авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 21 |

«СЕВЕРО-КАВКАЗСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ДОНСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА: ПОИСКИ, ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕНИЯ ...»

-- [ Страница 11 ] --

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс В адресе Тамбовского земства говорилось: «...мы верим, что наступит великая историческая минута, когда обществен ным силам страны должно открыться широкое поприще сво бодной деятельности и когда Вам, Государь, угодно будет при звать свободно избранных представителей Русской земли к участию в осуществлении законодательной власти»1.

«Бюрократическая система управления, – записано в ад ресе Черниговского земства, – создав полную разобщенность верховной власти с населением, ревниво устраняя всякое уча стие общества в управлении и охраняя полную обособленность своих действий, довела страну до крайне тягостного положе ния»2. Черниговское земство считало, что для установления порядка в стране необходимо общение царя с народом, необхо димо «...призвать свободно избранных представителей земства и повелеть им независимо и самостоятельно начертать проект реформы, отвечающий столь близко известным нуждам рус ского населения»3.

Все земские адреса выражали идею народного представи тельства, недопустимости бюрократии, необходимости общест венной самодеятельности и местного самоуправления. Земские адреса и предположения земцев по изменению государствен ного строя в 1900 – 1904 гг. носили либеральный характер.

Под народным представительством они подразумевали цен тральный государственный орган, завершающий всю систему учреждений местного самоуправления и наделенный совеща тельными функциями при царском правительстве. Народное представительство не как основа формирования государствен ной власти в виде парламента или Думы, а как право голоса для земцев. Требование народного представительства с зако нодательными функциями явилось своеобразной попыткой приспособиться к царизму.

При таком положении реформы в области местного само управления не ограничивали власти царя, работа выборных органов на местах не влияла на государственный строй, в це лом он оставался неизмененным.

ГАРФ – Ф 579. –ОП.1. –Д. 2783. –Л. 2-об.

Там же. Л. 6.

3 Там же.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник О необходимости некоторых преобразований в системе местного самоуправления говорили и представители городско го самоуправления. Примером такого заявления может слу жить записка 74-х гласных Московской городской думы о ре формах, необходимых для обеспечения нормальной работы го родских самоуправлении. Отмечая «общую приниженность русских граждан» в правовом отношении, зависимость город ского самоуправления от административных действий и рас поряжений, московские гласные видели выход из создавшего ся положения путем установления «начала законности, как общегосударственного условия правильной и плодотворной деятельности общественных управлений и создания законов при постоянном участии выборных от населения»1.

В начале 1900-х гг. в общественно-политической мысли России по вопросам народного представительства и местного самоуправления наметились два направления: умеренное и радикальное. Шипов Д.Н. как представитель умеренного на правления считал, что не следует заимствовать, какую бы то ни было форму западноевропейского конституционализма. Они предлагали создать новое учреждение – государственный зем ский совет. «Совет... является учреждением выборным, – на ос нове реорганизованного представительства в учреждениях ме стного самоуправления, распространенного по возможности на все части Империи»2. «Государственный земский совет является законосовещательным, а не законодательным учреждением».

Земцы-конституционалисты признавали утопичной идею законосовещательного народного представительства. «В на стоящих условиях русской действительности, – говорили они, «исконное самодержавие» г. Шипова так же мало осуществимо, как и социальная республика социал-демократов».

Практически все общественно-политические круги России осознавали необходимость политической реформы. Накануне революции 1905 – 1907 гг. теоретические представления о со отношении государственной власти и местного самоуправле ния нашли отражение в программных документах политиче ских партий и общественных движений, данный вопрос пере ходил в плоскость практического разрешения.

ГАРФ. – Ф. 579. – ОП.1. – Д. 2785. – Л.2.

См.: Право. 1905. № 17. 1 мая.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс Зубова Д.А. (ЮФУ, Ростов-на-Дону) АПОРИИ РИЗОМАТИЧЕСКОЙ СОВРЕМЕННОСТИ В АНТРОПОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ Перемены, порожденные XX веком, в той или иной мере затронули бытие каждого человека. По этому поводу У. Бек пишет, что совершенно внезапно мы оказались в ситуации, ко гда весь комплекс глобальных проблем обрушивается на наше с вами «здесь и сейчас», «вторгается в частную жизнь, ставшую незавершаемой»1. Поэтому глобальное, соотнесенное с челове ческим измерением, теряет пафосное звучание «Великого Це лого», приобретает конкретность и остроактуальный социаль ный смысл. Одной из наиболее аутентично раскрывающих со держание произошедшего парадигмального сдвига является постмодернистская категория «ризомы» – принципиально ацентрированной системы множественности, обладающей n ым количеством измерений, исключающей субъекта и объекта.

Это своего рода образ мира или модель, которая непрерывно «возводится и уходит в глубь»2 по «линиям ускользания», об рывается и снова возобновляется. Ризомотическая система имеет «разнообразные формы, начиная с поверхностного раз ветвленого расширения во все стороны и заканчивая ее сра станием в луковицы и клубни»3. Именно в ризоматической ре альности ставятся под вопрос отношения с сексуальностью (происходит ее освобождение от функции воспроизводства и полового детерминизма – прим. автора), «а также с живот ным, с растением, с природными и искусственными вещами»4.

В результате границы между животным, человеком и маши ной становятся взаимопроницаемыми, образуются прорывы, квинтэссенцией которых можно считать появление киборгов – «помеси машины и организма, создание социальной реально сти и вместе с тем порождение социального вымысла»5.

Бек У. Что такое глобализация? – М.: Прогресс-Традиция, 2001. С. 133.

Делез Ж., Гваттари Ф. Ризома // Герменея. Журнал филососфских переводов, №1 (1), 2009.

С. 179.

3 Там же. С. 161.

4 Там же. С. 81.

5 Женщины, познание, реальность: исследования по феминистской философии // Донна Ха рауэй Манифсет киборгов: наука, технология и социалистический феминизм 1980-х гг. М.:

РОССПЭН, 2005. С. 323.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Ж. Делез и Ф. Гваттари пишут, что важнейшее свойство «ризомы» - «быть всегда со множеством входов…»1, иметь об ширную систему связей / каналов. Эти интенции угадываются в метафоре современности как лабиринта. «… лабиринт обра зован сложной сетью ходов, к тому же подлежащей постоянной реконфигурации. Старые алгоритмы не работают, нить Ари адны порвалась или потеряна. Но лабиринт ни в коей мере не является средой свободного движения. Он имеет стенки, и его ограничивающий потенциал не уступает нормирующей силе "прямого туннеля"…»2.

Сложная система входов и выходов требует от современно го человека лабильности, принципиальной флексибельности, многоролевого и многофункционального социального поведе ния. Необходимо умение быстро перестраиваться, проявлять чуткость к изменениям на глобальном рынке, и способность, ос ваивать сообразные им технологии и профессиональные компе тенции. Имманентно этим процессам сознание претерпевает метаморфозы: «оно начинает функционировать как «триггер», мгновенно переключаясь в соответствующий регистр, обеспечи вающий наличную ситуацию деятельности и поведения адек ватной рациональной картиной»3. Как замечает С.В. Комаров, мозаичное сознание не только «отражает» функционирующие практические схемы, но и «обосновывает» их. И в этом опять угадывается лозунг Ж. Делеза: «Будьте не одним или множест венным, будтье множественностями!»4.

Появляется понятие протеевской идентичности (Дж. Лиф тон), подразумевающее «возможность существования одновре менно нескольких Я, вплоть до полностью противоположных друг другу (multimind), но каждое из которых постоянно готово вступить в действие»5. На этот счет у З. Баумана припасена метафора – одежды с застежкой на молнии – эти "костюмы" или Я-структуры, «легко снимаются и при необходимости столь же быстро надеваются вновь»6. Ролевое, фасетное сознание Делез Ж., Гваттари Ф. Указ. соч. С. 169.

Делез Ж., Гваттари Ф. Указ. соч. С. 71.

3 Комаров С. В. Метафизика и феноменология субъективности: Исторические пролегомины к фундаментальной онтологии сознания. – СПб.: Алетейя, 2007. С. 13.

4 Делез Ж., Гваттари Ф. Указ. соч. С. 185.

5 Труфанова Е. О. Идентичность и Я // Вопросы философии, № 6, Июнь 2008, C. 20.

6 Подвойский Д. Г. Вызовы «текучей современности»: ответы Зигмунта Баумана // Человек, № 1, 2010, C. 71.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс проблематизирует целостность субъекта, тем самым формируя почву для постмодернистского дискурса о «смерти автора», «смерти субъекта», который, как справедливо замечает В.А. Ку тырев, увенчивается отказом от человека в целом.

