авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 ||

«САНКТ-ПЕТРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Факультет Политологии В. А. Гуторов Политика:,, ...»

-- [ Страница 18 ] --

С этими идеями мало согласуется и ориентация американских пред ставителей в Думбартон Оуксе на активное использование региональных структур и малых государств в военных миротворческих операциях, про водимых под контролем Совета Безопасности. История последних деся тилетий ХХ века показала, что такая позиция госдепартамента в противо вес точкам зрения делегаций СССР и Великобритании была отнюдь не случайной. Даже в тех случаях, когда американцы могли сами вполне эф фективно решать военные задачи, они стремились вовлекать в операции других своих партнеров и союзников по военным блокам (Вьетнам, Ирак, Югославия), а в период совсем недавней так называемой «антитеррори стической операции» в Афганистане на их стороне, помимо стран НАТО и ударных группировок антиталибской коалиции, выступила и постком мунистическая Россия, тем самым вновь ввязавшись в региональный конфликт, который когда-то стоил СССР немалой крови.

Тем не менее, несмотря на все отмеченные выше моменты, можно с полным пониманием воспринять как возвышенный тон, так и высокую оценку, даваемую автором в четвертой и пятой главах, а также в заклю чении международной деятельности администрации Рузвельта в 1943– 1945 гг., поскольку в этот период действительно было положено начало процесса громадной исторической важности, даже несмотря на тот оче видный факт, что ныне на наших глазах этот процесс либо уже заверша ется, либо принимает такие формы, которые не могли быть предусмот рены его инициаторами, исходившими совсем из других посылок и ру ководствовавшимися совсем другим историческим опытом.

Нет никаких сомнений в том, что осуществленный профессором де Робертисом анализ представляет большой интерес для российских уче ных и ввиду полезности изучения новых подробностей и моментов не давнего прошлого, и вследствие несомненных научных и особенно ди дактических достоинств его книги. В некоторых своих существенных ас пектах по манере и стилю изложения материала она напоминает добротно переработанный университетский лекционный курс. Об этом свидетельствуют, помимо уже упоминавшегося выше пересказа в пятой главе протокола третьего заседания Ялтинской конференции, и другие свойственные университетским лекциям дидактические приемы. Так, в четвертой главе, через две страницы после подробного описания перего воров американской и британской делегаций с китайской в Думбартон Оуксе, автор вновь напоминает читателям, как именно это происходило.

Написанное им заключение представляет по форме обширную аннота цию или резюме содержания книги (см. также: С. 65 итальянского изда ния). Читатель свободно может начать знакомство с этим содержанием именно с заключения. В этом своем качестве работа профессора де Ро бертиса, безусловно, станет ценным пособием для студентов, аспирантов и преподавателей, специализирующихся в области истории междуна родных отношений.

Как уже отмечалось выше, редактор стремился в самой минималь ной степени вторгаться в русском переводе в авторскую стилистику и манеру изложения. Были исправлены лишь явные грамматические ошибки и описки, допущенные итальянским редактором, например, в связи с несоблюдением в тексте одной из глав (IV) правильной нумера ции параграфов, с неправильным воспроизведением американских фа милий, исторических дат, названий военных и административных структур и т. п. (см.: С. VII, 2, 9–10, 11–13, 16, 17, 53–54, 80, 133, 143, 147, 174, 217, 353 и др. итальянского издания). На некоторые стилистические исправления переводчик пошел только с одной единственной целью — избавить российского читателя от необходимости сталкиваться с тавто логиями, ведущими к синтаксической громоздкости, которая выглядит совершенно неуместной в любом научном тексте (см., например: С. 8, 155, 164 и др. итальянского издания). Впрочем, выше также уже отмеча лось, что в некоторых местах избежать ее было абсолютно невозможно (см.: С. 13, 154, 155 и др. итальянского издания).

Несколько более принципиальный характер имеет вопрос о том, с какой буквы — строчной или прописной следует писать название струк туры, выступающей в американских документах и международных про токолах как прообраз будущей ООН. Поскольку автор крайне нестрого следует установленному им же самим правилу печатать название этой структуры с заглавной буквы, редактор был вынужден, ориентируясь на проведенный им статистический анализ авторского словоупотребления, внести в русский текст элемент унификации, избрав наиболее предпоч тительный и к тому же зафиксированный в книге идеографический то пос. Иными словами, там, где автор без всякой видимой причины изме няет своему обыкновению и неожиданно предлагает печатать термин «Организация» с строчной буквы, редактор восстанавливает заглавную.

То же самое относится и к написанию с заглавных букв названий Совета Безопасности и его аналогов и Британской империи, где автором (или редактором) была допущена аналогичная чересполосица (см.: С. 4, 5, 6, 30, 66, 81, 135, 153, 154, 159, 192, 207 и др. итальянского издания).

Учитывая трудоемкий характер перевода итальянских научных тек стов и вполне сознавая возможные несовершенства представленного на суд российского читателя перевода, мы с благодарностью примем все критические замечания, присланные в издательство Санкт-Петербург ского государственного университета.

И в заключении я бы хотел выразить огромную благодарность про фессору Юрию Леонидовичу Аркану, без своевременной дружеской по мощи которого работа по переводу и редактированию этой книги, про ходившая летом 2002 г. «в Молдавии, в глуши степей», никогда не была бы закончена вовремя.

Куда эволюционирует государство российское (методологические заметки)?* Свое выступление мне хотелось бы начать с известного французско го афоризма, настолько известного, что даже сами французы не помнят, кому именно он принадлежит — Шамфору, Лабрюйеру, Талейрану или же кому-нибудь другому: «Когда истина становится общеизвестной, по вторять ее могут только глупцы». Для меня смысл этого афоризма уже давно заключается в том, что ученому, специализирующемуся на вопро сах, весьма далеких от современной российской политики, вторгаться в эту сферу негоже. С теоретической точки зрения (я, естественно, опус каю бездну нюансов, деталей, поворотов и мнений, составляющих ос новную базу теленовостей и «круглых столов») за последние почти два десятилетия российская политика стала настолько предсказуемой, что она легко укладывается в то единственное, всем известное слово, кото рым Николай Карамзин в свое время охарактеризовал все, что творится в российском государстве. Отсюда следует вывод, что в докладе, посвя щенном российской проблематике, трудно избежать повторений и ба нальностей. В мировой политической мысли существует закономер ность, которую можно установить, анализируя политические тексты фактически любого исторического периода: оригинальный политиче ский теоретик или ученый, разрабатывая свои концепции, должен так или иначе исходить из предпосылки, что развиваемые им идеи и проек ты должны быть полезны для всех. Напротив, когда мы анализируем тексты апологетов, представляющих узкокорыстные интересы той или иной социальной группы, мы сразу можем заметить, что их мысли не оригинальны и их подобия легко можно обнаружить в политических текстах любой из предшествующих эпох. Иными словами, апологеты почти всегда говорят банальности. Однако Россия является страной, где крайности часто сходятся. У нас теперь тьма банальнейших апологетов, называющих себя политологами. Но и те, кто выступает (или пытается * Доклад прочитан 10 декабря 2010 г. См.: Политические институты в современ ном мире. Программа Всероссийской конференции с международным участием.

Санкт-Петербург 10–11 декабря 2010 г.

выступать) с универсалистских позиций и желает сделать что-нибудь полезное для всех, сталкиваясь с российскими реалиями, вынуждены волей-неволей опускаться до банальностей. Например, их подчас не могли, избежать даже такие, составляющие исключение, мыслители как Александр Зиновьев и Александр Панарин.

На недавней, состоявшейся в ноябре, конференции РАПН, лейтмо тивом пленарного заседания звучало сожаление о том, что отечествен ная политология является падчерицей нынешней власти — ее только терпят, но не поддерживают. Мне кажется, что такое положение вещей является если не отрадным, то вполне обнадеживающим: оно всегда предоставляет ученым шанс избежать участи стать апологетами и по зволить себе называть вещи их собственными именами. Ну а теперь по существу!

