авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет» КАФЕДРА теоретической физики и ...»

-- [ Страница 3 ] --

Сегодня синергетическая модель истории включает всю планетарную историю (и биосферы, и цивилизации, и их последней единой фазы URL: http://gumilevica.kulichki.ru/Toynbee/Toynbee310.htm - (дата обр.6.09.2010) ноосферы). Она составляется из последовательности эпох, разделённых фазовыми переходами – «революциями». Революции - события разного характера (биосферные, эволюционные, научно-технические, культурные), отличающиеся особенной глубиной перестройки планетарной системы.

Последовательность революций характеризуется явлением «ускорения исторического времени». Если представить это графически, то образуется сходящаяся последовательность точек, обладающая свойством масштабной инвариантности или автомодельности (т.е. разные участки графика могут быть получены простым масштабным преобразованием). Ожидаемый предел этой последовательности 2000 – 2030 гг. [11, С. 122]. Автомодельность, напомним, является признаком самоорганизации. Более того, социальная история оказывается гладким автомодельным продолжением биологической эволюции! Таким образом, вся история Земли составляет планетарный цикл (темпомир Земли?), длящийся ~ 4 млрд. лет и завершаемый, буквально, у нас на глазах. Современный системный кризис во всех сферах жизни планеты и общества – не очередной цивилизационный кризис, а признак критического состояния планетарной системы в «режиме с обострением»

(см. об этом с. 58 - 59) с соответствующими последствиями.

Исследования И.М. Дьяконова [3] продолжительности этапов развития человечества, начиная с верхнего палеолита, убедительно доказывают факт масштабной инвариантности ускорения истории Homo sapiens (таблица 2).

Автором сделан принципиально новый вывод о существовании сингулярности в истории человечества. Предел последовательности приходится примерно на 2015 г.

С. Капица в своей работе [4] распространил вывод о масштабной инвариантности на всю историю человечества от возникновения гоминид до наших дней. На основании закона роста населения Земли им названа точка сингулярности ~ 2025 год. Близкие данные (2015, 2025, 2035 гг.) получены независимо и другими исследователями (Шкловский И.С., Чучин-Русов А.Е., Панов А.Д., Жирмунский А.В. и др.). Эти исследования дают основания считать достоверным в большой степени вывод об автомодельности (самоорганизации в режиме с обострением) эволюции планетной системы и о существовании точки сингулярности истории. Что дальше?

Переход через точку бифуркации вовсе не означает неминуемую катастрофу для человечества. Аттрактором в случае режима с обострением является асимптотическая неустойчивость, ведущая к фазовому переходу с двумя сценариями: распад или принципиально другой режим функционирования (см. § 3.2). От деталей поведения цивилизации в момент бифуркации зависит выбор. Глобальная катастрофа остаётся одним из вариантов, но человечеству должно перед лицом надвигающейся опасности найти иной вариант будущего. Исход бифуркации, как известно, предсказать нельзя, но создавать среду, способствующую выходу на благоприятный для человечества аттрактор, вполне по силам разумному человечеству.

Таблица 1.

Ускорение мирового развития 1 миллион лет в палеолите соответствует ~ 40 г. нашего времени.

Homo sapiens:

I фаза (первобытность) – 30 тыс. лет;

II фаза (первобытно-общинный строй) – 7 тыс. лет;

III фаза (ранняя древность) – 2 тыс. лет;

IV фаза (имперская древность) – 1,5 тыс. лет;

V фаза (средневековье) – 1 тыс. лет;

VI фаза (абсолютистское постсредневековье) ~ 300 лет;

VII фаза (капитализм) – 100 лет;

VIII фаза (посткапиталистическая) – по настоящее время.

В настоящем, мир находится вблизи т о ч к и сингулярности (бифуркации). Каким будет его будущее?

Изучение причин «планетарных революций» разного уровня показало, что решающим фактором в их возникновении часто оказывается избыточное внутреннее разнообразие систем. Эти факторы не дают преимуществ на эволюционном этапе развития, т.е. не играют системообразующей роли в эволюционном развитии системы. Однако в момент эволюционного кризиса именно некоторые из этих форм избыточности дают наиболее адекватный ответ на кризис и становятся новыми системообразующими факторами. При этом старые формы не уничтожаются, но сосуществуют с новыми, включаясь как часть, подсистема. Примером можно считать включение прокариотного мира в мир многоклеточных организмов с возникновением кислородной парадоксальное следствие атмосферы. При этом проявляется синергетического миропонимания. Если структура развивается в режиме спада активности и неограниченно разбегающейся волны, как бы в режиме “отдыха” или “сна” сложной организации, то процессы в центре этой структуры сегодня являются индикатором того, как они будут протекать во всей структуре в неограниченно отдаленном от нас будущем. Это — следствие анализа математических моделей сложного эволюционного поведения.

Переход планетарной системы в новое, ещё более далёкое от равновесия состояние связан с созданием некоторого компенсирующего механизма для сохранения устойчивости (гомеостаза). На цивилизационном этапе эволюции одним из важных механизмов адаптации оказывается совершенствование культурных регуляторов, которые противостоят росту разрушительной силы новых технологий [там же, С. 124]. Те цивилизации, которые не способны выработать адекватные культурные регуляторы, выбывают из эволюции18.

Для благоприятного исхода «момента обострения», в настоящем, уже намечаются тенденции движения от количественного роста параметров жизнедеятельности к качественным, поворот с экстенсивного пути цивилизации на интенсивный, осознание важности формирования Планетарная история вслед за «человеческих качеств» нового уровня.

цивилизацией должна перейти точку сингулярности и пойти также по Назаретян А.П. «Столкновение цивилизаций» и «Конец истории» // Общественные науки и современность, 1994, № 6. С. 140 – 146.

совершенно иному пути. Каков он будет, новый виток истории? Предсказать пока невозможно… Синергетика в обучении, отношении человека к себе.

Нелинейное творческое отношение к миру означает открытие делать себя творимым.

возможности человеку Объяснение этому неожиданному гуманистическому феномену синергетики можно найти следующее. В нелинейной, альтернативной ситуации НЕ субъект даёт рецепты и упрощает ситуацию, а сама нелинейность как-то разрешается (лучше, если с помощью субъекта). Недаром говорится: «На ошибках учимся». Уместно вспомнить глубокую мысль французского поэта П.

Валери: «Творец — это тот, кто творим…» [5, С. 73].

Если с долей иронии считать образованием «то, что остаётся, когда всё забыл», нельзя представлять обучение как перекладывание знаний из одной головы в другие. Это также не вещание и не преподнесение готовых истин.

Обучение — резонансное возбуждение внутренних потенций личности, нелинейная ситуация открытого диалога, равноценности прямой и обратной связи. Главное условие: попадание учителя и ученика в один темпомир.

Синергетически построенное обучение действует подспудно, стимулирует скрытые линии развития личности, открывает человеку самого себя, организует сотрудничество с самим собой и другими людьми. Учитель:

мягко, ненавязчиво включает внутренние механизмы мотивации и учения.

Ученик: через самоорганизацию и общение с другими людьми открывает возможность делать себя творимым. Задачами педагога независимо от преподаваемого предмета (воспитывающее обучение!) синергетика называет такие:

интеллектуальное развитие ребёнка в сочетании с нравственным;

обязательное формирование индивидуальной мотивации учения, освоение общеучебных умений и навыков;

формирование самоконтроля за своим поведением на основе развитой внутренней рефлексии;

воспитание волевой сферы ученика.

Такого школьника можно считать самоорганизующейся системой, способной при малом подталкивании извне выбирать индивидуальную траекторию своего учения и развития.

Синергетика способствует развитию игрового сознания [5]. Её можно определить как своего рода тип интеллектуальной йоги. Синергетика делает всё нежёстким, открытым, многозначным. Синергетическое действие — это действие изнутри, исходя из внутренних структур, собственных возможностей развивающегося объекта. Поэтому всякая нелинейная, случайная ситуация — эволюционная игра с реальностью, когда задана только тенденция, общие правила носят лишь характер эволюционных запретов. Конкретный путь вырисовывается в ходе действия, точного плана нет. Он формируется по ходу, с привлечением всех возможностей, условий и зависит во многом от компетентности и интеллектуальной подвижности «игрока».

Подчеркнём, что синергетическое понимание «игры» — это ситуация нестандартного поведения, хорошо моделируемая математически. Для неё характерны правила (договор, запреты, ограничения). Присущ азарт (вмешательство случайности). Формируется стратегия (действия, концентрирующие волю, ум, способности человека). В этом смысле и «жизнь» — игра Природы, где главными правилами являются 1) метаболизм;

2) самовоспроизведение;

3) мутабельность (изменения, сохраняющиеся в последующем развитии). «Игровое сознание», формирует принятие решения, исходя из анализа ситуации, и зависит от эрудиции «игрока», его умений просчитывать и выбирать оптимальный вариант будущего.

Вопросы самоконтроля 1. В чём особенности синергетической картины мира?

