авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 32 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ – НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГУМАНИТАРНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра ...»

-- [ Страница 28 ] --

Составной и неотъемлемой частью политических ориентаций являются по литико-правовые и нравственно-политические ориентиры-ориентации. Каж дый человек, будучи членом какого-либо государства, имеет определённые права и обязанности, которые можно подразделить на естественно человеческие, социальные, экономические, культурные (духовные, информаци онные) и властно-политические права и обязанности. Естественно человеческие права и обязанности – это права и обязанности человека как осо бого естественно-природного существа. Социальные права и обязанности – это права и обязанности человека в сфере социальной деятельности и социальных отношениях. Экономические права и обязанности – это права и обязанности человека в сфере хозяйственной деятельности и хозяйственных отношениях.

Культурные (духовные) права и обязанности – это права и обязанности челове ка в сфере духовной деятельности и духовных отношениях. Властно политические права и обязанности – это права и обязанности человека в сфере Riesman D., Glazer N., Denney R. The lonely Crow. N. Y., 1953. Р. 38, 165.

властно-политической деятельности и властно-политических отношениях. Раз личают также естественные права человека (сохраняемые и несохраняемые им в обществе или государстве) и его гражданские права1.

К естественно-человеческим правам относятся, например, права на жизнь, личную свободу и неприкосновенность, вступление в брак, создание семьи, воспитание детей, личную тайну (включая тайну переписки, телефонных пере говоров, почтовых телеграфных и иных сообщений), защиту чести и достоин ства, свободное передвижение, выбора места пребывания и жительства. К соци альным правам относятся, например, права на определение и указание или не указание своей национальности, социальное обеспечение, жилище, отдых, ох рану здоровья, медицинскую помощь, благоприятную окружающую среду, дос таточный и достойный жизненный уровень. К экономическим правам относят ся, например, права на частную собственность, владение, пользование и распо ряжение своим имуществом (как единолично, так и совместно с другими лица ми, т. е. коллективно), предпринимательскую деятельность, участие в коопера тивной, акционерной, муниципальной, государственной собственности, сво бодное распоряжение своими способностями к труду, свободный выбор рода деятельности и профессии, защиту своих экономических интересов.

К духов ным правам относятся, например, права на пользование родным языком, сво бодный выбор языка общения, свободу мысли и слова, совести и вероисповеда ния, образование, художественное творчество, доступ к культурным ценностям, искать, получать, передавать, производить и распространять информацию лю бым законным способом. К властно-политическим правам относятся, напри мер, права на гражданство, участие в деятельности органов государственной власти и управлении государственными делами, создание политических орга низаций, проведение собраний, митингов, демонстраций, пикетов, избрание своих представителей в органы государственной власти, обращение в эти орга ны с жалобами и обращениями. При этом следует учитывать, что естественно Например, Т. Пейн в своей работе «Права человека», написанной им в 1792 г., отме чал, что в основе всех гражданских прав лежат права естественные. Естественные права суть те, которые принадлежат человеку по праву его существования. К ним он относит все интел лектуальные права, или права духа (включая, права религии), а равно и право личности до биваться своего благоденствия и счастья, поскольку это не ущемляет естественных прав дру гих. Гражданские же права суть те, что принадлежат человеку как члену общества. В основу каждого гражданского права положено право естественное, существующее в индивиде, од нако воспользоваться этим правом не всегда в его личных силах. Сюда относятся все права, касающиеся безопасности и защиты. Сохраняемые естественные права – это права, которые человек сохраняет после вступления его в общество и способность осуществления которых столь же совершенна в отдельном человеке, как и само право. Несохраняемые естественные права суть все те, которые человек передаёт в общий фонд как член общества, осуществле ние которых не вполне во власти человека (он просто не может ими воспользоваться), хотя сами эти права присуще ему от природы (см.: Пейн Т. Избр. соч. М., 1959).

человеческие права индивида-личности как члена общества стоят выше прав индивида-гражданина или индивида-подданного как члена государства1.

Б. Констан отвечая на свой собственный вопрос, какой смысл вкладывают в содержание понятия свободы его современники англичане, французы или се вероамериканцы, по сути дела сводит его к личной независимости членов госу дарства, которая обеспечивается их личными правами и «есть первейшая из со временных потребностей». В числе этих прав: право каждого подчиняться од ним только законам, не быть подвергнутым ни дурному обращению, ни аресту, ни заключению, ни смертной казни вследствие произвола одного или несколь ких индивидов;

право каждого высказывать своё мнение, выбирать себе дело и заниматься им;

право распоряжаться своей собственностью, даже злоупотреб ляя ею;

право не испрашивать разрешения для своих передвижений и не отчи тываться ни перед кем в мотивах своих поступков;

право каждого объединяться с другими индивидами либо для обсуждения своих интересов, либо для отправ ления культа, избранного им и его единомышленниками, либо просто для того, чтобы заполнить свои дни и часы соответственно своим наклонностям и фанта зиям;

право каждого влиять на осуществление правления либо путём назначе ния всех или некоторых чиновников, либо посредством представительства, пе тиций, запросов, которые власть в той или иной мере принуждена учитывать.

При этом никто не имеет права сослать гражданина, если он не осуждён обыч ным судом в соответствие с писаным законом, наказывающим ссылкой за дей ствия, в котором данный гражданин виновен. Никто не имеет права изгнать гражданина с его родины, собственника – с его земель, оторвать торговца от его занятий, супруга – от супруги, отца – от детей, писателя – от его глубоких раз мышлений, старика – от его привычек2.

В. С. Соловьёв одним из первых в Европе формулирует идею «права на достойное существование»: «Чтобы всякий человек имел не только обеспечен ные средства к существованию (т. е. одежду и жилище с теплом и воздухом) и достаточный физический отдых, но чтобы он мог также пользоваться досугом для своего духовного совершенствования»3. Её подхватывают П. Н. Новгород цев (глава московской школы философии права), Л. Петражицкий (основатель влиятельной петербургской правовой школы), другие мыслители. Из этой идеи В. С. Соловьёв выводит также право на защиту естественной среды обитания человека, на запрет бесконтрольного «завоевания» природы энергичными, но бессовестными предпринимателями. Б. А. Кистяковский, С. И. Гессен4 выдви По мнению Ж. Виделя (Vedel), государство не является единственным источником права, так как права личности предшествуют ему, стоят выше государства и последние не вправе их нарушать (см.: Vedel G. Manuel elementaire de droit constitutionnel. P., 1949. P. 177).

Констан Б. О свободе у древних в её сравнении со свободой у современных людей:

Пер. с фр. // Политические исследования. 1993. № 2;

Мухаев Р. Т. Хрестоматия по теории го сударства и права, политологии, истории политических и правовых учений. М., 2000. С. 173– 184.

Соловьёв В. С. Собр. соч.: В 10 т. 2 изд. СПб., 1911–1914. Т. VII. С. 355.

Один из участников подготовки проекта принятой ООН в 1948 г. Всеобщей Деклара ции Прав Человека (наряду с Ганди, Жаком Маритеном, Гарольдом Ласки, Бенедетто Кроче, Тейяр де Шарденом и другими мыслителями).

гают идею такого расширения прав человека, которое могло бы привести к «со циалистическому правовому государству»1.

Значительная часть этих прав закреплена в Конституции Российской Фе дерации (гл. 2)2, конституциях других государств. Так, Билль о правах Консти туции США, в основу которого была положена Вирджинская декларация ( г.), гарантирует гражданам США право на свободу исповедания, слова, печати, право мирно собираться и обращаться к правительству с жалобами, хранить и носить оружие, на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необосно ванных обысков и арестов, на скорый и публичный суд. При этом перечисление в Конституции определённых прав не должно толковаться как отрицание или умаление других прав. Конституция 1949 г. ФРГ определяет в качестве основ ных прав граждан право свободно выражать и распространять своё мнение уст но, письменно и посредством изображений, беспрепятственно получать инфор мацию из общедоступных источников. Все немцы имеют право мирно соби раться без предварительного извещения или разрешения, создавать союзы и общества, свободно избирать профессию, место работы и учёбы3.

Права граждан закреплены различными международными актами. Так, декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. Она отличается от традиционных актов о правах человека, кото рые содержатся в различных законах XVIII, XIX и начала XX вв., поскольку в ней речь идёт не только о конституционных гражданских и политических пра вах, но и группе прав, которые стали экономическими, социальными и куль турными правами4.

Позднее, 4 ноября 1950 г. в Риме была принята Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), к которой в 1996 г. присое динилась Россия. Согласно этой Конвенции, правительства должны обеспечить каждому лицу, находящемуся под их юрисдикцией, определённые права и сво боды. В частности, они должны обеспечить право на свободу и личную непри косновенность, свободу менять свою религию или убеждения, свободу выраже ния своего мнения, собраний и ассоциации с другими, право вступать в брак и создавать семью5.

Кистяковский Б. А. Государство правовое и социалистическое // Вопр. философии.

1990. № 6;

Гессен С. И. Проблема правового социализма // Современные записки. Кн. 22–31.

Париж, 1924–1927.

Конституция Российской Федерации. М., 1993.