В условиях принципиальной неопределенности проявля ется еще одно свойство «ризомы». Суть ее состоит в следующем.

По мере репрезентации социального бытия через такие атри буты, как парадоксальность, разнородность, сложность, пла стичность, неоднозначность, подвижность, непредсказуемость событий, по большому счету обволакивающие туманом будущ ность, дальносрочные планы теряют свою привлекательность для человека. Наиболее эффективной моделью жизненной ориентацией оказывается фокусировка на интересах дня сего дняшнего и на скорейшем получении результата, т.е. на на стоящем. Размышления о собственной сущности, призвании, направлении жизненного пути признаются ложным исследо вательским маршрутом. «Куда вы направляетесь? С чего на чинаетесь? К чему хотите прийти? Все это достаточно беспо лезные вопросы»1. Альтернатива – путешествие через середи ну, путешествие, которое не начинается и не заканчивается.

Это своеобразный «серфинг» между вещами и явлениями, вла дение искусством которого есть одно из условий успешной реа лизации программы «быть принятым рынком», подчас высту пающей суррогатом смысла жизни.

Новейшая эпоха – доминирование «слабых связей»: чело век, находящийся в постоянном движении, охотно сбрасывает с себя бремя «лишних» обязательств. В социальной ткани про растают временные и фрагментарные отношения, постепенно наберая силу они грозят вытеснить институт семьи и брака.

Отчетливо просматриваемая тенденция «от брака к сожитель ству» знаменует собой «культурное похолодание»2.

В ризоматической парадигме человек оказывается ли шенным чувства защищенности, «онтологической безопасно сти». «Холодные и непрозрачные отношения» обрекают его на одиночество. Но, именно эта грустная песня современности пробуждает метафизическую тоску человека, которая выража Делез Ж., Гваттари Ф. Указ. соч. С. 186.

Новый быт в современной России: гендерные исследования повседневности. – СПб.: Европей ского университет в Санкт-Петербурге, 2009.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ется в обострении интереса к размышлениям относительно ин вариантов человеческой природы, субъектности, переоткрытии оснований, конституирующих субъекта, осознании уникальной способности человека – быть свободным.

Предварительным условием разработки очерченного кру га вопросов, как считает А.А. Баталов, является переход от ре дукционистских наук к науке всесторонней, которая «должна быть реалистической в отношении человеческого мира», под ходить к пониманию человеческого бытия «как одновременно ментального и физического, как себя и другого, индивидуаль ного и социального, свободного и детерминированного, вре менного и вневременного, внутреннего и внешнего, предска зуемого и непредсказуемого», и вскрывающая, таким образом, «…собственное существование здесь и сейчас»1. Важно удержи вать понимание человека как особого, качественно отличного вида бытия. Для «достижения этой цели возможен только один путь: конструктивно-теоретическая ("метафизическая") дея тельность в сфере онтологических различий»2. Помимо этого, вслед за представителями отечественного социогуманитарного познания, можно указать некоторые новационные подвижки в этом направлении.

Приращением в области теоретических оснований онто логической модели субъектности считатся введение таких ат рибуций, как: 1) многомодальность – она выявляет разные от ношения человека к миру – познавательное, деятельностное, игровое, этическое, созерцательное – субъект в процессе созер цания реорганизует объект, выявляя его подлинную сущность;

2) интегративность – проявляется в организации субъектом активности в процессе жизнедеятельности, в активном «впи сывании» в нормы и институциализации существующей дейст вительности;

3) целостность – представляет человека «как космо-био-социо-культурно-экзистенциально-духовного суще ства, как особую сверхсложную систему бытия» 3.

Наметились новации методологического инструментария применительно к субъектности. К их числу причисляют:

Баталов А. А. Человек как бесконечномерный субъект-объект // Человек. 2006. № 6.

С. 279-280.

2 Лебедев С. А. Онтология человека // Человек, № 1, 2010, C. 15.

3 Там же. С. 17.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс 1) принцип поливариантности – фиксирует исходное много образие системосозидающих влияний;

2) синергийно-цен ностный подход – вбирает весь континуум многообразных проявлений субъективности, в том числе субъективности фе минного типа;

3) гендерно-чувствительные методики, помо гающие вывести на концептуальный уровень «индивидуаль ные дискурсы и идентичности»1.

Таким образом, проект создания новой онтологии содер жит в себе пафос преодоления умозрительного подхода к чело веку и андроцентрических предрассудков, а так же, таит в себе потенциал для переосмысления инвариантов человеческой природы в ее подлинности и уникальности, и открытия новых мировоззренческих идеалов.

Евсеева Л. В., Лешкевич Т. Г. Новации эпистемологического инструментария // Гуманитар ные и социально-экономические науки. Ростов-н/Д., 2008, № 2. – С.59, 61.

РАЗДЕЛ IV. ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕОПОЛИТИКИ Старостин А.М., докт. полит. наук, проф. (СКАГС, Ростов-на-Дону) ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА И ПРОБЛЕМЫ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО СИНТЕЗА В СОВРЕМЕННОЙ ГЕОПОЛИТИКЕ В процессе становления глобального информационного общества значительно и даже скачкообразно усложняются проблемы социального влияния и управления экономически ми, политическими, духовными процессами. Все более востре бованными становятся научно-рациональные концепты и раз работки в сфере гуманитарного знания. Следует отметить, что данная востребованность, запрос касается прежде всего разра боток, сделанных на уровне сложных институциональных структур гуманитарной направленности. Наиболее популярна здесь деятельность так называемых «мозговых центров», кото рых в современном мире насчитывается уже более 3000 и бо лее от их числа принадлежит наиболее развитым странам (США, Европа, Япония, Канада и др.)1. В России также полу чили развитие такого рода центры, занимающиеся гумани тарной аналитикой, прогностикой, моделированием, конст руированием и проектированием управленческих и информа ционных систем. Однако общее их число и востребованность ор ганами власти пока на порядок уступает «авангарду человече ства». С другой стороны, интенсивно разрабатываются системы инструментального обеспечения в области решения сложных, междисциплинарных проблем и задач, касающихся моделиро вания глобального развития, соотношения глобальных, регио нальных и локальных трендов социального развития.

См.: Супян В.Б. «Мозговые центры» США: их роль и эволюция как независимых исследова тельских организаций // США, Канада: экономика, политика, культура. 2010. № 1. С. 4–16.

Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики Следует обратить внимание на то, что наиболее интен сивно развиваются такие инструментальные подходы, которые связаны с востребованностью подходов культуроцентрической программы социально-гуманитарного знания, базирующейся на категориях: «смысл», «понимание», «интерпретация», «текст», «контекст», «дискурс», «ценности» и т.п. Что отличает современный социально-гуманитарный подход от традицион ного натуроцентризма и объективизма в гуманитаристике (ба зовые категории: «объект», «предмет», «факт», «теория», «объяс нение», «закон», «причина» и т.п.)1.

Вместе с тем, в рамках обозначенной тенденции становят ся востребованными подходы к организации гуманитарных ис следований и знаний, восходящие к философско-методо логическим взглядам М. Фуко, С. Тулмина, М. Полани, обра щавших особое внимание на научно-операциональную роль «научного контекста», «неявного знания», идеалов и норм на учного объяснения, процедур диалога и понимания, стили на учного языка и т.п. В этом плане мы хотели бы обратить внимание на слож ное, многослойное взаимодействие философского и междисци плинарного научно-гуманитарного знания, которое проявляет ся при постановке, обсуждении, разработке ряда проблем, ка сающихся развития современного общества.

Речь идет о необходимости перевода сложного гумани тарного дискурса из неявно принимаемого философско методологического и философско-мировоззренческого контек ста в отрефлектированный контекст и даже текст, системно со вмещенный с междициплинарным и дисциплинарным знани ем. Такого рода рефлексия требует введения системного виде ния философской деятельности и ее связи с гуманитарно научной деятельностью. Ключевым понятием в этой связке выступает категория «философской инноватики».

См.: Старостин А.М. Основные исследовательские программы в развитии социально гуманитарных наук // В кн.: Старостин А.М. Философские инновации: концепция и основные сферы проявлений. Ростов н/Д, 2009. С. 20-23. В недавней работе Кокошина А.А. «О системном и ментальном подходах к миро-политическим исследованиям» (М., 2008) также обращается внимание на различие указанных подходов, правда автор описывает их в собственной терми нологии.

2 Там же. С. 17-19.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Философская инноватика в своих массовых проявлениях генерируется в процессе развития и усложнения отношений философии с наукой и практикой. Это определенный и вполне конкретный этап развития философской деятельности, связан ный с развитием ее инструментально-прикладного потенциала.

