авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 21 |

«СЕВЕРО-КАВКАЗСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ДОНСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА: ПОИСКИ, ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕНИЯ ...»

-- [ Страница 15 ] --

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Лешкевич Т.Г., докт. филос. наук, проф. (ЮФУ, Ростов-на-Дону) ФИЛОСОФСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ПРОБЛЕМНОГО РЯДА СОВРЕМЕННОГО УПРАВЛЕНЧЕСКОГО ПРОЦЕССА Современная жизнь соткана из решения сложных орга низационных и управленческих задач, поиска эффективных и креативных подходов. Стихийное восприятие жизненных про цессов, своеобразный стихийный эмпиризм, к которому так тя готеет русская ментальность, не обеспечивают желаемые па раметры порядка. В современных условиях ставка должна быть сделана на дееспособные управленческие технологии, на культуру управления, которые признаются эффективными рычагами успеха. Основной целью управления является по рождение новых параметров функционирования той или иной системы, либо поддержание таковых в соответственном адап тивном режиме. При этом совершенно очевидно, что управ ленческие акции должны быть адекватны: во-первых, природе самой системы, во-вторых, той цели, ради которой иницииро ван процесс, в-третьих, внешним, средовым факторам, которые не должны отторгать предлагаемые управленческие решения и технологии. Проблема корреляции этих системообразующих компонентов управленческого процесса в настоящее время стоит достаточно остро, так как многие заимствованные и им плантированные управленческие решения не приживаются на отечественной почве.

Особую управленческую проблему представляет связь науки и экономики. Наука выступает не только энергоемким предприятием, но и в огромной степени как финансово за тратным. Она требует огромных капиталовложений и не все гда является прибыльной. Существует лишь немногочислен ный ряд примеров, которые показывают связь науки и эконо мики в ее инициативных вариантах. Иногда прямая заинтере сованность в экспертном анализе перспектив решения той или иной проблемы и расширение рынков сбыта, приводит к неор динарным решениям и новым управленческим технологиям.

Если анализировать проблемный ряд современного управленческого процесса, то в глаза бросается девальвация ориентации на стилистику управления «с человеческим Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления лицом», т.е. осмысление управленческих технологий с пози ций социального человека и внедрение их во имя его благопо лучия. Сегодня это воспринимается во многом как социальный романтизм. Жизнеспособность и выживаемость любой системы мыслится в зависимости от преодоления социальной энтропии и связана с жесткой ориентацией на оптимизацию функции полезности. В экономоцентристскую эпоху, (так величают ве дущую ориентацию настоящего периода), да еще и на фоне мирового финансово-экономического кризиса, конечно же, не гуманизм, а жесткая прагматичность овладевает умами совре менных управленцев и лиц, принимающих решения.

Управление как понятие универсальное, (так как управ ляющие воздействия могут быть обнаружены в любом процессе взаимодействия и в любых обменных процессах), сопряжено с такой характеристикой как активность и избирательность.

Вместе с тем, это процесс асимметричный, есть полюс, от кото рого идут управляющие воздействия, а есть полюс, который их принимает и реагирует. Сам процесс управления предполага ет курсирование значимой информации, которая, как сказали бы классики теории информации К. Шеннон и Н. Винер, сни жает степень неопределенности системы. При этом скорость управляющей системы должна быть больше, чем скорость управляемых процессов. Это проблема оборачивает лицом к субъекту управленческой деятельности, предъявляя ему до полнительные требования.

Тот портрет, который в свое время создал Сирил Паркин сон, актуален и по сей день. «Повсюду можно встретить учреж дения (административные, коммерческие или научные), пи шет Паркинсон, где высшее руководство изнемогает от безде лья, начальники помельче проявляют активность лишь во взаимных интригах, а рядовые сотрудники тоскуют или сплет ничают. Притязания – самые скромные. Достижения – вообще никаких»1. Некоторые его выводу могут восприниматься как откровения сегодняшнего дня, обращенные к критическому анализу государственных структур управления. По мнению исследователя, заболевание начинается с появлением на ру ководящем месте человека, сочетающего в себе полную неком Паркинсон Сирил Н. Законы Паркинсона. М., 2000. С. 89.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник петентность и ярко выраженную завистливость. Вторая стадия заболевания, связана с приходом в управленческие структуры человека, стремящегося выжить тех, кто способнее его и пре пятствующего продвижению тех, кто может оказаться способ нее в будущем. «Постепенно, пророчествует исследователь, на чальственные кресла заполняются людьми, которые глупее директора (председателя, главного управляющего и т.п.). Если глава учреждения второго сорта, он позаботится о том, чтобы руководящий состав был третьего сорта, а рядовые служащие – четвертого. Вскоре все станут состязаться в тупости, претворя ясь даже глупее, чем они есть на самом деле»1. «Третья стадия заболевания, по мнению Паркинсона, наступает тогда, когда во всем учреждении, сверху донизу, не останется ни проблеска интеллекта. Это и есть коматозное состояние. На данной ста дии учреждение практически нежизнеспособно. Оно может пребывать в коме десятилетиями….»2. Отсюда автор делает вывод, представленный «в виде двух почти аксиоматических утверждений, а именно: 1. чиновник заинтересован в умноже нии подчиненных, а не соперников;

2. чиновники обеспечива ют работой друг друга»3.

Если говорить о социальном управлении, то особой проб лемой является несовпадение направленности управленческо го воздействия, которое всегда находилась в соответствии с ин тересами ведущих социальных сил, с одной стороны, и функ циональных задач системы – быть вписанной и адаптирован ной к существующей системе взаимодействия, с другой. При чем управляемая система очень часто истолковывается не как механический агрегат, а как живой организм, органическая целостность, подверженная росту, расцвету, старению и уми ранию. И эти фазы развития системы могут не совпадать или быть раскоординированными с характеристиками управленче ского уровня. Например, система еще в расцвете, а к руково дству пришел некомпетентный руководитель, управленческие приемы которого малопродуктивны. Или наоборот, система претерпевает кризис, но в ее рядах обнаружилась инициатив ная фигура, наделенная полнотой власти. Таким образом, оче Паркинсон Сирил Н. Законы Паркинсона.., С. 91.

Там же.

3 Там же. С. 10.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления видно, что управляющее воздействие может приобретать либо прогрессивный, либо регрессивный характер;

выступая дезор ганизующим фактором.

Беспокоит именно то, что для данного круга проблем ха рактерно отставание, запаздывание форм их осознания. Меж ду тем как реализация текущего экономического интереса в рамках рыночной модели хозяйствования делает инноваци онные проекты весьма конфликтным, основанным на противо естественных, сопротивляющихся природе решениях. Масшта бы технических инноваций, покорение природы и исчерпание ее ресурсов часто свидетельствуют о человеческой недально видности, просчетах и произволе, которые принесут вред мно гим поколениям на протяжении последующих десятилетий.

Поэтому для современного этапа развития весьма актуальны требования как государственного регулирования технологиче ских разработок, так и коэволюционной стратегии техногенного развития. Данная стратегия в свою очередь требует органично го взаимопереплетения законов технической и природной ре альностей, гармоничной конвергенции всех типов систем.

Еще в прошлом веке автор эпохального труда «Двенадцать принципов производительности» американский экономист Г. Эмерсон был уверен, что в ранг важнейшего управленческого принципа должна быть возведена необходимость точно постав ленных идеалов или целей1. В связи с чем он указывал на не гативы такого управленческого принципа как делегирование полномочий и считал, что передоверенная и узурпированная власть может создать анархию по всей линии2. С его точки зре ния, разрушительна как путаница разнородных, борющихся идеалов и стремлений, так и неопределенность основной цели.

И это позволяло охарактеризовать управленческий процесс как целеориентированный и имеющий собственную идеологию.

Другим важным принципом управления, по мнению Г. Эмерсона, является значимость здравого смысла. Здесь здравый смысл возведен в принцип, хотя – это понятие толку ется как во многом не формализуемое и релятивное. Эмерсон считает, что именно в компетенции здравого смысла выбирать наиболее жизнеспособный режим функционирования системы, Паркинсон Сирил Н. Законы Паркинсона.., С. 112.

Файоль А., Эмерсон Г., Тэйлор Ф., Форд Г. Управление – это наука и искусство. М., 1992. С. 105.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник что он обязывает тщательно вырабатывать и отбирать здоро вые идеалы и проверять их в жизни. Здравый смысл «постоян но рассматривать каждый новый процесс не с ближайшей, а с высшей точки зрения, искать специальных знаний и компе тентного совета повсюду, где только можно их найти, поддер живать в организации сверху донизу высокую дисциплину, строить всякое дело на твердой скале справедливости – вот ос новные проблемы, к немедленному разрешению которых при зван здравый смысл высшего порядка»1. Призыв к торжеству здравого смысла не может считаться устаревшим и несущест венным. В мире техногенных рисков и катастроф именно здравый смысл, усиленный экспертным анализом и голосом гуманитариев, вновь оценивается как тот потенциал и ресурс, к которому обратится человечество в поисках опорных точек при осмыслении перспектив своего развития.

