авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 21 |
-- [ Страница 1 ] --

СЕВЕРО-КАВКАЗСКАЯ АКАДЕМИЯ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

ДОНСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО

ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА:

ПОИСКИ, ПРОБЛЕМЫ,

РЕШЕНИЯ

Ежегодник 2011

Ростов-на-Дону

Издательство СКАГС

2011

УДК 1:351

ББК 87.3:67.400

Ф 562

Печатается по решению ученого совета ФГОУ ВПО

«Северо-Кавказская академия государственной службы»

ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА: ПОИСКИ, ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕ НИЯ. Ежегодник 2011. Сб. научных трудов / Отв. ред.

проф. А.М. Старостин. – Ростов н/Д.: Изд. СКАГС, 2011. – 736 с.

ISBN 978-5-89546-600-1 Сборник научных трудов подготовлен на основе текстов докладов, представленных в 2009-2010 гг. на четырех «круглых столах» по проблемам философской инноватики (нового меж дисциплинарного научного направления), проведенных в Северо Кавказской академии государственной службы.

В данном сборнике представлены избранные доклады из вестных философов, социологов, политологов, культурологов, естествоиспытателей, правоведов, историков, посвященные приложению методов философской рефлексии к исследованию сложных многоаспектных объектов и полидисциплинарных проблем. Намечены пути синтеза многоаспектного знания в системно-целостные конструкты.

Адресуется научно-педагогическим работникам, аспи рантам, студентам, интересующимся проблемами филосо фии, методологии гуманитарного познания.

ISBN 978-5-89546-600- СКАГС, 2011.

Коллектив авторов, 2011.

В оформлении обложки представлены макеты обложек сборников по философской инноватике, вышедшие в свет в 2009-2010 гг.

РАЗДЕЛ I. ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА КАК НАПРАВЛЕНИЕ ФИЛОСОФСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Старостин А.М., докт. полит. наук, проф. (СКАГС, Ростов-на-Дону) ФИЛОСОФСКИЕ ИННОВАЦИИ КАК АСПЕКТ ФИЛОСОФСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В современном обществе все большую значимость приоб ретают инновационные процессы в различных сферах духов ной и практической деятельности.

Инновации – внедренное и доведенное до массового по требления (массово тиражируемое) нововведение в виде това ра, услуги, технологии или иного продукта (материального или символического). Следует также подчеркнуть, что «инно вация относится не просто к созданию и распространению новшеств, но к таким изменениям, которые носят существен ный характер, сопровождаются изменениями в образе дея тельности, стиле мышления»1.

Особенностью современной инновационной деятельности является то, что она базируется на фундаментальных знаниях и прикладных исследованиях, т.е. включена в сложную, спе циализированную систему духовно-практического освоения действительности. В рамках этой системы сформированы и культивируются технологии массового производства знания и новых проблем и задач, решение которых приводит и к обнов лению представлений о реальности, и обновлению системы со циокультурного, политического, экономического бытия чело века. Области духовного производства приобретают ныне ба зисный характер, и происходит то, что в свое время К. Маркс называл «оборачиванием метода». Данные процессы, выводя щие на инновации, затрагивают самые сложные, самые отвле Кларин М.В. Инновации в обучении: метафоры и модели. – М.: Наука, 1997. С. 7.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ченные области сферы духовного производства, включая и фи лософию.

В этом плане мы хотели бы обратить прежде всего внима ние на сложное, многослойное взаимодействие философского и междисциплинарного научно-гуманитарного знания, которое проявляется при постановке, обсуждении, разработке ряда проблем, касающихся развития современного общества.

Речь идет о необходимости перевода сложного гумани тарного дискурса из неявно принимаемого философско методологического и философско-мировоззренческого контек ста в отрефлектированный контекст и даже текст, системно со вмещенный с междисциплинарным и дисциплинарным зна нием. Такого рода рефлексия требует введения системного ви дения философской деятельности и ее связи с гуманитарно научной деятельностью. Ключевым понятием в этой связке выступает категория «философской инноватики».

Философская инноватика в своих массовых проявлениях генерируется в процессе развития и усложнения отношений философии с наукой и практикой. Это определенный и вполне конкретный этап развития философской деятельности, свя занный с развитием ее инструментально-прикладного потен циала. В этом плане философия следует по пути развития любой отрасли рационального познания, где происходит дифферен циация на фундаментальную и прикладную сферы. В развитии философии возможно выделить четыре основных ситуации:

1. Разработка новых философских систем.

2. Развитие уже существующих философских систем.

3. Формирование областей философской инноватики как сферы прикладных философских исследований и разработок.

4. Популяризация философских систем.

Первые две ситуации – развитие фундаментального фи лософского уровня. Третья и четвертая позиция – область фи лософской инноватики в широком смысле: решение нефило софских проблем с помощью философского инструментария.

По-преимуществу философская инноватика ориентирована на комплексные и междициплинарные проблемы. С ее помощью осуществляется формирование эпистемологического контекста, который впоследствии остается «за скобками» междисципли нарного или дисциплинарного исследования.

Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований Следует особо подчеркнуть, что у каждой фундаменталь ной философской системы есть своя версия (модель) философ ской инноватики. Структурализм и экзистенционализм, ана литическая философия и прагматизм, феноменология, волюн таризм и марксистская философия опираются на собственный инструментарий философской инноватики, с помощью которо го разрабатываются начала и подходы к формированию раз личных культурно-образовательных систем;

инструментарий той или иной философии управления или философии полити ки;

проектируются различные модели философской когнитоло гии или философии науки с их аппаратом рефлексии.

Запрос на философскую инноватику в сфере гуманитар ного знания, пожалуй впервые обозначился в конце XIX – на чале XX в., с одной стороны, в философии марксизма, создав шем на базе модернизированной гегелевской диалектики принципиально новые прикладные области социальной фило софии и философии политики, затем реализованные в инно вационную концепцию научного коммунизма. Русские после дователи марксизма (Г.В. Плеханов, В.И. Ленин) довели дан ную многослойную схему деятельности до применения в не классических условиях.

С другой стороны, в этот же период в рамках позитивизма сформировалась система философской инноватики, прило женной к области естественнонаучного познания.

Достаточно известными примерами отечественной фило софской инноватики второй половины XX в. являются разра ботки Э.В. Ильенкова в области развития теории проблемного обучения и тифлосурдопедагогики на базе теории и инстру ментария диалектической логики. К этому можем добавить яркий пример создания философской школы мыследеятельно сти («Московский методологический кружок») Г.П. Щедровицко го, из которого вышла целая плеяда методологов и которая из вестна широкой сферой методологических приложений и разра боток применительно к различным, как правило, сложносис темным объектам и ситуациям с высокой степенью нестацио нарности и неопределенности. Характерным примером также может служить творчество В.А. Лефевра в области теории реф лексивного управления. Примечательным в этом отношении является науковедческий пласт творчества М.К. Петрова.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник В современной философской деятельности инновацион ный компонент значительно усилился. Философы все более ориентированы не только на освоение, развитие классических и новых философских систем, парадигм, но и на решение за дач, имеющих по отношению к ним прикладной характер.

Анализ тематики докторских диссертаций за последние 8 10 лет, публикуемых в «Бюллетене ВАК», показывает, что зна чительную часть философского продукта (свыше 80 %), защи щаемого в виде диссертаций по многочисленным философским специальностям, следует отнести к сфере философской инно ватики. Дело не в формулировании самих по себе тезисов но визны, а в характере решаемых задач. Объем прикладного философского знания и философских инноваций сейчас на много превышает приращение фундаментального философ ского знания. Это факт, и от него не уйдешь. Речь только о том насколько профессионально и осознанно мы применяем при кладной философский инструментарий и насколько точно квалифицируем решаемые задачи. А далее – учим ли мы этим вещам или каждый раз «изобретаем велосипед», «изобретаем дифференциальное и интегральное исчисление».

Вместе с тем, нужно подчеркнуть, что в сфере философ ской инноватики задействованы не только профессиональные философы.

Многие крупные ученые, конструкторы, художники, практики, сталкиваясь с трудными проблемами, обращаются к инструментарию восточной или западной философии, а то и изобретают «философский велосипед». Но руку философам в этих случаях редко протягивают. Дескать – «наука сама себе философия!» Но это не так. Есть обширная пограничная об ласть, – и не научная, и не философская, и не религиозная, и не идеологическая, где востребован инструментарий философ ской рефлексии. Это «пограничье» сейчас стало очень обшир ным и плотным. Его и следует конституировать как сферу фи лософской инноватики и отнестись к ней профессионально, а не по-дилетантски и не снобистски.

