авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |

«5 Содержание В.В. Бойцов Новые члены АСЕАН (Вьетнам, Камбоджа, Лаос, Мьянма) и проблема их адаптации в сообществе _ 7 А.А. Рогожин ...»

-- [ Страница 4 ] --

В то же время в конце 1990-х гг. обнаружились и определенные признаки модер низации самого провинциального бизнеса, которые в свою очередь несколько ограничи вают возможности расширения экономического и политического влияния предпринима телей, относящихся к категории местных «боссов».

Сельское предпринимательство постепенно приобретает все более организован ные и современные корпоративные формы. Этому во многом способствовала постепенная либерализация экономической политики правительства, осуществляемая в конце 1980-х – начале1990-х гг. и переход от сугубо авторитарных методов делового корпоратизма к его либеральным формам, который наиболее неизбежно проявляется и в провинциальных периферийных областях16.

Индокитай: тенденции развития В провинциальных городах создаются местные ассоциации предпринимателей, торговые палаты, региональные банки и финансовые компании, в которых используются современные формы коммерческой деятельности и применяются различные типы делово го сотрудничества. Это вовсе не исключает существования в его среде некоторых форм конкуренции и напряженной борьбы за преобладание на местных провинциальных и ре гиональных рынках. Наиболее крупные и влиятельные местные фирмы нередко устанав ливают связи с различными промышленными и финансовыми организациями националь ного значения и сотрудничают с современными бангкокскими фирмами.

Успешно развиваются и расположенные в сельской местности предприятия обра батывающей промышленности. Кроме традиционных отраслей, связанных с обработкой риса и производства древесины, которые изначально создавались в сельских районах, здесь успешно функционируют постепенно выводимые из городов экологически вредные современные гиганты тяжелой индустрии: нефтеперерабатывающие, химические, метал лургические и др., а также многочисленные современные предприятия легкой и пищевой промышленности.

В условиях экономического бума сферой приложения капиталов местной буржуа зии стало интенсивное развитие предприятий по производству стройматериалов: кирпи ча, цемента, керамических плиток, различных сортов строительной глины. Так, к концу 1990-х гг. в сельских районах насчитывалось более 700 современных механизированных кирпичных заводов и множество мелких в том числе примитивных кустарных предпри ятий и домашних промыслов строительного профиля17.

Процесс модернизации все глубже охватывает и непосредственно сельскохозяйст венную деятельность населения. Он проявляется и в продолжающейся диверсификации сельскохозяйственного производства, и в освоении новых земель, и в создании множества новых хозяйств, особенно в отдаленных от центра северных и северо-восточных провинци ях, и в интенсивном развитии сельской инфраструктуры (оросительной системы, транспор та, энергетического хозяйства), и в повышении уровня доходов многочисленных групп кре стьян, и в дальнейшем расширении сферы товарного производства, и в небывалом росте экономической активности и миграционной подвижности населения сельских районов.

Наиболее активная и успешная часть местной национальной буржуазии, форми рующаяся в сельских районах, начинает играть все большую роль не только в экономиче ской, но и в политической жизни страны. Представители провинциального бизнеса и об щественные деятели – выходцы из элитарных слоев сельского населения в 1990-х гг. не уклонно прокладывали себе дорогу в большую политику, активно участвовали в деятель ности политических партий, а иногда избирались и в состав депутатов парламента.

Модернизация постепенно затрагивала все сферы периферийного сельского биз неса и приводила к ослаблению экономического и политического влияния задействован ных в различных сферах нелегальной экономики и имеющих неформальные коррупцион ные связи с провинциальными чиновниками и столичной бюрократией местных «боссов»

(«чао пхо»).

К концу 1990-х гг. в сложных условиях преодоления финансового кризиса при со хранении определенной роли регионализма в экономике и даже тенденции к децентрали зации бюрократической системы обнаруживается усиление консолидирующих общена циональных тенденций в социально-политической жизни Таиланда. Это было в значи тельной мере связано с ростом националистических настроений в элитарных технократи ческих кругах в условиях излишнего, по мнению некоторых таиландских политиков, дав ления на Таиланд со стороны различных Международных организаций, особенно играю щего важную роль в его экономике Международного Валютного Фонда (МВФ)18.

В.А. Дольникова Финансовый кризис 1997 – 1998 гг. прежде всего ударил по наиболее крупным на циональным компаниям и банкам (финансовым и индустриальным) и значительно мень ше сказался на условиях функционирования провинциального бизнеса. Кроме того, дей ствующие в предкризисные годы (1996 – 1997 гг.) правительства, преимущественно опи равшиеся на провинциальных бизнесменов и политиков, оказались не в состоянии пред принять сколько-нибудь серьезные меры по предотвращению кризисных явлений в эко номике и добиться укрепления национальной экономической и политической системы.

Их усилия были в основном направлены на спасение собственного провинциального биз неса и сохранение политического влияния региональных лидеров. Все это привело к по литическому краху этих правительств и формированию в 1997 г. нового кабинета, воз главляемого Чуан Ликпхаем – лидером Демократической партии, на протяжении многих лет выступающей с общенациональными лозунгами и сыгравшей решающую роль в лик видации в стране авторитарных диктаторских режимов.

Однако националистические настроения в стране оказались настолько сильны, что к власти в 2001 г. приходит вновь сформированная политическая партия Тхай Рактхай (в переводе: «Тайцы любят Таиланда»), для которой общенациональные интересы прежде всего были связаны с восстановлением экономического могущества страны, развитием достаточно сбалансированного капиталистического хозяйства, опирающегося на посте пенно модернизирующееся сельскохозяйственное производство, поддержку наиболее распространенного в периферийных областях мелкого и среднего бизнеса и интенсивное развитие всего индустриального сектора в целом19.

Среди выдвигаемых новым премьером Таксином Чинноватом лозунгов, которые были четко сформулированы в опубликованном тексте девятого плана экономического и социального развития Таиланда, решающее место занимает развитие самодостаточной (sufficiency) экономики, предусматривающей интенсификацию и модернизацию хозяйства не только на общенациональном, но и региональном уровне, децентрализацию и совер шенствование административной системы, на всех ступенях исполнительной власти, как в городских, так и в сельских районах20.

В условиях происходящих в Таиланде позитивных политических перемен, прояв ляющихся в активизации деятельности общественных институтов и усилении участия в политической жизни более широких слоев не только городского, но и сельского населе ния, происходит постепенное ослабление неформального влияния местных провинциаль ных боссов.

Это вовсе не означает сокращения экономической активности действующих в сельских районах местных предпринимателей, происходящих из семей «чао пхо» или ли деров, связанных с ними формальными или неформальными экономическими отноше ниями, установленными в предшествующий период, однако несколько ограничивает их возможности воздействовать на многочисленные группы сельского населения.

Последние получают все больший доступ к действующим в сельских районах официальным государственным или частным экономическим структурам и неформаль ным общественным организациям. В осуществляемой правительством программе разви тия аграрного сектора содержались предвыборные лозунги – предоставить непосредст венную помощь в размере 1 млн. бат каждой из 79 тыс. таиландских деревень и обеспе чить трехлетний мораторий на выплату крестьянских долгов. Последствия кризиса и фи нансовые возможности страны не позволили выплатить обещанные суммы сразу после выборов. Однако правительство предусматривает их постепенную выплату на протяже нии ближайших нескольких лет. Что касается обещанного крестьянам моратория на вы Индокитай: тенденции развития плату долгов, то его также планируется осуществить в специально установленные прави тельством дополнительные сроки21.

Несмотря на несомненно популистский характер обещаний победившей на выбо рах 2001 г. партии в отношении крестьянства, сам факт обращения правительства Таксина Чинновата к осуществлению реальной программы укрепления социальной стабильности таиландской деревни обеспечивает ему поддержку основной массы сельского населения.

Аграрная политика правительства нашла свое отражение не только в утвержден ном королем и парламентом девятом плане социально-экономического развития страны, но и в конкретной программе модернизации сельскохозяйственного производства, разра ботанной Министерством сельского хозяйства и кооперативов, предусматривающей це лый ряд мер по развитию сельской инфраструктуры и оказанию непосредственной помо щи отдельным деревням и индивидуальным крестьянским хозяйствам.

Аграрная политика правительства широко освещается в прессе и электронных СМИ и безусловно порождает определенные позитивные надежды деревенского общест ва и делает его менее зависимым от влиятельных местных неформальных боссов «чао пхо», способствуя усилению экономической активности сельского населения и развитию местного национального капитализма.

Возросшая экономическая активность тайского населения в период экономическо го бума 1980 – 1990-х гг. во многом опровергает утвердившееся в научных кругах мнение о традиционной деловой пассивности тайцев, их абсолютном предпочтении государст венной службы и сельскохозяйственного труда и исключительной роли в развивающемся в стране капиталистическом хозяйстве китайских дельцов и бизнесменов. В современных публикациях ведущих научных государственных учреждений, занимающихся проблемами социальных отношений, всячески подчеркивается несомненные способности тайцев к восприятию современных знаний в области экономики и маркетинга и расширение тай ского компонента в развивающемся в стране капиталистическом хозяйстве.