Поэтому понятно, что в числе управленческих принципов возводится компетентная консультация. Автор уверен, что «компетентная консультация должна сверху донизу пронизы вать всякое предприятие, и если на деле компетентный совет не проводится в жизнь, то виною этому недостаточность орга низации, отсутствие в ней какой-то необходимой единицы»2.

К важнейшим принципам управленческой деятельности отнесена дисциплина, которая создает условия готовности сис темы к видоизменению, опирается на точнейшее расписание времени и установленные в данной системе нормы и правила.

Дисциплина мыслится как фактор упорядочивающего воздей ствия и проявляется в своей многокачественности. Это не только характеристика по степени интенсивности: слабая, не достаточная, жесткая, хорошая, отличная и пр. Это спектр ее различных модальностей, как то: усердие в деятельности, ак куратность, детальное исполнение воли руководящей стороны, повиновение, отсутствие критики и пр.

Исследователь подчеркивает прочность образующих дис циплину связей, связывая уровень дисциплины со статусом ру ководителя и его собственной самодисциплиной. В системе две надцати принципов Г. Эмерсона помимо принципа «идеалов», здравого смысла, консультации, дисциплины, присутствует Файоль А., Эмерсон Г., Тэйлор Ф., Форд Г. Указ. соч. С. 138.

Там же.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления принцип справедливости, учета, расписания, нормализации условий, нормирования операций, принцип писанных стан дартных инструкций и вознаграждения. Автор пишет: «Двена дцать принципов производительности – это петли единой сети, сплетенные между собой так прочно, что, по существу, первым же шагом при обследовании предприятия будет ответ на вопрос, в какой мере здравый смысл, компетентная консульта ция, дисциплина и остальные восемь принципов применяются к первому принципу – принципу «идеалов»;

в какой мере идеалы, компетентная консультация и дисциплина применяются к здравому смыслу;

в какой степени идеалы, здравый смысл и компетентная консультация подчиняются дисциплине1. Тем са мым выявляется степень взаимозависимости названных прин ципов и их функционирование в режиме системной целостности.

Однако тотальный плюрализм современной эпохи вряд ли сохранит изложенную систему принципов эффективного управления вне поправок и трансформаций. Примером тому может служить избранная тактика, когда руководитель пред почитает оставаться в рамках комфортного организационного пространства, а ближайшие подчиненные не рушат его иллю зий и докладывают только о том, что не поколеблет сложив шийся образ «виртуального благополучия». Другим удручаю щим примером является реальная необходимость согласова ния по множеству инстанций.

Здесь уже не может идти речи не только об экономии времени и рациональности принятия решения, но и о самом здравом смысле. Такая технология ис пытывает на прочность инициативность участников управлен ческого процесса, порождая теневые схемы и механизмы взаи модействия. Может случиться так, что значимые управленче ские акции так и затеряются «в коридорах власти» или будут «положены под сукно». В масштабных проектах не жизнеспо собна и логика управленческих решений, предполагающая циркуляцию по строго иерархической вертикале. Жесткое вер тикальное следование по иерархической колее не рациональ но, ведет к потере времени и отменяет инициативность участ ников управленческого процесса. Вместе с тем, это не отменяет управленческую волю, ибо когда процесс согласования не по Файоль А., Эмерсон Г., Тэйлор Ф., Форд Г. Указ. соч. С. 147.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник лучает одобрения, управляющие команды вновь начинают циркулировать по строго иерархической вертикале.

Современный технико-технологический мир сложен.

Управляющие воздействия и прогнозирование в его кратно-, средне- и долгосрочной перспективе – одна из наиболее ответ ственных сфер, сопряженная с действием эффектов сложных систем, не поддающихся полному контролю ни со стороны уче ных, ни со стороны властных и государственных структур.

Правомерно ли возлагать всю ответственность за применение научных открытий и выбор логики управляющих воздействий на интеллектуальную элиту, видя ее в составе субъектности управляющего процесса? Вряд ли. И хоть интеллектуальная элита в настоящее время чувствует некоторую себя свободной от идеологической опеки и теоретически обладает возможно стью открытого обмена информацией с зарубежными коллега ми, проблема сбалансированного управленческого решения, опирающегося на интеллектуальный капитал, в условиях фи нансово-экономического кризиса, коррупции, лоббизма и воз растающего экстремизма, приобретает особую остроту. Вопрос об элите затрагивает проблему качества акторов управленче ского процесса, это взывает дополнительные вопросы о качест ве субъектности, представляющей современную элиту, е пове денческого и ментального профиля, эвристичности мышления, предназначения и функций? Рыночные трансформации Рос сии, сопряженные с ослабшей материально-финансовой под держкой собственно интеллектуальной элиты, утвердили в це лом статус «невостребованности» носителей подлинной интел лектуальной культуры. Вместе с тем, по мнению отечествен ных политологов и, в частности С.В. Кортунова, объединяю щим фактором российского общества, субъектом его развития на современном этапе национальной истории должны высту пить отечественный капитал и отечественная элита1.

Многочисленные дискуссии, в которых ощутимы разно направленные тенденции, как на превышение, так и на при нижение роли интеллектуальной элиты и интеллигенции в стратегии и тактике управленческих решений, делают особо актуальной проблему ее подлинного социального статуса и тех Кортунов С.В.Становление национальной идентичности. Какая Россия нужна миру. М., 2009. С.16.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления превращенных форм, которые представляют ее современное функционирование. Имеются в виду и купленные дипломы кандидатов и докторов наук, и те отряды спичрайтеров, кото рые как дешевая китайская рабочая сила трудятся без устали, продуктивно порождая этих клонов;

а также созданные под них кафедры, отделы или даже целые учреждения и пр.

Сложившуюся в России ситуацию известный специалист Т.В. Наумова оценивает с озабоченностью, фиксируя весьма ощутимые процессы девальвации ученых степеней и званий, которые в условиях всеобщей коммерциализации приобретают вид очередной угрозы для развития интеллектуальной сферы.

Она пишет: «Невозможность интеллигенции самореализовать ся, сделать научную карьеру, высокий уровень ее жизненных притязаний, низкая заработная плата реально не соответст вующая квалификации интеллигенции и сложности выпол няемой ее работы, повлекли большие потери в науке. Прежде всего, они проявились в уменьшении численности интелли генции, занятой в научной сфере. За последние, более чем лет она сократилась более, чем в двое. Науку покинуло около миллиона специалистов. Часть интеллигенции ушла из науки в бизнес и интегрировалась во властно-бюрократические структуры. Другая - эмигрировала из страны»1.

Коммерциализация всех сфер общества, в том числе и об разования, привела к девальвации таких существенных норм как высокий профессионализм, личная ответственность, трудо вая этика, она включила современного научного работника в непрерывную гонку в поисках дополнительного заработка, грантов, поощрений. Существенно пострадала главная идея идея объективности, предполагающая признание по достоинст ву достижений своих коллег, она, по большей части, заменена корпоративной солидарностью и прагматической выгодой.

Относительно новым явлением с начала 90-х гг. стало по всеместное создание всевозможных академий, причем причи ны, по которым произошел столь стремительный рост самодея тельных академий, разнообразны. Во-первых, это, конечно же, институциональные разрешения и допуски, позволившие не государственным организациям присвоить себе название Наумова Т.В. Научная интеллигенция в новой России. М., 2008. С. 4.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник «академий». Во-вторых, это ощутимая реакция на автоном ность, недосягаемость и закрытость традиционных академиче ских структур, строго регламентирующих вход в научное сооб щество. В-третьих, это своеобразный ответ на запрос о собст венном престиже, его восполнения в условиях недостаточной элитности и сниженного статуса.

По мнению Т.В. Наумовой, ведущим оказывается стрем ление приобщиться к государственной Академии наук, имею щий высокий авторитет, ответная реакция на ее элитарность, прежде всего большой Российской академии наук, кастовость, замкнутость на самое себя»1. Есть еще одно обстоятельство, связанное с доступностью почетных титулов. Такая негосудар ственная академия с легкостью присвоит звание профессора, члена-корреспондента или даже академика любому желаю щему при оплате соответствующих взносов и пожертвований.

