авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |

«СЕВЕРО-КАВКАЗСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ДОНСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА: ПОИСКИ, ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕНИЯ ...»

-- [ Страница 19 ] --

В когнитивном плане отдаленность власти проявляется, в частности, в нечеткости, размытости самого образа власти в сознании населения «Образы власти у большинства респон дентов лишены субъектности: не ясно, чья это власть, власть кого? Представления о власти носят довольно абстрактный характер, особенно в том смысле, что под властью понимают не конкретных лидеров, а абстрактную систему, режим». По мнению политологов, даже политические партии, ко торые, казалось бы, должны стремиться сблизить власть и на род, «в нашей стране оказались теми организациями, которые скорее препятствуют установлению и развитию норм демокра тии во взаимоотношениях граждан и органов государственной власти»2.

Политические партии имитируют дискуссии на темы ре шений стратегических проблем и обсуждения своих программ, но не содействуют поиску реальных решений стратегических Шестопал Е.Б. Образы власти в России: желания и реальность. Политико-психологический анализ// Политические исследования. 1995. №5.

2 Римский В.Л. Социальная политика как метод решения социальных проблем// Обществен ные науки и современность. 2006. №5. С. 92.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления проблем. Они оказываются неспособными обеспечить мобили зацию граждан на участие в поиске и осуществлении решений важнейших проблем страны1.

Социологические опросы достаточно убедительно под тверждают факт значительной отдаленности власти от народа.

По результатам одного из них, картина такова. Полностью со гласны с тем, что российская власть реально совершенно за крыта от общества 22,1 % опрошенных, скорее согласны – 34,4 % граждан, – то есть более половины россиян в той или иной степени признают, что власть от них закрыта. Полностью не согласны с таким мнением только 3,1 % участников опроса, а скорее не согласны – 14,4 %. Затруднились с ответом на во прос 26 % россиян.

По опросам Левада-Центра в 2005 году на предмет отно шения современного российского общества к власти выясни лось, что признают власть «своей, привычной» – 4 %, а «дале кой от народа, чужой» – 42 %.

1.2. Авторитарность власти Если дистанцированность власти по отношению к насе лению фиксирует тот факт, что она располагается «далеко от»

народа, то ее авторитарность означает, что она находится «высоко над» народом (пространственный, топологический смысл терминов).

Авторитарность, как известно, проявляется в самовла стии, стремлении доминировать, «начальствовать» в широком смысле слова, в глухоте к инакомыслию и убежденности, что все должно быть, "как я сказал, и точка"2. Авторитарность про тивостоит демократичности, которая, напротив, проявляется в том, что представитель власти обеспечивает максимально полное включение всех членов группы в процесс разработки и принятия группового решения. Авторитарный стиль может со провождаться такими формами властного поведения, как на гнетание и поддержание страха, искусственное создание экс тремальных условий для применения сильной власти.

Как известно, сильная, даже в какой-то степени автори тарная власть является одним из архетипов российской мен Римский В.Л. Социальная политика как метод решения социальных проблем, с. 92.

Общая психология. Разнообразие человеческих миров. Электронный ресурс:

http://bookap.info/genpsy/volkov/gl3.shtm Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник талитета. При этом очевидно, что чрезмерный авторитаризм власти, явное несоответствие ее поведения широко деклари руемым идеалам демократии – по существу, одно из проявле ний кризиса общества, в котором народ превращается в "тол пу", легко управляемую из тиши различных кабинетов. Мно гие аналитики за годы работы, подсчетов голосов обществен ного мнения приходят к выводу, что простой россия нин/гражданин России, не имея весомого голоса, не в силах повлиять на власть, да и не пытается вовсе. «Среднестатисти ческий человек», чувствуя себя угнетенным, униженным, ос тается лишь наблюдателем в ожидании быть раздавленным и повергнутым.

1.3. Популизм и демагогия Если первые два признака достаточно тесно связаны ме жду собой и в значительной мере обусловливают друг друга, то третий признак (популистская форма поведения власти и де магогия), казалось бы, противоречит двум первым. Но это только на первый взгляд. На самом деле, именно популизм в определенные периоды политической жизни позволяет власти (конкретным ее носителям) сохранить свое положение «навер ху», по существу, дистанцироваться от народа и проявлять себя достаточно авторитарным образом на протяжении нескольких лет «спокойного» периода властвования между выборами. Та ким образом, «заискивание» и «заигрывание» с народом – это нередко только хорошо отработанное властью средство для обеспечения своего явно недемократичного поведения и образа жизни.

Как известно, «демагог» – это политический деятель, ко торый создает себе популярность и добивается своей цели лживыми и безответственными обещаниями, искажением фактов, обманом, лестью, манипулированием сознанием лю дей, спекулируя на чувствах и стремлениях масс, вводя их в заблуждение. Прибегая к демагогии, власть внедряет в обще ственное сознание заведомо ложные представления о действи тельном положении дел в стране, обществе. Власть убеждает массы в позитивном движении без реального на то основания.

К демагогической форме поведения близок популизм. И то, и другое связано с манипуляцией. Политик, прибегая к этим формам поведения, по существу, обращается к предрассудкам Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления толпы, льстит ей и эксплуатирует ее инстинкты, не выполняет своих обещаний, которые щедро раздает только для достиже ния власти и удовлетворения личных целей.

Многие политологи считают, что «убеждая избирателей принять его точку зрения, политик не может обойтись без опре деленной степени демагогии»1. С их точки зрения, нет сегодня ни одного политического лидера, который обошелся бы без лес ти народу. Политики, задавшись своей целью, обращаются не только и не столько к разуму избирателя, сколько к его чувст вам и инстинктам.

Специалисты предостерегают, что весьма опасными для нашего нестабильного общества являются те политики, которые апеллируют, по большей части, к экономически неимущим мас сам и именно на этом выстраивают свое положение в мире по литики. В новых экономических условиях многие люди оказа лись «выпавшими» из своих социальных уз. Они восприимчивы к умелым речам демагогов, пообещавших им улучшения мате риального положения. В нашей стране еще не пройден период, когда ловкий и не очень чистоплотный политик, пообещав "сра зу все, всем и по справедливости", может абсолютно легальным путем захватить власть2.

1.4. Недостаточная компетентность власти, некор ректность политического поведения Эта характеристика власти находит самое широкое отраже ние в современном политологическом дискурсе – по-видимому, потому, что власть действительно очень грешит ими. Особое зна чение имеет и оценка массовым сознанием компетентности вла сти, поскольку это одна из основополагающих характеристик имиджа. По данным опроса РОМИР, полностью согласны с тем, что российская власть не является компетентной, 15,2 %, а скорее согласны с таким утверждением 27,2 % опрошенных. То есть, 42,4 % респондентов ставят под сомнение компетентность рос сийской власти. Это достаточно негативный момент, связанный, правда, во многом со сложившимся в последние годы стереоти пом, который довольно трудно меняется. Так, еще в 2005 году по данным Левада-Центра, который проводил исследование на Марков С.А. Политические профессии // Полития, 1999. № 2. С.10-11.

Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы. – М., 2000.

С.205-206.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник предмет отношения современного российского общества к власти, оказалось среди прочего, что власть считают «сильной, прочной» всего 7 %, «слабой, беспомощной» – 20 %;

«эффективной» – 6 %, «непоследовательной» – 29 %. Отметим, что дело в данном случае даже не в том, что власть по этим же опросам выглядит как «криминальная, коррумпированная» (62 % респондентов) или что «справедливой» ее считают всего лишь 3 % (это аспекты другой базовой характеристики, рассмотренной нами выше – а именно, отчужденности власти от населения, ее сосредоточенности на са мой себе и эгоистичности). Дело в том, что, в дополнение ко все му, власть «нехороша» даже по отношению к самой себе, она ока зывается и «слабой, беспомощной», и «непоследовательной», и «неэффективной», и не (достаточно) компетентной и т.п. Т.е. она не только поступает негативно по отношению к населению, но и способна навредить себе самой. А последнее, в свою очередь, не сулит ничего хорошего и обществу в целом: что можно ожидать от слабой, недостаточно компетентной власти, особенно в трудных, кризисных условиях?

Одним из множества очевидных проявлений некоррект ности действий власти является то, что в свое время, даже по сле перехода нынешнего финансово-экономического кризиса в острую фазу, большинство российских чиновников утвержда ли, что кризис практически не затронет Россию, которая оста нется тихой гаванью и притягательным центром для ино странного капитала. Между тем объективных оправданий для таких заблуждений нет, поскольку Россия уже несколько раз сталкивалась с последствиями циклических падений мировых цен на нефть. Вместо подготовки к циклическому замедлению правительство убеждало себя, что «экономический цикл на нас не влияет» и что «нефть никогда не будет дешевле 60 долларов за баррель».

И дело не только в экономических ошибках. Ошибкой яв ляется и то, что власть очень часто не прилагает должных уси лий к тому, чтобы убедить население в оправданности своих действий. Быть может, она полагает, что «и так сойдет»? Но ведь это только до поры, до времени!