В условиях экономического бума постепенно преодолевались национальные про тиворечия в развивающемся бизнесе и усиливались интеграционные процессы в деятель ности тайских и китайских предпринимателей. В развитии местного национального биз неса весьма положительную роль играет не только деловая активность китайских бизнес менов, но и присущие тайскому национальному менталитету склонность к компромиссу, нередко достигаемому с помощью государственных экономических структур (Палаты ка питаловложений, Организации по сотрудничеству государственного и частного бизнеса и др.), стремление находить приемлемые для конфликтующих сторон пути разрешения воз никающих экономических противоречий. Эти исторически сложившиеся черты организа ции предпринимательской деятельности во многом способствуют усилению развития таиландского бизнеса при весьма разнообразных источниках его формирования.

Они облегчают привлечение в экономику иностранных инвестиций, определяют возможность создания и функционирования различного рода совместных предприятий с участием тайского и иностранного капитала и во многом способствуют сглаживанию про тиворечий, существующих в условиях функционирования тайского и китайского бизнеса.

Эти черты тайского национального менталитета проявляются на всей территории страны, но в современный период особенное значение они приобретают именно в сельских рай онах, которые переживают процесс интенсивной капиталистической модернизации на протяжении последних десятилетий и где наиболее прочно сохраняются традиционные национальные и культурные приоритеты.

Изменения в социальной структуре проживающего вне городов населения прояв ляются также в увеличении в его составе числа лиц, работающих по найму. Только за пе В.А. Дольникова риод с 1994 по 1999 гг., несмотря на кризис и временное сокращение числа наемных ра ботников, армия наемного труда увеличилась здесь с 7,3 до 8,6 млн. человек. К началу третьего тысячелетия в периферийных сельских районах проживало 68% лиц, работаю щих по найму, учтенных на всей территории страны. Среди них около 2-х млн. сельскохо зяйственных рабочих и 6,6 млн. рабочих и служащих, занятых в различных несельскохо зяйственных отраслях. В составе последних около 4-х млн. наемных работников индуст риальной сферы и 2,6 млн. рабочих и служащих, занятых в торговле и сфере услуг. 1, млн. (22%) учитываемых в сельских районах наемных работников используется на госу дарственных предприятиях и 7 млн. (78%) в частном секторе22.

Работники государственной сферы в сельских районах составляют 50%лиц наем ного труда, занятых на государственных предприятиях в масштабах всей страны в целом.

Такая большая доля рабочих и служащих, занятых в государственном секторе, свидетель ствует о сравнительно высоком уровне модернизации многочисленных групп наемных работников, проживающих в сельских периферийных районах. Дело в том, что именно в государственном секторе в Таиланде сосредотачивается наиболее современная и квали фицированная часть наемных работников. Они, как правило, в наибольшей степени охва чены деятельностью национальных профсоюзных объединений. На них в первую очередь распространяются мероприятия правительства в области трудового законодательства и оплаты наемного труда. Однако 56%, т.е. более половины наемных работников государст венных предприятий в сельских районах, составляют лица, занятые в торговле и сфере услуг. Что касается индустриальной сферы, то здесь преобладают рабочие мелких и сред них частных предприятий.

К 2000 г. в сельских районах в общей сложности насчитывалось 2,3 млн. промыш ленных рабочих, 1,2 млн. строителей, более 100 тыс. работников энергетических и ком мунальных предприятий и 200 тыс. транспортников и связистов. В состав 2,6 млн. рабо чих и служащих, занятых в торговле и сфере услуг, входят весьма разнородные по харак теру трудовой деятельности и уровню квалификации группы: работники торговых пред приятий и сферы материально-бытового обслуживания, многочисленные группы рабочих, занятых неквалифицированным физическим трудом (грузчики, складские рабочие и др.).

По мере коммерциализации экономики вне городских районов растет число наем ных работников расположенных там торговых фирм и компаний, в том числе весьма со временных отделений банков и других финансовых учреждений, формируются многочис ленные группы рабочих, обслуживающих мелкий торговый бизнес и распространенные в сельских районах различные формы розничной торговли. Первые в своем подавляющем большинстве относятся к высокодоходных группам (upper group)проживающего вне горо дов населения и нередко постепенно приобщаются к различным формам предпринима тельской деятельности. Вторые, хотя и значительно уступают по своему материальному положению высокодоходным группам, но при этом составляют определенную часть срав нительно обеспеченного сельского населения. Среднегодовые доходы в возглавляемых ими семьях примерно на 50% выше, чем в крестьянских хозяйствах.

В числе наемных работников в сфере услуг в сельских районах преобладают учи теля начальных и средних школ, провинциальные чиновники различных рангов, специа листы, т.е. те категории служащих и интеллигенции, которые по своему социальному по ложению относятся к сравнительно образованным и привилегированным слоям сельского населения. Большинство из них входит в состав деревенской элиты и занимает достаточ но высокое положение в традиционной иерархической структуре крестьянского общества.

Определяющей тенденцией эволюции этих социальных групп проживающих в сельских районах наемных работников является их постепенное приобщение к современным от Индокитай: тенденции развития раслям хозяйства и бизнеса. Значительная часть из них все больше тяготеет к провинци альным городам и региональным центрам и пополняет формирующиеся там группы дельцов и бизнесменов, представителей средних слоев и интеллигенции, которые посте пенно приобщаются к современным формам экономической и политической деятельно сти на провинциальном и национальном уровнях.

Что касается многочисленных групп занятых в торговле и сфере услуг неквали фицированных рабочих, то по своему материальному положению они мало чем отлича ются от основной массы городских промышленных рабочих и относятся к наименее обеспеченным низкодоходным слоям сельского населения. При этом среднемесячный уровень заработной платы в сельских районах значительно ниже, чем в городах. К началу 2000 гг. в городских районах она составляла 7,8 тыс. бат для мужчин и 6,9 тыс. бат для женщин, тогда как соответствующие показатели в сельской местности определялись всего в 4,3 и 3,9 тыс. бат23.

Наиболее отсталую и наименее профессионально подготовленную часть армии наемного труда в периферийных сельских районах составляют сельскохозяйственные ра бочие. По данным официальной статистики, к 2000 г. их численность определялась при мерно в 2 млн. человек. Однако эта цифра не учитывает около 1 млн. нелегальных ми грантов, прибывающих из соседних стран Индокитая, и многочисленные группы таи ландских рабочих, используемых сезонно, в период наиболее интенсивных сельскохозяй ственных работ.

Можно предполагать, что с учетом не охваченных официальной статистикой сель скохозяйственных рабочих, их общая численность уже к началу 2000 гг. вероятно превы шала 3 млн. человек. Возможность использовать нелегальных мигрантов из соседних стран в качестве неквалифицированных рабочих в сельских хозяйствах ограничивает применение наемного труда выходцев из местного населения и отрицательно сказывается на уровне заработной платы последних.

Основная масса сельскохозяйственных рабочих по уровню образования значи тельно уступает не только лицам, работающим по найму в городах, но и армии наемного труда, занятой в индустриальных отраслях, в торговле и сфере услуг в сельских районах.

Так в городах доля занятых, имеющих образование выше элементарной начальной шко лы, к 2000 г. определялась в 53% тогда, как в сельских районах доля лиц, занятых вне аг рарного сектора, составляла – 40%, а среди сельскохозяйственного самодеятельного насе ления – всего 10%. Уровень образования наемных сельскохозяйственных рабочих был, вероятно, еще ниже.

Подавляющее большинство сельскохозяйственных рабочих занято в частных хо зяйствах. К началу 2000 г. на государственных предприятиях в аграрном секторе насчиты валось всего 45 тыс. наемных работников. Многочисленные группы сельскохозяйствен ных рабочих используются в качестве поденщиков на условиях временного найма в пери од посадок или уборки урожая в мелкособственнических крестьянских хозяйствах, вла дельцы которых определенное время нередко и сами работают по найму в поисках допол нительных источников дохода. Официальная статистика содержит весьма усредненные и неопределенные данные о заработной плате и доходах сельскохозяйственных рабочих.

Тем более, что подавляющее большинство из них работает только часть года, оплачивает ся на условиях временного и сезонного найма и, как правило, сохраняет участки собст венной или арендованной земли.