Однако, согласно существующим теоретическим выво дам, в условиях информационного общества научные знания – это основа, механизм и социальный капитал. Поскольку по стиндустриальному обществу свойственен переход к информа ции как к основному производственному ресурсу, то, по мне нию Р. Белла, центральная роль будет принадлежать теорети ческому знанию, созданию новой интеллектуальной техноло гии, росту класса носителей знания – т.е. интеллектуальной элиты. Информация при этом интерпретируется не просто как мера снижения неопределенности, но как «случайно запом ненный выбор», в связи с чем, основной проблемой предстает проблема «редактирования потока возможностей», что с оче видностью указывает значение профессионализма и на роль интеллектуальной элиты в целом.

М. Фуко пытался выяснить взаимосвязь между властью и знанием, проанализировать науку как форму власти, обосно вать идею «знание – власть». Но как же быть, если достиже ния получают релятивистскую трактовку, и, как отмечают ис следователи, ярко демонстрируется и «обнаруживается связь истины с интересами»2.

Совершенно очевидно, что без интеллигенции невозмо жен ни расцвет культуры, ни образование, ни наука, ни само Наумова Т.В. Указ. соч. С. 38.

Социальные знания и социальные изменения. М., 2001. С. 13.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления сознание нации, ни развития духовной сферы. Исторически, именно интеллигенция присвоила себе право выражать само сознание других социальных групп и слоев общества, «быть рупором и глашатаем», критически и эмоционально реаги рующим на события своей эпохи. Интеллигенция всегда вклю чалась в обсуждение сложных задач политики, идеологии нау ки, религии и делала она это своими средствами, обращаясь не только к аргументам от имени фактов, логики и истории, но к нравственности, долгу, справедливости, самосознанию.

События на постсоветском пространстве, вылившиеся в военные конфликты и противостояния, сопровождаемые на рушением и попранием прав человека, крупнейшие финансо вые аферы, скандалы и распространившаяся форма политиче ского убийства, со всей остротой обнаружили и проблему инди видуальной безопасности.

Если оценивать пройденные шаги, то гуманитарные приоритеты, связанные с доверием, честностью, порядочно стью, человеколюбием, достоинством на фоне беспрецедентной приватизации общественной собственности «без правил и тор мозов», хаоса рыночного развития, общей социальной энтро пии, противоречия между аномально богатыми и прочим ано мально бедным, выживающим населением, обернулись утопи ей. Бюрократия присоединила к извечным законам бюрокра тической волокиты еще и индивидуальный произвол чиновни ка, административные барьеры, «взяткоемкость», порождаю щие пышный цвет коррумпированности и теневых отношений.

В связи с этим, видимо справедливо замечание, что логика и технология управленческого процесса имеет собственно рос сийский контекст, фрактально отражаемый во всех происхо дящих изменениях. Выводы «о стагнации экономики» в конце первого десятилетия XXI века обостряют проблемный ряд со временных управленческих процессов. В современном управ лении должна быть рассмотрена не просто изолированная сис тема «функциональное устройство – человек», а комплекс, в котором заявлены параметры окружающей среды, социо культурные ориентиры, динамика рыночных отношений и го сударственных интересов, с учетом доминирующей роли и приоритетов общечеловеческих ценностей.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Драч Г.В., докт. филос. наук, проф.

(ЮФУ, Ростов-на-Дону) СОЦИАЛЬНАЯ ИННОВАТИКА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Обновление и уточнение теоретических представлений о содержании и вопросах современного прочтения проблем ин новационной России требует обоснования устойчивой пара дигмы развития, учитывающей исторический опыт страны в области государственного управления и рассчитанной на не избежный исторический прогресс в современных условиях, ко торые часто обозначают как «ситуацию постмодерна». Отказ от метанарративов и всеобъемлющих моделей развития предпо лагает, на наш взгляд, «теории среднего уровня» и некоторые социальные технологии и поведенческие парадигмы государ ственной власти и управления. В решении такого рода вопро сов необходимо восстановить как национальный опыт разви тия, так и исторический контекст проблемы. В этом случае смена одного метанарратива на другой перестат быть пана цеей, например, отказ от марксизма и обращение к западным, наиболее радикальным моделям либерализма. На Западе и не думали отказываться от марксизма как авторитетного учения XIX века, он вполне объясняет целый ряд экономических про цессов, характерных для классического капитализма, но и ра дикальные экономические реформы не гарантируют успеха, если опять расчет делается на самовоспроизводство социаль ных процессов, хотя теперь уже в другой парадигме, но по прежнему без учта национального опыта управления стра ной, власти и управления в контексте культуры. Речь должна идти о том культурном выборе, тех культурных предпочтени ях, которые уже модифицировали Россию по отношению к ее прежнему состоянию, тех культурных нормах и образцах, ко торые конституируют обновляющийся социум и создают усло вия для саморазвития индивидуальной инициативы.

С большим запозданием, но достаточно просто Россия сделала свой выбор в пользу массового общества, с его ценно стями потребления. Но как предупреждал Ортега-и-Гассет, этого еще мало для того, чтобы такое общество могло состоять ся. Для этого необходимо развитие науки, интеллектуальной Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления среды, формирование элиты и сохранение либеральных цен ностей. В этом смысле особая роль в конституировании запад ного общества принадлежит XIX веку. Наука и ее достижения, последующие процессы индустриализации и либеральные ценности позволили Западу создать привычный мир техниче ского благополучия и изобилия, но и создали иллюзию его «ес тественности», самопроизвольности, выступили причиной по явления на исторической арене, как отмечает Ортега-и-Гассет, самодовольного и ограниченного человека-массы. Он же, ука зывая на примеры тоталитаризма в XX веке, отмечает, что не наука и элитарная культура, создавшие современную цивили зацию, выступают угрозой Западу, а бескультурье массы, за менившей культуру стремлением к власти. Интеллектуальная среда и свобода личности выступают новыми конструктивами власти и управления.

Необходимо учитывать, что в 60-х и 70-х гг. прошлого ве ка проблема модернизации России (преодоления «застоя» и инновационного развития страны мыслящей интеллигенцией рассматривалась как необходимость демократизации сущест вовавшего строя, сутью же предлагаемых решений (в частно сти, в работах М.К. Петрова) выступало ускоренное развитие науки и образования. В настоящее время радикально измени лись Россия и весь мир, как и философско-культурологические рефлексии о мире. В соответствии с этим одним из направле ний либерально-демократического проекта модернизации Рос сии может быть осмысление соотношения европейского и рос сийского культурного опыта с учетом того, что Россия – страна восточно-христианской культуры со своими ценностями и соб ственным историческим опытом. Проблема «двуязычия куль туры», то есть соотношения традиционного и модернизацион ного, обращает исследование к сопоставлению России со стра нами традиционной культуры, не только сохранивших ее, но и сумевших использовать национальный потенциал, как Япония и Китай, в успешной модернизации.

В этой исследовательской программе просматривается перспективы, хотя Россию и нельзя назвать страной традици онной культуры, даже если мы имеем в виду ее православные ценности. И в этом случае речь идет о России как о стране ев ропейской, христианской, далекой от своих языческих перво Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник образов. Те страны, которые сохранили толщи населения с традиционной культурой, используя его потенциал, модер низировали экономику и политику (Япония, Китай, отчасти Индия и Индонезия). Россия, с одной стороны, – это не преодо ленное двуязычие культуры, традиционные ценности и уста новки со всем вытекающими последствиями и, с другой сторо ны, – язык науки, язык образования. Это два мира в одной стране. Другое дело, что это не преодоленное двуязычие куль туры оказывается мощным стимулирующим фактором для выживания таких стран, как скажем Китай. Развивается нау ка, образование, объявляются зоны свободной торговли, а с другой стороны сохраняется огромный человеческий потен циал, где превалирует художественное воображение, тради ции, большая патриархальная семья со всеми нравственными установками и нравственным контролем. У России нет этих ре сурсов, они растрачены в период раскулачивания, массовых чисток и опустошительных гражданской и отечественных войн. В России преследовалась религия, были разрушены кре стьянские семьи тружеников. Но в то же время сохранились такие традиционные черты, как трудолюбие, терпеливость, национальная толерантность и утвердились новые – тяга к знанием и образованию, развивается предпринимательство.

Однако, хотя население, электорат предпочли переход к массовому обществу, они не овладели либеральными ценностя ми. Если опасности, связанные с переходом к массовому общест ву, о которых писал Ортега-и-Гассет, угрожали западному миру, то какова их опасность для России? Да, православная идеология и религия способствуют консолидации общества, его излечению, но накоплен и большой просветительский опыт, который дол жен быть востребован. Да и пережила Россия не одну волну мо дернизации, другое дело, что осуществлялась он «сверху», без поддержки «низов», не обнаруживается импульсов к самомо дернизации. Но и совершенно безрезультатными эти процессы не были. И если «деиндустриализация» стала результатом не эффективности и неконкурентноспособности российской эконо мики, то наука и образование оказались более устойчивыми.

