авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«5 Содержание В.В. Бойцов Новые члены АСЕАН (Вьетнам, Камбоджа, Лаос, Мьянма) и проблема их адаптации в сообществе _ 7 А.А. Рогожин ...»

-- [ Страница 6 ] --

К середине 1990-х гг. под давлением постоянной критики со стороны инвесторов и международных организаций, в ходе которой ставилась под сомнение эффективность государственного управления процессом привлечения иностранных инвестиций, вьет намские власти пошли на ряд достаточно радикальных мер, призванных улучшить ситуа цию. В результате в 1996 г. была принята новая редакция Закона, по сути сильно изме нившая его содержание и особенно положения, касавшиеся реализации Закона на практи ке. Затем в 1998 г. и в 2000 г. Национальным Собранием СРВ были приняты дополни тельные поправки к новой редакции. В течение последних лет Правительство СРВ про должило осуществление целого комплекса мер по улучшению бизнес-атмосферы в стра не. В частности, 2001 г., по признанию многих местных и зарубежных экспертов, стал наиболее успешным в плане совершенствования нормативно-правовой базы, регулирую щей деятельность предприятий с иностранными инвестициями и создания условий, необ ходимых для стимулирования процесса привлечения ПИИ. К наиболее существенным решениям вьетнамского руководства в этой области можно отнести ряд мер по дальней шей либерализации валютно-банковских и экспортно-импортных операций, поправки к Закону о земле (в части использования земли под недвижимость в качестве залога), пере смотр и частичную отмену системы «двойных» цен для иностранных и отечественных юридических и физических лиц, ряд изменений в сфере налогообложения предприятий с иностранным капиталом и др.

Правительство осуществило и ряд дополнительных мер, направленных на улуч шение бизнес-климата для предприятий с ПИИ. В частности, было принято решение о «пилотном» акционировании подобных предприятий, новые постановления, регулирую щие деятельность экспортно-прозводственных, промышленных и научно-производ ственных зон, договоров о сотрудничестве на принципах строительство-эксплуатация передача, строительство-передача-эксплуатация и строительство-передача и др.

В 2001 г. МПИ начало всеобщую ревизию нормативной базы в сфере иностран ных инвестиций5. После завершения этой работы было принято решение об отмене не действующих, утративших силу либо ненужных документов.

В сфере улучшения общего инвестиционного климата исключительно важное зна чение имела ратификация двустороннего Торгового соглашения с США (декабрь 2001 г.).

Это не только активизировало и вывело на новый уровень весь комплекс торгово экономических отношений с Соединенными Штатами, но и способствовало унификации Индокитай: тенденции развития экономического блока вьетнамского законодательства и приведению его в соответствие с международными нормами6.

В последнее время вьетнамское руководство постоянно подчеркивает еще один фактор, повышающий надежность и привлекательность СРВ в глазах иностранных инве сторов. По итогам 2001 г. Вьетнам был признан самым благонадежным местом в Юго Восточной Азии7. Высокий уровень экономической и политической стабильности на про тяжении многих лет объективно является одним из сравнительных преимуществ СРВ.

Этот факт, по мнению специалистов, должен будет способствовать повышению уровня доверия международных инвесторов и, следовательно, притоку дополнительных капита ловложений из-за рубежа.

Зарубежные эксперты положительно оценивают и продолжение реализации ком плекса мер по дебюрократизации и децентрализации процесса выдачи лицензий. В настоя щее время только для наиболее крупных проектов требуется согласование в нескольких инстанциях (стратегически важные проекты должны получить одобрение премьер министра), для остальных же все большее распространение получает практика решения всех вопросов в одной инстанции, что существенно сокращает время получения лицензии8.

В соответствии с Законом об иностранных инвестициях, во Вьетнаме установлены три основные формы прямых иностранных инвестиций: предприятие со 100% иностран ным капиталом, совместное предприятие (СП) и договор о совместной деятельности (ДСД). По данным на конец 2002 г. СП находились на первом месте по объему зарегист рированного капитала (51%), однако по количеству проектов(30% от общего числа) они уступали предприятиям со 100% иностранным капиталом, для которых соответствующие показатели составляли 36% и 66%. Доля реализованного капитала у обеих этих форм ин вестиций была примерно равной – 51% у СП и 47% у предприятий со 100% иностранным капиталом9. Договоры о совместной деятельности получили наибольшее распростране ние в сфере разведки и добычи нефти и газа (договоры о сотрудничестве на основе разде ла продукции), а также связи и телекоммуникаций. Общее количество проектов ДСД во Вьетнаме невелико – всего 4%. Однако объемы зарегистрированного (13%) и особенно освоенного (97%) капитала позволяют рассматривать эту форму ПИИ как наиболее эф фективную.

Страны АТР остаются важнейшими инвестиционными партнерами Вьетнама. На протяжении последних лет в тройке лидеров по объему ПИИ и количеству зарегистриро ванных проектов во Вьетнаме по-прежнему находятся Сингапур (281 проект на сумму 7, млрд. долл.), Тайвань (1026 проектов на 5,6 млрд. долл.) и Япония (403 проекта на 4, млрд. долл.). За ними следуют еще ряд государств и территорий (Южная Корея, Гонконг, Франция), которые осуществляют во Вьетнаме по несколько сотен проектов с объемом инвестиций свыше 2 млрд. долл. (см. Таблицу № 1).

К сожалению, Россия за прошедшее десятилетие утратила свои позиции ведущего инвестора в экономике СРВ. По сути, единственным значимым проектом с российским инвестиционным участием является созданное еще в 1981 году совместное предприятие «Вьетсовпетро» по разведке и добыче нефти и газа на континентальном шельфе юга СРВ, которое можно считать флагманом вьетнамской нефтяной промышленности10. Помимо «Вьетсовпетро» в СРВ зарегистрировано еще несколько десятков проектов с инвестиция ми из России в таких сферах, как добыча и переработка морепродуктов, производство ре зино-технических изделий, товаров народного потребления, а также морские грузопере возки, торговля и др. Однако за редким исключением все эти предприятия являются мел кими и не отличаются успешной хозяйственной деятельностью. К тому же в последние годы большая часть проектов с «российским» инвестиционным участием на самом деле А.В. Парменов является бизнесом проживающих в РФ вьетнамцев, которые таким образом вкладывают свои заработанные в России капиталы.

Сейчас в СРВ зарегистрировано более 4 тыс. проектов с ПИИ из 74 стран и терри торий на общую сумму более 39,7 млрд. долл. США11. Объем реализованного капитала достиг почти 22 млрд. долл. (56%), причем в 1988 – 95 гг. было освоено 7 млрд. долл., а в течение 1996 – 2003 гг. – уже 15 млрд. долл.12 (см. Таблицу № 2).

В процессе привлечения иностранных инвестиций во Вьетнам наблюдались пе риоды определенных «взлетов и падений». В первой половине 90-х гг. инвесторы пришли на «потенциально перспективный и неосвоенный» вьетнамский рынок, занимая свобод ные ниши и надеясь на то, что все неизбежные на начальном этапе недостатки инвести ционного климата (начиная от неразвитой инфраструктуры до административно бюрократических препятствий) будут постепенно исправлены. Полноценная интеграция СРВ в региональные связи, что в 1995 г. ознаменовалось вступлением страны в АСЕАН, а также установлением дипломатических отношений с США, послужила, безусловно, по ложительным сигналом для инвесторов, благодаря чему наибольший приток иностран ных капиталов во Вьетнам был зафиксирован именно в 1995 – 1996 гг. (7 и 9 млрд. долл.

соответственно). Однако затем в 1997 – 1999 гг. начался период серьезного спада, когда приток инвестиций сократился на 49%, 16% и 59% соответственно в 1997, 1998 и 1999 гг., т.е. фактически в 1999 г. объем зарегистрированных ПИИ упал более чем в 4 раза по сравнению с 1996 г. Региональный экономический кризис, возросшая конкуренция в при влечении иностранного капитала (прежде всего со стороны других стран региона), а так же несовершенство внутренней инвестиционной политики не только создавали препятст вия для притока капиталовложений в страну, но и осложняли деятельность уже дейст вующих предприятий. Несмотря на преодоление кризисных явлений в регионе, в 2000 – 2002 гг. в сфере привлечения прямых иностранных инвестиций в СРВ ситуация практи чески не изменилась в лучшую сторону. Ежегодный объем инвестиций остался на уровне 2 – 2,5 млрд. долл. в год. И хотя количество проектов увеличивалось, в основном это были мелкие предприятия с объемом инвестиций не более нескольких млн. долл. По мнению иностранных и местных экономистов в настоящее время основной причиной сложивше гося положения является недостаточно привлекательный инвестиционный климат во Вьетнаме. Определенная эйфория первой половины 90-х гг. давно прошла, и ожидания многих инвесторов не оправдались. В СРВ издержки на открытие и ведение бизнеса (цены на аренду земли, офисных помещений, стоимость различных услуг и пр.) по-прежнему выше, чем в большинстве стран АСЕАН и Китае, сохраняются проблемы с «непрозрачным»

и запутанным законодательством, административно-бюрократические барьеры. В данном случае даже не помогает тот факт, что Вьетнам уже на протяжении многих лет демонстри рует высокие темпы экономического роста (на уровне 7% в год) и является страной со ста бильной политической ситуацией. По оценкам ряда предпринимателей и международных экспертов, Вьетнам, тем не менее, остается недостаточно «прозрачной и понятной» страной для ведения бизнеса. По-видимому, именно такой неблагоприятный международный имидж, особенно на фоне соседних стран и, прежде всего, Китая, является наиболее серь езным препятствием для наращивания притока ПИИ во Вьетнам.

Однако уже действующие предприятия с зарубежным капиталом играют все более заметную и значимую роль во вьетнамской экономике. Благодаря этим инвестициям Вьетнам получил современные и ранее не имевшиеся в стране «ноу-хау» в таких сферах, как нефте- и газодобыча, связь и телекоммуникации, информационные технологии, про изводство автомобилей и мотоциклов и многих других видов промышленной продукции.

