авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 21 |

«СЕВЕРО-КАВКАЗСКАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ДОНСКОЕ ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО ФИЛОСОФСКАЯ ИННОВАТИКА: ПОИСКИ, ПРОБЛЕМЫ, РЕШЕНИЯ ...»

-- [ Страница 7 ] --

На это и нацелен инструментарий философской иннова тики, позволяющий реконструировать сложную диатропику представлений о государственной власти и управлении, нако пленный в рамках различных научных дисциплин и их мето дологических и аксиологических оснований.

Гишко В.Я., канд. филос. наук, проф. (СКАГС, Ростов-на-Дону) РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ КАК ФЕНОМЕН НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ Известно, что философия является душой культуры, ко торая обретает специфику в мире национальных особенностей и ментальности. Оригинальные философские идеи и теории не появляются спонтанно. Любомудрие, направленное на позна ние различных областей культурной жизни народа, проходя испытание историей, находит выражение в практике собст венного философского рассуждения и складывающейся фило софской культуре. Философия является не только продуктом «чистого разума», не только результатом специфических изы сканий узкого круга специалистов, но она представляет собой концентрированное выражение духовного опыта нации, ее не повторимого исторического пути, ее творческого гения и сози дательного интеллектуального потенциала, воплотившегося в разнообразии творений культуры.

Вместе с тем, какими бы уникальными чертами не обла дал «национальный опыт» философствования, отражающего особенность культурно-исторического бытия народа, он изна чально обращен к вопросам и проблемам, имеющим общечело веческий характер. Иными словами, философия может иметь свою неповторимую судьбу в различных национальных тради циях, но при этом она остается философией, избравшей и про ходящей собственный путь постижения истины.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс Прав историк русской философии Б.В. Яковенко, писав ший в 1922 г.: «Кто хочет действительно понять русскую исто рию, русский народ, русскую душу и нынешнюю русскую рево люцию, тот должен кроме всего прочего ознакомиться и с фи лософскими страданиями русского ума»1. Наибольшие иссле довательские трудности как современников, так и потрясающе ярких предшественников, находятся на грани между философ ским осмыслением и самой философией исследуемого объекта, имя которому русская культура.

Русская философия представляет собой важнейшее дос тижение человеческой мысли, всей человеческой культуры, ибо без русской философии, русской культуры немыслима че ловеческая цивилизация, немыслима сокровищница общече ловеческих ценностей. Благодаря особенностям отечественной истории, историческому своеобразию становления и развития культуры, изначально складывался своеобразный тип и ха рактер взаимоотношений между культурой, философией и ре лигией. Именно поэтому, как отмечает Н.О. Лосский: «В рус ской философии стремление к цельному познанию и острое чувство реальности тесно сочетаются с верой во все многообра зие как чувственного, так и более утонченного, дающего воз можность глубже проникнуть в строение бытия. Русские фило софы доверяют интеллектуальной интуиции, нравственному и историческому опытам, раскрывающим нам ценности…»2.

В российской науке существовала точка зрения будто в России философская наука, философская традиция и фило софствование вообще отсутствовали. Так, один из первых рус ских исследователей истории философии Ф.Ф. Сидовский (1805–1873) отмечал, что «слабо изучение философии в нашем отечестве: «обстоятельных исследований по сей отрасли умст венных изысканий почти или вовсе не видно»3.

Объяснялось им это тем, что в России полностью отсутст вовала университетская философия, так как в течение всей первой половины XIX в. вплоть до 60-х гг. преподавание фило софии в университетах по политическим и идеологическим мо Цит. по: Емельянов Б.В., Любутин К.Н., Русаков В.М., Саранчин Ю.К. История русской фи лософии. Учебник для вузов. – М.: Академический Проект;

Екатеринбург: Деловая книга.

2005. С. 5.

2 Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991. С. 516.

3 Цит. по: Шпет Г.Г. Очерки развития русской философии. Ч. I // Сочинения. М., 1989. С. 268.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник тивам всячески ограничивалось и стеснялось, преподавание философии сводилось только к логике и психологии, а в 1850 г.

философские кафедры в университетах были даже закрыты.

Отсутствие университетской философской науки переводило философскую рефлексию в сферу литературы и публицистики.

Именно поэтому рассмотрение общественных и политических мотивов становится доминирующим в осмыслении реалий рос сийской действительности.

Однако, в литературе по истории русской философии воз никновение русской философии не ограничивается лишь рам ками подобного подхода. Относительно ее возникновения суще ствует несколько точек зрения. Так, профессор Санкт-Петер бургского университета А.И. Введенский в книге «Судьба фи лософии в России» (1888) считает, что интерес к философии и ее появление как отрасли знания ограничено 1765 годом (год уч реждения Московского университета), когда она стала препода ваться в качестве учебной дисциплины. Однако это продолжа лось до 1850 г., когда преподавание философии было запрещено, что привело «к сильному упадку философского мышления».

Другая точка зрения выражена профессором философии М.Н. Ершовым в курсе лекций «Пути развития философии в России» (1921), который считал, что сколь-нибудь серьезно го ворить о философии в России можно лишь с 1863 года, когда возродилось преподавание философии в университетах и на чало формироваться два философских центра – в Московском и Санкт-Петербургском университетах1.

Третью точку зрения по вопросу о начале русской фило софии высказывает Г.Г. Шпет, утверждавший, что русская фи лософия, «если и существовала, то не в виде науки, а всего лишь как совокупность морально-мировоззренческих построе ний. К статусу науки она начала приближаться где-то в нача ле XX века»2.

Подобные подходы к пониманию русской философии бы ли свойственны для представителей русской философии конца XIX – начала XX вв.

Фрагмент из этой лекции опубликован в кн.: На переломе. Философские дискуссии 20-х го дов. М., 1990. С. 112-119.

2 См.: Шпет Г.Г. Очерк развития русской философии. Ч. I // Сочинения. М., 1989. С. 344.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс В советской и постсоветской философской литературе взгляд на эту проблему характерен тем, что первые опыты рус ской философии восходят к древнекиевской эпохе и связаны с христианизацией Руси. Первым толчком к появлению русской философии становится принятие христианства. Вместе с веро учениями «Евангелия» на Русь проникают самые разнообраз ные источники, в том числе патристическая литература, кото рая становится главным проводником философских идей на древнерусской почве1.

Обращаясь к рассмотрению начала становления русской философии, принципов ее периодизации мы считаем важным подчеркнуть следующее: русская философия – это глубоко на циональная философия, она имеет свои корни, пронизываю щие всю историю русской культуры и российской государст венности, питающаяся «православно-христианской традицией»

и византийской философской культурой. Все это стимулирова лось народной, типично русской ментальностью.