В этом плане философия следует по пути развития любой от расли рационального познания, где происходит дифференциа ция на фундаментальную и прикладную сферы. В развитии философии возможно выделить четыре основных ситуации:

1. Разработка новых философских систем.

2. Развитие уже существующих философских систем.

3. Формирование областей философской инноватики как сферы прикладных философских исследований и раз работок.

4. Популяризация философских систем.

Первые две ситуации – развитие фундаментального фи лософского уровня. Третья и четвертая позиция – область фи лософской инноватики в широком смысле: решение нефило софских проблем с помощью философского инструментария.

По-преимуществу философская инноватика ориентирована на комплексные и междициплинарные проблемы. С ее помощью осуществляется формирование эпистемологического контекста, который впоследствии остается «за скобками» междисципли нарного или дисциплинарного исследования.

Следует особо подчеркнуть, что у каждой фундаменталь ной философской системы есть своя версия (модель) философ ской инноватики.

Структурализм и экзистенционализм, аналитическая философия и прагматизм, феноменология, волюнтаризм и марксистская философия опираются на собственный инстру ментарий философской инноватики, с помощью которого раз рабатываются начала и подходы к формированию различных культурно-образовательных систем;

инструментарий той или иной философии управления или философии политики;

про ектируются различные модели философской когнитологии или философии науки с их аппаратом рефлексии.

Запрос на философскую инноватику в сфере гуманитар ного знания, пожалуй впервые обозначился в конце XIX – на чале XX в., с одной стороны, в философии марксизма, создав Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики шем на базе модернизированной гегелевской диалектики принципиально новые прикладные области социальной фило софии и философии политики и затем реализованные в инно вационную концепцию научного коммунизма. Русские после дователи (Г.В. Плеханов, В.И. Ленин) довели данную много слойную схему деятельности до применения в неклассических условиях.

С другой стороны, в этот же период в рамках позитивизма сформировалась система философской инноватики, прило женной к области естественнонаучного познания.

Достаточно известными примерами отечественной фило софской инноватики второй половины XX в. являются разра ботки Э.В. Ильенкова в области развития теории проблемного обучения и тифлосурдопедагогики на базе теории и инстру ментария диалектической логики;

формирование московской методологической школы мыследеятельности и использование ее разработок для решения многочисленных комплексных проблем.

С нашей точки зрения, в области современной геополити ки вполне вызрела ситуация, востребующая инструментарий философской инноватики.

В современных обстоятельствах геополитика трактуется достаточно разнообразно:

«Геополитика – наука, изучающая взаимодействие раз личных стран или регионов в масштабе всей планеты с учетом географических факторов»1.

или: «Геополитика – это наука (1) о влиянии территории и всей географической среды на внешнюю и внутреннюю политику государства;

(2) о возникновении и пресечении соблазнов мирового господства под тем или иным лозунгом (флагом, прин ципом и т.п.);

(3) о подготовке народов и их государств к выживанию в условиях потенциальных конфликтов»2.

Как видим, есть трактовка геополитики натуроцентриче ского порядка, а есть и более ориентированная на культуро центрические начала. Есть смысл в связи с этим обозначить Мухаев Р.Т. Геополитика. М., 2010. С. 3.

Бабурин С.Н. Мир империй: территория государства и мировой порядок. М., 2010. С. 55.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ряд идей и подходов, которые принципиально важны для раз вития современной геополитики и, прежде всего, обозначить философско-прикладной контекст, в который она вписывается.

Первоначально теоретические построения основателей геополитики строились на достаточно ограниченном понятий ном аппарате – пространство, государство, сила. Вс много образие межгосударственных отношений в геополитическом ключе интерпретировалось следующими суждениями: 1) госу дарство есть пространственный феномен, подобный живому организму;

отсюда и соответствующие образы: дерево (Ф. Рат цель), рука человека (Р. Челлен), анаконда (А. Мэхэн);

2) функция государства – силовой контроль над пространст вом;

3) геостратегия государства – установление прямого сило вого контроля (военного и политического) над пространством1.

К концу XX в. в современной геополитике, наряду с госу дарствами, как политическими акторами, выступают негосу дарственные и межгосударственные организации, ТНК, геоци вилизации2. В этом плане геополитика выступает как первый набросок политической глобалистики, где основным актором является государство.

Одновременно в конце XIX – начале XX в. зарождается целый ряд других концепций и концептуальных образов, где развитие человечества рассматривается как целостность, вы несенная в ближайшее природное окружение;

в то же время внутренне напряженно структурированная:

1) концепция локальных цивилизаций;

2) концепция эволюции ОЭФ;

3) концепция империализма, СШЕ и суперимпериализма;

4) концепция взаимодействия трех социально-полити ческих миров;

5) концепция ноосферы;

6) концепция космизма.

В послевоенный период – 60–70-е гг. XX в. формируется ряд новых подходов и моделей хорошо количественно инстру ментированных и имеющих несомненное контекстуальное влияние на развитие современной геополитики:

См.: Кефели И. Философия геополитики. М., 2007. С. 9.

Там же. С. 10.

Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики 7) концепции Ф. Броделя и мир-системный анализ И. Валлерстайна;

8) глобальное моделирование (аналитика «Римского клу ба» и концепция Н. Моисеева);

9) глобальная и социальная экология;

10) глобалистика как комплексное, междисциплинарное течение;

11) концепция А. Гумилева;

12) концепция Т. Парсонса, сочетаемая с глобальным подходом;

13) концепция постиндустриального (информационного) общества.

Наличие столь большого разнообразия идей и концепций в данной области свидетельствует, с одной стороны, о том, что задача вписывания в природный, средовый, географически пространственный контекст действий социальных и политиче ских макроакторов, является значительно более широкой, не жели ее собственно геополитическая трактовка. С другой сто роны, геополитическая интерпретация социально-полити ческих взаимодействий и развития требует постоянного по гружения в междисциплинарный контекст. Первый и второй аспекты между собой тесно связаны.

Характерно то, что, меняя аспекты рассмотрения, тем не менее большинство упомянутых концепций и подходов решали сходные задачи: рассмотреть на макроуровне в условиях гео среды, насыщенной некоторым набором ресурсов, взаимодей ствие (конкурентное и солидарное) социальных макроакторов и их эволюционные изменения. Базовые прообразы для такой репрезентации обозначились уже к началу XX в. в виде гло бальной экологической системы, в рамках которой шла меж видовая и межорганизменная конкуренция, направленная на овладение жизненными ресурсами среды и расширение (экс пансию) возможностей воспроизводства.

Подчеркивая значимость инструментальных начал в раз витии методологии геополитики, обратим внимание на два значимых подхода в процессе вписывания геополитики в меж дисциплинарный контекст и контекст анализа весьма сход ный, аналогичный геополитическим исследованиям.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Обозначая условно геополитику Г-теорией, а концепции, приведенные выше (социальная экология, мир-системный анализ И. Валлерстайна, Концепция конфликта цивилизаций Ф. Фукуямы и др.), соответственно: А-теория, В-теория, С-тео рия, Д-теория, при первом инструментальном подходе выяв ляются междисциплинарные и межконцептуальные связи:

А-теория С-теория Г-теория В-теория Д-теория Тем самым углубляются основания проблемного контек ста. При втором инструментальном подходе идет поиск образов и идей, инвариантных в А-теории, В-теории, Г-теории и созда ется возможность расширения Г-теории до средовой теории – S-теории:

S-теория А-теория Г-теория В-теория И первый, и второй подход лежат в русле инструментария философской инноватики, применяемого к геополитической и сходной с ней проблематике.

В то же время нужно подчеркнуть, что детализация и при вязка базовых образов к политическим и социальным реалиям шла, как уже отмечалось выше, в рамках развития двух ос новных социально-гуманитарных программ: технократической и культурологической.

От первого протоглобалистского подхода в лице классиче ской геополитики, где существование земной цивилизации (человечества) рассматривается в реальном пространстве в ка честве связной целостной структуры – к современной модели геополитики, где человечество рассматривается в качестве многосвязной целостной структуры. По-существу такая мо дель, по аналогии с биосферой, может быть названа социогео сферой, или, если взять более мелкий масштаб, геоценозом.

И с полным основанием ее можно называть и геосоциологией, Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики и геоэкономикой, и геоноосферой или геоинформациологией, и геоисторией, и геосинергетикой.