Одновременно ПИИ принесли с собой передовой управленческий опыт, что помогло по Индокитай: тенденции развития высить качество и конкурентоспособность вьетнамских товаров на мировом рынке. Зару бежные капиталовложения способствовали расширению внутреннего рынка, ускорению развития обслуживающих отраслей, таких как: гостиничное хозяйство, туристические, консалтинговые и банковские услуги и пр.

Стабильно увеличивался вклад сектора с иностранными инвестициями в ВВП страны: с 3,6% в 1993 г. до 13 – 13,5% в 2000 – 2002 гг. В 1996 – 2000 гг. доходы госбюд жета от сектора с ПИИ (без учета добычи нефти) достигали 1,5 млрд. долл., увеличив шись в 4,5 раза по сравнению с предыдущей пятилеткой. В настоящее время они состав ляют примерно 6 – 7% доходной части госбюджета, однако если учитывать нефть, то этот показатель возрастает до почти 20%. Благодаря тому, что все больше предприятий с ПИИ начинают свою коммерческую деятельность и, следовательно, переходят в разряд налого плательщиков, поступления в бюджет от этого экономического сектора в последнее время увеличивались крайне быстрыми темпами (на 115% и 116% в 2001 и 2002 гг. соответст венно). Наибольший вклад ПИИ вносят в развитие производственной сферы, где на пред приятиях с иностранным капиталом создается около 35% валовой промышленной про дукции. Экспорт этого сектора растет еще более стремительно. Если за 1991 – 1995 гг.

данный показатель достиг только 1,12 млрд. долл., то за 1996 – 2000 гг. – 10,6 млрд. долл., а в 2001 и 2002 гг. – уже 3,7 и 4,5 млрд. долл. соответственно, что составляло примерно 27% от валового объема экспорта13 (с учетом экспорта сырой нефти эта цифра достигала 47%14). На предприятиях с ПИИ создано более 470 тысяч рабочих мест и еще десятки ты сяч вьетнамцев получили работу в обслуживающих отраслях (см. Таблицу № 3).

Постепенно отраслевое распределение прямых иностранных инвестиций прихо дит в соответствие со структурными преобразованиями экономики Вьетнама, задачами индустриализации и модернизации. Если в первые годы политики обновления в конце 80-х – начале 90-х гг. ПИИ были сосредоточены в основном в нефтяной и газовой про мышленности (32%), недвижимости и гостиничном бизнесе (20%), то, начиная с середи ны 90-х гг., увеличились капиталовложения в промышленность и строительство, где в на стоящее время осуществляется около 65% всех проектов. Сейчас зарубежные капиталы направляются практически во все отрасли народного хозяйства, а в ряде таких как нефте газовая, автомобильная, металлургическая промышленность и др. играют ведущую роль (см. Таблицу № 4). С участием зарубежных инвесторов во Вьетнаме был построен ряд важнейших для народного хозяйства объектов – таких, как цементные и металлургиче ские комбинаты, заводы по сборке автомобилей и мотоциклов, получили развитие про мышленные (ПЗ) и экспортно-производственные зоны (ЭПЗ), а также многочисленные промышленные предприятия в них. В 2002 г. был введен в эксплуатацию газопровод в рамках крупнейшего в СРВ инвестиционного проекта по добыче природного газа на юж новьетнамском шельфе (объем инвестиций – 1,5 млрд. долл.), продолжается строительст во других крупных промышленных объектов. Немалый объем капиталов был также вло жен в недвижимость, гостиничный бизнес и туризм15 (см. Таблицу № 5).

В географическом распределении прямых иностранных инвестиций на террито рии страны наблюдаются значительные диспропорции. Хотя проекты с ПИИ зарегистри рованы практически во всех провинциях Вьетнама, наибольшая часть суммарного объема инвестиций сосредоточена в двух основных районах: г. Ханое и т.н. Южном ключевом экономическом районе (ЮКЭР), который включает в себя г. Хошимин и соседние про винции Донгнай, Биньзыонг и Бариа-Вунгтау (см. Таблицу № 6).

Основными преимуществами ЮКЭР перед другими регионами страны являются, с одной стороны, гораздо более высокий уровень инфраструктуры, в т.ч. сосредоточенной во множестве размещенных там промышленных и экспортно-производственных зон, и, с А.В. Парменов другой стороны, активность и экономическая компетентность местных властей и отла женный административный механизм при принятии решений, связанных с инвестицион ными проектами. По мнению ряда экспертов немаловажную роль здесь играет компакт ное проживание на Юге Вьетнама (прежде всего в г. Хошимине) большого количества вьетнамцев, сохраняющих связи со своими соотечественниками за рубежом, а также на личие многочисленной китайской диаспоры, которая привлекают капиталы своих зару бежных родственников.

На протяжении нескольких последних лет ЮКЭР продолжает все сильнее увели чивать свой отрыв от других территорий (более 80% от общего объема ПИИ и 75% всех проектов). Так, в 2001 г. наибольший объем иностранных инвестиций был зафиксирован в провинции Бариа-Вунгтау (4 проекта на сумму 835 млн. долл.), на втором месте был г. Хошимин (162 проекта на 533 млн. долл.), далее провинции Донгнай (47 проектов на 442 млн. долл.) и Биньзыонг (108 проектов на 173 млн. долл.). В Ханое в конце 1990-х и 2000 гг. был зафиксирован резкий спад притока ПИИ (всего 35 проектов на 33 млн. долл.

в 2000 г.). Хотя уже в 2001 г. показатели вьетнамской столицы существенно улучшились (37 проектов на 166 млн. долл.), тем не менее уровень ее конкурентоспособности и при влекательности для иностранных инвесторов остается значительно уступает ЮКЭР. В большинстве других провинций зафиксировано до нескольких десятков проектов с ино инвестициями, которые не играют сколько-нибудь значительной роли в их экономическом развитии.

Что же касается ЮКЭР, то сектор с иностранными инвестициями здесь вносит достаточно весомый вклад в развитие экономики страны. Так, в г. Хошимине на протяже нии нескольких последних лет доля ПИИ в объеме совокупных инвестиций города со ставляет около 50%. В провинции Донгнай в 2001 г. объем зарегистрированных ПИИ поч ти на 25% превысил объем инвестиций из других источников. Большая часть промыш ленной продукции в трех провинциях ЮКЭР производится на предприятиях с ПИИ. Так в провинции Бариа-Вунгтау она составляла 85,8%, в Донгнае – 65,5%, и в Биньзыонге 57,2%. В г. Хошимине этот показатель несколько ниже – 26,3%.

Основной причиной, не позволяющей расширить географию ПИИ, является от сутствие необходимой инфраструктуры для создания производств в большинстве районов страны. Вьетнамское руководство предпринимает активные усилия на государственном уровне по стимулированию притока иностранных капиталов во все регионы, в том числе и отдаленные, а власти на местах получили значительные полномочия для непосредст венного привлечения ПИИ. Однако вплоть до настоящего времени особых достижений в этой сфере не наблюдается.

Создание и активное развитие в СРВ специальных экономических зон (СЭЗ), а именно: экспортно-производственных зон (ЭПЗ) и промышленных зон (ПЗ), направлено, главным образом, на увеличение притока инвестиций из внутренних и внешних источни ков, привлечение современных технологий. В перспективе это должно способствовать перемещению за пределы городов промышленного производства. В связи с тем, что про ведение полномасштабной индустриализации и модернизации страны в условиях ограни ченности ресурсов представляется проблематичным, вьетнамское руководство планирует осуществление так называемой «точечной» индустриализации, в том числе за счет созда ния специальных экономических зон.

Основными преимуществами строительства СЭЗ являются более низкие издержки при создании инфраструктуры16, возможная взаимодополняемость производств, совмест ное решение экологических проблем и более рациональное использование площадей.

Индокитай: тенденции развития К настоящему времени уже можно отметить определенные достижения в развитии СЭЗ. Их совокупный оборот достиг 4,5 млрд. долл. в 2001 г., что составило 60% совокуп ного оборота всего сектора с иностранными инвестициями. В них было произведено око ло 25% всей промышленной и 16% экспортной продукции. При этом отчисления в гос бюджет составили 150 млн. долл. т.е. на 36% больше по сравнению с 2000 г.).

На протяжении нескольких последних лет более половины всех зарубежных капи таловложений направляется в СЭЗ17. В настоящее время в них зарегистрировано более 1 тыс. инвестиционных проектов (примерно 2/3 из них – проекты с ПИИ) на сумму почти 11 млрд. долл. (80% – капиталовложения из внешних источников). Объем уже реализо ванного капитала составил 4,5 млрд. долл. Большинство проектов сосредоточено в легкой и перерабатывающей промышленности, а также в сборочном производстве. На предпри ятиях в СЭЗ создано более 240 тыс. новых рабочих мест, средняя зарплата рабочих со ставляет около 100 долл. в месяц.

В общей сложности во Вьетнаме насчитывается 68 специальных экономических зон, из них 65 – это промышленные зоны. К настоящему времени они зарегистрированы в 29 провинциях и во всех городах центрального подчинения18.

Наиболее активное развитие ПЗ получили на Юге, где г. Хошимин стал основой для создания так называемого «промышленного треугольника» с единой инфраструкту рой, включающего в себя собственно г. Хошимин, а также провинции Донгнай и Биньзы онг. Именно здесь сконцентрировано большинство СЭЗ Вьетнама, успешно развиваются первая экспортно-производственная зона Тантхуан, индустриальные зоны Биенхоа-2, Шонгбе, Донгнай, Амата, Шонгтхан и пр.

Лидером по результатам развития СЭЗ является провинция Донгнай, где в на стоящее время созданы и развиваются 9 подобных зон. К началу 2002 г. в них было заре гистрировано более 200 проектов на сумму более чем 4 млрд. долл.

