авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

«СИБИРСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ГИПЕРТЕРМИИ ПУТИ ПРАКТИЧЕСКОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИНТЕНСИВНОГО ТЕПЛОЛЕЧЕНИЯ Научный ...»

-- [ Страница 3 ] --

Параллельно аналогичные процедуры проводят с препаратом-стан дартом с известной концентрацией ДНК.

Для количественной оценки РНК ВИЧ-1 в исследуемых образ цах после выделения РНК из сыворотки крови проводится синтез ДНК-копии с РНК, выделенной из исследуемого образца. Также проводится аналогичная процедура для РНК-стандарта с известной концентрацией. После получения ДНК-копии выполняются про цедуры по количественному определению ДНК ВИЧ-1, как описа но ранее (ДНК–ПЦР). И синтез ДНК-копии ВИЧ-1, и полимераз ная цепная реакция проводятся с использованием набора GeneAmp RNA PCR kit фирмы Perklin Elmer, Roche (USA). Используемые генно-инженерные РНК-стандарты также входят в комплектацию данного набора.

Достоверность результата оценивается по воспроизводимости данных в трех независимых повторах экспериментов.

Методом ПЦР проводился анализ образцов периферической крови пациентов на содержание нуклеиновых кислот ВИЧ-1. Для выявления вирусной РНК и количественной оценки использовали АмплиСенс ВИЧ Монитор.

Результаты Влияние пиковой гипертермии на показатели CD4 исследова ли после трех процедур, перед 4-й процедурой и перед 5-й процеду рой. Также обращали внимание на субъективные ощущения паци ентов (в динамике между 3-й и 4-й процедурами). Практически все пациенты отмечали общее улучшение самочувствия, снижение утом ляемости, повышение работоспособности и улучшение аппетита.

При объективном осмотре у 4 человек (стадия IVA) до тепло вого лечения наблюдалось увеличение подмышечных лимфатичес ких узлов до 1,5 см в диаметре, после проведенных трех процедур лимфоузлы уменьшились в размерах, а через два месяца пальпа торно не определялись.

Как видно из табл. 6, в первые сутки после пиковой гипертер мии количество CD4+ лимфоцитов незначительно снизилось, но Таблица Изменение количества CD4+ лимфоцитов после теплового воздействия Перед После Перед Перед Пациент процедурой № 1 процедуры № 3 процедурой № 4 процедурой № 1 642 560 686 2 546 480 585 3 765 692 890 4 524 498 594 5 608 546 698 6 502 468 520 7 698 664 748 8 478 423 567 9 578 514 692 10 502 492 684 11 488 457 612 12 438 402 512 13 402 396 575 14 486 425 668 15 698 645 715 16 408 396 472 17 568 522 602 18 522 498 648 19 498 422 534 20 564 513 582 21 604 598 626 22 446 421 596 23 508 481 630 24 602 587 678 25 464 432 691 26 672 628 715 27 527 511 774 28 498 467 584 29 564 587 642 30 618 676 724 на вторые сутки после 3-й процедуры оно увеличилось на 20 % выше исходного, а после 4-й процедуры – на 45 % от исходного уровня. У нескольких пациентов был отслежен уровень CD4+ лим фоцитов между 3-й и 4-й процедурами, он был на 25–30 % выше исходного.

Динамика вирусной нагрузки в сыворотке крови отражена в табл. 7.

Таблица Влияние пиковой гипертермии на вирусную нагрузку в крови, определяемую методом ПЦР (копий РНК ВИЧ-1 в мл сыворотки) Перед После Перед Перед Пациент процедурой № 1 процедуры № 3 процедурой № 4 процедурой № 1 91 000 76 000 320 2 65 000 43 000 720 3 12 000 8700 1200 4 42 000 370 360 5 88 000 82 000 2300 6 8800 1200 410 7 52 000 8400 910 8 9400 9300 850 9 32 000 5600 2200 10 67 000 11 000 830 11 100 000 80 000 4100 12 110 000 12 000 5000 13 74 000 8800 2400 14 37 000 880 870 15 52 000 12 000 3200 16 74 000 9200 1100 17 210 000 160 000 5400 18 55 000 3100 570 19 36 000 830 790 20 8900 7400 370 21 43 000 8800 650 22 54 000 6500 780 23 120 000 45 000 3200 24 9300 5600 2600 25 32 000 31 000 4200 26 110 000 18 000 9000 27 32 000 26 000 4600 28 540 000 32 000 7100 29 94 000 61 000 870 30 270 000 72 000 3200 На круговых диаграммах полученные результаты пред ставлены следующим образом:

после трех процедур пиковой гипертермии у 12 человек от мечено снижение вирусной на грузки до 40 %, у 18 человек – до 99 % от исходного уровня (рис. 19).

К 4-й процедуре пиковой гипертермии у 90 % пациентов вирусная нагрузка снизилась более чем на 91 % от исходных значений, а у 10 % пациентов Рис. 19. произошло снижение виремии на 80–90 % (рис. 20).

К 5-й процедуре у 29 пациентов было отмечено снижение ви русной нагрузки на 91–100 %, и у одного пациента снижение со ставило 74 % (рис. 21).

Рис. 20. Рис. 21.

Резюме Результаты исследования показывают, что пиковая гипертер мия не только стимулирует иммунитет, но и обладает нейтрализу ющим вирусную нагрузку эффектом, что обосновывает ее применение при лечении ВИЧ-инфекции.

В свою очередь, сниженная вирусная нагрузка, сохраняющая им мунитет, позволяет предупреждать прогрессирование заболевания у ВИЧ-инфицированных пациентов и развитие иммунодефицита, т. е.

происходит профилактика СПИДа.

Глава КЛИНИЧЕСКИЕ ПРИМЕРЫ ПРИМЕНЕНИЯ ОПГ ПРИ ДРУГИХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ 4.1. Инфекционные заболевания Гепатит С Принимая во внимание неудовлетворительные результаты лече ния гепатита С с применением современных химиотерапевтичес ких препаратов (тяжелая переносимость, возникновение лекарст венной резистентности, нестабильность ответа на лечение), нами был предложен метод интенсивного теплового лечения (ИТЛ) для борьбы с вирусным гепатитом С.