Для современной геополитики характерен особый кон текст, в котором содержатся границы существования геоцено за;

рассмотрение рисков достижения экстремальных положе ний, которые могут быть названы смертельными болезнями цивилизации (их насчитывается уже более двух десятков – так называемых глобальных критических проблем, содержащих реальные угрозы гибели человечества). По-существу, это пред мет экстремальной геополитики или ее финалистской версии.

Финалистская (экстремальная) геополитика в то же вре мя выступает и как геоцентрический вариант концепции космических цивилизаций. Что нельзя не отметить, вычле няя предельные и максимально отвлеченные начала геополи тики, так как, по-существу, для выявления неких универсаль ных и особенных трендов в геополитической модели, необхо димо репрезентировать геополитический субъект в более ши рокой природной системе – космической. Выход в земную над систему создает принципиально новые возможности развития геополитического процесса.

Что касается проблем локальной геополитики, к числу которых относится и проблематика Юга России, то прежде все го нужно подчеркнуть следующее.

По образному и весьма содержательному утверждению Ю.А. Жданова – Кавказ (Юг России) – это солнечное сплетение Евразии. Можно также в связи с этим перефразировать из вестное высказывание Х. Маккиндера и спроецировать его применительно к Югу России: «Кто правит Восточной Европой, господствует над мировым островом;

кто правит хартлендом, господствует над мировым островом;

кто правит мировым ост ровом, господствует над миром»1. В этом плане Южно Российский геополитический узел, включающий Кавказ, явля ется одним из наиболее важных локальных геополитических узлов современного мира. Однако данная проявленность сло жилась не сегодня и не вчера, и не позавчера. Она обусловле на тесным сочетанием факторов природно-климатического, Mackinder H. Demokratic Ideals and Reality. – N.-Y., 1962. P. 113.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник природно-ресурсного и цивилизационного взаимодействия и развития. На это также в свое время обратил внимание Ю.А. Жданов1, предложивший важный набросок данной про блемы с точки зрения философской инноватики.

Имея в виду прежде всего геополитическую проекцию меж государственных и межкультурных конфликтов и взаимодейст вий, Ю.А. Жданов подчеркивал: «Листая страницы истории Кавказа, сперва приходишь к неожиданному выводу, что какой то рок витает над его судьбой. Только испанские конкистадоры да пока еще янки не забредали сюда. С запада приходили сюда боевые дружины греков, римлян, византийцев. Из далеких се верных стран добирались готы и немцы. С востока накатыва лись волны кочевых племен: гунны и печенеги, Чингисхан и Тамерлан, османы и сельджуки. С юга двигались персидские и арабские завоеватели. А в новейшие времена до Баку добира лись англичане, свастика позорила светлые снега Эльбруса»2.

Анализируя работы Ю.А. Жданова по Северному Кавказу с позиций приложения инструментария философской иннова тики к локальному геополитическому узлу Юга России, следу ет обозначить наиболее значимые направления междисцип линарного и межпредметного синтеза. К ним нужно отнести с нашей точки зрения следующие аспекты:

1) историко-географические совмещения основных очагов цивилизационного развития на Юге России (палеосто янки, городища, цивилизационные центры). Вычлене ние культурно-географических (территориальных) ин вариантов;

2) коммуникативно-метрическое описание, обозначение основных транспортных трасс и узлов на Юге России;

3) выявление культурных очагов и направлений меж культурного взаимодействия и синтеза;

4) эконометрическое вычленение торговых, инвестицион ных, производственных узлов на Юге России. (Н. Вави лов обнаружил исключительную роль Кавказа как цен тра происхождения культурных животных и растений3) Жданов Ю.А. Кавказ: западно-восточный культурный синтез // Ю.А. Жданов. Избранное в 3 т.

Т. 3. – Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2009. С. 319–331.

2 Там же. С. 329.

3 Там же. С. 325.

Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики 5) вычленение конфессиональных узлов и центров, ока зывающих воздействие на формирование духовной идентичности народов Юга России;

6) конфликтологическая проекция: вычленение узлов межнациональных и межгосударственных конфликтов и военных столкновений, их частота и плотность.

Совмещение результатов изысканий в указанных на правлениях позволяет дать документированную и осмыслен ную на междисциплинарном уровне картину южнороссийского геополитического узла в его исторической эволюции и совре менной динамике. Еще раз обращаясь к творчеству Ю.А. Жда нова, подчеркнем в заключение одну из значимых проблем для современной геополитики, разработка и решение которой способно дать импульс всей данной проблематике: «Уникаль ным своеобразием обладает Северо-Кавказский регион – из вечный мост между Западом и Востоком, Европой и Азией. Его исторические судьбы и геополитические традиции насыщены противоречивыми связями, сотрудничеством и столкновения ми многочисленных живых и ушедших в небытие культур и народов»1.

Батурин В.К., докт. филос. наук, академик РАЕН (ВЗФЭИ, Москва) ФИЛОСОФИЯ ГЕОПОЛИТИКИ:

СОВРЕМЕННАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ Философия в любом акте своего постижения истины все гда стремиться уйти от уже вскрытых определенностей и иден тичностей, она тотально нацелена на осуществление нового проникновения в сущность предмета исследования. Если в качестве такого предмета избрать философию геополитики, то обнаружиться не так уж много выполненных значимых ра бот в этой области. Отметим в качестве одной из таких работ монографию И.Ф. Кефели2, в которой впервые в отечествен ной литературе рассматривается философия геополитики как направление политической философии и где вполне обосно Жданов Ю.А. Кавказ: западно-восточный культурный синтез … С. 331.

Кефели И.Ф. Философия геополитики. Монография. – СПб.: Петрополис, 2007.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ванно утверждается в качестве основного вопроса философии геополитики проблема определения оптимального магист рального направления развития земной цивилизации. Мы с такой трактовкой предмета философии геополитики вполне солидарны. Более того, в данной работе даем свой ответ на этот действительно центральный вопрос любой философии геопо литики, которую мы считаем, прежде всего, фундаментальной теорией управления целостной земной цивилизацией.

Наше авторское понимание сущности философии геопо литики состоит в том, что это, на самом деле, общая теория управления таким целостным объектом управления, каким является наша планета Земля. Наша Планета, понимаемая как самый настоящий космический корабль с находящимся на его борту таким же космическим экипажем – всем человечест вом. Именно такой – действительно целостный (а значит – фи лософский!), именно такой – истинно космический – взгляд на философию геополитики должен преодолеть сегодняшние по верхностные (плоские) определенности геополитики. Известно, что чаще всего ее определяют как искусства и практики ис пользования международных политических сил, как науки о пространственных противостояниях двух главных геополи тических субъектов – Талассократии и Теллурократии, стран (и их блоков) Суши и Моря и так далее1. Пора оторваться от поверхности планеты, пора, наконец, перестать делить моря и суши, а фактически земные ресурсы. Геополитика плоская, поверхностная должна уйти в небытие и ей на смену должна восторжествовать геополитика целостной человеческой циви лизации, для которой все моря и суши, все ресурсы – это воз можности для существования и ответственной активности че ловечества - единого и целостного экипажа космического ко рабля Земля. Должен же наступить такой момент, когда зем ляне осознают простую истину: бессмысленно тратить свою жизнь и энергию ради бессмысленных и самоубийственных действий вокруг наживы, порока, вражды друг с другом. Еще Экклезиаст совершенно обоснованно полагал, что богатство, власть, порок и т.д. – так же бессмысленны, как погоня за ветром. Жизнь людям дается не для того, чтобы она была по http://ru.wikipedia.org/wiki/ геополитика.

Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики трачена на совершенно пустые хлопоты и суету - «на погоню за ветром», она должна быть наполнена неким глубинным и сакральным смыслом. Каким? Этот смысл для всех совершен но прозрачен: пора прекратить гонятся за ветром, пора на чать заниматься теми неотложными делами, которыми следу ет заниматься единому космическому экипажу. Забот у него, на самом деле – великое множество!