2. Субъектные характеристики населения (народа) Перейдем теперь к субъектным признакам, характери зующим второго актора рассматриваемых нами диалоговых Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления отношений. Как отмечалось выше, они самым тесным образом, каузально связаны с соответствующими субъектными призна ками ранее рассмотренного актора – власти. Те и другие по парно обусловливают друг друга. То есть каждый субъектный признак населения соответствует совершенно определенному признаку власти, они, так сказать, отражают друг друга.

Можно сказать, что в данном случае реализуется одно из элементарных диалоговых правил: «какой привет, такой и от вет». Хотя, конечно, при более внимательном рассмотрении можно увидеть, что в деталях дело представляется намного более сложным, что связано с глубокой социальной дифферен цированностью той и другой стороны – власти и населения – по различным параметрам.

В целом, основные субъектные характеристики населения в его отношениях с властью таковы:

1) весьма значительная дистанцированность от власти и ее действий (отрешенность, эскапизм, абсентеизм) 2) патерналистская настроенность (ощущение полной за висимости, бессилия и беспомощности, а отсюда – пассивность) 3) надежда, сомнение, недоверие, критичность по отно шению к обещаниям и действиям власти 4) протестные движения, более или менее активные вы ступления «снизу».

Рассмотрим эти характеристики подробнее.

2.1. Дистанцированность, отчужденность населе ния от власти и государства Если взять первую, исходную характеристику власти в ее отношении с населением и сопоставить с соответствующей ха рактеристикой населения, то получим следующее, вполне ес тественное сочетание:

Характеристика власти Характеристика населения Дистанцированность, отда- Дистанцированность от власти, ленность от народа эскапизм, абсентеизм Дистанцированность, отчужденность множества россиян от власти и государства – общепризнанный факт. Она прояв ляется в самых разнообразных ситуациях, в том числе – в ходе Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник избирательных кампаний. Специалисты по-разному объясня ют происхождение этой отчужденности. Разумеется, не по следнюю роль здесь играют исторические причины, давняя российская традиция в отношениях народа и власти.

Отчуждение человека от государства, считают некоторые политологи, весьма симптоматично. Возникнув как обида на не выполняющую свои "отеческие" функции власть, оно закре пляется как способ существования. Если принять к рассмотре нию последний период российской истории (перестроечные и постперестроечные годы), то дело представляется следующим образом. «Установка на приоритетность индивидуального тру да, частной собственности и личной инициативы, внедрявшая ся в массовое сознание в годы рыночной трансформации, под верглась на пути от «донора» (Запада) к «реципиенту» (России) значительной модификации и обернулась, в конечном счете, установкой на эгоцентризм. Население, потеряв надежду на успешную реализацию реформ, в своей массе сосредоточилось на проблемах личного выживания;

власть также не стала те рять времени зря – Россия в последние годы устойчиво входит в двадцатку самых коррумпированных стран мира. Коллек тивный эгоцентризм превратился в своеобразный уклад, фор мирующий не только индивидуальную нравственность, но также и экономику и политику всей страны. Естественным следствием этого стало отчуждение человека от общества, об щества от государства»1.

Практически та же настроенность в отношении власти характеризует значительную часть молодого поколения росси ян. По свидетельству политологов, только часть молодого по коления – из тех или иных соображений, благих или корыст ных – действует так, чтобы не остаться незамеченными пред ставителями власти. Другая же, значительная часть проявля ет открытый эскапизм и абсентеизм и настроена крайне пас сивно. Для этих молодых людей абсолютно безразлична даже мысль о попытке настроить контакт с властью. Одни увлечены учебой, другие собой, кто-то ходит на свидание и даже не пред ставляет себе, что происходит в политической жизни страны, Мойсов В.В. Эволюция отношений в системе «власть – общество»: от патернализма к сотруд ничеству. http:www.socio-research.ru Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления будучи уверенными, что с их участием или без него результат будет один и тот же.

2.2. Пониженная субъектность актора «население»

(патерналистская настроенность и пассивность) В представлении многих специалистов, «народ – пони маемый как "большинство населения" – почти всегда пребыва ет в пассивном состоянии. Это одна из сущностей больших че ловеческих масс – пониженная критичность восприятия, неса мостоятельность жизни, ориентация на простые внешние об разы и образцы поведения»1. Но с коммуникативно-диалоговой точки зрения, имеет место элементарное проявление диало гичности, когда соответствующие характеристики двух сторон (участников) коммуникационного процесса взаимно обуслов ливают друг друга:

Характеристики вла- Характеристики населения сти Авторитарность Патерналистская настроенность, пассивность По свидетельству социологов, почти три четверти рос сиян отвергают свою личную ответственность за происхо дящее в стране, поскольку не имеют возможности влиять на власть.

Иными словами, в стране продолжает воспроизводиться общественно-политическая пассивность, воспитанная в пред шествующих поколениях. Причем «возрастающая электораль ная пассивность вызвана не равнодушием людей к судьбе го сударства и своей собственной судьбе, а только тем, что ны нешние субъекты политической системы – политические пар тии не в состоянии предложить избирателям ничего, во что бы народ поверил». Люди просто не верят в то, что от их волеизъ явления что-либо зависит. «В таких условиях участие в выбо рах теряет в глазах населения всякий смысл»2. И, соответст венно, для большинства российских граждан становится ра циональным неучастие в поиске и осуществлении решений стратегических проблем страны.

Copyright © Движение "Новый Омск", 2009-2010http://www.politomsk.ru/forum Никитин А. Есть такая партия! «Трибуна», 23.02.07. Электронный ресурс:

http://pragent.ru/politpr/pzrk/ Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник В продолжающемся сегодня росте патерналистских на строений населения и его политической пассивности специа листы видят вину современных российских политиков. Это их вина, поскольку именно они насадили эти настроения. На вы борах они утверждают: скоро закончатся все ваши беды, все не приятности, – только проголосуйте за нас;

мы вс сделаем.

В итоге патерналистского населения становится более полови ны, а в таком виде общество утрачивает перспективу, теряет де ловую активность. Исчезает тот самодостаточный, самодеятель ный слой, тот средний класс, который является костяком эконо мики, костяком политической стабильности. Таким образом, по литики фактически ухудшают качество электората. И в этом их прямая вина. Но в этом же, справедливо считают политологи, и их беда, ибо с такого рода населением нормальную страну они уже построить не смогут. Разумеется, в этом и наша общая беда1.

2.3. Надежда, сомнение, недоверие, критичность по отношению к действиям власти Обозначенные в приведенном подзаголовке качества та кого субъекта коммуникации, как население, являются, с од ной стороны, естественным, закономерным продолжением и дополнением вышеперечисленных качеств этого же субъекта, а с другой – нормальной, органичной «диалоговой» реакцией на поведение власти, определяемое как популизм и демагогия:

Характеристики власти Характеристики населения Популизм и демагогия Надежда, сомнение, критич ность, недоверие При этом весьма опасными для нашего нестабильного об щества, предостерегают специалисты, оказываются те полити ки, которые более всего апеллируют к экономически неимущим массам. В новых экономических условиях многие люди оказа лись «выпавшими» из своих социальных уз. Они восприимчивы к умелым речам демагогов, пообещавших им улучшение мате риального положения. Демагогические устремления политиков направлены на избирателей, не осознавших, что право голоса является инструментом власти, а выборы – это высокая ответст венность за будущее страны. В нашей стране еще не пройден период, когда ловкий и не очень чистоплотный политик, по Электронный ресурс: http://edinros.er.ru/er/text.shtml Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления обещав "сразу все, всем и по справедливости", может абсолютно легальным путем захватить власть1.

Что касается политических партий, у народа сложилось впечатление, во многом оправданное, что смысл их существо вания очень прост: наобещать с три короба во время предвы борной кампании, прорваться в Госдуму. Потом сразу забыть и об обещаниях, и о тех, кто посодействовал (самих избирате лях), чтобы заняться тем, для чего пришли… Другими слова ми, политическая партия для населения – это механизм для личного обогащения ее руководителей, сидящих на «двухко лесном велосипеде»: одно колесо – в законодательной власти, а другое – в партии: впрок, до следующих выборов. 2.4. Протестные движения, выступления «снизу»

Критичный настрой населения по отношению к действи ям власти при достижении определенного «градуса» может привести к активным протестным действиям. Последние, есте ственно, представляют собой более высокий уровень активно сти, или субъектности, актора, по сравнению с тремя выше рассмотренными типами качеств, и он проявляет себя намного реже и слабее. Протестные действия населения являются диа логически обусловленной формой ответа на некомпетентные, ошибочные действия власти:

Характеристики власти Характеристики населения Недостаточная компетент- Протестные выступления, ность и эффективность активность снизу Но чаще всего в реальной жизни проявляется тесно свя занная с патерналистской установкой населения такое свойст во российского политического сознания, как гражданская пас сивность. Низкий протестный потенциал нашего общества отме чен многими исследователями и объясняется, не в последнюю очередь, инстинктом самосохранения россиян, предпочитающих наименее опасный для себя стереотип поведения. Оправдывая противоречие между недовольством ситуацией и неготовностью к активным действиям, направленных на ее изменение, люди часто прибегают к спасительным рассуждениям типа: смена Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы. – М., 2000.