С момента принятия христианства на Руси и до XVIII столетия русская философия испытывала в основном визан тийское влияние и была проникнута духом мистического реа лизма и интуитивными озарениями. После Петра I и царство вания Екатерины II российская духовность испытывает влия ние западноевропейской традиции. Так, период до 70-х гг.

XVIII в. характеризуется развитием светской культуры в Рос сии под влиянием идей Европейского Просвещения, а период конца XVIII – начала XIX в. А.И. Введенский называет време нем «господства немецкого идеализма». В это время под влия нием духовных академий получает дальнейшее развитие хри стианская философия, а под влиянием Московского универси тета – светская. Восприятие европейской философии становит ся особенно интенсивным в после петровской России. Именно в этот период российская философская мысль включается в диа лог с общеевропейской философией и в то же время начинает играть все более существенную и самостоятельную роль в мире русской культуры.

См., например: Галактионов А.А., Никандров П.Ф. Русская философия IX-XIX вв. Л., 1989:

Замалеев А.Ф. Курс истории русской философии. Уч. пос. для гуманитарных вузов. М., 1995;

Емельянов Б.В., Любутин К.Н., Русаков В.М., Саранчин Ю.К. История русской философии.

Уч. для вузов. М.;

Екатеринбург, 2005.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Характеризуя духовную ситуацию России 30–40 гг. XIX в., П.В. Анненков писал: «Все люди, мало-мальски пробужденные к мысли, принялись около этого времени искать, с жаром и алчностью голодных умов, основ для сознательного разумного существования на Руси. Само собой разумеется, что с первых же шагов они приведены были к необходимости прежде всего добраться до внутреннего смысла русской истории.... Только с помощью убеждений, приобретенных таким анализом, и мож но было составить себе представление о месте, которое мы за нимаем в среде европейских народов»1.

Судьба России и судьба человека в ней – вот основной лейтмотив всей русской философии. По сути ни одна нацио нальная по форме философия (будь то английская XVIII в., французская XVIII в., «немецкая классическая» XIX в.) с такой остротой и проницательностью не ставила вопрос и не порож дала обилие споров о роли и месте страны в истории мировой цивилизации. Эта идея является сквозной, ведущей, опреде ляющей и направляющей все другие философские проблемы и сюжеты. Она цементировала, вбирала в себя все многообразие, все противоречия прошлого и настоящего в историческом раз витии России. Русская философия со всей остротой отражала исторический путь России, ее духовную культуру, менталитет русской нации. Русская философия – это нравственная сущ ность русского народа, его основание, его интеллектуальная опора, выражающая его энергию, его силу и культуру.

Так, один из видных философов XX в. Н.А. Бердяев, ана лизируя реальное состояние России, отмечал: «К XIX веку Рос сия оформилась в огромное, необъятное мужицкое царство, за крепощенное, безграмотное, но обладающее своей народной культурой, основанной на вере, господствующим дворянским классом, с царем наверху, с сильной бюрократией и очень тон ким и хрупким культурным слоем»2. Такое состояние есть ре зультат исторического развития России, где, во-первых, в ми ровоззренческом отношении монопольное положение занима ло религиозное сознание;

во-вторых, социально-экономическое состояние характеризовалось господством феодальных отно Анненков П.В. Литературные воспоминания // Замечательное десятилетие. 1838–1848. М., 1989. С. 192–193.

2 Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990. С. 15.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс шений;

в-третьих, в сфере политической безраздельное господ ство принадлежало монархии. Суть подобного состояния рос сийского общества достаточно емко выразил президент Петер бургской Академии наук, министр просвещения России в 1833– 1843 гг. С.С. Уваров в духовно-политической формуле: «право славие, самодержавие, народность».

Именно поэтому, продолжая характеристику России и русского народа Н.А. Бердяев продолжал: «Для русских харак терно совмещение и сочетание антиномических, полярно про тивоположных начал. Россию и русский народ можно характе ризовать лишь противоречиями. Русский народ с одинаковым основанием можно характеризовать, как народ государствен но-деспотический и анархистки-свободолюбивый, как народ склонный к национализму и национальному самосознанию, и народ универсального духа, более всех способный к всечело вечности, жестокий и необычайно человечный, склонный при чинять страдания и до болезненности сострадательный. Эта противоречивость создана всей русской историей и вечным конфликтом инстинкта государственного могущества и ин стинктом свободолюбия и правдолюбия народа»1.

Несмотря на то, что русская философия имеет свои истоки в русской истории, в российском общественном и культурном бытии, она тесным образом связана с поисками ответов на из вечные русские вопросы, все же были и есть исследователи, которые отрицают самобытность русского философствования.

К их числу относятся, как видный русский историк В.О. Клю чевский, так и публицист и социолог П.Л. Лавров. В частности, П. Лаврову принадлежит следующее суждение: «Философских школ у нас не было, а были философствующие единицы, и те привносили очень мало своего, а развивали большей частью предмет по миросозерцанию того или другого германского фи лософа. Нечего уже говорить, что у нас нет и следа обществен ных партий, которые бы боролись и выставляли философские принципы для своих практических целей»2. По сути автор данного высказывания отказывает русской философии в ее оригинальности, в ее национальной почве, во внимании ее к Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990. С. 15.

Лавров П.Л. Три беседы о современном значении философии // Философия и социология в 2-х т. Т. 1. М., 1965. С. 513.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник общественной и культурной жизни. Основной предпосылкой формирования и существования русской философии, по его мне нию, выступает заимствование идей у западноевропейских фи лософов. Что касается «заимствования», то необходимо на это возразить. В истории мировой философии, имеющей более чем двухтысячелетнюю историю, нет «чистых» национальных фило софских систем. Заимствование всегда сводилось и сводится в различной степени к влиянию одной национальной школы на другую, а усваивались, приживались и использовались только те идеи и системы, которые отвечали конкретно-исторической социокультурной традиции и потребностям народа.

Здесь необходимо отметить, что в русской философии XVIII–XIX вв., в период ее ученичества русские мыслители ос ваивали и усваивали философские идеи Ф. Бэкона, Д. Локка, Б. Спинозы, Д. Дидро, Ж.Ж. Руссо, И. Канта, Ф.В. Шеллинга, Г.В.Ф. Гегеля, и др. Связано это было с формированием и раз витием рационализма в Западной Европе, куда Петр I «прору бил окно», в которое врывалась рационалистическая традиция западноевропейской мысли, соединяясь с политическими и со циальными упованиями и чаяниями образованных кругов Российского общества.

Россия с середины XIX столетия, учитывая социально исторической и духовной опыт Западной Европы, училась бы стро, эффективно и плодотворно и за короткое время (за каких нибудь два-три десятилетия) усвоила и освоила достижения в области философии всего цивилизованного мира, принеся «много даров» (Н.А. Бердяев) мировой цивилизации. В силу специфических культурно-исторических условий развития, ду ховного склада русского народа, разбуженная философская мысль дала множество идей и социально-политических форм и сюжетов, многие из которых мировая цивилизация и исполь зовала, и отвергала. «Русская стихийно-народная душевность принимает разнообразные, самые противоположные формы – охранительные и бунтарские, национально-религиозные и ин тернационально-социалистические»1.