Такое понимание предмета философии геополитики, на первый взгляд, кажется неожиданным и непривычным. Но сколько же можно геополитически ползать по поверхности Земли и не замечать космических высей? Когда же мы, нако нец, сумеем поднять голову к звездам, к великому и необъят ному Космосу, в том числе и для геополитического своего по зиционирования? В начале XXI века уже действительно пора четко и ясно человечеству осознать: либо незамедлительно бу дет покончено с всякими внутренними распрями на поверхно сти Земли, либо «искусства и практики использования меж дународных политических сил» приведут человечество к пол ному краху и неминуемой катастрофе. Именно поэтому фило софия геополитики – это, если хотите, одна из последних наук, предметом которой является попытка спасения человечества от внутренних угроз его гибели - от многочисленных угроз со стороны смертельно опасной части активности самого челове чества. В этом отношении философия геополитики – это об ласть научных исследований с целью определения возможно стей спасения человечества от неотвратимо надвигающегося самоубийства земной цивилизации – от ее цивилизационного суицида. Ее – философии геополитики - предмет – вовсе не какая-то там парадигма, или философия, (концепция) и про чее относительно такой реальности как «пространство» (таким пониманием обсуждаемого здесь предмета любят жонглиро вать многие зарубежные и отечественные геополитики), а со всем иные «материи» – изыскание фундаментальных теорети ко-управленческих стратегических решений для достижения пока одной-единственной цели – сохранения космического ко рабля «Земля» и его славного космического экипажа - челове чества. Принципиальные различия подходов, на наш взгляд, вполне очевидны.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Другое важное обстоятельство, на которое мы хотим обра тить внимание, состоит в следующем. Поскольку речь идет о философии геополитики, то нужно вполне определенно и не двусмысленно «подобрать» под геополитику соответствующую ей философию. Какая философия из всех возможных вариан тов сможет выполнить роль гармоничного и сущностного «партнера» во взаимодействии с геополитикой? Наш ответ на этот вопрос только один – таким философским дополнением геополитического научного содержания может быть только философия русского космизма. В авторском понимании фило софии геополитики мы используем замечательный интеллек туальный, антропологический, аксиологический, нравствен ный, управленческий и др. ресурс, добытый именно филосо фией русского космизма. Более того, мы утверждаем, что предмет философии геополитики становится в полной мере понятным и определенным только в идентичностях филосо фии русского космизма, в интерпретации геополитики как науки с ее понятийным аппаратом, исследовательской про граммой и т.д. только исключительно в сущностном контексте русской космической философии. Зафиксируем данное поло жение еще более жестко следующим образом: настоящая фи лософия геополитики – это только та ее содержательная вер сия, которая целостным образом сопряжена с философией рус ского космизма. Укоренение же философии геополитики на принципиально другое философское основание, например, на философию жизни, позитивизм, постмодернизм или экзистен ционализм принципиально закрывает («захлопывает») воз можности адекватной трактовки философии геополитики, де лает ее поверхностной, нецелостной, ограниченной. Это не трудно понять, исходя из поверхностного, приземленного ха рактера такого рода философий, «обслуживающих» такие яко бы ценности и определенности как эгоизм, индивидуализм, человеческое одиночество, вражду людей друг с другом и т.д. – как хорошо видно, на роль чего - либо космического они – эти философии – явно не претендуют даже в принципе… Итак, истинная философия геополитики – это единство геополитики и философии русского космизма. Особо важны здесь философские воззрения Н.Ф. Федорова – именно он пы тается охватить дальнейшие пути развития человеческого со Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики общества на планете Земля, закладывая основы космической футурологии. Не используя термина «геополитика», Н.Ф. Фе доров, тем не менее, постоянно, особенно в своей работе «Фи лософии общего дела»1, утверждает необходимость космическо го управления Землей – системного, постоянного, учитываю щего нравственные и духовные начала дальнейшего развития человечества.

Наше авторское понимание философии геополитики раз вивает базовые идеи философии русского космизма, конкрети зирует их относительно современных геополитических про блем. Современная философия геополитики для достижения своей главной цели – решения проблемы определения опти мального магистрального направления развития земной ци вилизации – должна решить целый ряд важнейших задач, среди которых особо выделим следующие.

Человечеству, на наш взгляд, крайне необходима целост ная диагностика Планеты и Человечества на предмет главных угроз и опасностей, исходящих от и до сих пор применяемых практик и активностей человека на Земле – политических, экономических, социальных, духовных и т.д. Угроз, прежде всего, от разного рода так называемых «искусств красиво жить в шоколаде», не особо задумываясь о последствиях и о каких-то там потомках, «искусств» жить по формуле «после нас - хоть потоп!». Не менее опасны и всякого рода «поверхност ные» разборки за территории, ресурсы, за эгоистические геопо литические проекты отдельных стран и их блоков. Время вся кого рода плоских (и в прямом, и в переносном смысле!) ма невров раз и навсегда уходит из рассмотрения, в принципе!

Отныне все цивилизационные задачи должны быть решаемы только в одном допустимом формате, а именно: у всех у нас есть один-единственный космический корабль – хрупкий, ра нимый, изрядно уже потрепанный, и есть его целостный, принципиально неделимый космический экипаж – человече ство. Все возможные стратегии и управленческие решения должны в качестве абсолютного императива исходить из обо значенного выше формата и никакие из них не должны ухо дить от только целостного и системного рассмотрения. Целое – Федоров Н.Ф. Из «Философии общего дела». – Новосибирск, 1993.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник это космолет «Земля» и его экипаж – человечество. Только в отношении такого конструкта - объекта управления - можно вести речь в философии геополитики. Других – не целостных, частных, локальных, поверхностных и т.д. объектов управле ния в философии геополитики не должно быть, в принципе!

Самым губительным для людей на Земле фактором (он и до сих пор такой!) был только один – эгоизм. «Эгоизм - это ва та, заложенная в уши, чтобы не слышать людского стона».

Точнее, чем сказал Г. Сенкевич об эгоизме, наверное, сказать просто нельзя. Человечеству, если оно хочет продлить свое су ществование, придется незамедлительно и навсегда эту самую «вату» – эгоизм – удалить из всех своих цивилизационных практик. Эгоизм – главный враг всего человечества, посколь ку он «ненавидит всеобщее, он отрывает человека от человече ства, ставит его в исключительное положение;

для него все чуждо, кроме своей личности» (Герцен А.И.). Тогда не удиви тельно, а вполне закономерно то, что нынешняя, современная цивилизация – принципиально патологическое, анормальное явление, она является цивилизацией «человека, который не по лучился, который является жалкой насмешкой на человека»

(Ф.М. Достоевский). Современная цивилизация – то ее принци пиально патологическое состояние, при котором «большинство людей умирает, так и не успев родиться» (Ж.-П. Сартр).

До сих пор человечество, особенно его развитая часть – Запад – живет именно в соответствии с философией эгоизма.

Того самого эгоизма, который доведен философией Запада до высшей степени искажения своей сущности – до представлений о цивилизационном превосходстве отдельных стран и народов.

В постмодернистских геополитических и политических опреде ленностях это выглядит, как известно, следующим образом.

Эпоха Просвещения верила в то, что переход из традици онного общества в современное, из архаики в модерн соответ ствует логике общечеловеческой культуры или общечеловече ской судьбы. Считалось, что код всемирной истории – это именно всеобщий код, заложенный во всех культурах. Про гресс всегда понимался как принципиально универсалистский аспект развития человечества, и рано или поздно все былые этнические и культурные различия призваны были обяза тельно исчезнуть. Вырисовывалась, т.о., картина обезличен Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики ной в культурном отношении, но зато демократической… и счастливой в своем финале всемирной истории! Так считалось раньше, что же мы имеем в итоге сегодня?

Современные исследования привели к совершенно проти воположному выводу: положению об уникальности развития западной цивилизации, которая оказалась единственной из всех земных цивилизаций, способной породить нестабильный способ существования, основанный не на преемственности традиций, а на перманентных новациях. Это значит, что по степенно мораль христианского и просвещенческого универса лизма стала заменяться новой избраннической, элитной по своей сути, моралью – теорией Запада как избранного народа новейшей эры. Оказывается счастливый финал относительно будущего – вовсе не для всех, а только для элиты, для Запада и все. Остальные народы, по сути своей, являются лишь ста тистами, лишь зрителями на этом пиршестве жизни во всех ее проявлениях, в том числе в проявлениях политических. Иначе говоря, другие народы – зрители на этой земле, а не полно правные участники социальных процессов и движений, они – цивилизационный планктон, не более. Это, в частности, озна чает, что тот же самый эгоистический принцип деления на массы и элиту теперь уже распространяется не только на от дельных индивидов, но и на целые страны и континенты.

Вторым, не менее обескураживающим, открытием совре менности было открытие экологических и сырьевых «пределов роста». Оказалось, что на нашей планете не так уж и много ре сурсов, а самое главное – они обладают неприятным качест вом принципиальной конечности, ограниченности. В этом контексте был сформулирован новый императив: в условиях экономической перегрузки планеты и «пределов роста», пра вом иметь свою собственную перерабатывающую промышлен ность и другие атрибуты развитости имеют опять же не все страны, а лишь те, чья экономика «выиграла» мировой конкурс по критериям экономичности, рентабельности, минимальной энерго – и материалоемкости. Одним словом, те страны, кото рые принадлежат к элите этого мира. Это, разумеется, опять Запад. Остальным странам и народам необходимо «сойти с бе говой дорожки» и довольствоваться скромной ролью постав щиков сырья и дешевой обслуги. Т.о., индустриализация, ур Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник банизация и просвещение из универсальных ценностей пре вращаются в привилегию избранных «любимцев» прогресса – элиту.