Среди 41 пациента, которым в общей сложности было прове дено 92 процедуры ИТЛ по поводу гепатита С, было 29 мужчин и 12 женщин. Возраст от 18 до 49 лет. Ни один из пациентов не по лучал противовирусную терапию. В подавляющем большинстве случаев гепатит С был сопутствующим заболеванием при вторич ном иммунодефиците различного генеза, в том числе при ВИЧ-ин фекции, хрониосепсисе.

Диагностика вирусного гепатита С основывалась на клиничес ких, лабораторных данных и результатах ПЦР, которые и являлись основными при постановке диагноза.

На примере пациентки П.В. (20 лет, больна около 1,5 лет) пока жем динамику вирусной нагрузки после проведенных сеансов ИТЛ.

При поступлении 03.05.04 вирусная нагрузка составляла 1,25 10 4 копий РНК HCV на 1 мл сыворотки.

Проведено три сеанса ИТЛ.

04.05.04 – первая процедура ИТЛ. Температура 43,5 °C, экспозиция выше 43 °С – 4 мин. Через сутки после процедуры вирусная нагрузка составила 1,1 10 3 копий.

06.05.04 – вторая процедура ИТЛ. Температура 43,5 °С, время экспозиции выше 43 °С – 5 мин. Вирусная нагрузка че рез сутки – 7,2 10 2.

18.07.04 – третья процедура ИТЛ. Температура 43,4 °С, время экспозиции выше 43 °С – 4 мин. Вирусная нагрузка че рез сутки – 200 копий/мл.

Уровень вирусной РНК в сыворотке методом ПЦР определяли у 12 пациентов. Остальным 29 пациентам уровень РНК не опреде ляли по техническим причинам.

Рис. 22.

Динамика вирусной нагрузки, подобная приведенной на рис. 22, имела место и у других 11 пациентов. У одного пациента (жен., Е.К., 18 лет) после трех сеансов ИТЛ (43,2–43,5 °C) вирусная нагрузка снизилась лишь незначительно.

К сожалению, большинство пациентов не соблюдают рекомен дации о периодическом обследовании и выпадают из нашего поля зрения. Из 41 пациента этой группы мы имели возможность на блюдать в динамике за состоянием только 10 пациентов за период до 7 лет. У всех 10 пациентов отмечалось улучшение общего состоя ния, нормализация функциональных показателей печени и стабили зация на низких значениях уровня вирусной нагрузки.

Приведенные нами немногочисленные наблюдения позволяют надеяться, что дальнейшие исследования по применению ИТЛ, воз можно, в комплексе с антивирусными препаратами, могут сущест венно улучшить результаты лечения гепатита С.

4.2. Онкология Интересующихся историческими вопросами применения ги пертермических методов лечения в различных отраслях медицины отсылаем к монографиям Ф.В. Баллюзека (2001, 2004), где пре дельно корректно рассказано о достижениях и сложностях (в том числе не медицинского характера), с которыми столкнулись иссле дователи и врачи-гипертермисты как в России, так и за рубежом.

Интенсивное тепловое лечение у лиц с онкологической пато логией может быть использовано:

• как противорецидивное лечение после радикального удале ния опухоли;

• как циторедуктивная процедура, направленная на перевод опухоли из нерезектабельного состояния в резектабельное (это при менимо лишь для опухолей небольших размеров и не всех локали заций);

• как иммуностимулирующая процедура для обеспечения воз можности дальнейшего проведения химио- и лучевой терапии;

• перед применением других методов воздействия на опухоль для повышения чувствительности к ним злокачественных клеток.

Применение ИТЛ с целью предотвращения рецидивов Подвергать пациента с большим объемом опухолевой (в том числе метастатической) ткани интенсивному тепловому лечению нельзя. Дело в том, что при распаде опухоли после такой процеду ры очень высока вероятность развития эндогенной интоксикации, справиться с которой бывает весьма сложно, а подчас и невозмож но. Другое дело, если пациенту была проведена радикальная или условно радикальная операция по удалению критической массы опухоли. В этом случае вероятность наличия микрометастазов, для подавления которых мы и применяем интенсивное теплолечение, остается очень высокой. Использование химиотерапии малоэффек тивно, и процедура весьма тяжело переносится пациентом. Про водить ИТЛ следует как можно раньше после операции. В нашей практике были случаи, когда мы проводили ИТЛ через 10–12 дней после оперативного вмешательства. Приведем клинические наблю дения.

Мужчина, М.Н., 43 лет, поступил в клинику с диагнозом рабдо миосаркома большой грудной мышцы слева, состояние после час тичного удаления опухоли, проведенного в январе 2003 г. В февра ле 2003 г. было проведено два сеанса ИТЛ с подъемом t тела до 43,3 и 43,4 °С. В апреле 2003 г. проведена радикальная опера ция – удаление большой и малой грудных мышц слева, лимфаден эктомия подмышечных лимфоузлов. При гистологическом исследо вании обнаружен патоморфоз опухоли «неясного» генеза. В мае 2003 г. – два сеанса ИТЛ (t 43,3 и 43,4 °C). С тех пор два раза в год проходит по одному сеансу ИТЛ. Последний раз в октябре 2008 г. Перед каждым сеансом проводится полное клинико-лабо раторное обследование. Данных за метастазирование или реци дивирование нет. Других методов лечения не проводилось. Муж чина работоспособен.

Мужчина, К.В., 52 лет, поступил в клинику с диагнозом мелано ма глаза. В феврале 2004 г. проведена энуклеация. Два-три раза в год проходил сеансы ИТЛ (t 42,8–43,1 °С). Перед каждым сеан сом ИТЛ проводилось полное клинико-лабораторное обследование.

Данных за рецидивы или метастазы нет. Продолжает работать по специальности (инженер).

Мужчина, У.Д., 57 лет. Диагноз: рак желудка, III стадия. В ап реле 2003 г. проведена субтотальная резекция желудка. Начиная с мая 2003 г. по октябрь 2008 г. прошел 12 сеансов ИТЛ (t 42,7– 43,3 °C). Никакого другого лечения не получал. Последнее комплекс ное обследование в сентябре 2008 г. Данных за рецидивирование и метастазирование опухоли нет. Трудоспособен (водитель такси).