2. Объясните сущность физической модели «с источниками и стоками». В чём её познавательная сила?

3. Что является предметом изучения эволюционной химии?

4. Как синергетика объединяет хемогенез и биогенез?

5. Дайте определение живого организма с позиций синергетики.

6. Что называют «биохимической машиной»? В чём её сущность?

7. Как понимает синергетика болезнь и её лечение?

8. В чём смысл «альтернативной истории»? Её роль в познании.

9. К чему ведёт феномен «ускорения исторического времени»

планетарной системы?

10. Что такое глобализация? Куда она движется?

11. Опишите особенности социального суператтрактора.

12. Что можно считать параметрами порядка социальных систем?

13. В чём сущность синергетической педагогики?

14. Что значит в синергетике «творить себя»?

15. Почему считается, что синергетика формирует игровое сознание?

16. Как Вы считаете: синергетика – это особая наука или межнаучный познавательный подход?

17. Помогли ли Вам знания по синергетике лучше и глубже понять область своего профессионального интереса?

Рекомендуемая литература 1. Бранский В.П., Пожарский С.Д. Глобализация и синергетическая философия истории // Общественные науки и современность. 2006, № 1. С. 109 – 114.

2. Голдберер Э.Л. и др. Хаос и фракталы в физиологии человека // В мире науки. 1990, № 9. С. 25 – 32.

3. Дьяконов И.М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней. М.: Изд-во РАН,1994.

4. Капица С. П. Сколько людей жило, живёт и будет жить на Земле.

Очерк теории роста человечества. М.: Международная программа образования, 1999. 240 с.

5. Князева Е.Н., Курдюмов С.П.Законы эволюции и самоорганизация сложных систем. М.: Наука, 1994.

6. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Антропный принцип в синергетике // Вопросы философии. 1997, № 3. С. 62 – 79.

7. Колесников А.А. Синергетическая теория управления. – М.:

Энергоатомиздат, 1994.

8. Моисеев Н.Н. Логика универсального эволюционизма и кооперативность // Вопросы философии. 1989, № 8. С. 52 – 56.

9. Назаретян А.П. Синергетика в гуманитарном знании: Предварительные итоги // Общественные науки и современность. 1997, № 2. С.91 – 97.

10. Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. М.: Едиториал УРСС, 2003. 344с.

11. Панов А.Д. Сингулярная точка истории // Общественные науки и современность. 2005, № 1. С. 122 – 137.

12. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой. М.: КомКнига, 2005.

13. Рузавин Г.И. Синергетика и диалектическая концепция развития // Философские науки. 1989, № 5. С. 11 – 21.

14. Синергетическая парадигма. Человек и общество в условиях нестабильности. М.: Прогресс-Традиция, 2003.

15. Хайтун С.Д. Социум на фоне универсальной эволюции // Общественные науки и современность. 2005, № 1. С. 124 – 137.

§ 5. Культурологические аспекты синергетики.

Как общенаучная категория «КУЛЬТУРА» не имеет единственного и однозначного определения. Разработаны и действуют разные научные концепции культуры, выделяющие как главные различные её аспекты:

Аксиологическая концепция: культура - явление, отражающее духовную сущность человека и его духовные ценности.

Деятельностная: проявление творческой и разумной природы человека, совокупность способов человеческой деятельности.

Семиотическая: совокупность знаков (текстов), хранящих всю созданную человечеством информацию, необходимую для его существования и развития.

Личностная: совокупность нравственных норм и морали жизнедеятельности человека.

Эвристическая: креативнная деятельность человека по совершенствованию окружающей среды как космопланетарного, биосоциального, культурно-исторического существа.

Суммативная концепция: совокупность всех достижений человечества (материальных и духовных) за всю его историю.

Каждый из названных смыслов используется с учётом контекста в синергетических исследованиях. В своей программной статье «Типология Ю.М. Лотман культур» [7] известный российский культуролог рассматривает культуру как открытую знаковую систему и структуру, включающую помимо основного компонента - естественного языка - и др.

знаковые системы, в том числе все виды искусства. Культура, по Ю.

Лотману, – это всегда и «текст», существующий в определённом «контексте», и механизм, создающий бесконечное многообразие культурных «текстов», и долгосрочная коллективная память, избирательно передающая во времени и пространстве интеллектуальную и эмоциональную информацию [там же].

На рубеже ХХ – ХХI вв. начался IV этап в истории взаимоотношений разных областей научного знания. До этого господствовали представления о том, что общими законами систем всех типов и уровней являются те, которые проявляются в простейших модификациях этих систем. Поэтому и приходилось сводить сложное – к простому, высшее – к низшему (познавательный редукционизм). Возникли даже новые разделы науки:

бионика, социобиология, биополитика и др. как логическое следствие «инвариантизации» разных уровней организации систем. Но проблема в том, что на низшем уровне нет знания специфичности высшего, его отличия от низших форм [3]. А нужно понимание сложного в его качественном своеобразии и реальной полноте. Какой научный подход обеспечивает это?

С развитием синергетики началась проверка эвристической ценности её методологических положений в конкретном анализе явлений и процессов социокультурного бытия. Было бы простодушно и ненаучно понимать буквально, что «синергетика устанавливает мосты между живой природой и мёртвой, целеподобностью природных неживых систем и разумностью человекомерных, между рождением нового в природе и креативностью человека, буквальной повторяемостью хаоса и порядка, противоположностей в истории общества, искусства». Это ведёт к упрощению сложного, по выражению М.С. Кагана, в форме «оживления мёртвого» и обратно – «омертвления живого». Как разрешить этот парадокс?

И далее М.С. Каган утверждает: принцип саморазвития, действующий в не известен в своих специфических социокультурных процессах, синергетических качествах. Потому его применение в той форме, в какой он управляет процессами физическими, химическими, биологическими, не может дать адекватного представления о законе человеческой организующей деятельности. Как же изучать сложные и сверхсложные социокультурные структуры, не подменяя их элементарными формами?

Решение видится в том, чтобы общими и фундаментальными законами самоорганизации считать не простейшую – физическую – форму, а сам процесс её последовательного усложнения, механизм движения от низшего уровня организации системы к высшему. Потому разумно перенести с исследования инвариантов на познавательную активность закономерности превращения относительно простого в более сложное.

Общим законом синергетики следует считать не простейшую форму организации, а шкалу её преобразования во всё более сложную структуру [3].

На социокультурном уровне сохраняется влияние случая на протекание организации – дезорганизации, но появляется дестабилизирующая сила, порождающая неустойчивость системы, мощный «нарушитель спокойствия»

- свобода. Такая побудительная сила есть только у человека, у животных выбор является результатом ошибки инстинктов, а не свободного предпочтения. Человек, по выражению Ж-П. Сартра, «приговорён к свободе», он «первый вольноотпущенник природы», поэтому нельзя без её учёта постичь как творчество отдельного индивидуума, так и процессы самоорганизации в истории всего человечества. В анализе социокультурных процессов на синергетическом уровне диалектика «закономерного – случайного» удваивается диалектикой «необходимости-свободы».

Значимость параметра «свобода выбора» в пространстве человеческого бытия и в историческом времени далеко не одинакова. В микромасштабе (фрагмента истории) роль свободного выбора действий индивида из велика. Поэтому ближайшее будущее широкого спектра возможных человечества непредсказуемо. В макромасштабе роль свободы личности минимальна, т.к. гасится свободными действиями других. Из чего следует, что отдалённое будущее человечества предсказуемо, доступно не только утопическим прожектам, но и научному синергетическому прогнозу (но нет однозначности: будущее вариативно).

Следует подчеркнуть, что роль свободы в разных сферах социокультурного пространства различна: в развитии экономических отношений она незначительна, в сфере правовой регуляции и ещё больше в политической жизни – возрастает, а в художественной культуре – искусстве – она максимальна. Наблюдается и парадоксальное следствие свободы – её перерастание в произвол, анархию. Само отношение «свобода структурообразующим, необходимость» в социуме является и его необходимо ввести в синергетическое исследование как закономерное, возможно, это один из «параметров порядка» на пути трансформации от простого к более сложному.

культуру условие Синергетика рассматривает как необходимое самоорганизации и самореализации личности каждого человека. С этих позиций интересно оценить степень «самостоятельности» культуры как феномена реальности. По мнению М.С. Кагана, если культуру признать самостоятельным образованием, отличающимся от природы и даже общества, то её развитие следует изучать не как автоматическое следование за развитием общества, а как саморазвитие, хотя и усваивающее воздействие природной и социальной среды. В то же время история искусства, по М. Кагану, не может рассматриваться как саморазвитие, т.к.

искусство само является самосознанием культуры и его эволюция отражает движение культуры в целом. Эта методологическая установка должна сохраняться при изучении каждого раздела художественной культуры, т.к. их положение и характер зависят от того, как каждый из них способен исполнять свою культурную миссию.