С.205-206.

2 Copyright © Движение "Новый Омск", 2009-2010http://www.politomsk.ru/forum/ Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник власти равнозначна замене шила на мыло. Выражая неудовле творение деятельностью властных институтов и недоверие к ним, население, как правило, связывает свои ожидания относи тельно решения проблемных ситуаций и улучшения условий жизни как раз с теми, кого более всего и критикует1.

Завершая вышеприведенные рассуждения, сведем в еди ную таблицу субъектные характеристики двух акторов – вла сти и населения.

Сочетание субъектных характеристик власти и населения Практические выводы, которые можно было бы сделать из вышесказанного, основаны на следующих обстоятельствах:

1) свойства, качества и действия власти, с одной стороны, и на селения, с другой стороны, тесно взаимосвязаны, находятся в «диалоговых» отношениях, 2) объективно существует два век тора развития этих отношений – негативный, связанный с дальнейшим отчуждением и усилением конфронтации между властью и населением, и позитивный, ориентированный на их взаимопонимание и взаимодействие, 3) первый путь ведет к разрушению государства и общества, второй – к их сохранению и развитию, 4) и власть, и население достаточно разнородны по своему характеру и политическим установкам, одни ориен тированы на честный, конструктивный диалог (не исключаю щий жарких дискуссий и острой взаимной критики), другие – на конфронтацию и взаимное разрушение, 5) все, кто относит себя к «первым», т.е. к «диалогически ориентированным» чле нам общества (независимо от того, принадлежат ли они к «вла сти» или к «народу»), должны объединяться, консолидировать ся и действовать сообща, иначе страну не спасти.

Характеристики власти Характеристики населения Дистанцированность, отда- Дистанцированность, отчуж ленность от народа денность от власти, эскапизм, абсентеизм Авторитарность Патерналистская настроенность Популизм и демагогия Надежда, сомнение, критичность, недоверие Недостаточная компетент- Протестные выступления, ность и эффективность активность снизу http://www.socio-research.ru/svd/cnt/ru/fldr_mainmenu/fldr_publications Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления Буйло Б.И., докт. филос. наук, проф.

(ЮФУ, Ростов-на-Дону) ФИЛОСОФИЯ РУССКОГО ПОСЛЕОКТЯБРЬСКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ О ПРИРОДЕ РОССИЙСКОЙ ВЛАСТИ И ГОСУДАРСТВА Среди различных концепций и подходов, рассматриваю щих природу государства и власти, выделялись своей ориги нальностью и своеобразием взгляды сторонников евразийцев, которые представляли общественно-политическое движение русской эмиграции, возникшее в начале 20-х годов XX века.

Основу их концепции построения современного им российского государства составляла идеология идеократии или идеократи ческого государства. «Государство – писал Л.П.Карсавин – должно быть идеократическим, идеократией;

условием же идеократии является демотичность власти»1 Демотичность власти, в отличие от западной демократии, предполагает, что государством правит специально подобранный для этого слой, который осуществляет власть в интересах всего народа.

По мнению евразийцев, государство должно быть органи ческой целостностью, объединяющей на основе культуры как соборную, так и индивидуальную личность. В нем не может быть никаких внегосударственных организаций или объеди нений.

Поэтому многопартийная система здесь формально не за прещается, но ей просто нет места. «Культурно-государствен ная идеология – подчеркивал Л.П. Карсавин – устанавливает основные принципы и задания культуры и ставит их в связь с переживаемым культурою моментом, являясь таким образом, необходимою базою, на которой производится конкретная го сударственная работа и которая сама должна и может служить основанием для индивидуальных построений»2 То есть факти чески культура выступает стороной государственной жизни.

Евразийцы отмечали, что представители либерально демократических взглядов, естественно, обвинят их в этатизме Карсавин Л.П. Основы политики. // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн.

Антология. М.: Наука. 1993. С.194.

2Там же. С.199.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник и «неслыханном» засилье государства. Но, считали они, систе ма западной демократии в принципе исключает возможность участия народа в управлении государством. Это участие фак тически сводится к тому, что раз в несколько лет население го лосует за предлагаемых ему кандидатов и партии. При этом и те и другие за редким исключением могут участвовать в выбо рах только при условии их финансирования крупными эконо мическими группировками, чьи интересы они и будут выра жать в первую очередь. Поэтому деятельность партий здесь напоминает театрализованное представление с режиссером в виде экономически господствующей верхушки общества.

Все построено таким образом, чтобы создавать в массах видимость их участия в управлении государством, но чтобы эта видимость никогда не могла стать реальностью. «Вся государ ственная власть [в демократических странах – Б.Б.] – писал Л.П. Карсавин – сконцентрирована в небольшом и оторванном от народа правящем слое, на авансцене которого вертятся парламентарии и журналисты, а за кулисами вертятся чуть ли не все банкиры»1 Однако поскольку правящий в демократиче ской стране слой должен все свои решения утверждать в пар ламенте, где множество партий борются друг с другом, дока зывая свою необходимость обществу, то сама власть оказывает ся неорганизованной и хаотической.

Многопартийность выступает гарантом от деспотизма власти, но она же делает ее крайне слабой. При демократии отбор в правящую элиту в сфере политики осуществляется че рез избирательную компанию, в экономической сфере – путем конкуренции. Так как в правящий слой здесь неизбежно вхо дят члены разных партий и группировок, представляющих часто противоположные убеждения и взгляды, то возможность единого, основанного на общих принципах руководства, фак тически исключается. Поэтому государство, в лице его полити ческой власти, старается минимально вмешиваться в общест венную жизнь, предоставляя ее регулирование частному ка питалу и финансируемой им прессе.

Идеократия представляет принципиально иной подход в организации и управлении обществом. «Под идеократией же – Карсавин Л.П. Указ. соч. С.201.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления подчеркивал Н.С.Трубецкой – разумеется строй, в котором правящий слой отбирается по признаку преданности одной общей идее-правительнице… Идеократическое государство имеет свою систему убеждений, свою идею-правительницу [но сителем которой является объединенный в одну-единственную государственно-идеологическую организацию правящий слой] и в силу этого непременно должно само активно организовать все стороны жизни и руководить ими. Оно не может допустить вмешательства каких-либо не подчиненных ему, неподкон трольных и безответственных факторов – прежде всего частно го капитала – в свою политическую, хозяйственную и культур ную жизнь и потому неизбежно является до известной степени социалистическим»1 Естественно, что термин «социалистиче ский» в данном случае князь Н.С. Трубецкой употреблял не в смысле синонима западного учения, а в качестве аналога сис темы государственного управления, действовавшей в Совет ской России.

Идея-правительница при этом не может быть набором каких-то идеологических постулатов. Она должна выражать совокупный интерес, или то, что называется благом для всех народов, населяющих автаркический особый мир. Под послед ним понимается мир, представляющий собственную цивили зацию, существующую параллельно с другими цивилизация ми. «Из этого следует, - отмечал Н.С.Трубецкой – что террито рия подлинно идеократического государства непременно должна совпадать с каким-нибудь автаркическим особым ми ром. К тому же следствию приводит и связанное с понятием идеократии требование планового хозяйства и государствен ной регулировки культуры и цивилизации, так как требова ния эти успешно могут быть выполнены только при условии автаркии идеократического государства» В соответствии с формулированным выше подходом евра зийцы считали Советскую власть, установленную в России большевиками, наиболее благоприятной для обеспечения не посредственной связи между правящим слоем и народом. По Трубецкой Н.С. Об идее-правительнице идеократического государства. // Трубецкой Н.С. На следие Чингисхана. М.: Аграф. 1999. – С.518-519.

2 Там же. С. 522.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник этому они подчеркивали необходимость сохранения этой вла сти в России и в будущем.

С помощью Советской власти, в принципе исключающей многопартийную систему, обеспечивается, по их мнению, наи более соответствующее национальным традициям управление народами и социальными группами в России. «…Создается ес тественное и органическое выделение из них «правящих» ин дивидуумов, которые соотносятся друг с другом сообразно со отношению выделяющих их социальных групп и, не теряя свя зи с ними, вовлекают их в государственность»1 Исследуя про блему национального субстрата России, евразийцы отмечали, что на протяжении практически всей истории российского го сударства, хозяином территории Евразии выступал русский народ.

После распада государства и его последующего объедине ния большевиками на федеративной основе в виде СССР, все евразийские народы получили равное право на участие в госу дарственных делах и управлении территориями. Создание братской семьи народов Евразии, по мнению князя Трубецко го, соответствовало духу соборности и всеединства Правосла вия и в будущем могло быть изменено только искусственным или насильственным путем.