За все последние годы не было ни одного президентского послания, в котором нельзя было прочесть о том, что Россия твердо придерживается курса на строительство демократических институтов. Принципиально но вого в такого рода заявлениях ничего, разумеется, нет. Хорошо известно, что ориентация новой политической элиты, пришедшей к власти на волне «перестройки» и утвердившей свое господство в результате политическо го переворота в октябре 1993 г., на создание в России демократической модели либерального общества имела ярко выраженный идеологический характер. Именно эта ориентация легла в основу программы «рыночных реформ», «либерализации цен», осуществление которой почти до основа ния разрушило российскую экономику. Тем не менее политическая сис тема, развивавшаяся параллельно с возникновением новых рыночных ме ханизмов, в настоящее время, практически, не соответствует обозначен ным выше изначальным ориентациям. Например, в составленной еще в 1997 г. А. Темкиной и В. Григорьевым библиографии российских работ, посвященных проблемам социальной трансформации в нашей стране в периоды до и после «перестройки», ни один из указанных в ней 332 авто ров не характеризует однозначно возникший в современной России поли тический режим как демократический1. Напротив, фигурирующие в дан ном издании такие определения как «фасадная демократия» (Д. Фурман), «эрзац-демократический режим» или «авторитарная демократия»

(В. Рукавишников), «полудемократия» (Л. Гордон) и «российский гибрид»

(Л. Шевцова) свидетельствуют о совершенно определенном осмыслении отечественной наукой непредсказуемости и крайней противоречивости эволюции этого режима.

За прошедшие 13 лет ситуация изменилась только в одном отноше нии: при полном единодушии отечественных и зарубежных аналитиков относительно того, что современная российская государственность ни как не вписывается в модель классической либеральной демократии, появился целый ряд интерпретаций, призванных ответить на следую щий вопрос: идет ли речь о безнадежной стагнации существующего ре жима, вызванной процессом формирования нового бюрократического неономенклатурного класса, или же можно наметить некоторые линии эволюции российской государственности, которые вполне вписываются в процесс глобальной деградации демократических институтов во всех без исключения регионах мира? Например, в опубликованном недавно в МГУ учебном пособии «Политические отношения и политический про цесс в современной России» обосновывается тезис, согласно которому бюрократизация соответствует индустриальной стадии развития, в то время как «современная эпоха такую картину мира отбрасывает»2. «В ус ловиях компьютерной революции человек уже не может оставаться ин струментом, винтиком системы, более того — всемерное развитие чело веческого потенциала становится универсальным требованием совре менной эпохи. Тем самым сегодня историческое время настоятельно требует ликвидации всевластия бюрократических форм и в целом — ут верждения развернутых демократических начал в социальном бытии.

Этот универсальный посыл не снимает, тем не менее, вопроса о формах демократического развития» 3.

Если признать обозначенный выше тезис обоснованным, возникает естественный вывод о том, что современная Россия движется в совер шенно противоположном направлении, т.е. переживает очередной пе риод исторической деградации. Однако, на наш взгляд, решение этой проблемы не выглядит вполне однозначным. В предисловии к русскому изданию своей, ставшей широко известной, книги «Постдемократия»

английский социолог Колин Крауч, отмечая факт огромной концентра ции «власти и богатства в многонациональных корпорациях, которые способны оказывать политическое влияние, не прибегая к участию в де мократических процессах, хотя они и имеют огромные ресурсы для того, чтобы в случае необходимости попытаться манипулировать обществен ным мнением»4, выдвигает, вместе с тем, принципиально важную для российского политического дискурса проблему: «Русским демократам всегда было сложно бороться с теми, кто обладал огромным богатством и властью, — царской аристократией, аппаратчиками советской эпохи или современными олигархами. Значит ли это, что страна скатится к по стдемократии, так и не узнав, что такое настоящая демократия? Или де мократия все еще переживает становление, а борьба между ней и старым режимом далека от завершения?»5.

Разрешить сформулированную К. Краучем дилемму действительно нелегко. Прежде всего, сама концепция постдемократии и аналогичные ей теоретические конструкции разрабатывались на основе анализа по литических процессов в западных странах, вступивших в постиндустри альную эпоху, и их проекция на посткоммунистические страны, к кото рым принадлежит Россия, создает множество противоречий. Во всяком случае, в российском контексте гипотеза Крауча выглядит неоснова тельной и очень напоминает вывернутую наизнанку известную ленин скую формулу: сначала захватить власть в крестьянской стране, а затем пуститься догонять развитые страны. Лозунг наших большевиствующих либералов образца 1991 г., разрушавших «до основания» прежний «мир насилья», выражался в следующем: сначала захватить власть в развитой и цивилизованной стране, а затем опустить ее до такого уровня деграда ции, который окажется приемлемым для западного общественного мне ния. Вероятно, с самого начала им было невдомек, что это уровень коло ниальный. Чтобы это понять, достаточно было прочесть любую книгу З.

Бжезинского. А может быть, наоборот: именно по его рецептам «рефор мы» и осуществлялись?

В отечественной политологической литературе по поводу этой ги потезы высказывались многообразные, подчас диаметрально противо положные суждения. Наиболее радикальная точка зрения, которую мне удалось обнаружить, предельно ясно была сформулирована не сколько лет назад во время дискуссии в журнале «Вестник аналитики».

Выводы ее участников сводятся, в конечном счете, к следующим ос новным положениям. «Сегодняшняя действительность, — отмечает, Михаил Делягин, научный руководитель Института проблем глобали зации, — очень похожа на социализм — но от него взяли худшее, объе динили его с безответственностью компрадорской буржуазии, которая обеспечена силовыми структурами, т. е. мы движемся в сторону Гаити полным ходом. Не в сторону даже Нигерии, как казалось при Борисе Николаевиче, а в сторону Гаити. Там силовики играют более функцио нальную, более значимую роль»6. Ростислав Туровский также полагает, что действовавшая в России в последние десятилетия управленческая модель, по существу, всегда оставалась той же самой, некогда разрабо танной советской номенклатурой, наиболее предприимчивые предста вители которой успешно адаптировались к созданной ими же самими атмосфере анархии и дикого рынка7. По его мнению, внутриноменкла турная ротация является свидетельством необратимых тенденций окончательной деградации политической власти в современной Рос сии. В этом смысле, продолжает он, «Путин... — это символ прихода к власти второго, третьего или какого-то там эшелона. Фрадков — символ того же самого, это аналогичное исчерпание советского инкубатора за отсутствием пока каких-то сформировавшихся новых инкубаторов»8.

По существу, в посткоммунистической России полностью сохранил ся и предельно обострился характерный для номенклатурного правле ния антагонизм бюрократии и остальной массы населения, которая тре тируется в соответствии с логикой «колониального дискурса». «В коло ниальном дискурсе заложен следующий парадокс: … он вроде бы допускает возможность развития дикарей, их подтягивания к цивилиза ции, но одновременно увековечивает разрыв на временной оси между “цивилизацией” и “дикостью”. Другими словами, сколько не гонись, как не развивайся, Запад все равно не догонишь... И этот дух, за некоторыми исключениями, господствует в современном российском правящем со словии. Не потому, что сословие либерально, а потому, что обозначен ный колониальный дух вполне соответствует экономическим интересам сословия»9.

Если для стран Центральной и Восточной Европы возвращение в ев ропейскую цивилизацию стало доминантой реформ, то российским оли гархам, с одной стороны, очень хотелось стать органической частью ми ровой элиты по уровню потребления, образования и влияния, но, с другой стороны, им также хотелось сохранить внутри страны прежние порядки и не играть по западным правилам в соответствии с демократическими нормами. «Поэтому российская элита превратилась к концу 90-х в кон сервативный по установкам трансфер-класс, в элиту “вечной трансфор мации” с весьма двойственным мироощущением»10.

В свете подобного рода выводов необходимо ответить на главный вопрос: что же представляет собой Россия не в какой-нибудь перспекти ве, а именно в данный момент?