Синергетическая задача культурологии состоит в том, чтобы выявить внутренние культурные силы, управляющие динамикой саморазвития культуры. Что можно считать внутренними движущими силами истории культуры? Это актуальная исследовательская проблема сегодня. В качестве примера можно назвать исследования М.С. Кагана путей выхода человечества из общинного состояния к феодализму. Изучая условия формирования культуры кочевников-скотоводов, земледельцев восточных империй и жителей греческих полисов, учёный пришёл к выводу, что их параллельные и разные пути развития в бифуркационной ситуации перехода от первобытности к цивилизации не были равноценными. Они имели разные «способности» к саморазвитию, и потому будущее в роли аттрактора выступало только для греческого (ремесленнического) пути, а остальные – даже тормозили и, если взламывались в ходе истории, то только извне. Преимущества ремесленнического пути развития культуры состоят в том, что перед человечеством раскрывались неограниченные возможности творческой деятельности, способной возвышать, обогащать человека.

Будущее уже в Средние века стало «притягивать» к себе прошлое, зрело в прошлом как движущая сила, способная дать стимул самодвижения, саморазвития горожан. Синергетика прямо утверждает: простое «беременно»

сложным, сложное неодолимо влечёт простое. А внешние силы могут только помешать, извратить или, наоборот, ускорить выход на аттрактор. Такими же синергетически значимыми примерами можно считать выбор цивилизационного пути Россией при Петре I (в XVIII в.) и конец изоляции Японии в ХХ в., прошедший уже с опорой на достигнутый уровень культуры Запада.

Последующее движение культуры по пути научно-технического прогресса имело остро противоречивые последствия и привело человечество в нашу эпоху к опаснейшему для него самого системному (одновременно экономическому, политическому, экологическому) кризису. Можно ли избежать кризисов? Какова функция культуры при этом? В исследованиях культурологов (Ю.М. Лотмана, М.С. Кагана и др.) «культура»

рассматривается «узко» как область духовной деятельности человека. Более широкое понимание культуры (как совокупности материальной и духовной деятельности – суммативная концепция культуры) в синергетическом исследовании позволяет заново осмыслить ряд традиционных культурологических проблем.

В теории самоорганизации цивилизация предстаёт как неравновесная система особого типа, устойчивость которой обеспечивается искусственным опосредованием внешних (с природной средой) и внутренних отношений деятельностью человека. Соответственно, вся совокупность опосредующих механизмов – материальные и духовные достижения человечества объединяются понятием «культура». Она включает орудия производства и прочие материальные продукты, языки, мифологию, мораль, искусство и т.д.

Культура в синергетическом контексте предстаёт как комплексный механизм, т.е. способствует росту порядка, антиэнтропийный организованности социосистемы [9, С.93]. Стабилизация неравновесной системы возможна только за счёт роста энтропии (разрушения порядка) во других взаимодействующих с нею системах, потому благополучное существование социума связано с неизбежными разрушениями окружающей природной среды и антропогенными кризисами. Они пронизывают историю почти любой культуры. Фаза неустойчивости любой цивилизации, как показала история, завершается либо деградацией данной цивилизации, либо формированием более сложных, «щадящих» механизмов, позволяющих достигать полезного результата меньшими разрушениями природной и социальной среды. Иными словами, чем выше потенциал производственных и боевых технологий, тем более совершенные средства сдерживания агрессии необходимы для выживания общества. Цивилизация на нашей планете до сих пор жива благодаря тому, что люди, становясь сильнее, умели становиться и мудрее. Специальный анализ показывает, что многие прогрессивные изменения оказывались необратимыми на последующих исторических этапах, способствуя саморазвитию. Передовые культуры человечества с каждым разом вырабатывали всё более эффективные приёмы хозяйствования, организации и социального мышления, адаптируясь не столько к технологическому могуществу, сколько к собственным растущим возможностям и последствиям своей деятельности. Современный глобальный кризис можно рассматривать как следствие несоразмерности выработанных предыдущим историческим опытом ценностно-нормативных регуляторов наличному техническому потенциалу.

внутренней Синергетика акцентирует внимание на природе противоречий между природой и обществом: временная стабилизация балансом параметров отношений обеспечивается, прежде всего, культурного развития и систематически нарушается активностью самого же общества. Потому антропогенные кризисы наиболее продуктивные с эволюционной точки зрения. «История – это прогресс нравственных задач»

[Г. Померанц, цитируется по ОНС, 1993, № 3, С.59]. Какие задачи стоят перед современной культурой?

Традиционные духовные культуры и религии формировались в иных условиях, отвечали требованиям своего времени, хотя и исторически изменялись. До недавнего времени эти требования были связаны с упорядочиванием социального насилия. Поэтому каждая культура делила людей на «своих» и «чужих», включая для вдохновения «своих»

художественные образы героев, богатырей, праведников. Сегодня стоит радикальная задача – устранить насилие с политической и далее – социальной арены. Формирующаяся сегодня общепланетарная цивилизация, чтобы избежать самоистребления, должна успеть своевременно усовершенствовать систему базовых ценностей, норм и механизмов самоорганизации в духе требований истории. Это предполагает, в частности, сведение на нет макрогрупповых культур, самоорганизующихся по модели «они - мы», их трансформацию в растущее разнообразие микрогрупповых и культур. индивидуальных Этому процессу, в настоящем, может способствовать широкое распространение компьютерных сетей, внегосударственные объединения людей, международные встречи, конкурсы, доступность получения образования в разных странах мира, переориентация вектора информации СМИ с насилия на общечеловеческие ценности.

Надо понимать, что рост культурного разнообразия достаётся дорогой, но необходимой ценой - ограничением разнообразия живой природы, а также усилением однородности глубинных смысловых пластов этнических, региональных, религиозных, и прочих макрогрупповых культур [9, С.96].

Назаретян А.П. «Столкновение цивилизаций» и «Конец истории»//Общественные науки и современность, 1994, № 6. С. 147 – 154.

Экологам придётся примириться с неизбежным сокращением видового разнообразия природной среды, вовлечённой в социальную жизнедеятельность, её дальнейшей «стилизацией» и «семиотизацией»

(превращением природы в «знак самой себя»), не нагнетать паники, а отслеживать и контролировать протекание процесса. Культурологам стоит обратить внимание на то, что сохранение исторической самобытности каждой культуры – задача благородная, но нереалистическая и, будучи понята буквально, чревата опасными последствиями.

Современная фаза саморазвития культуры – очередное, синергетически закономерное состояние неустойчивости потенциально многовариантного дальнейшего развития. Синергетический подход поможет осознать пути преодоления многих культуротворческих ситуаций типа фатальной покорности всевластию исторической Судьбы, панического страха Апокалипсиса и других насущных проблем. Стоит серьёзно задуматься над тем, почему бесперспективна ностальгия по «СССР» и «православной» Руси, какими путями преодолеть самоизоляцию молодёжи от интересов общества как социального целого, осознавать опасность любого типа авторитаризма, великодержавности и тоталитаризма, распространения исламского фундаментализма и в то же время понимать отсутствие будущего у буддийского единения с природой. Сейчас не только Россия переживает социокультурную трансформацию (Франция, Латинская Америка, страны Юго-Восточной Азии). Это необходимая ступень движения от одного относительно устойчивого типа организации социокультурной системы к другому – более сложному и совершенному типу. Свобода выбора позволяет человечеству не отдаваться покорно случайности, а искать наиболее оптимальный путь по «зову социального аттрактора».

Опираясь на синергетику, мы понимаем, что в сегодняшней точке историко-культурной бифуркации есть такие сценарии будущего, которые позволят человечеству достаточно успешно выйти из этого кризиса с минимальными потерями и спасти от гибели себя и своё величайшее творение – культуру. Что выберет человечество? Это зависит от него сегодня… Надо действовать! Но исходя из синергетической установки в культуре: развивать свои способности воспринимать и понимать другие точки зрения, проникать в иной способ мышления, усиливать творческую составляющую деятельности и тем самым расширять диапазон собственного видения мира. Что такое «культурный человек» сегодня? В идеале современному типу культуры соответствует свободная, гуманная, духовная и вариативно мыслящая личность, способная ориентироваться в непрерывно изменяющейся социокультурной среде. Главное - креативная самореализация и саморазвитие каждого члена общества в современном пространстве культуры.

И ещё: нельзя не сказать об особой интегрирующей миссии синергетики в культуре. Синергетика в ее мировоззренческом содержании предстает той новой продуктивной парадигмой культуры, которая несет в себе некие значимые элементы и восточного, и западного образов мышления и миропонимания. Это именно тот «узел», то «сплетение», через которое могут протянуться «нити» кросскультурного взаимодействия Востока и Запада20.

Вопросы самоконтроля 1. Дайте определение понятию «культура», исходя из разных научных концепций культуры.

2. Сформулируйте понятие «культура» по Ю. Лотману. Объясните смысл.

3. Можно ли считать развитие культуры саморазвитием? А искусства?

4. Что такое «познавательный редукционизм», и чему он приводит?

5. Почему принцип саморазвития, применяемый в естественных науках, неприемлем в исследовании социокультурных процессов?