Стремление какого-либо одного народа стать собственни ком всей или большей части территории Евразии может, по его мнению, возникнуть лишь как следствие буржуазного нацио нализма и будет иметь очень негативные последствия для всех населяющих ее народов. «Следовательно, - подчеркивал Н.С.Трубецкой – национальным субстратом того государства, которое называется СССР, может быть только вся совокупность народов, населяющих это государство, рассматриваемая как особая многонародная нация и в качестве таковой обладаю щая своим национализмом.

Эту нацию мы называем евразийской, ее территорию – Евразией, ее национализм – евразийством» Единство климатических и географических условий про живания народов Евразии, объединило их в потенциально Карсавин Л.П. Указ. соч. С. 197.

Трубецкой Н.С. Общеевразийский национализм // Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. М.:

Аграф. 1999. С. 500.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления замкнутую целостность и позволило монголам в свою время создать империю. Но отсутствие у евразийских народов объе диняющего их духовного начала, привело в конечном итоге к распаду Орды. Византийское Православие, развитое на рус ской почве, оказалось именно той духовной основой, которая создала соборное единство всех народов Евразии. В результате реформ Петра и последующей европеизации России духовное единство ее народов было во многом разрушено.

Большевики предложили собственный, качественно от личный от всех прежних, фактор, выступивший основой нового объединения народов Евразии. «В качестве такого объеди няющего фактора – подчеркивал Н.С.Трубецкой – революция выдвинула осуществление известного социального идеала.

СССР есть не просто группа отдельных республик, а группа республик социалистических, т.е. стремящихся осуществить один и тот же идеал социального строя, и именно эта общность идеала объединяет все эти республики в одно целое.

…И даже если со временем характер этого идеала изме нится, все же самый принцип обязательной наличности обще го идеала социальной справедливости и общей воленаправ ленности к этому идеалу должен продолжать лежать в основе государственности тех народов и областей, которые ныне объе динены в СССР»1 Однако в долговременной перспективе, по мнению Трубецкого, социалистический идеал не может быть основой объединения народов Евразии. Татарам или узбекам, для того чтобы строить социализм, совсем не обязательно быть вместе с русскими в составе одного государства.

Большевизм интуитивно уловил и отразил глубинное стремление народов Евразии к достойной и справедливой жизни. Но коммунисты, писал Н.С.Трубецкой, попытались «надеть на него чуждую ему красную маску марксизма, но маска эта искусственна и случайна. По существу, у нас в Рос сии и в Азии народный «большевизм» есть восстание не бед ных против богатых, а презираемых против презирающих. И острие его направлено прежде всего против тех самодовольных европейцев, которые все неевропейское человечество рассмат ривают только как этнографический материал, как рабов, Трубецкой Н.С. Общеевразийский национализм. // Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. М.:

Аграф. 1999. С. 496.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник нужных лишь для того, чтобы поставлять Европе сырье и по купать европейские товары» Из приведенного высказывания видно, что князь Н.С.

Трубецкой, как и большинство евразийцев, разделяет понятия коммунизм и большевизм. Если первое для него является про дуктом европейским и чужеродным по отношению к России, то второе – большевизм, может быть народным. Поэтому основ ную задачу для себя евразийцы видели в постепенном освобо ждении народов Евразии от чуждых им идей марксизма, пу тем их замены на евразийскую идеологию. Опыт же нацио нальной политики и советского государственного строительст ва в СССР, по мнению евразийцев, должен быть обязательно сохранен и продолжен. Они были убеждены, что любые по пытки возрождения либерально-буржуазной модели развития России, приведут к распаду государства и духовной деграда ции составляющих ее народов.

Изучая взгляды евразийцев на природу российской вла сти и государства необходимо отметить, что их позиция по данному вопросу существенно отличалась от воззрений многих мыслителей русского послеоктябрьского зарубежья. Если обра титься к другим известным представителям русской эмигрант ской мысли, к примеру, Н.А. Бердяеву, то можно констатиро вать, что он формулировал собственную оригинальную кон цепцию становления и развития российского государства, ко торая в чем-то была близка, а в чем-то существенно расходи лась с воззрениями евразийцев. Свое отношение к евразийцам Н.Бердяев сформулировал в специально посвященных им статьях: «Евразийцы» [1925г.] и «Утопический этатизм евра зийцев» [1927г.]. Кроме этого оценка евразийства дается Бер дяевым и в других его работах.

Основное положительное значение евразийства, по мне нию Бердяева, состоит в том, что это по существу первое и «единственное пореволюционное идейное направление, воз никшее в эмигрантской среде, и направление очень активное.

Все остальные направления, «правые» и «левые», носят доре волюционный характер и потому безнадежно лишены творче Трубецкой Н.С. Предисловие к книге Г.Уэльса «Россия во мгле». // Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. М.: Аграф. 1999. С.552.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления ской жизни и значения в будущем»1 Евразийцы смогли пре одолеть в себе личные обиды и сословно-классовые предрас судки, они признали русскую революцию с «ее перераспреде лением социальных групп» и собственности свершившимся фактом, и согласились работать в послереволюционной России.

Евразийцы не демократы, а народники;

поэтому они со гласны идти вместе с народом, даже если он заблуждается, чтобы постепенно возрождать в нем подлинную правду жизни.

Они защищали честь и достоинство русского народа от поругания, которому он подвергался не только со стороны ев ропейских, но и оказавшихся на Западе русских людей. «Верх ний слой русского общества, пораженный революцией, – писал Н. Бердяев – согласен денационализоваться и перестать счи тать себя русским. Такой реакционно-интернационали стической настроенностью слой этот доказывает свою давнюю оторванность от русской почвы и от духовных основ жизни рус ского народа»2 Евразийцы, подчеркивал Бердяев, сумели уви деть антигуманную, захватническую природу европейского капитализма, особенно четко проявившуюся в мировой войне.

Они справедливо отмечали опасность капитализации России, но понимали ее в основном только в плане европеиза ции, не замечая, что современный капитализм опасен и для народов Европы. Евразийцы хотели противопоставить Россию и все человечество Европе, но они не понимали, что времена существования национально-замкнутых образований ушли в прошлое.

Сегодня все народы живут в едином мировом пространст ве, их сближение и объединение неизбежны. Враждебность процессу объединения, замыкание в своих границах может только затормозить развитие народа и сделать его неспособ ным на равных общаться с соседями. Поэтому опасность для России состоит не в самом объединении Запада с Востоком, а в том, чтобы оно не превратилось в процесс поглощения одного другим.

Выход России в мировую ширь, объединение ее с Запа дом, не означает обязательной европеизации России, это мо Бердяев Н.А. Евразийцы. // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антоло гия. М.: Наука. 1993. С. 293.

2 Там же.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник жет быть наоборот, процесс ее духовного влияния и вклада России в европейскую и общечеловеческую культуру. Именно так раскрывается предназначение России в русской идеи.

Московская Русь, для евразийцев – это крещеное татар ское царство. «Можно вполне согласиться с тем, - подчеркивал Н. Бердяев – что татарское иго имело огромное, не только от рицательное, но и положительное значение в русской истории, что оно способствовало выработке в русском народе самостоя тельного духовного типа, отличного от западного. Но это от нюдь не ведет еще к татарскому самосознанию, к подмене рус ской идеи идеей туранской»1. Евразийцы не понимают, что рус ские остались именно русскими, а не татарами или туранцами благодаря русской вселенской христианской идеи, которая сформировала своеобразно-русский духовный тип человека.

Бердяев подчеркивал, что со многими евразийцами он поддерживал личные связи и контакты. «С евразийцами – пи сал Н. Бердяев в «Самопознании» – у меня были личные от ношения, и они ко мне относились хорошо, искали во мне под держку от нападений старой эмиграции… Они примирились с тем, что произошел социальный переворот, и хотели строить новую Россию на новой социальной почве. Это была моя мысль, и я, вероятно, в этом отношении оказал некоторое влияние»2. Но несмотря на это влияние по многим, в том числе принципиальным вопросам, между евразийцами и Бердяевым имели место существенные различия.

Евразийцы государственники, они считали, что совер шенное государство должно охватывать все сферы жизни.

В своем развитии оно соединяется с Церковью и культурой, формируя подобранный правящий слой и государственную идеологию. Евразийцы называют это идеократией.

В их представлении сильным могло быть только совер шенное государство и в этом они, по мнению Бердяева, сильно заблуждались. «На старой земле – отмечал он – государство должно быть ограниченным, оно не может быть совершенным, ибо совершенство есть преодоление и отмена государства, и ос тается в силе правда дуализма, который отражает греховность Бердяев Н.А. Евразийцы // Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология.

М.: Наука. 1993. С. 297.