Проблема состоит в развитии свободной личности предприни мателя и управленческих технологий, оставляющих «простран ство для манвра» и индивидуальной инициативы.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления Общая теоретическая проблема вытекает из необходимо сти рассмотрения инновационного опыта и современных задач России, опираясь на теоретический анализ европейской исто рии, учитывая и культурные особенности России, и изменения, произошедшие в постиндустриальном мире: современная Рос сия, исторически не решившая проблемы модерна, вынуждена решать их в эпоху постмодерна. Из этого вытекает положение о необходимости построения понятийно-концептуальной схемы на основе анализа просвещенческой модели. Достижения Про свещения, его резюме – это свобода личности, права собствен ности. Если для России они задают вектор культурных пред почтений и социального развития, т. е. будущее, то для Запада это итог реализовавшей себя просвещенческой парадигмы и агонального импульса античности. В России новый модерни зационный импульс может возникнуть только в среде образо вания и воспитания, он связан с формированием нового типа личности и, соответственно, нового типа культуры, ориентиро ванного на личную свободу и право.

В какой степени эти характеристики могут быть учтены при анализе многостилевой культуры России, соотношения в ней просвещенческой и традиционной культурных моделей?

Исчерпала ли Россия просвещенческую модель? Ответ сопряжен с предпринятой в докладе попыткой охарактеризовать европей ский модернизационный импульс не только как онтологический фактор европейской истории, но и как культурную модель (ме ханизм), которая может быть положена в основание социокуль турного выбора России и уже частично осуществляется в ней.

В этом случае широкий социокультурный фон необходим для того, чтобы провести необходимые понятийно-концептуальные экспликации, пройти уровень рефлексии и уже на его основе обосновать проект модернизации России в европейском контек сте. Он опирается на теоретическое положение о модернизаци онной парадигме как определяющем факторе исторического развития Запада, о значимости культурных моделей, лежащих в ее основании, для социокультурного опыта России. В этом слу чае положение о России как стране европейской может найти применение в самой практике философско-культурологиче ского анализа, поставить вопрос об основных направлениях ее модернизации и обосновать возможные ответы и предложения.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Представляется, что для проблем модернизации России совершенно очевидно следующее: Россия прошла этап модер низации, хотя бы первоначальный, было индустриальное раз витие, была создана система образования, медицинского об служивания, науки и соответствующие инфраструктуры. Тогда возникает вопрос: какими должны быть шаги в этой области, в чем состоит сегодняшняя модернизация как последователь ная инновационная политика и управление? Видимо, в ином (современном) контексте иными должны быть модернизацион ные меры и механизмы. Они должны сформировать иную со циальную систему, в которой одна из главных проблем – либе ральные культурные ценности, нормы, императивы. Но как бы ни было, индустриализация и другие составляющие модерни зированного социума – медицина, образование, то, что входит и является обязательным атрибутом развитого индустриально го общества, должны быть воспроизводиться с помощью новых социокультурных механизмов инновации, которые ранее не были созданы, но могли бы эффективно воспроизводить всю систему.

Эти культурные механизмы охватывают и идейные уста новки, и образ жизни, и социальные движения в России. Одна их составляющая – история либеральных идей в России, дру гая – история либерализма как общественно-политического течения, источника либеральных преобразований. Первая те ма – история идей, история русской общественной мысли, ис тория русской философии, вторая – общественно-политическая история, история власти и управления. В то же время, когда отдельные темы развиваются как самостоятельные направле ния, более остро ощущается необходимость общего замысла, опоры на исходную теоретическую позицию, содержание кото рой мы видим в теме либеральных преобразований в инокуль турной среде. В современной России институты науки и обра зования оказались сопряжены не с традиционным обществом (как в современных странах с традиционной культурой), наука и просвещение стали внедряться в Россию с XVIII века. Но ли беральные преобразования оказались неглубокими, они не за тронули традиционного уклада жизни ни верхов, ни народа, ни даже интеллигенции. В результате сегодняшние проблемы России – это даже не трансплантация науки в иную культур Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления ную среду, а трансплантация либеральных ценностей общест ву, которое во многом уже утратило культурную традицион ность, но не овладело азбукой либерализма, а без него невоз можно осуществление модернизации.

На каких началах должна строиться система преобразо ваний, вот главная проблема, которую необходимо решить. По сути дела это решение задач эпохи модерна, просвещенческая модель с установками на разум, на свободу, на образование не исчерпала своего значения для России. Поэтому хотим мы или не хотим, сегодня единственная возможность развиваться – это сохранить самоценность науки, образования, той культуры ко торая сегодня должна распространиться на область государст венного управления. Но все это останется гласом вопиющего в пустыне если не будет базовых культурных оснований. Эти ми культурными основаниями выступают свобода, ответствен ность, права человека и права собственности. Вхождение в ев ропейское пространство – это пространство прав человека, об разования, культуры, межкультурные коммуникации, если мы пойдем по этому пути, то инновационное развитие России здесь неизбежно.

Но станут ли либеральные ценности культурными идеа лами новой России. Проблема культурных идеалов – это для России проблема выбора своего будущего. Было бы наивно по лагать, что этот выбор осуществляют философы, гуманитарии или даже научное сообщество в целом. Но внести ясность в ряд вопросов, подвергнуть их философской рефлексии, представ ляется и возможным, и необходимым. В частности, речь в этом контексте должна идти именно о либеральных идеалах, по скольку в стране проводятся либеральные реформы. Что нас здесь ожидает, возможно ли в этой связи уточнение вопросов культурной самоидентификации России, их, в той или иной степени, конкретизация? Прежде всего, либеральные ценности и либеральные идеалы – это не только и не столько социо нормативный фактор в нашей повседневной действительности, сколько рефлексивно-регулятивный. То есть, мы больше гово рим о либеральных ценностях и либеральных реформах, чем имеем реальных подвижек на этом пути. Но и это важно, по скольку вс-таки, не соглашаясь с великим Гте, можно было бы сказать, что в начале вс-таки было слово. Итак, как мы Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник представляем себе либерализм и как общественное течение, и как социальное явление?

Не проводя детального анализа, охарактеризуем два дос таточно репрезентативных научных подхода к проблемам ли берализма. А.Н. Ерыгин предпочитает говорить по отношению к России о русском консервативном либерализме, который явился в эпоху реформ 1861 года, с его идеалами нравственно правовой организации общества. Разум, как одна из базовых категорий, без которых не может быть понят либерализм, в этом понимании предстат как фундамент для позитивных социальных действий, для преобразования общества и одно временно для его сохранения как определнной социальной традиции. Другая позиция наиболее чтко представлена взглядами В.Ф. Пустарнакова. Он прежде всего подчркивает то обстоятельство, что либерализм – это плод буржуазной Ев ропы, как общественное течение он направлен на разрушение феодального строя, только в этом случае утверждаются прин ципы конституционного строя и примата личной свободы.

Можно сказать, что в этом случае либерализм опирается и во многом равен Просвещению (в частности, во Франции), так что он в значительной степени тождественен революционным пре образованиям, насильственной ломке прежнего социума.

Итак, возникает дилемма: как совместить либеральные ценности и социальную стабильность общества, либеральную экономику и государственное регулирование, интересы госу дарства и интересы личной свободы? Учт этих обстоятельств позволяет сделать государственное управление более эффек тивным. Более всего было бы непростительно в этом случае обосновывать какую-то умозрительную схему. Видимо, во вни мание надо принять реальные историко-культурные факты.

Первый из них – это культурно-исторический опыт с одной стороны, Европы, Запада, а с другой стороны – России. В каж дом случае это опыт уникальный и неповторимый. И было бы наивным говорить о возможности единственного линейного пути развития, по которому прошла не только Европа, но кото рый обязателен и для всех других стран. В этом случае Россия обречена постоянно догонять. И действительно, на этом пути у России не было классических образцов европейского Возрож дения, Просвещения и Научной революции. А что же было?

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления Неужели у России это только опыт тоталитарного прошлого?

А как же не учитывать исторически глубокие связи социально го, политического и культурного характера с Европой, не гово ря уже о связях династических. И разве Россия не создала свою национальную науку, образование и культуру? Видимо, нельзя обходить молчанием то культурное достояние, которое является наследием нашей многовековой истории и е про свещенческих и потому либеральных традиций.

Здесь необходимо вспомнить о втором факторе, который необходимо учитывать при обсуждении проблемы. Либераль ные ценности необходимо погрузить в современный социо культурный контекст, каким выступает постиндустриальное общество. В этом контексте личная свобода человека не зави сит от каких-либо условностей и ограничений, единственной нормой, регулирующей поведение человека, выступает закон.