Иными словами, функциональный аспект философского знания выводит нас на его методологические, мировоззренче ские, аксиологические и иные приложения. А если продолжать Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований двигаться по этим векторам далее, то мы выходим на уровень философской инноватики.

Однако здесь есть и множество векторов, которые идут не от философии к ее приложениям, а от запросов сложных про блем и задач науки, политики, религии, идеологии. И в этих направлениях, как правило, в случае междисциплинарной проблематики, также формируется сфера философской инно ватики.

Конституирование философской инноватики – это не дань моде. Востребованность философско-инновационной сферы связана со значительным ростом задач, востребующим инст рументарий философской инноватики. Что обусловлено преж де всего потребностями быстро развивающегося информацион ного общества, где задачи роста различных отраслей духовного производства начинают превалировать по отношению к отрас лям материального производства.

Специфика философской инноватики репрезентируется прежде всего по отношению к техническим, научным, эконо мическим, художественным и ряду иных инноваций. Философ ская инноватика – это, несомненно, сфера символических ин новаций, роста и развития того, что мы называем приложе ниями в сфере духовного производства, символическим капи талом. Это сфера приложения рационально-рефлексивного инструментария к решению сложно-системных и междисцип линарных проблем и задач. На выходе – усовершенствования в области интеллектуальной техники, техники целеполагания, техники межличностных коммуникаций и отношений.

Что касается методологических и методических особенно стей философской инноватики, то прежде всего нужно под черкнуть специфику методологии философской инноватики на уровне основной методологической установки. Она связана с переключением мыследеятельности с созерцательной установ ки – на проектную. В связи с этим вспоминается известный марксов тезис: «Философы лишь различным образом объясня ли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». Но кто это должен делать? Прежде всего философы, которые должны трансформировать и сам интеллектуальный процесс, и его взаимосвязь с практической деятельностью. А этого нель зя сделать без опоры на философскую инноватику. Здесь сде Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник лан целый ряд инструментальных находок, связанных с мето дологией вычленения «клеточки» органической саморазви вающейся системы, созданием инструментария анализа неста ционарных процессов, системной детерминации и понятийного аппарата синергетики. Такая область формируется в рамках проектной установки и в философии науки, и в прагматизме, структурализме, экзистенциализме и феноменологии. Другая важная установка, формирующая инструментарий философ ской инноватики, связана с решением проблемы выявления контекста, оснований решаемой предметной или междисцип линарной задачи: «Не утерять за частями целое».

Еще один сюжет задействован на разработку инструмен тария, с помощью которого моделируется внешний и внутрен ний диалог, собственно теоретико-рефлексивная деятельность.

Стоит отметить также значимость аналитического инструмента рия, нацеленного на изучение междисциплинарных связей, вы членение инвариантных теоретических образов, возникающих в различных отраслях фундаментального научного знания.

Если конкретизировать, то в исследованиях и разработ ках в сфере философской инноватики используется достаточно обширный арсенал методов и методик: исторический и струк турно-генетический методы, парадигмальная реконструкция;

когнитивное и ценностное картирование;

скрипт- и фрейм анализ;

эссенциалистский и экстериенциалистский подходы;

субъектно-рефлексивный подход;

когнитивный кейс-подход и когнитивная репрезентация и т.д.

Резюмируя сказанное, подчеркнем:

Философской инноватикой следует называть сферу ин теллектуальных и практических разработок междисципли нарного вида, осуществляемых с помощью инструментария философской рефлексии.

Потребность обозначения этой области деятельности тер мином «философская инноватика» связана прежде всего с не обходимостью более точной квалификации данного вида дея тельности – это не сфера фундаментальной философии, и даже не всегда ее прикладная часть в виде «философии науки», «философии политики» или «философии религии», а решение еще более конкретных и остро актуальных междисциплинар ных задач. С другой стороны, это и не собственно философская Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований деятельность, а интеллектуальная деятельность, осуществ ляемая с помощью философских средств.

Инструментарий философской инноватики ориентирован на решение сложносистемных, междисциплинарных проблем, где совершенно недостаточен монодисциплинарный инстру ментарий и необходимо решать задачи выявления оснований науки, осуществления синтеза различных дисциплинарных отраслей, разработки проектов сложносистемной деятельности, направленной на большую перспективу, решение социально практических задач, сопряженных с деятельностью субъектов с разнонаправленными стратегиями и т.п.

Лешкевич Т.Г., докт. филос. наук, проф. (ЮФУ, Ростов-на-Дону) ПРОБЛЕМА ПРЕОБРАЗОВАНИЯ РЕАЛЬНОСТИ И ПАРАДОКСЫ КРЕАТИВНОСТИ Идеологические оценки всегда вступали в игру с реально стью: они либо постулировали то, чего нет, так, как будто, оно есть, либо не замечали то, что есть, так, как будто – это ничто.

Современное общество уже приняло лозунг и ориентир на ин новационное развитие как свой главнейший приоритет и пере стало сокрушаться по поводу той точки «катэ» – точки низшего предела, достигнутой реальной экономикой. В отношении су ществующей цивилизации можно услышать лестные отзывы с применением метафоры «цивилизация инноваций», однако, увы, ее средовым фактором оказывается несбалансированность и мировой финансово-экономический кризис. Получается, что инновация выступает как побочный, сопутствующий продукт катастрофического развития.

Инновация, нововведение, открытие, изобретение, усо вершенствование – концепты одного понятийного гнезда, раз нящиеся своей семантикой. Еще в 1911 г. Й. Шумптер, которо му приписывают авторство постановки проблемы инноваций, в своем труде «Теория экономического развития» писал об «осуществлении новых комбинаций», считая, что этим осу ществлением задаются форма и содержание развития1. Про Шумпетер Й.Ф. Теория экономического развития. Капитализм, социализм, демократия. М., 2007.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник цесс непрерывно сменяющих друг друга волн инноваций, по его мнению, является процессом созидательного разрушения.

По логике вещей, инновационность – это то, что противоречит, соперничает и разрушает традицию, традиционно принятые алгоритмы и механизмы, следовательно – это то неизведанное, которое может быть как со знаком плюс, так и со знаком минус.

Такое понятие как радикальная новация характеризуется как максимально интенсивная и предполагает коренную ломку ус тоявшихся связей и зависимостей системы. В традиции же час то усматривают программы связанные с долгосрочными целями и идентичными способами деятельности. Давление традиций расценивается как фактор, препятствующий инновациям.

Поскольку инновации бывают технологические, экономические, институциональны, политические, культурные и пр., то бур ные волны инноваций в одном сегменте могут смыть и затопить созидательно наработанное в другом. Отсюда следует, во первых, методологический императив о системности ин новационного типа развития, во-вторых, представления о модальности инноваций, т.е. о ее очевидной зависимости от реального состояния общества, в-третьих, сопоставление инно ваций и целей, к которым должно стремиться человечеству.

Инновация, по мнению большинства исследователей, предполагает целевое изменение в структуре или функциони ровании системы, она с необходимостью связана с внедрением и созданием дополнительной ценности. По мнению Г.Г. По чепцова «движение вперед может быть обеспечено за счет тех нологических инноваций, позволяющих осуществлять на сле дующем шаге определенные политические инновации из-за смены мышления населения»1. Тем самым автор связывает технологические инновации (в качестве базовых) с политиче скими (в качестве надстроечных), и почему-то уверен, что уже на следующем шаге произойдет перестройка мышления насе ления. Хотя, всем известно, что социальная психология, как, собственно, и мыследеятельностный процесс – это сугубо сти хийно спонтанная и весьма непрогнозируемая область.

Если прибегнуть к старому, всем известному приему абст рагирования и «рассмотрения в чистом виде», то сам процесс Почепцов Г.Г. Политические инновации и преодоление барьеров массового сознания // Фило софские науки. М., 2010, № 1. С. 45.

Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований можно представить, как имеющий внутреннюю логику, указы вающую на генезис инновации, ее развитие, адаптацию и диффузию или распространение. Значимым фактором являет ся наличие цели, так как инновация - это ответ на существую щую потребность, с одной стороны, и результат достижения по ставленной цели, с другой. Средовыми факторами инновации оказываются интеллектуальные потоки, потребность, целепо лагание. С точки зрения внутренней логики инновационного процесса одно из важных мест принадлежит актору – т.е. субъ екту инновационного процесса, особенностям его сознания, креативности интеллектуального поиска и инициативностью предлагаемых решений. И хоть интуиция нового может быть внерациональна и сверхрациональна, сам инновационной процесс мыслится как вполне сознательный, требующий соот ветствующих ресурсов, компетентности, знания, воли, профес сионализма и пр. Субъект, актор или инноватор направляет свои усилия, чтобы то новое, которое родилось в его голове, объективировалось структурно и функционально. Другой ас пект проблемы указывает на то, что инновация с необходимо стью должна быть потреблена. В модели Э. Рождерса, рас сматривающей распределение потенциальных потребителей инновации выделяются пять групп: новаторы (2,5 %), ранние последователи (13,5 %), раннее большинство (34 %), позднее большинство (34 %) и опоздавшие (16 %)1. Как видно, новато ров крайне мало, так что деятельность по созданию нового яв ляется весьма затруднительным мероприятием.