Мужчина, Д.В., 54 лет. Диагноз: рак среднеампулярного отдела прямой кишки, III стадия. В марте 2004 г. выполнена передняя резекция прямой кишки. С июня 2004 г. по октябрь 2008 г. про шел 8 сеансов ИТЛ (t 42,9–43,5 °С). Последнее комплексное об следование проведено в сентябре 2008 г. (колоноскопия, КТ брюш ной полости, забрюшинного пространства, грудной клетки). Дан ных за рецидив и метастазирование процесса нет.

Мужчина, К.Д., 29 лет. Диагноз: ангиоретикулосаркома голени, гистологически подтвержден в январе 2003 г. С марта 2003 г.

начато проведение ИТЛ. В июле 2003 г. диагносцировано множе ственное метастатическое поражение легких и лимфоузлов сре достения. Проведена ТГТ на область основной локализации опу холи (голень), суммарная доза 46 Гр. С марта 2003 г. по сентябрь 2008 г. проведено 23 сеанса ИТЛ (t 43,2–43,7 °С). В настоящее время пациент на инвалидности (III группа). Общее состояние удовлетворительное, в летнее время много ездит на велосипеде.

Прогрессирования метастатического поражения нет (по данным КТ на сентябрь 2008 г.).

Мужчина, Р.Ю., 58 лет. Диагноз: рак почки с множественными метастазами в легкие, диафиз плечевой кости (патологический перелом). В июне 2005 г. – нефрэктомия. Наличие метастазов оп ределено в августе 2005 г. С сентября 2005 г. по октябрь 2008 г.

прошел 12 сеансов ИТЛ (t 42,9–43,4 °C). Состояние стабильное.

Инвалид III группы. Активно работает по дому. По данным на октябрь 2008 г. признаков дальнейшего прогрессирования процесса нет.

Здесь приведено небольшое число клинических примеров, не внушающих оптимизма ни по срокам, ни по качеству жизни. И мы не тешим себя мыслью, что благодаря использованию ИТЛ доби лись полного излечения. Однако систематическое многократное проведение ИТЛ позволило пациентам иметь довольно продолжи тельную (против статистики) и качественную жизнь.

Циторедуктивный эффект ИТЛ Как выяснилось, не только химио- и лучевая терапия облада ют циторедуктивным действием. Это же свойство присуще интен сивному тепловому лечению. Три-пять сеансов предоперационного ИТЛ переносятся значительно легче, чем химио- и(или) лучевая терапия, и позволяют сократить объем опухоли, что дает возмож ность проведения оперативного вмешательства.

Ниже приведены клинические наблюдения.

Женщина, И.Т., 63 лет. Диагноз: рак молочной железы T4d N0 M (классификация Н.М. Блинова, 1998 г.). В муниципальном онколо гическом отделении больной было предложено проведение 4–6 кур сов полихимиотерапии с последующим решением вопроса о возмож ности операции. От данного вида лечения пациентка отказалась.

В мае 2003 г. проведено 5 сеансов ИТЛ с интервалом между сеан сами 5–6 дней (t 42,9–43,5 °C). После этого опухоль значительно сократилась в размерах, что позволило в июне 2003 г. выполнить радикальную мастэктомию. Послеоперационный период протекал без осложнений. Пациентка наблюдалась нами до 2007 г., проходя 1–2 сеанса ИТЛ в год. Состояние удовлетворительное, активно занимается домашним хозяйством.

Женщина, И.В., 44 лет. Диагноз: рак молочной железы T3 N1 M0.

От предложенной предоперационной телегамматерапии отказа лась. Проведено 3 сеанса ИТЛ в сентябре 2004 г. (t 43,1–43,5 °С), после чего формула опухоли изменилась (T1 N0 M0) и была выпол нена радикальная мастэктомия. Два-три раза в год проводится ИТЛ. Комплексное обследование в сентябре 2008 г. не выявило рецидивов и метастазирования. Трудоспособна (администратор крупного промышленного предприятия).

Мужчина, С.С., 43 лет. Диагноз: рак нижнеампулярного отдела прямой кишки (аденокарцинома). Операция не была проведена из за нерезектабельности опухоли. Выполнено 3 сеанса ИТЛ (t 43,0– 43,3 °С), после этого без технических сложностей осуществлена сфинктеросохраняющая резекция прямой кишки (май 2008 г.).

Хотя время наблюдения пока невелико, но налицо факт перевода нерезектабельной опухоли в резектабельную благодаря проведен ным сеансам ИТЛ.

Мужчина, М.В., 57 лет. Диагноз: рак предстательной железы (аденокарцинома). В предоперационном периоде 3 сеанса ИТЛ (t 42,9–43,2 °С). В июне 2004 г. проведена чрезпузырная простат эктомия. При гистологическом исследовании операционного ма териала опухоль не обнаружена. До- и послеоперационное гисто логическое исследование выполнено одним и тем же патоморфо логом. Обнаружены очаги склероза, мелкие очаги некрозов, что расценено как постгипертермический патоморфоз. Пациент тру доспособен (менеджер среднего звена).

В операционном материале (четыре последние наблюдения) патоморфологи находили множественные некрозы, очаги склероза, т. е. признаки патоморфоза, связанные, очевидно, с воздействием ИТЛ.

Иммуностимулирующее действие ИТЛ Мы имеем многочисленные наблюдения пациентов со стойки ми лейко- и тромбоцитопенией, возникшими вследствие химио и(или) лучевой терапии. Часто эти осложнения плохо поддаются традиционным методам коррекции, что вынуждает отказываться от проведения необходимого лечения.

Выполнение 1–3 сеансов ИТЛ (t 42,0–42,7 °С) приводит к нор мализации показателей крови и позволяет продолжить терапию.

Женщина, М.Н., 49 лет. Диагноз: рак легкого, множественные метастазы в печень, тело 5-го поясничного позвонка, седалищ ную кость. Проведенные 4 курса ПХТ дали определенный стаби лизирующий результат. При проведении 5-го курса выявлена стойкая лейкопения (1,2 10 9) и тромбоцитопения (50 тыс.), не позволившие продолжить ПХТ. Традиционные методы стимуля ции гемопоэза эффекта не дали. Было проведено 2 сеанса ИТЛ с интервалом в 6 дней (t 42,2–42,4 °С). На 4-е сутки после второ го сеанса ИТЛ уровень лейкоцитов повысился до 4,9 10 9, а тром боцитов – до 250 тыс., что позволило продолжить паллиатив ный курс ПХТ.

