ломоносова Геополитика Ин ф о р м а ц и о н н о - а н а ...»

-- [ Страница 2 ] --

География имперостроительства Определяющей географической характеристикой России является ее незащищенность, а значит, ее главная стратегия заключается в создании для себя безопасности. В отличие от большинства могущественных стран, центральный регион России, Московия, не имеет никаких препятствий Геополитика для ее защиты, и таким образом она была захвачена несколько раз. Из-за этого на протяжении всей истории Россия расширяла свои географиче ские границы для того, чтобы установить редут и создать стратегическую глубину между русским ядром и множеством окружающих ее врагов. Это означает расширение до естественных преград Карпатских (Украина и Молдова) и Кавказских гор (в особенности, для Малого Кавказа, в про шлом в Грузии и Армении) и Тянь-Шаня на дальней стороне Центральной Азии. Одной географической дырой является Восточно-Европейская рав нина, где Россия исторически устанавливает для себя столько территории, сколько было возможно (например, страны Балтии, Беларусь, Польша и даже некоторые части Германии). Короче говоря, для того, чтобы Россия была в безопасности, она должна создать некий тип империи.

C созданием империи cвязано две проблемы: люди и экономика.

Из-за того, что они абсорбируют довольно много территорий, Россий ские империи столкнулись с трудностями обеспечения огромного ко личества людей и подавления несогласных (особенно тех, кто не были этническими русскими). Это приводит к изначально слабой экономике, которая никогда не сможет преодолеть инфраструктурные проблемы обеспечения для населения огромной империи. Однако, несмотря на свои экономические недостатки, это никогда не удерживало Россию от притязания на статус могущественной силы в течение длительного пе риода времени, потому что Россия часто акцентирует значение своего сильного военного аппарата и служб безопасности, чем (а иногда и в ущерб) экономическое развитие.

Поддержание сильного государства Российская власть должна быть измерена с точки зрения государ ственной мощи и способности управлять людьми. Это не то же самое, что популярность правительства России (хотя популярность бывшего президента и нынешнего премьер-министра Владимира Путина нельзя отрицать), это способность руководства России, будь то царь, Комму нистическая партия или премьер-министр, сохранить жесткий контроль над обществом и обеспечить безопасность. Это позволяет Москве брать ресурсы из народного потребления для государственной безопасности и подавления сопротивления. Если правительство имеет жесткий кон троль над людьми, народное недовольство политикой, социальной по литикой или экономикой не представляют угрозу для государства – по крайней мере, не в краткосрочной перспективе.

Это случается тогда, когда российские лидеры теряют контроль над аппаратом безопасности, что приводит к падению режимов.

Например, когда царь потерял контроль над армией во время Второй www.geopolitika.ru мировой войны, он потерял власть, а Российская империя распалась.

При Иосифе Сталине отмечалась массовая экономическая дисфунк ция и массовое недовольство, но Сталин сохранил жесткий контроль над службой безопасности и армией, которые он использовал, чтобы иметь дело с любыми намеками на инакомыслие. Экономическая сла бость и жесткий режим в конечном итоге были приняты в качестве неизбежной цены за безопасность стратегическое могущество.

Москва использует ту же логику и стратегию сегодня. Когда Путин при шел к власти в 1999 г., русское государство было разбито и уязвимо для других мировых держав. Для того, чтобы восстановить стабильность в России - и в ко нечном итоге свое место на мировой арене - Путин должен был сначала кон солидировать власть Кремля внутри страны, что означало укрепление страны в экономическом, политическом и социальном плане. Это произошло после того, как Путин реорганизовал и укрепил службы безопасности, что дало ему большие возможности для доминирования над людьми, объединенных под одной политической партией, а также очистить страну от иностранного влия ния в экономике и создать культ личности среди народа.

Затем Путин положил глаз на русскую империю для того, чтобы обе спечить будущее страны. Это был выбор не лично Путина, а национальных проблем безопасности, связанных с вековым историческим прецедентом.

Путин видел, как США посягают на территории России, которые считаются необходимыми для ее выживания: Вашингтон помог боль шинству государств Центральной Европы и бывших советских стран Балтии вступить в НАТО и Европейский Союз;

поддерживал прозапад ные «цветные революции» в Украине, Грузии и Кыргызстане;

создавал военные базы в Центральной Азии, а также объявил о планах размеще ния баллистических установок ПРО в Центральной Европе. Для России казалось, что США пожирали ее периферию для того, чтобы Москва на всегда осталась уязвимой.

За последние шесть лет Россия в какой-то степени снизила западное влияние в большинстве бывших советских республик. Одна из причин такого успеха состоит в том, что Соединенные Штаты были заняты другими вопросами, в основном в странах Ближнего Востока и Южной Азии. Более того, Вашингтон ввел себя заблуждение, полагая, что Россия не будет официально пытаться воссоздать нечто вроде империи. Но, как мы видели на протяжении всей истории, она должна это сделать.

Планы Путина Путин объявил в сентябре, что он будет стремиться опять занять президентский пост в России в 2012 г., и он начал с изложения своих целей для нового царствования. Он заявил, что Россия должна форма Геополитика лизовать свои отношения с бывшими советскими государствами, соз давая Евразийский Союз (ЕАС);

другие бывшие советские республики предлагали эту концепцию почти десять лет назад, но Россия именно сейчас находится в таком положении, в котором она может приступить к осуществлению этого проекта. Россия начнет эту новую интеграцию русской империи, создав союз с бывшими советскими республиками на основе текущих ассоциаций Москвы, таких как Таможенный Союз, Со юзное Государство и Организация Договора о Коллективной Безопас ности. Это позволит ЕАС стратегически охватить как экономическую сферу, так и сферу безопасности.

Предстоящий ЕАС не будет являться воссозданием Советского Со юза. Путин понимает, какие уязвимости ожидают Россию, если она понесет бремя экономической и стратегической заботы о таком коли честве людей на территории почти девяти миллионов квадратных кило метров. Попытки прямого контроля были одним из самых слабых мест Советского Союза. Вместо этого Путин создает союз, в котором Мо сква будет влиять на внешнюю политику и безопасность, но не будет не сти ответственность за большую часть внутренних дел в каждой стране.

Россия просто не имеет средств на то, чтобы поддерживать такие интен сивные стратегии. Москва не считает необходимым разбираться в кир гизском политическом театре или экономически поддерживать Украину для того, чтобы контролировать эти страны.

Кремль намерен полностью сформировать ЕАС к 2015 г., когда, по мнению России, Соединенные Штаты снова перенесут свое внимание на Евразию. Вашингтон в этом году занят своими обязательствами в Ираке и намеревается положить конец боевым действиям и значительно сократить свой контингент в Афганистане, так что к 2015 году Соеди ненные Штаты будут иметь запас военного и дипломатического внима ния. Это также тот же период времени, за который будет инсталлиро вана система противоракетной обороны США в Центральной Европе.

Для России это сводится к формированию фронта США и их сателлитов в Центральной Европе у постсоветских (и будущих ЕАС) границ. Это создание новой версии русской империи, в сочетании с консолидацией влияния США на периферии империи, скорее всего, вызовет новые во енные действия между Москвой и Вашингтоном.

Это могло бы подготовить почву для новой версии холодной во йны, хотя она не будет столь долгоживущей, как предыдущая. Другой причиной Путина по восстановлению русской империи является то, что он знает, что следующий кризис, скорее всего, так повлияет на Россию, что она не сможет вновь возродиться: Россия умирает. Демо графические показатели страны являются одними из худших в мире, www.geopolitika.ru неуклонно снижаясь со времен Первой мировой войны. Рождаемость в стране значительно ниже смертности, и сейчас уже там больше граж дан за 50 лет, чем подросткового возраста. Россия может быть крупной державой без крепкой экономики, но ни одна страна не может быть мировой державой без людей. Вот почему Путин пытается укрепить и обезопасить Россию в настоящее время, прежде чем ее ослабит демо графия. Однако, даже принимая во внимание демографические пока затели, Россия будет в состоянии поддерживать свой нынешний рост у власти в течение, по крайней мере, еще одного поколения. Это означа ет, что ближайшие несколько лет, вероятно, будут последним великим моментом для России, который будет отмечен возвращением страны в качестве региональной империи и новой конфронтацией с ее старым противником, Соединенными Штатами Америки.

Геополитика Камо грядеши, Россия?

(Оборонный аспект в деле формирования Евразийского союза) Матвиенко Ю.А.

Когда-то Бенджамин Франклин сказал, что «большая империя, как и большой пирог, начинает крошиться с краёв». Печальный опыт Россий ской Империи и СССР яркое тому свидетельство. Тем не менее, пере фразируя видного американского политика и учёного-физика, можно сказать, что и собирается большая империя, как и разлившаяся ртуть, тоже с краёв: крошечные капельки разлетевшегося во все стороны от сильного внешнего воздействия жидкого металла начинают собираться вокруг самой крупной капли, постепенно сливаясь в одну большую мас су, практически полностью восстанавливая былые вес и объём.

Подтверждением появлению в геополитическом пространстве Рос сии подобных центростремительных тенденций является недавнее предложение главы российского правительства о создании Единого экономического пространства (ЕЭП), основа которого была заложена Таможенным союзом России, Белоруссии и Казахстана [1]. При этом строительство Таможенного союза и Единого экономического про странства закладывают основу для выхода на следующий, более высо кий уровень интеграции, - формирование в перспективе Евразийского экономического союза. Одновременно предполагается вести работу в направлении постепенного расширения круга участников Таможенного союза и ЕЭП: на первом этапе за счет полноценного подключения к ра боте Киргизии и Таджикистана.