Конституция Соединённых Штатов Америки. Поправка I, II, IV, VI и др.;

Основной закон Федеративной Республики Германии 23 мая 1949 г. Ст. 5, 8, 9, 12 // Конституции зару бежных государств. 3-е изд., перераб. и доп. / Сост. проф. В. В. Махлаков. М., 2000.

Деятельность Организации Объединённых Наций в области прав человека. Нью Йорк, 1974. С. 10.

Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Ст. 1, 5, 9, 10, 11, 12 // Мухаев Р. Т. Хрестоматия по теории государства и права, политологии, истории поли тических и правовых учений. С. 1075–1079 (см. также: Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод: Официальный перевод на русский язык. Документ опуб ликована на сайте hand-help.ru. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.hand help.ru/documents/evrop_konv.html).

Комплекс всех прав, которые перечисляются во Всеобщей Декларации и Европейской Конвенции, составляет идеал свободного человека. Не соблюде ние указанных прав лишает его этой свободы, так как «человек, лишённый прав экономических, социальных и прав в области культуры, не является более той личностью, которую Всеобщая декларация рассматривает в качестве идеала свободного человека»1.

Законодательство большинства современных государств закрепляет за всеми гражданами равные права и обязанности независимо от их пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного по ложения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным группам, объединениям и организациям. Некоторые из этих прав, прежде всего, основные естественно-человеческие права признаются при надлежащими каждому от рождения и неотчуждаемыми2. На практике же, как известно, эти и многие другие установленные законодательством (в том числе, конституциями) положения нередко нарушаются. Поэтому во многих совре менных государствах предусматриваются определённые меры по защите прав граждан.

Важнейшим средством защиты прав граждан является судебная защита. В случае нарушения их прав, граждане могут обращаться в суд. М. Зандер, сопос тавляя различные формы защиты прав граждан в Великобритании, пришёл к выводу, что судебная защита является наиболее эффективной, так как подан ный в суд иск гражданина подлежит обязательному рассмотрению, а обраще ние к министру, депутату парламента или в прессу может быть проигнорирова но. Кроме того, судебное разбирательство обычно проводится публично, от крыто. Если решение суда вынесено в пользу гражданина, то оно должно вы полняться. Даже проигрывая дело в суде, гражданин может получить поддерж ку других граждан, прессы, политической оппозиции или даже членов прави тельства3. Всё большую роль в защите прав человека начинают играть между народные суды. Так, в 1959 г. был создан Европейский суд по правам человека.

Его численность определяется числом государств-членов Совета Европы: по одному от каждого государства-члена. Судьи избираются Парламентской ас самблеей сроком на десять лет из списка, представленного правительствами го сударств-участников, и могут переизбираться. Суд разрешает споры, связанные с толкованием и применением Европейской Конвенции 1950 г., выносит кон сультативные заключения, рассматривает индивидуальные петиции после рас смотрения их Европейской комиссией по правам человека и Комитетом мини Независимость и взаимозависимость экономических, социальных, куль турных, гражданских и политических прав: Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 40/114 от 13 декабря 1985 г. Документ опубликован на официальном сай те Генеральной Ассамблеи ООН un.org/ru. [Электронный ресурс]. Режим дос тупа: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/40/114.

См., например: Ст. 17, 19 Конституции Российской Федерации.

Зандер М. Конституционные меры по совершенствованию защиты прав человека // Современный конституционализм (по материалам советско-британского симпозиума). М., 1990. С. 126–133.

стров. Его решения обязательны для государств-участников. Однако в Россий ской Федерации, да и многих других государствах судебная система, как пра вило, настолько громоздка и длительна, что существенно снижает возможность граждан защищать через неё свои права.

Гражданином в полном объёме своих прав и обязанностей человек, как правило, становится по достижении определённого установленного законом возраста1, когда его дееспособность признаётся государством также в полном объёме. Правоспособность же гражданина возникает с момента его рождения.

Иногда закон признаёт возможность иметь гражданские права за ещё не ро дившимся человеком. Так, ребёнок наследователя, родившийся после его смер ти, признаётся наследником по закону. Наследником по закону может быть лю бое лицо, зачатое до смерти наследователя и родившееся после его смерти.

Момент рождения определяется в соответствии с данными медицинской науки и регистрируется как акт гражданского состояния2. Человека нельзя лишить гражданства иначе как по закону. Например, Конституция ФРГ гласит: «Никого нельзя лишить германского гражданства. Утрата гражданства может последо вать только на основании закона, а против воли заинтересованного лица – лишь в том случае, если оно тем самым не становится лицом без гражданства»3. Ог раничения гражданства, т. е. правосубъектности (в том числе, правоспособно сти и дееспособности), допустимы исключительно только в случаях и порядке, предусмотренных законом.

В определённых законом случаях тот или иной индивид имеет право отка заться от гражданства одного государства и тем самым выйти из него, либо приняв гражданство или подданство другого государства и войдя в его состав, либо став лицом без гражданства. В отдельных государствах, в частности в Российской Федерации, допускается двойное гражданство, когда гражданин одного государства может иметь ещё и гражданство другого государства. Здесь иностранные граждане и лица без гражданства пользуются гражданской право способностью наравне с российскими гражданами, но она может быть ограни чена в установленном законом объёме и порядке, например, они не имеют из бирательных прав. Во всех этих случаях индивиды действуют более или менее добровольно. Тем не менее, они, как правило, не могут быть вне государства и всегда несут перед ним соответствующие обязанности, даже не будучи его гра жданином или подданным. Не добровольность индивидов и их множеств (общ ностей, объединений, организаций) по отношению к тому или иному государ Например, Т. Гоббс отмечал, что человек становится гражданином «после достиже ния… зрелости» (см.: Гоббс Т. Соч. Т. 1. С. 71). В Российской Федерации, согласно её Кон ституции (ст. 60), гражданин может самостоятельно осуществлять в полном объёме свои права и обязанности с 18 лет (см.: Конституция Российской Федерации. С. 20), хотя, как из вестно, определённые юридические права и обязанности несут и несовершеннолетние, начи ная с рождения.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Отв.

ред. О. Н. Садиков. М., 1996. С. 39.

См.: Основной закон Федеративной Республики Германии 23 мая 1949 г. Ст. 16.

ству, а их обязательность перед ним, зависимость от него определяет его осо бенность как организации.

Все граждане или подданные, а также находящиеся на территории данного государства иностранцы, т. е. граждане других государств, и лица без граждан ства выступают в качестве контрсубъектов государственной власти. Все они определённым образом соотнесены с властными органами государства, имеют с ними и их субъектами достаточно устойчивые отношения. Все они имеют по отношению к ним определённые обязанности. Среди обязанностей, которые имеют индивиды в государстве, особое место занимает их обязанность подчи няться субъектам государственной власти, её органам, учреждениям, отдель ным представителям. Это – важнейший признак государственности, гражданст ва и подданства, важнейшее условие функционирования людей в качестве чле нов государства, его граждан или подданных1. Именно обязанность граждан или подданных подчиняться государственной власти обеспечивает мир между ними2.

Кроме того, граждане или подданные обязаны платить налоги. На них, как считает Т. Гоббс, возлагается «бремя государственных расходов», «обществен ных повинностей» или налогов, которые «есть не что иное, как плата за предос тавляемый им мир» и другие получаемые ими от государства преимущества3. В подавляющем большинстве государств граждане, достигшие определённого возраста, обязаны нести воинскую повинность. Так, в ФРГ мужчины, достиг шие 18-летнего возраста, могут призываться на службу в Вооружённые силы, федеральную пограничную охрану или части гражданской обороны. Лица, от казавшиеся нести военную службу с оружием по мотивам вероисповедания, обязаны нести службу, её заменяющую4. В Конституции Российской Федера ции (ст. 59) записано, что защита Отечества является долгом и обязанностью граждан, которые имеют право на замену военной службы альтернативной гра жданской службой. В ней также закреплено, что каждый гражданин обязан не нарушать права других лиц (ст. 17), платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57), сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам (ст. 58), заботиться о детях и их воспитании (ст. 38), со хранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры (ст. 44). Конституция Японии устанавливает обязанность трудиться (ст. 27). К естественно-человеческим обязанностям, законодательно закреплён «Установление государства, – пишет Т. Гоббс, – было бы бессмысленным, если бы граждане (или подданные. – И. Г.) никакими соглашениями не были бы обязаны делать или не делать то, что государство повелевает им делать или не делать», «без повиновения право власти не имело бы силы и соответственно государства вообще не существовало бы» (Гоббс Т. Соч. Т. 1. С. 353, 341).

По Т. Гоббсу, мир между гражданами (в отличие от мира между всеми другими людьми) или подданными (добавим мы) поддерживается «не спорами, а силою власти», так как граждане (или подданные. – И. Г.) подчиняются (по «своим собственным решениям» или по воле властителя) «господству одного человека или собрания людей, наделённых верхов ной властью» (Гоббс Т. Соч. Т. 1. С. 277, 332, 341).

Гоббс Т. Соч. Т. 1. С. 405–406.

Основной закон Федеративной Республики Германии 23 мая 1949 г. Ст. 12а.