В провинции Биньзыонг действовало 7 промышленных зон (более 320 проектов на сумму около 2,2 млрд. долл.).

В г. Хошимине насчитывалось более 420 проектов в СЭЗ с общим объемом инве стиций более 1,4 млрд. долл., создано около 70 тыс. рабочих мест19.

На севере страны в г. Ханое и г. Хайфоне ситуация с развитием специальных эко номических зон обстоит хуже из-за нехватки капитала, слабой инфраструктуры и более высоких издержек за аренду земли и другие производственные услуги. В Ханое, напри мер, было освоено только 20% территории промышленных зон, а по количеству проектов и объему инвестиций Север страны не дотягивал до уровня провинций Юга.

Среди препятствий, с которыми столкнулись вьетнамские СЭЗ, необходимо отме тить проблему высвобождения территории для строительства зон, отсутствие достаточ ных инвестиций для развития их инфраструктуры, трудности с энерго- и водоснабжени ем, политика «двойных стандартов» в отношении отечественных и иностранных инвесто ров, бюрократические трудности при выдаче лицензий. Далеко не всегда в СЭЗ приходят проекты с применением современных технологий, хотя, в целом уровень техники и тех нологий в них гораздо выше, чем в среднем по стране.

Таким образом, специальные экономические зоны во Вьетнаме стали, безусловно, новым фактором в проведении политики индустриализации и модернизации, в привлече нии иностранных инвестиций для развития экономики. Основываясь на опыте соседних стран, прежде всего Китая и Тайваня, Вьетнам ставит перед собой задачу превратить свои СЭЗ в так называемые «локомотивы» местной экономики.

Следующей ступенью в процессе эволюции СЭЗ во Вьетнаме стало создание свобод ных экономических зон и научно-производственных парков с целью облегчить приток и ис А.В. Парменов пользование капитала, стимулировать развитие высоких технологий и в перспективе обеспе чить переход промышленности на новый, качественно более высокий уровень развития.

Значимость сектора с иностранными инвестициями в промышленности Вьетнама, особенно в сфере высоких технологий и капиталоемких производств, будет возрастать и в дальнейшем, т.к. с одной стороны, все больше проектов вступают в строй, многие уже работающие предприятия расширяют масштабы своей деятельности, а с другой стороны, собственно вьетнамские компании в большинстве случаев не могут в полной мере конку рировать с иностранными.

Важную роль в развитии экономики СРВ играет помощь международных фондов.

В целом ее можно разделить на два основных типа: финансовые ресурсы, поступающие по линии официальной помощи развитию (ОПР), и средства неправительственных орга низаций (НПО).

Ведущее место принадлежит ОПР, на долю которых приходится 95% всех посту паемых средств. Начиная с 1993 г., поступления по этой линии стабильно увеличивались и достигли своего максимального уровня в 2000 г. (1,6 млрд. долл.20). Хотя в 2001 г. этот показатель несколько снизился, но уже в следующем году снова достиг порядка 1, млрд. долл. (см. Таблицу № 7). Таким образом, в настоящее время ОПР составляет 15% от совокупного объема инвестиций в экономику СРВ и около 40% от общего объема внеш них капиталовложений.

По итогам 2002 г. общий объем донорских обязательств достиг 20 млрд. долл. (в 2002 – 2003 гг. доноры заявляли о готовности выделять Вьетнаму по 2,4 – 2,5 млрд. долл.

в год), в рамках которых были подписаны кредитные соглашения на сумму 16,4 млрд.

долл. (82% от общего объема обязательств) и освоено около 10,3 млрд. долл.21 При этом норма освоения капиталов постепенно увеличивалась и в 2002г. достигла 65%, что, безус ловно, свидетельствует о положительной динамике в реализации достигнутых договорен ностей, так как в середине 90-х гг. данный показатель не превышал 50%.

С увеличением объемов помощи возрастала и ее кредитная составляющая, в 2000 – 2001 гг. доля кредитов превысила 70%22. Так как срок погашения первых займов наступает уже в 2003 г., то это требует от вьетнамской стороны скорейшей подготовки детального графика выплат, а также разработки четкой стратегии дальнейшего заимство вания внешних финансовых ресурсов для того, чтобы избежать возможной «долговой ло вушки». По мнению международных экспертов23, вьетнамский внешний долг в настоящее время является вполне устойчивым и управляемым, особенно по сравнению со многими другими развивающимися странами24.

После подписания в 2000 г. соглашения об урегулировании задолженности Вьет нама перед Россией в рамках Парижского клуба25, СРВ больше не рассматривается в ка честве страны с высокой нормой внешнего долга (Heavily Indebted Poor Country – HIPC по классификации ВБ и МВФ). Большая часть нынешних долговых обязательств СРВ – т.е. свыше 80% состоит из долгосрочных кредитов, полученных на льготных условиях. В то же время, на наш взгляд, вьетнамское руководство пока еще не уделяет должного вни мания потенциальной опасности чрезмерного заимствования, что теоретически может повлечь за собой значительное ухудшение платежного баланса страны в последующие годы, особенно на фоне нынешнего ускоренного роста импорта и увеличения отрица тельного торгового сальдо. Так, в 2002 г. этот показатель достиг самой высокой отметки за последние годы – 16% от объема экспорта.

По данным Программы развития ООН (ПРООН), на сегодняшний день 20 стран и 25 организаций-доноров участвуют в реализации во Вьетнаме более 1400 проектов. При этом на долю трех крупнейших доноров – Японии (536 млн. долл. в 2002 г.), Всемирного Индокитай: тенденции развития Банка (500 млн. долл.) и Азиатского банка развития (264 млн. долл.) – приходится более 80% всей поступившей ОПР. В течение 2001 – 2002 гг. расширил свою деятельность во Вьетнаме Международный валютный фонд. Ряд структур ООН (ПРООН, ЮНИСЕФ, ВОЗ и др.), Европейский Союз, а также Австралия, Южная Корея и некоторые другие страны так же продолжают оказывать стабильную поддержку СРВ, в основном в социальной сфере – здравоохранении, образовании и подготовке кадров.

Кроме того, помощь Вьетнаму в той или иной степени предоставляют около зарубежных неправительственных организаций (НПО), действующих во Вьетнаме. Объем их помощи на безвозмездной основе составляет около 70 – 100 млн. долл. ежегодно. Ос новной целью деятельности НПО является снижение уровня бедности населения. Боль шинство организаций предоставляют помощь в социальной сфере (образование и подго товка кадров, здравоохранение и др.), а также техническую и консультативную поддержку в сельском и лесном хозяйстве, охране окружающей среды и т.п.

За прошедшие 10 лет фонды ОПР все в большей степени направлялись на разви тие базовой инфраструктуры. Если в середине 1990-х гг. в этот сектор поступало не более 15% от ежегодного объема помощи, то к 2000 – 2001 гг. этот показатель превысил 50%.

Основная часть средств направляется в энергетику: в строительство новых и модерниза цию уже действующих энергообъектов, а также в транспорт: строительство и ремонт до рог, мостов, туннелей и пр.26 Другая половина донорской помощи примерно в равных до лях распределяется между социальной сферой, поддержкой экономических и институ циональных реформ, а также аграрного развития. Небольшой объем фондов (3 – 5%) еже годно направляется на цели собственно индустриального и городского развития, помощь в чрезвычайных ситуациях, регулирование платежного баланса.

Несмотря на усилия вьетнамского правительства, доля зарубежных капиталовложе ний в сельское хозяйство и смежные отрасли все еще невелика и в 2002 г. составила около 13% ОПР и 6% ПИИ. И у доноров, и у частных инвесторов существует определенное пре дубеждение, связанное с низкой эффективностью и сомнительной отдачей от подобных проектов. В принципе, инвестиции в сельское хозяйство и экономику села действительно являются, наверное, самой сложной сферой для вложения капиталов в силу многочислен ных проблем как административного характера, так и чисто экономической выгоды.

Распределение капиталов ОПР в силу специфики и конкретных задач каждого проекта происходит либо на центральном, либо на местном уровнях. В принципе, и пра вительство СРВ, и доноры стремятся к децентрализации ОПР с целью повышения эффек тивности освоения финансовых ресурсов. Во второй половине 90-х гг. в этом вопросе от мечался определенный прогресс: если в 1995 г. на общенациональном уровне распределя лось около 70% всех средств, то к 1999 г. ситуация изменилась с точностью до наоборот;

так около 70% капиталов ОПР реализовалось на уровне отдельных провинций и городов.

Однако в 2000 – 2001 гг. этот показатель стал снова снижаться до 59% и 52% соответст венно. Подобный факт представляется негативным, т.к. наметившаяся тенденция к децен трализации была фактически прервана (см. Таблицу № 8). Учитывая, что доля средств, распределяемых на центральном уровне, стала увеличиваться, важнейшей задачей на те кущем этапе будет обеспечение последующего перераспределения этих средств в отда ленные районы страны, где проживает основная масса беднейшего населения. В послед ние годы несмотря на заявления доноров о том, что помощь должна постепенно переори ентироваться на наименее развитые районы страны, наибольший показатель ОПР на ду шу населения (около 20 долл./чел. при среднем уровне по стране 13 долл./чел.) был за фиксирован в достаточно благополучных провинциях Юга СРВ, что в определенной сте А.В. Парменов пени объясняется строительством там ряда крупных инфраструктурных объектов (см.

Таблицу № 9).