Вместе с тем, отказываясь от приема абстрагирования, мы видим, что в своем реальном воплощении инновационная дея тельность сталкивается со всякого рода заградительными барьерами: от геополитических и институциональных и до культурных. Помимо этих внешних фильтров, отторгающих инновацию, философским аспектом проблемы инноваций как раз и является изучение трансформаций целей и анализ нега тивных последствий этого «деструктивного созидания», а также соотношение сознательного и стихийного в инновационном процессе. Как пишет Г.Г. Почепцов, мы можем различать внешне и внутренне инициированные процессы инноваций.

Цит по: Сунгуров А.Ю.Инновации и их диффузия: к возможности использования концепции в социально-политической сфере // Философские науки. М., 2000. № 1. С. 18.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Это могут быть как самодостаточные процессы, так и такие, которые требуют поддержания процесса определенной соци альной «энергетикой»1. Безусловно, при диффузии (распро странении) инноваций свою роль играют как внутренние, им манентные, так и институциональные факторы. Однако при всем при этом неизбежно возникнет проблема преемственно сти либо отторжения новообразований, возможности их укоре ненности. Поиск оптимального соотношения инновационных ходов и утвердившихся на своей почве главенствующих тен денций становится альтернативой радикальным шараханиям под влиянием спешных лозунгов.

Современное мировидение, которое часто именуют си нергийным, указывает на такие характеристики нашего мира как неравновесный, хаосомный и даже метафорически как «сошедший с ума от неопределенности» мир. Появился даже специальный концепт – «тип развития через неустойчивость», который пришел на смену парадоксальному понятию «устой чивое развитие». В рамках синергийной парадигмы все систе мы рассматриваются как открытые, тип поведения которых зависит не только от обмена с окружающей средой веществом, энергией, но и информацией. Однако особенностью информа ционного ресурса является то, что даже когда вы отдаете ин формацию, он не истощается. Информационные потоки пере дают энергию (как бы заряжая) экономические, политические и культурные трансформации, которые, в свою очередь, могут привести к необратимым качественным изменениям. В этом случае информация оказывается средообразующим фактором инновационных изменений. Перестройка системы на основе обменных процессов информационного типа ведет к тому, что система приобретает возможность реагировать и включать в себя не только комплекс действительных причин и факторов, но и перестраиваться с учетом потенциально возможных структурных соотношений, задаваемых образом будущего.

Этот уникальный эффект назван детерминация будущим.

Здесь фиксируется своеобразная информационная ловушка, суть. которой является то, что информационные потоки сосре доточены в основном в каналах СМИ, которые предлагают Почепцов Г.Г. Указ. соч. С. 47.

Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований широким массам не истинные, научно апробированные ориен тиры, а симулякры, отражающие неправильные копии копий.

При анализе возможных векторов преобразования действительности, нельзя сбрасывать со счетов свойство нелинейности, объясняющее весьма частые отклонение от того или иного заданного типа поведения, сценария или со стояния в зависимости от присутствия или отсутствия того или иного элемента или фактора. Согласно нелинейности, поведе ние системы будет одним в зависимости от присутствия эле ментов и другим при их отсутствии или замене. Нелинейный процесс допускает многоальтернативность, вариабельность, разнообразные отклонения от заданного образца. Проще гово ря, нелинейность предполагает принципиальную релятив ность и зависимость специфических реакций системы от факта присутствия или отсутствия тех или иных компонентов.

Современная техногенная цивилизация задает все боль шие темпы, ставит все более и более сложные цели и решает высокотехнологические задачи. Однако, если развитие онтоло гически предстает как движение к новому, то инновации будут имманентно сопровождать процесс развития, т.е. осуществ ляться сами по себе, их проблематичность исчезнет сама собой.

С точки зрения телеологии, утверждающей непреложную не обходимость движения к достижению поставленной цели, субъекты телеономического поведения ни к какой цели не стремятся. Цели формируются самой системой, нововведения случаются, свидетельствуя о процессе развития, прогрессив ных сдвижках системы по сравнению с имеющим место в на стоящее время. Здесь обнаруживает себя парадокс телеоло гичности - телеономичности. Его можно выразить словами Е. Мамчур: «В отличие от телеологического поведения, когда субъекты поведения стремятся к некоторой цели, субъекты те леономического поведения ни к какой цели не стремятся, хотя ведут себя так, как если бы они к ней стремились»1. Примени тельно к дню сегодняшнему, как говорил в свое время Н.Д. Кондратьев, из трясины кризиса человечество вытягива ло и будет вытягивать революционные новации.

Мамчур Е.Н. Спонтанность и телеологизм // Спонтанность и детерминизм. – М.: Наука, 2006.

С. 227.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Приняв за бесспорный инициирующий и пусковой меха низм потребность, посмотрим на инновационный процесс пре образования реальности с точки зрения ресурса креативности актора, т.е. субъекта преобразовательного процесса, того «моз гового центра», который возглавляет креативность интеллек туального поиска и инициативность предлагаемых решений.

Здесь креативность указывает на возможность нового, ориги нального решения, а эвристика определяется как поиск в ус ловиях неопределенности. И креативность, и эвристика свиде тельствуют об избыточном потенциале рациональности, так как не могут быть схвачены схемами, формулами, генерализи рующими обобщениями и, вместе с тем, именно с креативно стью и эвристикой связывают появление нового и инновацион ного. Новое в самом общем смысле - это то, чего не было ранее.

Вместе с тем, человеческая деятельность маркируется как це лесообразная, предваряемая постановкой и обоснованием це ли. Здесь возникает некий парадокс, мы не знаем о том новом, что мы откроем, но одновременно это новое якобы уже содер жится в целях и задачах, которые индивид, либо сообщество перед собой ставят. Иными словами, инновационная деятель ность мыслится как рациональная, сопровождаемая созна тельно поставленной целью, но увы, Эврика! – и, как свиде тельствует история, мы на пороге открытия, которое изна чально не планировалось. Этот парадокс может быть поимено ван как парадокс эвристичности.

Креативные процессы как процессы сугубо инди видуальные расцениваются как обладающие весьма вы сокой степенью чувствительности, и требуют, чтобы ин теллектуальная или творческая инициатива была коллектив но принята. Субъект, актор или инноватор направляет свои усилия, чтобы то новое, которое родилось в его голове, объек тивировалось и функционировало. Однако, тем самым он пося гает на то, чтобы изменять принятые «правила игры» и осуще ствлять контроль над временем и пространством. Человек достигающий – это особое состояние, которое характеризуется методологами как система неравновесная, динамичная и ги пернеоднородная. Когда речь идет о рассеивания прежних це лей и намерений, то матафорически этот процесс может быть назван как «попадание в зону стока». В результате чего систе Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований ма как бы завязает в турбулентности прежних ориентаций, они девальвируются, не представляют ценности, лишены энергии и «захламляют» ментально-энергетическое простран ство. В этом состоянии система находится в среднем или сере динном значении, как бы «ходит по замкнутому кругу», «вра щается в воронке обыденного», она устает, «ничего не хочет» и ощущает себя не способной к преобразованиям. Хотя положи тельный смысл «зоны стока» состоит в освобождение от зале жей прежних целей и намерений, которые затрудняют обмен ные процессы, всячески препятствуют образованию новых им пульсов, обновлению системных ориентиров, т.е. постановки новых целей и новой кипучей деятельности по их достижению.

Стоки, в рамках которых не могут продуцироваться новые це ли и активность по их достижению, утверждают стационарное состояние системы. Для вывода системы из такого состояния обычно используются ссылки на фактор флуктуаций, т.е. слу чайных отклонений от имеющихся средних значений.

Новое напрямую связано с появлением эмерджентных, т.е. внезапно возникающих свойств. Эмерджентность предста ет как наиболее явственное доказательство многообразия ми ра, неисчерпаемости познания. Эмерджентность, используя оценку Е.Н. Князевой и С.П. Курдюмова, демонстрирует «бы тийственную отделенность от хронологически породивших корней»1. Уже навяз на зубах пример, когда Колумб хотел от крыть новый путь в Индию (всего лишь), а открыл неизвест ный ранее континент - Америку. Это показывает, что открытие часто осуществляется не благодаря задуманной и заранее по ставленной цели, а вопреки ей, как побочный, сопутствующий продукт, что и подтверждает парадокс эмерджентности – т.е.