Содержащиеся в официальной статистике труда данные, вероятно, относятся к сравнительно небольшим группам работников, занятым на современных предприятиях агробизнеса и в крупных хозяйствах предпринимательского типа. Согласно этим данным, В.А. Дольникова среднемесячная заработная плата в аграрном секторе составляет 3,2 тыс. бат для мужчин и 2,7 тыс. бат для женщин и значительно уступает средним показателям, относящимся ко всем наемным работникам в сельских районах страны, которые определялись соответст венно в 4,3 и 3,9 тыс. бат. Она была ниже, чем у рабочих, занятых в сельских районах в промышленности, где она составляла соответственно 5,3 и 3,9 тыс. бат, в торговле и сфе ре услуг, где она определялась на уровне 5,9 и 4,2 и 4,6 и 3,7 тыс. бат24. Работники торго во-промышленной сферы вне городов нередко получают добавки к заработной плате в виде бонусов, оплаты сверхурочных работ, пособий на обеспечение питанием, одеждой, транспортных и жилищных расходов.

Подавляющее большинство сельскохозяйственных рабочих вообще лишено этих добавочных выплат, а сравнительно небольшие группы наемных работников, занятых на современных предприятиях агробизнеса, получают их в чрезвычайно урезанном виде.

Сельскохозяйственные рабочие являются наименее организованной и наиболее пассивной в общественном и политическом плане частью армии наемного труда. Они практически находятся вне влияния действующих в стране профсоюзов и государствен ной трудовой администрации и по своему экономическому и социальному положению ближе к мелкособственническому парцеллярному крестьянству, которое статистика учи тывает как самостоятельных хозяев и членов их семей, чем к лицам, работающим по най му в индустриальных отраслях, в торговле и в сфере услуг.

В условиях интенсивной модернизации сельской экономики постепенно увеличи вается число сельскохозяйственных рабочих, занятых на современных предприятиях зем ледельческого и животноводческого профиля, а также на создающихся во многих районах коммерческих фермах, занимающихся рыболовством и добычей морепродуктов. Однако основная масса сельскохозяйственных рабочих по-прежнему используется в качестве бат раков и поденщиков в мелкотоварных крестьянских хозяйствах и сохраняет участки соб ственной или арендованной земли.

Данные официальной статистики не позволяют провести четкую грань между крестьянами-собственниками и наемными сельскохозяйственными рабочими. Не сущест вует этой грани и в реальной жизни. В условиях развивающейся сельской экономики и модернизации хозяйства социальный облик населения сельской периферии изменяется главным образом за счет расширения занятости и применения наемного труда в промыш ленности и третичном секторе, в которых используется 77% всех учтенных вне городов наемных работников. Несмотря на рост в составе населения, проживающего в сельских районах, числа предпринимателей и наемных работников, в той или иной степени задей ствованных в развивающемся в стране капиталистическом хозяйстве, подавляющее большинство сельских жителей по-прежнему составляют крестьяне – владельцы сравни тельно небольших участков земли и члены их семей. Определенная часть из них учиты вается в качестве наемных сельскохозяйственных рабочих. Однако, как уже отмечалось, наиболее многочисленные группы сельскохозяйственного самодеятельного населения (более10 млн. человек) статистика выделяет в качестве самостоятельных хозяев и так на зываемых помогающих членов семьи рабочих.

Социальное положение лиц, занятых в сельском хозяйстве, весьма неоднородно.

Выделение различных социальных групп на основе официальной статистики занятости не отражает реального социального состава сельского населения. Тем более что в услови ях интенсивного процесса модернизации и коммерциализации сельской экономики соци альное положение, уровень доходов и качество жизни различных групп занятых не оста ется стабильным, а постоянно меняется. При этом существует ряд факторов, которые объ единяют различные группы проживающего в сельских районах и занятого в сельском хо Индокитай: тенденции развития зяйстве населения и позволяют рассматривать их как особую социальную общность «кре стьянство» в широком понимании этого слова, независимо от того, к какой социальной группе оно формально относится.

В современных таиландских политологических исследованиях они объединяются общим тайским термином «чао тхи» (chao thi), что в английском переводе означает «хо зяева мест» (lord of the place)25. Именно в таком толковании понятия крестьянства, как особой категории населения, объединенной условиями жизни, характером трудовой дея тельности, исторически сложившимися особенностями национального менталитета, его социального поведения и религиозно-этических принципов восприятия мира, следует, вероятно, рассматривать роль сельского населения в экономике и социально политической жизни таиландского общества.

Крестьянство занимает важное место в социально-политической жизни таиланд ского общества. Оно сыграло решающую роль в формировании национальной террито рии, в становлении и развитии национальной экономики и формировании основ тайской государственности. Только за период с 1950 до 1980 гг. силами таиландских крестьян бы ло обработано около 24 млн. гектаров свободных земель и создано свыше 5 млн. хозяйств, в которых проживало не менее 40 млн. человек26.

В национальном создании тайцев крестьянство (чао тхи) рассматривается как ос нова (backbone) нации, хранитель ее национального духа и традиционных ценностей. На протяжении XX в. оно развивалось как несколько обособленная, сравнительно самодоста точная, обеспеченная землей и удовлетворяющая свои материальные потребности часть населения.

Вплоть до начала 1970-х гг. в аграрном секторе таиландской экономики было за нято около 80% самодеятельного населения, производилось более 20% стоимости ВВП и обеспечивалась примерно половина доходов от экспорта. Резкое увеличение стоимости сельскохозяйственного экспорта в 1970 – 1980-х гг. было одним из важнейших факторов, позволивших Таиланду добиться коренных позитивных изменений в темпах и уровне экономического развития, создать основы современного индустриального комплекса и добиться больших успехов на путях капиталистической модернизации хозяйства.

Основная масса крестьян является собственниками обрабатываемых ими земли. В Таиланде не сложилось крупного помещичьего землевладения и практически отсутствует проблема лендлоризма. Даже к началу 1980-х гг. всего 11% хозяйств находилось в собст венности крупных владельцев, большинство которых являлось помещиками абсентеистами, не ведущими своего хозяйства и сдающими землю в аренду.

Это вовсе не исключает острых социальных проблем, связанных с обезземелива нием и пауперизацией определенных групп сельского населения, особенно в густонасе ленных рисоводческих районах Центрального Таиланда, и низкого уровня доходов ос новной массы сельских жителей. Однако, несмотря на это, в целом по стране крестьянст во на протяжении длительного периода оставалось наиболее устойчивой в социальном плане частью общества. Даже приобщаясь к торговле и рыночным отношениям и вовле каясь в сферу капиталистического хозяйства, оно по-своему и весьма своеобразно реаги ровало на перемены в экономике и социально-политической сфере.

Особенности сельскохозяйственной деятельности, сезонность выполняемых кре стьянами работ, их близость к природе и необходимость совместно преодолевать послед ствия стихийных бедствий и экологических трудностей создают определенный ритм со циального поведения и воздействуют на характер формирующихся в деревне межлично стных и общественных отношений. Они в определенной мере сглаживают неоднород В.А. Дольникова ность отдельных крестьянских семей и социальные противоречия, возникающие в усло виях развития рыночных отношений и постепенной модернизации таиландской деревни.

В крестьянском обществе в наибольшей степени сохраняется традиционно харак терная для тайцев статусная иерархия, толерантность личностного поведения, проявление различных форм коллективизма и взаимопомощи, почитание старших, определяющая роль женщин в семье, особенно в деле воспитания детей и распределения доходов. Все это вполне сочетается и во многом определяется религиозными нормами поведения кре стьян, их стремлением получить как можно больше заслуг в настоящей жизни и обеспе чить себе наилучшую карму в будущем в рамках традиционной идеологии ортодоксаль ного буддизма. Определяющую роль в формировании общественного поведения и поли тического сознания крестьян в современной жизни играют расположенные в непосредст венной близости от деревень буддийские храмы. Именно они помогают крестьянам со хранять основы традиционной деревенской жизни и в то же время воспринимать привно симые модернизацией новшества в несколько смягченной национальной идеологией фор ме. При храме осуществляются календарные обряды, связанные с ритмом полевых работ и сменой сезонов годового цикла. В них участвует вся деревня.

Буддийские храмы оказывают огромное влияние на социально-культурную жизнь деревенского общества. Они создают особую традиционную почву для общения сельских жителей. В них проводятся различные религиозные церемонии, собирается молодежь, пожилые люди. Все это нередко сопровождается иллюминационными театрализованными представлениями и ритуальными праздниками27.

В условиях интенсивной модернизации постепенно расширяются социальные и культурные функции монашества. Повышается образовательный уровень местных мона хов. Они чаще вовлекаются в деятельность различных благотворительных патронируе мых королем и различными неправительственными организациями фондов, выступают инициаторами осуществления местных проектов по строительству дорог, ирригационных сооружений, осуществлению образовательных и оздоровительных мероприятий и т.о.

способствуют дальнейшей модернизации таиландской деревни. В то же время именно буддийские храмы и буддийское монашество играют решающую роль в сохранении тра диционных национальных моральных и культурных ценностей и стабильности социаль ного поведения основной массы таиландского крестьянства.

Большое место в деле воспитания сельского населения в духе исторически сложив шейся традиционной политической культуры с ее почитанием королевской власти и при знанием незыблемости существующих в стране государственных бюрократических струк тур и общественных отношений занимают расположенные в сельских районах начальные и средние школы. В то же время именно сельские учителя являются проводниками современ ных знаний, источником информации и знакомства с политической ситуацией в стране и т.о. также способствуют воздействию модернизации на сельское население.