Князева Е.Н. Синергетика в контексте истории культуры. URL:

http://spkurdjumov.narod.ru/Start1N.htm (дата обр. 10.09.2010 г.).

6. Объясните позицию культуролога М.С. Кагана в синергетическом исследовании культурных явлений.

7. В чём смысл выражения Ж-П. Сартра: «Человек – первый вольноотпущенник природы»?

8. Почему ближайшее будущее человечества непредсказуемо, а отдалённое будущее доступно синергетическому анализу?

9. Какова роль «свободы» в разных сферах социокультурного пространства?

10. Назовите необходимое условие, по М.С. Кагану, самоорганизации и саморазвития личности каждого человека.

11. В чём состоит синергетическая задача культурологии?

12. Почему развитие человечества сопряжено с неизбежным разрушением природной и социальной среды? Какой выход предлагается?

13. Чем обеспечивается баланс между природой и обществом?

14. Какие задачи стоят перед современной культурой?

15. Есть ли возможность благоприятного для человечества исхода очередной историко-культурной бифуркации?

16. Почему синергетика даёт надежду на развитие кросскультурного взаимодействия Востока и Запада?

§ 6. Синергетика искусства Фундаментальным свойством биологических, психических и социальных систем является неустойчивость. Их важнейшее свойство – непредсказуемое поведение. В неустойчивых системах даже небольшое возмущение или ошибка ведут к большим непредвидимым последствиям.

Как изучать неустойчивые явления, доступны ли они научному описанию?

В неустойчивых явлениях, с точки зрения классического детерминизма, не выполняется один из основных принципов науки (и прежде всего, естествознания) – принцип воспроизведения научных результатов: результат считается достоверным, если многократно воспроизводится при одних и тех же условиях. Но результат неустойчивых процессов уникален, практически, непредсказуем и неповторим… Типичная познавательная ситуация для культурологического исследования!

С точки зрения синергетики, всё новое возникает в ходе развития неравновесных структур и процессов. Более того, основной причиной самоорганизации материи на любом уровне (в том числе и социокультурном) являются именно неустойчивые критические состояния. Процесс развития и эволюции искусства в целом имеет в рамках культуры относительную самостоятельность и подчиняется универсальным законам самоорганизации.

Продукты художественного творчества - сплав специфических особенностей жанра, личности творца и уникальных закономерностей. Именно универсальное, общесистемное в художественных произведениях является объектом приложения синергетического метода в изучении искусства.

На международной конференции «Математика и искусство» (Суздаль, 1996) академик Б.В. Раушенбах так определил трудность применения формально-математических методов в изучении искусства. «Когда у искусствоведов пытаешься понять, чем отличается гениальная картина от копии, … они говорят – это отличие «чуть-чуть». Это «чуть-чуть» и есть гениальность. Что до этого - школа, умение, ремесло, всё не то. А вот «чуть чуть», эти мельчайшие, почти неуловимые особенности и делают картину гениальной. Но это «чуть-чуть» как раз и показывает почти полную безнадёжность формализации и последующего анализа художественного образа математическими методами. Тут мы сталкиваемся с отличием в величинах второго порядка малости…»21 [2, С.4].

Подлинное произведение искусства не оставляет равнодушным человека, «будоражит» его, вызывая сильную эмоциональную и нравственную реакцию. Вспомните рассказ Леонида Андреева «Выпрямила!»

или своё состояние после прочтения хорошей книги, потрясшего Вас спектакля, слушания музыки, посещения художественной галереи.

См. сб.: Математика и искусство. Труды Международной конференции. М., 1997.

Из синергетики известно, что любая система только в неустойчивом состоянии чувствительна к малейшим изменениям. Потому принципиальное свойство произведений искусства – их нахождение в неустойчивом, Зачем? Назначение – бифуркационном состоянии. искусства поддерживать мозг человека в критическом, творческом состоянии. Покажем это, используя синергетический метод анализа культурологических проблем.

Мозг и критическое состояние Наш мозг способен чувствительно реагировать на малейшие изменения, как внешних стимулов, так и внутренних психических процессов, резко переходя от одной формы поведения к другой. Это указывает на то, что мозг функционирует вблизи неустойчивого как динамическая система критического состояния (исследования Г. Хакена, П. Бака и др.). П. Бак называет две основные причины, почему мозг должен находиться в критическом состоянии.

1. Внешний сигнал должен иметь доступ, в принципе, ко всем разделам мозга, т.к. хранящаяся в памяти информация распределена. Такой доступ сразу во все зоны возможен лишь в критическом состоянии, когда сигналы связи (корреляции) распространяются на дальние расстояния (см. § 3, самоорганизующиеся сети – явление скейлинга). Нейронные сети мозга только в критическом состоянии могут передавать сигналы от входных нейронов к конечным, даже в наиболее удалённой части сети [2, С.17 - 19].

2. Но, главное, критическое состояние мозга есть регулируемый, управляемый процесс. Умение управлять неустойчивыми состояниями и процессами – одно из важнейших свойств живой природы. Чувствительность неустойчивых систем к слабым внешним воздействиям облегчает задачу управления (не требует больших силовых затрат и энергетических ресурсов), и превращает сам процесс управления в подлинное искусство, поскольку для этого необходима высокая точность воздействия на управляемую систему.

Экспериментально доказано (С. Келсо, для сенсомоторных действий), что человек может этому управлению научиться в результате тренировок.

Примеры того – сфера циркового искусства, балета, гимнастики и пр.

Чтобы реагировать на нестандартное, критические ситуации в своём окружении, в мозге человека есть специальная функция – непроизвольное внимание. Более того, человек постоянно стремится создавать критические состояния вокруг себя, во всех сферах своей деятельности - искусстве, спорте, азартных играх и др. Это указывает также на то, что критическое состояние в мозге поддерживается извне.

Есть основания считать, что психофизиологические принципы работы мозга задают в определённой степени структуру произведений искусства, а искусство, в свою очередь, развиваясь, влияет на эволюцию самого сознания.

В последнее время взаимной активацией различных участков мозга, обычно функционально не взаимодействующих, объясняется феномен синестезии – явления одновременного возникновения ощущений разной модальности при воздействии монораздражителя. Проявления синестезии хорошо известны в искусстве: поэтические тропы межчувственного содержания, цветовые и пространственные образы, вызываемые музыкой, «цветной слух», синестетические метафоры в поэзии и литературе и многое др. То же и метафора, образующая ассоциативные связи между явлениями разной природы, – важнейший приём в искусстве.

Возникновение дальних корреляций в мозге возможно (как в случае синестезии) не только через нейронные скейлинговые связи, но и вследствие изменения химического баланса веществ мозговой ткани, тормозящего действие одного участка мозга на другой. Тем самым, синергетика не только качественно объясняет феномен синестезии, но показывает, что это следствие функционирования любого нормального мозга в критическом или надкритическом (творческом) состоянии, и присущ всем людям. Но у людей творческих профессий синестезия встречается в 7 раз чаще [там же, С.19].

Критические явления в искусстве.

Итак, неустойчивость – принципиальное свойство функционирования мозга и самого феномена искусства. Приведём характерные примеры.

Композиционное равновесие в живописи всегда неустойчиво, причём, неустойчивые элементы кажутся тяжеловеснее устойчивых. Любое изменение композиции нарушает баланс. Яркий пример - «Девочка на шаре»

П. Пикассо. Принцип неустойчивого равновесия является фундаментальным принципом композиции для всего искусства. Можно утверждать, что искусство, как мозг и живая природа также функционирует вблизи неустойчивого, критического состояния – на грани хаоса и порядка.

Неустойчивость в художественной литературе принимает форму «неустойчивости по Нэшу», разработанной в теории игр для моделей поведения, в основном, в условиях конфликта. Неустойчивость по Нэшу проявляется в том, что событию грозит распад, обусловленный возможностями одного из игроков получить лучший для себя результат путём односторонних действий. Время сохранения неустойчивости зависит от ловкости и умений участников конфликта. Примерами могут служить сюжеты детективов, ситуации пьес А.П. Чехова «Вишнёвый сад» и Лопе де Вега «Укрощение строптивой» и др.

Важным видом нестабильности в искусстве можно назвать «бимодальность» - возможность существования героя в двух различных состояниях, одно из которых до времени скрыто (литература и фильмы о шпионах, разведчиках, либо ситуации «человек не на своём месте»).

Искусство скульптуры бимодально по своей природе в изображении объектов «живой природы» из материала «неживой природы». При этом возможно по замыслу автора доминирование живой материи над косной и обратное. Ю.М. Лотман отмечает бимодальную природу кукол, подчёркивая их способность стимулировать творчество (игру). Сама игра является одной из органических потребностей психики и животных, и человека. Умение играть заключается в овладении «двуплановым» (по терминологии Ю. Лотмана), т.е. бимодальным поведением. В основе любой игры (спортивной, игры на музыкальном инструменте и др.) лежит колебательный, повторяющийся процесс (с аттрактором – тор).

Рисунок 10. Лица – Ваза.

Неоднозначность художественных произведений.