В отличие от частных иностранных инвестиций, приток которых в страну в по следние 5 лет значительно сократился, поступления по линии ОПР на протяжении всего периода сотрудничества СРВ с донорами стабильно увеличивались. Более того, междуна родные доноры были готовы предоставлять даже больший объем помощи при условии ее эффективного освоения. Таким образом, важнейшей проблемой, связанной с реализацией программ международной помощи во Вьетнаме, является эффективность освоения выде ленных ресурсов и осуществления конкретных проектов. И доноры, и руководство СРВ признают, что к 2001 г. объем ежегодных обязательств донорского сообщества вышел на достаточно высокий уровень. Хотя правительство Вьетнама продолжает интенсивную работу по совершенствованию процесса освоения поступающей из различных источников помощи, механизм взаимодействия между непосредственными реципиентами помощи и организациями, ее предоставляющими, требует дальнейшего совершенствования или, используя терминологию доноров, «гармонизации». Одним из шагов в этом направлении со стороны донорского сообщества является создание специальной структуры по совме стной координации распределения финансовых ресурсов, поступающих из различных источников (ПРООН, ВБ, АзБР, правительств отдельных стран). В практику также входят многосторонние синдицированные кредиты. Многие международные эксперты справед ливо отмечают, что в данном случае концентрация совместных усилий на нескольких крупных проектах, пусть в меньшем количестве и на меньшей территории, является более целесообразным и эффективным с точки зрения менеджмента, чем «распыление» средств на множество небольших проектов в различных регионах.

Несмотря на существующие проблемы, программы ОПР во Вьетнаме, тем не ме нее, считаются прежде всего, самими донорами достаточно успешными. Средства на правляются на конкретные проекты, а не на регулирование платежного баланса и страна не «проедает» международную помощь. По мнению автора, еще одним немаловажным моментом является то, что в СРВ в отличие от ряда стран с переходной экономикой не «растворялись бесследно» многомиллионные суммы западных кредитов.

Однако существует и иная точка зрения на сам процесс предоставления Вьетнаму фондов ОПР. Здесь следует сделать одно отступление: по оценкам ряда иностранных экс пертов27, на протяжении 1998 – 2002 гг. в СРВ соотношение (R) совокупного объема ин вестиций (I) к темпам экономического роста (G) было постоянно выше чем, например, в Китае или Индии28. То есть речь идет о том, что вьетнамской экономике требуется боль ший объем инвестиций для достижения определенных темпов роста. Отсюда вытекает вывод о сохранении низкой эффективности использования капиталовложений в народном хозяйстве страны. И вьетнамские, и иностранные эксперты отмечают более высокую от дачу (вклад в производство ВВП и особенно промышленной продукции) прямых ино странных инвестиций по сравнению с капиталовложениями из внутренних источников или ОПР. Это косвенно подтверждается тем фактом, что наибольший рост ВВП (до 9%) был отмечен во Вьетнаме в середине 90-х гг., когда доля ПИИ в совокупных инвестициях превышала одну треть. С другой стороны, значительное увеличение в последние годы доли внутренних инвестиций – почти на 30% не оказало существенного влияния на рост ВВП. В целом можно констатировать, что ПИИ по всем параметрам отличаются большей эффективностью нежели капиталовложения из внутренних источников (как государст венных, так и частных). На наш взгляд, в данном случае представляет интерес оценка влияния еще одного инвестиционного ресурса – ОПР.

Индокитай: тенденции развития По мнению проф. Д. Депайса, независимого исследователя одной международной неправительственной организации, достаточно свободный доступ СРВ в последние не сколько лет к льготным кредитам ОПР возможно имеет и отрицательный эффект в том плане, что перед Вьетнамом возникает угроза «разучиться самостоятельно ходить». В ча стности, серьезной критике подвергаются фактические планы вьетнамского правительст ва осуществлять с помощью средств ОПР строительство многих крупных объектов в промышленности с объемами инвестиций в несколько миллиардов долларов. В этом ви дится явное стремление вьетнамского руководства, следуя в направлении политики им портзамещения, создавать у себя производства (начиная от производства сахара до неф тепродуктов), продукция которых без значительных протекционистских усилий не явля ется и не будет конкурентоспособной по сравнению с импортными аналогами29. По мне нию иностранных экспертов, при распределении фондов ОПР правительство СРВ, чувст вуя стабильную поддержку доноров, зачастую склоняло их к выбору неоптимальных ин вестиционных решений. Действительно, имея свободный доступ к помощи международ ного донорского сообщества, вьетнамскому руководству возможно даже труднее прини мать наиболее верные решения, которые бы реально стимулировали ускоренное экономи ческое развитие. Безусловно, определенную роль здесь играет и борьба различных лобби стских сил в правительстве. Нельзя исключать, что психология страны-реципиента, осно вывающаяся на принципе «дадут еще», может в итоге привести к явным отрицательным последствиям для экономического развития. В данном случае напрашиваются определен ные параллели с периодом предоставления советской помощи Вьетнаму. Учитывая скла дывающуюся ситуацию, организации и страны-доноры в течение последних лет самым серьезным образом стали подходить к решению проблемы оптимизации своих инвести ционных программ как в плоскости выбора сфер приложения, так и на «микроуровне», т.е. по отдельным проектам. Что же касается вьетнамского правительства, то пока остает ся неясным, насколько серьезно оно относится к проблеме выбора действительно главных стратегических направлений использования ОПР. Как показывает практика, реально про водимая политика не всегда или не в полной мере соответствует официальным заявлени ям и тому, что записано в различных планах и стратегиях развития. Пока можно одно значно говорить лишь об определенном успехе ряда инфраструктурных проектов (элек тростанции, водоснабжение) и проектов в социальной сфере (строительство конкретных больниц, учебных заведений и т.п.). Многие другие направления использования капита лов ОПР отличаются долгосрочным характером, и в условиях ограниченности информа ции как с вьетнамской стороны, так и со стороны доноров пока трудно оценить реальные результаты.

Немаловажную роль в привлечении иностранных капиталов в СРВ играют «вьет киеу» – вьетнамские эмигранты, постоянно проживающие за рубежом. Они представляют собой немалую силу – их численность около 3 млн. человек. Подавляющее большинство из них живет в экономически развитых странах: по приблизительным оценкам, в США ок. 700 тыс., во Франции – ок. 200 тыс., в Австралии – более 100 тыс. Как признают меж дународные эксперты, совокупный ежегодный доход «вьеткиеу» находится на уровне все го ВВП Вьетнама.

Несмотря на существование за рубежом ряда эмигрантских организаций, враж дебно настроенных в отношении существующего в СРВ строя, большинство «вьеткиеу»

испытывают чувство привязанности к родине и готовность помочь ей. Каждый год во Вьетнам приезжают сотни тысяч «вьеткиеу», только денежные переводы и подарки от них своим родственникам в последнее время составляли около 2 млрд. долл. ежегодно.

А.В. Парменов Этот источник капитала был бы намного шире, если бы государство проводило более активную и всестороннюю политику привлечения капитала эмигрантов. Многими экономистами отмечается необходимость создания инвестиционных фондов, которые привлекали бы инвестиции на развитие инфраструктуры Вьетнама, промышленных объ ектов и пр. Так, к примеру, отечественный Фронт Вьетнама мог бы разработать план по созданию соответствующих фондов при сотрудничестве с Объединением «Overseas Vietnamese».

Большую помощь эмигранты могут оказать и в процессе усовершенствования об разования и подготовки кадров. Первые шаги были уже сделаны в этой многообещающей сфере сотрудничества: Сиднейской Университет предполагает открыть два факультета – информатики и делового администрирования в г. Хошимине. Преподавать там будут про фессора австралийского университета вьетнамского происхождения.

К настоящему времени, по официальным данным, «вьеткиеу» инвестировали бо лее 200 млн. долл. в различные проекты, регулируемые положениями Закона об ино странных инвестициях в СРВ, а также около 35 млн. долл. в проекты, регулируемые Зако ном о стимулировании внутренних инвестиций, который также применяется к вьетнам цам с двойным гражданством. Однако, немалое количество иностранных компаний, полу чающих разрешения на инвестиционные проекты во Вьетнаме и являющихся юридиче скими лицами других стран, на самом деле имеют капитал «вьеткиеу», а также китайской диаспоры, родственники которых проживают в СРВ30.

В настоящее время вьетнамское правительство старается идти навстречу своим со отечественникам за рубежом. Был принят ряд законов и постановлений, во многом уравни вающих в правах «вьеткиеу» с гражданами Вьетнама, в том числе разрешающих им приоб ретение недвижимости в стране (сейчас иностранцам это запрещено) и открытие своего бизнеса на основе положений Закона о стимулировании внутренних инвестиций.

Оценивая дальнейшие перспективы использования внешних источников финанси рования в соответствии со Стратегией социально-экономического развития Вьетнама на период до 2010 г. и Планом социально-экономического развития на 2001 – 2005 гг., необ ходимо отметить ряд следующих моментов.

На период до 2005 г. вьетнамское руководство ставит достаточно реалистичные планы по мобилизации финансовых ресурсов из-за рубежа. Хотя весьма непростой будет задача добиться привлечения за пятилетку 12 млрд. долл. прямых иностранных инвести ций (т.е. в среднем ежегодно около 2,4 млрд. долл.), тем не менее, планы по освоению ПИИ (более 2,3 млрд. долл. в год) и ОПР (1,4 – 1,5 млрд. долл.) успешно выполняются.

Особое внимание планируется уделить совершенствованию политики в сфере привлечения и использования ПИИ и ОПР. Принятый Правительством и министерством планирования и инвестиций СРВ пакет документов направлен на исправление ряда дис пропорций в структуре отраслевого и территориального распределения иностранных ка питаловложений, повышение эффективности их освоения31. В рамках использования внешнего финансирования первостепенное значение вьетнамцы придают привлечению ПИИ, однако успех этой политики напрямую зависит от того, сумеют ли они исправить существующие недостатки инвестиционного климата и сделать Вьетнам действительно привлекательным местом для иностранных инвестиций.