Именно поэтому русский народ, по словам Н.А. Бердяева, «был более народом откровения и вдохновений, он не знал ме Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990. С. 78.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс ры и легко впадал в крайности». Здесь же он указывает на противоположные свойства русского характера: «деспотизм, гипертрофия государства и анархизм, вольность;

жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость;

об рядоверие и искание правды;

индивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллективизм;

национализм, самохвальство и универсализм, всечеловечность;

эсхатологиче ски-мессианская религиозность и внешнее благочестие;

иска ние бога и воинствующее безбожие;

смирение и наглость: раб ство и бунт»1.

Именно это определяло главную особенность русской фи лософии, имеющей социальную направленность философской рефлексии, воплощаемой в художественных образах литерату ры и в анализе социальных реалий публицистики, в условиях запрета или цензурного ограничения академического изуче ния и изложения. Интеллектуальная элита способствовала формированию философских идей, но не представила закон ченных мировоззренческих и методологических систем, так как их идеи были востребованы российским сообществом в той форме, в которой предлагались. Это обстоятельство позволяло русским философам преодолеть абстрактный характер и нау кообразную форму рационализма, оторванного от эмоциональ но-чувственных сторон освоения и объяснения действительно сти, и перейти к обоснованию целостности человеческого духа в мире культуры.

Социальная направленность философских изысканий вы двигала в качестве основных проблем русской философии сле дующие сюжеты: место и роль России в мировой цивилизации;

соотношение и роль общественных классов в обществе;

место человека в мире;

идеал христианской любви как стремление к действительному преобразованию. Естественно, что для ре шения всех этих проблем использовались различные методо логические основания: и субъективно-идеалистические, и объ ективно-идеалистические, и позитивистские, и мифологиче ские, и абстрактно-материалистические, и диалектико-мате риалистические.

Бердяев Н.А. Русская идея // Вопросы философии. 1990. № 1. С. 78–79.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Оригинальность русской философии XIX в. исследователи связывают с именем П.Я. Чаадаева, подготовившего цикл «Философических писем», ставших мощным стимулом в опре делении содержания и самоопределенности русской филосо фии. П.Я. Чаадаев характеризует Россию как отсталую страну, но в силу своей отсталости, она имеет высший смысл, который предопределен Провидением. Эта позиция положила начало идейным течениям славянофильства и западничества, которые идеологически определяли содержание социально-полити ческого консерватизма и радикализма.

Разделение единой русской философии на два течения, имеющих социально-политическую направленность, произош ло в результате геополитического характера России, ее про странственных характеристик, а также сложного характера ментальности, обусловленной многонациональным и много конфессиональным составом российского государства. Разме жевание русской философии на два течения – это господ ствующая, доминантная черта отечественной философской традиции не только в прошлом, но и в наши дни.

Наиболее четко идеи консерватизма сформулированы и проанализированы в идейно-философском течении славяно фильства, провозгласившего специфику «русского воззрения»

или «самобытничество». Направлено оно было на «борьбу с Западом» и возводило в абсолют историческое и догматиче ское различение восточного и западного христианства.

Славянофилы (А.С. Хомяков (1804–1860), Ф.Д. Самарин (1858–1916), И.В. Кириевский (1800–1856), И.С. Аксаков (1823–1886), К.С. Аксаков (1817–1860), К.Н. Леонтьев (1831– 1891) и др.) отстаивали точку зрения, что Россия имеет свой особый неповторимый путь развития. Особенности этого пути, по мнению славянофилов, заключается в следующем: во первых, Россия страна православная, поэтому православие – это единственная истинная религия, подлинное наследие гре ческой и византийской культуры. Народ, который исповедует православие, идет истинным путем, являет собой «живую це лостность». Русский народ во всем полагается на авторитет православной веры и православной церкви. Во-вторых, в Рос сии сохранилась крестьянская община. Характерной чертой России, отличающей ее от всего цивилизованного мира, явля Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс ется общинный быт как неизменный элемент и основа русской национальной самобытности. Крестьянская община – опора и фундамент русской государственности. В-третьих, Россия – страна самодержавная, царская и русский народ – это народ царский, государственный народ, во всем и всегда преданный царю батюшке. В менталитет русского народа органически вошло верноподданническое поклонение царю. Поэтому, в четвертых, в России отсутствует противоречие в народной сре де между различными слоями и самодержавием. Естественно, с рядом положений славянофилов, особенно последним можно поспорить, не согласиться, но в общем и целом славянофилы верно выражали социально-политическую суть России, особен ности ее культуры.

Таким образом, сущность славянофильства определялась идеей несхожести России и Запада, самобытности русского ду ховно-исторического и культурного процесса. Социально политически славянофильство было направлено на укрепле ние самодержавия. Первым, кто осознал необходимость исто риософской идеологии самодержавия был историк Н.М. Ка рамзин (1766–1826). Он констатировал: «самодержавие имеет целью одно – благоденствие народа». Характеризуя преобразо вания Петра I, Карамзин вменил ему в вину подражание За паду. Именно Карамзин положил начало русскому политиче скому консерватизму.

Смысл консерватизма сформулирован в учении «русского византизма». Наиболее ярким представителем был К.Н. Леон тьев (1851–1891). Сила государственная выпала в удел вели короссам, тогда как Запад давно уже переменил лик своего политического величия и теперь неотвратимо катится к зака ту. Главная задача России не подчиниться Европе, а устоять в своей отдельности. Здесь важна роль православия как суще ственного компонента самобытности, восходящей к традициям Византии. Социально-политические события в России (рефор мы 1861 г., убийство Александра II) заставили по-новому по смотреть на место и роль России в истории человечества.

Начинаются теоретические изыскания, обосновывающие бла гость самодержавия, получившего свое выражение в офици альном монархизме. Наиболее яркими представителями были:

М.Н. Катков (1818–1887), К.П. Победоносцев (1827–1907), Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Л.А. Тихомиров (1852–1923). Пафос их концепций в том, что русский по характеру своей души может быть только монархи стом.

Возрождением идей славянофильства становится еще од но направление философской мысли – «почвенничество», кото рое связано с именами А.А. Григорьева и Н.Н. Страхова. Об щей чертой почвенников и славянофилов является религиоз ность, опора на православие, олицетворяющее собой особенно сти русского духа. Сторонники почвенничества подчеркивают, что в силу самобытности и исторического предназначения Рос сии, ее дальнейшее развитие возможно лишь на основе осмыс ления народной жизни, погружения в глубины народности («почвы»), национального духа.