Тем не менее, диагноз «рак» – это всегда «поздно»!

Какой же выход?

Все мы постоянно окружены мириадами бактерий и вирусов, угрожающих нам инфекцией, которая способна нанести сущест венный ущерб здоровью и сократить срок жизни, если наш имму нитет ослаблен.

Хронические и нераспознанные инфекции отнимают много лет активной жизни.

Существенный вред иммунитету наносит прием антибиотиков.

Их бесконтрольного приема не выдерживает никакая иммунная система. Также вредит труд без отдыха и сна.

Пониженный иммунитет плохо отражается на внешности.

Это – шелушащаяся потрескавшаяся кожа, землистый цвет лица, тусклые секущиеся волосы, ломкие слоящиеся ногти, плохая осан ка, некрасивая походка, потухший взор, болезненное состояние десен и зубов. Стремление отдохнуть в другой климатической зоне со сменой часовых поясов и пищевого режима также не добавляет здоровья и повышает риск возникновения онкозаболеваний.

Нет человека, который бы не боялся вероятности появления у него рака. Как быть и что делать? Как быть человеку, которому хирургически «блестяще» удалили опухоль, но нет уверенности, что метастазы не дадут о себе знать?

Великий французский хирург Рене Лериш (Leriche, 1879–1955) считал, что болезнь – это драма в двух актах. Первый акт разыгры вается в тишине, при потушенных огнях и закрытом занавесе. Ког да что-то появляется и беспокоит, то, как правило, это уже второй акт.

В последние годы благодаря бурному развитию молекулярной генетики рака появились методы, позволяющие определить начало возникновения в организме раковой клетки.

В любом организме постоянно появляются мутированные клет ки с признаками злокачественности, поэтому у любого здорового че ловека (и некурящего в том числе) раковые клетки есть, и можно их определить с помощью онкомаркеров. Во всяком случае, когда уровень онкомаркеров повышен, появляется «онкологическая на стороженность». Определение онкомаркеров доступно как в Аме рике, Европе, так и в России.

Ну вот, определили, – что делать? Как убрать эти незначи тельные клеточные злокачественные колонии, которые «не видят ся» другими средствами диагностики?

Хирургия не годится – неизвестно, что «отрезать».

Лучевая терапия не годится – неизвестно, что облучать.

Химиотерапия – «облысеешь» и «испортишь кровь».

Что же остается? Повышать противораковый иммунитет под контролем маркеров? Неплохо.

Но есть еще одно средство.

Это – общая пиковая гипертермия высокого уровня, которая бе зопасна для пациента, убивает злокачественные клетки, где бы они ни находились, повышает иммунитет, улучшает функцию жизненно важных органов и тканей и основательно санирует (очищает) весь организм. Применять ее можно периодически, тем самым исключая саму вероятность появления рака.

Теплолечение эффективно для онкологической, вирусологичес кой и аллергологической практики, когда необходимо достичь нек робиоза и апоптоза злокачественных клеток, подавить инфекцию или разрушить парапротеины и патологические иммуноглобулины.

Кроме того, гипертермия борется с преждевременным старе нием всего организма.

4.3. Аллергология Применение общей пиковой гипертермии (42–43,5 °С) в терапии тяжелых форм атопической бронхиальной астмы Известно, что особенностью медико-социальной ситуации нашего времени является неуклонный рост частоты иммуноаллер гологических заболеваний, в частности бронхиальной астмы (Вол ков В.Т., Стерлис А.К., 1996;

и др.). Наши исследования, прове денные по программе «JSAAK» в 1996–1999 гг., подтверждают это наблюдение. Оказалось, что из 14 258 опрошенных сибирских школьников симптомы бронхиальной астмы (БА) были зареги стрированы у каждого четвертого ребенка (25,6 %). Не удивитель но, что по сводным статистическим данным российских и зару бежных авторов частота БА среди взрослого населения составляет 5–7 %. При этом наблюдается тенденция увеличения тяжелых, гормонозависимых форм БА. Это свидетельствует о том, что су ществующие в пульмонологии методы лечения БА, в которых ис пользуются современные фармакологические средства (антибиоти ки, гормоны, бета-2-миметики, муколитики, иммунокорректоры и др.), недостаточно эффективны, потому что воздействуют они не на основные патогенетические звенья БА, а только на конкретные клинические проявления (симптомы) тяжелого общего заболева ния организма. В этой связи возросла актуальность пересмотра многих положений сущности БА, стратегии и тактики лечения больных БА, исключения «симптоматической» терапии клиничес ких проявлений заболевания.

Настоящее сообщение является иллюстрацией обоснованности пересмотра лечебной стратегии и тактики при лечении больных БА.

В этом плане перспективным направлением представляется приме нение при лечении тяжелых, гормонозависимых форм БА разрабо танной нами интенсивной медицинской технологии, базирующейся на реализации общей пиковой гипертермии (42–43,5 °С). Научно обоснованным доказательством целесообразности применения ОПГ столь высокого уровня является установленная способность искус ственно индуцированного гипертермического состояния форсиро ванно разрушать и удалять из организма больного патогенетические факторы бронхоспазма и воспаления, купировать дисбаланс в им мунном статусе. В результате однократного сеанса ОПГ уже через сутки происходит купирование основных клинических проявлений БА, даже при тяжелых (осложненных) ее формах. Больные прекра щают прием гормонов и других лекарственных препаратов.

За пять лет пролечено 28 больных БА различной степени тя жести, возраста и пола. У всех больных после теплового лечения отмечено: купирование всех проявлений БА, нормализация пара метров спирограммы, исключение необходимости приема гормо нов, бронхолитиков и других фармакологических средств. Кроме того, происходило достоверное положительное изменение показа телей иммунного статуса и исчезновение аллергенов. Это является доказательством патогенетического воздействия ОПГ (рис. 23).

Рис. 23. Снижение содержания в крови аллергенов (А) и иммунных комплексов (Б ) у больного с бронхиальной астмой.

Таким образом, клиническими последствиями применения теп лового способа лечения бронхиальной астмы являются:

• Быстрое купирование основных проявлений бронхиальной астмы, даже при тяжелых (осложненных) ее формах.