В настоящее время вьетнамское руководство хотя и заявляет о диверсификации отраслевого распределения ПИИ, но, достаточно объективно оценивая существующие тенденции и трудности с радикальным изменением сфер предпочтений инвесторов, стре мится сейчас, прежде всего, к максимально эффективному использованию имеющихся преимуществ иностранных инвестиций для развития промышленного сектора народного Индокитай: тенденции развития хозяйства. В частности, приоритет отдается таким ведущим отраслям, как нефтегазодо быча и переработка, энергетика, сфера «высоких технологий», электроника и информаци онные технологии, транспорт и связь, экспортоориентированное производство.

Что касается ОПР, то к 2005 г. вьетнамское правительство предполагает скорректиро вать структуру ее распределения следующим образом: на развитие базовой инфраструктуры по-прежнему должно направляться около половины всей помощи;

в социальную сферу, на научно-технологические разработки и охрану окружающей среды – до 35%;

на цели развития сельского хозяйства и сельской местности, борьбу с голодом и бедностью – 15% финансовых средств доноров. Таким образом, инфраструктурные проекты останутся основными получа телями финансирования по линии ОПР, хотя в перспективе ее приоритеты должны будут больше сместиться на социальную сферу и НИОКР. Перед вьетнамским правительством и донорским сообществом стоит важнейшая задача наладить эффективную схему взаимодейст вия на всех уровнях, чтобы опровергнуть пессимистические прогнозы и добиться того, чтобы капиталовложения действительно достигали поставленной цели, и этот эффект ощущался бы как на уровне экономики страны в целом, так и в отдельных регионах и группах населения, являющихся непосредственными получателями помощи.

И в заключении следует отметить явную в последние годы тенденцию неблаго приятного изменения структуры внешнего финансирования СРВ. Так, постоянное увели чение объемов поступающей ОПР на фоне сокращения доли ПИИ32 следует рассматри вать как в целом негативный фактор, поскольку в ближайшем будущем перед Вьетнамом может возникнуть проблема значительного оттока финансовых ресурсов в связи с выпла тами по кредитам ОПР, которые начались в 2003 году. Возможным выходом из этой си туации должна стать рационализация структуры иностранных займов и всестороннее стимулирование притока прямых и портфельных иностранных инвестиций в страну.

Приложения Данные в Таблицах №№1 – 6 приведены на основе официальной информации Министерства планирования и инвестиций Вьетнама, в Таблицах №№7 – 9 – Представительства ПРООН в СРВ.

Таблица № 1. Основные страны-инвесторы в экономику СРВ (по состоянию на ко нец 2002 г.).

Количество Объем зарегистрированных Объем реализованных № Страна проектов инвестиций, млрд. долл. инвестиций, млрд. долл.

1 Сингапур 281 7,4 2, 2 Тайвань 1026 5,6 2, 3 Япония 403 4,4 3, 4 Южная Корея 596 4,0 2, 5 Гонконг 282 3,0 1, 6 Франция 129 2,1 0, Виргинские о-ва 7 177 2,0 1, (Брит.) 8 Нидерланды 50 1,7 1, 1, 9 Россия 42 0,22 млрд. долл. (без СП 0, «Вьетсовпетро») (без СП «Вьетсовпетро») 10 Таиланд 117 1,4 0, 11 Великобритания 50 1,2 1, 12 Малайзия 126 1,1 1, 13 США 171 1,1 0, ВСЕГО: 4089 39,7 А.В. Парменов Таблица № 2. Динамика изменений в объемах накопленных и реализованных пря мых иностранных инвестиций во Вьетнаме в 1996 – 2002 гг.

млрд. долл.

1996 1997 1998 1999 2000 2001 Объем зарегистрированного капитала в но 8,64 4,65 3,89 1,56 2,01 2,52 1, вых проектах Объем увеличенного капитала в уже дейст 0,78 1,17 0,88 0,63 0,43 0,58 0, вующих проектах Объем отозванного капитала 1,28 0,57 2,44 0,78 1,70 1,44 0, Объем реального увеличения зарегистриро 8,28 5,25 2,34 1,64 0,71 1,77 1, ванных ПИИ (1+2-3) Объем реализованного капитала 2,92 3,13 2,36 2,18 2,23 2,3 2, Рост ВВП (%) 9,34 8,15 5,76 4,77 6,80 6,84 6, Таблица № 3. Некоторые показатели экономической деятельности сектора с ПИИ.

млрд. долл.

1996 1997 1998 1999 2000 2001 Оборот сектора с ПИИ 2,77 3,85 4,40 5,20 7,00 8,20 9, Экспорт* 0,92 1,79 1,98 2,59 3,32 3,60 3, Импорт 2,04 2,89 2,67 3,38 4,35 4,70 6, Отчисления в госбюджет 0,26 0,31 0,31 0,27 0,28 0,37 0, Количество занятых** 220 250 270 296 349 439 *Экспорт без учета стоимости сырой нефти.

**Тыс. человек.

Таблица № 4. Вклад сектора с ПИИ в развитие вьетнамской промышленности.

Доля продукции отрасли, произво Отрасль промышленности димой на предприятиях с ПИИ а) тяжелая промышленность нефтегазовая промышленность 100% автомобильная промышленность 100% производство холодильников, кондиционеров, стиральных машин, офисной техники и оборудования 100% черная металлургия (металлопрокат) 60% производство цемента 28% электрическое оборудование и электроника 33% медицинская техника 76% б) легкая промышленность производство пряжи и искусственных волокон 55% текстильная промышленность 30% обувная промышленность 49% швейная промышленность 18% пищевая промышленность 25% Индокитай: тенденции развития Таблица № 5. Распределение иностранных инвестиций по основным секторам эко номики СРВ.

Объем зареги- Объем Доля от Кол-во стрированных реализованных Сектор экономики общего объема проектов инвестиций, ПИИ, ПИИ, в % млрд. долл. млрд. долл.

Промышленность, в т.ч. 47 2465 18,81 12, - тяжелая 22 1120 8,73 4, - разведка и добыча нефти и 5 31 1,94 н/д газа - легкая и пищевая 20 1308 8,14 4, Строительство, в т.ч. 17,2 294 6,8 1, - ПЗ и ЭПЗ 2,3 20 0,91 0, - строительство новых город- 6,2 3 2,47 0, ских районов Недвижимость 8,6 104 3,42 1, Сфера услуг, в т.ч 17,1 548 6,78 4, -. гостиничный бизнес и ту- 8,2 143 3,26 2, ризм;

- транспорт и связь;

6,5 114 2,57 1, Сельское хозяйство 7 548 2,78 1, Таблица № 6. Географическое распределение прямых иностранных инвестиций в СРВ (ведущие города и провинции).

Провинция, город цен- Кол-во Объем зарегистрирован- Объем реализованного трального подчинения проектов ных ПИИ, млрд. долл. капитала, млрд. долл.

1. г. Хошимин 1324 10,8 5, 2. г. Ханой 466 7,5 3, 3. Донгнай 461 6,0 2, 4. Биньзыонг 712 3,3 1, 5. Бариа-Вунгтау 83 1,9 0, 6. г. Хайфон 137 1,4 1, Всего: 4089 39,7 Таблица № 7. Динамика поступлений капиталов ОПР во Вьетнам.

Год Объем выделенных средств, млн. долл. В том числе объем «быстро выделяемой по (цифры округлены) мощи» (quick disbursing ODA), млн. долл.

1993 280 1994 600 1995 737 1996 900 1997 950 1998 1180 1999 1350 2000 1600 2001 1360 2002 1527 н/д Источник: «Overview of Official Development Assistance in Vietnam», Hanoi, December 2002, UNDP.

А.В. Парменов Таблица № 8. Распределение фондов ОПР по территории страны (только «мест ный» уровнь).

Млн. долл.

1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 1995 – Горные районы Севера 38,8 51,3 78,0 128,0 284,2 185,3 153,2 765, Дельта Красной реки, 78,4 78,4 88,5 191,9 233,0 232,2 151,1 902, в т.ч. г. Ханой 41,2 29,6 31,4 71,8 89,4 83,7 54,0 347, Северное центральное 27,0 43,9 63,2 61,9 73,6 82,1 75,6 351, побережье Южное центральное 14,3 39,2 62,0 63,0 70,8 57,1 74,7 306, побережье Центральные высокогорья 12,8 23,8 18,3 26,4 33,4 35,6 47,8 150, Юго-восток, 31,9 54,2 70,1 119,5 115,3 194,7 124,1 585, в т.ч. г. Хошимин 11,2 24,3 37,8 50,9 50,9 49,6 35,5 224, Дельта Меконга 27,0 36,1 58,0 105,9 94,3 166,8 81,3 488, Всего 230,2 326,9 438,2 696,9 904,8 954,1 708,1 4122, Таблица № 9. Динамика распределения ОПР на душу населения в различных ре гионах Вьетнама в 1995 – 2000 гг.

Горные рай- Дельта Север. Юж. центр. Центр. Юго-восток Дельта В среднем по стране оны Севера Красной центр. побер-е высоко- Меконга реки побер-е горья Например, чрезмерное развитие тяжелого машиностроения без учета нужд сельского хозяйства и связанной с ним перерабатывающей промышленности.

Здесь стоит отметить, что когда речь идет о внешних источниках финансирования вьетнамской экономики, то подразумеваются только прямые инвестиции и официальная помощь развитию. Это объясняется тем, что как государство, так и вьетнамские компании практически ничего не заимст вовали на международном рынке ссудных капиталов, только на 2004 г. намечен первый пробный выпуск государственных облигаций и, возможно, акций нескольких крупнейших вьетнамских компаний на международных биржах. Внутренний фондовый рынок находится пока еще в «зача Индокитай: тенденции развития точном» состоянии (капитализация не превышает 0,5% ВВП, торгуются акции только 24 компа ний, ежедневный объем торгов в среднем не превышает 200 тыс. долл.). Присутствие на нем ино странных портфельных инвесторов пока является скорее формальным.

По данным Главного статистического управления СРВ.