На протяжении нескольких веков российское государство в его мо нархическом и советском обличье представляло собой империю. Совсем недавно в одной из дискуссий мой уважаемый коллега профессор В. А. Ачкасов доказывал, что Россия исторически обречена оставаться империей и впредь. Мне вспоминается, что несколько лет назад Алек сандр Гельевич Дугин во время нашего почти трехчасового разговора на факультете международных отношений СПбГУ утверждал в своей обычной постмодернисткой парадоксальной манере, что Россия будет имперской, даже если у нее не останется ни одной атомной подводной лодки! Вряд ли его вдохновлял тот факт, что в 1990-е гг. мы находились практически вплотную к подобной ситуации. Теперь она вроде бы по степенно меняется. Нам даже обещают каждый год ставить на боевое дежурство по одному полку «Тополей». Но что именно и кого именно они будут защищать? Обезлюдевшие Дальний Восток и Сибирь и пре дельно люмпенизированное в результате псевдореформ население цен тральных районов России? Безопасность страны обеспечивается не только и не столько модернизацией ядерного оружия, сколько повыше нием уровня жизни народа в результате реализации полномасштабных социальных программ. При отсутствии последних защищать станет вскоре практически некого, кроме самих олигархов, чиновников и чле нов их семей. Кажется, в настоящее время развитие нашей страны чуть ли не впервые обходится без исторических парадоксов: в XVIII в., когда Россия впервые заявила о себе как о великой державе, крепостное право достигло своего апогея;

теперь же степень деградации основной массы населения и политических институтов обладают, если так можно выра зиться, одновекторной направленностью.

Я полагаю, никто не станет отрицать, что для сохранения имперско го наследия и имперского пространства необходим такой же высокий уровень экономического развития, каким в настоящее время обладают США и Китай. Современная российская экономика, бесспорно, пред ставляет собой плохо утрамбованные руины экономики советской, по которым проложены стальные трубы нефте- и газопроводов. В такой си туации внешняя и внутренняя политика не могут не поменяться места ми. Вопреки Клаузевицу, внутренняя политика России является ныне продолжением внешней. Сначала заключаются соглашения с зарубеж ными партнерами о прокладке новых газовых линий, а затем предпри нимаются соответствующие меры внутри страны, направленные на обеспечение заключенных контрактов. Сначала Россия становится сто лицей олимпиады и чемпионата мира по футболу, а затем предприни маются усилия для создания необходимых инфраструктур. Кроме того, ни одна империя не может ни существовать, ни даже возникнуть без еще одного непременного условия, о котором нам недавно напомнил Доми ник Ливен в книге «Российская империя и ее враги». Доминантой этой книги является совершенно очевидная мысль: империя не может суще ствовать без элиты, способной эффективно проводить имперскую поли тику! Задайте себе сами вопрос: существует ли в современной России та кая элита?

Ответ на этот вопрос предполагает, на наш взгляд, проверку и кон статацию существеннейшего факта — отвечает ли уровень политиче ского управления в российском «имперском центре» тем современным критериям, в соответствии с которыми развиваются цивилизованные государства. Модель политического управления, которая возникла в России в начале XXI в., следующим образом охарактеризована проф.

О. В. Гаман-Голутвиной, также участвовавшей в упомянутой выше дискуссии. «По итогам избирательного цикла 2003–2004 гг, — отмечает она, — можно говорить об оформлении моноцентрического политиче ского режима, который можно определить как монархию. В рамках режима действует один субъект — президент, а все другие участники политпроцесса — акторы. Ядром монархии является, как это и приня то, политический орган — квази-ЦК КПСС в лице администрации пре зидента. Генеральная тенденция заключается в том, что происходит реконструкция формальных элементов советской политической систе мы... Принцип разделения властей приобретает все более условный ха рактер... Сегодня Дума — это даже не Верховный совет при ЦК КПСС, а, как заметил один из экспертов, “отдел производственной гимнасти ки” при Администрации президента, где “вожатые звездочек” — кура торы подразделений крупнейшей партийной фракции — языком ми мики и жестов показывают своим “октябрятам”, как нужно правильно голосовать»11.

И действительно, российские лидеры на протяжении почти двух десятков лет безуспешно пытаются разрешить базовый конфликт, оп ределяемый тенденцией к авторитаризму, с одной стороны, и слабой эффективностью методов управления — с другой. Как и в Латинской Америке, где полупрезидентские системы вполне определенно демон стрировали возникновение тупиковой ситуации в плане отношений между исполнительной и законодательной властью, в России анало гичный режим трансформировался в «систему супер-президентской власти» (С. фон Штайнсдорф). Российский федерализм постоянно испы тывается на прочность влиянием политической и экономической конъ юнктуры, и взаимодействие центральной и региональных властей при обретает циклическую форму: «децентрализация—централизация». С 2000 г. после долгого периода хаотической децентрализации Россия вступила в полосу, когда федеральный центр пытается «навести поря док» в стране путем жестких административных мер.

Но проблема, пожалуй, состоит даже не в этом. На протяжении ты сячелетий «кризисы управления» периодически охватывали многие империи, начиная с римской. Справляться с ними помогало укрепле ние внутренней базы имперского центра, как правило, за счет перифе рии. В современной России и с этим дело обстоит неладно: абсолютное большинство населения центра третируется именно в соответствии с логикой колониального дискурса. Последствия такого рода «политики»

вполне очевидны. Вопреки сложившейся практике цивилизованных стран, российская модель управления начисто отрицает принцип суб сидиарности, является его полнейшим антиподом. Именно поэтому за двадцать лет «реформ» в стране так и не была разработана цивилизо ванная модель местного самоуправления по той простой причине, что российские олигархи упорно стремятся распределять налоги «сверху вниз». Это им удается, в том числе и потому, что в России практически отсутствуют структуры гражданского общества. Дискуссия о нем до сих пор ведется на чисто декларативном уровне, а те сотни тысяч органи заций, которые от его имени выступают, как правило, являются чисто фиктивными, многие из них состоят из 2–3-х человек, алчущих полу чать различного рода гранты, желательно президентские.

В России практически отсутствует организованное профсоюзное движение, способное эффективно защищать права трудящихся. Об этом свидетельствует прежде всего принятый недавно дискриминаци онный трудовой кодекс, предоставляющий препринимателям работодателям огромные полномочия. Если к этому прибавить состоя ние образования, здравоохранения и культуры, картина получается вполне завершенной.

В связи с этим нет никакой возможности говорить о российских правозащитных структурах, находящихся в сверхжалком состоянии. В правовом государстве, где основные социальные, экономические и политические права защищены законодательством и подкрепляются широкими возможностями организовывать движения протеста, дей ствия правозащитников, как правило, ограничиваются отдельными нюансами и им нет никакой надобности постоянно, назойливо и со вершенно впустую рекламировать себя, как это происходит сейчас в нашей стране.

Нет ничего удивительного и в том, что политическое управление в России все больше приобретает чисто манипулятивный характер: ос новная надежда возлагается на СМИ, главным образом, на российское телевидение, руководство которого тщетно пытается организовать «диа лог» между народом и властью.

На первый взгляд, в России существуют многие элементы модели, которую итальянский политолог Данило Дзоло еще в 1992 г. характе ризовал как «постдемократическую телеолигархию», «где подавляющее большинство граждан не выбирает и не избирает, а остается в неведе нии и подчиняется»12.

Контроль российских олигархических групп и чиновников над ос новными телеканалами является всеобъемлющим и имеет, по всей ве роятности, немного аналогов с западными странами. Об этом, в част ности, совсем недавно, заявил российский журналист Леонид Парфе нов, утверждавший, что российское телевидение, не имеющее ничего общего с понятием «гражданский общественно-политический инсти тут», представляет высшую власть «дорогим покойником — о ней только хорошо или ничего».

Однако одной только аналогии, основанной на стремлении западных и посткоммунистических элит контролировать СМИ с целью манипуля ции общественным мнением, явно недостаточно для того, чтобы сделать вывод о формировании в России какой-либо разновидности постдемо кратии. Для этого, повторю еще раз, не хватает одного принципиально важного звена, а именно — существования развитой экономики, обеспе чивавшей на протяжении десятков лет, которые предшествовали по сткапиталистической стадии развития, эффективное функционирование институтов социального государства.

Именно по этой причине понятия «стагнация» и «деградация» яв ляются, по-видимому, единственно возможными для характеристики социально-политической ситуации в современной России.