Административная система управления сельскими районами на протяжении мно гих десятилетий, со времени проведения реформ королем Чулалонгкорном в конце XIX в.

складывалась таким образом, что государство сравнительно мало вмешивалось в дела на селения, проживающего в деревнях. Крестьяне сами избирали лиц, выполняющих опре деленные руководящие функции и поддерживающих связи с местными бюрократически ми структурами, формирующимися из числа присылаемых из Бангкока чиновников. Из бираемые на общих собраниях населения деревень из числа наиболее уважаемых жите лей старосты («hedman», «Kanmen» – или «phu yai ban») – являлись высшей властью для односельчан. Они собирали налоги, разрешали возникающие в деревне имущественные споры, регистрировали факты рождений и смертей28.

Индокитай: тенденции развития Практика избираемости старост сложилась под влиянием определенных элемен тов традиционной тайской племенной демократии, сохранялась со времен средневековья, была закреплена законами, принимаемыми в начале XIX в. в период деятельности первых королей династии Чакри, и нашла свое отражение в политических реформах короля Чула лонгкорна в конце XIX – начале XX вв. Она сохранялась даже в период существования авторитарных диктаторских режимов во второй половине XX в. и на протяжении многих лет оставалась единственной формой общественного представительства в стране.

Вплоть до 1983 г. на этот пост избирались только мужчины, а впоследствии функ ции старост могли выполнять и женщины. Из числа старост избирается глава Совета ди стрикта (тамбона). Последний включает два органа: один из них – так называемый «Зако нодательный Комитет» принимает решения, касающиеся различных сторон жизни сель ского населения, второй является сугубо исполнительным органом. В первый входит по два представителя, специально избираемых от каждой деревни, второй избирается из со става всего Совета, т.е. из числа входящих в него деревенских старост и представителей местной администрации. Чиновники, назначаемые из центра, получают возможность ока зывать давление на деревенских старост и в свою очередь воздействовать на политические настроения деревенских жителей.

Известно, например, что в период бурных событий мая 1992 г., когда практически решались судьбы таиландской демократии и проходили массовые демонстрации в Бан гкоке с требованием отстранения от власти премьер-министра и главы военной хунты, совершившей переворот в феврале 1991 г., генерала Сучинды Крапраюна, местные чи новники организовали выступления крестьян в его защиту. В них, по оценкам таиланд ской прессы, приняло участие более 150 тыс. деревенских жителей. Кстати, события мая 1992 г. со всей очевидностью показали степень неоднородности социального состава и политической ориентации таиландского крестьянства. Одновременно со стимулируемыми местными властями выступлениями крестьян в защиту генерала многочисленные группы сельских жителей принимали участие в широком движении с требованием ликвидации диктаторского режима и восстановления представительных институтов власти, которое развернулось во многих провинциальных городах и региональных центрах. Выборочные опросы, проведенные после событий 1992 г., показали, что в этом движении участвовало более 500 тыс. человек. Среди них были представители местной интеллигенции, рабочие и служащие расположенных вне городов современных промышленных и торговых пред приятий, а также выходцы из различных социальных слоев крестьянства29. Однако, не смотря на участие сравнительно небольших групп крестьян в майских событиях 1992 г., в целом политическая ситуация в сельских районах и в это время оставалась достаточно стабильной.

Сам факт существования неформальных избираемых крестьянами местных лиде ров безусловно оказывает определенное влияние на происходящие в стране политические процессы не только на местном провинциальном уровне, но и в общенациональном мас штабе. По мнению таиландских политологов, неформальное лидерство, олицетворяемое избираемыми деревенскими старостами и другими представителями сельской элиты, вплоть до настоящего времени проявляется как особый вид социальной модели, или со циальных связей, наряду с бюрократической иерархией и развивающимися в стране ры ночными отношениями30.

В реальной жизни существование такой модели, вероятно, выражается прежде всего в неоднозначности судеб избираемых деревенских старост. Часть из них на разных этапах формирования крестьянского общества и в современный период выступает как подлинные выразители интересов крестьян не только на местном уровне в провинциаль В.А. Дольникова ных административных структурах, но и в национальном масштабе, выдвигая крестьян ские требования перед правительством и парламентом. Они нередко попадают в число местных чиновников, составляя часть низшего звена местной провинциальной бюрокра тии. Определенная часть из них постепенно вовлекается в сферу развивающихся в сель ских районах коммерческих структур и нередко попадает в сферу влияния местных про винциальных боссов «чао пхо». Избираемость деревенских старост является исторически сложившейся важной частью таиландской политической культуры. Она подчеркивает оп ределенную автономность тайской деревенской жизни. Их влияние на местное сельское население ощущается значительно больше, чем воздействие прибывающих из центра ме стных чиновников.

При всем разнообразии положения и судеб избираемых деревенских старост и их конкретной деятельности само существование этой категории сельских элитарных групп, безусловно, свидетельствует о том, что в рамках сельской периферии функционирует оп ределенная категория лиц, как бы отделяющих деревенское общество (имеются в виду рядовые жители деревень) от остального бурно развивающегося современного мира. Это обстоятельство с одной стороны является определенным фактором, препятствующим во влечению деревенского общества в процессы экономической и политической модерниза ции, а с другой – способствует сохранению традиционного крестьянского мира с его пат риархальными и иерархическими клиентельными принципами организации общества и традиционным отношением к происходящим в стране политическим событиям.

В условиях преобладания крестьянской собственности и возможности ее расши рения за счет развития стихийного захватного земледелия и обработки новых площадей сложилась определенная социальная устойчивость многочисленных групп сельского на селения даже в условиях неизбежного воздействия на него капитализма и рыночных от ношений и обусловленного ими имущественного расслоения крестьянства.

Сохранение традиционных особенностей тайской деревни во многом связано с ее определенной автономностью и сравнительно ограниченным вмешательством государст ва в экономические и социальные процессы, развивающиеся в сельских районах. На про тяжении многих десятилетий правительство не смогло создать официальную систему распределения земельной собственности, организовать повсеместное предоставление ти тулов на землю и соответствующие ему формы налогового обложения крестьян. Создание новых хозяйств, перераспределение земельных участков в рамках аренды и наследования определенных площадей, вплоть до недавнего времени нередко производилось на основе обычного права и решения местного деревенского коллектива, утверждающегося изби раемыми крестьянами деревенскими лидерами. Проявляющиеся в современный период социальная стабильность местного крестьянства и устойчивость находящейся в их распо ряжении земельной собственности являются результатом длительной социально экономической эволюции таиландской деревни и отражают ее специфику и особенности.

Законодательно закрепленная социальными реформами короля Чулалонгкорна в начале XX в. крестьянская собственность на землю сохранялась в Таиланде на протяже нии всего довоенного периода, пережила трудные времена мирового экономического кри зиса 1929 – 1931 гг. и социальные катаклизмы, связанные с развитием капитализма и ры ночных отношений на протяжении первых послевоенных десятилетий, сохранялась даже в период существования самых одиозных авторитарных военных диктаторских режимов и вплоть до настоящего времени является одной из важнейших особенностей развиваю щихся в стране социально-экономических отношений. Этому способствовали некоторые особенности утвердившегося в Таиланде аграрного строя, связанные с неравномерным размещением населения на территории страны и наличием свободного пригодного для Индокитай: тенденции развития обработки колонизационного земельного фонда, некоторыми особенностями формирова ния местной преимущественно китайской по происхождению буржуазии и проявляющая ся на протяжении многих лет определенная отстраненность от аграрных проблем нахо дящихся у власти правительств.

По мнению таиландских исследователей, вплоть до начала 1960-х гг. правительст во активно не вмешивалось в ситуацию, складывающуюся в сельских районах. В 1960-х гг. в период деятельности правительства Сарит Танарата, когда экономический рост был обусловлен прежде всего увеличением производства сельскохозяйственной про дукции на экспорт, изменяется отношение таиландских властей к развитию сельских рай онов. Возрастают государственные вложения в развитие ирригации, дорожной системы, создаются предприятия агробизнеса и одновременно усиливается административное дав ление на сельское население. Возрастает налоговое обложение крестьян. В сельских рай онах активизируется деятельность полицейских, военных и гражданских чиновников, ог раничивается самостоятельность местных избираемых крестьянами лидеров. Админист ративный нажим и экономическое давление на сельское население со стороны государст ва в условиях интенсивной коммерциализации аграрного сектора вызывало недовольство крестьян и во многом способствовало их вовлечению в развернувшееся в стране повстан ческое движение, которое подавлялось силами армии и полиции.