«Мы предлагаем модель мощного наднационального объединения, способного стать одним из полюсов современного мира и при этом играть роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Ази атско-Тихоокеанским регионом… Евразийский союз — это открытый проект. Мы приветствуем присоединение к нему других партнеров, и прежде всего стран Содружества», – пишет в своей статье в газете «Известия» В.В. Путин [1].

Вместе с тем, начатая нашей страной внятная и долговременная по литика по созданию Евразийского экономического пространства и Ев разийского экономического союза вызывает в мире, в первую очередь на Западе, далеко не однозначную реакцию. Это связано с тем, что боль шинство стран Западной Европы и США за последние двадцать лет при выкли видеть в России по меткому выражению Збигнева Бжезинского www.geopolitika.ru «скорее пациента, чем партнёра». Вместо одного из политических по люсов мира Запад хотел бы по-прежнему видеть в России только терри торию, кладовую ресурсов.

Тем не менее, мир не стоит на месте и геополитическая ситуация в силу целого ряда причин начала меняться.

В частности, российские и зарубежные аналитики связывают изме нение политической обстановки в мире с происходящим в последнее время процессом коренного переустройства всей системы междуна родных отношений, что затрагивает основы сформировавшейся в кон це ХХ века системы глобальной безопасности [3-5,9,10]. Этот процесс характеризуется, с одной стороны, углублением международной инте грации, формированием глобального экономического, экологического и информационного пространств, а с другой – обострением соперни чества мировых и региональных экономических и военно-политиче ских центров за расширение сфер влияния, в том числе на постсовет ском пространстве [5].

В этих условиях заявление России о создании совместно с Бело руссией и Казахстаном ядра будущего Евразийского союза становит ся толчком к новому витку борьбы за «душу Земли», за так называ емый Hеartland [2]. Поэтому при проработке различных аспектов создания и развития Евразийского экономического союза необходи мо помнить следующее.

Несмотря на все успехи международной дипломатии по сохране нию мира, снижение угрозы развязывания крупномасштабной ядер ной войны со стороны США и «перезагрузку» отношений между Америкой и Россией, в начале XXI в., как и во все предыдущие века, в основе политики обеспечения национальной безопасности практиче ски всех государств и союзов лежит опора на военную силу и потен циал вооружённых сил. В реальной политике по-прежнему актуален «принцип Аль Капоне», согласно которому «с помощью доброго слова и револьвера можно добиться гораздо большего, чем с помощью одного только доброго слова».

В частности, в национальной военной стратегии даже такого наи более экономически развитого и «демократичного» государства как США, американское руководство, тем не менее, рассматривает свои вооружённые силы в качестве самого важного, а зачастую и основного средства обеспечения национальных интересов страны [24].

Исходя из этого, с большой долей уверенности можно сказать, что бу дущий Евразийский экономический союз столкнётся, в том числе, и с сило вым противодействием со стороны ряда ключевых игроков на «Великой шахматной доске», как назвал Евразию американский политик и политолог, Геополитика Страны ШОС известный русофоб Збигнев Бжезинский [10]. Поэтому уже на этапе фор мирования геополитического контура Евразийского экономического со юза следует обратить внимание и на его оборонительную составляющую.

Для начала представляется целесообразным провести анализ воз можных вызовов и угроз военного характера, с которыми может стол кнуться новое политико-географическое образование, а также форм и методов силового противодействия Евразийскому экономическому со юзу. Об этом и пойдёт речь ниже. При этом следует отметить, что статья носит обзорный характер и отдельные положения рассматриваемой те матики лишь обозначены авторами без их детального раскрытия.

В своём фундаментальном труде «О войне» прусский генерал Карл фон Клаузевиц писал: «Самое первое, самое главное и самое важное в смысле последствий решение, которое должен принять государствен ный деятель и командир, - это определить тип войны, в которую он по гружается …».

На другом конце Евразии об этом же писал в своём труде «Искусство войны» не менее ныне знаменитый древнекитайский стратег и военный теоретик Сунь Цзы: «Тот, кто знает врага и знает себя, не окажется в опасности и в ста сражениях. Тот, кто не знает врага, но знает себя, будет www.geopolitika.ru то побеждать, то проигрывать. Тот, кто не знает ни врага, ни себя, неиз бежно будет разбит в каждом сражении».

Вот и нам следует понять, в мир каких войн мы вступаем и с каким противником можем столкнуться, начиная воплощать в жизнь идею Ев разийского экономического союза. Поэтому обратимся вначале к науке о войне – полемологии.

Видный русский военный теоретик генерал-лейтенант российской Императорской армии Н.Н. Головин в своей книге «Наука о войне. О со циологическом изучении войны», изданной в эмиграции в 1938г., писал:

«В военной науке столько науки, сколько в ней социологии». В самой же социологии ключевыми являются понятия социальной роли, социальной справедливости и социального прогресса. Так, с точки зрения социоло гии, в качестве необходимого условия возникновения войны выступает фактор справедливости. Под ним понимается «невозможность мирного сотрудничества субъектов социальных отношений в прежних ролях в свя зи с настоятельной необходимостью общественного прогресса».

В соответствии с социологической теорией ролей, любой субъект (личность, организация, страна) может быть описан посредством усво енных и принятых им или вынужденно выполняемых социальных функ ций и образцов поведения – так называемых ролей, вытекающих из его социального статуса в данном обществе в данное время. При этом в лю бом человеческом деле можно выделить три формальные роли или функ ции: обеспечение, управление и исполнение. Обеспечение даёт средства, управление – цели, а исполнение приводит к результату. В процессе войн как раз и происходило перераспределение ролей: обеспечения, управле ния и исполнения. Поэтому с позиций социологии основной целью лю бой войны является не просто уничтожение противника как такового, а силовое перераспределение ролевых функций стран или социальных групп внутри страны, если иметь в виду войну гражданскую.

В заявлении главы правительства РФ была озвучена новая роль, на которую претендует Россия и её партнёры по Евразийскому союзу – роль эффективной «связки» между Европой и динамичным Азиатско Тихоокеанским регионом, своеобразного «моста культур».

США, напротив, всеми силами пытаются сохранить свою нынеш нюю роль – единственной сверхдержавы в монополярном мире [10, 28, 30]. Вместе с тем, бремя лидера однополярного мира США не вы держали. Мир не увидел в них страну, «которую не боятся, а уважают».

Доминирования во всём спектре отношений не получилось. Америко центричная модель политического устройства мира дала сбой, что по родило, как и предсказывал Бжезинский, «всемирную реакцию в виде идеологии антиамериканизма». «Пятнадцать лет спустя после своей Геополитика коронации в глобальные лидеры Америка становится одинокой, вну шающей страх демократией в политически враждебном ей мире» [28].

Попыткой возвращения былого американского величия является раз работка Вашингтонскими политиками доктрины «восстановления»

(restoration), согласно которой «внешняя политика США должна бази роваться на восстановлении силы страны и пополнения ее ресурсов – экономических, человеческих и материальных».

Вместе с тем, по оценкам стратегов из Пентагона, изложенных в об новлённой «Национальной военной стратегии США» «главная гло бальная тенденция последних лет – быстрое превращение Азии в новый центр мира. Вслед за стремительным ростом экономических показате лей стран этой части света увеличиваются и их военные возможности».

Америка же уже не может позволить себе «воевать в долг».

В то же время, если посмотреть на политическую карту Азии (с по правкой на мартовское 2011г. землетрясение в Японии), то из всех стран Азиатско-Тихоокеанского региона особое место в современном мире занимает Китай, вышедший, несмотря на кризис, по многим макроэко номическим показателям на второе после США место в мировой эко номике. А стремительный рост экономической и как прямое следствие - военной мощи Поднебесной означает, что необходимые ей природные богатства и территории она не прочь брать силой, о чем в Пекине заго ворили уже практически открыто на достаточно высоком уровне [15].

Виной тому – бурный рост экономики Поднебесной: дело не в какой-то особой агрессивности Китая, а в том, что экспансия для него – вопрос выживания его экстенсивной модели экономики. Как говорят сами ки тайцы: «Тигр ест людей не потому, что он злой, а потому, что голоден».

После геополитической рассмотрим более подробно военную со ставляющую в стратегии ведущих зарубежных стран.

На Западных рубежах России противостоят оснащённые современ ным оружием и боевой техникой небольшие армии европейских госу дарств, способные вести сколь-нибудь масштабные боевые действия только в рамках блока НАТО. Моральный и боевой дух европейских армий невысок, если судить по участию их представителей в войнах в Афганистане и Ираке.

На южных рубежах страны находятся вооружённые формирования стран, в основном исповедующих ислам. У этих армий нет в большом количестве современного мощного вооружения и боевой техники, но благодаря религиозным убеждениям эти армии имеют сильную спло чённость, высокий боевой дух и способны вести затяжные боевые дей ствия партизанского типа – так называемую «мятежевойну», - с самыми современными армиями мира.

www.geopolitika.ru На Дальнем Востоке России противостоит Китай, имеющий колос сальные людские ресурсы и активно ведущий перевооружение своей армии на новые средства ведения крупномасштабной войны, вплоть до применения ядерного оружия. Активно осваивает китайская армия и новые формы и методы ведения войны – психологические и информа ционные операции, управление войсками на основе сетецентрической модели боевых действий, кибернетические атаки.