Западники (П.Я. Чаадаев (1794–1856), А.И. Герцен (1812– 1870), Н.И. Огарев (1813–1877), П.В. Анненков (1813–1887), Т.Н. Грановский (1813–1865), С.М. Соловьев (1820–1879) и др.) отстаивали точку зрения, что Россия принадлежит Европе и во всем должна быть европейской державой. Для этого ей необхо димо ликвидировать феодально-крепостнические отношения, преодоленные уже полностью в Европе и во всем следовать за падному образцу общественного развития, установить в России общественный строй, подобный цивилизованной Европе, из брать как можно скорее буржуазно-демократический путь, устранить помехи на этом пути в виде царизма, во всем опи раться на идеи французского просвещения (прежде всего необ ходимо просветить народ, сделать его грамотным и т.п.) По теоретическим конструкциям и путям вхождения Рос сии в западную цивилизацию западничество было неоднород ным. Западники-либералы (П.В. Анненков, Г.Н. Грановский, К.Д. Кавелин) обосновывали индивидуальность личной свобо ды, независимость личности от социальных обязанностей и го сударства, правовую организацию власти.

Западники-радикалы (В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.П.

Огарев, Н.А. Добролюбов, Д.И. Писарев, Н.Г. Чернышевский) ориентировались на философский материализм и атеизм, на коренные преобразования в обществе, социальную активность личности. Именно их радикализм кладет начало русскому об щественному социализму. В конечном итоге их радикализм постепенно трансформировался в революционный демокра Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс тизм, избравший в качестве методологии социальных преобра зований гегелевскую диалектику, являющуюся «алгеброй ре волюции» (А.И. Герцен). Особенностью философии революци онных демократов являлось то, что они, принимая философ ский материализм в качестве методологической основы, резко критиковали крепостничество и стремились найти действен ные пути и средства по преобразованию общественного устрой ства. Главным средством совершенствования общества должна стать крестьянская революция, которая ликвидирует крепост ничество в России и откроет возможность перейти к социализ му, минуя капитализм.

Политический радикализм, сформировавшийся на идей ной основе западничества и революционного демократизма находит свое завершение в народничестве, представляющем собой комплекс философско-социологических, экономических, политических теорий самобытности русского пути обществен ного развития. Философской базой методологии народничества был субъективный метод, предполагающий личностную, мо рально-ценностную оценку исторических фактов. Именно ак сиологическая направленность привела к тому, что в народни честве сформировались три направления – пропагандистское (П.Л. Лавров), заговорщеское (Т.Н. Ткачев), анархистское (М.А. Бакунин, П.А. Кропоткин).

Необходимо обратить внимание на такую особенность русской философии, что ей чуждо стремление к абстрактной чисто интеллектуальной систематизации. В русской филосо фии практически нет завершенных философских систем (та ких, как скажем, системы И. Канта, Ф.Г. Шеллинга, Г.Ф. Геге ля и др.), где были бы представлены в единстве проблемы он тологии, гносеологии, диалектики и логики. Проблемы, кото рые рассматривались русскими философами, помимо чисто со циальных, были проблемы нравственности, ибо русских мыс лителей в соответствии с религиозной традицией чрезмерно занимали вопросы добра и зла, социальной справедливости, свободы и освобождения личности от социального (крепостни ческого, самодержавного) гнета.

Среди этических, социально-нравственных проблем, ко торые берут свое начало в философии славянофилов и которые далее развивались в русской религиозной мысли в XIX столе Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник тии особое место представляет проблема о несовместимости внутренней свободы с подчинением внешней необходимости.

Подчеркивая примат свободы, исходящей из внутренних убе ждений личности, русская философия рассматривала как су губо негативное – внешнее ограничение человеческой свободы, подчинение человека господству внешних обстоятельств. Такое подчинение человека внешней необходимости русские фило софы видели на Западе, где господствовало римское право, ко торое регламентировало всю человеческую деятельность пра вовыми нормами.

В противоположность западной традиции русские фило софы считали, что подлинная свобода человека состоит в его независимости от внешней необходимости. При этом человек должен руководствоваться не нормами права, а нравственны ми принципами, основанными на вере в высший авторитет Бо га, поступать по совести, а не под давлением внешних обстоя тельств.

В этих положениях содержится две крайности, во-первых, абсолютизация свободы, ибо нельзя оправдать свое поведение давлением внешней среды, надо иметь в душе убеждения, ко торые противостояли бы давлению обстоятельств: во-вторых, открывается прямая дорога к правовому нигилизму, отрица нию значения правовых норм, снижению роли закона в жизни человека и общества.

Как видим, представители западничества и славяно фильства по-разному подходили к определению путей и спосо бов выхода России из отсталости и ее врастание в мировую ци вилизацию. Если славянофильство в этом вопросе делает став ку на исконно русские традиции (община, православие, само державие и т.п.), идеалы русского народа, то западники ориен тируются на европейскую модель развития, на идеалы запад ноевропейской цивилизации.

Пути поиска самобытности России с необходимостью при вели к обоснованию духовной основы русского народа. Таковой основой стала религиозно-идеалистическая философия, пред ставляющая собой многообразие философских систем, органи чески связанных с православным типом христианства, разра батываемых светской интеллектуальной элитой, которая не оглядывалась на авторитет официального богословия и церк Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс ви. Необходимо отметить, что «русская православная церковь настороженно, а порой и резко отрицательно относилась к рус ской религиозной философии, что в конечном итоге привело к тому, что в отличие от томизма – философии католицизма рус ская философия религии развивалась как внецерковная, свет ская. Именно в ней, а не в официальной ортодоксальной пра вославной философии обнаруживалось развитие и даже соци альная ориентация»1.

Религиозно-идеалистическая философия выступает наи более значимым и ярким явлением русской мысли, стремив шаяся, по словам А.Н. Бердяева разгадать, какое предназна чение определил Творец России и ее народу в мире и каков путь к воплощению этого предназначения. «Русская религиоз ная философия, – как справедливо отмечал Н.О. Лосский, – не повторение схоластики, ибо она пользуется всеми достиже ниями науки и современной философии, особенно современной высоко развитой гносеологии. Поэтому следует сказать, что русская религиозная философия является прогрессивным дос тижением и способна дать новый толчок развитию западной мысли»2. Важная роль в развитии этого направления принад лежит В.С. Соловьеву, С.Н. Булгакову, Е.Н. Трубецкому, В.В. Розанову, П.А. Флоренскому, С.Л. Франку, Л.П. Карсави ну, Н.А. Бердяеву, Н.А. Ильину.

Центральной идеей религиозно-идеалистической фило софии является мысль В.С. Соловьева, сформированная в его работах, о том, что для ответа на коренные вопросы бытия и сущности нужна новая философия, дающая оправдание добра посредством развернутой философско-этической концепции и универсального синтеза рациональных и мистических спосо бов познания. Именно эта методология позволила сформули ровать основные идеи религиозно-идеалистической филосо фии: Софийность, Всеединство и Богочеловечество.