В 1980 – 1990-х гг. интенсивный процесс индустриализации, сокращение экономи ческой роли сельского хозяйства, постепенное истощение фонда свободных пригодных для обработки земель, увеличение разрыва в уровне доходов городского и сельского населе ния – оказывало негативное воздействие на социально-экономическое положение таиланд ской деревни, нарушало исторически сложившийся в ней традиционный патриархальный уклад жизни и относительную автономность крестьянского общества. Огромную роль в этом играло возросшее влияние городской культуры и городского образа жизни, распро странение телевидения, прессы, современных информационных систем и средств связи.

Новые экономические отношения, современные идеи, достижения культуры, про фессиональные навыки проникают в деревню вместе с прибывающими туда торговцами, представителями действующих в городах фирм и компаний, возвращающимися в свои семьи временными и постоянными мигрантами. Однако, несмотря на это, деревенский традиционный мир сохраняется и во многом определяет условия жизни и идеологические приоритеты многочисленных групп не только сельского, но и городского населения.

Дело в том, что, несмотря на интенсивный процесс модернизации, который все больше захватывает самые широкие слои таиландского общества, существуют опреде ленные силы, которые чутко улавливают исходящие из традиционного крестьянского ми ра культурные и идеологические импульсы и стремятся их использовать в интересах дос тижения национального единства, культурного процветания и обеспечения экономиче ской и политической стабильности таиландского общества. Это прежде всего монархия и поддерживающая ее аристократическая элита, руководство буддийской сангхи и функционирующие в стране различного рода неправительственные организации. Все они, с одной стороны, способствуют постепенной модернизации деревни, привносят в нее эле менты образования, современных знаний, технологической информации, а, с другой – чрезвычайно бережно относятся к традиционным формам функционирования деревенско го общества и стремятся препятствовать его разрушению. Это особенно касается ныне действующего короля и королевской семьи.

Таким образом, в Таиланде наблюдается своеобразное сочетание современных ин тенсивных форм модернизации и сохранение традиционных форм экономической соци альной и политической жизни крестьянства, препятствующие распространению в сель В.А. Дольникова ских районах различных форм левого экстремизма и возникновению острых политиче ских катаклизмов в масштабах всего таиландского общества.

Социальная устойчивость и политическая пассивность располагающей собствен ной землей основной массы сельского населения сохраняется, несмотря на определенную активизацию крестьянского движения, которая обнаружилась в конце 1990-х гг., когда за метно обострилась экономическая ситуация в деревне в связи с постепенным сокращени ем свободного колонизационного земельного фонда, даже в наиболее отдаленных от цен тра окраинных периферийных районах, а также в связи с мероприятиями правительства по строительству дамб и электростанций и вызванных этим переселением многочислен ных групп крестьян.

Росту крестьянской земельной собственности в эти годы препятствовали запрети тельные меры властей, направленные на сохранение лесных массивов и экологического баланса страны. Во всяком случае в конце 1990-х гг. в прессе появились публикации об обострении земельной проблемы, росте крестьянской задолженности, увеличении числа малоземельных и безземельных крестьян и появлении определенных признаков активи зации крестьянского движения. Последние проявлялись в организации митингов, маршей протеста, направленных против конкретных мероприятий правительства и различных коммерческих структур, непосредственно затрагивающих интересы многочисленных групп сельского населения. Однако проявление определенной политической активности крестьян и предъявление ими конкретных требований, обращенных к правительству и парламенту, и в настоящее время затрагивают сравнительно небольшую часть сельского населения и не нарушают традиционную социальную стабильность и устойчивость таи ландской деревни31.

Более того, сохранение в ней присущих тайцам традиционных форм организации общества, социального поведения и национального менталитета оказывают воздействие не только на социально-политическую ситуацию, складывающуюся непосредственно в сельских районах, но проявляется и в масштабах всего, в том числе и городского общест ва. Этому способствует расширение масштабов миграционных процессов, затрагивающих как городское, так и сельское население. Миграционная подвижность сельского населе ния обусловлена прежде всего социально-экономическими и социально-культурными факторами и стремлением крестьян получить дополнительные доходы за счет сезонной миграции в город и временной сезонной работы по найму, их переходом на положение постоянных городских наемных работников в различных видах индустриальной и торго во-коммерческой деятельности, а также быстро расширяющейся сфере личного и бытово го обслуживания, возможностью повысить уровень общего и специального образования.

На протяжении 1960 – 1990-х гг. число сельско-городских мигрантов составило не менее 4,5 – 5 млн. человек. В их число входят преимущественно мигранты, переселяющиеся в Бангкок на постоянной основе. Временная и сезонная миграция, как правило, вообще не учитывается официальной статистикой. При этом существует и постоянный обратный отток мигрантов из города и прежде всего Бангкока в деревню.

Этот обратный поток включает и возвращающихся из Бангкока в деревню временных и сезонных рабочих и сельско-городских мигрантов, постоянно проживающих в Бангкоке, и нередко направляющихся к своим деревенским родственникам в связи со вступлением в брак, прекращением трудовой деятельности по достижении преклонного возраста, потерей работы в периоды обострения проблем занятости и массовых увольнений на предприятиях и другими самыми разными внезапно возникающими жизненными обстоятельствами, которые не поддаются никакому официальному учету и являются результатом сугубо личных или семейных решений.

Индокитай: тенденции развития Само существование этого обратного потока свидетельствует о сохранении посто янных связей с деревней основной массой прибывающих в город сельско-городских ми грантов, независимо от продолжительности их пребывания в столице, размеров собствен ности и доходов и достигнутого ими социального положения. Миграционная подвиж ность выходцев из семей сельских жителей во многом обусловлена исторически сложив шейся практикой перемещения крестьян на новые земли, требующей определенного ди намизма социального поведения, принятия важных решений, связанных с временным раз делением семей, поисками дополнительных доходов за счет временной работы по найму, розничной торговли и других весьма разнообразных форм трудовой деятельности.

В условиях интенсивного развития системы среднего и высшего образования и ее постепенной децентрализации выходцы из крестьянских семей получают все больший доступ в средние школы, средние профессиональные и высшие учебные заведения гума нитарного, технического и даже военного профиля, переходят к городскому образу жизни, вливаются в состав постоянного городского населения и пополняют ряды несельскохо зяйственной рабочей силы. Молодое поколение крестьянских семей в настоящее время широко представлено в составе студенчества, интеллигенции и средних слоев, наемных работников в индустриальном секторе, торговле и сфере услуг. Выходцы из крестьянских семей активно участвуют в развивающемся в стране капиталистическом хозяйстве, задей ствованы в бизнесе и различных сферах деловой и коммерческой деятельности. Они ра ботают в профсоюзах, являются членами различных неправительственных организаций, принимают участие в деятельности политических партий и нередко занимают важные посты в правительственных структурах и государственном аппарате. Конечно, все они уже не являются деревенскими жителями, коренным образом изменили свой образ жизни и социальное положение. Наибольшие изменения в экономическом положении и соци альном статусе характерны для выходцев из сравнительно обеспеченных и задействован ных в торговле крестьянских семей, деревенской элиты и местных предпринимателей.

Однако независимо от того, из каких социальных слоев крестьянства они проис ходят и того, места, которое они занимают в условиях городской жизни, подавляющее большинство выходцев из крестьянских семей в первом и даже во втором и третьем поко лениях сохраняют связи со своими деревенскими родственниками и односельчанами и испытывают определенное влияние образа жизни, традиционных ценностей, межлично стных отношений, особенностей менталитета и социального поведения, характерных для составляющего основу нации таиландского крестьянства. Это особенно ярко проявляется в периоды возникновения экономических трудностей, кризисных ситуаций и острых по литических противоречий.

Так, в трудные времена, связанные с финансовым кризисом 1997 – 1998 гг., когда в Бангкоке происходили массовые банкротства фирм и финансовых компаний, закрывались торговые и промышленные предприятия, резко упал курс национальной валюты, и эконо мические трудности и угроза разорения коснулись многочисленных групп населения сто лицы, наблюдался массовый отток рабочей силы в сельские районы страны. Эта тенден ция прослеживается по материалам официальной статистики занятости. За два года ( и 1998 г.) численность сельского самодеятельного населения возросла и одновременно обнаружилось сокращение занятости в промышленных отраслях32. При этом, когда эко номическая ситуация в городе начала стабилизироваться и обнаружились признаки оздо ровления экономики и преодоления кризиса, начался обратный приток населения из де ревни в город и возвращение покинувших Бангкок жителей к своим прежним занятиям и сложившемуся образу жизни. Временный отток городских жителей в деревню, как прави ло, не сопровождался их переходом к сельскохозяйственному труду и постоянному про В.А. Дольникова живанию в сельской местности. Возвращение в деревню обеспечивало возможность найти хотя бы временную работу в индустриальном и торговом секторах, занимавших важное ме сто в экономике сельской периферии, получить поддержку и помощь от своих деревенских родственников и в то же время вновь приобщиться к тайскому традиционному крестьян скому миру с присущими ему особенностями менталитета и социального поведения.