ным и обеспеченным государством, относятся также, например, обязанности не убивать, не ущемлять личную свободу и неприкосновенность других людей, не красть и другие.

Необходимо отличать право от других социальных норм, в том числе от обычаев, морали, норм общественных объединений. Оно, пишет М. И. Байтин, отличается от них рядом присущих только ему специфических особенностей, характерных черт. Наиболее существенные из них: связь с государством, охра на от нарушений возможностью государственного принуждения;

общеобяза тельность;

формальная определённость;

институционность;

качество офици ального регулятора общественных отношений. По мнению М. И. Байтина, со ставляющие право нормы, воплощающие государственную волю общества, в отличие от иных социальных норм, издаются или санкционируются государст вом и охраняются, наряду с воспитанием и убеждением (что свойственно и дру гим социальным нормам), возможностью применения, когда это необходимо, юридических санкций (что характерно исключительно для права). За правом всегда «стоит» аппарат государства, способный в случае нарушения правовых норм принудить к их соблюдению1.

Особо важно отличать право (легальное) от нравственности (морально го). По И. Канту, обязанности подразделяются на «правовые обязанности, т. е.

такие, для которых возможно внешнее законодательство, либо обязанности добродетели, для которых такое законодательство невозможно;

обязанности добродетели лишь потому не могут быть подчинены никакому внешнему зако нодательству, что не преследуют цель;

а ставить перед собой цель – это нечто такое, что не может быть вызвано каким-либо внешним законодательством (по тому что это – внутренний духовный акт)»2. Всеобщий, целенаправленный и принудительный характер правовых обязанностей – главное их отличие от обя занностей добродетели (нравственности). И. Кант рассматривает право (легаль ное) и нравственность (моральное) как два разных типа этики: право как «этику справедливости»3 и нравственность как «этику добродетели». При этом право вые обязательства, являясь подклассом всеобщих этических норм, противосто ят моральным обязательствам. И те, и другие являются долгом, однако, мо ральный закон мыслится как закон собственной воли индивида, а не воли во обще, которая может быть и волей других, и в таком случае представляет собой правовой долг. В первом случае воля, следуя нравственному закону, свободна в Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько.

М., 1997. С. 139, 140.

Кант И. Соч. Т. 4. Ч. 2. С. 149.

На такую интерпретацию права обращают внимание многие исследователи И. Канта.

Например, Э. Ю. Соловьёв пишет: «В кантовской философии права справедливость является центральной категорией» (Философия Канта и современность. М., 1974. С. 216). Справедли вость же, по И. Канту (в интерпретации Э. Ю. Соловьёва), есть «мера морального достоинст ва принуждающей власти, обязательное условие нравственного признания её со стороны подданных, уважения и доверия к ней», «безусловная норма принуждающего индивида, выс шая моральная максима третейских решений» (Там же. С. 216–217), или, как интерпретиру ет кантовское понятие справедливости Дж. Ролз (Rawls), есть честность (см.: Ролз Дж. Тео рия справедливости: Пер. с англ. Новосибирск, 1995. С. 223–231).

своём решении, обладает правом выбора этого решения, тогда как во втором случае право принуждает следовать закону и не знает свободы, присущей мо рали. В отличие от моральных обязательств правовые обязательства формали зованы и определяются тем, что одни индивиды с их помощью могут быть при нуждены другими индивидами. Понятие права можно усмотреть непосредст венно в возможности сочетать всеобщее взаимное принуждение со свободой каждого. Это не материальная цель или моральная установка, юридически обя зательные, но лишь возможность действовать, не ущемляя при этом свободы другого индивида. В этом взаимном отношении произвола не принимается во внимание даже материя этого произвола, т. е. цель, которую преследует каждый в отношении желаемого объекта. Вопрос лишь в форме отношения двусторон него произвола, и в том, совместим ли в такой форме поступок одного из двух лиц со свободой другого, сообразной с всеобщим законом. Правовая установка заключается не в том, чтобы действия одного индивида считать целью деятель ности другого, а лишь в том, будут ли эти действия согласовываться со свобо дой всех остальных. Какая конкретно цель лежит в основе той или иной дея тельности с точки зрения права, не имеет значения: для права имеют значение лишь внешние параметры этой деятельности. Внутренние мотивы поступков для права недоступны. Если в намерение входит не обучать добродетели, а лишь показать, что право, то нельзя и не должно объяснять даже всеобщий пра вовой закон как мотив поступка. Побуждения и мотивы действий не определя ются принципами права, они находятся в доправовой сфере. Задача права со стоит в том, чтобы координировать действия как данности, согласовывать их. С правом всегда связано внешнее принуждение, ограничивающее любые возмож ности нарушения свободы. Предпосылкой правового принуждения являются ограничения, налагаемые извне, а также всеобщие и свободные от противоре чий правила. Принуждая, нельзя сделать моральной ту или иную установку, тот или иной образ мыслей. Напротив, принуждение означает, что собственно мо ральное измерение действия или намерения уничтожено, поскольку нравствен ность предполагает автономность практического разума, свободу самоопреде ления. Единственно возможное нравственное принуждение – это самопринуж дение. Всеобщий и принудительный характер правовых обязанностей – в этом и состоит их главное отличие от обязанностей добродетели, вырастающих, как и правовые обязанности, из свободного самоопределения практического разу ма. Правовые обязанности – это такие обязанности, для которых возможно лишь внешнее законодательство. Для обязанностей же добродетели такое зако нодательство невозможно. Они лишь потому не могут быть подчинены ему, что не преследуют цель, так как ставить перед собой цель – это нечто такое, что не может быть вызвано каким-либо внешним законодательством (потому что это внутренний духовный акт). К разумному самоопределению, формированию «внутреннего законодательства» принудить нельзя. Но если внешние действия принуждаются к выполнению правила, общепризнанного разумным, то речь может идти лишь о разумном договоре. Индивид позволяет принуждать себя и других посредством права, принудительного исполнения договора. Каждый член общества имеет по отношению к каждому другому принудительные права.

Принуждение должно быть сведено к минимуму, чтобы сохранить личную от ветственность индивида. Моральные обязательства не имеют правовой силы, так как их действие не распространяется на всех людей и на все ситуации. Они не имеют силы универсального алгоритма, которой может обладать правовая обязанность. Поскольку лишь правовые принципы поддаются дефиниции и точной формулировке, государство использует только правовые, но не нравст венные принципы. Законы всякого государства – не моральные, а юридические;

это не законы величайшего общественного счастья, но законы, определяющие право каждого сопротивляться насилию со стороны любого другого. Если мо ральные нормы не поддаются однозначному и чёткому определению, то их осуществление не может быть возведено в ранг права. Всякому долгу соответ ствует некое право, рассматриваемое как правомочие, но не всякому долгу со ответствуют права другого принуждать кого-то. Каждый вправе исполнять и требовать соблюдения юридических норм, выполнение же нравственного долга зависит от моральных качеств человека. Долг добродетели и правовой долг от личаются друг от друга тем, что для последнего морально возможно внешнее принуждение, первый же покоится только на свободе самопринуждения. Госу дарство может принудить к выполнению правовых обязанностей, но выполне ние нравственных обязанностей оно должно передать индивиду, свободному в своём моральном решении1.

И. Бентам, отделяя мораль от законодательства, пишет, что мораль есть вообще искусство направлять действия людей таким образом, чтобы в резуль тате получилось наибольшее возможное количество счастья. Точно таков же должен быть и предмет законодательства. Но хотя эти два искусства или эти две науки имеют одну и ту же цель, они существенно отличаются друг от друга по объёму. Все поступки людей, как общественные, так и частные, подлежат ведению морали. Она – проводник, который указывает правильный путь чело веку во всех обстоятельствах его жизни, во всех его отношениях к его ближ ним. Мораль предписывает каждому человеку делать то, что выгодно для об щества, включая сюда и его личную выгоду;

но существует множество деяний, выгодных для общества, которых, однако, законодательство не имеет права предписывать людям. Точно также есть много вредных поступков, которых оно не может запрещать, между тем как мораль это делает. Одним словом, центр законодательства и морали один и тот же, но их окружности не совпадают2. Г.

Гегель связывая, так же как и И. Кант, нравственность с добродетелью, отлича ет её от права, которое предполагает обязанность и особой – официальной, го сударственной – формой выражения которого является признаваемый членами государства закон (позитивное право)3.

Кант И. Соч. Т. 4. Ч. II. С. 323–324, 141, 139, 140, 149, 80, 316, 317;

Козловски П.

Указ. соч. С. 204–207.

Бентам И. Принципы законодательства // Мухаев Р. Т. Хрестоматия по теории госу дарства и права, политологии, истории политических и правовых учений. С. 165.

Гегель Г. Философия права. С. 203, 205, 50, 61, 247.