Это одно из проявлений критического состояния сложных систем, когда у системы появляется возмож ность спонтанно перейти в одно из устойчивых состоя ний (см. рис 10).

Работа нашего сознания часто связана с разрешением визуальной и смысловой неоднозначностей. Вне контекста любое изображение, фраза являются неоднозначными, и для их понимания мозгом привлекается дополнительная информации, как из окружения (контекста) данного образа, так и памяти самого мозга (личного опыта, накопленных знаний).

Неоднозначность образов часто используется в живописи, архитектуре, поэзии, художественной литературе и даже в естественном языке. Актёрское искусство по своей природе тоже неоднозначно (личность актёра – его роль).

Используя своё знание истории живописи, литературы, кино, самостоятельно подберите примеры использования неоднозначности образов, действия, ситуации.

Заметим, искусство в целом намеренно и целенаправленно создаёт неоднозначности, и в этом его принципиальное отличие от науки, устраняющей их. Но и в науке существуют парадоксы, выполняющие те же функции, что неоднозначные образы в художественном творчестве. В произведениях искусства усматривается постоянство взаимных переходов гармонического и дисгармонического стилей, «лево»- и «правополушарных»

начал или в общем виде – порядка и хаоса, тем самым обеспечивается их существование в критической, неустойчивой фазе, способствующей поддержанию активности мозга.

Фазовые переходы и критическое замедление в искусстве. Напомним, фазовый переход – процесс резкого перехода сразу всей системы из одного состояния в другое. Он происходит в критической (бифуркационной) точке, где всегда наблюдается резкое усиление флуктуаций – рост хаоса.

Флуктуации имеют не только большую амплитуду, но и простираются на большие расстояния, вовлекая в кооперативное согласованное взаимодействие соседствующие элементы. За счёт критических флуктуаций происходит образование диссипативных структур и переход к новым состояниям («порядок через флуктуацию»). В математической теории неравновесных состояний время возврата в своё равновесное состояние у системы в критической точке стремится к бесконечности, т.е. процесс сильно замедляется и к состоянию прежнего равновесия система не возвращается. Это явление получило название критического замедления. Как это проявляется в организации художественных произведений?

Резкие переходы встречаются даже в простых литературных произведениях, например, баснях. Л.С. Выготский в исследовании по психологии искусства, анализируя басни И.А. Крылова, отмечает, что во всех его баснях можно выделить противоречивые факты, развитие и разрешение которых ведёт к резкому скачку ситуации, а значит, и к соответствующей эмоциональной реакции («Ворона и лисица», «Демьянова уха») [1].

Если в произведении есть неустойчивости бимодальной природы (двойственности), то в сюжете могут быть самые разнообразные фазовые переходы (проведите, например, анализ бимодальных ситуаций фильма режиссёра В. Титова «Здравствуйте, я ваша тётя!», с А. Калягиным в главной роли). Феномен «маски» (символ искусства!) также находит своё объяснение. «Одевание маски» означает фазовый переход из одномодального в бимодальное состояние (фильмы «Фантомас», «Маска», оперетты «Летучая мышь», «Мистер Икс»). Неравновесное состояние сюжета позволяет органично включать в него самые невероятные коллизии.

«Сорвать маску» - соответственно фазовый переход из бимодального в одномодальное состояние. Именно присутствие неоднозначных, бимодальных (и даже полимодальных) состояний, как отмечал Л.С.

Выготский [там же, С. 87], отличают подлинное искусство от мнимого.

Бимодальность искусства скульптуры порождает литературные сюжеты об ожившей статуе, а бимодальность искусства актёра даёт примеры сюжетов, получивших название «вторжения роли» (фильмы «Иисус из Монреаля», «Пианист»). Использование в художественном творчестве приёмов типа «вторжения роли» и «ожившей статуи» можно считать косвенным доказательством бимодальной структуры актёрского мастерства и скульптуры как жанра [2, С.59].

С резкими качественными переходами сюжета С.М. Эйзенштейн связывал основу пафосной композиции, в результате восприятия которой происходит резкое изменение состояния зрителя: экстаз, «выход из себя», аплодисменты. Как правило, в произведении в этот момент происходит резкий скачок в противоположное состояние. Часто пафосное поведение организуется в кульминационной критической точке сюжета [6].

В структурных исследованиях фазовый переход понимается как изменение типа симметрии (в такой форме фазовый переход используется в орнаментальном искусстве, дизайне, живописи, групповых танцах, музыке и др.). В произведениях искусства можно встретить ещё один вид структурного фазового перехода – переход типа «беспорядок - порядок» (пьеса Вс.

Вишневского «Оптимистическая трагедия», «Мойдодыр» К. Чуковского).

Финал многих произведений – тоже фазовый переход, разрушающий доминанту сюжета (к примеру, концовка рассказов о Шерлоке Холмсе или роман Ж.Верна «Дети капитана Гранта»).

Помимо критических состояний, длящихся на протяжении всего сюжета, нередко используется явление торможения действия в критических моментах. Этот приём часто применяется в сказках («скоро сказка сказывается, да …», сказки Шехеризады «1000 и 1 ночь»), авантюрных романах («главный злодей умирает последним»), пьесах (Надежда Птушкина «Как она умирала» и др.). С позиции синергетики эти сюжетные моменты можно объяснить свойством любой сложной системы вблизи критической точки – критическим замедлением.

Широкое распространение в искусстве бимодальных состояний, имеющих множество общих свойств с фазовыми переходами, торможение действия в критические моменты – это не просто аналогии сюжетного развития произведения с теорией фазовых переходов в синергетике.

Фазовый переход представляет собой основной качественный инвариант эволюционной самоорганизации материи на любом уровне [2, С.63].

Правомерно думать, что неустойчивости в художественных произведениях выполняют функции параметров порядка и подчиняют себе всю композицию произведений. Синергетическому параметру порядка можно сопоставить известное в искусствознании понятие доминанты22.

Тем самым, подтверждая универсальное значение синергетического принципа подчинения.

Обобщённый принцип подчинения в художественной культуре. Принцип подчинения в синергетике означает факт подчинения в процессе самоорганизации параметрам порядка всех остальных параметров системы. В художественных произведениях его аналог «работает», если в них присутствуют новые, неожиданные, а также необычные (противоестественные) состояния, противоречащие законам реального мира.

Смысл «подчинения» состоит в том, что все художественные средства произведения направляются на реализацию этих необычных состояний. В цирковом искусстве – это иллюзионизм и манипуляции;

волшебство, чудеса – в искусстве для детей;

научная фантастика в литературе и кино (вспомните, к примеру, фильм Дж. Кэмерона «Аватар»). Необычное, невероятное, чудесное в искусстве как форме общественного сознания выполняет параметра порядка, функцию подчиняя одной идее или системе Доминанта - господствующий момент в произведении как сложном целом, который определяет собою построение всего этого целого, смысл и назначение каждой его части.

нравственно-этических норм миллионы людей непохожих друг на друга. Чем ни принцип подчинения? Отметим, далеко не всякое необычное является искусством, к примеру, - показ экзотики, или редких физиологических недостатков людей.

При анализе видов искусства в плане создания необычного, как различают два типа знаков – изобразительных и знаковых систем, неизобразительных. В первом случае в произведениях используются формы, свойственные самой действительности. Таковы художественная литература, живопись, графика, скульптура. В них критические ситуации создаются чаще через слово и образ. В неизобразительных видах искусства используются формы, структуры, специально придуманные человеком, и нигде более не встречающиеся – музыка, архитектура, хореография, пантомима и др. Второй тип знаковой системы более необычен, поскольку подчёркивает смысл формой выражения, «без слов» и встречается только в художественной культуре [2, С.68].

Нейрофизиологическими исследованиями установлено, что необычные/новые ситуации воздействуют на гораздо большее число нейронов мозга, чем рядовые, привычные ситуации. Это указывает на возникновение дальних корреляций в активности мозга, к тому же более длительных по времени (скейлинг-эффект). Что даёт основания утверждать:

новые и необычные состояния, распространённые в искусстве, можно относить к критическим явлениям, направленным на перевод мозга в критическое состояние.

«Принцип аттракциона» С. М. Эйзенштейна.

В разработанной С. Эйзенштейном концепции художественного воздействия театрального спектакля на зрителя (1926 г.) им введено понятие «аттракцион». Это специально организованные элементы в произведении, которые подвергали зрителя «…чувственному психологическому воздействию, опытно выверенному и математически рассчитанному на определённые эмоциональные потрясения воспринимающего» [2, С.73].

Аттракцион художественного произведения, с точки зрения синергетики, означает область притяжения его сюжетного развития, или область притяжения внимания при художественном восприятии. «Аттракцион» С.

Эйзенштейна близок по смыслу родственному слову – аттрактор. Любой «аттракцион», в синергетическом смысле, - либо фазовый переход в некоторую предельную область, где обычные законы, нормы и правила перестают действовать. Либо это реализация неустойчивой критической ситуации вблизи границы фазовых переходов (типа «жизнь – смерть», «богатство - нищета», «любовь – ненависть»). Тогда развитие сюжета можно представить как последовательный переход от одного типа аттрактора к другому в эволюции сложной системы. Разработано много видов аттракционов, сегодня они чаще выстраиваются как «спецэффекты».