Нет нужды говорить о том, что такая ситуация предполагает мощные традиции правового регулирования общественной жизни, правосознания и законопослушания. Вряд ли можно говорить о том, что у нас глубоки эти традиции. Так что вполне правомерно говорить о том, что либеральные ценности в Рос сии в сфере образования, воспитания и межличностных отно шений могут и должны быть дополнены ценностями традици онными, прежде всего православными.

Но не являются ли такими же традиционными ценностя ми для России и просвещенческие ценности, которые глубоко укоренены и в нашей классической литературе, и в нашей об щественно-политической мысли? Нельзя ведь считать, что борьба славянофилов с западниками – это попытки вовсе уве сти Россию с магистральных путей исторического развития.

Просвещенческими традициями, то есть по большому счту, либеральными ценностями, наполнена вся наша многомерная культура. Проблема состоит только в том, чтобы они не были заменены постмодернистской культурой, постмодернистскими образами и символами. Россия не исчерпала возможностей Просвещения. Просвещение, образование, наука, личность – вот те либеральные ценности, которые являются базовыми и для нашей истории и которые таковыми должны остаться и в период либеральных реформ. Наша общая исследователь ская позиция опирается на теоретическое положение о воз Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник можности модернизационного опыта России в контексте мо дернизационной парадигмы, которая согласно разрабатывае мой гипотезе лежит в основе Западной культуры как агональ ного типа культуры (культуры самообновления).

Инновационное развитие России при этом рассматривает ся, с одной стороны, как ответ на внешний цивилизационно исторический вызов и призыв к России со стороны Запада, с другой – как опыт культурного самопознания и самоопреде ления, необходимой предпосылкой которого выступает нахож дение себя в зеркале европейской культурной традиции. Про ведение всестороннего научного анализа античной культуры (исходный модернизационный импульс и культурные установ ки) и второй модернизационной волны (новоевропейская ли беральная цивилизация) открывают путь к реконструкции мо дернизационно-либеральных преобразований с учетом собст венной цивилизационно-исторической специфики России. При дальнейшем проведении исследования могут быть использова ны современные культурологические методы, разработанные как зарубежными учеными (А. Гоулднер), так и основателями ростовской философско-культурологической школы (М.К. Пет ров). Предлагаемая модель развития России в контексте инно вационной парадигмы предполагает также учет патерналист ских и этатических матриц взаимоотношений в составе россий ской культурной традиции государственного управления.

Ершов Ю.Г., докт. филос. наук, проф.

(УрАГС, Екатеринбург) РОССИЙСКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ:

В АВТОРИТАРНОМ ДИСКУРСЕ Поскольку по необходимости основным субъектом очеред ной российской модернизации опять выступает государство и аппарат публичной власти, то возникает риторический вопрос – способно ли коррумпированное и некомпетентное чиновни чество выступить в роли творцов современного, то есть, высо котехнологичного, динамичного, инновационного и т.п. обще ства, сопряженного с принципами и практиками правового го сударства. Способно ли оно ясно и четко сформулировать цели Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления и ориентиры модернизационной политики и определить для себя и общества – в чем же суть «современности»? Обладает ли российский политический класс необходимой волей к дости жению поставленных целей, не подменяя реальные действия привычной для нашей истории словесной имитацией?

Во всяком случае, «то, как трактуется «модернизация»

в большинстве выступлений и текстов первых лиц государства и идеологов, их обслуживающих, – отмечает отечественный ис следователь, – внушает серьезное опасение;

как и прежде, на сущные потребности страны осмысливаются исключительно с инструментальных позиций»1.

Отметим сначала сложившиеся предпосылки для воз можного модернизационного прорыва. Во-первых, сложилась, пусть местами эмбриональная, с серьезными издержками, но рыночная экономика. Во-вторых, возникла, пусть формальная, требующая содержательного наполнения, система разделения властей и другие политические институты демократического общества. В-третьих, происходят некоторые сдвиги в сторону правового государства в законодательстве и государственном строительстве: в России уже восемь лет существует сбаланси рованная налоговая система, либерализовано валютное регу лирование, сняты ограничения на перемещения капиталов, сокращено количество лицензируемых видов хозяйственной деятельности, постепенно внедряются элементы « электронно го» государства, происходит смягчение уголовного законода тельства в части экономических правонарушений и ведется работа по формированию эффективной судебной защиты прав и собственности, современных моделей страхования рисков.

Счетная палата предлагает обеспечить гарантированный спрос на инновационную продукцию со стороны государства, расши рить доступ высокотехнологичным предприятиям к льготным кредитным ресурсам. Идет работа по созданию механизма прогнозирования, обеспечивающего прямую связь между рас пределением бюджетных ресурсов и результатами их исполь зования в соответствии с приоритетами государственной поли тики. Федеральная и региональные власти предпринимают серьезные шаги по привлечению иностранных инвесторов, Плискевич Н.М. Тупики инструментальной модернизации // Общественные науки и со временность. 2010. № 2. С. 78.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник упрощая процедуры подготовки их ходатайств и повышая про зрачность порядка их рассмотрения, устраняя излишние ад министративные барьеры при реализации сделок. Наконец, сама тема модернизации все в большей мере становится пред метом расширяющейся дискуссии в политическом классе, экс пертных сообществах, средствах массовой информации, что, при условии плодотворного диалога может позволить всесто ронне и по существу поставить диагноз состояния российского социума, определить пути, формы и методы решения основных проблем. Вместе с тем по-прежнему велик груз проблем, как унаследованных от прошлого, так и благоприобретенных в постсоветское время.

Начинать можно с того, что проблемой является противо речие между императивом совмещения не только экономиче ской, но и политической модернизации, и необходимости ре шения задач текущего управления обществом. Так, восстанов ление государственности, единого конституционно-правового пространства, управляемости социальными процессами, со провождалось повышением всевластия бюрократии самой раз ной масти. Создание мощного нефтегазового сектора и колос сальные доходы от его эксплуатации при благоприятной миро вой конъюнктуре усилили рентный характер экономики и со ответствующую психологию рантье, не нуждающуюся в каких либо реальных реформах, зато стимулировали сохранение сложившейся ситуации застоя, как в политике, так и в эконо мике. В условиях экономической стабильности и отсутствия конкуренции крупнейшие российские промышленные пред приятия не испытывают потребности во внедрении инноваци онных технологий. Это сулит им плохую перспективу в срав нении с ведущими мировыми кампаниями, соответственно, уг рожает стабильности экономики в будущем. Олигархический монополизм душит малый и средний бизнес, препятствуя раз витию рыночной экономики.

Приватизация как достаточно радикальная модерниза ция экономики (с учетом административного и криминального ограничений частной собственности), в условиях отсутствия институциональных, духовных и политических основ демокра тизации, не разрешила прежних и создала новые социальные противоречия. Сложившаяся политическая и экономическая Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления система не только порождает бедных и усиливает социальную дифференциацию, но и не позволяет решать задачи восста новления и развития экономики, хотя бы уже из-за гигант ских масштабов коррупции, лишающей госбюджет значитель ных денежных поступлений. На сегодняшний день справедли во говорить лишь о сохранении или восстановлении конкурен тоспособности в ряде экономических секторов: производстве вооружений, атомной промышленности, добыче отдельных ви дов сырья (помимо углеводородов). Но только на сегодняшний день! И надо ли долго объяснять вменяемым людям, что евро пейское благоустройство квартир, улиц, новые шикарные тор гово-развлекательные центры в мегаполисах и т.п. скрывают огромные «черные дыры» нищеты, пьянства, наркомании, не благополучия и вырождения малых и средних городов, дере вень и поселков.

Препятствием для российской модернизации является от сутствие глубокого, насыщенного и стабильного взаимодейст вия между правящим классом и основной массой населения, сопровождающееся ценностным размежеванием, отчуждением от внедряемых «сверху» политических институтов, которые или противоречат отечественным традициям, или имеют формаль ный характер. Закрытость политического класса, клановые системы управления и власти ведут к постепенному снижению эффективности управленческого аппарата, росту коррупции, к падению темпов и качества социальной мобильности.

В экспертном сообществе отмечается, а различными меж дународными индексами фиксируется регресс в политической сфере России последних лет. «Эти оценки, – замечает К. Рогов, – опираются на хорошо известные факты, свидетельствующие о сокращении гражданских свобод, возможностей для полити ческой деятельности, наличии мягких и жестких ограничений свободы СМИ, преследовании активистов политических дви жений, а так же бизнес-групп, оказывающих несанкциониро ванную поддержку политическим кампаниям и партиям;

на конец, все более широком использовании административных рычагов при проведении предвыборных кампаний, организа ции выборов и подсчете голосов»1. Можно выделить и другие Рогов К. Демократия – 2010 : прошлое и будущее плюрализма в России // Pro et contra/.