2 Бердяев Н.А. Самопознание [Опыт философской автобиографии]. М.: Книга. 1991. С. 259.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления нашей природы, но вместе с тем охраняет свободу, личность и различие между тем, что есть, и тем, что должно быть. Госу дарство должно быть сильным, но должно знать свои грани цы… Государство по природе своей ограничено и относитель но, оно ограничено в принципе субъективными правами лич ности и свободой творящего духа, не поддающегося никакой организации. Государственный абсолютизм есть язычество, есть древняя восточная и римская идея» В своем понимании государства евразийцы сходятся с коммунистами, для которых государство также должно обла дать господством в духовной сфере. Поэтому тоталитарный ха рактер Советского государства для евразийцев выступает в це лом положительным моментом. «Диктатура партии или пра вящего слоя, – подчеркивал Н.Бердяев – который будет носи телем истинной идеологии, скопирована евразийцами у ком мунистов… Диктатура по существу своему может быть лишь переходным состоянием, а не идеалом политического устрое ния. В этом отношении евразийская идеология нечиста и слишком насыщена аффектами и эмоциями нашей эпохи. Есть большие основания думать, что мы идем от диктатуры к дик татуре. Но это не имеет отношения к построению идеального строя общества. Крайний этатизм евразийцев приводит их к своеобразной утопии идеальной диктатуры. В действительно сти же это есть лишь отражение настроений сегодняшнего дня»2 В своем стремлении изменить жизнь путем построения совершенного и сильного государства евразийцы фактически порывают с православной славянофильской традицией и, сами того не замечая, становятся на путь европеизации и америка низации России. Именно Европе всегда была свойственна лю бовь к государству, организации и сильной власти. «Евразий цы совершенно правы – писал Н.Бердяев – в своей идеологи ческой борьбе против индивидуализма и формального либера лизма, которые разложились и принадлежат отмирающей эпо хе»3 Но они не замечают, что идея сильной власти и диктатуры является ни чуть не менее европейской, чем идея либерализ Бердяев Н.А. Утопический этатизм евразийцев. // Россия между Европой и Азией: Евразий ский соблазн. Антология. М.: Наука. 1993. С. 2 Там же. С. 304-305.

3 Там же.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ма. Эти идеи не имеют ничего общего с идеологией Москвы как Третьего Рима, в которой сила была в первую очередь следствием духовных начал.

Евразийцы различают понятия коммунизма и больше визма, рассматривая первое результатом заимствования за падной теории – марксизма, а второе – следствием во многом неосознанной реализации народных инстинктов и традиций.

Поэтому они в принципе согласны сохранить большевистскую власть в России, но при условии замены в ней коммунистиче ской идеологии на евразийскую.

Попытки «освободить» большевизм от коммунизма, отме чал Бердяев, предпринимались и в начале русской револю ции. «В первые годы революции – писал он – рассказывали ле генду, сложившуюся в народной среде о большевизме и ком мунизме. Для народного сознания большевизм был русской народной революцией, разливом буйной, народной стихии, коммунизм же пришел от инородцев, он западный, не русский и он наложил на революционную народную стихию гнет дес потической организации, выражаясь по ученому, он рациона лизировал иррациональное»1. Бердяев подчеркивал, что мас совое народное сознание вполне могло не заметить органиче ской связи между практикой большевизма и его коммунисти ческой теорией, но странно, что этого не увидели евразийцы.

Возникновение большевизма, как политического движе ния, было обусловлено созданным Лениным русифицирован ным вариантом марксизма, без которого большевизм был бы невозможен. Евразийцы считали, что большевики навязывают русскому обществу западное учение – марксизм, но в этом они, отмечал Бердяев, частично заблуждались. Ленин, писал он, действительно взял за основу созданного им революционного учения – марксизм. Но ему пришлось его кардинально пере работать с учетом специфики России.

В результате фактически было создано самостоятельное учение, учитывающее культуру и традиции русской жизни.

Именно поэтому большевики и смогли подчинить себе массы, чего не удалось сделать «белому» движению. Русский вариант Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М.: Наука. 1990. С. 109.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления марксизма, разработанный Лениным, по мнению Бердяева, принципиально отличался от его западного образца.

Классический марксизм допускал возможность социали стической революции только в большинстве или, по крайней мере в нескольких наиболее развитых капиталистических странах. При этом главной движущей силой здесь выступал пролетариат, который поэтому должен был составлять боль шинство от населения тех стран, где осуществлялась социали стическая революция.

Русский марксизм, предложенный Лениным, допускал социалистическую революцию в экономически отсталой, аг рарной стране, каковой являлась Россия. Естественно, что по скольку доля пролетариата в составе населения страны была крайне мала, то осуществить социалистическую революцию он мог лишь в союзе с крестьянством, т.е. мелкобуржуазным клас сом. Однако Ленин учитывал качественное отличие положе ния русских крестьян, от условий индивидуального ведения хозяйства, в которых в основном находились крестьяне Запад ной Европы.

В данном случае Бердяев был согласен с Лениным в том, что общинная форма ведения хозяйства русских крестьян в определенной степени ограничивала распространение в их среде частнособственнической идеологии и формировала у крестьян патриархально-коммунистические, уравнительные настроения. В народе, созданный Лениным русский марксизм, стал восприниматься как возрождение многовековой традиции построения государства на принципах правды и социальной справедливости.

Русификация марксизма фактически и состояла в том, что в превращенном виде он стал нести в себе русскую идею.

Этого, писал Бердяев, евразийцы не поняли. Исследуя идею, лежащую в основе единства народов Евразии, они отмечали, что с момента возникновения Московской Руси это была идея Православия. Начиная с Петровской России на первый план постепенно, особенно в верхах, выдвигается идея русской госу дарственности и империи, но на бытовом уровне единство про должает сохраняться благодаря Православию.

В Советской России князь Трубецкой определяет «объе диняющий фактор» Евразии-СССР как стремление к опреде Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ленному социальному идеалу. Однако поскольку содержание этого идеала составляет западное учение – марксизм, то он не может быть основой русской идеи. Поэтому как объединяющий фактор этот идеал функционирует лишь временно. В долго временной перспективе каждый народ Евразии может при желании строить у себя социализм самостоятельно.

Вышеуказанные взгляды евразийцев, по мнению Бердяе ва, показывают их непонимание того обстоятельства, что в ру сифицированном Лениным марксизме образ социалистическо го государства, в превращенной форме, воспроизводил идею Царства правды, загнанную в глубины народного подсознания со времен религиозного раскола. Этот справедливый социаль ный идеал нельзя строить каждому евразийскому народу по отдельности, т.к. фактор единства выступает неотъемлемой стороной его реализации в жизнь. Лишь соединившись в еди ной вере, народы России сообща могут строить справедливое государство. Каждый в отдельности может построить только государство несправедливое.

Вера в социализм, отмечал Бердяев, в этом случае высту пала извращенным, приземленным вариантом веры в Бога.

Православная идея всеединства здесь в превращенном виде реализовалась в качестве интернационала для всех народов России.

Народы Евразии, таким образом, объединились на осно вах общей духовной близости, у них одна цель и один способ ее достижения. Враждебное капиталистическое окружение толь ко усиливало это единство. Москва впервые, писал Бердяев, действительно становится Третьим Римом, демонстрируя все му человечеству пример объединения народов на базе общей социальной идеи.

Таким образом, народы прежней России консолидирова лись на базе провозглашенной социалистической идеи. Как и Московское Царство в отношении к святой Руси, советская дей ствительность, естественно, была очень далека от декларируе мых ею принципов, но людей объединяло стремление к их реализации и общая вера, которые поощрялись и идеологиче ски поддерживались руководством страны.

То, что разработанное Лениным учение содержало в себе в превращенном виде русскую идею, не увидели, по мнению Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления Бердяева, не одни евразийцы, но и большинство членов левых движений и западных компартий. Его распространение в мире фактически означало усиление влияния не только коммуни стической, а и вполне конкретной, хотя и превращенной, рус ской идеи, т.е. в конечном итоге России.

С этим положением согласен и один из основателей за падной, в частности американской, социологии П. Сорокин, эмигрировавший из советской России в начале 20-х годов.

«В любой стране, – подчеркивал он – включая наиболее анти коммунистические и антисоветские, она [Россия после Ок тябрьской революции – Б.Б.] имеет значительную «пятую ко лонну», состоящую из групп и лиц, впечатляющих своей энер гией, фанатизмом и враждебностью. Даже интеллектуально масса ее приверженцев выше рядового «буржуазного населе ния»1 П.Сорокин писал эти строки в 1950 году, когда он в це лом негативно относился к русской революции, но при этом он вынужден был признать, что именно благодаря ей Россия СССР смогла стать сверхдержавой, распространившей свое идеологическое, а с ним и политическое влияние на большую часть мира.

Данилов А.Г., докт. ист. наук, проф.

(СКАГС, Ростов-на-Дону) РОССИЙСКАЯ ВЕРСИЯ МОДЕРНИЗАЦИИ:

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ В начале XXI в. в очередной раз наше Отечество стоит пе ред необходимостью трансформировать все сферы жизни обще ства. В очередной раз в нашей истории обсуждается вопрос:

«Возможна ли модернизация без демократизации?» При этом часто можно услышать о том, что современные проблемы эффективно могли бы решить политики типа Петра I или И.В. Сталина. В основе этого заблуждения лежат, как мини мум, две причины: а) политические взгляды сторонников «твердой руки», б) слабое знание истории.