Как видим, сущностно новоевропейские подходы и прин ципы ни в чем не меняются, они только имеют все расши ряющуюся практику экспансии на все новые и новые области жизни человеческого общества. Можно со всей решимостью заявить, что западный проект (его иногда называют римским – он ведь еще со времен Древнего Рима внедряется в общество!) принципиально не в чем не меняется. С его точки зрения, в мире есть рабы и есть господа, есть угнетатели и угнетаемые.

Этот проект – западный он или римский – по-прежнему, принципиально эгоистический и … рабовладельческий. Ему уже несколько тысяч лет! Меняются только инструменты его осуществления – от форм прямого силового принуждения - от кнута и ярма, к более мягким и скрытым формам – демокра тии неучастия, например. Но главное средство рабовладения, конечно, – это денежный ресурс, особенно кредитные практи ки – те самые практики презираемого всеми ростовщика. Он – эгоист в образе ростовщика и паразитария – и в двадцать пер вом веке живет припеваючи, ничего ему не деется!

Такая схема мироустройства – рабовладельческая до сих пор – и порядок формирования политической элиты – рабо владельцев-господ – привел к тому, что мораль, гуманизм, справедливость исчезли из современной либеральной лексики, и воспринимаются адептами нового учения как чуть ли не бранные слова. Наряду с идеей рыночного («естественного») отбора все более откровенно проступает идея геополитического естественного отбора, ведущая к опасному выводу: планета должна стать достоянием элиты, достоянием только «победи телей». Хорошо видно, что в контексте западной философской традиции ни о каком теперь «космизме» речи не идет, в прин ципе! В ориентации на западную философию философия гео политики совершенно другая – поверхностная, эгоистическая, конфликтная и т.д. На такой философии будущее для всех и даже для самой цивилизационной элиты не построить… Так новоевропейский либерализм, превращенный в эко номико-центристский либертаризм, превращается под вывес кой красивых теорий типа теории элит в апологетику естест Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики венного рыночного отбора во всем и везде. По сути дела, такой подход отказал большинству людей в праве на полноценную жизнь – экономически «незаинтересованное» большинство рас сматривается элитой мира сего как никому не нужный плане тарный балласт, от которого надо просто избавляться. С такой цивилизацией у нас есть только один финал – трагический.


Какая же альтернатива философии геополитики Запада – философии принципиально эгоистической и избранической – может быть противопоставлена именно как другая – целостная и космическая – принципиально не эгоистическая философия?

И есть ли подобная, подходящая всему человечеству как эки пажу космолета «Земля» философия геополитики вообще?

К счастью, есть! Это – философия русского космизма, а наш взгляд, именно она – это единственная фундаментальная стратегия дальнейшего выживания человечества и его спасе ния от угроз самоуничтожения и цивилизационного суицида.

Философия русского космизма и, согласно нашего подхо да, философия геополитики, ориентирована на синтетическое видение всей реальности, на восприятие человека в качестве органичной части космического единства, способного реализо вать свою активную природу в деле творческого изменения не только земного, но и космического мироздания. В этих целях необходимо реализовать несколько фундаментальных идей, таких, как идея всеединства живого и косного вещества, идея незавершенности развития мира и человека и, как следствие, идея преображения мира как смысла человеческой жизни, идея человечества как органичной части космоса, идея «пере стройки биосферы в интересах свободно мыслящего человече ства как единого целого" (В.И. Вернадский), идея вечности жизни как время существования преображенного человечества – богочеловечества, идея единства микро- и макрокосма, идея восприятия человека в качестве космоурга, художника мира, творца, человека как "устроителя и организатора Вселенной" (В.С. Соловьев), идея глобальной земной цивилизации как единого социоприродного комплекса и т.д.1 В основе филосо фии русского космизма – восприятие мира не как данности, а http://terme.ru/dictionary/175/word Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник как долженствующего быть, переосмысление единства очело веченной природы и ноосферы как Царства Божьего.

Даже этого мизерного обзора идей философии русского космизма вполне достаточно, чтобы увидеть принципиально новые горизонты предмета философии геополитики. Она пред стает теперь в такой трактовке как фундаментальная теория управления целостной земной цивилизацией – нашей Плане той – космическим кораблем с находящимся на его борту та ким же настоящим космическим экипажем – всем человечест вом. Именно такой – действительно целостный (а значит – фи лософский!), именно такой – истинно космический – взгляд на философию геополитики действительно преодолевает ее сего дняшние (на самом деле – позавчерашние!) поверхностные определенности вокруг затянувшегося дележа морей и суши в рамках геополитики со старым предметным своим содержа нием. Геополитике пора переключится на иные исследова тельские цели и задачи – на научное постижение возможно стей человека как «устроителя и организатора Вселенной».

Жаде З.А., докт. полит. наук, проф.

(АГУ, Майкоп) ГЕОПОЛИТИКА В МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ В глобализирующемся мире особую актуальность приоб ретает геополитика и базирующееся на ней геополитическое видение мира. Это вызвано политическими переменами, обу словленными распадом биполярной модели мира и желанием постсоциалистических стран определить свой новый статус.

Глобализация открыла путь для развития унификационных процессов в политике и экономике, которые превращают мир в глобальную целостность. В подобных обстоятельствах особую значимость приобретает геополитика как инструмент измере ния мира. Геополитический подход, основанный на комплекс ной оценке пространственных характеристик государства и вы явлении их связей со всеми сторонами жизнедеятельности об щества, представляет собой один из рациональных ответов на вызовы политического разнообразия, ключ к его постижению.

Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики Геополитика, судя по многочисленным работам совре менных исследователей, стала одним из главных методов изу чения сферы политики. Российская геополитика как отрасль знания достигла определенной степени институционализации, о чем свидетельствует наличие огромного количества учебни ков и учебных программ, а также функционирование Центров и секторов геополитических исследований в таких академиче ских структурах, как Институт географии РАН, Институт Ев ропы РАН, Институт США и Канады РАН и других.

Роль геополитического фактора повышается в связи с глу бинными изменениями государственного и культурного само сознания новой России – возрождается и одновременно воссоз дается национальная традиция геополитического мышления.

Геополитика представляет интерес для исследователя в связи с тем, что в настоящий момент наблюдается тяготение всех ви дов наук к синтезу, к слиянию, к созданию в пограничных об ластях наук новых макродисциплин и многомерных моделей.

Геополитику отличает эклектичность ее материала и свобод ное оперирование фактами таких различных наук, как поли тология, география, история, демография, этнография, эколо гия, военное дело, история идеологий, социология и т. д. В свя зи с этим геополитика обнаруживает свое значение как для теоретических исследований, так и для практических шагов в управлении сложными цивилизационными процессами в масштабе блоков государств или отдельных государств.

В нашей стране геополитические исследования появля ются лишь в 90-х годах XX века, поскольку в советские време на превалировало негативное отношение к геополитике. Пост советский период отмечен «геополитическим бумом». За корот кий срок геополитика прошла путь от работ преимущественно описательного характера до глубоких исследований и стала признанной темой научного дискурса.

По своей понятийной структуре «геополитика» есть синтез представлений о «географическом» и «политическом». Геопо литика комплексно изучает географические, социально экономические, культурно-исторические закономерности и иные факторы, оказывающие влияние на стратегический по тенциал и будущее государств, взаимодействующих на миро вой арене. Геополитический подход способен расширить кар Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник тину мира, интерпретируя геополитику как особую технику образного моделирования политических процессов и способст вуя пониманию геополитических образов через взаимосвязь географических, пространственных, политических и культур но-цивилизационных характеристик. Геополитика представ ляет собой исторически сложившуюся систему знаний о внут ренней и внешней политике государств, основанной на про странственном факторе, то есть на факторе размера террито рий государств, их расположения в географическом простран стве, из которого объективно вытекают политические цели, за дачи и средства их решения.

За последнее время возросла активность использования геополитических методов исследования и терминологии, про никающей во все сферы жизни. Повысился интерес к геополи тическим концепциям. Все большую роль геополитические представления играют в принятии политических решений.

В то же время они становятся одним из оснований для инте грационных процессов в политической науке.

На современном этапе геополитика претерпевает глубо кие изменения. По мнению И.Ф. Кефели, это связано, во первых, с изменением содержания и направленности геополи тических концепций. Во-вторых, с расширением круга акторов геополитических процессов в мире. В-третьих, на становление глобальной геополитики огромное влияние оказали цивили зационные детерминанты: культурная история, цивилизаци онная и этническая ментальность, принадлежность к истори ко-культурным зонам1.