В свое время неоднократно высказывалось суждение: англичане в ХХ в. поступили мудро, сделав выбор между империей и демократией в пользу последней13. В современной России нет ни империи, ни демо кратии. В условиях, когда выбирать практически не из чего, похоже, что выбор за нас в очередной раз делает бюрократия, отрицая в чисто деспотической азиатской манере способность российского народа к самоуправлению. Поскольку природные ресурсы в настоящий момент являются единственным отечественным богатством, такого рода пози ция вполне понятна и предсказуема. Поэтому наша политическая идентичность теперь зависит исключительно от нас самих.

Примечания 1. См.: Grigor`ev V., Temkina A. Ruland als Transformationsgesell schaft: Konzepte und Diskussionen. Berlin, 1997. S. 10–57.

2. Политические отношения и политический процесс в современной России. Издательство Московского университета, 2010. С. 3. Там же.

4. Крауч К. Постдемократия. М., Издательский дом Государственного университета — Высшей школы экономики, 2010. С. 8.

5. Там же. С. 10.

6. Какая элита спасет новую Россию? // Вестник аналитики. 2004. № (16). С. 170.

7. Там же. С. 166–167.

8. Там же. С. 165.

9. Там же. С. 201.

10. Там же. С. 11. Там же. С. 158–159.

12. Дзоло Д. Демократия и сложность. Реалистический подход. М., Издательский дом Государственного университета — Высшей школы экономики, 2010. С. 12 (предисловие к русскому изданию).

13. См., например: Ливен. Д. Российская империя и ее враги с XVI века до наших дней. М., Изд-во «Европа», 2007. С. 207.

О многообразии подходов к проблеме университетской автономии* Российская университетская система находится в состоянии глубо кого кризиса. Речь идет об угрозе университету как уникальному факто ру культуры. Само название может сохраняться, но университет как жизненный элемент образовательной системы, с помощью которой об щество поддерживает и преобразует себя, может исчезнуть.

Университетское образование обычно определяют как «свобод ное», противопоставляя его в данном качестве образованию «профес сиональному». Нередко также университетское образование называют элитарным. Это вовсе не означает, что оно противостоит основному направлению современного исторического развития — свободе и де мократизации общественной жизни. Демократия (как, впрочем, и лю бой политический строй, приверженный ценностям современной ци вилизации) не может, не создавая угрозы для собственного существо вания, отрицать значение таких фундаментальных принципов культурной жизни, как свобода исследовательской деятельности и ин * Доклад впервые опубликован в сборнике: Политическая наука и политический процесс в России. Сборник материалов Всероссийской научной конференции, по священной 10-летию открытия первой в России кафедры политологии. Санкт- Пе тербург, октябрь 1999 г. Санкт-Петербург, 1999.

теллектуальная честность. Они могут лишь способствовать или пре пятствовать их реализации.

В связи с этим представляется особенно важным дать по возможно сти наиболее точные определения понятий «академическая свобода» и «университетская автономия». Эти понятия нередко рассматриваются в научной литературе как тождественные. Например, академическая сво бода определяется тем, что высшие формы обучения и исследователь ской работы должны быть свободны от политического, религиозного и идеологического контроля. Соблюдение этого правила, собственно, и составляет содержание институциональной университетской автономии (Д. Бен-Дэвид).

Принцип автономии действительно может формулироваться по аналогии с так называемым «негативным» определением свободы. В данном случае содержание этого принципа сводится к тому, что никто помимо профессоров не может влиять на результаты деятельности выс ших учебных заведений, поскольку для правительства важны именно результаты (Д. И. Менделеев).

В отличие от автономии, содержание и направленность академиче ской свободы более соотносятся с «позитивным» обоснованием свобо ды, в соответствии с которым моя жизнь (интеллектуальная в том числе) зависит только от меня самого, моей собственной воли, а не от каких либо внешних сил или воли других людей (И. Берлин).

Академическая свобода, как свобода творчества, является именно интеллектуальной ценностью, определяющей характер университетской жизни и процесса обучения. Она, конечно, не может быть определена по аналогии с первой поправкой к конституции США, гарантирующей сво боду слова. Это невозможно хотя бы потому, что даже никогда не да вавшие таких гарантий деспотические режимы, начиная с классической древности, вполне мирились со свободой выражения взглядов в сфере науки и искусства. Кроме того, свобода творчества в равной степени ха рактеризует как независимую позицию ученых, так и их корпоративную солидарность, проявляющуюся в свободной дискуссии, в столкновении независимых мнений (И. Кант).

Опираясь на данные принципы, современная теория демократии на стаивает на презумпции независимости общественного мнения, рас сматриваемой в качестве достаточно надежной гарантии ориентации го сударства на такую модель образования, в рамках которой будет под держиваться и усиливаться механизм контроля над государством со стороны гражданского общества. Такую систему, основанную на плюра лизме интересов, Д. Сартори называет «образованием» в отличие от «индоктринации», т.е. внедрения одной единственной модели поведения и мысли.

В Западной Европе наиболее трагическим по своим последствиям для университетской традиции свободного образования оказался рево люционный эксперимент во Франции, заложивший фундамент совре менных политических свобод и институтов. В 1793 г. университеты были уничтожены вместе с другими учреждениями старого режима. Для вос становления классической университетской традиции потребовалось почти столетие. Русская революция 1917 г. в отличие от французской своей предшественницы не преследовала открыто цели уничтожения университетов. Этого не случилось по многим причинам. Во-первых, российские университеты никогда не рассматривались в качестве сред невековых корпораций, связанных с монархическим режимом. Во вторых, на рубеже XIX–XX вв. университеты все чаще становились ис точником «индоктринации», т. е. распространения радикальных рево люционных идей, что в дальнейшем способствовало их сравнительно быстрому поглощению советским идеократическим государством, в рамках которого принципы автономии и академической свободы созна тельно приносились в жертву чиновничьим амбициям.

Было бы крайне опасным заблуждением считать, что осуществляе мые в России «реформы», ориентированные на уровне правительствен ных деклараций на формирование либерально-демократических ценно стей и стандартов, автоматически и спонтанно приведут к возрождению университетских структур, основанных на принципах свободного обра зования, аналогичных тем, которые существуют в Западной Европе и США. Современному политическому развитию в большинстве постком мунистических стран свойственна острая конкуренция элит наряду с тенденцией к падению активного и сознательного участия народа в при нятии решений, к бюрократизации управления, прикрываемой либе ральным камуфляжем. Университеты, ставшие со времени «перестрой ки» активными центрами деидеологизации, которая неотделима от ака демической свободы, не могут стать покорными орудиями такой политики. Поэтому я рассматриваю процесс переименования бывших технических вузов в университеты (первоначально отличавшийся из вестной стихийностью) как одну из вполне закономерных, хотя и крайне амбивалентных по своим последствиям, превентивных реакций новой бюрократии на возможные акции гражданского неповиновения.

Избранная библиография трудов профессора В.А. Гуторова 1. Некоторые проблемы изучения античных социальных утопий в буржуазной науке // История домарксистских социалистических учений и антикоммунизм. Л.: Изд. Ленинградского ун-та, 1982 (межвузов. сбор ник).

2. В. П. Волгин — историк античных социальных утопий (тезисы доклада). Вестник Ленинградского университета. Экономика, филосо фия, право.1983, N 6.

3. Политическая теория и политическая практика эпохи кризиса греческого полиса // Политические деятели античности, средневековья и нового времени Л., Изд. Ленинградского ун-та, 1983 (тематич. сборник).

4. Льюис Мамфорд и античная социальная утопия // Вопросы фило софско-социологических исследований. Л., Изд. Ленинградского ун-та, 1984 (межвузовский сборник).

5. К. Маркс и античная общественная мысль(тезисы доклада) // Вестник Ленинградского ун-та. Экономика, философия, право. 1984, N 2.

6. Коммунистический идеал в истории домарксистской обществен ной мысли (монография) Отв. ред. Е. М. Прошина. Л., Изд. Ленинград ского университета, 1985. 12.;

Раздел II. Структура коммунистического идеала. Глава I Экономическая система: организация производства и распределения;

Глава 2: Политическая теория: «идеальное государство»

и управление (в соавторстве с В. Г. Белоусом);

Глава 4, 2: Революционное насилие как средство коммунистического преобразования (в соавторст ве с И. Б. Градинаром и В. Н. Костеревым).