Цель статьи – проанализировать последствия руководства страной Петром I и И.В. Сталиным. Они были сильными ха Сорокин П.А. Страницы из русского дневника. // Рубеж. 1992. № 2. – С.12.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ризматическими лидерами, долго управляли государством, обладали необъятной властью и, таким образом, имели время и все возможности реализовать свои планы и устремления. По этому результаты их деятельности были не случайными, не вопреки их воле, как это порой бывает в истории, а могут рас сматриваться как закономерное следствие проводимой поли тики.

Петр I Европейский абсолютизм отличался от российского абсо лютизма (самодержавия) тем, что власть монарха в развитых европейских странах хотя бы частично ограничивалась:

а) парламентами, б) местным самоуправлением (городскими вольностями), в) правами (пусть и минимальными) господ ствующего класса.

Мировой опыт показал ограниченность возможностей го сударственного аппарата в решении многих проблем. С XVI – XVIII вв. и поныне в развитых странах наблюдается процесс возвращения обществу части его функций, некогда отобран ных у него государством. Передача хотя бы части управленче ских и властных полномочий от государства обществу (в лице парламентов и местного самоуправления), наличие цивилизо ванных форм обратной связи между властью и обществом (элементы демократии) способствуют более точному определе нию целей, задач, путей развития общества, быстрому исправ лению допущенных государственной властью ошибок.

Согласно одному из мифов о Петре I, царь якобы многому научился за границей и достижения европейской цивилиза ции ввез в Россию. Однако вспомним, чему учился Петр в Ев ропе – ремеслам. Жаль, что он не учился главному для руко водителя любой страны – как управлять государством.

Знал ли Петр I о европейском опыте организации власти и управления? Да, был осведомлен о порядках в Голландии, Франции, Швеции с их парламентами, законодательством, правами и свободами, местным самоуправлением. Но ничего похожего в России он не только не ввел, но действовал прямо противоположным образом.

Петр I ликвидировал Боярскую думу – своеобразный, но все-таки институт, представлявший интересы части верхушки общества. В 1702 r. он окончательно ликвидировал органы ме Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления стного самоуправления, существовавшие в России в XVI – XVII вв., – институт губных и земских старост. Вместо расширения прав хотя бы господствующего класса – полное политическое и экономическое подчинение дворянства самодержавию: указ «О единонаследии» (1714 г.) и другие акты. Не случайно в 1762 г.

был издан манифест, название которого говорит само за себя:

«О даровании вольности и свободы российскому дворянству».

Наконец, Петр I не только не отменил крепостное право, как это сделал в 1680-е годы в Швеции его старший современник – Карл XI, как это предлагал сделать в те же годы фактически глава правительства В.В. Голицын, но и значительно укрепил его, на века затормозив культурное развитие всего общества.

Таким образом, если магистральное направление разви тия передовых европейских стран в XVI – XVIII вв. шло от не свободы к свободе, хотя бы частичной (расширение прав элиты, парламентов, местного самоуправления и т.д.), то в России стараниями Ивана Грозного и Петра I оно шло в прямо проти воположном направлении – от хотя бы частичной свободы (Земские соборы, вечевые вольности, губные и земские старос ты, вассально-дружинные отношения) к полной несвободе.

Для решения политических, экономических, социальных, культурных, научных, духовных, религиозных проблем Петр I создавал все новые и новые бюрократические структуры в цен тре и на местах.

Каковы результаты и последствия модернизации России в первой четверти XVIII в., при проведении которой император опирался только на государственный аппарат (армия, Сенат, Синод, коллегии, губернаторы и т.д.) и игнорировал знания, умения и навыки 99,9 % населения страны?

Численность населения страны, по данным П.Н. Милю кова, сократилась на 14,6 %, то есть на седьмую часть. При этом основная часть потерь – не погибшие в годы Северной войны, а умершие на строительстве Петербурга и десятков других городов и крепостей, умершие от голода и разорения вследствие непосильных налогов. Если согласиться с совет скими исследователями Я.Е. Водарским, Е.В. Анисимовым и другими, что данные П.Н. Милюкова немного завышены1, то и Подробнее см. Эйдельман Н.Я. «Революция сверху» в России. М., 1989. С. 62 – 63.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник в этом случае колоссальные людские потери полностью пере черкивают петровские преобразования. Ни одни реформы не стоят жизни одной седьмой, одной восьмой или одной десятой части общества.

По данным Е.В. Анисимова, прямые и косвенные налоги с 1680 по 1724 гг. возросли в 5,5 раза;

если разделить их на «податную душу» и учесть падение курса рубля, то получится, что в конце царствования Петра мужик и посадский платили в среднем втрое больше, чем в начале1.

Таким образом, петровские преобразования принесли России гибель значительной части населения страны и обни щание тем, кто выжил.

Петр I не шел навстречу настоятельной исторической по требности – обеспечить рост, а позднее и ведущую роль средне го класса. Исследования Н.И. Павленко и Д.И. Аксенова сви детельствуют о том, что в первой четверти XVIII в. произошло разорение наиболее состоятельной группы русского купечества – «гостинной сотни», после чего имена многих владельцев тра диционных торговых фирм исчезли из списка состоятельных людей. Следствием грубого вмешательства государства в сферу торговли стало разрушение ссудного и ростовщического капи тала, а также расстройство, дезорганизация свободного, осно ванного на рыночной конъюнктуре торгового предпринима тельства.

Усилиями государства в I четверти XVIII в. число ману фактур выросло примерно с 20 до 200. В результате выпуск продукции увеличился в 7 – 10 раз. Но в этот период произо шел очень важный процесс вытеснения вольнонаемного сво бодного труда, преобладавшего на мануфактурах XVII в., раб ским непроизводительным трудом крепостных. Для будущего развития экономики судьбоносными стали Указы от 18 января 1721 г. (о разрешении покупать к заводам крепостных кресть ян), от 28 мая 1723 г. (регулирующий порядок приема людей на работу) и другие. Эти указы знаменовали решительный шаг к превращению промышленных предприятий, на которых зарождался капиталистический уклад, в предприятия крепо стнические. Петр I создал условия, при которых промышлен Анисимов Е.В. Податная реформа Петра I. M., 1987.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления ность России могла развиваться только по крепостническому пути1. С помощью насилия, используя рабский ручной труд крепостных, можно на короткое время достичь сиюминутных результатов, или даже временно догнать и перегнать Европу по объемам продукции. Но победа в первой четверти XVIII в.

подневольного труда в промышленности объективно предо пределила будущее экономическое отставание России. Вот как об этом образно писал Н.Я. Эйдель-ман: «Петербургская империя была гениально подгоняемой телегой, которая повинуясь петровскому кнуту, сумела на какое-то время обойти медленно разогревающийся, еще не совершенный западный «паровичек»;

позже усилиями Уатта, Стефенсона, Фультона он разведет пары...»2 С началом промышленного переворота в Западной Европе экономика России, основанная на рабском труде, была обречена на отставание от развитых стран, в экономике которых господ-ствовал свободный труд.

Пагубным образом на духовном развитии общества отра зилась церковная реформа. Заменив патриаршество Синодом, Петр I ликвидировал автономию, частичную самостоятель ность церкви. Он широко использовал ее институты для про ведения полицейской политики. Подданные, под страхом крупных штрафов, были обязаны посещать церковь и каяться на исповеди священнику в своих грехах. Священник, согласно закону, был обязан доносить властям о всем противозаконном, ставшем известным на исповеди. Тайна исповеди перестала быть тайной. Это значительно подорвало авторитет церкви у россиян.

Превращение церкви в бюрократическую контору, стоя щую на охране интересов самодержавия, обслуживающую его запросы, означало уничтожение для народа духовной альтер нативы режиму и идеям, идущим от государства. Церковь с ее тысячелетними традициями защиты униженных, церковь, ко торая «печаловалась» за казнимых, публично осуждала тира нов, – стала послушным орудием власти и тем самым во многом потеряла уважение народа3.

Анисимов Е.В. Петр Первый: рождение империи / История Отечества: люди, идеи, решения.

М., 1991. С. 190, 194 – 196.

2 Эйдельман Н.Я. «Революция сверху» в России. С. 71.

3 Подробнее см.: Анисимов Е.В. Петр Первый: рождение империи. С. 217 – 218.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Не способствовало укреплению авторитета церкви глум ление над ней в форме «всешутейных соборов». Нам кажется интересным тонкое наблюдение по этому поводу Д. Андреева.