В ряде зарубежных стран началась активная подготовка войск к веде нию боевых действий в Арктике.

В то же время в рамках проводимых в армиях ведущих зарубежных государств трансформаций в военной сфере признается, что войны в XXI веке не являются исключительно прерогативой военных, а победа в них не может быть достигнута только военными средствами [24]. За дачей современной войны является не уничтожение хозяйственной и военной инфраструктур противника, а завладение его ресурсами для последующего их использования победителем.

В настоящее время благодаря развитию информационных техноло гий и достижениям в области психологии, в первую очередь психологии массовых коммуникаций, разработан достаточно большой арсенал спо собов, методов и средств организации различных видов противобор ства. Здесь и технологии «цветных революций» [13,14], и внедрение в правительства стран-конкурентов в качестве советников так называемых «экономических убийц» [20,23], и организация различного рода нега тивных PR-кампаний в информационном пространстве и деструктивных информационных атак в виртуальном пространстве [6,19,21,22], и веде ние дистанционных, бесконтактных военных действий в пространстве физическом на основе «сетецентричной» модели управления войсками и оружием [3,5,12,17], и новые формы асимметричных действий на ос нове партизанской борьбы и террористической деятельности [8,16,25], и технологии информационно-психологической войны и её высшей формы - «консциентальной» войны или войны смыслов [7, 24, 26].

Всё это меняет характер будущих войн, главной особенностью кото рых является отсутствие необходимости в массовом применении войск на поле боя. Их призваны заменить аэромобильные части и силы спе циальных операций, обеспечивающие достижение и закрепление по литических целей войны после нанесения ущерба критически важным объектам военной, экономической и политической инфраструктур го сударства обычными высокоточными средствами поражения или кибер нетическим оружием [5,24]. К таким выводам пришли как военные тео ретики США и НАТО, так и специалисты армий южного пояса Евразии, в первую очередь Китая и Индии.

Геополитика В частности, в ходе войн в Югославии и Ираке американское военное командование уже опробовало новую доктрину ведения боевых действий с воздействием по центрам, контролирующим его экономику, промыш ленное производство и транспорт [4]. В этой доктрине использовалась теория Джона Бойда о действиях на опережение противника в области принятия и проведения им в жизнь решений на применение вооружённых сил (так называемый цикл НОРД – «наблюдение-ориентация-решение действие») [12]. Согласно этой теории одним из необходимых условий достижения успеха являются действия по разрушению командных пун ктов противника всех уровней управления и линий связи с одновремен ной деморализацией войск и населения противника за счёт проведения психологических операций.

Ещё в 2001г. в стратегической доктрине США FM-1 «The Army», а также в боевом уставе действий FM-5 «Operations» были практиче ски сформулированы положения теории «войны в трёх кварталах», со гласно которой в то время, пока в одном квартале войска ведут активные наступательные боевые действия, во втором они осуществляют «за чистку» территории, закрепляя успех, а в третьем квартале уже раздают гуманитарную помощь [4].

Следует признать, что в последнее время всё чаще привычные формы ведения войны с применением огневых средств поражения на театрах военных действий заменяет война информационно-психологическая с применением в основном оружия информационного, а в недалёком бу дущем – и кибернетического [6]. Её основной задачей является умень шение «цены» грядущего вооружённого противоборства за новые роли, в том числе, на просторах Евразии путём уничтожения определён ных типов сознания. При этом носители этих сознаний, наоборот, могут быть сохранены, если они откажутся от форм сознания – предметов раз рушения и поражения.

Необходимо отметить, что в вопросах, связанных с информацион ными технологиями, в американской внешней политике силовой (воен ный) аспект становится всё более приоритетным. Так, в Минобороны США создано специальное «кибернетическое командование». Для этого ведомства принят основополагающий документ - «Стратегия Минобороны по операциям в киберпространстве» (DoD Strategy for Operating in Cyberspace), - согласно которому киберпространство объ явлено такой же «обычной средой деятельности ВС США, как суша, море или воздушное пространство». Данный документ также предпола гает, что в ответ на реальные или виртуальные угрозы и вызовы США го товы использовать любые средства – дипломатические, экономические, кибернетические и чисто военные.

www.geopolitika.ru Одной из форм борьбы, активно практикуемой в последнее вре мя США и их союзниками для достижения своих интересов, является концепция нацеленности на конечный результат или эффект – «Effects Based Approach to joint Operations» [5, 12]. Данный тип операций не является новым классом военных операций, а представляет собой ин тегрированное применение всего арсенала государственных, экономи ческих, военных и дипломатических средств и процедур по отношению к противоборствующей стороне при обеспечении тесного взаимодей ствия с государствами-союзниками. Впервые эта концепция была при менена в 1999г. в отношении суверенной Югославии. Тогда комплекс ное применение политических, дипломатических и экономических мер, в сочетании с действиями международных неправительственных орга низаций на фоне ракетных и бомбовых ударов авиации стран НАТО в условиях широкого проведения информационно-психологических опе раций принудило президента Милошевича подписать Дейтонское согла шение и в конечном итоге привело к распаду СФРЮ [4].

Дальнейшее развитие концепция «Операция на основе эффектов»

получила в ходе военной агрессии США и их союзников по НАТО в Аф ганистан и Ирак. При этом для достижения своих конечных целей в Ира ке США дополнительно использовали и такой экономический рычаг как откровенный подкуп военной верхушки армии Ирака и части окружения Саддама Хусейна, проведя специальную операцию накануне вторжения.

Что касается непосредственно России, то и США вместе с НАТО, и Китай вынуждены считаться с ней, пока у страны есть мощные страте гические ядерные силы (СЯС) и большие запасы тактического ядерного оружия (ТЯО). По нашему мнению на сегодняшний день «разрушает замыслы противника» о главенстве в Евразии два фактора – высокая боеготовность и надёжность СЯС России и ст. 22 её военной доктрины 2010г., в которой чётко говорится, что «Российская Федерация оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового по ражения, а также в случае агрессии против РФ с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства».

Эти факторы могут оказать самое существенное влияние на форми рование Евразийского экономического союза: под российский ядерный зонтик могут встать как раз те страны региона, которые ощутили на себе всю жёсткость объятий заокеанских и китайских «друзей», и кото рые не хотят терять свою идентичность на политической карте мира [2].

При формировании нового экономического союза необходимо пом нить, что теория борьбы условных информаций определяет в качестве одного из базовых состояний геополитическую ситуацию «объединение Геополитика слабых вокруг сильного». Применительно к рассматриваемому вопро су это может быть объединение сырьевых стран Евразии вокруг России.

Для развитых же стран, в первую очередь США, такое развитие событий – крах всего выстраиваемого ими миропорядка. По нашему мнению недо пущение данного состояния – это концептуальная основа всей междуна родной политики западного мира в отношении РФ и её союзников.

Руководство Поднебесной в складывающейся обстановке вокруг России и её инициатив в Евразии вынуждено пока вести себя согласно стратагемы «Красавица»: «Если войско могучее, нападай на его коман дира. Если командир мудр, воздействуй на его чувства. Когда его воин ский дух ослабнет, сила войска растает сама». В русле этой политики руководство Китая за спиной России активизировало свои дипломати ческие отношения с Америкой, подписав во время визита в Вашингтон в январе 2011г. соглашение между КНР и США «О взаимном признании интересов сторон», фактически снова поделив мир.

Вот вкратце та геополитическая атмосфера, в которой Россия решила изменить свою роль, и те угрозы, реализация которых может помешать ей в создании Евразийского экономического союза, если политическим руководством стран-участниц будет не в полной мере учтена оборонная составляющая создаваемого нового геополитического игрока.

Для нейтрализации угроз своей безопасности Евразийский союз должен приступить к формированию соответствующих вооружённых сил, по своей структуре полностью отвечающих стратегии и роли фор мируемого на Евразийском континенте нового политико-экономиче ского образования.

В заключение хочется отметить следующее. В наше смутное время финансового кризиса, дефицита топливно-энергетических и питьевых ресурсов и обострения, в том числе, и экономических противоречий между ведущими государствами мира хочется напомнить всем тем, от кого так или иначе зависит экономическая стабильность и безопасность будущего Евразийского экономического союза, слова полководца древ ности Сунь Цзы: «Правило ведения войны заключается в том, чтобы не полагаться на то, что противник не придёт, а полагаться на то, с чем мож но его встретить;

не полагаться на то, что он не нападёт, а полагаться на то, чтобы сделать нападение на себя невозможным для него» [31].

Список использованных источников 1. Путин В.В. «Новый интеграционный проект для Евразии – будущее, которое рождается сегодня», статья в газете «Известия» от 4 октября 2011г.

2. Дугин А.Г. «Основы геополитики. Геополитическое будущее России».- М.: «Арктогея», 1997.

3. Барышев А.П. «Современная стратегия США и НАТО (в контексте проблем национальной безопасности Рос сии)». – М.: ОГИ, 2011.

www.geopolitika.ru 4. Валецкий О.В. «Новая стратегия США и НАТО в войнах в Югославии, Ираке, Афганистане и её влияние на развитие зарубежных систем вооружения и боеприпасов». – М.: «Арктика 4Д», 2008.