7. К вопросу о месте платоновской политической философии в раз работке Аристотелем концепции идеального полиса (тезисы доклада).

«Аристотелевские чтения» г. Цалка. Сентябрь 1984 г. // Философские науки. 1985, N 4.

8. О некоторых тенденциях аристотелевской интерпретации «Госу дарства» и «Законов» Платона // Проблема интерпретации в истории науки и философии. Новосибирск: «Наука», 1985.

9. Вопросы истории античной общественной мысли в наследии Г. В. Плеханова (тезисы доклада) // Вестник Ленинградского университе та. Экономика, философия, право. 1985, N 6.

10. Методологические проблемы научной интерпретации социаль ных утопий древнего мира // Интерпретация как историко-научная и методологическая проблема. Новосибирск: «Наука», 1986 (тематич.

сборник).

11. «Политика» Аристотеля и некоторые вопросы эволюции соци альной утопии в Древней Греции // Вестник Ленинградского универси тета. История КПСС, научный коммунизм, философия, право. 1987, Сер.6, Вып. 7.

12. Античная утопия и «элементы социализма» в древнем мире // История социалистических учений. М.: «Наука», 1988.

13. К проблеме обоснования идеи иерархии в социальных утопиях античности и нового времени // Логико-семантический анализ структур знания: основания и применение. Новосибирск, «Наука», 1989.

14. Античная социальная утопия: вопросы истории и теории (моно графия). Л., Изд. Ленинградского ун-та, 1989. 21,6 п. л.

15. Некоторые особенности интерпретации А. Ф. Лосевым социаль ной утопии Платона // Известия Северо-Кавказского научного центра Высшей школы. Общественные науки. 1990, N 3.

16. Понимание сущности государства и демократии партией «зеле ных» ФРГ // Вестник Ленинградского университета. 1990, Сер. 6. Вып. 3.

(в соавторстве с А. Я. Дониным).

17. Макс Вебер. Речь о социализме (Пер.и комм. В. А. Гуторова) // Вестник Московского университета. Сер.12 Социально-политически ис следования. 1991, № 2.

18. Сломать власть аппарата (тезисы доклада) // Материалы научно практической конференции «КПСС в современном советском общест ве». 24–25 апреля1990г. М., Изд. Московского ун-та, 1991.

19. «Новый человек»: утопическая традиция и действительность // Человек и духовные ценности. Всесоюзная научно-теоретическая кон ференция. 6–8 июня 1991 г. Тирасполь, 1991.

20. К вопросу об утопических истоках русского революционного трансформизма (тезисы доклада) // Политические процессы в России:

история и современность. Российская научно-практическая конферен ция 14–18 июня 1993 г. СПб., 1993.

21. Новый российский либерализм и опыт британского неоконсер ватизма // Вестник Санкт-Петербургского университета. Психология, право. Вып. 1. 1994. Сер. 6: Философия, политология, социология (в со авторстве с В. Н. Завражиным).

22. Утопическая аргументация как способ легитимации политиче ской власти в России (тезисы доклада) // Легитимность власти в России:

история и современные проблемы. Тезисы докладов международной на учной конференции. 22–25 июня 1994 г. Санкт-Петербург 1994.

23. The utopian trends of Aristotelian political philosophy (Theses) // Ar istotelian Political Philosophy. Sixth International Conference on Greek Phi losophy. Ierissos 19–26 August, 1994. Athens, 1994.

24. Царская власть и альтернативная модель государственных уст ройств в «Политике» Аристотеля (тезисы доклада) // Античное общест во: проблемы истории и культуры. Тезисы докладов научной конферен ции 9-11 марта 1995 г. СПб., 1995.

25. Коммунизм против фашизма: спор о легитимности (Заметки о социальном критицизме А. Грамши и П. Тольятти // Легитимность и ле гитимация власти в России. Сборник статей.СПб., 1995.

26. Российский парламентаризм как идеологический феномен (тези сы доклада) // Тезисы докладов Научной конференции «Администра тивные реформы и парламентские процессы в России и СНГ» 20-22 мая 1995 г. СПб., 1995.

27. Социальная утопия как способ легитимизации политической власти в России (к постановке вопроса) // Вестник Санкт Петербургского университета: философия, политология, социология, психология, право, международные отношения.1995, Сер.6, Вып 2.

28. Политическое образование в западной традиции (тезисы докла да) // Второй международный философский симпозиум: «Диалог циви лизаций: Восток-Запад». Тезисы выступлений. Вып. 2. М.: Российский университет дружбы народов, 1995.

29. On the utopian trends of Aristotelian political philosophy // Aristote lian Political Philosophy. Vol. 2. Athens, 1995.

30. Политическое образование в России: исходные предпосылки и вызов XXI века // Философия и вызов XXI века. Доклады Всероссийской конференции, посвященной 55-летию философского факультета Санкт Петербургского государственного университета 9–10 ноября 1995 г.

СПб., 1996.

31. Политическое образование в России: фундаментальный кризис и ближайшие перспективы // Правоведение. 1996. Вып.3.

32. On the problem of unity of Plato's political philosophy (Theses) // Plato's Political Philosophy and Contemporary Democratic Theory. Eighth International Conference on Greek Philosophy 4–12 July, 1996. Athens, 1996.

33. «Универсальная царская власть» и альтернативная модель госу дарственных устройств в «Политике» Аристотеля // Mouseion. Сборник статей к 70-летию профессора А. И. Зайцева. СПб.: Изд. Санкт Петербургского ун-та, 1996.

34. Citizen, society, Nationality (the problem of national identity and po litical education) // Political culture and political change in post communist societies perspectives from Russia and Germany Edited by Vladimir Gou torov, Alexander Korjushkin, Gerdt Meyer. St.Petersburg, St.Petersburg Uni versity press, 1997.

35. Политическое образование в западной традиции // Вестник Рос сийского ун-та Дружбы народов 1'97. Серия философия.

36. Главное — сохранить основной принцип — культура и интеллект (интервью) // Санкт-Петербургский Университет. 1997, N 13.

37. Философ и политика: античная традиция и современность // Первый Российский философский конгресс. Т. 4, Социальная филосо фия и философия политики. СПб,1997.

38. Общественный идеал и наука в русской и западной традиции (опыт сравнительного анализа) // Вестник Санкт-Петербургского ун-та.

1997, Сер.6, Вып.3.

39. Was heisst Ideologie in heutigen Russland? Oder Hat der Liberalismus eine Chance? // Berliner Osteuropa Info.(Informations dienst des Ost-Europa Instituts der Freien Universitt Berlin Nr.9/ Juli 1997.

40. Projekt einer Internationalen Konferenz «Kommunitarismus, Libera lismus and Demokratische Reformen in postkommunistischen Lndern» in St.Petersburg, Juni 1998 // Berliner Osteuropa Info(Informations dienst des Osteuropa Instituts der Freien Universitt Berlin Nr.9/ Juli 1997.

41. Гражданское общество: историческая традиция и современная Россия (тезисы доклада) // Философия и цивилизация. Материалы Все российской конференции 30–31 октября 1997 г. Санкт-Петербург, 1997.

42. Философия политики и образование в европейской традиции // Вестник Санкт-Петербургского университета. 1998. Сер.6, Вып. 1.

43. Карл Поппер и открытое общество // Невский наблюдатель. 1998.

N.1(3).

44. Nationale Identitt und die Aufgaben der politischen Bildung // Berli ner Osteuropa Info. Neue Konstellationen: Europa, Osteuropa, Russland 11/1998.

45. Концепция «киберпространства» и перспективы современной демократии // Интернет и современное общество. Всероссийская науч но-методическая конференция. 7–11 декабря 1998 г. Тезисы докладов.

СПб., 1998.

46. Философия политики и концепции образования в европейской традиции // Первый Российский философский конгресс Человек Философия-Гуманизм. Т. IX. Основные доклады и обзоры. СПб., 1998.