«Привычные словеса о «православном» царе выродились в мертвую риторическую фигуру. Да и трудно было придавать большое значение православию тех, величайший из которых забавлял себя и свою столицу зрелищем «всешутейного собо ра», то есть хулиганскими выходками в стиле тех антирелиги озных шествий и карнавалов, которыми так печально просла вилось добровольное общество «Безбожник» в двадцатых годах двадцатого века. Но руководители этого общества не провоз глашали себя, по крайней мере, православными. Напротив: со всей обнаженностью и резкостью они заявляли о своей анти религиозной нетерпимости. Что же можно сказать о «право славии» их далекого предшественника?» Все это не могло не отозваться на духовном развитии об щества. Многие дореволюционные и советские писатели, фи лософы, историки отмечали такое интересное явление: люди в большей степени были готовы соблюдать все «принятые в об ществе» внешние церковные ритуалы (венчание, посещение церкви по воскресеньям, приглашение священника к уми рающему и т.д.), чем иметь Бога в душе. Например, во время обязательного воскресного посещения службы в храме, как свидетельствует русская литература, мысли у верующего мог ли быть, мягко говоря, далеки от происходящего. Крестьянин или мастеровой после посещения храма мог пойти в кабак, где его поведение было прямо противоположным тому, чему толь ко что учил священник. Потеря Бога в душе частью населения страны – во многом является следствием петровских преобра зований.


Деятельность Петра I в духовной и религиозной сферах, по мнению Д. Андреева, привела к сужению идеи «российско го величия», которое люди XVIII в. от Меньшикова до Потем кина и Суворова видели в военном, великодержавном, чисто внешнем могуществе. Теорию «Москва – Третий Рим» озарял смутный, но все же отблеск религиозно-этического идеала.

XVШ век продемонстрировал идейную нищету, стремление к Андреев Д. Роза Мира. М., 1993. С. 169.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления внешнему могуществу как к единственной положительной це ли. Любопытная деталь. В истории осталась фраза, сказанная одним из чиновников Екатерине II в конце XVIII в.: «Матушка Екатерина, ни одна пушка в Европе не выстрелит без твоего ведома». Мысль о том, что «нас должны бояться», а не уважать (это принципиально разные понятия), свидетельствует о раб ской психологии. К сожалению, стремление России к военному могуществу и господству, чтобы «нас боялись», прошло через весь XIX и XX вв., включая советский период истории.

Власти (самодержавной и советской) удалось и народ вос питать в таком же духе. Главным приоритетом в истории Рос сии в XVIII – XX вв. было не духовное развитие общества, не высокий уровень жизни народа, не принципы свободы, а укре пление военной мощи страны. Вот какими живучими оказа лись семена, посеянные Петром I в народном сознании.

В классовом обществе всегда существует раскол между культурой господствующего класса и культурой народа.

Степень раскола (в разных странах в разные эпохи она разная) влияет на способность общества решать стоящие перед ним задачи. В результате преобразований в первой четверти XVIII в. в России раскол между «господами и слугами» (включая внешний вид, прически, одежду, даже язык, на котором гово рили «верхи» и «низы») значительно усилился, что ослабило нашу страну и замедлило ее развитие.

Невостребованность духовного потенциала народа ослаб ляет не только власть, но и тормозит развитие самого общест ва. Работа Уложенной комиссии при Екатерине II показала, что конституции, высшие советы, парламенты совершенно не волнуют основную массу российских дворян. Либеральные на чинания в годы правления Александра I не состоялись во мно гом вследствие узости общественного слоя, понимавшего необ ходимость реформ. И не раз еще в XIX – XX вв. в критические моменты своей истории Россия будет выбирать не самый луч ший вариант своего развития вследствие политической, граж данской незрелости общества. Свой вклад в такое положение вещей внесла созданная Петром I система государственного управления, призванная не поощрять общественную актив ность, а, напротив, максимально контролировать и регламен тировать все сферы жизни общества.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Вот как в образной форме выразил это явление исследо ватель эпохи Петра I М.М. Богословский. Подданный царя «обязан был нести установленную указами службу государст ву, он должен был жить не иначе, как в жилище, построенном по указному чертежу, носить указное платье и обувь, преда ваться указным увеселениям, указным порядком и в указных местах лечиться, в указных гробах хорониться и указным об разом лежать на кладбище, предварительно очистив душу по каянием в указные сроки»1.

Среди других характеристик и последствий деятельности царя (неоправданная жестокость в отношении бояр, стрельцов, раскольников, собственного сына, а главное – собственного на рода) выделяется и еще одно обстоятельство: воцарение в стране атмосферы террора, обесценения человеческой жизни, неуважения к личности – это надолго пережило Петра.

Опыт петровских реформ подтвердил общемировую прак тику – без делегирования части полномочий обществу, которое хотя бы частично структурировано (парламенты, самоуправ ление, политические партии и т.д.), без цивилизованных форм обратной связи между государством и обществом даже сла женно действующий государственный аппарат обречен на проведение неэффективной политики: стратегические и такти ческие просчеты с долговременными негативными последст виями, решение проблем ценой таких затрат и потерь, которые полностью или частично обесценивают достигнутые результаты.

В этой связи можно согласиться с выводом А.Н. Сахарова о том, что главным достижением Петра I было неприятие мыс лящей российской элитой его политической практики2. Не случайно после смерти тирана появилось несколько крупных конституционных проектов (1730 г.), направленных на огра ничение власти (самодурства) главы государства и передачу элите части властных полномочий.

Да так ли хорош был государственный аппарат, создан ный Петром I? Главный его недостаток состоял в том, что он был лишен источников внутреннего саморазвития, самосовер шенствования. Действовать эффективно такой аппарат мог Подробнее см.: Богословский М.М. Областная реформа Петра Великого. М., 1902.

Подробнее см.: Сахаров А.Н. Конституционные проекты и цивилизационные судьбы России // Отечественная история. 2000. № 5. С. 12.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления только при условии личного вмешательства и контроля со сто роны царя. Не случайно исследователи (С.О. Шмидт, Е.В. Анисимов) отмечают беспомощность в делах даже бли жайших (т.е. наиболее опытных) соратников Петра, когда они оставались без его точных указаний. Они были только более или менее толковыми исполнителями начинаний Петра. Са мый влиятельный – «светлейший князь» А.Д. Меньшиков при Петре I был, по мнению С.О. Шмидта, не более, чем приказчик при хозяине 1.

Примерно также характеризовал ближайших соратников императора В.О. Ключевский. «При Петре, привыкнув ходить по его жестокой указке, они казались крупными величинами, а теперь, оставшись одни, оказались простыми нулями, поте рявшими свою передовую единицу». Так историк оценивает «наиболее влиятельных людей, в руках которых очутились судьбы России в минуту смерти Петра». Речь идет о казнокра де А.Д. Меншикове, П.А. Толстом, «умевшем всякое дело вы воротить лицом наизнанку и изнанкой на лицо», Ф.М. Апрак сине – «самом сухопутном генерал-адмирале, ничего не смыс лившем в делах и незнакомом с первыми началами мореход ства», А.И. Остермане – «робкой и предательски каверзной душе», П.И. Ягужинском – «годившимся в первые трагики странствующей драматической труппы и угодившим в первые генерал-прокуроры Сената»2.

Но В.О. Ключевский обращает внимание на еще один очень серьезный вопрос. Люди из ближайшего окружения Петра не были его единомышленниками. Они не были в душе искренними приверженцами реформ: не столько поддержива ли реформы, сколько за них держались, потому что они давали им выгодное положение. Ближайшие к Петру люди были, по мнению историка, не деятели реформы, а его личные дворовые слуги. Служить Петру еще не значило для них служить Рос сии. Идея Отечества была для его слуг слишком высока, не по их гражданскому росту. Поэтому после смерти императора эти История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. III. М., 1967. С. 255;

Анисимов Е.В.

Петр Первый: рождение империи. С. 211.

2 Подробнее см.: Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. IV / Сочинения. Т. 4. М., 1989. С.

232 – 234.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник люди не имели ни сил, ни охоты ни продолжать его дело, ни разрушить;

они могли его только портить1.

Система управления, деятельность которой столь во мно гом определяется личностью ее руководителя, вряд ли может считаться эффективной. Особенно актуально это для России, во главе которой в XVIII – XX вв. нередко находились люди, неспособные к ведению государственных дел. Важен и другой момент. При хорошо отлаженном механизме власти и управ ления смена лидера не вызывает потрясений, подобных двор цовым переворотам, которые пережила Россия в течение не скольких десятилетий после смерти Петра I.

Государственный аппарат, созданный Петром I, в основной массе был некомпетентным и малограмотным, соратники – малоинициативны и спраши-вающие инструкций по каждому вопросу. Может быть, поэтому император во многих делах потерпел неудачу. Вот лишь несколько примеров.

Он не смог создать свод законов, отвечающих «нуждам времени». В 1700 г. составлена была комиссия из высших чинов для пополнения Уложения 1649 г. Она много работала и ничего не сделала. С учреждением Сената кодифи-кационная работа была возложена на него;

но и он «во много лет ни на шаг не подвинул дела». Очередная безуспешная попытка была предпринята государем и Сенатом в 1719 – 1720 гг. Не сумел Петр справиться с воровством и коррупцией, которые приняли при нем не виданные ранее масштабы. Царь терялся в догадках, как изловить казенные деньги, «которые по зарукавьям бегут». Во многих работах приводят хресто матийный пример о том, как император, слушая в Сенате доклады о хищениях, вышел из себя и тотчас велел обнародовать указ, гласивший, что, если кто украдет у казны лишь столько, чтобы купить веревку, будет на ней повешен.