• Эффективное разрушение и удаление из организма патогене тических факторов (ЦИК, аллергены, патоиммуноглобулины, па тоолигопептиды), участвующих в развитии бронхиальной астмы.

• Быстрое восстановление функциональной способности лег ких, подтверждаемое спирографически.

• Устранение зависимости от гормональных препаратов.

• Устранение дисбаланса иммунной системы, возникающего от применения гормональных препаратов.

• Возможность осуществления реабилитационного, внегоспи тального этапа через 1 сутки после ОПГ.

Можно надеяться, что предлагаемый способ лечения БА най дет свое место в комбинации с другими вариантами лечения этого заболевания.

4.4. Наркология Купирование абстинентного синдрома у наркоманов Абстинентный синдром является критическим, условно смер тельным состоянием при отмене наркотиков у лиц с физической (химической) зависимостью.

Известны способы лечения абстинентного синдрома, базирую щиеся на многодневном (от 7 дней до 6 недель) применении «сни жающихся» доз заместителей наркотиков, больших доз гипнотиков, холинолитиков, адреноблокаторов, транквилизаторов и симптома тической терапии [Рамхен, 1967].

Также известен способ лечения абстинентного синдрома у нар команов [Морозов, Боголепов, 1984], в котором используют внут римышечное введение сульфозина, пирогенала, пироксена, хлорис того кальция, тиосульфата натрия, унитиола и других средств, по вышающих температуру тела, которые сочетают с терапевтическими процедурами (сауна, ванны, души).

Недостатками этих способов лечения наркотического абсти нентного синдрома являются:

– полипрагмазия, когда используются препараты симптомати ческой терапии;

– длительное, не менее 7 суток, преодоление страданий паци ента – тревоги, стресса, возбуждения, слюнотечения, рвоты, по носа, болей в костях и суставах, тахикардии и других симптомов «ломки»;

– не обеспечивается снятие физической зависимости, а лишь облегчаются патологические проявления абстинентного синдрома;

– в последнем способе потенциальные возможности гипертер мии реализуются лишь частично, хотя и применяются пирогенал и температурное воздействие в виде ванн и душа.

Преимуществами ОПГ как способа купирования абстинентно го синдрома у наркоманов являются:

1. Устранение проявлений абстинентного синдрома и физичес кой зависимости после одного-двух-трех сеансов общей пиковой гипертермии.

2. Исключение страдания наркомана во время купирования абстинентного синдрома и после применения общей гипертермии.

3. Исключение полипрагмазии до и после применения ОПГ.

4. Клинически значимое снижение интенсивности психоэмо циональных, вегетативных и органных расстройств после купиро вания абстинентного синдрома.

В качестве примеров приведем следующие случаи из практики.

Больной К., 21 год. Диагноз: опийная наркомания II стадии.

Абстинентный синдром. Злоупотребление препаратами индийской конопли. Вирусный гепатит (ремиссия). Марихуану употребляет с 16 лет, опийные суррогаты внутривенно – с 18 лет. Макси мальная суточная доза опия – 3,0 г сухого вещества с добавле нием 150 мг димедрола. Поступил в отделение реанимации 24.09.97 г. Предпроцедурная подготовка за 1 ч до реализации спо соба: реополиглюкин 400 мл, 250 мл 10 % раствора глюкозы с ви таминами (B6 5 % – 10 мл, С 5 % – 10 мл), панангин 20 мл. Ин дукция в наркоз – кеталар 100 мг, интубация трахеи и ИВЛ в режиме умеренной гипервентиляции с уровнем сатурации крови 100–96 % (пульсоксиметр «Сименс»). Температура в пищеводе 36,8 °С, ардуан – 4 мг. Общая анестезия поддерживалась на уров не III/1 фракционным введением фентанила по 1 мл внутривен но. Согревание больного проводилось в ванне с водой (46 °С) в темпе 1 °С за 3–5 мин. По достижении температуры в пищево де 43,6 °С период согревания прекращен. Больной извлечен из ван ны. Внутривенно перелито 450 мл размороженной плазмы и 150 мл поляризующей смеси (10 % раствор глюкозы – 250 мл, ка лий – 14 ммоль, инсулин – 10 ед.). Через 4 ч после начала проце дуры больной в сознании. Экстубирован. В первые и последующие сутки не требовалось применения анальгетиков, седативных, нар котиков и транквилизаторов. Субъективная оценка больного:

«Я не ожидал, что это будет так легко». Заключение нарколога:

«Симптомов абстиненции нет, быстро восстановлены психичес кое и соматическое состояния».

Больной Я., 26 лет. Диагноз: опийная наркомания II стадии.

Употребляет опиум с 1993 г. в максимальной (к настоящему вре мени) суточной дозе 8–10 г опия-сырца с добавлением 200 мг ди медрола. Эпизодически применяет героин, марихуану, кокаин. По ступил в отделение реанимации 29.10.97 г. Предпроцедурная под готовка: реополиглюкин 400 мл, хлористый калий 4 % раствор 20 мл, витамины В6 и С по 10 мл 5 % раствора. Индукция в нар коз – кеталар 100 мг, после интубации трахеи ИВЛ в режиме умеренной гипервентиляции с уровнем сатурации 100–96 %. Нар коз в стадии III/1 поддерживался фракционным введением фента нила по 1 мл, исходная температура в пищеводе 36 °С. Согревание проводилось в ванне с водой (46 °С) в темпе 1 °С за 3–5 мин. По достижении температуры в пищеводе 43,5 °С активное согрева ние прекращено. Больной извлечен из ванны. Инфузия внутривенно 550 мл размороженной донорской плазмы, 500 мл кристаллоидов с панангином (40 мл), хлористым калием (4 % – 40 мл), в сознании через 4 ч после начала процедуры. Экстубирован. В первые и по следующие сутки не требовалось применять анальгетики, нарко тики, транквилизаторы, седативные и другие психотропные средства. Субъективно больной отмечает, что очень легко пере нес абстинентный синдром, чего никак не предполагал, ориентиру ясь на свой прошлый опыт. Заключение нарколога: «После купиро вания с помощью гипертермического способа опийного абстинент ного синдрома клинические особенности послепроцедурного перио да отличаются быстротой редуцирования абстинентных явлений, быстрым восстановлением сна, вегетативных расстройств, на рушений психоэмоциональной сферы и отсутствием влечения к наркотикам, слабой выраженностью болевого синдрома».