Существенный вклад в разработку проблемы соотношения нравственности и права, как показывает А. Валицкий1, внесли такие выдающиеся представите ли отечественной философско-правовой мысли, как В. С. Соловьёв, Б. Н. Чиче рин и Л. Петражицкий. В. С. Соловьёв в своих работах «Оправдание добра»

(1897) и «Право и нравственность» (1897) выдвинул следующие критерии раз личия между правом и нравственностью. Во-первых, требования права строго ограничены, тогда как чисто нравственные требования (например, любовь к врагам) являются неограниченными и всеобъемлющими. Во-вторых, хотя тре бования права минимальны по сравнению с требованиями нравственности, но зато право ориентирует на обязательную реализацию минимального добра в общественной жизни. В-третьих, нравственность полагает добровольное ис полнение своих требований, тогда как право допускает принуждение и даже требует принуждения2. По мнению Б. Н. Чичерина, отличия между правом и нравственностью являются не количественными, а качественными. Если право – это свобода, определённая законом, то нравственность налагает на человека одни только обязанности, не определяя никаких прав. Требования закона кон кретны, сформулированы и ограничены, а нравственность стремится к абсолю ту и требует беспрестанной внутренней мобилизации. Право является законом «правды» (по И. Канту, «справедливости»), а нравственность – законом «люб ви» (по И. Канту, «добродетели»). Нравственность (закон «любви»), в отличие от права (закона «правды»), не может быть принудительной3. Согласно Л. Пет ражицкому, в нравственности, которая есть сфера добровольно принятых обя зательств, вытекающих из любви и благодарности, важно сознание обязанности и долга, в праве же – сознание своих притязаний, «своих прав», а также удовле творение от их исполнения. Право допускает возможность представительства, участия в делах других лиц, а нравственность это исключает. Нравственность предполагает добровольное выполнение обязанностей, право – непременное их исполнение4.

Н. Н. Тарасов, суммируя существующие в современной юридической нау ке взгляды на проблему различий между правом и нравственностью, выделяет следующие их признаки. По способу формирования: право формируется, за крепляется (издаётся) государством (, добавим, целенаправленно. – И. Г.), мо раль возникает стихийно. По форме существования: право, как правило, инсти туционально и существует в письменных источниках (документах), мораль – неинституциональна и существует в сознании людей. По способу обеспечения:

право обеспечивается государством, мораль – общественным воздействием. По характеру регулятивного воздействия: право воздействует на людей через ме Валицкий А. Нравственность и право в теории русских либералов конца XIX – начала XX века // Вопр. философии. 1991. № 8. С. 25–40.

Соловьёв В. С. Оправдание добра. СПб., 1897;

Он же. Право и нравственность. СПб., 1897.

Чичерин Б. Н. Философия права. М., 1900;

Он же. Вопросы политики. Изд. 2-е. М., 1905.

Петражицкий Л. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб, 1909. Т. I.

ханизм внешнего регулирующего воздействия, мораль – непосредственно через сознание. По сфере действия: право действует в сфере отношений, подкон трольных государству, мораль – в сфере отношений, неподконтрольных госу дарству1.

Отличая право от нравственности, а также от обычая и традиции, необхо димо учитывать, что оно органически связано с ними. В частности, нравствен ность составляет духовную основу права. О. Г. Дробницкий обращает внимание на то, что право всегда включает в себя элементы обычая и традиции. Послед ние являются одним из его источников и оснований (обычное право) и вместе с тем входят в механизм его функционирования (массово-обыденное правосозна ние, общественное мнение, стихийные реакции окружающих на совершаемое правонарушение и на вынесение приговоров судебными инстанциями). Строго говоря, никакая юридическая или организационная норма не может действовать и обладать обязывающей силой без её поддержки в обычно-массовых формах поведения и сознания2.

Мораль, или нравственность, отмечает Р. Г. Апресян, – это относительно целостный, но внутренне существенно неоднородный феномен;

в своём суще ствовании и функционировании она по-разному обнаруживается как, во первых, ценности и представления, выражающие моральный идеал, возвышен ный и абсолютный, во-вторых, ценности и представления, связанные с жизнью человека, самоопределением и самоосуществлением личности, и, в-третьих, ценности и представления, связанные с жизнью общества, его (са мо)управлением и проводимыми в нём политиками, а также как соответствую щие ценностям требования и осуществляемые в соответствии с ними практики.

Иначе говоря, необходимо различать идеальную (абсолютную, отвлечённую) мораль, мораль человека-индивида и мораль (со)общества. Такое различение даёт возможность для анализа не только философско-теоретических, но и прак тических проблем, в том числе для прояснения принципов принятия решений и критериев оценки происходящего, для формулирования нравственно-этических программ, которые направлены на решение двух основных задач морали: с од ной стороны, на самосохранение и адаптацию, оптимизацию и гармонизацию, а с другой – на самосовершенствование. На уровне индивидуальной морали эти задачи проявляются в базовых нормативных программах гедонизма (наслажде ния), прагматизма (действия), перфекционизма (совершенствования) и альтру изма (бескорыстной и жертвенной заботы о благе других). Качество морали конкретного общества проявляется:

1) в том, насколько обеспечены стабильность и развитие общества, гармо ническое развитие способностей граждан, их готовности содействовать общему благу и стремлений к личному благу;

2) в том, насколько успешное стремление каждого к реализации частных интересов является основой для развития благо целого;

Теория государства и права / Под ред. В. М. Корельского и В. Д. Перевалова. М., 1998.

С. 249–253.

Дробницкий О. Г. Понятие морали: Историко-критический очерк. М., 1974. С. (примечание 4).

3) в том, насколько общее благо обеспечивается методами, соответствую щему смыслу самой идеи общего блага, т. е. не ущемляющими неоправданно ничьих интересов, и гуманности, т. е. способствующими развитию частных способностей и интересов;

4) в том, насколько сама мораль благотворна для реализации индивидами Заповеди Любви;

5) в том, к каким способам и мерам ограничения частного прибегает обще ство, а также в том, какую степень частной инициативы, самостоятельности и свободы общество считает для себя приемлемой1.

Согласно анализу, проведённому в гл. 6.1–6.7, многие представители рос сийской властно-политической и финансово-экономической номенклатуры не отличаются проявлением высоких нравственно-политических принципов и без укоризненным соблюдением политико-правовых норм, в том числе ими же са мими установленными законами, включая Конституцию СССР или Конститу цию Российской Федерации. Они много говорят о правовом государстве, но чем больше говорят, тем дальше все мы от него. Поэтому в их политической субъектности доминируют неличностно-политические формы её проявления, представленные в гл. 6.1–6.7. На смену им должны придти такие политики и бизнесмены, в политической субъектности которых доминировали бы лично стно-политические формы её проявления, представленные в гл. 4.1 и 4.2, т. е.

гуманистические нравственно-политические и политико-правовые ориентиры.

Так же как, впрочем, и в политической субъектности всех остальных россий ских граждан.

Нравственно-правовое состояние современного российского общества яв ляется неудовлетворительным, точнее говоря, находится у многих его предста вителей, особенно у значительной части властно-политической и финансово экономической номенклатуры, на стадии доличностного уровня развития нрав ственного самосознания, ориентированного не на духовно-личностные ценно сти и других людей, а главным образом на максимальное обеспечение индиви дуального, преимущественно материального, комфорта. Исследования показы вают, что в сравнении с западными странами в России намного больше людей (опрошенных респондентов), утвердительно ответивших на вопрос «Может ли человек нарушать закон и при этом быть правым?». Число лиц, считающих, что законы нельзя нарушать ни при каких обстоятельствах в течение многих лет не меняется и составляет 10–15 %2. Нередко под словом «свобода» понимается вседозволенность, свобода от нравственного и государственного контроля.

Особенно неоднозначное отношение к необходимости соблюдения социальных норм в среде молодёжи, где широко распространена позиция «мы будем со блюдать законы и нравственные нормы, если нравственно поступать будет вы годно, когда будут выработаны законы, соответствующие потребностям совре Апресян. Р. Г. Понятие общественной морали (опыт концептуализации) // Вопр. фило софии. 2006. № 5. С. 4–5, 12–13.

Воловикова М. И. Нравственно-правовые представления в российском менталитете // Психол. журнал. 2004. Т. 25. № 5. С. 16–23.

менной личности, и когда эти законы будут осознанно ею выполняться»1. Со временный российский бизнес не готов к политике социальной ответственно сти, которая рассматривается им как противоречащая их коммерческим интере сам2. Социологи констатируют существенные различия между российскими и западными нормами поведения в общественных местах. Наши студенты и мо лодые специалисты, проходящие обучение в западных странах, отмечают, что там люди приятно улыбаются незнакомым людям, «однако когда эту улыбку привозишь на родину, то чаще всего она не находит ответа, оказывается неуме стной и постепенно исчезает»3. Девушка, вернувшаяся после зарубежной ста жировки, высказала следующее впечатление о социально-психологической ат мосфере в современном российском обществе: «Все такие серые, злые, пихают ся, толкаются, все ругаются. В метро, если час пик, то это битва и бойня. Меня это шокировало, и я вдруг поняла: ”Боже мой! В какой стране я живу!”»4. Неко торые российские респонденты сравнивали поездку в московском метро в час пик с борьбой за выживание, в которой другие пассажиры воспринимаются как конкуренты за место в вагоне. По частоте случаев готовности помочь ближнему Москва замыкает список из 48 городов мира5. По уровню хамства, агрессивно сти и ненависти к себе подобным российское общество лидирует, наблюдается тенденция к ещё большему ужесточению общественной жизни6. Около полови ны российских граждан признаются, что хамят окружающим регулярно, считая такое поведение социальной нормой, причём наиболее часто это делают моло дые и хорошо обеспеченные люди7. Констатируется также антагонистическое противоречие двух видов морали: морали богатого меньшинства и морали бед ного большинства8. Фиксируется интенсивная экспансия уголовно криминальной субкультуры в обыденную жизнь россиян. Нормативная система преступного мира, активно ретранслируемая через СМИ (в частности, на теле каналах еженедельно выходит более 60 информационных выпусков, посвящён ных криминальным сюжетам) и продукцию массовой культуры (блатные песни, звучащие по радио, в ресторанах, кафе и транспорте, детективы, сериалы боевики, другие художественные фильмы), находит благодатную почву в об Цит. по: Шустова Н. Е., Гриценко В. В. Социально-психологическая адаптация моло дёжи и отношение к социальным нормам // Психол. журнал. 2007. Т. 28. № 1. С. 50.