внезапно возникающего. Современный методологический ин струментарий пасует, обнаруживает свою несостоятельность перед феноменом эмерджентностием, теми реалиями стихий но-жизненного процесса, которые составляют современное бы тие. Они не корреспондируются в теорию непосредственно, а остаются на ощущенческом, переживальческом уровнах, уров не коммуникации, обсуждения, предположения и пр.. Как быть с этой сферой, как понять, что происходит в реальности, Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. СПб, 2002. С. 263.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник не опираясь на костыли логоцентризма, а ощущая нерв и пульс современной эпохи, стараясь схватить и отразить саму реальность, а не симулякры и спекуляции по ее поводу. Как выразить понимание общества, в каком мы живем, каким за конам функционирования реально руководствуемся? Какие трансформации всех жизненных сфер переживаем и какие ценности становятся определяющими для нашего повседнев ного бытия? Какие негативы современного техногенного раз вития поджидают наше и следующие поколения здесь живу щих? Эти и подобные им вопросы составляют суть так назы ваемой практической философии.

Современная методология открыла уникальное свойство цели, цель понимается как аттрактор притягивающее множество. Вопрос, таким образом, упи рается в необходимость качественных целей, которые как структуры-аттракторы привлекают и подтягивают средства для своего достижения. Если цель сильна, то возникают осо бые возможности по преодолению препятствий, преград и барьеров, которые возникают на пути, и запускается механизм самопреобразования. На поверхности это воспринимается как особая решимость, чутье, уникальная способность идти на риск и выигрывать, особое видение - т.е. умение легко ориентиро ваться в любой ситуации. Цель – аттрактор в состоянии согла совывать и подтягивать в сферу своего притяжение подструк туры «разного возраста», производя тем самым некую про странственную концентрацию. Интенсивность цели-аттрактора, т.е. непосредственно процесс целедостижения не только нару шает симметрию пространства (топоса), какой она была до по становки цели, но и увеличивает темп развития. Подтянутые к цели–аттрактору подструктуры начинают функционировать в темпе, который гораздо выше их собственного в то время, как они существовали локально и автономно до объединения.

Таким образом, с точки зрения современной синергетиче ской методологии аттрактор выступает наиболее эвристич ным принципом, отвечающим за сферу инновационных при ращений и одновременно относится к уникальным механиз мам, обладающим способностью создавать устойчивость. Дви жение к цели подчиняет себе все промежуточные состояния системы, это очевидно и на обыденном уровне восприятия. Си Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований нергетическая методология уточняет, что все системные эле менты начинают функционировать когерентно в направлении цели. Элементы принимают на себя режим функционирова ния под заданную цель, и система постепенно перестраивает ся, вплоть до неузнаваемости. Аттрактор как целеподобное об разование имеет значение при поиске универсальных паттер нов развития, так как указывает по своей семантике еще и на «совместное действие». Е.Н. Князева и С.П. Курдюмов считают, что «структуры-аттракторы выглядят как цель эволюции… по нятие аттрактора близко понятию цель»1. Аттрактор задает область устойчивости и может дробиться на локальные аттрак торы, которые стягивают и концентрируют вокруг себя стохас тические элементы, тем самым, структурируя среду, выступая участниками созидания порядка. Согласно выводам С.П. Кур дюмова, странный аттрактор представляет собой область, внутри которой по ограниченному спектру состояний блуждает с определенной вероятностью реальное состояние системы.

Другим значимым методологическим приращением яв ляется концепт фрактал и фрактальность. В общем случае фрактальность означает самоподобие, однако, важны и такие характеристики как структурное тождество части и целого, как, например, структура воды в капле воды или ели в еловой ветви и пр. В качестве распространенного наглядного примера фрактала принимают снежинку, вместе с тем таковых можно насчитать множество, это и кораллы, и линия берега, и грани цы облаков или же японский садик, представляющий умень шенную модель сада как такового. Иногда фрактал называют уменьшенной копией целого, однако часто фрактал предстает не как точная, а как деформированная копия целого. Выделя ют также квазифрактал, отличающейся неточностью повторе ния структуры. Значение фрактальности велико, так как в са мой эволюции усматривают фрактальные составляющие.

Фрактальный подход – новое и актуальное измерение в современной науке, указывающее на такое свойство как дроб ная размерность2, когда любая часть структуры подобна цело му. В переводе с латинского фрактал означает изломанный.

Однако на самом деле фракталы отличаются эстетической Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. Спб, 2002, с. Астрономия и современная картина мира. М., 1996.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник привлекательностью. Из основного свойства фракталов – са моподобия можно получить значимую информационную трак товку, что позволяет заключить, что информация, содержа щаяся в части (фрактале), соизмерима с информацией о целом, всей системе. Самоподобие имеет и онтологическую сторону, указывающую не только на тождественность структуры, но и на инвариантность законов развития и функционирования данной структуры. Значение фрактального подхода связывают с тем, что он дает возможность представить бесконечность и множественность в рамках конечного, ограниченного про странства. А парадоксальным свойством фрактала, несмотря на атрибутивное самоподобие, является его изменчивость.

Фрактальный объект при всем своем самоподобии есть беско нечно изменяющийся, разнящийся объект. Исследователи указывают на то, что фрактальные объекты при сравнении демонстрируют уникальную изменчивость, нестабильность, множественность.

В размышлениях о допусках современной методологии и применении фрактальности в сфере гуманитарного знания, можно обратиться к примеру, когда зрелый человек, вспоми ная поступки и состояния молодости, удивляется, и, быть мо жет, краснеет, но никогда не отказывается от узнавания само го себя, от самоподобия собственному Я. Учитель всегда ценит в своем ученике похожесть на себя, воспитатель хочет передать воспитаннику качества, важные для него самого. Тот пресло вутый разрыв между поколениями и проблема отцов и детей возникает из-за неспохожести и разномастности ориентаций предшествующего и последующего поколений. Таким образом, фракталы указывают на проблему идентичности, весьма зна чимую в современном социально-гуманитарного знания.

Если подходить с точки зрения деятельностного под хода, то правомерно заключить, что любая инновация появля ется на основе ярко выраженной мотивации и отвечает по требностям, фиксирующим внутренние необходимые запросы системы, ее неудовлетворенность имеющимся. (Проблемы, од нако, начинаются уже тогда, когда фиксируется ситуация не удовлетворенности системы слишком многими обстоятельст вами и возникновения не одной, а множества потребностей.

Здесь очевидна необходимость системного анализа в выборе Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований приоритетов, диктующих «вложения усилий» в изменения первостепенной важности, но вместе с тем фиксируется поле плюралистичности). В этом плюральном поле системе следует самоопределиться и сформулировать иерархию своих потреб ностей, либо дожидаться определенной катаклизмы, как про явления «слабого звена», в связи, с чем будет спровоцирован спонтанный поиск более устойчивых состояний. В этом контек сте по-новому предстают такие факторы как параметры по рядка, которые ответственны за то, чтобы обеспечить системе устойчивое состояние функционирования.

Бесспорным представляется положение, что система должна быть готова к восприятию той или иной инновации.

При анализе данного аспекта может быть использована кон цепция отечественного синергетика В.П. Бранского, который указывает на тезаурус, как множество возможных структур, возникающих потенциально в недрах актуально существую щей структуры как результат соответствующей бифуркации1.

Затем выделяет детектор как фактор, выбирающий из тезау руса определенную бифуркацию, который опирается на дина мику кооперации и конкуренции внутри системы2.Затем вво дится селектор в качестве принципа устойчивости. Это вари ант методологического ответа на вопрос о готовности системы к инновационным изменениям.

Другой вариант ответа можно связать с предложенным Р. Коллинзом понятием «социальных сетей», которые под тверждают принятие инновации, имея в виду фундаменталь ные коллективные интересы. Система может оказывать тот или иной уровень сопротивления инновациям. Однако, то, что принято и затребовано социальными сетями, то, что решает проблемы лучше всего, отвечает статусу инноваций.

Здесь просматривается процедура отбора наиболее удач ных и предпочтительных вариантов или решений. Можно да же провести знак равенства между процедурой отбора и тем, что связано с моментом коллективного принятий инновации социальными сетями. ндивидуальное открытия является раз новидностью инноваций, однако актуализация данного стату Бранский В.П., Пожарский С.Д. Глобализация и синергетический историзм.СПб., 2004.

С. 24.

2 Там же. С. 26.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник са происходит при условии, что оно принято научным сообще ством. Е.Н.Князева и С.П. Курдюмов обращают внимание на очень важный параметр инновации, ее принципиальную спо собность к трансляции, «чтобы открытие квалифицировать как инновацию оно должно быть транслировано, стало быть, спо собно к трансляции»1. Очередной XXIII Всемирный философ ский конгресс, имеющий основной темой «Философия как об раз жизни и как исследование» как раз и направлен на широ кую трансляцию достижений современного философского ос мысления действительности во все сферы человеческой жиз недеятельности.