5. Карякин В.В. «Военная политика и стратегия США в геополитической динамике современного мира: моно графия». – М.: «Граница», 2011.

6. Паршин С.А., Горбачёв Ю.Е., Кожанов Ю.А. «Кибервойны – реальная угроза национальной безопасности?».

– М.: КРАСАНД, 2011.

7. Матвиенко Ю. А. «Информационно-психологическая война как одна из форм разрешения социально-полити ческих противоречий в современном обществе». Статья в журнале Академии военных наук «Информационные войны» № 4(8) за 2008г.

8. Матвиенко Ю.А. «Предупредить - значит вооружить» (кибертерроризм вчера, сегодня и завтра). Статья в жур нале Академии военных наук «Информационные войны» № 2 (18) за 2011г.

9. Галенович Ю.М. «Китайские сюжеты: чем доволен и недоволен Китай». – М.: «Восточная книга», 2010.

10. Бжезинский З. «Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы». – М.:

«Международные отношения», 1998.

11. Савин Л.В. «Сетецентричная и сетевая война. Введение в концепцию». – М.: «Евразийское движение», 2011.

12. Паршин С.А., Горбачёв Ю.Е., Кожанов Ю.А. «Современные тенденции развития теории и практики управле ния в вооружённых силах США». – М.: ЛЕНАНД, 2009.

13. «Оранжевые сети: от Белграда до Бишкека / отв. ред. Н.А. Нарочницкая, ред и сост. Е.А. Бондарева». – СПб.:

Алетейя, 2008.

14. Шарп Джин «От диктатуры к демократии / пер. с англ. Н. Макаровой». – Екатеринбург: «Ультра. Культура», 2005.

15. Дугин А.Г. «Конец экономики». – СПб.: «Амфора», 2010.

16. «Хочешь мира, победи мятежевойну! Творческое наследие Е.Э. Месснера / русский военный сборник № 21».

– М.: «Военный университет», «Русский путь», 2005.

17 «Военная сила в международных отношениях: учебное пособие / коллектив авторов;

под общ. ред. В.И. Ан ненкова». – М.: КНОРУС, 2011.

18. Добреньков В.И., Агапов П.В. «Война и безопасность России в XXI веке». – М.: «Академический проект», «Альма Матер», 2011.

19. Сердюк В.А. «Организация и технологии защиты информации: обнаружение и предотвращение информа ционных атак в автоматизированных системах предприятия: учебное пособие». – М.: Изд. дом Гос. Ун-та – Высшей школы экономики, 2011.

20. Перкинс Джон «Исповедь экономического убийцы». – М.: Pretext, 2010.

21. Бианки В.А., Серавин А.И. «Убрать конкурента: PR-атака». – СПб.: «Питер». 2007.

22. Студеникин Н.В. «PR-защита бизнеса в корпоративных войнах: Практикум победителя». – М.: «Альпина Па блишерз», 2011.

23. «Игры экономических убийц, тайный мир международных махинаций и сеть глобальной коррупции / под ред.

Стивена Хайата». – М.: «Претекст», 2008.

24 «Информационные, специальные, воздушно-десантные и аэромобильные операции армий ведущих зарубеж ных государств: информационно-аналитический сборник / А.Н. Сидорин, И.А. Рябченко, В.П. Герасимов и др.»

. – М.: Воениздат, 2011.

25. Илларионов С.И. «Глобальная террористическая война». – М.: ООО «РИЦ «ПрофЭко», 2006.

26. Девятов А.П. «Путь победы в войне смыслов». ООО «Академия небополитики». Доклад № 313/4 от 15.01.2008г.

27. Климов С.М. «Методы и модели противодействия компьютерным атакам». – Люберцы: КАТАЛИТ, 2008.

28. Бжезинский З. «Ещё один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы». – М.: «Междуна родные отношения», 2007.

29. Матвиенко Ю.А. «Комплексная информационная атака типа «кибер-стачка» на промышленную автоматизи рованную систему: анатомия явления и подходы к защите». Статья. Готовится к печати в журнале Академии военных наук «Информационные войны» в 2012г.

30. Эндгаль Уильям Ф. «Полный спектр доминирования: тоталитарная демократия в Новом мировом порядке».

– СПб.: «Геликон плюс», 2010.

31. «Военная сила в международных отношениях: учебное пособие / коллектив авторов;

под общ. ред.

В.И. Анненкова». – М.: «КНОРУС», 2011.

Геополитика Заигрывания Украины с Китаем и поиски Евразийского союза Россией Смита Пурушоттам Введение Россия и Украина в течение долгого времени спорили о стремлении по следней к интеграции в западные структуры безопасности и экономики, а также о ценах на поставки российского газа. Всё усиливающееся сближение Украины с Китаем и потенциальная утечка военных технологий также мо жет вызывать у России озабоченность. Россия особенно жёстко противо стояла вступлению Украины в НАТО, пригласив Украину к участию в Та моженном союзе вместе с Белоруссией и Казахстаном как к началу более тесной экономической интеграции на постсоветском пространстве.

Все эти годы Украина упорно противостояла давлению России, стре мящейся вовлечь Украину в Таможенный союз. Тем не менее, 18 октября 2011 г. во время саммита СНГ в Санкт-Петербурге Украина исполнила неожиданный кульбит и согласилась вступить в свободную торговую зону с Россией, Белоруссией, Казахстаном, Арменией, Киргизией, Мол давией и Таджикистаном. Здесь мы попытались объяснить неожидан ный поворот в позиции Украины, его стратегические последствия для баланса сил в Евразии, особенно в свете предложения премьер-мини стра России создать Евразийский экономический союз.

Войны за цены на газ Принимая во внимание стремление Украины сформировать незави симый внешнеполитический курс, ориентированный на тесное сотруд ничество с ЕС, НАТО и Китаем, непосредственной причиной её капиту ляции перед России с её предложением может быть понимание, что она проиграла войну за цены на газ с Россией.

Разногласия в вопросе цены на газ с Украиной вынуждали Россию прерывать поставки в 2006 и 2009 гг. Тогдашний премьер-министр Украины Юлия Тимошенко позднее согласилась с рыночной газовой ценой в 2009 г. В следующем году президент Виктор Янукович догово рился о снижении цены на 100$ за тысячу кубометров в обмен на прод ление срока аренды российской военной базы в Севастополе. Однако он продолжил настаивать на дальнейшем снижении цены. Как сообща ют, Россия предложила снизить цены в обмен на слияние «Газпрома»

и украинской газовой компании «Нафтогаз», уже обсудив соглашение с Белоруссией о получении её газовой транзитной системы и пригласив www.geopolitika.ru Украину присоединиться к Таможенному союзу вместе с Белоруссией и Казахстаном. Украина отклонила эти требования, так как это бы оз начало уступку контроля над своими трубопроводами и утрату всякого рычага давления в диалоге с Россией.

Тем временем, украинский президент предал суду Тимошенко с об винением в обременении страны непосильными ценами на газ, угрожая расформировать украинскую газовую фирму, надеясь, что это аннулирует контракт с Россией. Украинский суд затем приговорил её к семи годам ли шения свободы, что привело к серьёзным протестам со стороны как Рос сии, так и ЕС по поводу политически мотивированной «охоты на ведьм».

ЕС отменил запланированную встречу 20 октября с президентом Януковичем, демонстрируя своё недовольство. Всего за две недели до этого Россия объявила о неизбежности запуска Северного потока, тру бопроводной системы для транспортировки российского газа в Герма нию через Балтийское море, при помощи которого можно будет снизить ценность Украины как транзитной страны. Находящийся в стадии раз работки Южный поток также обходит Украину.

Отброшенная Европой, Украина согласилась на предложение более интенсивной экономической интеграции, это объясняет резкий пово рот её президента. Возможно, Украина осознала, что в сложившихся условиях вступление в зону свободной торговли, которое не позицио нируется как помеха диалогу о свободной торговле с ЕС – это один из немногих оставшихся вариантов, позволяющих справляться с давлением России, стремящейся к газовому слиянию (хотя - с учётом других аль тернативных строящихся трубопроводов – эти украинские транзитные маршруты больше не кажутся таким уж лакомым куском).

Растущее стратегическое партнёрство с Китаем Чтобы понять стратегические последствия разворота Украины, не обходимо учесть в этом контексте растущую близость Украины к Китаю и российский проект Евразийского экономического союза.

Существует два аспекта усиленного диалога Украины с Китаем – гео стратегический и военно-технический, причём оба могут быть причи ной для беспокойства со стороны России. Украина и Китай сейчас со трудничают в области энергетических проектов, атомной энергетики, военной авиации, инвестирования в инфраструктуру – включая желез нодорожные проекты и аэропорты. По словам президента Януковича, многообещающие области сотрудничества с Китаем – это авиационный сектор, космические исследования и научно-техническая сфера.

Во время визита на Украину президента Ху Цзиньтао в июне 2011 г. уровень отношений вырос до стратегического партнёрства, Геополитика основанного на взаимном уважении к суверенитету государства, терри ториальной целостности, пути развития, избранного каждой из стран, отказе от использования силы или угрозы её применения, экономиче ских и других способов принуждения. Китай также дал гарантии без опасности Украине, отказавшись от использования ядерного оружия против Украины, являющейся безъядерным государством. По словам агентства Синьхуа, стратегическое партнёрство также фиксирует, что «ни одна из сторон не должна разрешать третьей стране использовать территорию этой стороны для нанесения вреда суверенитету, безопас ности и территориальной целостности другой стороны», при этом ут верждалось, что «китайско-украинское сотрудничество не направлено ни на одну из третьих стран». Точно так же комментарий в China Daily, подчёркивая «значимое» стратегическое место Украины, добавляет, что Китай всегда придавал значение связям с Украиной, «которая является мостом между Азией и Европой» и служит «воротами Китая в Европу».