Идея Всеединства означает устанавливаемое, поддержи ваемое и скрепляемое Богом «Собирание Вселенной» для под готовки человечества к переходу на более высокую стадию, на вершине которой стоит Богочеловек.

Емельянов Б.В., Любутин К.Н., Русаков В.М., Саранчин Ю.К. История русской философии.

Уч. для вузов. М. – Екатеринбург, 2005. С.10–11.

2 Лосский Н.О. История русской философии. М., 1991. С. 519.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Идея Богочеловечества связана с историческим явлением Христа, как совершенной индивидуальности, к которой дол жен стремиться каждый человек, постигая нравственный смысл жизни, а возвышенное и одухотворенное человечество должно превратиться как бы в сотворца Бога. В акте творчест ва человек становится соравен Богу, потому что творчество есть продолжение миротворения, а «продолжение и завершение ми ротворения есть дело Богочеловеческое, божье творчество с че ловеком, человеческое творчество с Богом». Творчество – акт пе рехода от небытия в бытие. В творчестве раскрывается творя щая божественная энергия, человек становится свободным со участником миротворения и тем спасается1.

Идея Софийности реализуется на пути философского (ме тафизического) восхождения к истине, постигаемой «цельным знанием», достижимым за счет синтеза религии как системы веры, философии как сферы мысли и науки как сферы челове ческого опыта.

Традиции религиозно-идеалистической философии на шли свое завершение в русской идее, смысл которой в свое время выразил Ф.М. Достоевский: «русская идея – всецен ность, всепремиримость, всечеловечность», она должна адек ватно воплощать характер русского «социального тела». По этому она представляет собой универсалистскую концепцию преображения русской жизни, совершенствования и углубле ния православно-христианской сущности нации, которое во многом мыслится как разумное самоограничение, развитие со циальной свободы, построенной на началах истины, добра, справедливости и красоты, служение общечеловеческим цен ностям.

Наиболее интенсивно русская идея в первой половине XX столетия разрабатывалась философами русского зарубежья Н.А. Бердяевым, И.А. Ильиным, С.Н. Булгаковым, Л.П. Кар савиным, Н.О. Лосским. Суть «русской идеи» заключается в самоопределении русской души во имя свершения вселенского всеединства в общечеловеческой культуре. Обеспечивается реализация русской идеи на пути развития духовности, про цесса покаяния и возрождения, возвращения к гуманизму и См.: Емельянов Б.В., Любутин К.Н., Русаков В.М., Саранчин Ю.К. История русской филосо фии для вузов. Уч. для вузов. М. – Екатеринбург, 2005. С. 36.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс движение к эпохе Святого Духа. В ней выражены существен ные моменты русской традиции, истоки и устойчивые черты русской культуры, тревога за настоящее и будущее России.

Ориентация на социально-политическое знание, на ис кусство и литературу, на проблемы человека являлись безус ловно доминирующей в русской философии на рубеже XIX – XX вв. Вместе с тем, под влиянием революции в естествозна нии, особенно в физике, в этот период пробуждается интерес к гноселогическим проблемам, реализуемых с неокантианстских позиций, и к построению гуманистического взгляда на универ сум, обеспечивающий единство человека, природы, общества.

В этот период русская философская мысль билась в диапазоне от «чистого» теологизма до вульгарного материализма, от по клонения чуть ли не крайнему индивидуализму до преклоне ния перед всеохватывающим коллективизмом, от удручающего пессимизма относительно будущего России до романтически возвеличенного оптимизма.

Обращение к гноселогическим проблемам строилось на основных идеях эмпириокритизма, основоположниками кото рого были австрийский физик Эрнст Мах и швейцарский фило соф Рихард Авенариус. Сторонники этого направления А.А. Бо гданов, В.А. Базаров, П.С. Юшкевич, Н. Валентинов и другие стремились создать теории эмпириомонизма, эмпириосимволиз ма, которые, якобы, преодолевают односторонность классическо го рационализма и отвечают потребностям конкретно исторического развития науки. Эти тенденции были подверг нуты критике в работе В.И. Ленина «Материализм и эмпири окритицизм», которая в официальной философии советского периода рассматривалась как «настольная книга» каждого философа-марксиста.

Построение гуманистических конструкций, обосновы вающих универсальность космоса, как единого универсума, представляющего единство природы, человека и общества, осуществлялось в концепциях русского космизма. Наиболее интересные концепции представлены в работах Н.Ф. Федоро ва, К.Э. Циолковского, В.И. Вернадского, А.Л. Чижевского.

Философское содержание русского космизма выражено в том, что постоянное расширение сферы влияние человека на окру жающую его природу создает предпосылки сознательного ре Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник гулирования процесса взаимообогащения за счет покорения космического пространства и формирования ноосферы, как но вой оболочки Земли, возникающей над биосферой и состоящей из духовной, мыслительной энергии человечества. Ноосфера, с точки зрения В.И. Вернадского, имеет огромные потенции, которые расширяются с развитием науки и общества.

Особое место в истории русской философии занимает фи лософия марксизма, в которой реализована традиция класси ческого рационализма, предполагавшая, что успешное преоб разование действительности возможно лишь при условии все стороннего ее познания. На рубеже XIX–XX вв. к марксистам относили себя те, кто не сомневался, что объективной тенден цией развития капиталистического общества является движе ние к социализму, а социальной силой, призванной историей, является рабочий класс. Поэтому социальные теоретики, счи тавшие себя марксистами, сводили марксистскую теорию к идеологии рабочего (революционного) класса, пропагандиро вали эту теорию как программу конкретных действий тех сил, которые направленны на освобождение общества от социаль ного неравенства и социального гнета. Российская интелли генция с вдохновением восприняла идеи освобождения обще ства от тех жесточайших противоречий, которые были в рос сийской действительности.

Распространение марксизма в России на рубеже веков осуществляется в двух формах. Первой формой стал ортодок сальный марксизм, главными проводниками которого были Г.В. Плеханов (1856–1918), В.И. Засулич (1849–1919), Л.И. Ак сельрод (1868–1946). Важным результатом их деятельности стало распространение марксизма в российском сознании для преодоления стихийной напряженности и абстрактного геро изма революционной воли, характерных для менталитета как революционных демократов, так и народников.

Второй формой распространения марксизма стала фило софия большевизма, основным проводником которой стал В.И. Ленин (1870–1924). Он подчеркивал, что в определении путей развития России надо исходить не из желаемого, не из идеала, выдвигаемого отдельными личностями, а из объек тивных процессов и тенденций, присущих обществу.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс Особенно остро философские вопросы марксизма встали после того, как ряд марксистов начали дополнять его в области теории познания неокантианством и эмпириокритицизмом.