Социальные риски в современном поликультурном обществе: Психологические и пе дагогические аспекты / Под. ред. Б. м. Бим-Бала, Т. А. Жалагиной, И. Д. Лельчицкого. Тверь, 2008. С. 33–35.

Константиновский Д. Л., Вознесенская Е. Д. Образование за рубежом: социокультур ный аспект // Социол. журн. 2007. № 4. С. 107.

Левашов В. К. Социологическая динамика российского общества: 2000–2006. М., 2007. С. 108.

Щербакова И. В., Ядов В. А. Культура предупредительного поведения в большом го роде: опыт видеонаблюдения пассажиров у дверей метро Будапешта, Москвы, Нижнего Нов города и Санкт-Петербурга // Социол. журн. 2007. № 4. С. 138–148.

Лысова А. В., Щипов Н. Г. Системы реагирования на домашнее насилие // Социол.

журн. 2003. № 3. С. 99–115.

Климов И. А. О хамстве и хамах // Социальная реальность. 2006. № 7–8. С. 77.

Левашов В. К. Указ. соч.

ществе, государстве, в том числе в его социальных, экономических и властно политических институтах, в повседневной жизни (более половины опрошенных респондентов систематически используют блатной жаргон, в том числе и выс шие должностные лица государства), а традиционное непочтительное отноше ние к формально-юридическому закону только облегчает такое «вторжение». В представлении многих именно воровской закон олицетворяет собой справедли вость1. Всё это порождает у людей внутреннюю дисгармонию, понижает удов летворённость жизнью и является одной из причин нервно-психических рас стройств, по распространению которых Россия занимает второе место в мире (табл. 7.4.12)3.

Таблица 7.4.1. Некоторые показатели состояния современного российского общества (данные на 2007 г.) Наименование показателя Зна- Место России по данному чение показателю пока зате ля Смертность от убийств на 100 000 жителей 20,2 1-е место в Европе и СНГ Смертность от самоубийств на 100 000 жителей 30,1 2-е место в Европе и СНГ Смертность от случайных отравлений алкоголем на 23,1 1-е место в Европе и СНГ 100 000 жителей Смертность от дорожно-транспортных происшествий 17,5 3-е место в Европе и СНГ на 100 000 жителей Ожидаемая продолжительность жизни при рождении 66,6 Последнее среди стран с (число лет) развитой и переходной экономикой Естественный прирост населения на 1000 жителей –4,8 Одно из последних в Евро пе (перед Болгарией и Ук раиной) Число детей, оставшихся без попечительства родите- 89 2-е место в Восточной Ев лей, на 100 000 жителей ропе и СНГ Количество разводов на 1000 жителей 4,5 1-е место в Европе Число абортов на 10000 женщин (в возрасте 15–49 лет) 40,6 1-е место в Восточной Ев ропе и СНГ Доля детей, родившихся у женщин, не состоявших в 29,2 9-е место в Восточной Ев браке, % ропе и СНГ Индекс Джини (индекс концентрации доходов) 0,4 1-е место среди стран с развитой и переходной экономикой Преснякова Л. Скромное обаяние криминала против тщетных усилий тюрьмы // Соци альная реальность. 2006. № 1. С. 38–50.

Источники: Доклад о развитии человека 2007/2008. Опубликовано для Программы развития ООН (ПРООН): Пер с англ. М., 2007 (см. также электронную версию на сайте trans parency.org. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.transparency.org);

Российский статистический ежегодник. 2007: Стат. сб. М., 2007.

Юревич А. В. Нравственность как психологическая проблема // Вопр. психологии.

2009. № 4. С. 3–13.

Индекс коррупции (о 0 до 10 баллов);

чем выше балл, 2,3 143 позиция в мире (наряду тем ниже уровень коррумпированности с Гамбией, Индонезией и Того) из 180 возможных Падение нравственного уровня россиян, в том числе властно-политической и финансово-экономической номенклатуры, когда доминирующим нравствен но-регулятивным принципом и смыслом их жизни становится нормативное требование «хлеба и зрелищ», может привести к гибели российской государст венности и национальной идентичности. Так произошло, например, с Римской империей, о чём напоминает Л. Д. Кудрявцев1. И наоборот, «чем выше уровень духовно-нравственного развития основной массы населения, тем успешнее раз вивается экономическая и политическая система страны», поскольку «состоя ние экономики напрямую зависит от духовного, нравственного состояния лич ности», более того, как сказал Патриарх Кирилл, «…нравственность есть усло вие выживания человеческой цивилизации – не больше и не меньше»2. Поэтому все разговоры номенклатурщиков и их идеологических пособников о том, что экономика (бизнес, рынок) и политика – это сферы, к которым не применима категория морали, являются ложью, скрывающей безнравственность их авто ров. Экономика (бизнес, рынок) и политика – нравственны, если ими занима ются нравственные люди. Они безнравственны – если ими занимаются безнрав ственные люди. Нравственность не противоречит и не препятствует рациональ ности и прагматизму в экономике и политике, экономической и политической целесообразности, в том числе получению экономической и политической пользы-прибыли, а, наоборот, увеличивает возможности её получения, способ ствует достижению поставленных экономических и политических целей с наи меньшими затратами, т. е. повышает эффективность экономической и полити ческой деятельности, экономических и политических отношений, но при одном непременном условии – если человек, в том числе бизнесмен-предприниматель или политик, осуществляющий эту деятельность и эти отношения, достиг лич ностного уровня развития своего интеллектуально-прагматического и нравст венного самосознания, если он в своём интеллектуально-прагматическом и мо ральном выборе ориентируется не только на собственный индивидуальный, преимущественно материальный, комфорт, но и на духовно-личностные ценно сти, как свои, так и других людей.

7.5. Ценностно-политические ориентиры В политической культуре и политической ментальности субъектов и контрсубъектов политики особую роль выполняют их ценностно-политические ориентиры (ориентации), системы их политических и иных ценностей ориентиров. Они, так же как нравственно-политические и политико-правовые ориентиры, являются неотъемлемой частью политических ориентаций, в том Кудрявцев Л. Д. Современное общество и нравственность. М., 2000. С. 9.

Экономика и общественная среда: неосознанное взаимопонимание / Под ред. О. Т. Бо гомолова. М., 2008. С. 367, 372.

числе электоральных ориентаций. Они, так же как мораль и право, определяют характер политической культуры и ментально-политической субъектности субъектов и контрсубъектов политики, их политическую деятельность и поли тические отношения.

Понятия ценности и ценностных ориентаций исследуются и в философии, и в социологии, и в психологии1. В специальный философский лексикон, пишет О. Г. Дробницкий, понятие ценности вводится в 60—годах XIX века, когда за ним закрепляется определённый смысл: это значимость чего-либо в отличие от существования объекта или его качественных характеристик. Наши представ ления о ценностях говорят о должном, а не о сущем. Когда человек мыслит ценное, он не просто созерцает действительность, а активно относится к ней.

Люди ценят именно то, что соответствует их желаниям.


Всякая ценность имеет смысл только в сравнении со своим антиподом. Они «противопоставляются» – всё то, что представляется нам безусловным благом, имеет смысл лишь по стольку, поскольку существует ещё и зло. Ценности и объективны и субъектив ны. Наряду с естественными существуют ещё ценности, произведённые чело веком. Ценности подразделяются на материальные и духовные, а также на эко номические (производственные и потребительские), моральные, эстетические, правовые, идеологические, политические, познавательные. Между человеком и ценным предметом существуют ценностные отношения. Ценности – это, с од ной стороны, характеристики предметов (явлений), в которых человек как-то заинтересован и которые он оценивает положительно или отрицательно, а с другой – такие формы сознания, в которых выражено нормативно-оценочное отношение человека к окружающей действительности. С одной стороны, цен ность есть объективное свойство предмета;

она заложена в его собственной природе и неотделима от него. С другой стороны, ценность проявляется лишь благодаря потребности человека;

предмет (например, продукт питания) ценен лишь постольку, поскольку в нём человек испытывает потребность;

поэтому не предмет обладает ценностью, а человек субъективно наделяет его достоинства ми;

ценность предмета – не свойство его самого, а лишь определённого рода психическое отношение человека к объекту. Налицо противоречивая двойст венность и парадоксальность природы ценностей, задающие проблему их ис следования: ценности как характеристики предметов представляются нам одно временно и как объективные их свойства и как нечто не вполне реальное. Цен ность есть явление общественное. В этом и состоит разгадка парадокса. Мате риальный предмет или действие человека – явление двоякого порядка: природ ное и вместе с тем социальное. Всякий предмет, попадающий в поле зрения че ловека, есть одновременно предмет естественный и социальный. Ценность мо жет быть свойством только общественного предмета. Она не воспринимается См., например: Базовые ценности россиян: Социальные установки. Жизненные стра тегии. Символы. Мифы / Отв. ред. А. В. Рябов, Е. Ш. Курбангалеева. М., 2003;

Лебедева Н.