Достаточно отметить, что в 2001 – 2002 гг. фонды, поступившие из-за рубежа, составляли 33 – 34% от совокупного инвестиционного капитала СРВ, в т.ч. прямые иностранные инвестиции – 18,5%. Однако доля ПИИ снизилась по сравнению с 90-ми гг., когда этот показатель составлял 24 – 25% и даже до 1/3 в 1995 – 96 гг. (в эти годы доля внешнего финансирования достигла своего максимума – около половины от валовых инвестиций в экономику). Тем не менее, доля ОПР ста бильно увеличивалась на протяжении последних десяти лет и сейчас достигает 15%.

По словам заместителя министра планирования и инвестиций СРВ Ву Хуи Хонга, количество подобных документов, принятых МПИ, достигает 1 тыс., Минфин, Госбанк СРВ и ряд других ве домств выпустили еще несколько сотен документов.

Большинство положений вьетнамо-американского Торгового соглашения приняты в соответст вии с нормами ВТО.

На основе исследований гонконгского Консалтингового агентства по оценке экономических и политических рисков.

До 1 дня для проектов на сумму в несколько млн. долл. и 1 недели для проектов с инвестициями до 100 млн. долл.

Здесь и далее все статистические данные и показатели сектора с иностранными инвестициями приведены на основе официальных отчетов Министерства планирования и инвестиций (МПИ) СРВ за 2002 г.

Участником с вьетнамской стороны является госкомпания нефти и газа «Петровьетнам», с рос сийской стороны – РВО «Зарубежнефть». Уставный фонд СП – 1,5 млрд. долл. США (на паритет ных началах – 50%/50%). Общий объем добычи нефти в 1986 – 2002 гг. превысил 100 млн. т, в т.ч.

13,4 млн. т в 2002 г. В настоящее время «Вьетсовпетро» обеспечивает свыше 80% добычи нефти во Вьетнаме и немногим менее 20% валютных поступлений от экспорта. В бюджет России еже годно поступает порядка 400 – 500 млн. долларов чистой прибыли.


По данным МПИ СРВ за 2002 г.

«Vietnam Investment review», 31.01.2003.

В экспорте ряда ключевых вьетнамских товаров предприятия с ПИИ занимают ведущие пози ции: на них производится 48% экспортной электроники, компьютерной техники и комплектую щих, 42% обуви, 25% текстильно-швейной продукции.

Вся нефть во Вьетнаме добывается на совместных предприятиях, где с вьетнамской стороны участником является госкомпания «Петровьетнам», однако в местной статистике по ПИИ это обычно не учитывается.

Большинство современных вьетнамских гостиниц международного класса построено с помо щью иностранных инвесторов.

В строительство инфраструктуры СЭЗ было вложено более 2 млрд. долл. (60% капиталовложе ния из внутренних источников, 40% – из внешних) по данным на 2001 г.

В 2001 г. этот показатель составил 50% и 60% по количеству проектов и объему инвестиций соответственно.

42 СЭЗ находятся на Юге страны, 13 на Севере и 13 в центральной части страны. Общая пло щадь, занимаемая СЭЗ (без учета территории индустриальной зоны Зунгкуат), составляет бо лее10000 га.

Vietnam News, February, 25, 2002.

В 2000 г. Вьетнам вышел на 3-е место по объему ОПР, полученной от Комитета помощи разви тию ОЭСР.

Здесь и далее статистические данные взяты из доклада представительства ПРООН в СРВ («Overview of Official Development Assistance in Vietnam», Hanoi, December 2002, UNDP).

А.В. Парменов Для сравнения: в 1993 г. на долю кредитов приходилось только 10% (90% помощи предоставля лось на безвозмездной основе), однако к 1996 г. кредитная составляющая увеличилась уже до 54% и продолжала постепенно расти.

Здесь едины во мнении как представители ВБ, МВФ, ПРООН, так и независимых рейтинговых агентств.

В 2002 г. общая задолженность СРВ в конвертируемой валюте оценивалась примерно в 34% ВВП и около 70%ежегодных экспортных поступлений.

Общий объем задолженности составлял около 11 млрд. пер.руб./долл. В соответствии с достигну той договоренностью около 85% всей суммы, выраженной в долларах США, было списано, погаше ние оставшейся части (около 1,7 млрд. долл. США) должно быть произведено в течение 23 лет.

В основном эти проекты финансируются Японией и Всемирным Банком.

См. David Dapice «Helping Vietnam to make better choices», Hanoi, 2002.

Во Вьетнаме этот показатель R=I/G составляет примерно 6, в Китае – 5, в Индии – 4. Здесь учи тываются данные МВФ о темпах роста этих в данных странах, согласно которым усредненные темпы экономического роста в СРВ в течение последних 3 – 4 лет были на уровне 4,5 – 5% (по данным вьетнамской статистики 6,5 – 7%).

Оценки Рrof. David Dapice.

Например, в ряде недавно зарегистрированных компаний с российскими инвестициями капитал на самом деле принадлежит вьетнамцам, проживающим в России.

Сюда входят прежде всего постановления Правительства СРВ «Об усилении мер по привлече нию и повышению эффективности ПИИ» и «О регулировании процесса управления и использова ния ОПР», а также списки приоритетных проектов, нуждающихся в капиталах по линии ПИИ и ОПР на период 2002 – 2005 гг.

По подсчетам автора, соотношение ПИИ к ОПР в 1995 – 1996 гг. было порядка 5:1, а в 2002 г.

уже 3:2.

Ле Хонг Тхай Отношения СРВ с Россией в новых международных условиях Официальная история российско-вьетнамских отношений насчитывает более по лувека. За эти годы двустороннее сотрудничество приобрело комплексный характер и ох ватило все ключевые направления – политическое, торгово-экономическое, военно техническое, культурно-образовательное и научно-техническое. После распада СССР и глобальных изменений в мире и Азиатско-Тихоокеанском регионе это сотрудничество пошло на спад, а отношения пережили стадию кризиса и стагнации. Чтобы определить основные причины возникших трудностей и оценить возможности их преодоления необ ходимо остановиться на основных итогах почти полувекового советско-вьетнамского со трудничества.

С середины 1970-х гг., когда Вьетнам объединился и приступил к послевоенному восстановлению своей экономики, двусторонние отношения приобрели наиболее мас штабный характер. Обе страны выступали с общих позиций на международной арене, осуществляли тесное политическое взаимодействие, ежегодно возрастали объемы совет ской экономической помощи. СССР и страны-члены СЭВ в тот период были практически единственными донорами СРВ. Из Советского Союза сюда поступали жизненно необхо димые товары, включая продовольствие, лекарства, машины и оборудование, нефтепро дукты, сырье и пр.

При содействии советской стороны во Вьетнаме были заложены основы националь ного хозяйства практически во всех его основных отраслях и сферах. Экономическая помощь Советского Союза являлась одним из определяющих факторов, обусловивших стабильную работу народного хозяйства Вьетнама в годы войн за национальную независимость и сувере нитет. В дальнейшем успехи вьетнамской экономики в 1990-е гг. на пути перехода к регули руемым рыночным отношениям в немалой степени определялись значительным экономиче ским потенциалом, созданным в СРВ при советском содействии и помощи.

Всего за период двустороннего сотрудничества был создан значительный производ ственный потенциал: было восстановлено и построено более 310 различных объектов (из них около 100 крупных, являющихся базовыми предприятиями в своей сфере) практически во всех основных отраслях вьетнамской экономики (горнодобывающей, машиностроитель ной, химической, пищевой промышленности, производстве строительных материалов), осуществлялась реконструкция основных морских портов, трансвьетнамской железной до роги и других транспортных объектов. При техническом содействии Советского Союза бы ла заложена надежная топливно-энергетическая база: введен в действие целый ряд тепло- и гидроэлектростанций общей мощностью около 4 тыс. МВт, в том числе крупнейшая в Юго Восточной Азии ГЭС Хоабинь (1920 МВт), что составляет сейчас около половины всех действующих во Вьетнаме мощностей, сооружено около 6 тыс. км ЛЭП.

Ле Хонг Тхай Также в рамках долгосрочных целевых программ были заложены новые и расши рены существовавшие плантации кофе, чая, гевеи, кокосовой пальмы (на площади около 120 тыс. га), созданы предприятия по производству плодоовощной продукции. Построен ряд ирригационных объектов, обеспечивающих орошение и защиту до 400 тыс. га полей.

На крупнейшем и самом успешном совместном предприятии «Вьетсовпетро»1 в настоящее время ежегодно добывается более 13 млн. т нефти, что составляет около 80% национальной добычи.

Ведущее место в советско-вьетнамском экономическом сотрудничестве до 1991 г.

занимала торговля. На долю СССР приходилось около 60 – 70% всего объема внешней торговли Вьетнама. Огромное значение для СРВ имел импорт из Советского Союза. За счет этих поставок Вьетнам покрывал свои потребности по нефтепродуктам на 80 – 90%, по хлопку-волокну на 100%, по минеральным удобрениям – на 70%, по прокату черных металлов – на 75%, из СССР завозилось большое количество машин, оборудования, транспортных средств и запасных частей к ним.

Вместе с тем следует отметить, что взаимные поставки не были сбалансирован ными. На урегулирование торгового дефицита СССР предоставлял значительные по объ ему государственные товарные кредиты на льготных условиях. В то же время поставки из СРВ в СССР занимали заметное место в общем объеме импорта таких товаров, как джут (20%), натуральный каучук (16%), кофе (12%), хлопчатобумажная пряжа (15%), овощи и фрукты (9%).

Значительным достижением экономического и технического сотрудничества двух стран являлась работа по формированию квалифицированных национальных кадров для Вьетнама. С 1951 г. в СССР началось обучение вьетнамских граждан, за прошедший пе риод было подготовлено около 200 тыс. квалифицированных специалистов и инженерно технических работников в области сельского хозяйства, строительства, угольной про мышленности, энергетики, строительства, мостостроения, транспорта, связи, других от раслей экономики СРВ, а также ученых, врачей и преподавателей. Высшее образование в СССР и России получили около 30 тыс. чел., в том числе было подготовлено свыше 3 тыс.