47. Происхождение политики и его философские интерпретации // Социальная реальность и социальные теории. Материалы Всероссий ской конференции 28–29 мая 1998 г. СПб., 1998.

48. Современная российская идеология как система и политическая реальность (методологические аспекты) // Вестник Санкт Петербургского университета 1998, Сер.6, Вып. 2 (N 13).

49. On the problem of unity of Plato's political philosophy // Plato's Po litical Philosophy and Contemporary Democratic Theory. Collection of arti cles. Athens, 1998.

50. К проблеме формирования аристотелевской концепции практи ческой философии // Перспективы практической философии на рубеже тысячелетий. Материалы теоретического семинара 9 марта 1999 г.

Санкт-Петербург, 1999.

51. О многообразии подходов к проблеме университетской автоно мии // Политическая наука и политический процесс в России Сборник материалов Всероссийской научной конференции, посвященной 10 летию открытия первой в России кафедры политологии. Санкт Петербург, октябрь 1999 года. Санкт-Петербург, 1999.

52. Современное политическое образование // Образование взрос лых. М., 1999.

53. Политическая философия на рубеже тысячелетий // Позиции, СПб, 1999.

54. Aesthetic Principle and Moral Truth by later Plato // Greek Philoso phy and Fine Arts. Athens, 1999.

55. Гражданское общество: Историческая традиция и современная Россия (тезисы доклада) // Профессионалы за сотрудничество Вып. М., 1999.

56. Макс Вебер и социалистическая традиция // Журнал социоло гии и социальной антропологии. 1999, N 3.

57. Вебер М. Социализм: Речь для общей информации австрийских офицеров в Вене (перевод и вступит. статья В. А. Гуторова) // Журнал социологии и социальной антропологии. 1999, N 3.

58. Гражданское общество и современная концепция толерантно сти // «Диалог цивилизаций». ВОСТОК–ЗАПАД. Четвертый междуна родный философский симпозиум 10–14 ноября 1999 года. Материалы круглого стола «Толерантность и демократия: политическое основание и будущее гражданского общества». М., 2000.

59. Политология (проблемы теории) (учебник) под ред. В. А. Гуто рова. СПб.: Изд. «Лань», 2000. (Главы: Введение. Теоретическая поли тология как научная дисциплина;

Глава 1. Политическая наука: пред мет и метод;

Глава 3. Основные этапы эволюции политической мысли;

Глава 6. Политическое сознание и идеология).

60. Гражданское общество: истоки и современность // СПб., Юри дический центр Пресс, 2000. Раздел 4 «Гражданское общество в поли тическом измерении».

61. Гражданское общество России: перспективы XXI века. СПб., Изд-во НИИХ СПбГУ, 2000. Часть 1, § 2 «Гражданское общество: клас сическая традиция и современная Россия».

62. Макс Вебер и социалистическая традиция // Сб. История фило софии, культура и мировоззрение. К 60-летию профессора А. С. Колес никова. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2000.

63. История политических и правовых учений. СПб.: Изд-во Ми хайлова, Серия «Высшее профессиональное образование»,. 2000.

64. Гражданское общество: классическая традиция и современная Россия. // Сб. Формирование гражданского общества как националь ная идея России XXI века. Материалы к научно-общественному фору му 14-16 декабря 2000 г., СПб., Изд-во НИИХ СПбГУ, 2000.

65. Современные концепции гражданского общества // Сб. Граж данский форум. Санкт-Петербург, № 1. СПб., 2001.

66. Понятие и концепция прогресса в структуре античной политиче ской теории. // Концептуализация политики. Вып. XXI Под ред. доктора полит. наук, проф. М. В. Ильина, М., 2001.

67. Современные концепции гражданского общества // Сб. Граж данское общество России: стратегия и тактика формирования. Мате риалы к научному симпозиуму 7 декабря 2001 г., СПб., Изд-во НИИХ СПбГУ, 2001.

68. Развитие политологии в Санкт-Петербурге // Развитие политоло гии в российских регионах. Политическая наука, 2001. № 3 (в соавт. c В. А. Ачкасовым).

69. Понятие и концепция прогресса в структуре античной политиче ской теории // Сб. История философии: проблемы и темы. СПб.: Санкт Петербургское философское общество, 2001.

70. Философия политики на рубеже тысячелетий: судьба клас сической традиции // Полис (Политические исследования).

2002. № 1.

71. Современная российская идеология как система и политическая реальность // Полис (Политические исследования). 2001. № 3.

72. «История политических учений» Примерная программа дис циплины федерального компонента цикла общегуманитарных и соци ально-экономических дисциплин в государственном образовательном стандарте высшего профессионального образования второго поколе ния. М.: Министерство образования Российской Федерации, 2001.

73. Гражданское общество: эволюция практической философии и современная реальность // Стратегия формирования гражданского об щества в России. Материалы Второго российского научно общественного форума «Гражданское общество в России как демокра тический проект, 21–23 февраля 2002 г.». СПб., Изд-во НИИХ СПбГУ, 2002.

74. Как построить новый мир // Санкт-Петербургский Университет.

№ 13 (3603), июнь 17, 2002.

75. Свобода информации в посткоммунистической России — миф или реальность? // «Европейская конвенция о правах человека»: теоре тические проблемы и практика реализации в современной России. СПб., Изд-во Санкт-Петербургского Университета, 2002 (соавторстве с Л. В. Давыдовым).

76. Гражданское общество в политическом измерении // Граждан ское общество. Истоки и современность. 2-е издание дополненное. Под ред. проф. И. И. Кального и доц. И. Н. Лопушанского. СПб.: Юридиче ский центр Пресс, 2002.

77. Civil Society in Europe and Russia. Contemporary Interpretation and Prospects // Transition — Erosion — Reaktion. Zehn Jahre Transformation in Osteuropa. Hrsg. Von Dittmar Schorkowitz. Peter Lang, 2002.

78. А. Д. Де Робертис. Администрация Рузвельта и коллективная безопасность. Проблема enforcement в 1942–1945 гг. Пер. с итальянско го, редакция и предисловие проф. В. А. Гуторова. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003.

79. Философия политики на рубеже тысячелетий: классическая тра диция и перспективы // Россия: Политические вызовы XXI века. II Все российский конгресс политологов. 21-23 апреля 2000 г. М.: Изд-во РОС СПЭН, 2002.

80. А. Д. Градовский — ученый и социально-политический мысли тель // Журнал социологии и социальной антропологии. 2002, № 3 (в со авторстве с И. И. Гуляком).

81. Либеральный консерватизм А. Д. Градовского и формирование социально-политической теории в России // Человек — Культура — Общество. Актуальные проблемы философских, политологических и религиоведческих исследований. Материалы международной конфе ренции, посвященной 60-летию воссоздания философского факультета в структуре МГУ им. М.В. Ломоносова. 13–15 февраля 2002 г. Том III.

М., 2002.

82. Консервативный проект для России: отчуждение от традиции или приближение к ней? // Проблема «Другого Голоса» в языке, литера туре и культуре. Материалы IV Международной конференции. 27– марта 2003 года. СПб., 2003.

83. Гражданское общество и теория демократии: из наследия ХХ в. // Гражданский форум, № 3. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского Университета, 2003.

84. Университет выживет только со страной (интервью) // Санкт Петербургский университет. № 24–25, ноябрь, 1, 2003.

85. Об антропологическом измерении политики: «Спор древних и новых» и некоторые его итоги на рубеже XX–XXI вв. // К истокам про тив течения. Международный симпозиум МАПРЯЛ. Тбилиси, 2003.

86. Истоки политики и античная традиция: некоторые аспекты со временной интерпретации // Материалы историко-политологического семинара «Античная философия политики». 2–3 октября 2003 г. Изда тельство С.-Петербургского университета, 2003.

87. Политическое образование и университет в современной России:

от индоктринации к формированию гражданского общества // Правовое гражданское общество России: перспективы. СПб, 2003.

88. Политология. Ученик для вузов. Под ред. В. А. Ачкасова и В. А.

Гуторова. М., Изд-во «Юрайт», 2004. (Главы: Глава 1. Политология как наука и учебная дисциплина;

Глава 5. Социальные детерминанты поли тики;

Глава 13. Политическая культура и политическое участие;

Глава 14.