М., Татарко А. Н. Ценности культуры и развитие общества. М., 2007;

Проблема ценности в философии. М.–Л., 1966;

Тугаринов В. П. О ценностях жизни и культуры. Л., 1960.

органами чувств и приборами. Такова «сверхчувственная» природа обществен ного бытия1.

Социологи рассматривают ценности прежде всего как фактор, играющий определённую роль в регуляции социальных взаимодействий, как основопола гающий элемент культуры, являющийся основой идеологии, ценностно нормативного механизма социальной регуляции. Их невозможно заучить, а не обходимо осознать и внутренне принять. Они формируют идеалы, ориентируют человека в окружающем мире, побуждают его к действиям, определяют смысл и стратегию его деятельности, являются критерием её оценки, а также критери ем оценки других реальных явлений2.

Согласно Т. Шибутани, оценки каждого объекта разными людьми могут значительно отличаться друг от друга. Бихевиористски оценки рассматривают ся как предпочтения – чего человек жаждет, желал бы избежать или стремится уничтожить, Можно сказать, что объект имеет ценность, когда человек испы тывает к нему особый интерес. Объекты оцениваются с точки зрения прямого или опосредствованного прошлого опыта, причём суждения делаются исходя из того, что ожидалось. Чтобы ни относилось к источнику удовлетворения, он является позитивной ценностью, тогда как всё, что связано с разочарованием, неудачей или болью, – негативной. Люди стремятся сохранить или приобрести то, что они считают позитивными ценностями. Напротив, негативных ценно стей они стремятся избегать. Когда какой-нибудь привлекательный объект ока зывается в чье-то собственности, владельцу трудно скрыть удовольствие, так же как трудно скрыть ревность, когда им обладает соперник. Когда такой объ ект исчезает, человек испытывает тревогу, а когда обретает его вновь, чувству ет облегчение. Когда появляется опасный объект, люди субъективно ощущают страх и занимают оборонительную позицию. Они пытаются избежать его, если имеют какой-нибудь выбор. Если же они вынуждены приблизиться к нему, то делают это с осторожностью, высматривая, нельзя ли получить какую-нибудь помощь или защиту. Когда он исчезает, напряжение спадает3.

Многие психологи, исследующие ценности, исходят из идей Ф. Клакхона и Ф. Стродбега о том, что все человеческие общества сталкиваются с лимитиро ванным количеством универсальных проблем, а основанные на ценностях дан ного общества способы их решения ограничены в своём числе и общеизвестны, однако в разных культурах предпочтение отдаётся разным решениям. Предпо читаемые решения указывают на ценности, поддерживаемы в данном общест ве4. Как отмечает М. С. Яницкий, структура личности человека включает в свой состав сложную многоуровневую иерархическую систему ценностных ориен таций, связывающих внутренний мир человека с окружающей действительно Дробницкий О. Г. Мир оживших предметов. Проблема ценности и марксистская фило софия. М., 1967. С. 8, 12, 36, 38, 39, 43, 45, 292, 295, 296, 301, 302–311, 312–313, 325.

Общая социология… С. 387–388.

Шибутани Т. Указ. соч. С. 92–93.

Hills M. D. Kluckhohn and Strodtbeck's values orientation theory / Lonner W. J. et al. (eds).

Online readings in psychology and culture (unit 6, chapter 3) (http://www.wwu.edu/~culture). Bel lingham, WA: Center for Cross-Cultural Research, Western Washington University, 2002. P. 1–8.

стью и занимающих пограничное положение между мотивационно потребностной сферой и системой личностных смыслов. Она выступает, с од ной стороны, в качестве высшего контрольного органа регуляции всех побуди телей активности человека, определяя приемлемые формы их реализации, а с другой стороны. – в качестве внутреннего источника жизненных целей челове ка, выражая то, что является для него наиболее важным и обладает личностным смыслом1. В теории М. Рокича под ценностями понимается особый вид убеж дений, выступающих в качестве регулирующих (регулятивных) принципов жизни, определяющих то, как нужно себя вести, каково желательное состояние или образ жизни, достойные или недостойные того, чтобы им соответствовать и к ним стремиться. Он выделяет два типа ценностей: терминальные, или базо вые, основные, – конечные цели индивидуального существования, и инстру ментальные, или производные, – предпочтительный образ действий в разных ситуациях. Ценности личности существуют на двух уровнях: на уровне норма тивных идеалов, которые являются наиболее стабильными образованиями, от ражающими представления человека о том, как нужно поступать, определяя тем самым его жизненные принципы поведения, и на уровне индивидуальных приоритетов, более зависимых от среды и касающихся конкретных поступков человека2. Кроме того, различают также высшие, средние и низшие ценности.

Ценностей сотни, но базовых (основных, терминальных) немного – 20–30. Со гласно Ш. Шварцу, ценности – это мнения и убеждения, тесно связанные с эмоциями;

активируясь, они смешиваются с чувствами;

они обеспечивают же лаемые человеком цели, которые мотивируют его действия;

они трансцендент ны, т. е. не ограничиваются действиями и ситуациями;

они служат в качестве стандартов, руководят выбором или оценкой действий, событий, людей, явля ются основой для самооценки человека;

они упорядочены по важности относи тельно друг друга и имеют относительно стабильную и упорядоченную систему приоритетов;

относительная значимость разнообразных ценностей руководит действиями человека. Ценности существуют и проявляются на уровне человека (индивидуальные ценности) и на уровне тех или иных культур (ценности соци альных культур). Культура же не сосредоточена в умах или действиях индиви дов, а находится за их пределами и проявляется в виде давления совокупности стимулов, которому индивид подвергается со стороны социальной системы3.

Ш. Шварц выделил десять групп типов ценностей в соответствии с общностью их целей и определяющих направленность как конкретных действий человека, так и всей его жизни:

1) власть – социальный статус, доминирование над людьми и ресурсами;

2) достижение – личный успех в соответствии с социальными стандартами;

Яницкий М. С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. Кемеро во, 2000.

Карандашев В. Н. Методика Шварца для изучения ценностей личности: Концепция и методическое руководство. СПб., 2004. C. 11–12;

Rokeach M. The nature of human values. N.

Y., 1973.

Карандашев В. Н. Концепция ценностей культуры Ш. Шварца // Вопр. психологии.

2009. № 1. С. 81–96.

3) гедонизм – наслаждение или чувственное удовольствие;

4) стимуляция – волнение и новизна;

5) самостоятельность – самостоятельность мысли и действия;

6) универсализм – понимание, терпимость и защита благополучия всех людей и природы;

7) благожелательность – сохранение и повышение благополучия близких людей;

8) традиция – уважение и ответственность за культурные и религиозные обычаи и идеи;

9) конформность – сдерживание действий и побуждений, которые могут вредить другим и не соответствуют социальным ожиданиям;

10) безопасность – безопасность и мобильность общества, отношений и самого себя1.

В разных социумах и социальных группах существуют различные иерар хии ценностей, которая со временем изменяется. Например, участники телепе редачи Виталия Третьякова «Что делать?», состоявшейся на канале «Культура»

20.04.08, выделили несколько базовых ценностей, доминирующих в современ ном российском обществе: собственная жизнь, семья, Родина, идеология (вера), свобода и честь, а также безопасность и порядок.


М. В. Фломина, профессионально исследующая ценностные ориентации по методике Ш. Шварца и М. Рокича у российской и азербайджанской «моло дёжи» (от 25 до 29 лет), «людей зрелого возраста» (от 30 до 54 лет) и «людей пожилого возраста» (от 55 до 60 лет), выявила, что чем старше респонденты российской и азербайджанской культур, тем больше они ценят нормативные идеалы традиций безопасности т такие индивидуальные приоритеты поведения, как стимуляция, достижения и власть. При этом чем старше респонденты азербайджанцы, тем выше они оценивают нормативный идеал универсализма и индивидуальный приоритет традиций, а чем старше россияне, тем выше они ценят индивидуальный приоритет гедонизма. В азербайджанской выборке с увеличением возраста респондентов наблюдалось лишь увеличение значимости отдельных типов ценностей и не выявились типы ценностей, которые были бы более значимы для молодёжи. У россиян же иная картина. Молодые российские респонденты с большей вероятностью выше, чем россияне старшего возраста, ценят нормативные идеалы самостоятельности, стимуляции, гедонизма. дости жения и индивидуальные приоритеты конфрмности, традиций, благожелатель ности и безопасности. Коротко говоря, между рассматриваемыми возрастными группами в каждой культуре существуют значимые различия. Однако в россий ском обществе в течение жизни человека система его ценностных ориентаций больше подвержена изменениям, чем в азербайджанском. Для российских рес пондентов молодого возраста более значимы ценности развития, любви, эффек Карандашев В. Н. Методика Шварца…;

Он же. Концепция ценностей культуры Ш.