Резюме Пути практического применения интенсивного теплового ле чения при различных заболеваниях только намечаются, но уже сейчас можно предположить их большое многообразие из-за уни версальной возможности разрушать и модифицировать термонето лерантные биоструктуры.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Из вышесказанного трудно сделать окончательный и одно значный вывод. Тем не менее следует подчеркнуть некоторые по ложения, которые позволят определить тенденции, намечающиеся в настоящее время в исследовании влияния общего искусственно го перегревания теплокровного организма на болезненные состоя ния в плане их лечения.


Под бесконечным разнообразием живых форм и их функцио нирования кроется одна основная единица – совокупность моле кул, служащая осуществлению роста, воспроизведения, движений, метаболизма, секреции, нервной передачи и т. д.

Неисчислимое количество составляющих живого организма создано за счет макромолекул. Метаболизм, общий или клеточный, находится под влиянием метаболизма ферментов, их синтеза и из менений физической конфигурации во время функционирования.

И до тех пор, пока не будет распознана пространственная (объем ная), стереохимическая форма ферментных белков, останется не ясным и частный механизм ферментативного катализа. «Макромо лекулы не есть статичные молекулярные здания;

пока живут, они находятся в состоянии непрерывной изменчивости» (Поликар А., 1964, 1969). Огромное влияние на них оказывают разнообразные химические и физические свойства окружающей среды. Например, в настоящее время имеется большой экспериментальный материал, указывающий на важную роль конформационной динамики бел ковой глобулы в организации процессов электронного транспорта.

Под конформационной динамикой (или подвижностью) понима ются относительные смещения белковых групп с амплитудами, за метно превышающими амплитуды валентных колебаний атомов.

Изменение характеристик валентных колебаний с характерными временами порядка 0,1 пс и амплитудами до 0,1 происходит непосредственно в акте изменения электронного состояния групп.

В белках имеется еще один уровень организации атомных движе ний – конформационные движения с амплитудами порядка 1.

Эти движения характеризуются временем (релаксации) от сотен до миллионов пикосекунд. Время релаксации конформационных дви жений в отличие от валентных колебаний резко увеличивается при понижении температуры и уменьшается при ее повышении. Так как белковая глобула имеет очень маленький свободный объем и средние расстояния между атомами не превышают 0,1, то кон формационные движения происходят мелкими случайными шаж ками. Общая же величина амплитуды движения групп колеблется от долей до нескольких ангстрем.

Роль конформационных движений пока неизвестна во всех де талях. С одной стороны, спонтанные тепловые движения белковых групп по конформационным степеням свободы способствуют вы ходу системы в реакционноспособную конфигурацию. С другой стороны, после акта переноса электрона появляются новые заря женные центры и изменяется баланс электростатических сил в мо лекуле белка. Это приводит к изменению равновесных положений молекулярных групп, т. е. к определенному изменению простран ственной структуры белка, или конформационному переходу. В но вой конформации микроокружение отдельных групп в принципе может существенно измениться, и, как следствие, изменится и их реакционная способность. Тем самым создаются предпосылки для регуляции и управления в цепи последовательных реакций.

Температура как мера скорости движения молекул определяет уровень активности живых существ. В основе влияния этого физи ческого фактора на жизнь лежит температурная зависимость ско рости химических реакций, конформационных изменений биоло гических макромолекул, фазовых переходов липидов и т. д. Но это справедливо до определенного уровня температуры, выше которо го может происходить замедление процессов метаболизма, вплоть до их остановки. Этот уровень различен для разных биоструктур и может обозначаться как величина (степень) устойчивости к пере греванию. И поскольку многие болезнетворные факторы обладают меньшей устойчивостью к повреждающему воздействию тепла, это может использоваться в лечебных целях.

Другим феноменом, привлекшим наше внимание, является про цесс «частичного протеолиза» с участием сериновых протеиназ трипсиназного типа (замечательные исследования Т.С. Пасхиной и Г.А. Яровой). Этим ферментам нет равных в устойчивости к повреж дающим факторам, точнее в способности к сверхбыстрому восстанов лению своей структуры и функции после повреждения. И посколь ку сами они являются мощными «девитализаторами» в отношении белковых структур, в экстремальных состояниях они могут быть от ветственны за появление и неуправляемое нарастание эндотокси коза, в конечном итоге приводящего организм к гибели. В какой-то степени это подтверждается тем фактом, что с помощью блокады протеолиза устраняется и эндотоксикоз, и летальный исход. Этот феномен имеет общепатологическое значение.

НЕКОТОРЫЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ИСТОЧНИКИ Александров В.Я. Клетки, макромолекулы и температура. Л.: Нау ка. Ленингр. отд-ние, 1975.

Алмазов И.В., Сутулов Л.С. Атлас по гистологии и эмбриологии.

М.: Медицина, 1978. 544 с. (на с. 342, 343 рис. 403, 404).

Баллюзек Ф.В. Управляемая гипертермия. СПб., 2001.

Диксон М., Уэбб Э. Ферменты. М.: Изд-во иностр. лит., 1961.

С. 63.

Козлов Н.Б. Гипертермия: биохимические основы патогенеза, про филактика, лечение. Воронеж, 1990.

Ленинджер А. Основы биохимии. М.: Мир, 1985.

Морозов Г.В., Боголепов Н.Н. Морфинизм. М.: Медицина, 1984.

С. 145–150.

Опарин А.И. Примечание редактора // Диксон М., Уэбб Э. Фер менты. М.: Изд-во иностр. лит., 1961.

Поликар А. Живые клетки и клеточные популяции. Новосибирск:

Наука. Сиб. отд-ние, 1969.

Птицын О.Б. Стадийный механизм самоорганизации белковых молекул // Докл. АН СССР. 1973. Т. 210. С. 1213–1215.

Рамхен Н.Ф. Купирование морфийной абстиненции холинолити ческими и курареподобными препаратами: Автореф. дис. … канд. мед.

наук. М., 1967.

Риккер Г. Шок. М.: Медицина, 1987.

Хочачка П., Сомеро Дж. Стратегия биохимической адаптации. М.:

Мир, 1977.