Политические идеологии;

Глава 16. Политическая коммуникация, поли тические технологии и менеджмент).

89. Бессилие или ложь? (интервью) // Санкт-Петербургский универ ситет. 2004, № 21.

90. Современные концепции гражданского общества в контексте по сткоммунистического политического дискурса // Organizatiile nonguvernamentale si impactul lor asupra proceselor de transformare. Coord.

V. Mosneaga, V. Teosa, Gh. Mohammadifard. — Iasi, Pan-Europe, 2004.


91. Наследие И. Канта и проблема статуса современной полити ческой философии // Проблемы политологии. Вып. 5. Отв. ред. Г. Ю. Се мигин. М.: ИСП РАН, 2004.

92. Идет ли посткоммунистическая Россия к гражданскому общест ву? // Практическая философия и гражданское общество в России. // Сб.

статей под ред. В. Г. Марахова. Издательство СПбГУ, 2004.

93. Ш. Де Голль и современная Россия // Политическая наука в со временной России: время поиска и контуры эволюции. Политическая наука. Ежегодник РАПН. 2004. М.: РОССПЭН, 2004.

94. «Массовые коммуникации и власть в странах Центральной и Восточной Европы» // Колесник Н. В. Второй Всероссийский семинар «Социологические проблемы власти в условиях российской трансфор мации» // Журнал социологии и социальной антропологии. 2004. № 1.

С. 190–196. С. 194 Аннотация доклада В. А. Гуторова.

95. Война, мир и равновесие сил в античной классической традиции:

методологические и терминологические аспекты // Проблемы истории и теории международных отношений. Сб. статей под ред. С. М. Виногра довой. СПб., 2004.

96. Необходим ли консерватизм посткоммунистической России? // Философия и социально-политические ценности консерватизма в об щественном сознании России (от истоков к современности). Сборник статей. Вып. 1. Под ред. Ю. Н. Солонина. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун та, 2004.

97. Идет ли посткоммунистическая Россия к гражданскому общест ву? // Практическая философия и гражданское общество в России. Под ред. проф. В. Г. Марахова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2004.

98. Гражданское общество: историческая традиция и российская перспектива. // Теория и практика гражданского общества в России. Под ред. В. Г. Марахова, П. Дуткевича, Д. Гузины. СПб.: Изд-во С.-Петерб.

ун-та, 2005.

99. Массовые коммуникации и власть в эпоху трансформации ком мунистических режимов в странах центральной и восточной Европы // Власть, государство и элиты в современном обществе: сборник материа лов всероссийского научного семинара «Социологические проблемы ин ститутов власти в условиях российской трансформации» (16–18 октября 2003 г., СПб) Под. ред. А. В. Дуки и В. П. Мохова. Пермь: Пермский госу дарственный технический университет, 2005.

100. Голлизм и современная Россия: утрата или обретение традиции?

// ПОЛИТЕКС. Политическая экспертиза. Альманах. 2005. Издательство С.-Петербургского университета, 2005.

101. Современная политическая философия в контексте наследия И. Канта // ПОЛИТЕКС. Политическая экспертиза. Альманах. 2005. Вы пуск 2. Издательство С.-Петербургского университета, 2005.

102. Толерантность и посткоммунизм // Толерантность и интоле рантность в современном обществе. Материалы международной научно практической конференции. Санкт-Петербург, 27–29 апреля 2005 г. Под редакцией И. Л. Первовой. Санкт-Петербург, 2005.

103. Гражданское общество: историческая традиция и российская перспектива // Теория и практика гражданского общества в России. Из дательство Санкт-Петербургского государственного университета, 2005.

104. Политология. Ученик для вузов. Под ред. В. А. Ачкасова и В. А. Гуторова М., Изд-во «Юрайт», 2005.

105. Civic Identity and Political Education: the Western and the Russian Cases // Zivilgesellschaft in einer globalisierten Welt. Wissenschaftliches Symposium der Ruprecht-Karl-Universitt Heidelberg und der Staatlichen Universitt St. Petersburg. 9–11 Mai 2005. Heidelberg. Hrsg. Von Heimo Hofmeister, Yuri Solonin und Tigran Tumanyan. St. Petersburg State Univer sity, 2006.

106. Национальная идентичность и политическое образование // Университетское образование и гражданское общество. Под редакцией В. Г. Марахова. Издательство Санкт-Петербургского университета, 2006.

107. Civil Society in Modern Russia: a Method of Political Process Self Description // Университетское образование и гражданское общество.

Под редакцией В. Г. Марахова. Издательство Санкт-Петербургского уни верситета, 2006.

108. Civil Identity and Political Education // Университетское образо вание и гражданское общество. Под редакцией В. Г. Марахова. Издатель ство Санкт-Петербургского университета, 2006.

109. Политическое образование и формирование гражданского об щества: достижения, проблемы, перспективы (опыт Санкт-Петербурга) // Университетское образование и гражданское общество. Под редак цией В. Г. Марахова. Издательство Санкт-Петербургского университе та, 2006.

110. Гражданское общество как идея практической философии // Университетское образование и гражданское общество. Под редакцией В.Г. Марахова. Издательство Санкт-Петербургского университета, 2006.

111. On the Relation of Aesthetic and Moral Principles in Plato’s Cretan State // The First International Conference on «Ethics and Politics». 24- May 2006. St. Mark’s Basilica Municipality of Heraklion. Book of Abstracts, Crete, Greece, 2006.

112. Аристотель и проблема генезиса философско-политической ар гументации // IV Всероссийский Конгресс политологов. 20–22 октября 2006 г. Тезисы докладов. М.: Российская ассоциация политической нау ки, 2006.

113. Консерватизм как альтернатива? Западная традиция и совре менная Россия // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 6.

2006. Вып. 4.

114. Консервативная традиция: Запад и Восток // Введение в пробле матику российского консерватизма. Учебное пособие. СПб, 2006. (в со авторстве с Ю. Е. Шуваловым).

115. Перспективы российского консерватизма // Введение в пробле матику российского консерватизма. Учебное пособие. СПб, 2006. (в со авторстве с Ю. Е. Шуваловым).

116. Политическая культура и политическая власть в эпоху гло бализации // ПОЛИТЭКС: Политическая экспертиза. 2006. Том 2.

№ 4.

117. Политическая аргументация и генезис политической филосо фии: Методологические аспекты // Мысль. Ежегодник, 2006. Санкт Петербург, 2007.

118. О психологических аспектах политической культуры и полити ческой власти в эпоху глобализации // Studia Universitatis. Revist tiinific a Universitii de Stat din Moldova. Anul I. Seria: tiine ale Educaiei. Chiinu. 2007, Nr. 5. (в соавторстве с Л. Анцибор) 119. Социально-политическая теория А. Д. Градовского // Вече. Аль манах русской философии и культуры. Санкт-Петербург, 2007.

120. Политическая философия А. Градовского и ее истоки // ПО ЛИТЭКС. Политическая экспертиза. СПб., 2007. Т. 3. № 2.

121. Ханна Арендт и греческая политическая мысль (тезисы доклада) // В поисках политики (Материалы «круглого стола», посвященного 100 летию со дня рождения Ханны Арендт ) // Полис (Политические иссле дования). 2007. № 3.

122. Политическое образование, демократизация и роль университе тов в современной России // Политика и образование. Методические за писки. (под. ред. В. А. Гуторова). Выпуск 4. Спб., 2008.

123. Политическое образование и формирование гражданского об щества: достижения, проблемы, перспективы (опыт Санкт-Петербурга) // Политика и образование. Методические записки (под ред. В. А. Гуто рова). Выпуск 4. СПб., 2008 (в соавт. с В. А. Ачкасовым).

124. Гражданское общество и теория демократии: из международно го наследия ХХ века // Политика XXI века: Преемственность и иннова ции в России и в мире. Материалы международной научной конферен ции «Политика XXI века: Преемственность и инновации в России и ми ре». Часть 1. Санкт-Петербург, 23–24 мая 2008.