Шварца;

Schwarts S. H., Bardi A. Value hierarchies across cultures: taking a similarities perspec tive / J. of Cross-Cultural Psychol. 2001. № 3;

Фломина М. В. Особенности ценностных ориен таций разных возрастных групп в России и Азербайджане // Вопр. психологии. 2009. № 6. С.

72–73.

тивности в делах и жизнерадостности. Российские респонденты старших воз растных групп с годами всё выше ценят жизненную мудрость, интересную ра боту, здоровье. Исполнительность, непримиримость к недостаткам в себе и других и самоконтроль. Было выявлено, что чем моложе азербайджанские рес понденты, тем выше они ценят развлечения, а чем старше – тем выше ценят красоту природы и искусства. Одинаково высоко молодёжь в обеих культурах ценит дружбу. Российская молодёжь выше, чем азербайджанская, ценит норма тивный идеал самостоятельности и индивидуальные приоритеты традиций и конформности, а азербайджанская – нормативные идеалы благожелательности, безопасности и такие приоритеты поведения, как универсализм, безопасность.

достижения, самостоятельность. Одинаково оценила молодёжь двух культур нормативный идеал достижений. Россияне и азербайджанцы зрелого возраста в целом ориентированы на индивидуальное и семейное благополучие. Пожилые россияне в большей степени, чем азербайджанцы той же возрастной группы, ценят такие терминальные ценности, как интересная работа и активная дея тельная жизнь, а также инструментальные ценности образованности, самокон троля и широты взглядов. Для пожилых азербайджанцев более значимы, чем для россиян, терминальные ценности счастливой семейной жизни, материаль ной обеспеченности, а также инструментальные ценности честности, воспитан ности, независимости и чуткости (табл. 7.5.1 и 7.5.2). По сравнению с исследо ваниями 1997 года ведущие ценностные ориентации россиян начинают дви гаться в сторону постматериальных ценностей, поскольку первое место в ие рархии ценностей занимает не работа, а здоровье, любовь активная жизнь1.

Таблица 7.5.1. Коэффициенты корреляции данных (Пирсона) о ценностных ориентациях по методике Ш. Шварца Переменная Российская выборка Азербайджанская выборка Нормативные идеалы:

Традиции 0,309* 0,393* Универсализм – 0,529** Самостоятельность –0,455** – Стимуляция –0,594** 0,414* Гедонизм –0,486** – Достижения –0,406** – Безопасность 0,414** 0,574** Индивидуальные приоритеты:

Конформность –0,427** – Традиция –0,523** 0,485** Благожелательность –0,394** – Стимуляция 0,530** 0,432* Гедонизм 0,643** – Достижения 0,428** 0,621** Власть 0,318* 0,406* Фломина М. В. Указ. соч. С. 74–80.

Безопасность –0,681** – Примечание. * – 0,05;

** 0, Таблица 7.5.2. Коэффициенты корреляции данных (Спирмена) о ценностных ориентациях по методике М. Рокича Переменная Российская выборка Азербайджанская выборка Жизненная мудрость –0,294* – Здоровье –0,385** – Интересная работа –0,365* – Любовь 0,532** – Развитие 0,643** – Жизнерадостность 0,322* – Исполнительность –0,387** – Непримиримость к недостат- –0,410** – кам в себе и других Самоконтроль –0,376** – Эффективность в делах 0,345* – Красота природы и искусства – –0,443** Развлечение – 0,359** Примечание. ** – 0,01;

* 0, Присущие россиянам ценности находят своё отображение в их мечтах.

Так, проведённый Фондом «Общественное мнение» 8–9 февраля 2003 года оп рос 1500 респондентов по месту их жительства в 100 населённых пунктах областей, краёв и республик России и дополнительный опрос 600 респонден тов-москвичей показал следующее. «Есть ли у вас мечта?» – на этот вопрос ут вердительно ответили 78 % совершеннолетних россиян. «Мечтателей» значи тельно меньше среди людей старше 50 лет (63 %), зато в более молодых воз растных группах мечтают по 83–84 % опрошенных. О чем? Чаще всего о день гах (16 %). Причем если одни – «выиграть миллион долларов», то другие в меч тах ограничиваются тем, чтобы «иметь достаточно денег на питание и на необ ходимые покупки». Мечты 12 % опрошенных связаны с будущим детей и вну ков, им хочется «видеть детей счастливыми», «устроенными», просто «сделать из них хороших людей». О собственном жилье – отдельной квартире, доме – мечтают 8 % опрошенных. При этом россияне говорят не о дворцах и замках, а просто о том, чтобы «в хорошем благоустроенном доме пожить», «в отдельной изолированной квартире со всеми удобствами». С работой связаны мечты 6 % россиян – как правило, тоже не очень претенциозные: «устроиться на работу», «найти работу в государственном секторе», «сменить место работы». Мечтают о здоровье для себя и близких 5 % респондентов: «чтобы дети были здоровы ми», «чтобы не болели родители», «чтобы все были живы, здоровы», «выздоро веть». О высшем образовании, об успешном обучении своих детей, внуков го ворят 4 % опрошенных («получить высшее образование»;

«поступить в меди цинский институт»). «Прежде думать о Родине, а потом о себе», – такого прин ципа придерживаются 6 % респондентов. Они хотят, чтобы жизнь в России на ладилась, «чтобы прекратилась война в Чечне», чтобы был «мир во всем мире».

Грёзы 3 % связаны с различными приобретениями: кто мечтает «купить сви ней» или «новый трактор», а кто – «иметь машину BMW» или «яхту на Черном море». Одни хотят приобрести стиральную машину или «компьютер для вну ка», другие – «дом на берегу моря» или «квартиру в комплексе "Алые паруса" в Москве». «Обзавестись семьей» или детьми, путешествовать, подольше жить, но при этом «не очень быстро состариться» мечтают по 2 % россиян1.

Выработанная на основе специализированных знаний и более или менее систематизированная совокупность ценностных ориентиров, моделирующих (отображающих) и регулирующих политическую деятельность и политические отношения субъектов и контрсубъектов политики и выражающих (отображаю щих) интересы тех или иных относительно больших социально-экономических и политических групп, составляет содержание соответствующей политической идеологии. Политическая идеология (обозначим её символом ПИ2) – это, сле довательно, специфический элемент политической культуры (обозначим её символом ПК3). Иначе говоря, политическая идеология – это специфический элемент относительно устойчивой системы знаний, оценок (в том числе цен ностных ориентиров) и норм, моделирующих (отображающих) и регулирующих политическую деятельность и политические отношения субъектов и контр субъектов политики4. Данное утверждение может быть представлено форму лой ПИ [(ПК = (ЗОН) (П = RП ОП)]. (7.5.1) Политическая идеология – это такой элемент политической культуры, в котором доминируют не знания (как, например, в науке) и нормы (как в морали и праве), а оценки, ценностные ориентиры политической деятельности и поли тических взаимоотношений субъектов и контрсубъектов политики. Знания и нормы политической деятельности и политических взаимоотношений субъек тов и контрсубъектов политики выполняют в идеологии необходимую, но лишь вспомогательную роль. Данное утверждение может быть представлено форму лой ПИ = (зОн) (П = RП ОП). (7.5.2) При этом под идеологией мы понимаем особого рода идеально-знаковую модель общественной жизни, в том числе модель её экономической, социаль ной, политической, духовно-психической сфер. Причём модель, претендующая на то, чтобы играть роль общественного идеала, которому должны следовать и О чём мы мечтаем? 13.02.2003 [отчёт] [Опрос населения]. [Электронный ресурс]. Ре жим доступа: http://bod.fom.ru/report/cast/socium/let/dd030636.

Начальные буквы слов «политическая» и «идеология».

Начальные буквы слов «политическая» и «культура».

Гомеров И. Н. Политическая культура как моделирующая система. С. 47–48;

Он же.

Политическая культура. Новосибирск, 2001. С. 11–13;

Он же. Политология: Учеб. пособие.

Новосибирск, 1999. С. 48–50.