Ритм и синхронизация в художественной культуре Самоорганизующиеся системы отличаются специфическим временны'м поведением. Универсальная форма поведения СОС – колебательный ритм. В художественной культуре ритмичность проявляется не только в отдельных произведениях, но и в целых направлениях её развития – музыке, вокальном и эстрадном искусстве, хореографии, поэзии, орнаменте и т.п.


Периодичность выражается, к примеру, в музыке не только в повторе ритма, но и повторением одного и того же мотива в разной тональности, разными инструментами, в разной тембровой окраске (вспомните «Болеро» М.

Равеля). Повторы в новом месте произведения и другом контексте являются, по сути, вариациями и приобретают новый оттенок, новое содержание и другую художественную значимость. Такие явные и скрытые вариации оказывают более сильное эмоциональное воздействие, чем однообразное повторение. В драматических произведениях сильной эмоциональной насыщенности в критические моменты возникает режим, названный В.М.

Волькенштейном «эмоциональной вибрацией драматического действия», характеризующийся сомнениями и колебаниями главного героя [2, С. 47] (драма В. Шекспира «Отелло» и др.).

В ритмичном биомеханическом движении обнаружено явление, которое может быть отнесено к неравновесным фазовым переходам. Состоит оно в том, что в конкретном целенаправленном движении главную роль играет небольшое число степеней свободы, а остальные – подстраиваются под него.

В качестве примеров можно привести часто наблюдаемые движения людей и животных. При движении рук в противофазе при некоторой критической частоте непроизвольно движение переходит в синфазное. У жонглёра также при увеличении числа подбрасываемых предметов наступает неравновесный фазовый переход, и руки начинают двигаться в одной фазе. У лошади при увеличении скорости через фазовый переход меняется структура движения – рысь, галоп, иноходь. Явления синхронизации в художественной культуре - исполнение ритмичных танцев (чечётка, степ), хоровое пение (особенно в стиле «а капелла»), синхронизация зрительного и звукового ряда в кино, цветомузыка. Ритмичность и синхронизация проявляются и в эмоциональной реакции на восприятие художественных произведений.

Скандирование, переход отдельных аплодисментов в овацию – явления этого же класса.

Реакция на смешное, в сущности, автоволновой процесс, т.к. смех стремится продлиться и распространяется, захватывая новых людей в своём окружении (уместно вспомнить по этому поводу рисунки норвежского карикатуриста Х. Бидструпа). Из всего спектра человеческих потребностей и чувств искусство направлено на те, которые мы стремимся удержать и повторить. Удовлетворение этих чувств восстанавливает потребность в них.

Временна'я и звуковая организация поэтического произведения также подчиняется периодичности, но далеко не идеальной. Стихотворный ритм – результат взаимодействия метрического закона с естественными особенностями речевого материала. По мнению А. Белого, всё обилие и разнообразие отступлений от идеальной периодичности образует ритмическое богатство и оригинальность каждого стихотворения, характеризует творческую индивидуальность автора (проведите в этом плане анализ стихов российских поэтов Серебряного века). С.Э. Шнолем и А.А.

Замятиным (начало 70-х гг. ХХ века.) была проведена регистрация изменения интенсивности звука при исполнении поэтических и музыкальных произведений: обнаружены периодические компоненты среднего уровня интенсивности звука и быстрые подъёмы/спады интенсивности. Это характерно для состояния динамического хаоса в сложных неравновесных системах.

Психологические потребности человека в повторных приёмах пока не ясны. Есть интересная гипотеза (Ф. Тёрнер, Э. Поппель) о том, что ритмические структуры в искусстве объясняются функциональными свойствами мозга человека. Центры речевой деятельности сосредоточены в левом полушарии мозга, а например, метрические стихотворные структуры, воспринимаются правым полушарием, отвечающим за распознавание пространственных образов. Таким образом, поэзию можно рассматривать как способ мобилизации обоих полушарий (обычная проза активирует процессы только в левом полушарии). Эта позиция находит подтверждение в современных синергетических исследованиях когнитивной деятельности мозга (интегративная функция колебательных процессов).

Синхронизация играет важнейшую роль в живой природе и не менее важную – в искусстве. В них сложные системы представлены большим числом связанных между собой колебательных подсистем (осцилляторов), живущих в своих темпомирах с разной частотой и фазой колебаний.

Математический анализ поведения сети большого числа связанных между собой осцилляторов показал, что режим синхронизации наступает в случае, когда на отдельный осциллятор влияет уже сформировавшийся ритм окружающих его осцилляторов. Пока связь между осцилляторами не превышает критического значения система дисинхронизирована. После превышения критического значения в системе появляется «островок синхронизации», размер которого растёт по мере роста силы связи между осцилляторами. В предельном случае все осцилляторы будут колебаться синхронно. Примерами могут служить: свечение светлячков в ночи, полёт стай птиц, движение косяков рыб, в социальных системах – хоровое пение, танцы, идущий в ногу строй солдат, реакция толпы, и др. Аплодисменты и овации, как показали исследования З. Неда и других, представляют собой коллективного самоорганизующегося поведения значимые проявления зрителей. Переход к синхронному поведению (в специальном измерительном параметра порядка, эксперименте) сопровождался ростом величины увеличивалась интенсивность сигнала, и уменьшался шум. Явление синхронизации, как можно заметить, хорошо согласуется с феноменологией критических состояний.

Сегодня всё большее признание получает гипотеза об интеграции мозгом отдельных признаков объекта в единый образ путём синхронизации нейронной активности различных групп нейронов: при этом отдельные признаки объекта кодируются с помощью фаз групп осциллирующих нейронов, а объединение этой информации в единый образ происходит за счёт синхронизации колебаний соответствующих групп осцилляторов. Есть данные, свидетельствующие о том, что механизм реализации всех видов сложного поведения, где необходима крупномасштабная интеграция самых разных функциональных отделов мозга, также лежит механизм синхронизации [2, С. 55] электромагнитной природы.

Синергетика творчества Согласно синергетическим представлениям, всё новое в природе возникает в процессе развития неустойчивых состояний. Творческая деятельность человека происходит, когда его мозг находится в неустойчивом, критическом состоянии, и отличается способностью к оригинальному, нешаблонному, раскованному мышлению, к преодолению сложившихся стереотипов и канонов. Потому творчески мыслящий человек смело идёт на разрушение сложившихся представлений, действует парадоксально, часто не следует логическим умозаключениям. Основа деятельности мозга – информация. Проблема возникновения и использования информации в творческом процессе – актуальная проблема.

В деятельности мозга можно выделить три уровня действий с информацией: сознание, сверхсозниние и подсознание [2, С. 102 - 103].

Сознание – функциональные структуры в речевых зонах обоих полушарий, способные управлять и контролировать имеющуюся в памяти информацию. «Со-знание есть знание вместе с кем-то»23.

Феномен сознания и связанные с ним явления (язык, искусство, наука) есть следствие того, что мозг каждого члена общества находится в критическом состоянии и связан с мозгом другого члена общества, образуя единую нейронную сеть. Благодаря явлению скейлинга (за счёт дальних корреляций) появляется возможность обмена информацией даже между удалёнными областями сети. Это основное свойство сознания. Сознание как качественный феномен есть кооперативное, критическое явление. Главный механизм связи – голосовые и звуковые органы человека и естественный язык (слово). Каждое распознавание слова есть восстановление сложного полимодального образа по его фрагменту, и представляет в нейронной сети неравновесный фазовый переход через критическую точку. Это и есть работа сознания.

Сверхсознание – творческая интуиция, или вдохновение. Мозг в этом в надкритическом состоянии. Сигнал извне вызывает случае находится взрывоподобный эффект цепных реакций, соединяя вход нейронной сети буквально со всем полем информации, хранящейся в мозге. Но сознание осуществляет окончательный отбор вновь созданной информации.

Исследователями подбираются разные механизмы поддержания мозга в надкритическом состоянии. Отметим, что мозг ребёнка находится, большей частью, в таком (надкритическом) состоянии, чем и объясняется повышенная творческая активность детей.

Симонов П.В. Лекции о работе мозга. М.: Наука, 2001, С. 66.

Подсознание – это набор программ поведения, заученных в процессе развития, ставших навыками. Уже отмечалось, что для восприятия повторяющегося действия (ситуации) вовлекается меньшее число нейронов, чем в случае новизны. Деятельность мозга на этом уровне можно считать докритической, когда дальние корреляции отсутствуют.

В целом, можно заключить, что творческой деятельности человека присущи все качественные признаки неравновесных критических состояний:

резкие скачкообразные переходы, свойственные параметру порядка;

бифуркации, ведущие к дивергенции (ветвлению решений);

выбор и конвергенция (нахождение единственного решения), происходящие на основе возникновения и манипулирования имеющейся в мозге информации.