Штомпель Л.А., докт. филос. наук, проф. (ИАрхИ ЮФУ, Ростов-на-Дону), Штомпель О.М., докт. филос. наук, проф. (ЮФУ, Ростов-на-Дону) СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ИННОВАЦИЯ В ПРОЦЕССАХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Современные процессы глобализации исследуются с по зиций различных наук – экономики, политологии, социологии и т.д., ибо представляют собой сложный, многомерный ком плекс социальных, экономических и политических феноменов.

Социум втягивается в особую фазу развития, одной из характеристик которой становится всеобщая инновизация, отсюда и возникновение в теоретическом дискурсе нового термина – «инновационное общество». Уже в 1991 г. английские исследователи А. Амин и К. Робинс зафиксировали, что современная индустриальная система, основывающаяся на инновациях, является «новым выражением локальной и глобальной динамики»2.

Культурология, акцентируя свое внимание на ценност ной, духовной сфере человеческого бытия, дает возможность определить сущность инновационных процессов, возникающих в современном мире.

Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. СП б, 2002, с.257.

Amin A. and Robins K.. These are not Marshallian times//Innovation Networks: Spatial Perspec tives. London, 1991. P.105.

Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований Одно из противоречий процессов глобализации заключа ется в разнонаправленности технологической, экономической и культурной глобализаций. Если первым двум альтернативы нет (Интернет, к примеру, и в Африке Интернет), то культур ную глобализацию большинство культурологов определяло как глокализацию – подъем национального, этнического само сознания и напряженных поисков идентичности в глобализи рующемся мире.

Для современной России проблема инновации весьма важна в связи с тем, что на протяжении многих десятилетий она была втянута в различного рода инновационные экспери менты социального, политического, экономического и куль турного характера. Все это наложилось на общий мировой кризис глобального сообщества. Можно говорить о наступле нии "эры кризисов", связанных с ускорением социокультурного развития, всеусложняющейся дифференциацией, непрерыв ной инновизацией различных сфер жизни общества - в резуль тате утрачивается тождество человека с самим собой и единст во социума. В современном обществе одной из базисных ценно стей является обновление, новаторство. В результате социаль ные и культурные подсистемы подвергаются постоянному из менению, а, следовательно, находятся в состоянии непрерыв ного кризиса.

Следует отметить, что становление новой области меж дисциплинарных исследований – инноватики – явилось продол жением изучения проблем, волнующих специалистов различ ных областей знания уже не один десяток лет. Встреча евро пейской культуры и культур колонизируемых народов породило необходимость изучения их взаимодействия, в результате чего понятие «инновация» возникает в теоретических исследовани ях культурологов 2-ой половины ХIХ века. Культурная инно вация в их представлениях являлась важнейшей характери стикой взаимодействия культур, когда одни элементы культу ры инфильтровывались в традиционные культуры. Основным механизмом такого проникновения считали прежде всего ме ханизм психологического взаимодействия.

В антропологии и этнографии термин «инновация» ис пользуется при исследовании процессов изменений в культуре, выступая как антоним термину "традиция". Особое внимание Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник уделялось диффузии культурных новообразований в соответ ствующей среде, включая их перенос в иные культуры. Тем самым понятие инновации оказалось включено в контекст концепции диффузионизма, который пришел на смену плос кому эволюционизму в трактовке изменений культуры. Подоб ные инновационные процессы трактовались как основные кросс-культурные факторы развития различных культурных образований (обрядов, языков и диалектов, социальных инсти тутов, технологий и т.п.). Однако в первой половине XX в. под влиянием функционализма процессы изменений оказались на периферии внимания социальных наук на Западе. Инновации стали рассматривать как проявления неравновесий, напряже ний в системе или же как отклонение от нормы, служащее ис точником новых напряжений.

В культурантропологии понятие инновации исследова лось прежде всего с методологических позиций эволюционной и неоэволюционной школы. После культурологов и социологов эстафету исследования проблемы инновации подхватили спе циалисты, изучающие технические нововведения.

После "великой депрессии" начала 30-х годов среди аме риканских менеджеров становится популярным термин "инно вационная политика фирмы";

содержание этого термина сво дится примерно к следующему: фирма может получить пре имущества на рынках сбыта и максимализировать прибыль не столько за счет манипулирования ценами, сколько путем по стоянного обновления своей продукции. В ответ на запросы практики в 30-е годы начинаются, а в 60-70-е годы получают на Западе большой размах эмпирические исследования ново введений, осуществляемых фирмами и другими деловыми ор ганизациями. Государство, в свою очередь, обнаружило пони мание инновационности как одной из важнейших ценностей будущего. Особенно активно изучались социальные факторы инноваций в экономической сфере.

Во второй половине ХХ в. социокультурные и психологи ческие факторы инновационного процесса стали исследоваться в различных областях жизнедеятельности социума (например, в образовании). Инновация стала рассматриваться в качестве механизма общего социального процесса изменения, в ней вы деляют четыре основных элемента: "новшество", "новаторы", Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований "агенты диффузии", "эксперты", причем главная роль отводи лась менеджерам, специалистам по внедрению. Господствовал технократический подход, ибо процесс инновизации осозна вался как рациональный проект, «запускаемый» по схеме сверху – вниз. Рациональная обоснованность инновации явля лась залогом ее успешности.

Инновизация общества во многих странах связана с мо дернизацией, и на этом пути возникают феномены, явно про тивостоящие современности. Речь идет о кризисных процессах, возникающих в переходном обществе, когда, если следовать диалектической традиции, старое качество разрушается, но еще не исчезло, а новое возникает, но еще не возникло. Инно визая и связанное с ней разрушение господствовавших в обще стве культурных норм, правил и способов поведения ведт к обнажению старых, архаических пластов культурной жизни.

По Й. Хейзинге, более примитивные, архаические начала культуры выдвигаются на первый план и замещают культур ный вакуум, возникший в ходе разрушения старых основ об щественной жизни. В качестве примера инновизации социума с негативными результатами можно привести ситуацию, опи санную американским культурантропологом Клакхоном в книге «Зеркало для человека», когда колониальные власти – из самых лучших модернизаторских побуждений – разрушили традиционную «экономику дара», однако рыночных отношений так и не возникло. В результате относительно стабильное фиджийское общество стремительно деградировало, и архаи ческие элементы культуры стали регулировать социокультур ную жизнь: «На Фиджи, например, престиж человека зависел от того, какой большой пир он может устроить, и как много продуктов он может отдать своему клану. Человеку не отказы вали в том, что он просил, а даритель получал общественное одобрение. Так обеспечивался действенный соревновательный стимул и для производства, и для справедливого распределе ния пищи. Пытаясь вытеснить этот обычай призывами к бе режливости и другими благонамеренными жестами, англий ские власти и миссионеры лишь подорвали местную экономи ческую систему. Население Фиджи теряло огромное число лю дей в эпидемиях, завезенных из Европы, на островах резко упал уровень рождаемости, доведенные до нищеты люди жили Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник на пригоршню риса;

и временами казалось, что фиджийцы об речены на вымирание»1.

Многочисленные случаи «инновационного хаоса», возни кающего в ходе модернизационной инновизации, свидетельст вуют об явной недостаточности технократического подхода к инновациям. Дело в том, что рыночная культура основана на принципах индивидуализма, прагматизма, универсализма.

Человек в этой экономике рассматривается как самостоятель ное существо, действующее без участия сакральных сил и соз данные им вещи воспринимаются как только его личная соб ственность. Здесь господствует безличная универсальная то варная форма обмена. Вещь, предназначенная для обмена, не содержит в себе сколько-нибудь скрытых особых символиче ских значений, она обладает вполне ясно выраженной потре бительской стоимостью.

Предпринимательская рациональность западного чело века – рационального максимизатора полезности – благодаря глобальной экспансии рыночной экономики во все регионы мира универсализирует принципы менеджерской инноватики и некритически переносят их на специфическую культурную почву, что и приводит к хаотизации социокультурной жизни, разрушению традиции и возрождению архаики.

Важно отметить, что для главной цели (получения мак симальной прибыли) предприниматель использует различные средства, в том числе и знания профессионалов – ученых, ин женеров, управленцев, бухгалтеров и т.д. Инновационно предпринимательская рациональность – это рациональность предпринимателя, получающего прибыль экономическими ме тодами, т.е. используя механизмы рынка. Однако существова ли и существуют общества, в которых предприниматель не яв лялся основным образцом, а в качестве эталона в культуре ут верждался другой образец. В этом случае инновационно предпринимательская рациональность не является основным типом рациональности, а присутствует в культуре как марги нальный тип. Экономический «империализм» как стремление объяснить любое поведение с помощью экономической рацио нальности стал возможен только потому, что в современном Клакхон К.К.М. Зеркало для человека. Введение в антропологию. СПб., 1998. С.221.


Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований обществе рынок действительно распространяет свои правила поведения на все сферы социума, в том числе такие, которые ранее регулировались с помощью иных норм.

С точки зрения М. Вебера, любой вид человеческой дея тельности в сферах экономики, политики, религии, науки и т.д. имеет свои особые ценности, а это означает, что в реально сти никакой «чистой» рациональности не существует, но всегда есть рациональность «для чего-то», всегда есть выделенная цель-ценность и выделенные (допустимые) средства ее дости жения. Поэтому, к примеру, невозможно содержательное срав нение рациональности феодала и капиталиста, ученого и свя щенника. Эти типы рациональности и типы социального дей ствия можно выделить как определенный «идеальный тип» и с его помощью объяснять реальное поведение.

Вебер, в отличие от Хабермаса, не строит эволюционист ских схем в прогрессистском духе – высшее, ибо рационально, низшее, ибо неразумно. Для Вебера "неразумное" поведение Лютера, как и поведение Иисуса Христа, вполне разумно с точки зрения исповедуемой ими этики убеждения.

Таким образом, с культурологической точки зрения в ин новационном процессе участвует не абстрактный экономиче ский человек со своей калькуляцией прибыли и потерь, а ре альный индивид, обладающий уникальным сплавом различ ных типов рациональности, т.е. интериоризированных ценно стей культуры. Отсюда и возникает необходимость формиро вания специфическо-культурологической методологической парадигмы, позволяющей релевантным образом исследовать сложные, нелинейные социокультурные системы. Недаром М.С. Каган предложил использовать для этих целей теорию синергетики, акцентируя внимание на том, что исследователю нужно ориентироваться не на естественные науки, а на гума нитарные, поскольку последние представляют собой более сложные типы систем. По его мнению, причина неудачи пози тивистского решения проблемы систематизации знания со стояла в том, что более сложное традиционно объяснялось, ис ходя из более простого (что и вело к редукции), в то время как следует поступать наоборот, объяснять простое, исходя из сложного. То есть: не естественные науки должны быть осно вой наук гуманитарных, а гуманитарные – естественных.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник С этой точки зрения понятно, например, что идея компле ментарности (высказанная первоначально в виде «принципа дополнительности» Н. Бором) получила принципиально боль шее распространение в культурологии, чем в естествознании.

Идея комплементарности проникает в сферу современных наук о культуре из разных теоретических источников, что, соб ственно говоря, является закономерностью для возникновения и развития новых методологических принципов. Недаром еще В. Гейзенберг отстаивал мысль, что дополнительность имеет универсальный характер.

По В.Налимову, признание ограниченности действия за кона исключенного третьего как результат действия принципа дополнительности ведет к признанию метафорического мыш ления в науке, мало того, любая научная теория есть в опре деленном смысле метафора, ибо описываемое явление ведет себя и так, и не так как предписывает теория. Отсюда и возни кает налимовская вероятностная модель языка, в которой «размытое» смысловое поле языка воспринимается не как не кий дефект, а как отражение вероятностной сути мира.

О том, что путь культурного развития – это путь компле ментарности, а не слияния, писал и В.С. Библер: «Каждая культура есть некий «двуликий Янус»: ее лицо столь же на пряженно обращено к иной культуре, к своему бытию в иных мирах, сколь и внутрь, в глубь себя, в стремлении изменить и дополнить свое бытие (в этом смысл той «амбивалентности», что присуща – по Бахтину – каждой целостной культуре)»1.

Именно принцип комплементарности дает возможность объ яснить «мирное сосуществование» в одном человеческом созна нии, в личностной картине мира наличие различных взаимодо полняющих логик целерациональных действий, ибо индивид об ретает себя одновременно в самых разных анклавах жизненного мира – религиозного опыта, производственной и экономической деятельности, семейной и общественной деятельности и т.д.

Таким образом, в ходе инновизации глобализирующегося мира традиция и модернизация должны не противостоять, а дополнять друг друга – исходя из принципа комплементар ности.

Библер В.С. От наукоучения – к логике культуры. Два философских введения в двадцать первый век. М., 1991. С.287-288.

Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований Драч Г.В., докт. филос. наук, проф.

(ЮФУ, Ростов-на-Дону) СОЦИАЛЬНАЯ ИННОВАТИКА И КРЕАТИВНОСТЬ КУЛЬТУРЫ Креативность, то есть способность к творчеству, разве что нибудь ещ может так ярко и выразительно характеризовать культуру? Казалось бы тема лежит на поверхности. Но «креа тивность» в самых первых своих значениях – это создание, это акт творения и обращение к началам. Та проблема, которая так явно не лежит на поверхности, это проблема начала – «ар хэ». Креативные начала культуры (е истоки, основы и способы получения знания) и репродукция – вот открывающаяся тема, которая ещ более выигрышна в плане типологии культуры.

Воспроизводит ли культура свои начала, и если да, то как же обновляется мир, путм утраты культурного многообразия и социальной энтропии или борьбы и выживания отдельных культур и цивилизаций. По этому вопросу уже предлагались оценки ситуации (столкновение цивилизаций – Хантингтон) и выдвигались долгосрочные прогнозы (конец истории – Фукуя ма). Но что такое креативность в плане культурологии как не жизненная сила, способность народа – носителя культуры от ветить на вызовы времени. Но здесь нас и поджидают трудно сти – а кто является носителем культуры, какие культуры наиболее креативны (а значит и жизнеспособны?), да и вооб ще, как давно уже поднимал такого рода вопросы О. Шпенглер и многие вслед за ним, какие типы культур можно в связи с этим выделить?

1. Типология культуры.

Пространство, в котором проявляется креативность куль туры топологично и типологично, второе включает в себя пер вое. Типология культуры – от греческого «типос» (вид, форма) и «логос» (слово, учение, наука) – учение о видовых отличиях культур, основных типах мировой культуры. При этом надо учитывать как возможное многообразие определений культу ры, так и различие критериев, по которым происходит типоло гизация культур. Прежде всего сложившаяся в культурологии Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ситуация позволяет при помощи термина «культура» фиксиро вать общее отличие человеческой жизнедеятельности от био логических форм жизни, качественное своеобразие историче ски конкретных форм этой деятельности на различных этапах общественного развития, в рамках определнных эпох, обще ственно-экономических формаций, этнических общностей (на пример, первобытная, рабовладельческая, феодальная, но в то же время восточная культура, греческая, русская). Речь в этом случае идт о внебиологических формах передачи информа ции, характеризующих культуру как способы и механизмы со хранения, трансляции и обновления социального опыта. Про блема состоит в том, что эти способы и механизмы сугубо лич ностны, бытийственны, они представляют собой способ самопо знания и самообретения человеком самого себя и продуциро вания социума в его предметных формах и социальных инсти тутах. Культура делает возможным взаимодействия человека с природой, она кумулирует и транслирует социальный опыт в системе деятельностных технологий и смысложизненных рефлексий. Типология культуры позволяет также охарактери зовать особенности сознания и поведения людей в конкретных сферах общественной жизни (культура труда, культура мыш ления, политическая культура), способы жизнедеятельности социальных групп (крестьянская, ремесленно-буржуазная, элитарная и т.д.).

В той или иной степени приходится прежде всего прини мать во внимание, что культура – это целостная система, и в этом плане в историческом и географическом пространстве со существовали и сосуществуют удивительно разнообразные и неповторимые миры, которые и придают уникальность куль турному облику народов, стран и континентов. Это культурное многообразие, уникальность и неповторимость создают пред посылки для соотнесения различных человеческих обществ, при этом само такое соотнесение не может быть их чисто умо зрительным сопоставлением, ведь мировые культуры в том виде, в каком мы можем их сегодня наблюдать и изучать, представляют собой продукт длительного исторического разви тия, в котором они трансформировались, модифицировались и как изменяли внутреннюю структуру, так и оказывали влия Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований ние друг на друга, что и позволяет говорить об общих и об ин дивидуальных чертах культурно-исторического развития.