Яровая Г.А. Физиологическая роль и биохимические механизмы протеолитической деградации белков // Лаб. медицина. 2003. № 6.


Alonso K. Total body hyperthermia in the treatment of Kaposi’s sarco ma in an HIV positive patient // Med. Oncology. 1991. 8(1). P. 45–47.

Alonso K., Pontiggia P. Inhibition of HIV replication and augmentation of cellular cytotoxic response following systemic hyperthermia: Abstr. 88th Ann. Sci. Assam. South Med. Assoc. Orlando, FLA, Nov. 2–6, 1994 // South Med. J. 1994. 87, N 9. P. 131.

Alonso K., Pontiggia P., Nardi C. et al. Systemic hyperthermia in the treatment of HIV-related Kaposi’s sarcoma. A phase I study // Biomed.

Pharmacother. 1992. 46(1). P. 21–24.

Begovac J., Bayer K., Krpan D., Kuec V. Osteosclerosis and perio stal new bone formation during indinavir therapy // AIDS. 2002. 16(5).

P. 803–804.

Bourzac K. The feel of cancer cells future diagnostic tests for cancer may probe cell stiffness // Technol. Review. 2007. Tuesday, December 04.

Collazos J., Ojanguren J., Mayo J. et al. Lymphoma developing shortly after the onset of highly active antiretroviral therapy in HIV-infected pa tients // AIDS. 2002. 16(9). P. 1304–1306.

Crum N.F., Hale B., Utz G. et al. Increased risk of prostate cancer in HIV infection? // AIDS. 2002. 16(12). P. 1703–1704.

Davey R.T. (Jr.), Bhat N., Yoder C. et al. HIV-1 and T cell dynamics after interruption of highly active antiretroviral therapy (HAART) in patients with a history of sustained viral suppression // Proc. Natl. Acad. Sci. USA.

1999. 96(26). P. 15109–15114.

Efavirenz effects worse than reported, study says. Prevention News Up date. 2003. Jan 24.

Eholi S.P., Lacombe K., Sefaty L. et al. Acute hepatic cytolysis in an HIV-infected patient taking atazanavir // AIDS. 2004. 18(11). P. 1610– 1611.

Feldt T., Oette M., Goebels K. et al. Haemodynamic crisis and reversib le multiorgan failure caused by HIV post-exposure prophylaxis after needle stick injury in a health care worker // HIV Med. 2004. 5(2). P. 125–127.

ftp://ftp.cdcnpin.org/PrevNews/2003/jan03/update012403.txt.

Hidvegi E.J., Yatvin M.B., Dennis W.H., Hidvegi E. Effect of altered membrane lipid composition and procaine on hyperthermic killing of ascites cells // Oncology. 1980. 37. P. 360–363.

HIV patients may risk Alzheimer’s, report finds // Reuters. 2004. Jul 22.

HIV pediatric prognostic markers collaborative study group. Short-term risk of disease progression in HIV-1-infected children receiving no antire troviral therapy or zidovudine monotherapy: a meta-analysis // Lancet. 2003.

362(9396). P. 1605–1611.

http://www.thelancet.com/journal/vol362/iss9396/full/llan.362.9396.

original_research.27745.1.

Koshland D.E. Federal. Proc. 1964. 23,3. Part 1. P. 719–726.

Law W.P., Dore G.J., Duncombe C.J. et al. Risk of severe hepatotoxic ity associated with antiretroviral therapy in the HIV-NAT Cohort. Thailand, 1996–2001 // AIDS. 2003. 17(15). P. 2191–2199.

McDougal J.S., Martin L.S., Cort S.P. et al. Thermal inactivation of the acquired immunodeficiency syndrome virus, human T lymphotropic vi rus-III lymphadenopathy-associated virus, with special reference to antihe mophilic factor // J. Clin. Invest. 1985. 76. P. 875–877.

Moore A.L., Sabin C.A., Madge S. et al. Highly active antiretroviral therapy and cervical intraepithelial neoplasia // AIDS. 2002. 16(6). P. 927– 929.

Moore E.C., Keil D., Coats K.S. Thermal inactivation of bovine immu nodeficiency virus // Appl. Environ. Microbiol. 1996. 62(11). P. 4280–4283.

Mora S., Sala N., Bricalli D. Bone mineral loss through increased bone turnover in HIV-infected children treated with highly active antiretroviral therapy // AIDS. 2001. 15(14). P. 1823–1829.

Moussa R., Stephenson I., Fisk P. et al. Buschke-Loewenstein lesion:

another possible manifestation of immune restoration inflammatory synd rome? // AIDS. 2004. 18(8). P. 1221–1223.

Patel S.M., Johnson S., Belknap S.M. et al. Serious adverse cutaneous and hepatic toxicities associated with nevirapine use by non-HIV-infected individuals // J. Acquir. Immune Defic. Syndr. 2004. 35(2). P. 120–125.

Shepard K.V. Important new safety information. Re: Clarification of risk factors for severe, life-threatening and fatal hepatotoxicity with VIRA MUNE (nevirapine). Boehringer Ingelheim. 2004. Feb.

Simpson D., Estanislao L., Evans S. et al. HIV-associated neuromuscu lar weakness syndrome // AIDS. 2004. 18(10). P. 1403–1412.

Spire B., Dormont D., Barre Sinoussi F. et al. Inactivation of lympha denopathy-associated virus by heat, gamma rays, and ultraviolet light // Lancet. 1985. 1(8422). P. 188–189.

Stephan C., Brodt H.-R., Berger A. et al. Haemolytic anaemia after nucleotide antiretroviral treatment discontinuation in a chronic hepatitis B-virus co-infected AIDS patient // AIDS. 2004. 18(11). P. 1613–1614.

Tjotta E., Hungnes O., Grinde B. Survival of HIV-1 activity after disin fection, temperature and pH changes, or drying // J. Med. Virol. 1991. 35.

P. 223–227.

Van Leth F., Phanuphak P., Ruxrungtham K. et al. Comparison of first line antiretroviral therapy with regimens including nevirapine, efavirenz, or both drugs, plus stavudine and lamivudine: a randomised open-label trial, the 2NN Study // Lancet. 2004. 363(9417). P. 1253–1263.