2009. № 5 6. С.9.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник особенности политического развития страны: относительную политическую инертность широких слоев населения, отсутст вие или слабость политических организаций, существенную роль отдельной личности на ключевых партийно-государ ственных постах, низкий уровень профессиональной подготов ки управленческих кадров, относительно высокую роль этатист ской ментальности, слабость и неразвитость общественных ор ганизаций, подконтрольность средств массовой коммуникации.


Трансформация политических, экономических и социаль ных структур для России является необходимым инновацион ным процессом. Однако отсутствие продуманной политики по «социальной реконструкции» общества, также как и стратегий общественного активного участия, с помощью которых могли бы быть ускорены экономическое развитие, социальной инте грации и политической консолидации, безусловно, тормозят процесс модернизации российского общества, оставляя его в целом в опасном маргинальном состоянии. Отказ от внятно артикулированных целевых ориентиров, перспективных пла нов и приоритетов открыл дорогу примитивному утилитаризму и прагматизму архаичного свойства. Но, как свидетельствует исторический опыт, без «прорывных» идей, мобилизующего со циального идеала модернизация обречена на провал. По мне нию, Г. Дилигенского, – «…российские властные и экономиче ские элиты обнаруживают за незначительными исключениями поразительную неспособность к выработке устойчивой страте гии, выражающей долгосрочные социально-групповые и тем более общественные интересы, расколотые на формируемые личными связями патрон-клиентские группы, вся деятель ность которых направляется стремлением ухватить как можно больше и как можно быстрее»1. Бурный рост цен на нефть в 2004 – 2008 годах и резкое увеличение размеров природной ренты охладили стремление к каким-либо реформам, зато стимулировали стремление сохранить сложившуюся, все более противоречивую и неоднозначную ситуацию, как в политике, так и экономике.

Подводя некоторые итоги становления системы «сверх управляемой демократии», Н. Петров дает неблагоприятный Дилигенский Г. Реформы и общественная психология // Власть. 1998. № 5. С. 15.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления прогноз: « Если в первый путинский срок происходило укреп ление государства и восстановление управляемости, во второй – повсеместное, сверх рациональной необходимости усиление государственного присутствия при одновременном загнивании системы государственной власти, то третий, похоже, станет временем доведения пороков до абсурда и распада всей поли тической системы»1. (Даже если здесь содержится публицисти ческое преувеличение, стоит задуматься над его основанием).

Закономерным ответом на жизненную стратегию элиты становится процесс массового отчуждения людей от власти и государства, устойчивый рост нигилизма в его многообразных формах – от апатии, повального пьянства, наркомании и само убийств до изощренных, по жестокости и бессмысленности, преступных деяний. Правда, против безответственного, клано во-эгоистически настроенного, самодовольного в обладании монопольной властью правящего режима, кажется, как свиде тельствуют социологические опросы, отрицательно настроены многочисленные и разнообразные слои населения. Почему же их политическое сознание так пассивно, почему социальный и политический протест принимает форму самоубийственной аг рессии – в виде пьянства, голодовок, асоциального поведения вообще? Видимо потому, что общество находится в состоянии апатии, причем апатии особого рода, порожденной отсутствием модернистского проекта со стороны правящего класса, пора зившей в самой большой степени значительную часть населе ния, поскольку государство равнодушно к его, порой бедствен ному состоянию, его нуждам. Последние социологические опро сы показали, что большинство наших соотечественников высту пают не столько за технико-экономические нововведения, сколь ко за реорганизацию сферы взаимоотношения человека и госу дарства: равенство всех перед законом, соблюдение прав челове ка, гарантированных Конституцией (41 %), преодоление кор рупции (38 %), обеспечение социальной справедливости (31 %).

Только четверть из числа опрошенных выделила в каче стве приоритета формирование эффективной инновационной экономики, пятая часть – укрепление силы и могущества госу дарства, лишь 12% за развитие свободного предприниматель Петров Н. Сверхуправляемая демократия: тандем и кризис // Pro et Contra. 2009. № 5-6. С. 32.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ства и конкуренции, 14 % говорят о возрождении националь ных ценностей и традиций, наконец, всего 7 % ратуют за демо кратическое обновление общества.

Другими словами, большая часть общества находится в промежуточном состоянии между «модернистами» и «тради ционалистами» и пока явно не готова к роли «локомотивов»

модернизации. Их лояльность существующему «общественно му договору» обусловлена как минимум – стабильностью в по литике и экономике, как максимум – ростом уровня жизни, безотносительно к тому, как он будет обеспечиваться.

Общество в целом приспособилось к жизни на сырьевую ренту, население не волнует разруха государства и экономики, престижные же притязания удовлетворяются отдельными ус пехами в спорте и культивированием Великой Победы. При чем, по мнению директора Института социологии РАН М. Горшкова, пугает даже не «инфляция человеческого капи тала», низкая технологическая культура российского рабочего класса, а то, что в их среде становится все больше люмпенов, которые могут потянуть на дно остальных обитателей депрес сивных городов или поселков. Еще опаснее для попыток форси рованной модернизации особенности нравов других социаль ных и профессиональных групп – деловая необязательность и низкая трудовая дисциплина, склонность к коррупции и воров ству, правовой нигилизм и другие социальные патологии1.

Отсюда вполне правдоподобен вывод о том, что может сложиться ситуация, когда апатия и аномия, наступившие по сле кратковременного подъема гражданской активности вре мен перестройки (явление, типичное для России), снова обер нутся анархическим бунтом, поскольку отсутствуют легаль ные каналы воздействия на власть со стороны населения. Не способная к дискуссии Дума, не политическое, а, скорее, тех ническое правительство, отсутствие оценки реальной ситуации в стране не способствуют тому, чтобы население активно при нимало политическое и гражданское участие. Но, как свиде тельствует исторический опыт, анархия ведет не к кристалли зации новой институциональной системы, а к упрочению стра тегий выживания.

Подробнее см.: Модерн и бараки // Российская газета. 9 июня 2010 г. С. 11.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления Более того, попытка преодоления анархии укреплением власти авторитарными методами неэффективна и формально, если не сопровождается объединением общества вокруг общих ценностей, национальной идеи. Анархический порядок, с од ной стороны, являясь порождением краха государственного социализма и мощной силой его саморазрушения, с другой стороны, не может создать ни современного, ни демократиче ского общества. Оказавшись удобным – в плане «развязывания рук» для политических кланов, пришедших к власти в начале 90-х годов, распад социальных связей отбросил российское об щество на более низкую стадию общественного развития, чем до начала перестройки, в состояние слаборазвитой страны. Ес ли экономическое развитие порождает все новые социальные разрывы и углубляет социальную поляризацию, то отсутствие эффективных каналов политического представительства спо собствует расширению асоциальных криминальных стратегий индивидуального выживания. Они закономерно ведут к тому, что на всех уровнях российского общества при структурирова нии политических взаимодействий предпочтение отдается личным, клановым, корпоративным отношениям перед фор мализованными, официальными нормами.

Отсутствие общественной самоорганизации и социальной кооперации, слабый ресурс «социального капитала» создают плодородную почву для популизма, демократического цеза ризма и плебисцитарных практик, требований «сильной руки»

и авторитаризации полномочий центральной исполнительной власти. Население в массе своей не понимает и не принимает разграничение полномочий между разными ветвями власти, разделение сфер ответственности государства и органов мест ного самоуправления. Борьбе неформальных элитных группи ровок подчинены и формальные институты партийной конку ренции, в результате в ряде регионов сложились режимы лич ной власти губернаторов и президентов с «карманными пар ламентами».

Главная проблема, которую так и не может решить пост советская Россия – это создание власти, способной проводить действенные экономические и социальные преобразования, сохранять при этом доверие общества и оставаться демократи чески ответственной.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник С конца 90-х гг. политическая система России развивает ся по привычному сценарию монополизации государственной власти одной политической силой, исключающей компромис сы. Основа ее существования и относительной устойчивости – «вертикаль власти», последовательное подчинение единствен ному центру, обладающему реальной властью и исключающе му баланс интересов и отношений, как в партийной системе, так и в обществе. Как это неоднократно происходило в истории России, к периоду радикальных преобразований, принуди тельно диктуемых исчерпанностью возможностей дальнейшего развития прежней общественно-политической системы, страна подошла без мало-мальски политически развитых субъектов модернизации. Их и не могло быть в системе всеобщего огосу дарствления любых сфер общественной жизни и маргинали зации населения, быстрого и жесткого подавления зачатков оппозиции.