Сохраняющиеся в деревне традиционные религиозно-культурные ценности, проч ность сложившихся там патриархально-клиентельных отношений, общинных и семейных связей, толерантность и терпимость личностного поведения крестьян, почитание ими ко роля и королевской власти оказывает влияние на формирование социальной психологии не только сельского, но и городского населения и во многих случаях помогает избегать возникновения острых политических конфликтов и кризисных ситуаций, в масштабах всего таиландского общества.

Традиционный крестьянский мир и его внешние проявления можно обнаружить в современном облике таиландской столицы. Фешенебельные кафе и рестораны на окраи нах Бангкока нередко размещаются в строениях в форме типичного деревенского дома на сваях со всеми атрибутами, присущими жилищу тайского крестьянина и с соответствую щим набором традиционных блюд. В непосредственной близости к гигантским торговым центрам располагаются изображения местных культов и совершаются соответствующие им обряды поклонения.

Модернизация периферийных сельских районов, развитие в них различных форм капиталистического производства и современной сферы услуг постепенно сближает про живающее в них население с городскими жителями. Это особенно проявляется в сельских районах, находящихся в непосредственной близости от Бангкока.

На остальной территории страны многочисленные группы крестьян по-прежнему остаются весьма обособленной, живущей в своем традиционном тайском мире, сохра няющей определенные элементы натурального производства и в определенной степени отстраненной от происходящих в стране экономических и социальных перемен частью населения. И, как это не парадоксально, именно это является определенным фактором сохранения социальной стабильности и несколько сглаживает остроту негативных мо ментов, которые являются неизбежным следствием бурного развития капитализма и гло бализации экономики и происходящих в стране социально-экономических и политиче ских процессов.

Интересно, что сам факт влияния традиционного сельского мира, сохраняющегося в таиландской деревне, на развивающееся современное городское общество по-разному воспринимается в различных правительственных и научных кругах, а характер этого вос приятия меняется в зависимости от конкретных условий социально-экономического и по литического развития страны. Во всяком случае политические события последних деся тилетий свидетельствуют о том, что отношение к аграрным проблемам и экономическому положению крестьянства во многом определяет исход политической борьбы и судьбы на ходящихся у власти правительств.

Неудачи правительства, возглавляемого лидером одной из наиболее популярных в стране Демократической партии Чуан Ликпхая (1992 – 1995 и 1997 – 2000 гг.) во многом были обусловлены недооценкой им значения аграрной политики и неэффективностью проводимых им аграрных преобразований.

В то же время победа на выборах и приход к власти в 2001 г. вновь образованной партии Тхай Рак Тхай («тайцы любят Таиланд») и формирование правительства во главе с ее лидером одним из наиболее крупных финансовых магнатов Таиланда Таксином Чин новатом в значительной мере стали возможны благодаря выдвижению ими предвыборных Индокитай: тенденции развития лозунгов, направленных на улучшение экономического положения крестьянского населе ния страны. И хотя эти обещания носили во многом популистский характер, сам факт их выдвижения обеспечил массовую поддержку вновь образованной партии и ее победу на выборах в парламент.

Сохранение социальной стабильности сельского населения является одним из важных направлений деятельности правительства Таксина Чинновата. С этой целью про водятся мероприятия по децентрализации государственной финансовой системы и обес печению большей самостоятельности в распределении предоставляемых правительством средств местным органам власти. Доля государственных средств, находящихся в распо ряжении местной провинциальной администрации, которая на протяжении десятилетий не превышала 10% уже к концу 2001 г. составила 20%. К 2006 г. правительство предпола гает довести ее до 35%33. Процесс децентрализации затрагивает деятельность полиции, органов здравоохранения и народного образования, т.е. тех сфер, которые непосредствен но касаются сельского населения страны.

C новой программой осуществления помощи сельскому населению страны высту пает король Пумипон Адульядет. Она была выдвинута в 2000 г. и предусматривала все мерное укрепление самостоятельных крестьянских хозяйств, содействие их самодоста точности и возможности обеспечения производственных и потребительских нужд, неза висимо от складывающейся внешней экономической конъюнктуры и колебания цен на различные сельскохозяйственные товары. Эта программа получила название «Новой тео рии короля». Она предусматривает различные виды государственной помощи отдельным крестьянским хозяйствам, их поддержку со стороны руководимых королем экономиче ских структур и различных неправительственных организаций и благотворительных фон дов. Предполагается, что по мере укрепления этих хозяйств и увеличения их доходов они будут постепенно втягиваться в систему рыночных отношений34. Последнее свидетельст вует о том, что имеется в виду не натурализация крестьянских хозяйств, которая практи чески невозможна при современном уже достигнутом уровне развития товарности произ водства в аграрном секторе экономики, а именно поддержка социальной стабильности и устойчивости таиландской деревни, которая способствует сохранению традиционного крестьянского мира, влияние которого ощущается не только в сельских, но и в городских районах и во многом способствует сохранению политической стабильности общества, без которой невозможно успешное экономическое развитие.

Эта «новая теория» короля нашла свое отражение в разработанном и принятом правительством IX плане социально-экономического развития Таиланда (2002 – 2006 гг.), в котором провозглашается необходимость развития сбалансированной экономической системы, отражающей интересы не только городского, но и сельского населения страны, и всячески подчеркивается значение учета исторически сложившихся традиционных осо бенностей таиландского общества при разработке долговременной стратегии его соци ально-экономического развития35.

Сельская периферия играет важную роль в социально-экономической модерниза ции таиландского общества. Развивающийся вне городов индустриальный сектор, активи зация торгово-промышленной деятельности проживающего там населения и формирова ние провинциальных корпоративных организаций современного бизнеса во многом спо собствовали происходившим на протяжении последних десятилетий изменениям в эко номике и социальной жизни страны и становлению в ней основ современного капиталистического хозяйства.

Капиталистическая модернизация сельских периферийных районов и обусловлен ные ею процессы формирования местной сельской буржуазии и используемой вне горо В.А. Дольникова дов армии наемного труда играет важную роль в экономической и социальной жизни таи ландского общества. Она способствует ускорению темпов роста и повышению уровня развития национальной экономики, расширению внешнеэкономических связей Таиланда и превращению его в один из крупнейших экономических центров Юго-Восточной Азии и повышает его роль в развитии мирового хозяйства, и, что особенно важно, оказывает большое позитивное воздействие на экономические и социальные процессы, происходя щие в соседних странах Индокитая, находящихся на более низком по сравнению с ним уровне развития товарного производства и рыночной экономики. Это прежде всего каса ется примыкающих к его восточной и западной границам и связанных с ними историче скими судьбами и культурно-идеологической общностью Лаоса, Камбоджи и Мьянмы.

Современный Таиланд с его гигантским экономическим центром в Бангкоке и ин тенсивно развивающимися провинциальными региональными центрами и неуклонно мо дернизирующейся сельской периферией является важнейшим экономическим центром Индокитая. Капиталистическая модернизация сельских районов Таиланда расширяет возможности приграничной торговли с соседними странами, создает благоприятные ус ловия для развития трудовой иммиграции. В Бангкоке и в крупнейших провинциальных городах функционируют центры по обучению основам современного бизнеса, маркетинга и управлению производством специалистов из соседних стран Индокитая. Такие центры создаются и в рамках осуществления программ, финансируемых АСЕАН и различными корпоративными организациями регионального бизнеса и непосредственно таиландским правительством36.

Капиталистическая модернизация сельской периферии происходит в сложных и весьма противоречивых условиях социально-экономического и политического развития Таиланда. Она развивается при сохранении традиционных отношений, исторически сло жившихся особенностей социального строя, национального менталитета, религиозно культурных ценностей и политических приоритетов. Сам факт сочетания интенсивной и успешной капиталистической модернизации и сохранения традиционного крестьянского мира с его спецификой и особенностями, присущими не только Таиланду, но и ряду со седних государств Индокитая с их преимущественно крестьянским, исповедующим буд дизм населением представляет интерес и, несомненно, учитывается правящими кругами этих стран.


Опыт Таиланда позволяет им надеяться на возможность интенсификации и ком мерциализации хозяйства, независимо от уровня экономического развития и установив шегося в возглавляемых ими странах политического строя и общественных отношений в сложных условиях современного капиталистического мира и противоречивого воздейст вия глобализационных процессов.

Ruth McVey. «Money and Power in provincial Thailand». Chiang Mai, 2000., p.251 – 255.

Chotiya Parichart. «The Changing role of provincial business in the Thai political economy» в кн. «Po litical Change in Thailand. Democracy and participation, ed. Kevin Hewison. London, 1997, p. 251-255.

Report of the Labor Forel Survey. Whole Kingdom. 1994, 1999. Bangkok, 1995, 2000.

Ibid.

Ibid.

Ibid.

Ibid.

NCO. Economic Indicators 1995, Thailand? Bangkok, p. 26.

Chotiya Parichart. «The Changing role of provincial business in the Thai political economy» в кн. «Po litical Change in Thailand. Democracy and participation, ed. Kevin Hewison. London, 1997, p. 253.