Китайско-украинское сотрудничество приветствовалось украинца ми как «новый шёлковый путь» и планировалось как переключатель игры. Украина искала для себя место эксклюзивного посредника между Китаем и Западной Европой. Президент Янукович заявил, что Китай – главный партнёр Украины в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Примечательно, что Венгрия, видимо, соперничала с Украиной в борьбе за получение этого же статуса во время визита китайского пре мьер-министра Вэня Цзябоа через несколько дней, во время которого обсуждались (среди многих других) планы превратить неиспользуемый венгерский аэропорт в «главную европейскую базу грузов». Это отраз ило приобретение Китаем также неиспользуемого аэропорта Пархим в северной Германии в 2007 г., после того как аэропорт был предложен и, вероятно, использовался для парковки самолётов делегаций G-5 во время встречи G-5 и G-8 на Хайлигендаммском саммите. Точно так же грече ский порт Пирей, который принадлежит теперь китайской фирме, тоже используется Китаем для достижения центральноевропейских рынков.

Китай, конечно, также финансирует массу проектов в Центральной и Вос точной Европе, включая Турцию. Таким образом, китайские заигрывания с Восточной Европой, видимо, привели к реальному выбору среди по клонников, борющихся за право «эксклюзивных» отношений с Китаем.

Для Китая гостеприимная встреча в европейских столицах отмечается как в странах постсоветского пространства, так и в находящихся в затрудни тельном финансовом положении странах ЕС. Китай, который проектиро вал себя как евразийская сила, желает зафиксироваться и как равный игрок в европейской политике. В решительной попытке сделать своё присутствие ощутимым в Европе он добивается стратегических позиций в экономиках www.geopolitika.ru ключевых стран, нуждаясь в передовых технологиях и продуктивных рын ках сбыта для своих огромных валютных резервов, которые помогут Ки таю достигнуть статуса суперсилы. Ему также необходимо влияние на ев ропейские столицы для обеспечения признания себя в качестве рыночной экономики и избавления от эмбарго на поставки оружия. Его цели будут достигнуты очень скоро, так как Европа находится в поиске средств, чтобы выбраться из нынешнего мегакризиса.

Военно-техническое сотрудничество между Украиной и Китаем Другое измерение их двусторонних отношений – усиливающееся военно-техническое сотрудничество, которое включает в себя украи но-китайскую координационную комиссию военно-технического со трудничества. Следует отметить, что Украина и Китай в течение продол жительного периода времени сотрудничали в военно-технологических вопросах, включая военную авиацию, постройку аэродинамических труб для тестирования тяжёлых транспортных самолётов, модерниза цию транспортных судов Y8 и т.д. Пакистан и Китай – сегодня главные направления украинского военного экспорта.

Украинский авианосец «Варяг» в буквальном смысле слова взволно вал восточное полушарие. Ричард Фишер, военный эксперт по Китаю, а также некоторые российские комментаторы, предполагали, что китайцы использовали прототип T10K, купленного у Украины в 2005 г., для раз работки своего палубного истребителя J15. По словам Фишера, Украина могла быть источником авиационных, космических и ракетных техноло гий, передовых жидкостных ракетных двигателей, ракет класса «воздух воздух» и многого другого для Китая. С двусторонней торговлей, ведо мой военным экспортом с оборотом в более чем 1,2 миллиарда долларов за последние три года, Китай может стать главным партнёром Украины в военно-технической области в ближайшем будущем.

Раздосадованная конкуренцией, которую составили на новых рынках китайские продукты, разработанные при помощи советских технологий, Россия стала сворачивать своё сотрудничество с Китаем в военно-тех нической сфере, при этом не до конца закрывая дверь. Учитывая тесные, однако, иногда неспокойные отношения России с Украиной, российские СМИ пристально следили за разработками в этой области во время ви зита китайского президента на Украину в июне этого года.

Отзываясь о фактах нарушения советских/российских прав на воен ную интеллектуальную собственность, российские СМИ предупреждали, что Китай непропорционально выиграет от трансфера технологий, так как у него нет никакого смысла покупать украинские вооружения после Геополитика копирования технологии, так что Украине следует быть крайне осторож ной при укреплении военно-технического сотрудничества с Китаем.

Сергей Вознесенский, военный комментатор, отметил, что «раз витие украино-китайского диалога, так же как и внешнеполитические инициативы Китая на постсоветском пространстве, чрезвычайно инте ресны Российской Федерации, так как Москва видит в Китае не только многообещающий рынок для российских энергоносителей, но и потен циальную угрозу своей территориальной целостности и суверенитету».

Сообщая, что Китай может закупить украинские радарные системы и ракеты системы «воздух-воздух», автор отметил, что Китаю не удалось получить их у России, пересмотревшей своё отношение к сотрудниче ству с Китаем в свете «неприкрытого стремления Китая развивать свои собственные радарные системы и ракеты, которые могут быть исполь зованы против России в гипотетическом конфликте с Китаем». Он так же предупредил Украину, что «Китай не будет покупать большое коли чество вооружений, так как основной его целью является присвоение технологии, затем запуск собственного производства и, наконец – экс порт на мировые рынки, что позволит таким образом оставить ни с чем и Россию, и Украину». Автор дошёл даже до утверждения, что проникно вение Китая на постсоветское пространство ставит перед собой целью ограничить отход России на свой запад «в случае российско-китайского конфликта из-за аннексии российских восточных территорий».

Проект Путина по усилению экономической интеграции – Евразийский союз Решение Украины присоединиться к возглавляемой Россией свобод ной торговой зоне может помочь понять возможную конфигурацию ба ланса сил в Евразии.

4 октября в своей занимательной статье премьер-министр Путин в «Известиях» призвал к созданию Евразийского союза, который должен состоять из постсоветских государств. Дмитрий Тренин, уважаемый российский аналитик, заявил, что это – не попытка возродить Совет скую империю, хотя Россия и «остаётся важным глобальным страте гическим игроком, благодаря своим запасам нефти и газа, а также ядер ному арсеналу… у неё нет ни желания, ни ресурсов, чтобы попытаться вернуть Российскую Империю». Русские стремятся, прежде всего, к «стратегической независимости, которая означает независимость от двух принципиальных игроков – США и Китая».

Путин подтверждает эти соображения, утверждая: «Это никоим об разом не ведёт к возрождению Советского Союза в любой форме. Было бы наивно пытаться возродить или подражать тому, что было предано www.geopolitika.ru истории». Он хорошо понимает препятствия, перед которыми стоит политическая интеграция на постсоветском пространстве.

Путин также обращает особое внимание на тему стратегической не зависимости, когда пишет о том, что Евразийский союз будет «могуще ственной надгосударственной ассоциацией, способной стать одним из полюсов в современном мире», добавляя, что «сотрудничество между Евразийским союзом и ЕС спровоцирует изменения в геополитической и геоэкономической структуре континента в целом с гарантированным глобальным эффектом». Евразийский союз будет, таким образом, клю чевым игроком наряду с ЕС, США, Китаем и АТЭС.

Наконец, акцент Путина на экономической интеграции и координа ции бизнеса и, конечно, на модели ЕС как образца для Евразийского со юза, подтверждает западный вектор инициативы. Ссылаясь на ЕС как на модель и пример по ряду пунктов и подчёркивая необходимость сделать приоритетными торговые и производственные связи, он говорит, что Та моженный союз и Единое экономическое пространство (ЕЭП) станут фундаментом Евразийского экономического союза. С Шенгенским согла шением в качестве модели предусмотрена общая визовая и миграционная политика, а также повышение уровня контроля границ и трудовые квоты, что будет означать свободный выбор места проживания, учёбы и работы.

Это также создаст новые динамичные рынки, управляемые общими стан дартами и управлением товарами и сервисами, как в модели ЕС.

Высказываясь по поводу сомнений Украины насчёт присоединения к «прогрессивным интеграционным проектам на постсоветском про странстве», Путин утверждает, что проект не противоречит проевро пейской позиции Украины, добавляя: «Мы не намерены ограничивать себя, как не собираемся и противостоять кому-либо. Евразийский союз будет базироваться на универсальных интеграционных принципах как неотъемлемая часть Большой Европы, объединённая общими ценностя ми свободы, демократии и рыночных законов». То есть он, таким обра зом, повторил известную российскую идею о создании (экономически) согласованного пространства от Лиссабона до Владивостока, в частно сти, «свободной торговой зоны и даже об использовании более тонких интеграционных схем… повсюду от Атлантического до Тихого океана».

В этих целях Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана ини циировал переговоры по созданию свободного торгового пространства с Европейской ассоциацией свободной торговли.

Заключение Россия использовала свою энергетическую дипломатию, пытаясь вытеснить ЕС, НАТО и Китай с места ключевого партнёра Украины, Геополитика тем временем снижая ценность Украины как стратегического партнёра, в том числе и для Китая. Дружественная Украина рассматривается как необходимое условие для российской безопасности, а более тесные от ношения смогут обеспечить лучшую координацию в предотвращении утечки технологических секретов в Китай. Решение Украины присоеди ниться к зоне свободной торговли может стать началом российско-укра инского соглашения в том случае, если обе стороны проявят уважение к интересам друг друга и создадут этим возможность оживить свои эко номики, а также экономики других стран-членов СНГ.