Van Sighem A.I., van de Wiel M.A., Ghani A.C. et al. Mortality and progression to AIDS after starting highly active antiretroviral therapy // AIDS. 2003. 17(15). P. 2227–2236.

Viard J.-P., Burgard M., Hubert J.-B. et al. Impact of 5 years of maxi mally successful highly active antiretroviral therapy on CD4 cell count and HIV-1 DNA level // AIDS. 2004. 18(1). P. 45–49.

Weatherburn Н. // New Sci. 1987. 116(1588). P. 28.

Weatherburn H. Hyperthermia and AIDS-treatment // Br. J. Radiol.

1988. 61(729). P. 862–863.

Wong G.H.W., McHugh T., Weber R., Goeddel D.V. Tumor necrosis factor alpha selectively sensitizes human immunodeficiency virus-infected cells to heat and radiation // Proc. Natl. Acad. Sci. USA. 1991. 88. P. 4372– 4376.

Yatvin M.B. The influence of lipid composition and procaine on hyper thermic death of cells // Int. J. Radiat. Biol. 1977. 32. P. 513–521.

Yatvin M.B. An approach to AIDS therapy using hyperthermia and membrane modification // Med. Hypotheses. 1988. 27(3). P. 163–165.

Yatvin M.B., Cree T.C., Elson C.E. et al. Probing the relationship of membrane «fluidity» to heat killing of cells // Radiat. Res. 1982. 89.

P. 644–646.

Yatvin M.B., Herman P.P. Effect of heat on viral protein production and budding in cultured mammalian cells // Int. J. Hyperthermial. 1994.

10:5. P. 627–641.

Yatvin M.B., Stowell M.H., Steinhart C.R. Shedding light on the use of heat to treat HIV infections // Oncology. 1993. 50(5). P. 380–389.

Yazdanpanah Y., Viget N., Cheret A. et al. Increased bleeding in HIV positive haemophiliac patients treated with lopinavir-ritonavir // AIDS.

2003. 17(16). P. 2397–2399.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ АД – артериальное давление АЗТ – азидодеокситимидин АТФ – аденозинтрифосфат БА – бронхиальная астма ВИК – вирус иммунодефицита кошек ВИЧ – вирус иммунодефицита человека ВЛК – вирус лейкемии кошек ВЧ ИВЛ – высокочастотная искусственная вентиляция легких ДВС – диссеминированное внутрисосудистое свертывание ДНК – дезоксирибонуклеиновая кислота ИВЛ – искусственная вентиляция легких ИТЛ – интенсивное тепловое лечение конА – конкавалин А КТ – компьютерная томография КФК – креатинфосфокиназа КЩС – кислотно-щелочное состояние ЛДГ – лактатдегидрогеназа МОВ – минутный объем вентиляции ОПГ – общая пиковая гипертермия ОУГ – общая управляемая гипертермия РНК – рибонуклеиновая кислота ТГТ – телегамматерапия УБ – убиквитин ФМЭА – фосфонометоксиэтиладенин ЦИК – циркулирующие иммунные комплексы ЦНС – центральная нервная система ЧСС – частота сердечных сокращений ЭКГ – электрокардиография prm – праймер ОГЛАВЛЕНИЕ Глава 1. Основные понятия и представления............. 1.1. Тепло и живые структуры..................... – 1.2. Денатурация............................... 1.3. Обратимость денатурации..................... 1.4. Стабильность структуры белка и устойчивость к по вреждению................................ 1.5. Возможности ренативации.................... 1.6. Значение сериновых протеиназ трипсиназного типа за пределами клетки......................... 1.7. Биологические аспекты действия гипертермии..... Глава 2. Контактный иммерсионно-конвекционный метод общей искусственной пиковой гипертермии в клинике.

Проблемы безопасности.......................... 2.1. Термодинамические основы метода............. – 2.2. Методика искусственного согревания........... 2.3. Обеспечение безопасности.................... 2.3.1. Обоснование необходимости клинического при менения общей пиковой гипертермии высокого уровня................................. – 2.3.2. Факторы риска при осуществлении общей гипер термии выше 43 °С и патогенетическое обоснова ние возможности их преодоления............. 2.3.3. Реализация безопасности общей пиковой гипертермии для человека.................. 2.4. Анестезиологическое обеспечение ОПГ.......... Глава 3. Применение искусственной гипертермии в лечении ВИЧ-инфекции и вторичного иммунодефицита в экспери менте и клинике............................... 3.1. Патофизиологические предпосылки и гипотезы теп лового воздействия на ВИЧ................... – 3.2. Применение гипертермии в эксперименте при лече нии вируса иммунодефицита кошек............. 3.2.1. Вирус иммунодефицита кошек............... – 3.2.2. Гипертермическое лечение ВИК в эксперименте.. 3.3. Мировой опыт клинического применения общей гипертермии при ВИЧ-инфекции............... 3.4. Результаты собственных исследований теплового воздействия на ВИЧ-инфекцию................ Глава 4. Клинические примеры применения ОПГ при других заболеваниях................................. 4.1. Инфекционные заболевания................... – 4.2. Онкология................................ 4.3. Аллергология.............................. 4.4. Наркология................................ Заключение..................................... Некоторые литературные источники................... Список сокращений............................... Научное издание Сувернев Алексей Витальевич, Иванов Георгий Владимирович, Василевич Илья Владимирович, Гальченко Вячеслав Николаевич, Алейников Роман Павлович, Новожилов Сергей Юрьевич ПУТИ ПРАКТИЧЕСКОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИНТЕНСИВНОГО ТЕПЛОЛЕЧЕНИЯ Второе сообщение Редактор В.Д. Ахметова Художественный и технический редактор О.М. Вараксина Корректор В.И. Варламова Компьютерная верстка Н.М. Райзвих Подписано в печать 25.11.09. Формат 6084 1/16. Гарнитура Ньютон.

Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 6,5. Уч.-изд. л. 6,1.

Тираж 500 экз. Заказ № ООО «Академическое издательство «Гео»

630055, Новосибирск, ул. Мусы Джалиля, 3/ тел./факс: (383)328-31-13, http://www.izdatgeo.ru Отпечатано в типографии «Принтинг»

630071, Новосибирск, ул. Станционная, 60/1, тел.: (383) 325-33-

Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.