В.И. Ленин издает свою философскую работу «Материализм и эмпириокритицизм», в которой представлены основные поло жения марксистской гносеологии. Основные проблемы теории диалектики представлены в его работе «Философские тетра ди», где он определяет диалектику как научный метод и как науку о наиболее общих законах развития. С его точки зрения, диалектика – это определенная методологическая культура мышления, предостерегающая мысль от односторонности, упрощенческой схематизации, догматического окостенения и ориентирующая ее на поиск сложного, противоречивого, из менчивого.

Особое место в теоретической деятельности В.И. Ленина занимает политическая философия, суть которой изложена им в работе «Государство и революция». Основными принципами этой философии были: во-первых, важная роль в социально преобразовательной деятельности принадлежит субъективно му фактору, заключающемуся в выработке и функционирова нии социалистического сознания, которое не возникает сти хийно из противоречий конкретной действительности, а выра батывается теоретиками и вносится в сознание рабочего класса извне;

во-вторых, политическая философия ориентируется на коренное переустройство общества, на ликвидацию всякого уг нетения и социального неравенства;

в-третьих, политика яв ляется действием больших масс людей, и чем глубже преобра зования, тем большее количество масс должно принимать в политике участие;

в-четвертых, радикальная демократизация общества должна с необходимостью привести к отмиранию го сударства.

Марксистская философия, став идеологической базой со циалистической революции в России 1917 г., получила назва ние – марксистко-ленинская философия, которая поддержива лась государством и была объявлена теоретической и методо логической основой духовной деятельности, внутренней и внешней политики.

В своем развитии марксистко-ленинская философия про шла три этапа.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Первый этап приходится на 20-е гг. XX столетия и харак теризуется тем, что марксистско-ленинская философия сосуще ствует с другими течениями, прежде всего с философским идеализмом. В 1922 г. из страны были высланы философы идеалисты С.Н. Булгаков, Л.П. Карсавин, Н.О. Лосский, С.А. Франк, Г.Г. Шпет и другие. В этот период проходят много численные дискуссии: между механицистами и диалектиками;

о соотношении биологического и социального в человеке и обще стве. Дискуссии проходили в духе политической конъюнктуры и сопровождались навешиванием идеологических ярлыков.

Для второго этапа, который начинается с 1929 г. – «вели кого перелома», характерно то, что философии вменяется функция оправдания социальной, экономической и государст венной деятельности. В 30-е гг. складывается догматическая схема изложения, понимания и разработки философских про блем марксизма. Именно в эти годы формируется идеология культа личности Сталина. Вся философская работа заключа лась в изложении, комментировании и развитии идей И.В. Ста лина, требовавшего выводить из абстрактных философских по сылок конкретные практически-политические рекомендации.

Марксистская философия была противопоставлена всей за падной философии как буржуазной идеологии. Для 30-40-х гг.

также характерно общие дискуссии по различным проблемам.

После смерти И.В. Сталина и осуждения его культа лич ности XX съездом КПСС начался третий этап советской фило софии, духовная атмосфера в стране стала меняться в лучшую сторону. Появилась возможность для обсуждения теоретиче ских проблем в контексте современного уровня развития фило софии.

Многие из проблем, которые рассматривались в совре менной философии для философов марксистского направле ния, господствовавшего в качестве официальной идеологии в странах бывшего СССР, расценивались как идеологическая реакция на процессы, происходящие в современном мире.

Идеологическая целесообразность определяла и характер от ношения к мировой философии, которое сводилось к неприми римой борьбе с этой философией, к «разоблачению» ее полити ческой и теоретической сущности, исходило из принципиаль ного неприятия каких бы то ни было ее идей, как ненаучных, а Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс отсюда враждебных не только марксизму, но и всей классиче ской философии. В чем же причины столь примитивно одно значного отношения к современной мировой философии?

Причин этих несколько. Во-первых, грубое метафизиче ское разделение философии на научную и ненаучную или ан тинаучную. Единственно научной, развивающейся на собст венной основе, провозглашалась марксистская деалектико материалистическая философия. Антинаучной же считалась вся Западная философия, идеологически называемая буржу азной. Даже идеи зарубежных философов-марксистов, в кото рых содержались те или иные отклонения от канонизирован ного понимания марксизма, отвергались и становились объек том критики, а их авторы обвинялись в ренегатстве.

Во-вторых, упрощенное идеологизированное понимание основных положений марксистской философии. Философия превращалась в «науку, призванную комментировать обще принятые стереотипы. Часто одни и те же цитаты использова лись для доказательства противоположных по своей сути поло жений. Сомнения, новации, ошибки расценивались как отступ ления от устоев марксизма. Естественно, эти авторы подверга лись тотальной критике, за которой следовали оргвыводы.

Даже ссылки на В.И. Ленина о необходимости использовать рациональное содержание в работах буржуазных философов не спасали от шквала обвинений в отступлении от марксизма.

В-третьих, авторитарность в разработке основных про блем философии, когда право определения актуальности про блем философии отдавалось одному «великому философу», стоящему у руля власти (от кафедры до государственного Олимпа), который «постиг» не только «азбучные истины», но и весь марксизм в целом. За ним закреплялось монопольное право говорить от имени марксизма и волюнтаристскими ак тами закрывать или открывать дискуссии по «актуальным»

проблемам философии.

В-четвертых, сведение философии к схоластической апо логетике желаемого, часто мифологизированного, надуманно го образа «реальной действительности». Для этого достаточ ным основанием «научности» было знание свода догм, требую щих лишь только веры, но ни в коем мере не сомнения, как предпосылки истинного познания.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Вера в исключительность собственной философии сфор мировала одностороннее отношение к современной мировой философии. А именно, единственной реакцией на нее может и должна быть разоблачающая критика, а любые попытки кон структивной критики в свою очередь подвергались критике.

Трудно понять содержательность такой критики, если она не выходила за собственные пределы и не достигала того, кто критиковался, так как работы советских философов мало пере водились и издавались за рубежом. У нас же эта критика при нималась на веру, так как источники критики были недоступ ны большинству философов-профессионалов. В результате мы оказались в самоизоляции от мировой философии, уподобив шись бегуну, сошедшему с дистанции и ставшему сторонним наблюдателем событий, разворачивающихся на дистанции, именуемой мировой философией.

Здесь необходимо обратить на одну особенность, харак терную для постсоветского периода развития философии в России, отношения к современной мировой философии. Суть заключается в том, что преодоление негативизма в отношении к этой философии сменилось метафизическим отрицанием все го позитивного, что характерно для марксистской философии, «слепому» восприятию всего наследия новейшей философии Запада лишь как новаторское развитие философской мысли.