И вс-таки прежде всего культура – мощный механизм антропологического воздействия, адаптации индивида к соци альным потребностям общества, это способы индивидуальной реализации накопленного этнического и национального опы та. В этом смысле культура коренится в глубинах общеродово го уровня, и сохранение культуры представляет собой репро дукцию е уникальности и неповторимости со всеми тради циями, навыками, национальными образами и духовным опы том. В этом случае и возникает вопрос, как об этом справедли во пишет Э.С. Маркарян (Науки о культуре и императивы эпохи, Москва, 2000 г.), о локальности культур, об их индиви дуальном, неповторимом своеобразии. Справедливо и то, что вопрос рассматривается им в плоскости соотношения общих и локальных исторических типов культуры, что и переносит проблему в область эволюционной компаративистики (сравни тельного изучения культур).


В этом случае невозможно избежать вопроса о критериях для типологизации культуры. Чаще всего под этим понимает ся то или иное основание, ведущий признак, в соответствии с которыми отдельные культуры объединяются в особый тип.

Проблема состоит в том, что таковых критериев выделено чрезвычайное множество, причм нередко представителями различных наук, отсюда и такая пестрота определений. Види мо, наиболее общим критерием для рассмотрения культур яв ляется такой основополагающий факт, как существование в географическом пространстве и историческом времени. Каж дая из культур локализована в географическом пространстве.

Культурный мир – это единый космос, в котором слиты чело век и исторически окружающая его природа. Она влияет на социальную психологию этноса, формирует национальный ха рактер и детерминирует направленность его практической деятельности. В этом случае принципы типологии относятся к рассмотрению культуры как самостоятельной целостности, ко торая воспроизводится на протяжении длительного историче ского периода. Но главное, в соответствии со сказанным – это соотношение творчества и репродукции, что и лежит в основе обновления социального опыта.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник И в этом случае мы не можем игнорировать исторические особенности в развитии той или иной культуры, е окружение и взаимодействия, но внимание при этом акцентируется на внутренних принципах существования культуры как целост ности. Это прежде всего сохранение культуры как отношений, которые сложились в обществе, как нормы и образцов поведе ния, освящнных традицией и обязательных для представите лей данного этноса и различных его социальных слов. Тип культуры характеризует механизм передачи социального опы та через освоение каждым поколением не только предметного мира, навыков и примов технологического отношения к при роде, но и культурных ценностей, образцов поведения. При этом внутренняя структура культуры характеризуется как в типе социальной организации, когда технологический и эко номический уровни развития культуры представлены е соци альными носителями (группами, классами, организациями), так и в типе личности. На этом уровне интегрирующая роль культуры такова, что она формирует единую систему художе ственных и познавательных ценностей и глубже – социальных установок и предпочтений и образцов поведения, фокусирую щихся в историческом типе личности и соответствующих нор мах и образцах социального творчества.

Проблема, конечно, остатся: преодолевается ли в исто рическом развитии локальность отдельных культур и в какой степени структурный срез отдельных культур позволяет гово рить о том, что эта локальность преодолена? Можно ли сказать о едином пути исторического развития и универсальных меха низмах социального творчества? На наших глазах культуры Востока, которые считались самодостаточными и замкнутыми, обеспечили их странам технологический прорыв, развитие го родской цивилизации со всеми признаками урбанизма и пока зателями современного общественного развития, включая раз витие науки, образования, здравоохранения и социального обеспечения. Но дат ли это основания для утверждений о единой общечеловеческой культуре, где если не в конце куль турного ряда, то где-то на периферии (центром, естественно, видят, Европу) пытаются поместить Россию. Действительно, история мировой культуры, рисуя образ единого человечества, соответствует пафосу возрождения интереса к гуманитарным Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований общечеловеческим ценностям. Череда верований, художест венных шедевров, философских идей, научных открытий, обы чаев свободно компонуется вдоль хронологической оси без про тивопоставления архаического и современного, передового и реакционного, развитого и отсталого, без перегородок общест венно-экономических формаций и социально-политических различий.

Менее всего в этом случае тип культуры как теоретиче ское понятие должен абсолютизировать исторические разли чия. Зачастую, как, например, в концепции Шпенглера о «ду ше культуры», они абсолютизировались, и тогда речь шла о различных типах культур, которые исторически не изменя лись и лишь сосуществовали рядом друг с другом, оставаясь непроницаемыми одна для другой. Шпенглер говорил о 8 рав ноценных по зрелости культурах, охватывающих основные части планеты: Европу, Азию, Африку, Латинскую Америку. В то же время при осмыслении путей исторического развития Европы перед исследователями возникала проблема его соот несения и сопоставления с историческим развитием других стран и культур, с которыми Европа соседствовала и взаимо действовала. В этом случае культура рассматривается изнут ри, как самозначещее образование, и е сердцевиной выступа ет человек как базовая ценность. Тип культуры в этом случае находится на пересечении амбивалентных устремлений обще ства: сохранить историческое своеобразие, этический и эстети ческий потенциал и влиться во всепланетарное и всевремен ное единство человечества. Тип культуры фиксируется в этом случае как историческая разновидность традиционных ценно стей, равноудалнный как от чрезмерного самовыражения, так и от казнной практики социальной универсализации, он должен показать пространство для соединения традиционных норм и обычаев и компонентов творчества, осовременивания культуры в способах трансляции социального опыта.

Но где кроются источники и импульсы культурного твор чества, кто является носителем модернизационного импульса и непрерывной (избыточной) креативности? О чм речь – о глубинных основах культуры или особенностях исторического развития? Если говорить о носителях креативного начала в культуре, то исторически в первую очередь, это страны Восто Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ка. Как известно, древний Китай изобрл порох, компас, бума гу, шлк и многое другое, но он не знал идеи колонизации ми ра и мирового господства. Мусульманский Восток был предме том вожделений и зависти средневековой Европы, в то время культурно отсталой. Можно ли говорить о едином пути истори ческого развития для всех культур и народов? В этом контек сте часто поднимаемый вопрос о том, является ли Россия Ев ропой или нет, бессмыслен. Войны, эпидемии, религиозные движения и социальные революции, города и торговля – вс это надо было пережить, всему этому, как и последующему промышленному развитию и обществу потребления, надо было знать подлинную цену, чтобы считать себя Европой. Ведь сама Европа – это нечто состоявшееся, нечто продуцирующее само себя, принадлежать к которому можно зафиксировать лишь по факту действия, а не причастности или желания.

Здесь необходимо осознание своего отличия от всего мира, которое уже очень остро осознавали древние греки – первые европейцы. Проблеме Восток-Запад должны были уделять ис следователи, рассматривавшие мировое историческое развитие в плане эволюционного монизма, т.е. встраивавшие все страны в единую схему исторического движения на пути от низших, неразвитых, к высшим, развитым формам. Гегель, в частности, относил восточный мир (Китай, Индия, Персия, Египет) к са мой низшей ступени развития духа в осознании свободы, в то время как греческий, римский и германские миры возвыша лись над ним. Однако современные исследователи отмечают, что понятия «Восток» и «Запад» не получили научного статуса в культурологии и могут употребляться весьма условно. Ведь даже в географическом плане они не охватывают всю ойкуме ну, и деление на Восток и Запад у разных народов истолковы вается по-разному.

Нам, выросшим в европейских традициях, более всего по нятно противопоставление, начало которому положили древ ние греки (Древний Запад), столкнувшись с Древним Восто ком – персами и изумившись величественности и стабильности культуры Древнего Египта. Кроме того, в современном мире нет былого противопоставления Востока и Запада по научным, культурным и правовым основаниям: современная Япония, Южная Корея и ряд других стран Тихоокеанского региона от Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований носятся к числу современных развитых стран. Другое дело, что их пути были разными и к современному состоянию культуры они пришли по-разному. Только Европа создала современную науку с е техническими достижениями и мощным индустри альным базисом высокого уровня потребления. Восточные страны «усвоили» научный опыт, произошла «транспланта ция» (пересадка) науки в иную культурную среду, и там, где национальная культура показала свою жизнеспособность, наука была адаптирована и вошла в систему образования и производства. Речь идет об особом пространстве сопряжения событий и смыслов, людей, которые руководствуются этими смыслами, и смыслов, которые, сопрягаясь, создают тип куль туры. Смысловое пространство культуры рождает стереотипы поведения, задает алгоритмы деятельности и продуцирует со бытия и способы их реализации. Обычно при анализе куль турных и политических контактов ссылаются на «глубокие ис торические корни», различие традиций и т. д., в то же время различие культур, их генезиса наиболее отчетливо проявляет ся в пространстве соприкосновения культур, тех значений и смыслов, которые, выступают основанием мира личности и общества., где вызревают и наследуются культурные стереоти пы, происходит взаимопроникновение культуры и личности, культуры и общества. Вхождение индивида в культуру, функ ционирование и развитие культуры происходит путем куль турного наследования и устойчивости, целостность которого иногда трактуют как «код» культурного развития, что позволя ет «разомкнуть» культурные миры, «загадочные и непреступ ные» на рядовых носителей культуры.

2. Самосознание культуры.