Выделим из теории информации необходимые нам сведения для рассмотрения роли информации в художественном творческом процессе.

Информация, в самом общем понимании, характеризует степень нашего знания о системе. Приток информации в систему увеличивает её упорядоченность, убывание информации хаотизирует систему. В развивающихся системах приток и, особенно, возникновение информации убыстряют эволюцию. Но ускоряет развитие не любая информация, а только «ценная». Для возникновения и накопления ценной информации в любой сложной системе требуется соблюдение двух обязательных условий: 1) чтобы был возможен выбор, необходимо наличие у системы множества возможных устойчивых состояний, в которые может переходить развивающаяся система (условие выбора);


2) возникающая в результате случайного выбора информация должна сохраняться (условие памяти). Речь идёт, обратите внимание, о выборе информации, а не её отборе (поскольку при отборе новой информации не возникает). Возникнуть информация может только в нелинейных системах, где есть моменты бифуркации - ветвления решений, в которых и происходит случайный выбор. Наиболее эффективен выбор и использование информации в социальных системах.

Г. Хакеном сделана попытка объединить информацию с теорией информационное сообщение неравновесных динамических систем:

представлено им как один из способов перевода динамической системы из одного аттрактора в другой. При этом параметр порядка выступает в роли «информатора» о состоянии системы. Появление этой макропеременной ведёт к гигантской компрессии информации и повышению её ценности:

отпадает необходимость описывать состояние каждого элемента самоорганизующейся системы [13, 14].

Параметрами порядка в художественных произведениях, выступает, как правило, неожиданное, необычное или что-то субъективно новое. Именно такие события, по определению самого понятия «информация», являются наиболее ёмкими - информативными. А феномен со-знания (передачи информации по вертикали – от родителей к детям и горизонтали – обмен опытом между людьми, обучение) – объясняет существенно большую скорость социальной эволюции в сравнении с биологической.

В художественном творчестве доля случайного выбора чрезвычайно велика, поскольку конечный результат творческого процесса определяется личностью автора и его талантом, атмосферой окружения, историческим фоном, прошлым опытом и т.д. Чтобы понять произведение, надо хорошо знать биографию автора, эпоху, в которой он творил. Можно считать, что в результате художественного творчества возникает новая информация, поскольку результат заранее не предопределён, многое зависит от случайного выбора. В процессе выбора новое часто возникает как не существовавшее сочетание старого и, чтобы сохранить это старое, как материал для создания другого нового, необходима также память.

Художественная информация намного доступнее научной. Она адресована к психическим структурам, возникшим в эволюции гораздо раньше тех, которые осуществляют логическую деятельность. В искусстве не стремятся к вербализации художественных образов. Специальными исследованиями показано, что информационная плотность художественного текста (на примерах прозы и поэзии) выше, чем у научного и газетных сообщений.

Абстрактное искусство имеет более высокий рейтинг информационной насыщенности, чем у реалистической живописи. Возможно, это есть отражение общего принципа эволюции искусства – рост информационной насыщенности художественных произведений [2, С.111].

В искусстве есть несколько синергетических приёмов, ведущих к росту степени самоорганизации и информационной плотности художественных произведений. В их число входят: введение в структуру произведений аттракционов и спецэффектов, комических ситуаций (юмора, остроумия), переходы от одномодальных к полимодальным неоднозначным состояниям.

Эти проблемы только начинают рассматриваться, и пока отсутствуют универсальные методики количественных оценок информационной плотности и др. характеристик артефактов художественной культуры.

Рассуждая о взаимосвязи искусства и творчества, естественно задаться вопросом: «Может ли искусство способствовать формированию нешаблонного творческого мышления?» На сегодняшний день существует много экспериментальных исследований, подтверждающих влияние искусства на интеллектуально-познавательное и творческое развитие личности. По Л.С. Выготскому [1], произведения искусства как своеобразные орудия труда воздействуют на психику, помогая человеку эффективнее управлять собственными психическими процессами, способствуя их движению в нужное русло (добавим, - к выбранному аттрактору). К месту здесь вспомнить о том, что А. Эйнштейн любил играть на скрипке. В эпоху НТР, в целом, прослеживается заметная тенденция приобщения творческих людей разных профессий и социальных слоёв к искусству. Можно предположить, что постоянное столкновение с необычным, парадоксальным (что и составляет важнейшую характеристику объектов искусства!), снижает психологический барьер для принятия инновационного решения, отхода от шаблона, способствует раскрепощению творческой фантазии. Видимо, искусство делает динамический стереотип более гибким и податливым, размытым и «незакостеневшим». Процессу его окончательного формирования, подчиняющемуся общим природным и социальным закономерностям, будет препятствовать постоянный контакт с искусством, построенным на противоречиях этим законам. Используя методологию синергетики, этот процесс можно описать так. Динамический стереотип представляет собой диссипативную структуру, сформировавшуюся под действием информационных потоков. Устойчивая и типичная информация создаёт очень устойчивый стереотип. Необычная, парадоксальная информация «расшатывает», размывает его, ведёт к хаотизации диссипативных структур мозга и таким способом раскрепощает мыслительную деятельность. К примеру, с глубокой древности парадоксальные высказывания как психотехнический приём используются в активизации творческих процессов при воспитании детей (пословицы, поговорки, народный фольклор, апории, софизмы, японские и китайские коаны и т.п.). Известный психолог П.В. Симонов утверждал: воспринимая произведение искусства, человек тренирует своё сверхсознание [9, С.23].

Подлинное искусство воздействует на внелогическом уровне, иррационально, без опоры на опыт человека. Можно считать восприятие пралогический произведений искусства выходом на (фольклорный, уровень мышления мифологический, тотемный) («не рассуждать, а чувствовать!») Отметим, что искусство мультипликации построено, в большей своей части, на использовании пралогического мышления.

В результате всего предшествующего культурно – исторического развития в настоящее время контекст художественного творчества умножился и уплотнился. Искусство (и культура в целом) приобрели стилистическую многомерность. Правомерно существование принципиально различных изобразительных средств, стилей. «Пусть всё будет одновременно!» - заявлял А. Шнитке – основатель феномена культуры конца ХХ е. – полистилистики.

Установка на «одновременность» стилей, выражающих различное время и разные эстетические тенденции – культуротворческий парадокс постмодернизма. Полистилистика – выход из «стилевого» тупика, в которое зашло искусство ХХ в. Отныне художник, волей или неволей, должен откликаться на стилевой плюрализм окружающего мира, используя в своих произведениях одновременно несколько стилей, апеллируя к их сопоставлению, контрасту, соревнованию разнообразия конфигурации и проекций в действительность. Но главное – изменилось соотношение искусства и действительности. Уже не подражание жизни и не её отображение в искусстве выходит на первый план теоретико-эстетической рефлексии, а соотношение стилей жизни и искусства, их диалог: взаимное согласие и конфронтация, соревнование и конфликт, борьба за подчинение одного другому. Нельзя не сослаться на известного культуролога А.Е.

«кольцевого маршрута»

Чучина-Русова, сформулировавшего идею культуры: сжимающееся историческое время заставляет исследователей оперировать не категориями прошлого, настоящего и будущего, а исследовать настоящее прошлого и настоящее будущего. Это методологическое своеобразие гуманитарного знания. «Кольцевой маршрут»

пестрит «ретроинновациями»24. Полистилистика, таким образом, обозначила путь художественно- эстетических исканий, основанных на взаимодействии и сочетании «старых» и «новых» стилей, уравненных в ценностно – смысловом отношении, на их полифонии, наложении, коллаже, конфликте… В рамках синергетического мировоззрения так понимается смена парадигмы в современном искусстве.

Принципиально целостный, синтетический характер искусства, в котором мир отображается во всём его многообразии, способствует формированию дивергентности мышления, т.е. способности развиваться во многих направлениях, и качеств личности, необходимых для общественного Чучин-Русов А.Е. Методологическое своеобразие гуманитарного знания. М.:

МГУМ, 1999. С.109.

развития, таких, как находить решения, казалось бы, невыполнимых задач. И нельзя не подчеркнуть, что именно искусство во многом формирует чувство гармонии и красоты.

Конечно, социальное назначение искусства не только в формировании творческого потенциала личности – стимула общественного развития. У народов, социальное развитие которых давно прекратилось (архаичные племена, закрытые от цивилизации;

до недавнего времени - некоторые страны исламского Востока), тоже существует искусство. У них оно способствует сохранению неизменности социальной структуры. Искусство может быть также использовано не во благо, но и для зла.

Синергетика художественного восприятия и эмоций В художественном восприятии чаще всего задействовано непроизвольное внимание. Это наиболее древний вид внимания, присутствующий и у животных. Фокусировка восприятия в непроизвольном внимании происходит непреднамеренно, неосознанно. Факторами привлечения такого внимания являются громкий звук, яркий блеск, сильное давление и другие интенсивные возбудители. Для привлечения внимания в искусстве помимо названных факторов используется также контраст и антитеза. Эти интенсивные факторы можно отнести к необычным. Но для подлинного искусства более характерно использование качественных способов привлечения внимания.