Россия предлагала и другие инициативы для усиления своего влия ния на постсоветском пространстве, желая проектировать их как модер низирующие, инклюзивные и открытые. Если проект Евразийского сою за удастся, он предложит определённую альтернативу и Китаю, который расширяет своё влияние над евразийской транспортной системой, ин фраструктурой, нефтяными и газовыми сетями, а также вовлекается в Европу. Примечательно, что Франция обращалась с просьбой к Китаю за помощью в попытке спасти еврозону. Страны Центральной Азии также могут захотеть сбалансировать растущую китайскую мощь своей под держкой российской инициативы. Замечание Путина, что Евразийский союз станет одним из полюсов в современном мире, «который в пар тнёрстве с ЕС получит глобальный геополитический и геоэкономиче ский импульс», можно интерпретировать в этом свете.

Если Европа и вообще Запад хотят достигнуть ощутимого баланса сил в Евразии, они также могут открыть возможность работать с Росси ей. Кое-кто в США это понимает. Посол Роберт Д. Блэквилл стал соав тором статьи, в которой говорится о том, почему Россия имеет значение для Запада. Американский посол в России заявил, что слабая Россия – самый страшный кошмар для США.

Но ЕС недавно вторглись в офисы партнёров Газпрома в Европе на основании антитрестовского законодательства, чтобы найти дока зательства поведения, мешающего свободной конкуренции. Действия были предприняты по просьбе «транзитных» стран. Это также отра жает их страхи перед растущей властью Газпрома, установившейся над транзитной системой Белоруссии и пытающейся сделать то же с укра инской системой. Со своей стороны, Россия может согласиться по их просьбе на более низкие цены на газ. Так или иначе, атаки на основной инструмент власти не внушит любви к ЕС русским, которые могут уд воить свои усилия в развороте на запад. При этом, премьер-министр Путин обсудил перспективы газового трубопровода во время своего ви зита в Китай (который поставлен в тупик ценами на газ), в то время как президент Медведев на недавней встрече с северокорейским лидером во www.geopolitika.ru время поездки в КНДР обсудил с ним транзитный трубопровод через Северную Корею на азиатско-тихоокеанские ранки. Российские газеты также сообщали о том, что Россия серьёзно рассматривает планы раз нообразить свои поставки энергоносителей на азиатско-тихоокеанские рынки. Российский восточносибирско-тихоокеанский трубопровод уже осуществляет поставки нефти в АТР и Китай.

В конечном счёте, успехи этих новых уравниваний и организаций будет зависеть от глубоких реформ и сильной жажды модернизации.

С этими побуждениями президент Медведев начал инициативу модер низации российской экономики, создания инновационных центров, снижения зависимости от сырьевых материалов и разнообразия энерге тического экспорта.

Дополнительные реформы в каждой из стран-участниц тоже могут привести к большей содержательности и мощности российской иници ативы.

Геополитика Геополитическая ситуация у западных границ Евразийского Союза Гулевич В.А.

Идея о создании монолитного Евразийского Союза ещё не получила практического наполнения, однако уже сейчас представляется целесоо бразным проанализировать основные тенденции, которые будут не спо собствовать, а препятствовать воплощению в жизнь этой идеи.

Наибольшее беспокойство гипотетический Евразийский Союз вы звал у западного экспертного сообщества, поскольку как раз в этой ча сти света находятся непримиримые оппоненты этой идеи, и больше все го проблем у сторонников евразийской интеграции возникнет как раз со странами Запада, в т.ч. ближайшего Запада – постсоциалистическими странами Европы и бывших советских республик, ориентированных не столько на Москву, сколько на Вашингтон и Брюссель.

Так, в СМИ появилась информация о том, что главы МИД Герма нии и Польши Гидо Вестервелле и Радослав Сикорский выступили с со вместным призывом к ЕС о разработке новой стратегии в отношении Москвы. Основной упор предлагается сделать на модернизацию эконо мики и политической системы, а также соблюдение демократических ценностей. Очевидно, что участие западных инвесторов в модернизации российской экономики будет напрямую зависеть от дисциплинирован ности Москвы в вопросах прав человека, своеобразно понимаемых Запа дом. О конкретном практическом наполнении инициативы Сикорского и Вестервелле говорить рано, но некоторые прогнозы можно сделать уже сейчас. Первое впечатление - Россию хотят принудить к игре по пра вилам Запада, а за это обещают некоторые экономические послабления.

Сам факт договорённостей между Берлином и Варшавой по «русско му вопросу» может означать контуры новой геополитической конструк ции – ось Берлин – Варшава. Идея ориентации Польши на Германию не нова. Впервые предельно внятно и обоснованно её озвучил польский геополитик германофильских убеждений Владислав Гизберт- Студниц кий, ещё в начале ХХ в. По мнению Гизберт-Студницкого, Польше самой природой уготована роль союзницы Германии (1). Этот союз должен быть направлен на борьбу с Россией. Берлину он отводил ведущую роль, Варшаве – вспомогательную. Немцы, поэтому, должны контролировать всю Центральную Европу, а полякам будет отдана Европа Восточная, в т.ч. территории, на тот момент входящие в состав Российской империи (Украина, Белоруссия). Германофильство Гизберт-Студницкого было настолько сильно, что даже после разгрома Польши вермахтом в 1939 г.

www.geopolitika.ru он обращался к руководству Третьего Рейха с идеей воссоздания Войска Польского под нацистским командованием для совместной войны про тив Советского Союза.

Геополитическая логика в концепциях Гизберт-Студницкого предпо лагала присоединение Польши к конструированию т.н. Средней Европы (Mitteleuropa), понятой не географически, а политико-идеологически.

Концепция Средней Европы была выдвинута немецким политическим де ятелем Фридрихом Науманном во время Первой мировой войны и пред полагала доминирование Германии в масштабах всей Центрально-Восточ ной Европы, оттеснение России вглубь евразийского материка и создание санитарного кордона из небольших, по максимуму германизированных, государств, зависимых от Германии – Литва, Латвия, Польша, Украина и т.д. Гизберт-Студницкий понимал, что если Польша будет пассивна, она превратится в объект геополитики, и не будет её субъектом. Выход, по его мнению, был в присоединении Варшавы к империалистическим пла нам Берлина, пусть и на вторых ролях. Поскольку Россия завладела 80% польских территорий, в т.ч. столицей Польши – Варшавой, именно она, по мысли Гизберт-Студницкого, была основным врагом поляков.

Современная Польша вынуждена считаться и с Берлином, и с Мо сквой. Тезис польского геополитика Адольфа Бохенского, о том, что Польша – это проклятое место Европы (из-за соседства с более мощ ными Германией и Россией), всё ещё актуален в польской геополитике, хотя ряд интеллектуальных школ отрицают его насущность в XXI в. В силу принадлежности польского народа к лону западной цивилизации, в т.ч. в политико-институциональном смысле, Польша, скорее, выберет Германию, чем Россию. И союз Берлина и Варшавы принесёт немало хлопот для российской политики в Европе (2).

Характерно, что правящий в Германии правоцентристский Христи анский демократический союз в своём программном документе, озву ченном на съезде партии 14-15 ноября 2011 г., отмечает важность консо лидации Европы под эгидой Германии и Франции. Опорой европейской восточной политики христианские демократы видят Польшу, и выступа ют за активизацию роли Веймарского треугольника. «Треугольник» по явился в 1991 году, когда Франция и объединённая Германия перестро или свою политику на постсоветском пространстве. С распадом СССР постсоциалистическая Европа превратилась в зону непосредственных геополитических интересов Берлина и Парижа. Привлечение Польши, одной из самых крупных по численности населения и территории стран «новой Европы» в качестве «третьего угла», диктовалось тем, что нем цы и французы стремились держать поляков в рамках диалога, осущест вляя мягкий контроль над внешней политикой Варшавы.

Геополитика 12 мая 2011 г. страны Вишеградской четвёрки (Польша, Венгрия, Чехия, Словакия) объявили о намерении создать новое боевое соеди нение под командованием Польши, которое к 2016 году превратится в полноценный военно-политический механизм с формально отдельными от НАТО полномочиями (3). И уже с 2013 года Вишеградская группа примет участие в серии военных учений «Ответная сила» (под эгидой НАТО). Подписав ещё в 1990-х совместную декларацию о стремлении к интеграции в европейские структуры, Вишеградская группа чётко обо значила политико-идеологический рубеж, на котором она собиралась «сдерживать» Россию. Решение Вишеградской четвёрки «сплотиться силой» может прочно «запечатать» восточно-европейское направле ние для российской внешней политики… Выбор Польши на роль ру ководителя новообразованного союза тоже не случаен: поляки - самый крупный по численности армии и населению союзник США в Восточ ной Европе с задатками регионального лидера и далеко идущими внеш неполитическими амбициями.


Страны нового военного блока раскинулись от Балтийского побе режья до границ Румынии. По центру будут сосредоточены вооружён ные силы Вишеградской четвёрки, а с флангов находятся Румыния с её экспансионистскими идеями и отношением к России как к врагу № (что записано в военной доктрине Бухареста) и страны Прибалтики с натовским контингентом и традиционной русофобией. Обсуждаются перспективы присоединения к блоку в ближайшие десять лет Украины – ключевого звена европейской политики на востоке.