Учитывая современные реалии, представляется вполне убедительным утверждение о том, что геополитическое вос приятие действительности в России реализуется на несколь ких проблемных уровнях: глобальном, континентальном, ре гиональном и локальном, каждому из которых соответствуют определенные пространственно-географические рамки и при менительно к которым создаются различные геополитические концепции. Принципиально важно, что геополитическое вос приятие присутствует не только в разных концептуальных по Кефели И.Ф. Философия геополитики в контексте современного теоретического знания // Политэкс. 2006. № 1. С. 67.

Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики строениях, оно подспудно содержится и во всяком суждении о месте и роли России в мире1.

Аналитически, исходя из сложившегося понимания гео политики, выделим такие уровни геополитического измерения современной политической реальности, как геополитическое мироустройство (организация географического пространства и государственной власти), геополитическое мировидение (тео ретические конструкты, геополитические теории и доктрины) и геополитическое мироощущение (геополитическое мировоз зрение и мироориентация, основанная на формировании гео политической идентичности).


Геополитическое мироустройство – это первый уровень, представляющий собой политическое освоение географическо го пространства и характеризующий естественноисторический процесс, как процесс реализации государственной власти и межгосударственных отношений на основе установления есте ственных пределов зон геополитического влияния.

Этот уровень можно трактовать как субъектно-объектное геополитическое взаимодействие, где субъектами выступают основные «игроки» на игровом поле геополитики, претендую щие на расширение сфер своего геополитического влияния, а объектами – территории, их географические ресурсы, имеющие геополитическую ценность, а также народы, населяющие эти территории.

На этом уровне геополитического процесса представлены те векторы геополитических отношений, которые характери зуют субъект-объектные геополитические отношения. В нашем понимании специфики данных отношений речь идет о геопо литическом взаимодействии субъектов геополитического про цесса – то есть основных игроков, претендующих на домини рующее положение в геополитическом пространстве. Векторы их геополитических претензий и притязаний распространяются на такие объекты, как территории и народы, населяющие эти территории. В этом плане игроки (субъекты), реализуя свои геополитические намерения, воздействуют на объекты в преде лах всего спектра действий (от силовых, политических и ди пломатических до социальных, экономических и культурных).

Смирнов А.Н. Уровни геополитического восприятия действительности в современной России // Вестник МГУ. Серия 12. Политические науки. 1999. № 3. С. 49.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Современный мир, характеризующийся крупномасштаб ными геополитическими противоречиями, все настойчивее требует ответа на вопрос: каким будет современное геополити ческое мироустройство? Найти его – объективная необходи мость нашего времени. К.С. Гаджиев определяет следующие черты качественно новой инфраструктуры мироустройства. Во первых, в результате информационно-телекоммуникационной революции в промышленно развитой зоне мира постиндустри альное общество постепенно трансформируется в информаци онное общество. Во вторых, происходит совпавшая с этой рево люцией и стимулированная ею смена социально-политической парадигмы. В-третьих, вместо европоцентристского мира, в ко тором доминирующие позиции занимали основополагающие параметры западной рационалистической цивилизации, воз никает новая всепланетарная цивилизация. В-четвертых, с распадом СССР и социалистического содружества закончилась эра двухполюсного миропорядка, основанного на инфраструк туре «холодной войны»1.

В геополитическом плане не завершено формирование нового мироустройства. Оно проходит в противоборстве двух тенденций: с одной стороны стремление США к единоличному мировому господству, с другой – формирование многополярно го мира, базирующееся на равноправии народов и наций, уче те и обеспечении баланса национальных интересов государств.

Стремление к установлению однополярного мира под гло бальную диктовку одной державы вызывает неизбежное со противление других государств. Необходимо ориентироваться на многополярное мироустройство, на признание равноценно сти любого государства независимо от его экономической и во енной силы, на сохранение цивилизационного разнообразия в условиях сотрудничества государств, их партнерства в реше нии назревших глобальных проблем.

Оценка существенных геополитических изменений не возможна без учета геополитических процессов, которые яв ляются причиной и следствием взаимоотношений больших географических пространств, больших культурных миров, но сят континентальный или всемирный характер. Геополитиче Гаджиев К.С. Геополитические горизонты России (контуры нового миропорядка). М., 2007.

С. 14-15.

Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики ские процессы ведут к перестройке мира, изменению теорети ческих представлений о нем, к переделу его структуры, к пе реносу государственных границ и разделу сфер влияния меж ду наиболее сильными государствами. Динамика этих процес сов получает выражение в смене полюсов силы (вариации мно гополярного, биполярного и однополярного миров), что, в свою очередь, обусловлено цивилизационной принадлежностью больших и малых государств.

Актуальными стали дилеммы, требующие своего концеп туального и практического разрешения: распространение гло бального хаоса или создание новой упорядоченной системы международных отношений;

продолжение исторического про гресса человечества или наступление некоего «конца истории»;

постепенное обретение миром своего единства посредством процессов глобализации или дальнейшее усиление его разде ленности и расколотости по самым различным основаниям (экономическим, политическим, социальным, культурным, эт ническим, религиозным);

реализация однополярного геополи тического проекта как дающего миру искомую стабильность или неизбежная эволюция структуры международных отно шений в сторону многополярности, разнообразия активно дей ствующих субъектов мировой политики.

Стратегически, в долговременном измерении будущее России, как социокультурной, природно-географической и про странственно-территориальной целостности, будет определять ся ее геополитическим положением и цивилизационным ста тусом. В геополитическом плане будущее России связано с развитием цивилизационных форм рыночной экономики и де мократии, с учетом различий ментальности и европейского са мосознания, что предполагает социальную переориентацию экономики, десакрализацию власти и формирование граждан ского общества;

развитием интеграционных процессов внутри евразийского пространства и сообщества стран и народов, где на протяжении веков формировалась своеобразная цивилиза ционная общность;

развитием общеевропейской интеграции, в которую могут включиться все страны Европы1.

Толстых В.И. Будущее цивилизации в контексте диалога культур // Диалог культур в глоба лизирующемся мире: мировоззренческие аспекты / отв. ред. В.С. Степин, А.А. Гусейнов. М., 2005. С. 151-152.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Анализ проблем межгосударственных взаимодействий представляет собой сложный процесс исследования постоян ных и переменных характеристик отдельных государств и об ществ, показывающих их возможности по защите и реализа ции собственных жизненно важных интересов.

Геополитическое мировидение – второй уровень геополи тического измерения современной политической реальности.

Это уровень политических теорий и идеологий процесса геопо литических переделов мира, выражающиеся в теоретических конструктах, системах идей, доктринах, объясняющих и моти вирующих геополитическое мироустройство.

Под геополитическим видением мира понимается набор общественных представлений о соотношении между различ ными элементами политического пространства, о националь ной безопасности и угрозах ей, выгодах и невыгодах опреде ленной внешнеполитической стратегии. Геополитическое ви дение мира включает также представления о территории эт нической группы или политической нации, ее границах, пред почтительных или неприемлемых моделях государственного устройства, своей исторической миссии и внешних или внут ренних силах, благоприятствующих или препятствующих ее осуществлению, геополитических кодах.

Рассмотрение геополитики под углом зрения геополити ческого мировидения предполагает анализ ее как особой ин теллектуальной парадигмы, охватывающей определенный вид отношения к миру, способ объяснения этого отношения и спе цифический род занятий, ориентированный на сложившиеся каноны и образцы. Современная геополитика базируется на классической геополитической мысли. Вместе с тем ее содер жание выходит за рамки классической геополитики в силу то го, что в нынешних условиях предметом геополитического анализа является политическая организация государственных и этнических пространств, в том числе в новых глобальных пространствах. Речь идет не только об изменении политико географических параметров, связанных с распадом СССР, но и формировании новых глобальных пространств. Возрастание теоретического и практического интереса к геополитике вы звано тем, что именно она позволяет выявить данные тенден ции;

определение геополитики как системы теоретических Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики знаний включает в себя большинство содержательных харак теристик, на которые обращают внимание современные отече ственные исследователи, и в то же время отражает традиции классической геополитики.

Адекватно понять и правильно сформулировать геополи тические интересы страны – важнейшая задача геополитики.

Геополитические интересы есть исходная форма осознания и выражения объективного геополитического положения госу дарства и вытекающих из этого положения потребностей со хранения и развития (укрепления) этого государства как цело стной политико-территориальной системы и субъекта геополи тического соперничества.