который должны реализовать все члены или определённая часть общества. Она представляет собой особого рода относительно устойчивую систему знаний, оценок и норм. В ней доминируют не рациональные знания (как, например, в науке) или нормы (как в праве), а оценки и ценностные ориентиры, выражаю щие наиболее фундаментальные (коренные) экономические, социальные, поли тические, духовные интересы определённых общественных групп, объединений и организаций. Формирование данной модели осуществляется актами мышле ния. Но мышления не более или менее беспристрастного, а, наоборот, чрезмер но пристрастного, подчинённого определённым интересам и, следовательно, эмоциям;

мышления, основанного не столько на актах адекватного восприятия и объективной, т. е. беспристрастной, оценки действительности, сколько на ак тах воображения, конструирующего (изобретающего) и, следовательно, идеали зирующего в соответствии с интересами и желаниями его субъектов и контр субъектов не только будущее, но и настоящее и прошлое. Поэтому всякая идео логия, в том числе так называемая «научная идеология», может и должна быть отнесена не к рациональным, а к внерациональным моделям человеческого бы тия. Именно такого рода модели (идеологии) определяют собой всё содержание политических программ многих политических партий. Например, в основе по литической программы, реализуемой КПРФ в её политической деятельности, лежит марксистско-ленинская идеология, идеология «научного социализма», или «научного коммунизма». Точно так же как в основе политических про грамм и политической деятельности многих политических партий Запада и со временной России лежит либо либеральная идеология (идеология либерализ ма1), либо консервативная идеология (идеология консерватизма2), либо социал демократическая идеология (идеология социал-демократии). Некоторые из по литических партий современного мира придерживаются националистической, или фашистской, идеологии (идеологии национализма, или фашизма), господ ствовавшей во второй четверти XX века в Италии и Германии, тогда как другие – идеологии религиозного, в частности исламского, фундаментализма, харак терной, например, для современного Ирана3. Кроме того, существуют разнооб разные национальные, религиозно-демократические идеологии (например, хри стианско-демократическая идеология), экологические, феминистские и иные идеологии. Они, так же как и придерживающиеся их политические партии, движения или заинтересованные группы людей, могут быть умеренными, уме ренно-радикальными, радикальными, крайне радикальными (экстремистскими).

Одной из ведущих идеологий современного мира является либерализм4.

Ещё видные идеологи Реформации5 М. Лютер, У. Цвингли, Т. Мюнцер, Ж.

От лат. liberalis – «касающийся свободы, свободный».

От лат. conservo – «охраняю, сохраняю».

О политических идеологиях современного мира см.: Березняков Д. В., Лифанов А. В., Малетин С. С. Политические идеологии современного мира. Новосибирск, 2002.

О либерализме см., например: Леонтович В. История либерализма в России. М., 1995;

Фридман М., Хайек Ф. О свободе. М., 1990;

Gray J. Liberalizm. N. Y., 1986.

От лат. reformatio – «преобразование». Антифеодальное общественно-политическое движение в Западной и Центральной Европе XVI в.

Кальвин, а вслед за ними Т. Гоббс, Б. Спиноза, Дж. Локк, Ш. Монтескье и дру гие мыслители выдвигали идеи, которые стали впоследствии идейной предпо сылкой и мировоззренческой основой либерализма. Наиболее яркими предста вителями либерализма являются А. Смит, И. Кант, Т. Джефферсон, И. Бентам, Дж. Медисон, Б. Констан, В. Гумбольдт, А. де Токвиль, Дж. С. Милль, Т. Н.

Грановский, Г. Спенсер, Б. Н. Чичерин, Т. Х. Грин, П. Н. Милюков, П. Б. Стру ве, Б. Кроче, Дж. Бьюкенен, Ф. Хайек.

В течение всего XIX века идеи либерализма были программными установ ками некоторых политических партий и общественно-политических движений Западной Европы, США, Канады. Эти идеи и установки в той или иной мере реализуются в современном обществе при решении тех или иных проблем, ко торые возникают в его эконосфере, социосфере, инфосфере или политосфере. В частности, экономическая сфера общества всегда характеризуется либералами не только как рыночная, но и как основанная на конкуренции и частной собст венности, так как, согласно основополагающему догмату либерализма, лишён ный собственности и экономической свободы человек вообще не может быть свободной личностью. Свободный рынок, конкуренция и частная собствен ность рассматриваются в рамках либерализма как факторы, обеспечивающие либерально-индустриальному обществу его наибольшую, по сравнению со все ми другими факторами, экономическую эффективность. Провозглашая мораль ное, политическое и правовое (юридическое) равенство членов либерально индустриального общества, классический либерализм не распространяет этот принцип на экономическую и социальную сферы. Его представители считают, что равенство в этих сферах может лишить людей стимула к высокопроизводи тельному труду, снизить экономический потенциал общества и, как следствие, вызвать его регресс или деградацию. Такая позиция неизбежно ведёт к кризису классического либерализма, который особенно отчётливо проявился в первой трети XX века, в результате чего в 1930–1940-е годы началась коррекция либе рализма и либерально-индустриального общества. В 1960-е годы процветают неолиберализм и неолиберальная политическая практика. Их отличительной особенностью является признание необходимости повышения роли государства и государственной власти в экономике и социальной сфере общества, в котором допускается частичное перераспределение ценностей в пользу малообеспечен ных и незащищенных его слоев. Во второй половине 1970-х годов неолибера лизм переживает полосу кризиса, и уже в 1980-е годы ведущим идейным тече нием Запада становится неоконсерватизм. Тем не менее, Фрэнсис Фукуяма (Fu kuyama) летом 1989 года в своей статье «Конец истории?» заявляет, что «у ли берализма не осталось никаких жизнеспособных альтернатив»1. Однако миро вой финансово-экономический кризис, начавшийся в 2008 году, вновь вызвал волну критики либерализма, особенно в России, искушённой примитивно поня тым «либерализмом»2 и разрушительными «либеральными реформами» конца XX века, продолжающимися до сих пор, печальный итог которых описан в гл.

Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопр. философии. 1990. № 3. С. 134.

Козин Н. Г. Искушение либерализмом // Вопр. философии. 2006. № 9. С. 47–66.

6.4–6.7 и благодаря которым слово «реформа» «приобрело за это время нега тивную коннотацию и сегодня вызывает у многих стойкую идиосинкразию»1.

Ключевое понятие, определяющее суть либерализма, – это понятие свобо ды. Vita sine libertate nihil (жизнь без свободы – ничто). Мыслители прошлого и настоящего, исследуя сущность и появления свободы, дают ей самые разные определения2. Например, Платон и Аристотель связывают свободу (eleytheria) с разумом. Для них свободен только разумный индивид: лишь обладающий ра зумом может носить имя свободного человека, потому что неразумный всегда является рабом своей чувственности и своих желаний. Согласно Аристотелю, лучше находиться во власти разума другого, чем подчиняться собственной не разумности. При этом разум мыслится не как субъективность, но как субстан ция, подчиняющая человеческую чувственность и компенсирующая различия в рациональных способностях индивидов. Свобода является основой демократии и одним из трёх равнозначных качественных начал этого государственного строя, наряду с богатством и добродетелью. Однако состоятельными здесь яв ляются немногие, а свободой пользуются все граждане. Чрезмерная же свобода может привести к распрям и государственным переворотам3.

Августин (Augustinus), в отличие от Платона и Аристотеля, противопос тавляя свободу господству, уже не определяет её как господство разума над чувственностью, но как экзистенциальный опыт человека, как отношение разу ма к себе самому, как утверждение разума волей. Согласно Августину, только если я хочу разума и свободы, я свободен. Моё «Я» не может достичь свободы в рамках господства разума другого или через обособление от всех внешних влияний. Воля, в отличие от разума, свободна: может принять или отвергнуть нечто разумное. Её нельзя свести ни к каким другим причинам. Она сама себя обуславливает и порождает, есть причина самой себе, познаётся только в про цессе её осуществления, но не как нечто внешнее, а как самореализующееся и желаемое. Воля должна стремиться к разуму, желать установления господства разума. Разум не может возникнуть только потому, что несвобода является не следствием чувственности, желаний человека, но результатом злой воли, выпа дающей из общего порядка бытия и обращенной к себе самой. Свобода не соз Каменский А. Б. Российские реформы: уроки истории // Вопр. философии. 2006. № 6.

С. 21.

См., например: Абульханова К. А. Российская проблема свободы, одиночества и сми рения // Психол. журнал. 1999. Т. 20. № 5. С. 5–14;

Абрамов М. А. Неопределённость свободы // Вопр. философии. 1996. № 10. С. 58–70;

Балл Г. А. Психологическое содержание личност ной свободы: сущность и составляющие // Психол. журнал. 1997. Т. 18. № 5. С. 9–17;

Дейне ка О. С. Свобода и материальный успех в системе ценностей представителей разных соци альных групп // Ежегодник РПО: Сб. науч. ст. Т. 9. Вып. 7. М.;

Калуга, 2002;

Егоров И. А.

Принцип свободы как основание общей теории регуляции // Вопр. философии. 2000. № 3. С.

3–21;

Давидович В. Е. Проблемы человеческой свободы. Львов, 1967;

Ильенков Э. В. Свобода воли;

Коган Л. А. Триединство свободы // Вопр. философии. 1997. № 5. С. 31–43;

Кузьмина Е. И. Психология свободы. М., 1994;

Леонтьев Д. А. Психология свободы: к постановке про блемы самодетерминации личности // Психол. журнал. 2000. Т. 21. № 1. С. 15–25.

Платон. Соч. Т. 3. ч. 2. С. 53, 169, 171–173, 298–301, 333, 353, 362, 418–419, 557–558;

Аристотель. Соч. Т. 4. С. 459, 503, 510, 551, 568, 570;

Козловски П. Указ. соч. С. 68–69.



Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 32 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.