кандидатов и более 100 докторов наук. В СРВ при участии советских специалистов была создана система профессионально-технического обучения, около 83 тыс. вьетнамских граждан получили рабочие специальности на предприятиях Советского Союза.

Однако на фоне всех этих, безусловно, позитивных итогов советско-вьетнамского взаимодействия прослеживается также и ряд существенных моментов, которые оказали негативное влияние на вьетнамскую экономику в целом. Так как Советский Союз по сути переносил во Вьетнам, причем без какой-либо адаптации к местным условиям, свою соб ственную модель экономического развития, которая отличалась, в частности, значитель ными структурными диспропорциями, нерациональным распределением и низкой эффек тивностью использования инвестиционных ресурсов, то СРВ в итоге переняла и все «ти пичные» для советского народного хозяйства «перекосы» и проблемы развития. Так, по пытки создать во Вьетнаме промышленность с упором на группу А (производство средств производства) лишь в малой мере отвечали реальным потребностям страны, которая очень нуждалась прежде всего в основных потребительских товарах, а также в промыш ленной продукции для нужд сельского хозяйства. Оно, в свою очередь – также по совет ской схеме – подверглось коллективизации, которая была фактически чуждым для вьетнам ских крестьян явлением, не способствовала ключевым задачам самообеспечения продо вольствием и борьбы с бедностью и в итоге привела к серьезному кризису всей отрасли.


В результате подобной макроэкономической и инвестиционной политики, в ходе которой основной акцент делался на развитии тяжелой промышленности в ущерб всем Индокитай: тенденции развития остальным отраслям экономики, общая «отдача» от советской помощи была несопоста вима с затраченными средствами. Не отвечающая реальным условиям и потребностям Вьетнама общая стратегия экономического развития в 1980-е гг., выработанная под опре деляющим влиянием Советского Союза и финансировавшаяся главным образом за его счет, завела страну по сути в тупик, результатом чего стал серьезнейший системный эко номический кризис конца 1980-х – начала 1990-х гг., который в значительной степени усугубился фактическим «отрывом» Вьетнама от своего основного торгового партнера и донора после распада СССР в 1991 г.

Последовавший за этим период стал временем серьезных испытаний для обеих сторон. Очевидно, что с начала 1990-х гг. российско-вьетнамские отношения приобрели новый характер и содержание. Распад СССР, изменение политического строя в России, отказ Москвы от идеологических основ партнерства, перемены во внешнеполитических приоритетах и переход экономики обеих стран на рыночные рельсы развития привели к свертыванию двустороннего сотрудничества по большинству направлений. В новых усло виях для эффективной реализации созданного потенциала требовалось создание качест венно нового механизма взаимодействия.

Переходный этап, несмотря на свою относительную краткость, был весьма непро стым. Нелегко принимались решения на первых заседаниях начавшей в 1992 г. свою ра боту двусторонней Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и науч но-техническому сотрудничеству (МПК). В ходе встреч между российскими и вьетнам скими партнерами со стороны последних можно было заметить искреннюю обиду на Рос сию за столь резкое изменение отношения к Вьетнаму, оказавшемуся фактически «бро шенным на произвол судьбы» перед острыми экономическими и внешнеполитическими проблемами.

Безусловно, самым сильным «ударом» для Вьетнама было резкое сокращение дву стороннего товарооборота. Как отмечалось выше, значительная доля вьетнамского им порта поступала из СССР, причем на льготных условиях и, зачастую, в кредит. Внезапно оказавшись без такого надежного «донора» как Советский Союз, СРВ пришлось в крат чайшие сроки перестраивать географию своей внешней торговли, что было весьма непро сто и болезненно по понятным причинам, особенно при постоянном и весьма значитель ном торговом дефиците. С 1991 года в торгово-экономическом сотрудничестве Вьетнама и России начался переход на новые принципы взаимодействия на основе практики и цен международной торговли. Российская сторона в принципе перестала кредитовать свои товарные поставки во Вьетнам. Последний кредит подобного рода на сумму 100 млн.

долл. на льготных условиях был выделен вьетнамской стороне в 1992 г. для оплаты затрат российских организаций по оказанию содействия СРВ в строительстве ряда объектов.

Эти изменения, естественно, не могли не сказаться на объемах товарооборота. Он упал в несколько раз2.

Также значительную роль в этом сыграли такие известные факторы, как произо шедший на российских предприятиях спад производства основных видов продукции, ра нее поставлявшейся во Вьетнам, вынужденные меры по таможенному обложению экс порта из РФ в отношении целого ряда сырьевых товаров, в которых были заинтересованы вьетнамские предприятия, реорганизация системы управления внешнеэкономическими связями в России и другие причины.

Сказалось и прекращение действия т.н. «идеологической составляющей» в со трудничестве между СССР и СРВ. Как уже отмечалось, без данного «стержня» в отноше ниях между двумя странами произошел коллапс, и затем стоило немалых трудов удержать их от фактически полного свертывания. Но также нельзя не признать, что нынешнее со Ле Хонг Тхай стояние двусторонних связей, в принципе, гораздо более соответствует реалиям, потреб ностям и возможностям сторон.

После нескольких лет практически полного застоя в двусторонних отношениях наметилось их определенное оживление во второй половине 1990-х гг., выразившееся, прежде всего, в активизации визитов на высшем уровне.

Можно назвать несколько причин возобновившегося после некоторого перерыва сближения двух наших государств. Во-первых, за прошедшие пятьдесят лет была сфор мирована солидная, подкрепленная жизнеспособными проектами экономическая основа российско-вьетнамского взаимодействия, а построенные при советском и российском техническом содействии объекты продемонстрировали свою необходимость, во многом стали базой для развития ключевых отраслей промышленности и сельского хозяйства СРВ, позволив успешно решать задачи социально-экономического развития.

Во-вторых, в отличие от крупнейших держав, ведущих борьбу за укрепление сво их позиций в регионе и в самой СРВ, относительно России у вьетнамцев не существует каких-либо синдромов или предубеждений, связанных с историческим прошлым или подходом к решению международных и внутриполитических вопросов.

В-третьих, значительная прослойка вьетнамского общества, в т.ч. немалое число современных вьетнамских руководителей различного ранга, включая и высшее руково дство, получила образование в СССР и России и испытывает глубокие симпатии к ней. В силу особенностей национального характера вьетнамцам присуще глубокое уважение к своим учителям и месту учебы, так что большая часть этих выпускников советских и рос сийских вузов испытывает ностальгические чувства по отношению к России, искренне переживает в связи с происходящими в ней событиями.

В-четвертых, сохраняется зависимость Вьетнама от поставок российского специ мущества, а также технического содействия в военно-технической сфере. Все это создает благоприятную почву как для продолжения доверительного политического диалога, так и для конструктивной работы по традиционным и новым направлениям взаимодействия.

Завершением условного периода «охлаждения» в российско-вьетнамских отноше ниях можно считать 1994 г., когда в ходе визита в Россию Премьер-министра Правитель ства СРВ Во Ван Киета состоялось подписание Договора об основах дружественных от ношений между Россией и Вьетнамом, определяющего главные принципы двусторонних связей в новых условиях. За этим последовал ответный визит в Ханой главы российского правительства В.С. Черномырдина в 1997 г. (первый за последние три десятилетия). С этого момента уже можно считать, что в двусторонних отношениях был преодолен явный кризис, и стороны начали искать пути всестороннего сближения, причем на качественно новой основе, которая должна предусматривала отношения на принципах партнерства, а не по прежней схеме донор-рецепиент.

Затем политические контакты на высшем уровне между нашими странами про должали развиваться по нарастающей. В 1998 г. во время официального визита в Россию Президента СРВ Чан Дык Лыонга состоялась первая встреча президентов России и Вьет нама. Руководители двух государств подписали Совместную декларацию, в которой под тверждалось обоюдное стремление к активизации многоплановых двусторонних связей, приданию им черт стратегического партнерства. В 2000 г. переговоры в Москве между Премьер-министром Правительства СРВ Фан Ван Кхаем и Председателем Правительства Российской Федерации М.М. Касьяновым позволили окончательно поставить точку в ре шении одной из ключевых проблем – вопросе о погашении задолженности Вьетнама пе ред Россией, что стало безусловным «прорывом» в двусторонних отношениях.

Индокитай: тенденции развития С этого времени между двумя странами формируются отношения стратегического партнерства в новом тысячелетии.

Крайне важную роль при этом сыграл первый за всю историю взаимоотношений официальный визит в Ханой главы российского государства в марте 2001 г., который стал во Вьетнаме одним из важнейших внешнеполитических событий года. В ходе визита со стоялось подписание совместной Декларации о стратегическом партнерстве, отразившей обоюдную заинтересованность в наращивании многопланового взаимодействия и выве дении его на новый уровень в соответствии с накопленным опытом. Можно сказать, что визит в Ханой Президента Российской Федерации В.В. Путина (28 февраля – 2 марта 2001 г.) открыл новую страницу в отношениях между Россией и Вьетнамом. Главной его целью было определение стратегических направлений российско-вьетнамского партнер ства в XXI веке. На итоговой пресс-конференции в Ханое В.В. Путин подчеркнул: «Мы обязаны поддерживать и развивать дальше наши отношения в новых условиях в соответ ствии с новыми международными реалиями. Выгода этого очевидна и для Вьетнама, и для России»3.

С целью придать дополнительный импульс и конкретизировать планы стратегиче ского партнерства стороны во время визита в СРВ в марте 2002 г. Председателя Прави тельства Российской Федерации М.М. Касьянова провели обмен мнениями по вопросам расширения взаимовыгодного сотрудничества в различных областях. Был затронут также ряд региональных и международных проблем. Значительное место на переговорах было отведено ходу реализации договоренностей, достигнутых во время визита Президента Российской Федерации В.В. Путина во Вьетнам в марте 2001 г. Особое внимание было обращено на торгово-экономические отношения, являющиеся главным приоритетом дву стороннего сотрудничества. Стороны обсудили многочисленные «узкие места» в данной сфере, пытались найти взаимоприемлемые пути решения имеющихся проблем.