По нашему представлению, геополитическое мировиде ние адекватно геополитическому мироустройству тогда, когда на уровне геополитического мироощущения народы являются не «пешками» в большой геополитической игре, а полноцен ными субъектами геополитического процесса. В противном случае, какими бы мощными ни были векторы силы в геопо литическом мироустройстве, какими бы изощренными ни бы ли геополитические доктрины в геополитическом мировиде нии, вся конструкция искусственно поделенного мира, в конце концов, будет разрушена. Крах мировых империй, которые ка зались вечными и незыблемыми, является примером этого процесса.

Геополитическая картина мира – это целостная система взаимосвязанных политико-географических образов различ ных уровней осознания пространственно-географической ре альности – от локальной до континентальной. Геополитиче ский политико-географический образ метафизически происте кает из особенностей культурного ландшафта и исторического пространства.

Геополитическое мироощущение – третий уровень геопо литического измерения современной политической реально сти, используемый для обозначения осмысления своего места, роли и миссии теми народами, на которых оказывается актив ное воздействие основных субъектов геополитического процес са. В содержание понятия «геополитическое мироощущение»

вкладываются те характеристики социокультурной и самобыт но-исторической субъектности, которые связаны с этничностью, Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник национальным менталитетом и этнонациональной идентично стью. Именно они являются основными факторами геополити ческого мироощущения идентичности.

Этот комплекс в определенной степени рационален, как должна быть рациональна совокупность взглядов, оценок, принципов, определяющих общее видение, понимание мира политики и властных отношений, места в нем человека и его социально-политической адаптации. Это отражается в жиз ненных позициях, программах поведения, действий людей и народов.

Такой уровень геополитического мироощущения пред ставлен мировоззренческой компонентой как необходимой со ставляющей человеческого сознания. Это не просто один из его элементов в ряду многих других, а их сложное взаимодейст вие. Разнородные «блоки» знаний, убеждений, мыслей, чувств, настроений, стремлений, надежд, соединяясь в мировоззре нии, образуют более или менее целостное понимание людьми мира в пространстве политики и самих себя в этом мире, явля ясь важными компонентами этнонациональной геополитиче ской идентичности.

Однако убеждения, нормы жизни, идеалы реально фор мируются в опыте, сознании людей, живущих на конкретной территории, в условиях исторически сложившейся социокуль турной среды в процессе создания государственности. В этом комплексе условий важной компонентой, характеризующей место человека в мире, является мироориентация. Представ ляется, что это исторически сложившаяся, традиционная, свя занная с исторической национальной памятью установка и со циокультурная ценностная ориентация, социально-полити ческая адаптация людей и народов, объясняющая место от дельных людей и целых народов в геополитическом мироуст ройстве, в векторах глобальных геополитических процессов.

Геополитическое мироощущение – сложный комплекс мировоззрения и мироориентации, национального обществен ного мнения и самосознания, исторической памяти и ментали тета, поведенческого мировоззрения и этнонациональных об разов, сложившихся национальных стереотипов и объедини тельных идей солидарности и идентичности. В сочетании с во левыми аспектами они составляют основу жизни, поведения, Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики действия личностей, общественных групп, наций, народов и всего мирового сообщества.

Наряду с появлением новых факторов, учет которых не обходим для геополитически адекватного восприятия действи тельности, структура современного мира вносит и иные кор рективы, связанные с утратой некоторых факторов или изме нением их содержания.

Частью этой проблемы является вопрос о геополитической идентичности России, поскольку важнейшие грани и контуры национальной идентичности любого государства определяются его местом, весом и влиянием в мировом сообществе, а также отношением к нему остального мира. С учтом развития Рос сии как многосоставной конституционно-договорной федера ции с полиэтничным, многокультурным населением формиро вание и осознание геополитической идентичности россиян в условиях глобализации является важнейшим политическим проектом.

Следует также отметить, что необходимость выбора новых геополитических координат поставила перед Россией пробле му определения своей идентичности, тесно связанную с ее гео политическим позиционированием. На парламентских слуша ниях в декабре 2008 г. отмечалось, что одной из задач вы страивания российской идентичности будет выявление особой роли России в мире, определение возможных зон ее лидерства и актуализация на основе этого миссии страны в решении об щемировых задач.

Картина мира, складывающаяся в массовых представле ниях в целом и отдельных социальных групп в частности, вы ражающаяся в геополитическом мироощущении, как правило, существенно отличается от сложившегося геополитического мироустройства, и почти никогда полностью не совпадает с геополитическим мировидением. Это связано с тем, что геопо литическое пространство не только в сознании рядовых граж дан, но и профессиональных политиков обычно состоит из сформированных коллективным и индивидуальным опытом символов и мифов. Так как геополитическое мироощущение включает в себя комплекс этнических стереотипов и установок, формы этнической солидарности, мобилизации, геополитиче ские образы и «этнотравмы», способы конструирования иден Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник тичности и установления границ этничности, то разрыв между реальностью субъектов геополитического процесса и реально стью тех, кому навязана объектная составляющая данного процесса, является существенным.

Рассматриваемая идентичность носит в современных ус ловиях сложный, противоречивый характер. Она включает в себя в специфическом виде отношение к различным аспектам геополитического мироустройства, а также определенные кар тины геополитического мировидения. На этом уровне такое мировидение представляет собой не систему доктрин, теорий и идеологий, характеризующих геополитический процесс, а на бор общественных представлений о соотношении между раз личными элементами политического пространства, об угрозах национальной безопасности.

Геополитическая идентичность, формирующаяся в реаль ном геополитическом пространстве, – есть вектор геополитиче ской реальности, складывающийся из множества компонент.

Этот вектор является существенным фактором, который необ ходимо учитывать, ибо в нем самое яркое выражение геополи тического мироощущения. Конструирование данной идентич ности выступает в качестве своеобразного индикатора, позво ляющего судить о характере и направленности процессов ин теграции ее субъектов в политическую структуру общества и о векторе развития геополитического процесса. Разрыв между геополитическим мироустройством и геополитическим миро видением, с одной стороны, и между геополитическим миро ощущением, с другой стороны, увеличивается в условиях сме ны идеологии, ориентиров, изменения геополитического про странства, а также политической роли географического про странства. Индикатором этих процессов является утрата субъ ектом геополитического процесса ярко очерченных целей, средств, «репертуаров» ролей, которые разыгрываются на дан ном географическом пространстве. Комплексно оценивая дан ный процесс, можно сказать, что это – кризис идентичности.

Понятие геополитической идентичности, прочно вошед шее в политический лексикон, продолжает оставаться дискус сионным как в российской, так и западной политической тео рии. Представляя собой политическую категорию и системное образование, геополитическая идентичность служит важным Раздел IV. Философская инноватика и современные проблемы геополитики регулятором сознания и поведения личности, социальных групп, народов и стран. Геополитическая идентичность как ус тойчивый образ в массовом сознании людей, является основой геополитических и внешнеполитических ориентиров госу дарств.

Единственное определение содержится в Новой философ ской энциклопедии, в которой она рассматривается как «ком плекс географических признаков государства, которыми, не смотря на исторические изменения его границ, определяются не только его место на карте, но и особенности его внутренних и внешних связей. Геополитическая идентичность государства не всегда гармонирует с его актуальной геополитической ро лью: последняя может иногда эту идентичность вуалировать»1.

Уяснить употребление данного термина не всегда просто, как правило, приходится исходить из общего контекста той работы, в которой это понятие употребляется. Так, существует внешне политическое понимание, когда этот термин относится к целой геополитической зоне, то есть группе стран, которые по ряду параметров больше связаны друг с другом, нежели с иными странами. Возможна ее культурно-философская трактовка, ко гда она понимается как особый менталитет.

Геополитическую идентичность, на наш взгляд, следует понимать как самобытность той или иной страны и ее народа, а также место и роль этой страны среди других и связанные с этим представления. Идентичность тесно соединена с государ ственностью, ее характером, с позицией государства в между народной системе и самоощущением нации. Характеризую щими ее признаками являются геополитическое пространство, то есть комплекс географических признаков государства;

гео политическое место и роль государства в мире;

эндогенные и экзогенные представления о политико-географических образ ах. Представляется, что она включает такие основные элемен ты, как представления граждан о геополитических образах страны, набор эмоций относительно своей страны, а также осо бую геополитическую культуру населения;

служит важным ре гулятором сознания и поведения личности, социальных групп, Цымбурский В.Л. Идентичность геополитическая // Новая философская энциклопедия. В 4 т.

М., 2001. Т. 1. С. 79.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник народов и стран;

служит основой геополитических ориентиров государств.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.