Для того чтобы полностью отгородиться от России, Вишеградской группе желательно заручиться поддержкой Болгарии и Турции. Откры то София помогать «замуровывать» восточно-европейские рубежи не собирается, но и мешать этому не будет. Сложнее с Анкарой. С недавних пор отношения Турции и РФ значительно улучшились, а это значит, что «вишеградский заслон» на юге так и не упрётся в Черное море. Однако настораживают новые уступки турецких властей Вашингтону, в т.ч. в во просах размещения элементов системы ПРО.

Из всех стран-членов Вишгерадской группы наиболее ровные отно шения у Москвы со Словакией. С венграми, чехами и поляками ситуация сложнее. Поэтому в случае попытки Москвы достичь взаимоприемле мых договорённостей в диалоге с Вишеградской четвёркой переговоры, скорее всего, начнутся с Братиславой. Внешнеполитический вес Слова кии не так велик, но в региональном масштабе она представляет собой звено, наиболее открытое к сотрудничеству с Россией.

Стремление Варшавы активно участвовать в строительстве новой Европы и потепление в польско-российских отношениях не означает, www.geopolitika.ru что Польша готова «отказаться» от Украины или Белоруссии. Так назы ваемые «восточные территории», к которым поляки относят западные районы Украины и Белоруссии, а также южную Литву, - это колыбель польской культуры, где родились и творили многие её представители.

Отказ от «кресов всходних» для поляков немыслим. Несмотря на неко торое сближение Москвы и Варшавы, репортажи польских СМИ, веща ющих на «восточные территории», по-прежнему выдержаны в крайне русофобских тонах. «Восточные земли» - тот рубеж, который Польша не намерена оставлять ни при каких условиях. «Кресы всходни» для по ляков - это сугубо польский вопрос.

Необходимо отметить, что в польском экспертном сообществе до сих пор остаётся востребованной идея польского прометеизма, получившая активную поддержку в 1920-х – 1930-х маршала Ю. Пилсудского. Про метеизм – концепция мессианского служения Польши на благо народов Европы в их борьбе с российским экспансионизмом. Польшу сравнива ли с легендарным Прометеем, который нёс огонь свободы людям и по платился за это жизнью. В довоенной Польше на прометейскую идею работал Восточный институт в Варшаве. В Париже действовала орга низация «Прометей». Ячейки организации существовали в Хельсинки, Праге, Берлине и близких к южным и восточным рубежам Советского Союза Тегеране и Харбине. Целью организации «Прометей» было расчленение по национальным швам (создание отдельных государств Белоруссии, Украины, Грузии, Азербайджана, Армении, Туркестана) не только Советского Союза, но и РСФСР (откол Карелии, Коми, Кры ма, Кубани, Дона, Северного Кавказа). Планировалось создание новых государств – Ингрии (район проживания финнов-ингерманландцев) и Идель-Урала (территория расселения татар и башкир). Официальным печатным органом прометейской идеи были издававшиеся в Париже журналы «Прометей» («Promthe») (1926-1938) и «Прометейское обозрение» («La Revue de Promthe») (1938-1940). Сегодня идео логию польского прометеизма активно поддерживает специализиро ванный портал «Прометейское обозрение» («Przegld Prometejski») вместе с Отделом изучения Востока Варшавского университета (4).

Прометейская идея находит отзыв у части интеллектуалов, принадлежа щих к геополитической школе, которую условно можно назвать «кра ковской». Площадкой для развития и популяризации этой идеи служит краковский Центр политической мысли (Osrodek Mysli Politycznej).

Но «краковская» школа не является монополистом в польском гео политическом дискурсе. На одном с ней интеллектуальном поле раз вивается т.н. «варшавская» школа. Её отличие от «краковской» в том, что «варшавская» школа имеет чёткую проамериканскую ориентацию, Геополитика как безальтернатитвный выбор для Польши в условиях её соседства с Россией, а концепцию «Междуморья» рассматривает как романтиче скую грёзу былых времён. Средоточием «варшавской» геополитиче ской мысли является Центр изучения восточных территорий (Osrodek Studiow Wschodnich).

Третьим направлением в польской геополитике можно считать «ченстоховскую» или континенталистскую школу. «Ченстоховское»

направление зародилось сравнительно недавно и пока является мино ритарным течением. С учреждением в 2007 г. в Ченстохове Института геополитики (Instytut geopolityki) континенталистская геополитиче ская мысль вышла на более высокий интеллектуально-политический уровень, поскольку Институт геополитики поддерживает отношения с правительственными структурами и частью польской интеллектуальной элиты. На похожих позициях стоит также Европейский центр геополи тического анализа (Europejski Centrum Analiz Geopolitycznych), кото рый активно сотрудничает с экспертами из стран СНГ.

Очевидно, что проатлантистская геополитическая мысль в Польше имеет явный количественный перевес над польским континентализмом.

Две из трёх геополитических школы в той или иной мере привержены талассократическим концепциям, которые приобретают различную во енно-политическую форму – от идеи ягеллонской империи и «Между морья» до создания Pax Polonica или присоединения к НАТО. Далее, из двух традиционных польских внешнеполитических парадигм – пястов ской и ягеллонской – преобладает последняя, подразумевающая про никновение на Восток. Интеллектуальный базис ягеллонской доктри ны формировался на протяжении не одного столетия, и в современной польской геополитике талассократические принципы, исповедуемые «варшавской» и «краковской» школами, - суть современного измере ния доктрины Ягеллонов.

Тем не менее, стабильность на западных рубежах Евразийского Со юза возможно при стабильных польско-российских отношениях. Мо скве необходимо искать точки соприкосновения с Варшавой, даже если это неимоверно трудно. Ось Берлин-Москва, в обход Варшавы, могла бы привнести положительную динамику в европейскую политику России, но у Варшавы есть Вашингтон. Так, в июне 2011 г. в Варшаве было от крыто Бюро базирующегося в США Немецкого Фонда Джорджа Мар шалла (German Marshall Fund of the United States). Директором варшав ского Бюро стал американский профессор польского происхождения Эндрю Михта, специалист по безопасности Центрально-Восточной Европы. Задачами Бюро являются «анализ и исследование вопросов трансатлантического сотрудничества, проблем Центральной Европы www.geopolitika.ru и её восточных соседей, в том числе, с применением сетевых принципов работы и в тесной кооперации со штаб-квартирой Фонда и его предста вительствами». Примечательно, что варшавское бюро Фонда при сборе аналитической информации будет работать в обход посольства США в Польше – у него иная вертикаль подчинения.

Оскар Жебровский, польский историк и политический географ, предлагал условно разделить Центрально-Восточную Европу на два раз нонаправленных полюса – юго-западный и северо-восточный. К юго-за паду он относил Польшу, Чехословакию, Венгрию, Германию и т.д. Севе ро-восток включал в себя Украину (за исключением западных областей), Белоруссию, Молдавию и Россию. Разделительная линия между ними условно проводилась от Гданьска на Балтике до Одессы на Чёрном море.

По Жебровскому, эта черта служила границей двух мировоззренческих парадигм, постоянно конфликтующих и конкурирующих друг с другом.

И сегодня, анализируя отношения Варшавы, и, шире, коллективного Запада с Москвой, следует учитывать эти нюансы.

Список использованных источников 1.Wadysaw Gizbert-Studnicki “Przeciw prdowi. W sprawie obchodu grunwaldzkiego” ( Krakw 1910 Polskie Tradycje Intelektualne) 2. Wldyslaw Gizbert-Studnicki “System polityczny Europy a Polska” (Warszawa, 1935) 3. George Friedman: Visegrad – A New European Military Force 4. Andrzej Nowak: Przez Ukrain i Kaukaz na Petersburg: pocztek drogi do koncepcji prometejskich w polskiej myli politycznej( «Przegld Prometejski») Геополитика Геостратегия «Анаконда» и Евразия Алтухов В.А.

Геополитический анализ Проанализируем дискуссию об интеграции постсоветского про странства, которую начали на страницах газеты «Известия» россий ский премьер-министр Владимир Путин, президент Беларуси Алек сандр Лукашенко и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Владимир Путин, рассуждая в своей статье1 об интеграционных про цессах, подчеркнул, что мировой финансовый кризис подстегнул государ ства к поиску новых ресурсов для экономического роста. Это заставило серьезно задуматься о том, как модернизировать принципы партнерства — в рамках СНГ, Союзного государства России и Белоруссии, ОДКБ, ЕврАзЭС, ТС, ЕЭП, в общем, во всех региональных объединениях на просторах бывшего Советского Союза. Владимир Путин в своей мюнхен ской речи2 назвал распад СССР геополитической катастрофой, и это объ яснят его призыв к тому, чтобы интеграционные процессы превратить в долгосрочный проект, не зависящий от перепадов различного рода конъ юнктур, нацеленный на то, чтобы стать одним из полюсов современного мира. Настаивая в своей статье на том, что Евразийский Союз, становясь своего рода центром дальнейших интеграционных процессов, не стоит воспринимать как попытку реставрации или воссоздания СССР, напро тив, предлагается модель наднационального объединения, смысл которо го в более тесной координации экономической и валютной политики по созданию полноценного экономического союза.