Логическим итогом встреч лидеров двух стран стал официальный визит в Россию Генерального секретаря ЦК КПВ Нонг Дык Маня в октябре 2002 года, в ходе которого состоялась повторная встреча лидеров двух стран4. Нонг Дык Мань и В.В. Путин были единодушны относительно конкретных направлений и мер по развитию сотрудничества в сферах политики, экономики, культуры, науки и техники, образования и подготовки кад ров. Это нашло отражение в подписании сторонами ряда соответствующих соглашений, в т.ч. совместного коммюнике. На уровне вице-премьеров правительств были рассмотрены перспективы дальнейшего наращивания экономического и торгового взаимодействия, прежде всего в нефтегазовой сфере, электроэнергетике, также состоялся ряд межведомст венных переговоров и встреч по партийной линии.

Таким образом, если судить по динамике политических контактов в течение по следних пяти лет, то российско-вьетнамские отношения, миновав период спада, сейчас явно вышли на стадию подъема. Однако основным вопросом здесь является то, насколько уровень политического диалога соответствует конкретному наполнению двусторонних связей, прежде всего их важнейшей – экономической – составляющей, а также насколько эффективно он обеспечивает взаимовыгодность сотрудничества двух стран.

В целом же роль России во Вьетнаме в последние годы, ее отношение к своему давнему союзнику в Юго-Восточной Азии, так же как, впрочем, и ее восприятие в совре менном Вьетнаме можно рассматривать с разных точек зрения. Если взглянуть на объем российско-вьетнамского торгово-экономического сотрудничества (на РФ сейчас прихо дится не более 2% внешней торговли Вьетнама, в списке иностранных инвесторов Россия пока еще входит в первую десятку, но только благодаря созданному в советское время СП «Вьетсовпетро»5) и сравнить его с советским периодом, то уже станет ясно, насколько Ле Хонг Тхай изменилась ситуация. Можно, конечно, сожалеть о безвозвратно ушедшем «расцвете»

двусторонних отношений, однако стоит задаться вопросом – нужна ли была обеим стра нам такая во многом чрезмерная (для Вьетнама прежде всего) ориентация и привязка к своему партнеру. Цели и мотивы предоставляемой помощи СССР были хорошо понятны (создание и укрепление «форпоста социализма» в ЮВА в ходе геополитического сопер ничества между Советским Союзом и США), Вьетнам же был просто реципиентом этой помощи, на характер которой он фактически не мог влиять сколько-нибудь существенным образом. С начала 1990-х гг. после завершения длительного периода биполярного миро устройства у России больше не осталось причин, как, впрочем, и возможностей продол жать всестороннюю поддержку СРВ. Внешнеполитический вектор новой России карди нальным образом изменился, отношения с другими государствами стали строиться преж де всего на основе прагматизма и взаимной выгоды.

В принципе, то же самое произошло и во Вьетнаме, который был вынужден пере ориентировать основной объем внешнеэкономических связей и внешнеполитические кон такты на других партнеров, прежде всего, на соседние страны региона. Однако, эта «выну жденность», безусловно, стала позитивным фактором для развития страны, т.к. СРВ пре одолела свою во многом искусственную привязку к социалистическому блоку и, соответст венно, изоляцию от других стран и начала активно интегрироваться в региональные связи.

Тем не менее, Россия все-таки осталась одним из «векторов» внешнеполитическо го курса Вьетнама, хотя теперь уже одним из многих, причем далеко не таких значимых, как прежде. Конечно, ее в сфере экономики, не говоря уже о сфере культуры и образова ния, существенно потеснили конкуренты из Японии, стран АСЕАН, США и ЕС, Австра лии, Южной Кореи и Китая. Но несмотря на значительное снижение масштабов сотруд ничества с Россией, вьетнамское руководство пока еще рассматривает это сотрудничество в качестве одного из приоритетов своей внешнеполитической стратегии – прежде всего в силу политических и ряда других обстоятельств. Вьетнам, безусловно, считает Россию дружественным государством, своим давним партнером и традиционным союзником на международной арене, т.к. наши страны придерживаются сходных позиций по большин ству ключевых проблем современности, и это положение, по-видимому, сохранится и в будущем. Что же касается торгово-экономического сотрудничества, то здесь существует немало сложных вопросов и проблем, касающихся нынешнего уровня и дальнейших перспектив его развития. Хотя эта важнейшая сфера двусторонних отношений в большей степени их и определяет, все же остается надежда, что трудности носят временный, пере ходный характер. Наши страны продолжат искать пути реализации имеющегося потен циала сотрудничества в тех ключевых сферах, где пока еще остаются для этого благопри ятные предпосылки (нефтедобыча, военно-техническое сотрудничество, энергетика, экс портно-импортные операции по отдельным товарным группам).

Рассмотрев эволюцию двусторонних отношений, дадим характеристику основных составляющих российско-вьетнамских отношений на современном этапе.

Договорно-правовая база.

С 1991 г. между Вьетнамом и Россией было заключено около 30 межгосударст венных документов, большую часть из которых составляют межправительственные и межведомственные соглашения. Во второй половине 90-х гг. министерствами иностран ных дел двух стран была проведена большая работа по совершенствованию договорно правовой базы российско-вьетнамского сотрудничества. Логическим завершением этого процесса стало подписание в ходе визита Президента России во Вьетнам Межправитель ственного протокола об инвентаризации договорно-правовой базы и действии двусторон Индокитай: тенденции развития них договоров. В этом документе учтены все договора и соглашения, заключенные между двумя государствами в период с 1955 по 1991 гг.

Первым же наиболее важным и основополагающим документом в отношениях между Вьетнамом и новой Россией стал Договор об основах дружественных отношений, который был подписан во время визита в Москву в 1994 г. премьер-министра Правитель ства СРВ Во Ван Киета. В 1997 г. в рамках ответного визита в СРВ Председателя Прави тельства России стороны приняли Декларацию о содействии развитию торгово экономического и научно-технического сотрудничества.

Новые ориентиры сотрудничества были зафиксированы в подписанной в 2001 г.

президентами двух стран Декларации о стратегическом партнерстве между Российской Федерацией и Социалистической Республикой Вьетнам. В этом документе реально отра жены ключевые аспекты российско-вьетнамского взаимодействия на перспективу как в двустороннем, так и многостороннем формате. В документе говорится: «Россия и Вьет нам подтверждают решимость укреплять и развивать традиционную дружбу и разносто роннее сотрудничество в XXI веке в духе установившегося между двумя странами страте гического партнерства»6.

Ряд важнейших соглашений, касающихся торгово-экономического сотрудничества наших стран, включает в себя прежде всего межправительственное соглашение об урегу лировании задолженности Социалистической Республики Вьетнам перед Российской Фе дерацией по ранее предоставленным кредитам от 13 сентября 2000 г., а также ряд доку ментов, касающихся сотрудничества в области нефтяной промышленности и энергетики7.

Политические контакты.

Как уже отмечалось выше, в отношениях между нашими странами на данном эта пе политическая составляющая явно доминирует. Последние годы по насыщенности ви зитами и встречами на высшем и высоком уровнях можно даже сравнить с «советским»

периодом. Действительно, за последнее десятилетие было четыре визита глав прави тельств, два визита президентов России и Вьетнама, визит генсека ЦК КПВ, Вьетнам по сетил спикер Госдумы РФ, а в России побывал спикер вьетнамского парламента, состоя лись многочисленные встречи министров иностранных дел (как во время официальных визитов, так и на международных форумах), а также других руководителей министерств и ведомств.

Следует отметить, что в политической сфере между нашими странами всегда со хранялось достаточно хорошее взаимопонимание, что подкреплялось общими взглядами и близостью позиций России и Вьетнама по вопросам безопасности, разоружения, борь бы с терроризмом, защиты государственного суверенитета и территориальной целостно сти. СРВ высоко оценивает вклад России в дело укрепления стабильности в АТР и во всем мире, подчеркивает готовность к дальнейшему укреплению взаимодействия в рам ках международных организаций и форумов. Вьетнам и Россия придерживаются сходных позиций по таким важнейшим вопросам мировой политики, как роль ООН в современном мире, поддерживают интеграционные процессы в Азиатско-Тихоокеанском регионе и создание в ЮВА зоны свободной от ядерного оружия. Наши страны последовательно вы ступали за мирное урегулирование кризисов в бывшей Югославии и Ираке, считая отказ от дипломатических методов решения проблемы и ввод войск НАТО/англо-американского альянса в эти страны ошибочным. Вьетнам также поддерживает усилия России по разре шению противоречий на Корейском полуострове и его скорейшей денуклеаризации.

Безусловно, в 1990-е гг. принципы взаимоотношений наших стран (как и внешне политические векторы в целом) кардинально изменились, однако осталась их базовая со ставляющая – традиционные союзнические8 и партнерские отношения. Для Вьетнама Ле Хонг Тхай Россия – по-прежнему геополитический партнер, на поддержку которого можно рассчи тывать. Что касается отношения России к Вьетнаму как партнеру на международной аре не в новых условиях мироустройства, то здесь, прежде всего, надо учитывать следующий фактор: после принятия СРВ в Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в 1995 г. был закреплен стратегический поворот вьетнамской внешней политики в сторону региональных ориентиров, началось подключение СРВ к интеграционным механизмам АСЕАН и региональной Зоны свободной торговли (АФТА). С учетом интересов России как евроазиатского государства в этом бурно развивающемся регионе мира поддержка Вьетнама, выполняющего с 1996 года роль координатора партнерского диалога Россия АСЕАН, имеет важное значение для налаживания связей Москвы со странами ЮВА.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.