Поэтому, опять же – как и раньше, реальным субъектом переустройства экономического и политического укладов мог стать только властеуправляющий слой – номенклатурное чи новничество, органично воспроизводящее в своей ментально сти традиционно-российскую модель государственности, вос производящуюся аналогичной – авторитарно-патерналистской ментальностью населения. Развитие России в постсоветский период продемонстрировало способность значительной части чиновничества использовать в собственных интересах новые институты и получать с их помощью свое прео6ладание в по литической элите. Авторитарные способы властвования быстро возродились и приумножились в государственных институтах, в характере и стиле поведения бюрократии и чиновничества.


Средства массовой информации оказались под контролем чиновников и олигархов федерального и регионального мас штаба, став средством циничного манипулирования общест венным мнением. Культура власти отечественной элиты исто рически сориентирована на постоянное и приоритетное ис пользование политических регуляторов власти, независимо от их опосредованности законом, тем более законом правовым, на восприятие права как фактора формального и досадного. За силье коррумпированной бюрократии в центре и на местах в России означает не просто волокиту, взяточничество и неком Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления петентность, но неизмеримо большее – узурпацию власти над человеком и обществом.

В условиях окончательной приватизации политико административными и экономическими элитами сферы госу дарственного управления, главными ценностями властвова ния становятся стабильность и подчинение, обеспечивающие правящим кругам контроль за перераспределением ресурсов.

Отсюда тяготение к рутинным, ненапряженным процедурам сохранения и усиления своего контроля за распределительны ми механизмами. Сама по себе стабильность входит в число непременных условий радикальной трансформации общест венного строя, но в социокультурном контексте российского со циума содержит в себе и отрицательные тенденции подавле ния активности граждан и структур гражданского общества, создание преимуществ исключительно элитарным группиров кам, пренебрежение стандартами демократического политиче ского участия. Отстранение же населения от самостоятельного политического выбора, а политической оппозиции от честной конкуренции ведет к гражданской деморализации, развитию чувства бессилия и настроений безнадежности. Как отмечается в политологической литературе, общий вектор развития поли тической и партийной системы распадается на ряд совпадаю щих и взаимоусиливающих тенденций – активизация репрес сивных структур, нарастающее присутствие людей в погонах в органах исполнительной и законодательной власти, партий ное законодательство, создающее условия для доминирования партии власти, государственный контроль над СМИ и т.п.

Фактически исполнительная власть выходит на поле деятель ности, отведенное для политики представительных органов, навязывая свои правила игры, сковывая тем самым развитие политической субъектности элементов гражданского общества и, прежде всего, такого связующего звена между государством и обществом как политические партии.

Административный стиль управления и его носители в ви де аппарата власти, укрепляя, по их уверению, «вертикаль»

власти, на деле деполитизируют политическое пространство и управление в стране. Политическое управление невозможно вне первенства общественных интересов, широкого публичного дискурса, позволяющего выявлять, сопоставлять и аккумули Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ровать существующие в обществе позиции, достигать компро миссов между различными политическими силами. Именно поэтому демократия, основанная на многопартийности и пар ламентаризме, создает наиболее благоприятные условия для политического управления, ставя административно-технологи ческий способ управления в жесткие рамки правового закона.

Правящий режим сосредоточил внимание на органах го сударственного управления и, стремясь изменить характер и стиль деятельности административных структур, пытается по высить качество управленческой подсистемы, снизить ее кор рупционную перегрузку, переформатировать политическую и административную элиту.

Все это косвенным образом свидетельствует о слабости го сударства как инструмента интеграции общества и воспроиз водства социального порядка, поскольку российское государст во неудовлетворительно выполняет свои функции по обеспе чению безопасности граждан, не отвечает по материальным и финансовым обязательствам перед населением, государствен ная служба, профессиональный уровень и мотивация чинов ников не соответствуют требованиям времени. Такой ход собы тий нельзя оценивать положительно, из-за реальной угрозы пе реноса авторитарных методов из сферы административных от ношений на поле политических отношений, на сферу коммуни кации государства со своими политическими контрагентами, ко гда начинают усекаться права населения, устанавливается кон троль над его политической активностью, вытесняется полити ческая оппозиция. Вектор общественных настроений сегодня направлен против правящих элит, устранение которых воспри нимается как необходимое условие для начала действительных перемен. В качестве главной причины экономической отстало сти и невысокого жизненного уровня люди видят коррупцию, безответственность властей и чиновничества всех уровней.

В этом контексте можно обратиться к дискутируемому се годня вопросу о возможности для России так называемой авто ритарной модернизации, Впервые о ней заговорил еще два дцать лет назад А. Мигранян, но с тех пор многие обстоятель ства серьезно поменялись. Прежде всего развилась до высокой степени ограниченность политических инструментов подобных модернизаций – бюрократии, спецслужб и «партии власти».

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления Обсуждая перспективы их превращения в субъектов ре формирования, В. Гельман выражает справедливый скепсис относительно каждой из упомянутых групп. Административ ный аппарат был разложен – нравственно и политически, еще начиная с эпохи «развитого социализма»;

постсоветское чинов ничество, обладая невысоким интеллектуальным уровнем и психологией конформизма и охранительного консерватизма, готово поддержать любую власть и сменить любые идеологиче ские ориентиры. В эпоху «криминальной революции», после того как бюрократия оправилась от шока перестроечной ак тивности масс, снова взяла под контроль производство, обще ственные организации, средства массовой информации, де градация резко возросла до уровня системного дефекта, произ вол и коррупция превратились в угрозу национальной безо пасности. В «нулевые» годы, по общему впечатлению, бюро кратия вышла из под контроля высшего руководства, более заинтересованного в политической лояльности аппарата, не жели в его активной управленческой роли. Стремление пре одолеть прежнюю анархию и повысить иерархический кон троль привело к повышению издержек контроля и повторению системного дефекта советских времен: «верхи» вынуждены до верять дезинформации «снизу», низшие звенья системы управления саботируют распоряжения и приказы. Заменить же существующую бюрократию сплоченной группой лояльных и искренних сторонников политического курса действительной модернизации в масштабах всей страны просто некем.

Показательна в этом плане риторика руководящего тан дема по поводу всевластия чиновничества – В. Путин: «замкну тая и надменная каста, понимающая государственную службу как разновидность бизнеса»;

Д. Медведев: «государственный аппарат у нас зачастую выступает как сам себе суд, сам себе партия и сам себе в конечном счете народ». Факт подобных высказываний и практика участившихся разносов подчинен ных со стороны высших руководителей или их личного участия в решении проблем муниципального уровня рождают гамму интерпретаций разного рода, но в любом случае оставляют не благоприятное впечатление о состоянии государственной службы и местного самоуправления. «Единая Россия», остава ясь по своему основному составу партией чиновничества и по Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник литического истеблишмента, как самостоятельная политиче ская сила в бюрократии же и «растворяется». Выступая инст рументом президентской власти, «Единая Россия» лишена по литической субъектности.

Несмотря на все заверения ее лидеров, эта партия не об ладает самостоятельной идеологией, адаптируясь к утилитар ным выгодам приобщения к публичной власти. Создание же моноцентричной партийно-государственной системы даже при наличии формальной многопартийности блокирует демокра тический процесс, неизбежно воспроизводит пресловутую ад министративно-командную систему. «Что же до правоохрани тельных органов, – отмечает В. Гельман, – то в 1990-е годы они подверглись весьма масштабной фрагментации, все в большей мере включаясь в занятия бизнесом на фоне ослабления меха низмов политического контроля. Поэтому не удивительно, что когда после 2000 г. статус силовиков резко повысился, а их влияние существенно расширилось, они использовали новые возможности исключительно для того, чтобы принять мас штабное участие в извлечении ренты, а вовсе не для того, что бы реализовать собственный модернизационный проект»1. Их главное занятие – «крышевание» бизнеса и, прежде обсужде ния их участия в модернизации, скорее необходимо решитель ное обновление и кадрового состава «силовиков», и постановка спецслужб под контроль общества. Модель так называемого «мягкого авторитаризма» сегодня оценивается как наиболее оп тимальная для транзита обществ с неразвитым гражданским обществом и слабыми традициями общественной самодеятель ности (Р. Дарендорф, Д. Белл, Ш. Хэки и др.), поскольку в зна чительной степени отвечает как отечественным традициям, так и усталости общества от анархии и беспорядка, может способст вовать объединению политической элиты вокруг восстановле ния макросоциального статуса и геополитической роли России в современном мире.

Речь идет не о новом издании «просвещенной монархии»

или автократии, создающей необходимые социокультурные предпосылки для укоренения демократии;

в первую очередь необходимую силу, влияние, авторитет должны приобрести по Гельман В. Тупик авторитарной модернизации // Pro et Contra. 2009. № 5 – 6. С. 57.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления литические партии, другие общественно-политические объеди нения. От их активности и взаимодействия с властью различ ного уровня зависит определение вектора дальнейшего поли тического и общественного развития страны. Так, сегодня Син гапур дает прецедент в меру устойчивого и эффективного поли тического курса, совмещающего и минимум экономических и социальных свобод, и авторитарную форму правления;

тем са мым создается коридор возможностей для модернизации обще ства и эволюционной трансформации общества и государства в демократическом направлении.