Еще один момент бытует в современной культуре, со стоящий в том, что ответы на вопросы о сущности русской фи лософии и российской культуры даны преимущественно толь ко в философско-исторических трудах отечественных мысли телей конца XIX – начала XX вв. и в трудах представителей русского зарубежья первой половины XX в.

Социально-философские «качели», с одной стороны, как бы выбивают русскую философию из контекста мировой фило софии и сводят ее к сугубо «нашенскому» явлению и, с другой – открывают русскую философию от особенностей рефлексируе мой ею российской культуры.

Осмысление и познание общего и особенного в русской философии и культуре позволит осуществить качественный прорыв в объективном анализе специфики русской философии в контексте развития национальной культуры.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс Таким образом, культурологическое содержание русской философии состоит в том, что при решении философских про блем в ней определяющими моментами выступали творчески деятельностный характер, ярко выраженная социально антропологическая, национально-почвенническая направлен ность и обращенность к историческим судьбам России.

Русская философия органически вписана в мировую фи лософию и культуру, так как обращается к тем же проблемам, которые решала и решает мировая философия, однако способы философского осмысления носят глубоко национальный ха рактер.

Акопов Л.В., докт. юрид. наук, проф.

(СКАГС, Ростов-на-Дону) ИДЕИ-ИНВАРИАНТЫ В ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ УЧЕНИЯХ Как известно, под инвариантами (invariantis – неизме няющийся) понимаются те или иные числа, алгебраические выражения либо константы, связанные с какими-либо объек тами и остающиеся неизменными при определенных преобра зованиях этих объектов. В качестве таковых объектов в на стоящем исследовании выступают некоторые учения о власти и государстве российских мыслителей, начиная со времени за рождения государственности на Руси. Мы попытались выявить в истории отечественной философской и политико-правовой мысли квинтэссенцию тех общих (зачастую, совпадающих и переплетающихся) идей, которые можно с достаточной сте пенью уверенности отнести к инвариантам представлений о природе власти и государства.

Уже в таком древнейшем юридическом памятнике, как «Мерило праведное» наряду с «Русской правдой» Ярослава Мудрого и «Уставом» Владимира Всеволодовича содержались выписки из библейских книг, из «Пчелы» и «Лествицы», творе ний Феодорита, Епифания Кипрского, Василия Великого и других сочинений на темы власти, правды, клеветы, судов праведных и неправедных1.

См.: Мерило праведное по рукописи XIV века. М., 1961.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник Предваряя последующее изложение, укажем, что в основу хронологического анализа мы положили ту «схему общей ли нии развития древнерусской мысли», которая была предложе на М.Н. Громовым, а именно:

I. Предыстория (до X в.).

II. Собственно история (кон. X – XVII в.):

1) Становление (X-XII вв.). Киевский период.

2) Развитие в эпоху раздробленности (XIII-XIV вв.).

3) Подъем (XV-XVI вв.). Московский период.

4) XVII в.

III. После XVII в.1.

Вместе с тем мы пролонгировали свой аналитический обзор развития идей о власти и государстве вплоть до XX в. (начало).

Что касается этапа предыстории то он в своих главных чертах нашел отражение в замечательном памятнике древне русской письменности «Повесть временных лет», которая имела такое развернутое название, как «Се повести времен ных лет, откуда есть пошла Руская земля, кто в Киеве нача первее княжити и откуду Руская земля стала есть»2 (подчерк нуто мною – Л.А.).

Именно в этой летописи князь Владимир был назван «но вым Константином великого Рима» и предсказывалось гряду щее могущество поднимавшегося государства3.

Нельзя не назвать и знаменитый памятник древнерус ской мысли «Слово о полку Игореве» (конец XII в.), о котором вполне справедливо писал К. Маркс: «Суть поэмы – призыв русских князей к единению как раз перед нашествием собст венно монгольских полчищ»4.

Одним из первых известных политических и религиозных мыслителей на Руси был изначальный киевский митрополит Иларион (XI век) – автор выдающегося сочинения «Слова о за коне и благодати», в котором утверждалась идея о равенстве народов, высоко оценивались дела прославленных князей, от См.: Громов М.Н., Козлов Н.С. Русская философская мысль X – XVII веков: Уч. пос. – М.:


Изд-во МГУ, 1990. С. 40.

2 Памятники литературы Древней Руси. Начало русской литературы. XI – начало XII века. М., 1978. С. 23.

3 Громов М.Н., Козлов Н.С. Указ. соч. С. 47.

4 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. 2 изд. Т. 29. С 16.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс стаивалась необходимость церковной независимости Киевского государства от Византии.

Активным общественным деятелем, помогавшим бедным и обличавшим князей, вероломно захватывающих власть и попирающих закон, выступал в XI веке Феодосий Печерский, о жизни которого известный летописец Нестор написал свое «Житие Феодосия Печерского».

Защищая идею о том, что единство Руси не должно стро иться на обмане и преступлении, «златоуст» Кирилл Туровский (XII в.) в своем произведении «Горе в разуме согрешающим» от вергал безнаказанность творить зло даже из благих намерений1.

Мудрый политик и дипломат, а также полководец в од ном лице, великий князь Киевский в 1113–1125 гг. Владимир Мономах в написанном им «Поучении» призывал русских кня зей к примирению и прощению взаимных обид, преодолению ненависти и розни ради единства Русской земли2.

В послании, адресованном Владимиру Мономаху его со временником митрополитом Никифором (главой русской церкви в 1104–1120 гг.) говорилось об ответственности власти, ибо ею обладающие могут большую пользу принести и «велику пакость» учинить;

в нем же содержался призыв хранить «пре дания старые отец своих» и помнить о справедливом правле нии страной3.

Интереснейшим документом древнерусской мысли явля ется «Слово» Даниила Заточника (начало XIII в.), который от дельные исследователи считают памятником ранней дворян ской публицистики, отражающим появление идеологии слу жилого сословия как основы будущего феодального централи зованного государства4.

Замечательный русский проповедник XIII в. Серапион Владимирский, повествуя о времени монголо-татарского наше ствия и бедствиях родной земли, считал последние божьим на казанием за княжеские междоусобицы и за широкое распро странение языческих суеверий. Борясь против нравственной деградации сограждан и призывая их к выработке «крепкоду См.: Громов М.Н., Козлов Н.С. Указ. соч. С. 77.

Там же. С. 82.

3 Там же С. 86-87.

4 См.: Будовниц И.У. Общественно-политическая мысль древней Руси. М., 1960. С. 269.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник шия», он подчеркивал неизбежную гибель прогнившего обще ства и падение неправедной державы (на примерах Вавилона и Рима). Тем самым Серапион своеобразным способом онтоло гизировал моральное воззрение на мир1.