Известен и ответ монарху генерал-прокурора Сената П.И.

Ягужинского: «Разве, ваше величество, хотите остаться императором один, без под-данных? Мы все воруем, только один больше и приметнее, чем другой»3. Если при жизни император был хотя бы каким-то сдерживающим фактором, то Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. IV … С. 232, 234.

Там же. С. 179.

3 Там же. С. 180.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления после его смерти его соратники, по мнению В.О. Ключевского, «принялись торговать Россией, как своей добычей. Никакого важного дела нельзя было сделать, не дав им взятки;

всем им установилась точная расценка с условием, чтобы никто из них не знал, сколько перепадает другому»1. Даже создав регулярную армию, в том числе расквартировав многие полки по губерниям, император не смог справиться с разбоями, которые к концу его жизни приняли небывалые прежде масштабы. Дело дошло до того, что некоторые губернаторы боялись ездить по своим регионам, а петербургский генерал губернатор А.Д. Меншиков открыто признавался в том, что не может справиться с этим явлением2.

Император всю жизнь составлял различные регламенты, которые «по-дробно и пунктуально излагали состав, круг дел, обязанности, ответвенность и делопроизводство учреждений».

Однако на практике редко кто их соблюдал. В последние годы своей жизни Петр в своих указах «жалуется на общую служеб ную распущенность», котороая выражалась, в частности, в остуствии многих чиновников на своих рабочих местах, а также в «пренебрежении указами». По мнению императора, не выполнение законов дошло до такой степени, что «грозит государству конечным падением»3.

В.О. Ключевский достаточно иронично высказался по поводу безвластия, а нередко и произвола, царивших на местах, неспособности центральных органов управления контролировать ситуацию в регионах. «Столичный приказный, проезжий генерал, захолустный дворянин выбрасывали за окно указы грозного преобразователя и вместе с лесным разбойником мало беспокоились тем, что в столицах действует полудержавный Сенат и девять, а потом десять по шведски устроенных коллегий с систематически разграниченными ведомствами. Внушительными законодательными фасадами прикрывалось общее безнарядье»4.

Не может не возникнуть вопрос: «Как же с таким некомпетентным, мало-грамотным, жуликоватым государ Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. IV …. С. 233.

Подробнее см.: Там же. С. 181 – 182.

3 Подробнее см.: Там же. С. 177, 178, 181.

4 Там же. С. 182.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник ственным аппаратом, слабо представляя, что происходит в провинции, император сумел достичь каких-то позитивных ре зультатов?» Ответ за сто лет до нас дал В.О. Ключевский.

«Бросается в глаза несоразмерность достигнутых Петром во внутреннем устройстве государства успехов со стоимостью их достижения, с потраченными на них жертвами. Вызывает удивление, с каким трудом доставались Петру даже скромные успехи»1.

Еще в сентябре 1719 г. Военная коллегия отмечала мно голетнюю бездарную, абсолютно не эффективную систему формирования русской армии с помощью рекрутов и посылала в Сенат свои предложения об исправлении такого положения дел, но ничего не менялось2.

В свое время В.О. Ключевский на многочисленных фак тах показал и обосновал тезис о том, что Петр I своими мето дами насилия сделал все, чтобы возбудить во всех слоях рус ского общества ненависть к знаниям и образованию3. Разуме ется, из каждого правила есть свои исключения.

О глубоком кризисе, в котором находилась страна после смерти Петра, в 1725 г. сообщал в своей записке Екатерине I П.И. Ягужинский, в 1726 г. писали в Верховный тайный совет ближайшие соратники императора А.Д. Меншиков, А.И. Ос терман, А.В. Макаров, А.А. Матвеев4. Как результат обсужде ния в «верхах» доставшегося от Петра «наследия» 9 января 1727 г. появился указ императрицы Екатерины, который «на чинается решительным и печальным заявлением, что сколько ни трудился Петр Великий над устроением духовных и свет ских дел, однако ничего из этого не вышло, «того не учинено», и едва ли не все дела в худом порядке находятся и скорейшего поправления требуют»5.

Дореволюционные историки – С.М. Соловьев, В.О. Клю чевский, М.М. Богословский, П.Н. Милюков, а также ряд со временных авторов сообщают множество фактов о некомпе Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. IV … С. 200 – 201.

См.: Соловьев С.М. История России с древнейших времен / Сочинения. Кн. VIII. Т. 16. М., 1993. С. 446 – 447.

3 Подробнее см.: Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. IV. С. 222 – 224.

4 Подробнее названные и другие подобные документы см.: Соловьев С.М. История России с древнейших времен / Сочинения. Кн. IX. Т. 18. М., 1993. С. 551 – 553, 561 – 566.

5 Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. IV. С. 281 – 282.

Раздел V. Философская инноватика и философия государственного управления тентности Петра I в различных сферах, о его многочисленных ошибках и просчетах во внутренней и внешней политике, о произволе, хаосе и неразберихе в России в первой четверти XVIII в. Институты, созданные Петром I, просуществовали долго:

рекрутские наборы – почти 170 лет (1705 – 1874 гг.), подушная подать – более 160 лет (1724 – 1887 гг.), Сенат – 206 лет (1711 – 1917 гг.), Синод – почти 200 лет (1721 – 1918 гг.), деление на гу бернии – свыше 215 лет.

Многие авторы из самого факта длительного существова ния тех или иных государственных институтов делают вывод об их эффективности и, соответственно, о мудрости их создате ля. Если же признать данные институты, судя по результатам их деятельности, малоэффективными, то ясно, что развитие страны, русского общества было задержано на столетия.

Еще одно последствие: Петр I своей деятельностью поро дил у многих дореволюционных, советских и современных ру ководителей страны, а также у значительной части общества иллюзию – для решения сложнейших политических, экономи ческих, социальных, духовных проблем достаточно реформи ровать, укрепить и т.д. государственный аппарат, усилить го сударственный контроль за всеми сферами жизни общества, «закрутить гайки».

Чем можно объяснить живучесть такой иллюзии? Во первых, неосведомленностью ни современниками, ни потом ками, в т.ч. и сегодня, относительно той колоссальной цены, которую заплатило общество за петровские эксперименты. Во вторых, веками русскому обществу в целом и элите в частности прививалось убеждение: «им наверху виднее». Если власть что-то сделала, значит, по-другому сделать было невозможно, и зачем тогда искать иные варианты. Но еще дореволюцион ные историки, а также советские и современные исследователи доказали возможность иного пути развития общества в конце Богатый фактический и статистический материал о крупных стратегических просчетах и ошибках Петра I в деле строительства русского флота, о провале первой и второй «азовской»

(воронежской) кораблестроительных программ, о значительном отставании по большинству показателей русских кораблей не только от европейских, но и от турецких судов, см.: Петру хинцев Н.Н. Два флота Петра I: технологические возможности России // Вопросы истории.

2003. № 4.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник XVII – начале XVIII века.1 В-третьих, пресловутое «победите лей не судят». Петр I одержал победу в Северной войне, добил ся выхода к морю, создал армию и флот, заставил Европу счи таться с Россией в решении европейских дел, развил экономи ку, построил Петербург, другие города, крепости, дороги, кана лы, дал толчок развитию просвещения. Именно на таких при мерах общество воспитывали в духе «цель оправдывает средст ва». В-четвертых, характерный для большинства населения по верхностный подход, неумение за внешней стороной событий видеть глубинные процессы и отдаленные последствия.

Укрепив политическую и экономическую несвободу, по строив на этой несвободе здание российской государственно сти, Петр I не только надолго замедлил развитие страны, но и заложил основы «догоняющего» типа развития общества.

И.В. Сталин Революционные потрясения 1917 г. были направлены на раскрепощение общества, на то, чтобы народ сам стал хозяи ном своей судьбы, на то, чтобы никогда больше судьбы десят ков национальностей, проживавших на территории России, судьбы десятков миллионов ее граждан не решал один чело век. За это отдали жизнь миллионы россиян на полях граж данской войны. Увы, с конца 20-х гг. до начала 50-х гг. ХХ в.

в стране сформировался тоталитарный режим, составной частью которого является установление единоличной диктатуры.

К сожалению, до сих пор миллионы людей не хотят ви деть или признавать преступления сталинщины.

Репрессированы миллионы ни в чем не повинных людей.

Дело не в том, 1 или 20 млн. человек, как спорят историки, а в том, что это были ни в чем не повинные люди.

Геноцид и депортация многих народов.

Насильственная ликвидация целых социальных слоев общества (дворянство, купечество, казачество, духовенство и др.). Это означало ликвидацию носителей определенных мо ральных ценностей, профессиональных умений, навыков.

Подробнее о самой альтернативе и анализ идей дореволюционных и современных исследова телей см.: Данилов А.Г. Альтернативы в истории России: миф или реальность (XIV – XIX вв.).

Ростов н/Д, 2007. Гл. 4. Петровско-Голицынская альтернатива модернизации России. С. 117 – 150.



Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.