При всм многообразии понятия «культура» и несмотря на это многообразие оно должно выполнять методологическую роль, то есть служить основанием для проведения исследова ния того или иного типа культуры и социальной сферы куль туры. Исходным здесь выступает проводимое рядом авторов различение культуры и социальности. Культуру действитель но длительное время понимали как надстройку и вот в работах Л. Г. Ионина мы находим, что и на Западе длительное время, по его мнению, то же признавалась идея культурного отстава ния, культура отстает за социальными и политическими про Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник цессами (См. Л. Г. Ионин. Социология культуры. М., 1996, с.

4).Под культурой понимается прежде всего образ жизни, что подчркивается в рамках деятельностной концепции культу ры. Эта деятельность в природе и природным же способом, природа – естественная мастерская человека, а географиче ская среда – материнское лоно культуры. Природное окруже ние - реки, горы, моря, климат формируют мировосприятие и национальный характер Нам уже приходилось писать о не олитическом многообразии культур. В этот же период склады ваются отношения в социальной среде, отношения друг с дру гом, системы родства, поддержание преемственности, воспро изводство биологической активности.

Но как далеко простирается это воздействие на социаль ность, как связаны между собой культура и социальность?

Культура продуцирует социальные отношения, институализи рует способы и формы взаимоотношений с природой и друг с другом, выводя их за пределы одного поколения. Но в соци альной среде люди взаимодействуют и как социальные аген ты, как здесь проявляются различия культуры и социума?

Культура регламентирует социальное поведение и приводит к созданию соответствующих социальных отношений, создат пространство и способы социального взаимодействия. Здесь есть и другая проблема – изменения во времени (изменение социокода). Культура обычно рассматривается как способ со хранения идентичности (язык и вера), но и сами основания культуры подвижны и изменчивы. Речь идет об особом про странстве сопряжения событий и смыслов, в котором социаль ные агенты руководствуются этими смыслами, и смыслов, ко торые, сопрягаясь, создают тип культуры. Смысловое про странство культуры рождает стереотипы поведения, задает ал горитмы деятельности и продуцирует события и способы их реализации.

Обычно при анализе культурных и политических контак тов ссылаются на «глубокие исторические корни», различие традиций и т. д., в то же время различие культур, их генезиса наиболее отчетливо проявляется в пространстве соприкоснове ния культур, тех значений и смыслов, которые, выступают ос нованием мира личности и общества., где вызревают и насле дуются культурные стереотипы, происходит взаимопроникно Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований вение культуры и личности, культуры и общества. Вхождение индивида в культуру, функционирование и развитие культуры происходит путем культурного наследования и устойчивости, целостность которого иногда трактуют как «код» культурного развития, что позволяет «разомкнуть» культурные миры, «за гадочные и непреступные» на рядовых носителей культуры.

В этом случае показывает методологические преимущество понятие «социокода», введнное М. К. Петровым1. Вся система отношений к миру в истории культуры распределяется в базо вые матрицы, которые позволяют транслировать социальный опыт, замыкая его на вводимую в матрицу социальную едини цу – тип личности.

Самые ранние формы ведения хозяйства – охота предпо лагала прямое и непосредственное введение человека в соци альную матрицу, делая претендента в результате проводимых испытаний (инициаций) наследником социального имени, на которое замыкались жизненно значимые для сообщества на выки и способности «зоркого глаза» или «быстроногого бегуна».

Здесь социальные навыки и существующее сообщество не раз личаются, может лишь по мере роста социальных потребностей расти число имн. В этом обществе есть «детские» и «стариков ские» имена. Отчуждение навыков в именную структуру богов закрепляет навыки за божественным именем, что и составляет профессионально-именную матрицу. Боги, вечные и неста реющие – охранители знания, которым человек может владеть лишь временно и не вопреки божественной воли. Нет необхо димости говорить, что перед нами миф как мировидение, где нормой выступают гилозоизм и персонификация. Образы богов репрезентирую мир во вс его величии и многообразии. Но есть третий тип социокода – всеобщий, когда выход на профес сиональное знание приобретает общий алгоритм, логику, ко торый может освоить всякий. Это всеобще-именной код.

Нам уже приходилось писать в ряде работ, что «самоосу ществление», «самореализация» культуры осуществляется на трех уровнях: сохранение культуры, ее базисных оснований, скрывающихся за вербальной, символической оболочкой;

об новление культуры, институты обновления знания, новацион Петров М.К. Язык, знак, культура. – М.: «Наука», 1991.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ные воздействия на «код» культуры;

трансляция культуры — опредмеченный мир культуры как мир социализации индиви дуума. Все три уровня, характеризуя культуру в широком спектре ее формообразований (производство, экономика, нау ка, техника, искусство, религия, философия, политика и т. д.), в то же время позволяют выявить структуру, образ деятельно сти рядового носителя культуры, а в результате и целостность культуры, что не может сводиться к описанию достижений культуры (элитарной культуры), и вполне допускает постанов ку и концептуальное решение проблемы воссоздания культур ного мира рядовых носителей культуры в их индивидуальной и общественной ипостаси. В центре культуры оказывается не безликая масса, а личность как носитель культуры, ее тради ций и достижений, ее творческих возможностей: язык, знак, культура, семиотическая реальность и система передачи соци ального опыта (М. К. Петров). Что и как передатся, где ис ходные импульсы?

Представляется, что тематика «ученый и слаборазвитые страны», «наука Востока и наука Запада» может имеет прямое отношение к поставленным вопросам. Т.е. культурные уста новки на творчество и инновацию выступают как глубинные пласты современного развитого мира. Отталкиваясь от работ М. К. Петрова, можно ставить вопрос именно о науке, о месте науки в системе культурной инноватики и модернизации об щества, об онаучивании общества. Но тем не менее очевидно также то, что как только мы апеллируем к современной ситуа ции, то видим двойственный социально-культурный срез. По чему установка на свободу, на самоопределение, на индивиду альную свободу, на индивидуализм, в одном случае, на Запа де, приводит к консолидации общества, к образованию жизне способных социальных структур и почему эти установки при водят к неоднозначным результатам, когда их начинают ко пировать?

Видимо по той простой причине, что действуют различ ные социокультурные ориентации. Сказать, что здесь должны действовать какие-то однозначные механизмы социального контроля, было бы наивно. Там, где сохраняются установки просвещения, образования, там, где сохраняются установки на свободу личности, там, где сохраняется установка на права че Раздел I. Философская инноватика как напра вление философских исследований ловека, там сегодня происходит формирование инновационной личности, индивидуальной образовательной траектории и т.д.

Но западные ценности, как только они сталкиваются с той или иной регионально самобытной культурой и действительно стью, вызывают и отторжение. Глобалистика как процесс сво бодного распространения западной модели приводит к прямо отрицательному результату, глобалистика как переход к за падным ценностям оказывается не только невозможной, но вызывает прямо противоположные реакции. Достаточно ха рактерной является серьезная попытка Индии и Китая проти вопоставить глобальным ценностям и установкам собственные культурные ценности, не отказываясь от развития науки, об разования и современных технологий. Причем отстаивают эту позицию и небольшие страны. Это поворот регионализации в сторону автономизации.

Самое поразительное, что эти страны видят единственную возможность сохранения не только своей культуры, но и своей экономики, своих социальных достижений только благодаря сохранению традиционных ценностей. Значит серьезнейшая проблема состоит в том, как «работают» эти традиционные ценности, в какой степени они приняты обществом. Вот в этом отношении, мы видим ситуацию как двойственную: глобали зация или локализация. Представляется, для проблем модер низации этнокультур России совершенно очевидно следующее:

Россия прошла этап модернизации, хотя бы первоначальный, было и индустриальное развитие, была создана система обра зования, система медицинского обслуживания, система науки, но проект инновационного развития оказался незавершн.

Причину, и не без оснований видят в «командно-админи стративной системе».

Тогда возникает вопрос: в чем состоит сегодняшняя инно ватика и модернизация. Это ситуация кроется в дальнейшем развитии науки. В образовании те же проблемы, потому что образование с его использованием новых критериев не фунда ментальности, а достаточного знания – это совершенно другое образование, ориентированное на прикладные вопросы, и, на верное, это правильно. Но какие-то социокультурные меха низмы должны быть созданы, которые могли бы эффективно воспроизводить всю систему. Как раз у М.К. Петрова об этом Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник речь идет. Представляется, что все-таки вновь и вновь мы воз вращаемся к его идее двуязычия культур. Вот то двуязычие культур, которое в развитых странах давно было преодолено, в странах третьего мира и в России осталось. Это показывает видно в особенности на примере Непала, где сохранился куль турный мир, построенный на традициях и обычаях, на художе ственном восприятии действительности.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.