Индокитай: тенденции развития Ibid.

Ibid.

Pasuk Phongpaichit andChris Baker. «Chao Sua, Chao Pho, Chao Thi. Lords of Thailand’s Transition»

в кн. Ruth McVey. «Money and Power in provincial Thailand». Chiang Mai, 2000. – p. 36 – 41.

Pasuk Phongpaichit, Sungsidh Pariyarangsan, Wualnol Therat. «Guns, Girls, Gambling, Ganja (?).

Thailand’s Illigal Economy and Public Policy». Chiang Mai, 1998. – p.11 – 14.

Ibid., p. 175.

Pasuk Phongpaichit, Sungsidh Piriyarangsan. «Corruption and Democracy in Thailand», Bangkok, 1999. -p. 136 – 140.

Ibid.

Laothamatas Anek. «Business Assotiations and Political Economy of Thailand». Westview Press, 1992.

Ruth McVey. «Money and Power in provincial Thailand». Chiang Mai, 2000., p. 125.

Bello W., Cunningham, Li Kheng Pon. Asicmese Tragedy, Bangkok, 1998, p. 1 – 10.

The Economist. 13.01.2001, Mart, 2002.

Goverment of Thailand. The Ninth National Economic and Social Development Plan (2002 – 2006).

Bangkok, 2002.

The Economist. Mart 2 nd, 2002. A Survey of Thailand.

Report of the Labour Force Survey. Whole Kingdom. 1994, 1999. Bangkok, 1995, 2000, p. 38.

Ibid.

Ibid.

Ruth McVey. «Money and Power in Provincial Thailand». Chiang Mai, 2000, p. 36 – 41.

Pasuk Pongpaichit and Chris Baker. «Thailand. Economy and Politics». Bangkok, 1997.

Е.В. Иванова. «Очерки культуры тайцев Таиланда». М, 1996. – стр. 195 – 205.

Thailand into the 2000’s. Bangkok, 2000, p.76 – 86.

Ruth McVey «Money and Power in Provincial Thailand». Chiang Mai, 2000. – p. 221 – 258.

. Ibid., p. 8 – 9.

Bello W, Cunningham, Li Kheng Pon. «A Siamese Tragedy». Bangkok, 1998, p. 105 – 110, p. 1 – 10.

Laird I., Money Politics., Globalisation, and Crisis. Singapore, 2000, p. 251 – 269.

1998 Year-end Economic Review.

TheEconomist. A new order. A survey of Thailand. March, 2nd 2002.

Thailand into the 2000’s. Bangkok, 2000, p. 253.

Government of Thailand. The Ninth National Economic and Social Development Plan (2002 – 2006).

ESCAP. «The Private Sector and ASEAN Business Opportunities. Cambodia, Lao People’s Democratic Republic, Myanmar and Vietnam». Bangkok, 1997.

Н.Н. Бектимирова Камбоджа: проблемы политической эволюции (1993 –2003 гг.) 2003 год был этапным в политическом развитии Камбоджи – прошло ровно 50 лет после обретения ею независимости и 10 лет с момента завершения миротворческой мис сии и образования нового государства Королевства Камбоджа. В целом мировое сообще ство затратило почти 2 млрд. долларов на достижение политической стабильности в этой стране и осуществление там демократических перемен1.

В 90-е годы в Камбодже произошли три общественные трансформации, отличав шиеся масштабностью задач и насущной необходимостью их одновременного решения:

это переход от войны к миру, от плановой экономики к рыночной и от авторитарного ре жима к либеральной демократии. Важнейшим и наиболее очевидным успехом Камбоджи являлось установление полного контроля центральной власти над всей территорией стра ны и достижение политической стабилизации. В конце 90-х годов движение «красных кхмеров» прекратило свое существование в качестве самостоятельной военно политической организации, его участники получили амнистию и интегрировались в по литическое и экономическое пространство камбоджийского общества.

Политическая стабильность рассматривалась властями страны как задача страте гическая, как важнейшее условие и необходимая гарантия поступательного экономиче ского развития. Специфика же политической эволюции Камбоджи, характер политиче ских перемен были во многом обусловлены результатами социально-экономического раз вития страны за этот период.

Итогом десятилетних реформ в экономической сфере стало достижение Камбод жей определенной макроэкономической стабильности. По оценкам международных экс пертов, страна достаточно последовательно шла курсом рыночных реформ. Так, ежегод ный рост ВВП во второй половине 90-х годов в среднем составлял 5,7%;

инфляция сокра тилась с 75% в 1995 г. до 4% в 2000 – 2003 гг. Значительный рост наблюдался в промыш ленном секторе, его доля в ВВП увеличилась в два раза, достигнув 24%к 2000 г.2 Наи большая динамика была отмечена в текстильной отрасли, на долю которой приходилось 89% всего промышленного производства страны. До 1998 г. определенные положитель ные тенденции были отмечены в сельском хозяйстве, прежде всего в рисоводстве. Так, с 1995 по 1998 гг. производство риса увеличилось в полтора раза, достигнув рекордной цифры- 3,6 млн. т., несколько возросла средняя урожайность риса.

Важнейшее значение для поступательного экономического развития имела норма лизация отношений Камбоджи с международными финансовыми структурами, ее вступле ние в АСЕАН и возросшие в связи с этим возможности интеграции страны в региональное и мировое экономическое пространство. Признанием успехов Камбоджи на этом пути стал факт проведения на ее территории ряда международных форумов в рамках АСЕАН.

Однако, в целом, социально-экономические реформы носили во многом противо речивый характер, и их результаты оказались значительно ниже ожидаемых. Во-первых, Индокитай: тенденции развития не следует забывать, что относительно высокие для Камбоджи макроэкономические пока затели были достигнуты прежде всего благодаря массированной внешней помощи, еже годные размере которой в среднем составляли 500 млн. долл. Во-вторых, экономические успехи и достижения в основном затронули узкий сектор экономики, сосредоточенный прежде всего в столице. Макроэкономическая стабилизация фактически не отразилась на уровне жизни основной части населения, особенно в сельской местности. В стране со храняется крайне высокая численность населения, живущего за чертой бедности. За лет этот показатель снизился всего на 3% и составил в 2003 г.36% населения. В сельских районах за чертой бедности проживает более 40% населения, чей ежедневный прожиточ ный минимум не превышает 50 центов3.

По-прежнему крайне низко рентабельным остается сельское хозяйство, в котором занято 77% населения. Сельскохозяйственное производство практически полностью зави сит от капризов природы, что не позволяет добиться стабильности в производстве риса и решить продовольственную проблему. Так, начиная с 1999 г. природные катаклизмы – за сухи и наводнения – привели к стагнации сельскохозяйственного производства, в резуль тате половина провинций страны испытывала острую нехватку продовольствия, которую власти пытались компенсировать за счет международной помощи в рамках программы «Продовольствие за работу».

Несмотря на либеральные инвестиционные законы, действующие в стране, с се редины 90-х наблюдалось сокращение притока частных иностранных инвестиций. Дос тигнув пика в 1996 г. – 17, 9% ВВП, они снизились до 14,7% к 2002 г. К тому же 65% всех инвестиционных проектов реализуется в городе и лишь 35% в сельской местности, где проживает 90% населения 4.

Особую обеспокоенность со стороны стран-доноров вызывает произошедшее за эти годы ухудшение и без того крайне низкого качества жизни основной массы населения, особенно в сельских районах. Так, только 5% сельского населения имеет доступ к чистой воде, только 8% пользуются электроэнергией, лишь 50% имеют доступ к медицинскому обслуживанию и не более 50% сельских детей школьного возраста охвачены начальным образованием5.

Около 20% сельского населения относится к категории безземельных, числен ность которых возрастает ежегодно в среднем на 2%, при этом естественный прирост на селения в сельской местности достигает почти 3%. 48% крестьян имеет земельные участ ки менее 0,5 га, что значительно меньше нормы, необходимой для обеспечения прожи точного минимума6.

Традиционной особенностью землевладения в Камбодже являлось преобладание – до 80% – мелких собственников, которые находились в сильной зависимости от торгово ростовщического капитала. Однако в силу низкой рыночной стоимости земли ростовщи ки не торопились забирать землю за долги, которые часто передавались из поколения в поколение. В 90-е годы ситуация изменилась, земля сейчас представляет коммерческий интерес и ростовщику стало выгоднее отнять землю у крестьянина и перепродать ее.

Земледелие, как правило, составляет половину доходов крестьянской семьи, дру гая половина складывается из доходов от рыболовства и лесоводства, роль которых осо бенно возрастает в неурожайные годы. Коммерциализация этих двух сфер в 90-е годы в условиях крайне слабого менеджмента и расцвета коррупции привела не только к значи тельному истощению природных ресурсов, но и к резкому сокращению доходов кресть янских семей. В частные концессии была отдана значительная часть рыболовецких уго дий, традиционно принадлежавших местным крестьянским общинам, что лишило сель ских жителей второго после риса продукта питания и источника дохода.