способам относится создание необычных, невероятных, Именно к таким неожиданных ситуаций, состояний, процессов, о которых говорилось выше (см. Критические явления в искусстве). Развитие искусства есть, в большой степени, поиск средств и возможностей для создания новых форм необычного. Особенно большие возможности такого рода открылись с возникновением кино, телевидения и сегодня – виртуальной реальности.

Стремление к новому, необычному заложено ещё в ориентировочном безусловном рефлексе «Что такое?», свойственном не только человеку.

Согласно А. Ухтомскому, любому типу внимания соответствует формирование в ЦНС сильной доминанты – наиболее деятельного центра, подчиняющего себе всю остальную нервную деятельность и одновременно Этот принцип доминанты для нервной сильно ослабляющего иную.

аналогичен принципу подчинения деятельности в процессах самоорганизации, а сама доминанта выполняет функции параметра порядка. Исследования показывают, что концентрация внимания есть процесс упорядочения, структурообразования в нервной системе. Из принципа доминанты следует важный вывод: если наше внимание целиком поглощено необычным в искусстве, то не остаётся возможности для размышления, анализа, оценки произведения. И подлинное оказывается в одном ряду с вымыслом. Вот почему искусство часто используется в неблаговидных политических и идеологических целях, когда ложь подаётся в захватывающей форме и воспринимается наравне с правдой. [5, С.118].

Как происходит управление поступающими сенсорными сигналами?

Любой знак – источник сенсорных стимулов. Управление, вероятнее всего, сводится к сравнению поступающей в мозг информации и хранящейся в памяти стереотипом. Чем больше их расхождение, тем больше глубина внимания. При достижении порогового значения глубины происходит фазовый переход - корреляция всех входящих сенсорных стимулов в некоторое когерентное состояние, подобное образованию правильных диссипативных структур (типа ячеек Бенара). Данные физиологии говорят, что привычный сигнал вызывает только торможение, усыпляет. Чтобы привести мозг в надкритическое, творческое состояние, искусство преднамеренно делает привычное - необычным, странным. Этот приём В.Б.

Шкловский назвал «остранением» - от слова «странный». Примерами могут быть рассказ Л. Толстого «Холстомер», объекты авангардного искусства с использование предметов повседневного быта. Ещё один приём привлечения непроизвольного внимания – безначальность, непонятность в начале произведения (начало романа А.С. Пушкина «Евгений Онегин» или «Война и мир» Л.Н. Толстого).

Непроизвольное внимание обязательно сопровождается разнообразными эмоциями. Современные исследования показывают, что эмоции возникают, когда появляются непредвиденные, непредсказуемые ситуации и события. В ходе эволюции у высших животных и человека вырабатывались специальные механизмы перестройки своего стереотипного поведения в новых, неожиданных условиях. Формирование адаптивных механизмов происходит на грани хаоса и порядка, и функционируют они в таком неустойчивом, критическом состоянии, чтобы чутко реагировать и подстраиваться к изменяющимся условиям среды.

У человека таким механизмом, обеспечивающим его адаптацию к непредсказуемым событиям, и является механизм эмоций. Именно эмоции выводят систему поведения человека в критическую область на границу хаоса и порядка, помогая жить в нашем непредсказуемом мире.

Существует много теорий о природе эмоций. Синергетические модели эмоций опираются на теорию И.П. Павлова: причиной эмоций является несовпадение, рассогласование наблюдаемой человеком действительности со сформировавшимся у него стереотипом. Потому всё нетипичное, необычное должно вызывать эмоциональную реакцию. С этих позиций становится ясной причина эмоционального воздействия искусства и построение художественных произведений как неравновновесных, находящихся в критическом состоянии.

В случае массовой эмоциональной реакции на художественное кооперативные, произведение (любого жанра) возникают самоорганизующиеся явления. В момент сильного эмоционального переживания в группе людей происходит «размыкание индивидуальностей», происходит резкий скачок: все начинают переживать одинаково и синхронно.

Происходит как бы переход от совокупности индивидов к некоей одной гиперличности. В таком эффекте можно усмотреть глубокую аналогию с фазовым переходом от независимого поведения и эмоций к единым согласованным проявлениям. Показательным примером в масштабах страны в этом смысле была первая демонстрация на телевидении сериала Т.

Лиозновой «17 мгновений весны»: вся страна сидела, затаив дыхание, у экранов, был зафиксирован даже уровень падения преступности в эти часы.

Эмоциональной реакции, кроме скачкообразных переходов, присущ и колебательный тип поведения. Как не привести здесь аналогию с циклическим аттрактором - торосом? Такие колебания возникают, когда в художественном произведении происходит взаимодействие противоположных факторов (любовь – ревность, радость – горе и т.п.).

Другой случай эмоциональных колебаний – негодование к одному и сочувствие другому (обидчик - жертва). Поскольку они направлены на разные объекты, то господствуют поочерёдно.

Обратимся теперь к синергетическому анализу природы основных эстетических категорий - «прекрасное», «возвышенное», «трагическое», «комическое».

Можно предположить, что существует набор явлений разной природы, которые с полным единодушием вызывают конкретный тип эстетических переживаний. Задача синергетического подхода в том, чтобы найти в этом наборе то общее и универсальное, что и вызывает этот тип переживания. Для изучения этих закономерностей эмоционально-эстетических переживаний есть определённые основания. Как выше отмечалось, даже индивидуальная эмоциональная реакция, не говоря о групповой, представляет собой упорядоченное макроскопическое поведение нервной системы как сложной нелинейной среды. Хотя нервная система состоит из миллионов взаимодействующих нейронов, невидимых глазу, проявления эмоций в виде душевного волнения, смеха, плача и т.д. воспринимаются зрительно и на слух, они могут регистрироваться, т.е. существуют на макроуровне. В момент эмоционального подъёма приборами фиксируются изменения макроскопических физиологических показателей (кровяного давления, проводимости кожи и др.).

Это указывает на то, что эмоции представляют собой кооперативные, макроскопические, упорядоченные формы поведения нервной системы вблизи критических режимов. Число возможных универсальных форм макроскопического поведения вблизи критических точек у системы невелико (фазовые переходы, колебания, бимодальное состояние), поэтому некоторые эмоциональные реакции в искусстве можно сразу соотнести с такими Например, смех в комичных ситуациях и плач в формами поведения.

трагичных – с повторяющимся колебательным поведением, часто имеющим автоволновой характер (т.е. способный самоподдерживаться и распространяться в среде). Охватывающее нас внезапно чувство красоты – с критическим состоянием при фазовом переходе. Но это всего лишь синергетическое описание таких реакций. Важнее понять причины, их вызвавшие и построить соответствующие синергетические модели реакций.

Красота воспринимается не только в искусстве, но и во многих других видах деятельности человека. В жизни человека красота – чувство интуитивное, и всякое определение не может охватить всех его нюансов, оно не вербализуется в своей полноте. Красоту и гармонию принято считать основными эстетическими критериями. Но общепризнанной теории красоты в эстетике не создано.

Основной закон эстетики – единство в многообразии. Принцип единого простого, задающего разнообразное сложное, прослеживается в устройстве всего мироздания. Вспомните афоризм: «Всё гениальное – просто!»

Неисчерпаемое разнообразие природных форм обеспечивается существованием в природе фракталов. А как в искусстве?

Вне сомнения, состояние красоты связано с принципиальным свойством произведений искусства - находиться в неустойчивом, критическом состоянии. Покажем это на примерах из разных жанров искусства. Так специальным анализом выявлено, что переход объекта эстетического восприятия в более неустойчивое состояние вызывает усиление чувства красоты (балет, гимнастика, фигурное катание, цирк и др.).

По мнению литературоведов, если сюжет построен вопреки привычному, разрушает типичные жизненные представления, то его чтение помимо обычной эмоциональной реакции вызывает чувство восхищения мастерством автора.

В актёрском искусстве задача актёра - преодолеть свои изначально заданные качества и создать образы, не совпадающие и даже противоположные его собственной природе. Актер должен уметь управлять чуждыми ему психическими состояниями, которые по этой причине и являются нестабильными. Восприятие перевоплощения «актёр - роль»

рождает у нас чувство красоты.

В ситуации противоборства (например, игра в шахматы) возникает «неустойчивость по Нэшу». Красивой победой в этом случае называется такая, когда побеждает игрок в, казалось бы, безнадёжной ситуации.

В природе явление воспринимается красивым, если оно полезно в какой то степени человеку или хотя бы не вызывает отрицательных эмоций.

Идеал человеческой красоты формируется на протяжении многих поколений как оптимальная физиологическая организация, наиболее приспособленная в данных природных условиях к трудовой деятельности [5, С.129]. И опять необычность: красивое лицо отличается от среднестатистического в отдельных нестандартных чертах (более крупные глаза, другая линия подбородка и т.п.). Вспомните такие непривычные европейскому взгляду каноны красоты человека африканских племён.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.