Александр Лукашенко, в своих размышлениях3 говорит о том, что поло жено начало реализации решений, которые принято называть судьбонос ными. Подчеркивая общность судьбы и многовековые традиции совмест ного проживания в границах одного государства, президент Белоруссии поддерживает предложенную Владимиром Путиным конструкцию про двинутой интеграции, настаивая на надежности и долговечности ново го наднационального механизма. Так же Александр Лукашенко говорит о том, что развал Советского Союза, который он считает глубочайшей и трагической ошибкой XX столетия, не привел к смене биполярного мира Путин В.В. Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня [Электронный ресурс] URL: http://www.izvestia.ru/news/502761(дата обращения - 24.11.2011) Путин В.В. Выступление на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности [Электронный ресурс] URL:http://archive.kremlin.ru/appears/2007/02/10/1737_type63374type63376ty pe63377type63381type82634_118097.shtml (дата обращения - 24.11.2011) Лукашенко А.Г. О судьбах нашей интеграции [Электронный ресурс] URL:http://www.izvestia.ru/ news/504081(дата обращения - 24.11.2011) www.geopolitika.ru на многополярный, сбалансированный с множественностью центров вли яния. Напротив, в мире, меняющемся от одной формации к другой, царит хаос, в котором молодым государствам приходится испытывать на себе давление более сильных международных акторов. Одним из «противо весов» сложившейся ситуации президент Белоруссии видит в формиро вании емкого общего рынка, основанного на балансе интересов, т.е. без интеграции «никак нельзя». При этом Александр Лукашенко в своей ста тье не только говорит об интеграции постсоветского пространства, но и поддерживает идею о создании общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, указывая также на необходимость тесной ин теграции с государствами и экономическими объединениями Азиатско Тихоокеанского региона и, прежде всего, с Китаем.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, продолжая дискуссию начатую Владимиром Путиным и Александром Лукашенко, говорит о том4, что распад СССР и разрыв прежде единого хозяйственного меха низма обвалил целые отрасли народного хозяйства. Стали набирать обо роты межнациональные конфликты, зародившиеся на закате Советского Союза. Погружение в хаос и разлом по этническим и религиозным осно ваниям всего постсоветского пространства, подобный тому, что произо шел в Югославии, удалось, во-многом, остановить благодаря созданию лет назад Союза Независимых Государств. Создание СНГ нормализовало сложнейшие процессы, вызванные распадом сверхдержавы, одновремен но с этим положило начало интеграционным процессам некогда единого пространства. Опыт, полученный в рамках СНГ, позволил перейти к более результативным формам разноформатной и разноскоростной региональ ной интеграции, которые сегодня принято называть евразийской интегра цией, утверждает президент Казахстана. Именно Нурсултан Назарбаев в МГУ имени М.В. Ломоносова в 1994 г., обращаясь к интеллектуальной элите стран Содружества, впервые предложил создать на пространстве СНГ качественно новое интеграционное объединение — Евразийский Союз Государств. В основе предложенного проекта лежит «евразийство»

Льва Гумилева, концептуально обосновавшего единство географических и культурно-исторических связей народов Евразии, но переосмысленное и учитывающие конкретные исторические и геополитические условия, сложившиеся в мире на рубеже ХХ и ХХI веков. По мнению президента Казахстана, регионализация стала общемировой тенденцией, это просле живается и в предполагаемом расширении Евросоюза и в создании зоны свободной торговли Китая и стран АСЕАН в Юго-Восточной Азии, укре плении интеграции стран Северной и Южной Америки, Африки. Без уче Назарбаев Н. А. Евразийский Союз: от идеи к истории будущего [Электронный ресурс] URL:http://izvestia.ru/news/504908 (дата обращения - 24.11.2011) Геополитика Военные базы США на территории Евразии та этих глобальных трендов невозможно становление Евразийского Со юза как глобального центра многополярного мира.

Дискуссия между Владимиром Путиным, Александром Лукашенко и Нурсултаном Назарбаевым не носит полемический характер, напро тив, их выступления, как уже отметили многие эксперты, развивают и дополняют друг друга, что говорит о присутствии некоего единства во взглядах по важнейшим вопросам. Эти обстоятельства вселяют оп тимизм в сторонников евразийской интеграции. По некоторым социо логическим опросам порядка 70% жителей стран постсоветского про странства выступает за тесное взаимодействие и сотрудничество между бывшими республиками Советского Союза. Эта цифра на протяжении 20 лет практически не меняется. Так за сохранение СССР на референ думе в 1991 г. высказались 76,4 % проголосовавших, правда, тогда это не помогло удержать Союз от краха. Вспоминая о распаде СССР, патриарх www.geopolitika.ru Кирилл назвал это крушением исторической России5. Наличие истори ческого единства, взаимное уважение народов говорит так же о том, что схожесть структур обществ, пропитанных общими цивилизационно культурными кодами, позволяет мыслить постсоветское пространство как нечто единое, как то, что подлежит интеграции.

В данном контексте будет релевантным упоминание теории, пожа луй, первого русского геополитика Петра Савицкого, в которой важ нейшую роль играет концепция «месторазвития». Проявляя преем ственность к русской интеллектуальной традиции, всегда тяготевшей к «цельности», «соборности», «всеединству», Савицкий так выделяет сущность своего термина: Социально-политическая среда и ее террито рия должны слиться для нас в единое целое, в географический индивиду ум или ландшафт6. Краткую характеристику еще одного термина - Рос сия-Евразия, которым Савицкий обозначает не материк и не континент, но идею, отраженную в русском пространстве и русской культуре, исто рическую парадигму и особую цивилизацию, можно дать следующую:

Россия-Евразия есть такое «месторазвитие», которое является инте гральной формой существования более мелких «месторазвитий»7. То есть Россия-Евразия у Савицкого резонирует с понятием Raum у Фри дриха Ратцеля и с Grossraum у Карла Шмитта.

Так же в развернувшейся дискуссии содержатся неоднократные вы сказывания по поводу создания единого экономического пространства с Евросоюзом от Лиссабона до Владивостока. Это имеет прямую отсылку к евразийской геополитической теории Жана Тириара о Европе от Дубли на до Владивостока8, в основе которой лежит принцип автаркии больших пространств. Данная теория, развитая Фридрихом Листом в XIX веке, ут верждает, что полноценное стратегическое и экономическое развитие госу дарства возможно только в том случае, если оно обладает достаточным гео политическим масштабом и большими территориальными возможностями.

Впрочем, созданный Таможенный союз России, Белоруссии и Казахстана можно свести к той же экономической теории Фридриха Листа. В любом случае прослеживается заявка на создание одного из полюсов многополяр ного мира, предпосылками к построению которого и выступает интеграция постсоветского пространства в Евразийский Союз Государств.

Возможно, высказывания высокопоставленных чиновников на стра ницах «Известий» о том, что создаваемый союз государств не плани рует закрываться в собственных границах и носит открытый характер, [Электронный ресурс] URL:http://vz.ru/news/2011/11/11/537962.html (дата обращения 24.11.2011) 6 Дугин А.Г. Основы Геополитики. - М.: Арктогея, 2000.

7 Там же.

8 Там же.

Геополитика в будущем выльется в некую доктрину, схожую по своему смыслу с тео рией Фредерика Тернера о «подвижных границах», что реализовалась в политике «открытых дверей» США. Вопрос чисто риторический, одна ко, разноформатная и разноскоростная интеграция в границах бывшего СССР, есть не что иное, как восстановление «Большого пространства», которое в своих границах строго тождественно heartland’у в геополити ческой модели Хэлфорда Макиндера.

Отсылка к классической модели геополитики, одним из отцов-основате лей которой принято считать Хэлфорда Макиндера, требует вкратце напом нить ее суть. Иерархизируя планетарное пространство через систему кон центрических кругов: в центре находится Heartland (Сердцевинная Земля), которая тождественна в своих границах исторической России, о чем уже упоминалось выше;

Rimland (Внутренний полумесяц) совпадающий с бе реговым пространством евразийского континента;

World Island (Мировой Остров) или Внешний полумесяц;

Макиндер формулирует важнейший гео политический закон - кто правит Восточной Европой, тот господствует над Хартландом;

Кто правит Хартландом, господствует над Мировым остро вом, Кто правит Мировым островом, господствует над миром9.

Анаконда В классической модели геополитики особую роль играет геостра тегия, получившая название «Анаконда». Принцип анаконды (смысл заключается в блокировании вражеских территорий с моря и по бере говым линиям, что постепенно приводит к истощению противника), успешно апробированный в гражданской войне США в 1861-1865 гг., был перенесен на планетарный уровень адмиралом А. Мэхэном и пред ложен для борьбы с континентальными государствами Евразии - в пер вую очередь с Россией и Китаем, а во вторую – с Германией.

Термин геостратегия З. Бжезинский, продолжатель дела Х. Макинде ра и один из идеологов Холодной войны, в своей работе «План игры» определил так: геостратегия - это объединение геополитики и страте гии;

ее задача - максимизация коэффициента полезных действий и пере нос геополитики и стратегии из области теории в область практики.

Оценку эффективности данной геостратегии в интервью журналу «Экономические стратегии»11 (в контексте национальной безопасно сти) дал Г. Зюганов, заявивший, что «1500 американских баз обложи ли нас со всех сторон и как только выдернут у нас ядерный зуб, начнут Там же.

Бжезинский, З. План игры : геостратег. структура ведения борьбы между США и СССР / Пер. с англ. — М. : Прогресс, 1986.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.