Н.Н. Бектимирова Ситуация в лесоводстве, по признанию как международных экспертов, так и не правительственных организаций (НПО), занимающихся мониторингом экологической ситуации, близка к критической. В начале 90-х годов, оценивая экономический потенциал Камбоджи, международные финансовые организации возлагали особые надежды на лесо водство как отрасль, которая должна была ежегодно приносить в бюджет 30 – 35 млн.

долл. Однако реальная отдача от лесоводства не превышала 8 млн. долл. ежегодного до хода. В то же время нелегальная вырубка леса достигла катастрофических размеров. По данным Всемирного банка масштабы вырубки лесов в Камбодже в 1973 – 1993 гг. дости гали 70 тыс. га ежегодно, а в 1993 – 1997 гг. они возросли до 180 тыс. га ежегодно7. В 2000 г. Азиатский Банк развития признал, что программа развития лесоводства в Камбод же окончилась полным крахом8. Политика правительства в области лесоводства привела к тому, что жители сельских районов фактически оказались лишенными возможности поль зоваться лесными угодьями, ставшими собственностью концессионеров. Это не только привело к снижению их доходов, но практически поставило на грань вымирания те малые народности, которые живут исключительно за счет лесных промыслов. В конце 90-х годов страны-доноры поставили перед правительством Камбоджи в качестве одного из основ ных условий выделения ему ежегодной помощи разработку комплексной программы по улучшению ситуации в лесоводстве с обязательным учетом интересов местных общин и гарантий их прав в пользовании лесными угодьями.

Снижение уровня жизни населения в сельских районах привело к увеличению ми грации в города и росту численности городских бедняков, которые, перебиваясь времен ными заработками, пополнили ряды уличных торговцев, уборщиков, носильщиков, про фессиональных попрошаек. Так, только в Пном Пене 1/5 населения живет за чертой бед ности. Это – жители трущоб, которые стихийно возводятся на окраинах города и вдоль транспортных магистралей. Эти люди полностью лишены доступа к медицинскому об служиванию и образованию, так как просто не имеют постоянного места жительства.

Приоритетным направлением деятельности правительства в 90-е годы являлось решение крайне сложных социальных задач, в первую очередь, формирование «человече ского капитала», так как отсутствие собственных квалифицированных кадров, да и крайне низкий уровень образования населения в целом являлись существенным препятствием в проведении как экономических, так и политических реформ. Однако и в этой области Камбодже не удалось достичь сколь либо ощутимого прогресса. В 2000г. правительство страны признало, что реформа образования находится «в эмбриональном состоянии». По оценкам ЮНЕСКО, уровень практической грамотности в стране достигает лишь 37% на селения, а существующая система образования работает лишь на 1/3 своих потенциаль ных возможностей9. Довольно значительная помощь, которая направлялась в сферу обра зования по каналам НПО, носила, как правило, фрагментарный характер, не подчинялась единой стратегии и скорее напоминала латание дыр. Не менее тревожная ситуация сло жилась и в области здравоохранения. Так, уровень заболеваемости СПИДом достигает 2,6% населения и по признанию властей в ближайшем будущем может превратиться в реальную угрозу национальной безопасности.

Политико-культурные изменения, которые произошли в Камбодже за 10 лет, также позволяют подвести определенные итоги. Однако сразу же встает вопрос: как определить глубину изменений в этой области. Естественно существует ряд стандартных показате лей: это формальный набор демократических институтов и процедур, существующих в стране, таких как многопартийность, свободные периодические выборы, ненасильствен ная смена правительства и т.п. Однако гораздо серьезнее и актуальнее выглядит проблема не наличия того или иного типа институтов или их формальных взаимосвязей, а характе Индокитай: тенденции развития ра их функционирования в данном социальном и культурном контексте. Процессы ста новления и консолидации демократии находятся под влиянием разных факторов и, в ко нечном счете, подчиняются различным закономерностям.

В целом демократическая трансформация в Камбодже началась в 1993 г. с прове дения первых всеобщих выборов, принятия новой конституции и формирования парла мента и правительства, легитимность которых признавалась всеми, как внутри страны, так и на международной арене. Демократический транзит в Камбодже имел ряд особен ностей.

Во-первых, он проходил в период, так называемой, третьей демократической вол ны, когда идеи демократии стали «духом времени».

Во-вторых, он инициировался международным сообществом и им же финансиро вался. В соответствии с Парижскими соглашениями 1991 г. демократизация общественно го строя являлась главным условием национального примирения и оказания Камбодже международной помощи.

В-третьих, демократический транзит начался при отсутствии соответствующих социально-экономических и культурно-политических предпосылок. Так, в ходе проведе ния миротворческой операции международные организации признали факт полного от сутствия в Камбодже сколь либо подготовленного «человеческого капитала» для осуще ствления широкомасштабных реформ. Не ставя исход демократической трансформации в прямую зависимость от социально-экономических и культурно-политических факторов, в то же время нельзя отрицать, что именно они в значительной степени определяют содержательное наполнение демократических процедур и институтов.

В-четвертых, несмотря на пестроту включившихся в политический процесс поли тических сил различной ориентации – бывших роялистов, коммунистов, «красных кхме ров», да и просто эмигрантов – между ними фактически отсутствовали принципиальные разногласия политико-идеологического характера, в частности, по вопросам экономиче ской и политической стратегии реформ. Правда, в значительной мере данный феномен объясняется тем, что эта стратегия вырабатывалась представителями международных ор ганизаций и стран-доноров. В результате интересы всех ведущих участников политиче ского процесса внутри самой Камбоджи были довольно однотипны – они соперничали в борьбе за ресурсы, за контроль над теми или иными компонентами экономической систе мы, за влияние на государственные структуры и институты, так или иначе распределяю щие эти ресурсы.

Важнейшей чертой демократической трансформации камбоджийского общества стало сохранение у власти старой номенклатуры Народной партии Камбоджи (НПК), включавшей в себя как партийные, так и хозяйственные кадры. Именно сохранение мо нополии власти в руках представителей НПК при формальной включенности во властные структуры представителей второй по значимости партии страны – ФУНСИНПЕК – пре допределило содержательное наполнение процесса демократизации. Способность же НПК удержать эту монополию в условиях резко возросшей конкуренции со стороны но вых политических акторов в лице чрезвычайно популярной в стране в начале 90-х годов роялистской партии ФУНСИНПЕК, которой к тому же явно симпатизировали представи тели международного сообщества, объяснялась процессами, проходившими в камбод жийском обществе накануне начала демократического транзита, а именно своеобразной «декомпрессией» политического режима в Камбодже, осуществленной правящей Народ но-революционной партией Кампучии, в последствии переименованной в Народную пар тию Камбоджи. Остановимся на этом несколько подробнее.

Н.Н. Бектимирова Еще середине в 80-х годов в то время правящая НРПК насчитывала менее 8 тыс.

человек и представляла собой крайне слабую политическую силу. По признанию лидеров партии она «фактически не имела реальной связи с массами, население не проявляло ин тереса к ее деятельности и не выражало стремления вступать в ее ряды»10. Партия осуще ствляла лишь слабый контроль над территорией страны. Провинциальная администрация обладала высокой степенью автономности, включая и финансовую (в рамках бюджета, спускаемого из центра), и далеко не всегда проявляла лояльность в отношении центра.

Этому во многом способствовали и объективные обстоятельства: состояние полу-войны, полу-мира, «психологическая война», которую вели объединенные силы оппозиции, а также слабое развитие инфраструктуры и коммуникаций, что затрудняло оперативную связь с центром.

Некоторое оживление деятельности партии и приток новых сил в ее ряды начался после провозглашения в 1985 г. на 5 съезде НРПК политики обновления. Съезд положил начало периоду «декомпрессии», «раскрытия» режима. Начались преобразования в соци ально-экономической сфере. Реформистская инициатива шла «сверху» и в любой момент могла быть прервана. Давление снизу, которое также наблюдалось, хотя и в редких случа ях, ни в коей мере нельзя считать решающим фактором. Курс правительства носил доста точно непоследовательный и противоречивый характер, что отражало поиск компромисс ного сочетания рыночных и нерыночных элементов в экономике.

Развитие переговорного процесса по камбоджийской проблеме, появление в конце 80-х-начале 90-х годов реальных перспектив всеобщего урегулирования оказывали все более заметное влияние на экономическую политику правительства НРК, побуждая вла сти к осуществлению более радикальных реформ, так как от позитивных изменений в экономике и социальной сферах во многом зависело будущее самой правящей группиров ки. Политическое урегулирование неизбежно означало проведение свободных выборов, в ходе которых населению страны предстояло избрать новую легитимную власть. Прави тельству Хун Сена необходимо было упрочить позиции своей партии в обществе, чтобы гарантировать успешный исход выборов.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.