125. Гражданское общество и толерантность: теоретические аспекты // Гражданское общество в глобализирующемся мире // Материалы на учного симпозиума «Zivilgesellschaft: Die deutsche (europaeische) Erfahrung und die Perspektiven in Russland». Гейдельберг, 9–11 мая года. СПб, 2008.

126. Президентская администрация в современной России и тради ции «реальной политики» // Материалы семинара ИК РАПН по сравни тельной политологии и ИК РАПН по публичной политике и разреше нию конфликтов «Политико-административные отношения: Концепты, практики и качество управления». 20–21 июня 2008 г., г. Санкт Петербург // Демократия и управление. Информационный бюллетень исследовательского комитета РАПН по сравнительной политологии (СП–РАПН) № 1 (5), 2008.

127. Голлизм и современная Россия // Мировая политика и идейные парадигмы эпохи. Сборник статей. Санкт-Петербург, 2008.

128. Интолерантность как фактор политического процесса в по сткоммунистической России // Новый политический цикл: повестка дня для России. Международная научная конференция. Тезисы докладов.

Москва, 5–6 декабря 2008 г. М., 2008.

129. Политическое образование, демократизация и роль университе тов в современной России // Непрерывное образование в политическом и экономическом контекстах. Под редакцией Г. А. Ключарева. М.: Ин ститут социологии РАН, 2008.

130. Политология. Учебник. Под ред. В. А. Ачкасова и В. А. Гуторова.

М.: Высшая школа, 2009.

131. (Рецензия) Rodger Griffin, Werner Loh and Andreas Umland, Eds.

Fascism Past and Present, West and East. An International Debate on Con cepts and Cases in the Comparative Study of the Extreme Right. With an af terword by Walter Laqueur // Soviet and Post-Soviet Politics and Society. Ed ited by Dr. Andreas Umland. Stuttgart, ibidem- Verlag, 2006. (510 P.) // ПО ЛИТЭКС: Политическая экспертиза. 2009. Том 2. № 4.

132. Экономическая политика Ш. де Голля и европейская консерва тивная традиция // Консерватизм: социально-экономические учения.

Издательство С-Петербургского университета, 2009 (в соавторстве с Ю. Е. Шуваловым).

133. Экономические эксперименты в истории утопической социали стической мысли: традиция и новации // Консерватизм: социально экономические учения. Издательство С.-Петербургского университета, 2009.

134. Эволюция гражданского общества и современная теория демо кратии // «Модернизация современного общества через гуманизацию политики». Институт международных отношений Молдовы. Материалы международной конференции. Кишинев, 10–11 октября 2008 г. Киши нев, 2009.

135. Концепции национальной безопасности в политическом дис курсе современной России: проблемы теории и методологии анализа // Многополярный мир и безопасность: равенство, лидерство, гегемония.

Материалы всероссийской научной конференции с международным уча стием. Санкт-Петербург, 27–28 мая 2010 г. Санкт-Петербург, 2010 (в со авторстве с И. В. Радиковым).

136. «Интернет и политика: отражение армяно-турецких отношений в современных СМК» (Международная конференция «Армяно-турецкие отношения, их влияние на геополитическое развитие региона и отобра жение в прессе», Республика Армения, г. Ереван, Издательство РАУ, Российско-Армянский (Славянский) университет, 25–26 апреля 2011 г.

СПб., 2011.

137. Политика и власть в эпоху глобализации // Российские властные институты и элиты в трансформации: Материалы восьмого Всероссий ского семинара "Социологические проблемы институтов власти в усло виях российской трансформации" // Спб.: Интерсоцис, 2011.

138. Идеологический дискурс на постсоветском пространстве: во просы методологии // Creterea impactului cercetrii i dezvoltarea capacitii de inovare: Consiliul tiinific al Conferinei tiinifice naionale eu participare internaional // Chiinu, Universitatea de Stat din Moldova.

2011.

139. «Китайский синдром» как фактор модернизации в современной России. // Материалы Международной конференции «Модернизация России и Китая: сравнительный анализ // СПб: ООО «Тандем», 2011.

140. On the relation of aesthetic and moral principles in Plato’s Cretan state // Colloquia Classica et Indogermanica V/Классическая филология и ингдоевропейское языкознание. СПб, «Наука», 2011 = Acta Linguistica Petropolitana/ Труды института лингвистических исследований. Отв. ред.

Н. А. Бондарко, Н. Н. Казанский. Т. VII. Ч. 1. СПб., 2011.

141. Пушкин, лицейская традиция и судьбы русского либерализма // Императорский Царскосельский Лицей в истории России XIX–XXI ве ков. К 200-летию основания Императорского Царскосельского Лицея.

Тезисы докладов международной научной конференции. Санкт Петербург, 20–21 октября 2011 года. СПб., 2011.

142. К вопросу о современных интерпретациях происхождения по литики // Политология — XXI век. Традиции отечественной политиче ской науки и современность. Всероссийский научно-образовательный форум. 11–12 ноября 2011 года. Москва, 2011.

143. Политология. Учебник для бакалавров. 2-е издание, перерабо танное и дополненное. Под редакцией профессоров В. А. Ачкасова и В. А. Гуторова. М.: Юрайт, 2011.

144. Наследие И. Канта в структуре современной политической фи лософии // Управленческое консультирование. Актуальные проблемы государственного и муниципального управления. 2011. № 1.

Содержание Предисловие............................................................................................. I. Политические идеологии и типология политической культуры Политическая культура и политическая власть в эпоху глобализации............................................................ Современная российская идеология как система и политическая реальность..................................... Социальная утопия как способ легитимизации политической власти в России: к постановке вопроса............ Общественный идеал и наука в русской и западной традиции (опыт сравнительного анализа).................................. Коммунизм против фашизма: спор о легитимности (заметки о социальном критицизме А. Грамши и П. Тольятти)............................................................... Голлизм и современная Россия: утрата и обретение традиции...................................................................... Консерватизм на Западе и консервативный проект для России: очередной миф или реальность?............... Необходим ли консерватизм посткоммунистической России?.................................................. II. Политическая философия и политическая этика Понятие и концепция прогресса в структуре античной политической теории........................... On the problem of unity of Plato’s political philosophy.............. On the relation of aesthetic and moral principles in Plato’s Cretan state..................................................... Универсальная царская власть и «альтернативная модель конституций» в «Политике» Аристотеля.................... К проблеме формирования аристотелевской концепции практической философии....................................... Мир, война и равновесие сил в античной классической традиции: методологические и терминологические аспекты..................................................... Биомедицинская этика в древнем мире.................................... Экономические эксперименты в истории утопической социалистической мысли: традиция и новации......................................................... Философия политики на рубеже тысячелетий:

судьба классической традиции.................................................... Наследие И. Канта и проблема статуса современной политической философии................................... Карл Поппер и открытое общество............................................ Политическая философия А. Градовского и ее истоки........................................................................................ III. Гражданское общество и политическое образование:

западная традиция и современная Россия Гражданское общество и теория демократии:

из наследия ХХ века....................................................................... Современные концепции гражданского общества................. Гражданское общество и современная концепция толерантности............................................................ Концепция «киберпространства» и перспективы современной демократии.............................................................. К вопросу об истоках концепции политического образования в европейской традиции....................................... Политическое образование и университет в современной России................................................................... IV. Доклады, рецензии, предисловия Происхождение политики и его философские интерпретации....................................................... Философ и политика: античная традиция и современность.............................................................................. Ханна Арендт и греческая политическая мысль..................... Макс Вебер и социалистическая традиция............................... Президентская администрация в современной России и традиция «реальной политики»................................. «Русский фашизм: миф или реальность?»................................. Куда эволюционирует государство российское (методологические заметки)?....................................................... О многообразии подходов к проблеме университетской автономии........................................................

Избранная библиография трудов профессора В.А. Гуторова.................................................................. Н а уч н ое из д ан ие Гуторов Владимир Александрович Политика:

наука, философия, образование Директор издательства Р.В. Светлов Ответственный редактор А.А. Галат Корректор Н.К. Иванова Верстка А.И. Соловьевой Художник О.Д. Курта Подписано в печать 15.11.2011.

Формат 60х 1/16. Печать офсетная Усл.печ.л. 33. Тираж 200 экз. Заказ № 75.



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.