Разумеется, Россия не Сингапур, но сам принцип под держки очагов гражданского общества и создания условий для развития партийной системы заслуживает освоения и приме нения. Как бы ни была тонка грань между авторитаризмом и сильной государственной властью, она существует, поэтому вы страивание «вертикали» власти неравнозначно администра тивному произволу.

Интересна позиция по этому поводу В.Б. Пастухова, кото рый считает одним из широко распространенных заблуждений мнение о России как полицейско-авторитарных государств. Он утверждает, что адекватно реальным отношениям, заменяю щим политические, определение политического строя совре менной России как «криминально-кланового государства», вы ражающего поразительно крепкую и устойчивую связь между правоохранительной системой и откровенно уголовными, анти общественными элементами1. Логично продолжить эту мысль относительно всей системы государственной власти и муници пального «самоуправления», ввиду тесного переплетения меж ду собой всех их звеньев. В этой связи трудно не считаться с мнением, что ничто, кроме силы, не способно сегодня заставить российских чиновников начать придерживаться правовых норм при восхождении к власти и при ее отправлении, равно как только силой можно побудить их к отказу от скрытых методов управления, от неформального и бюрократического сговора при согласовании интересов и целей, от нарушения законов, если они входят в противоречие с их корыстью. Под применением силы мы имеем в виду только лишь использование всех воз Подр. см.: Пастухов В.Б. Просвещенный авторитаризм и независимость суда (Возрождение консервативной утопии) // Общественные науки и современность. 2010. № 2. С. 14 – 31.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник можностей карательной мощи уголовного кодекса – если нуж ны «посадки», значит, они должны быть, хотя, разумеется, речь должна идти обо всех видах ответственности государственных и муниципальных служащих и разнообразных мерах их реали зации.

Подводя итог, можно сказать, что, единственный вид авто ритаризма, в котором остро нуждается Россия – это авторита ризм по отношению к аппарату публичной власти, единствен ной целью которого является создание высокопрофессиональ ной корпорации государственных и муниципальных служащих, способных к ответственному выполнению своего служебного долга. Основная надежда в этом плане возлагается на ту часть властно-государственной элиты, которая в полной мере осозна ет все риски сложившейся ситуации и обладает необходимым потенциалом воли и интеллекта, выступая в роли «элиты раз вития».

Бакушев В.В., докт. полит. наук, проф.

(РАГС при Президенте РФ, Москва) КУЛЬТУРНО-ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ В ФУТУРОЛОГИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ Футурологи и экономисты, представители технических наук в один голос отстаивают тезис о наступлении новой эры развития, обусловливаемой движением к обществу и эконо мике знания. Это постиндустриальное развитие мира.

С одной стороны, это кажется закономерно-прогнози руемым. А, с другой, – проявление непрогнозируемых гло бальных кризисных последствий, превосходящих по масштаб ности и глубине известные негативные разрушения прошлого (только поддающиеся оценке потери от кризиса 2008–2009 гг.

оценены почти в 15 триллионов американских долларов).

То есть при имевшихся до настоящего времени прогно зах присутствовали, я бы сказал, радужно-упрощнные ореолы будущего по сравнению с тем, с чем сталкивается (и может сталкиваться) действительность. Так, несмотря на доказан ность, известность и казалась бы достаточную понятность для просвещнной части мирового социума, в первоочередном Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления порядке востребуется разрешение глобальных интересов (это преостановление растущей бездны между бедностью и сверх богатством;

обе «крайности» воспроизводятся быстрее для 1 % сверхбогачей и 85 % бедного человечества).

Риторичен вопрос, во имя чего же воспроизводятся вс новые знания, если полюса социальной полярности и в мире, и в рамках многих государств не только сохраняются, но и диа метрально расходятся, не смотря на общий прирост цивилизо ванности. Однако многие локальные войны из-за неразрешн ности вс тех же глобальных интересов становятся затяжными.

С дефицитом происходит рост энергоносителей (зависит не только от политики стран-экспертеров, но и научно-техно логического уровня воспроизводства других е источников).

Таким образом, не смотря на радужность грядущего как «обще ства знания», углубляется разделение, а здесь точнее сказать, «распределение» географии бедности и богатства. При этом па тернализм «сверхбогатства» над бедными странами в мире ви дится блеклопроявляемым1. Это обусловливает утверждение, что и общее знание, и нынешнее владение технологиями уст ройства рационального порядка значительно отстат от потреб ностей развивающегося социального мира в целом, и, даже, в передовой авансцене – «двадцатке» наиболее развитых стран.

Так чего же, прежде всего, недостат – цивилизованности?

Или же это несовпадение уровней культуры развития, или же невысок уровень общего и профессионального знания, нет разра ботанной концепции «построения общества знания»? Но не кро ется ли здесь проявление «очередной интеллектуально-полити ческой моды»2.

Не останавливаясь на подробном разборе существующих точек зрения по вопросам «построения» и аргументации по по воду «начавшегося движения» к обществу знания (не основная цель доклада), вс же важно вычленить существенную одну из неясностей. Когда говорится об «обществе знания», то пока нет даже футурологических высказываний – это «большинство»

или вс же «социальная страна». Ведь в любом обществе, Очередные общие договорнности были приняты на саммите глав «G-20» и «G-8» в Канаде в на чале июля 2010 г.

2 См.: Макаренко В.П. Интеллектуальный этатизм: старое вино в новых мехах // Философская инноватика и современная геополитика / Сб. науч. трудов. Ростов н/Д.: Изд. СКАГС, 2010, -с.

36-37.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник в т.ч. перспективном, будет если не «властвующая страта», то «страта воспроизводящая» интеллект и другая (мне пред ставляется достаточно многочисленная), которая должна за ниматься «тиражированием» (производство товаров, услуг) для удовлетворения жизненнонеобходимых потребностей, вос производства, в т.ч. накопления, а не только «трат» (поедания, использования как сырья и полуфабрикатов и т.п.). Именно здесь востребуется и должен быть осуществлен научный про гноз, в котором нуждается практика.

Заметим, что дискуссии начала первого десятилетия но вого третьего тысячелетия о наступившем «построении» по стиндустриальной цивилизации – «общества знания» - опреде лнно сменились по характеру. Вместо манящей «приближе нием футуристической социальной идиллии» стал проявлять ся всеобщий, в т.ч. в ведущих странах мира, поиск «отмычек», «способов выхода» из мировых кризисных ситуаций. Признана очевидной оторванность от реальностей действительности гео политика либеральных финансовых властей мировых инсти тутов и крупнейших ТНК, которая привела к виртуализации финансовой сферы. Она воспроизвела дыру в социальных бюджетах государств, парализовала динамику культурно цивилизационного развития.

Заметим, что даже современная киноиндустрия, в зна чительной мере ориентированная на «сценирование» и «орга низацию» прогнозов будущего, в целом ряде киносюжетов о будущем мировой цивилизации помимо показа традицион ных проблем глобальной экологии, предостерегающе озаботи лась представлением «первозначности недостатка знаний и умений в сфере управления уже созданными техногенными комплексами и подсистемами». Нельзя согласиться с тем, что это только «фактология». Нам представляется это важным предупреждением. Действительно, футуристичные прогнозы строились на том, что от поколения к поколению абсолютное социальное большинство будет не просто профессионально грамотными, а будет соответствовать (или даже опережать) в профессиональной подготовке требования для качественного управления созданными и для создания новых техногенных комплексов. Хотелось бы верить. Так пока строились многие размышления в отечественной социальной философии, поли Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления тологии. Однако здесь важно рациональнее посмотреть на происходящее, не затушевывать проблемы. Они должны быть поставлены в русло разрешения.

Экспертами-исследователями выявляется такая насто раживающая реальность, как не полное принятие частью но вых поколений созданного качества цивилизации. Оно прояв ляется, к сожалению, ныне нередко в желании «отступления» в прежнее, менее развитое миропонимание с отсутствием слож ной техники, работающих техносистем, требующих от тех, кто ими управляет довольно изнуряющего познания уже создан ного человеческим гением. К сожалению, это не единицы. Та кая социальная оппозиция есть во всех странах мира. Насто раживает, что это довольно значимая доля и в наиболее разви тых странах (измеренных оценок пока точных нет, но они нужны). Отсюда возникает проблема, какими же темпами и средствами должно строиться постиндустриальное общество (проблема и философская, и междисциплинарная). Во-первых, важно не упустить из виду, что многое и ныне в развитии ещ не отвечает обществу с характеристикой «индустриальности».



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.