Пафосно-оптимистическое видение мира, обусловленное успехами объединительной политики Московского княжества и победами на поле Куликовом, ярко проявилось в известном сочинении «Сказание о Мамаевом побоище», особо выделив шем ценность единства Руси в лице князей и бояр, правителей и народа, светской и духовной властей («симфонии властей»), которое только и могло обеспечить полную победу над захват чикам и создать условия для построения могучего государства.

Проблематика сложности и неоднозначности отношений велико-княжеской власти и подчиненных ей народов, – как отмечают современные исследователи,3 – освещена в «Житии Стефана Пермского», написанном выдающимся мыслителем средневековья Епифанием Премудрым.

Русский церковный и политический деятель Вассиан Ры ло в октябре 1480 г. написал пронизанное патриотическими идеями и адресованное великому князю Ивану III «Послание на Угру», в котором призывал полностью уничтожить в ре шающем сражении Золотую Орду. Интересно, что в этом по слании он ссылался на Демократа и отмечал: «Слыши, что глаголет Димокрит, философам первый: Князю подобает име ти ум ко всем временным, а на супостаты крепость, и мужест во, и храбрость, а къ своей дружине любовь и привет сладок»4.

Существенное воздействие на русскую философскую, ре лигиозную и социально-политическую мысль в XIV–XV вв.

оказал исихазм, отстаивавший верховенство духовных ценно стей, приоритет внутренней в противовес внешней свободе личности и призывавший идти к Богу через аскезу, ограниче ние материальных нужд и углубленное самосознание.

Как правильно отметил В.В. Черноус: «В России созерца тельный исихазм Г. Паламы, Г. Синаита и афонских монахов был дополнен идеей соборного пути к Богу на основе нацио См.: Дробницкий О.Г. Понятие морали. Историко-критический очерк. М., 1974. С. 36.

См.: Черепнин Л.В. Образование Русского централизованного государства в XIV-XV веках.

М., 1960.

3 Громов М.Н., Козлов Н.С. Указ. соч. С. 131.

4 Там же С. 158.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс нально религиозного объединения. Из православия и общин ных традиций выросла главная черта русской цивилизации – соборность, которая сказалась на становлении русской госу дарственности как ведущей формы социальной интеграции русского народа, а затем российского суперэтноса»1 (подчерк нуто мною – Л.А.).

Большое влияние идей т.н. «политического исихазма» на Русь и ее государственную идеологию в период становления централизованного государства, а затем и Российской Импе рии, отмечает В.О. Моргачев2.

Среди древнерусских повестей следует выделить те, кото рые посвящены проблемам государственности, а именно ле гендарно-исторические повествования периода становления Русского централизованного государства, излагающие вопросы преемственности мировых монархий и происхождение династии Рюриковичей (повести «О Вавилонском царстве», «О князьях Владимирских» и другие, относящиеся к 15-16 векам). «Повесть 1606 года», «Сказание» Авраамия Палицына, «Летописная книга» И. Катырева – Ростовского и другие позднейшие повес ти описывают кризис московской государственности в «смутное время» и чередование царствующих династий в этот период3.

Русское политическое мышление середины XVI века опи ралось на новые идеи, самой известной среди которых стала важнейшая доктрина, отечественной государственности – «Мо сква – Третий Рим»4. В соответствии с этой теорией московские князья считались непосредственными преемниками властите лей «второго Рима» – Византии, а Иван IV (Грозный), приняв ший титул царя, воспринимался своими подданными в роли преемника римских кесарей и помазанника Божьего на Земле5.

В целостном виде концепция о Москве как «Третьем Ри ме» была сформулирована в посланиях старца Филофея около 1520–1530 гг. Как отмечают современные исследователи:

См.: История государственного управления России. Учебник / Отв.ред. В.Г. Игнатов. – Ростов н/Д: Феникс, 2002. С. 60.

2 Моргачев В.О. «Политический исихазм» и идея симфонии властей // Русская философия пра ва: основные проблемы и традиции. Сб. материалов всерос. конф. 18-19 мая 2000 года – Ростов н/Д: РЮИ МВД России, 2000. С. 114–116.

3 БСЭ. Т.20.С.78.

4 См.: Масленникова Н.Н. К истории создания теории «Москва – третий Рим» // ТОДРЛ.

Т. XVIII. 1962. С. 569–581.

5 История государственного управления в России. – Ростов н/Д: Феникс, 2002. С. 72.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник «Концепция Филофея способствовала подъему национального самосознания, укреплению политического единства и утвер ждению равноправия России среди европейских государств»1.

В своих обращениях Филофей, используя распространен ную в конце XV – начало XVI вв. литературную форму изло жения публицистических воззрений, советовал «не противо поставлять собственные невзгоды общегосударственным инте ресам и поддержать Москву в ее усилиях по созданию единого русского государства»2.

В центре знаменитой переписки Ивана Грозного и Анд рея Курбского находились проблемы общественного устройства и перспектив развития Российского государства3. Во взглядах А.М. Курбского (1528–1583) развивалась линия тираноборче ства. В 1564 г. Курбский, узнав о готовящейся царем расправе над ним, бежал за границу и уже оттуда направил Ивану IV послание, обвиняя его в чрезмерной жестокости и неоправдан ных казнях. В 1573 г. Курбский написал «Историю о великом князе Московском», ставшую своего рода манифестом тех бояр, которые выступали против абсолютизма Ивана Грозного.

Отмечая в своем сочинении божественное происхождение светской власти, Курбский видел ее предназначение «в спра ведливом и мирном управлении державою на благо всех по данных и праведном (правосудном) разрешении всех дел»4, критикуя при этом состояние государственных дел и органи зацию суда в период опричнины и категорически возражая против форм внесудебной расправы и жестоких наказаний, полагая, что смертная казнь должна применяться исключи тельно к нераскаявшимся преступникам.

Как пишет Н.Н. Азаркин, оперируя традиционными ка тегориями «правды», «справедливости» и закона, опальный князь четко демонстрирует, что закон, принятый государст венной властью, далеко не всегда надлежит воспринимать как право и оказывать ему полное послушание, ибо он по своему содержанию может не соответствовать критериям, которые Громов М.Н., Козлов Н.С. Указ. соч. С. 166.

См.: История политических учений / Под ред. проф. О.М. Мартышина. – М. Юрист, 1994. С.

126.

3 См.: Переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским / Текс подг. Я.С. Лурье и Ю.В. Рыков.

Л.,1979.

4 История политических учений… – М. Юрист, 1994. С. 130.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс должны характеризовать правовые установления высшей вла сти, а также и то, что только разумные веления и справедли вые действия могут быть восприняты всем народом как пред писания, обязательные для выполнения1.


В сердцах многих мыслящих россиян, начиная с XV в. и в последующие столетия, находили и продолжают находить свой отклик идеи нестяжательства, обоснованные их отечест венным адептом Нилом Сорским (умер в 1508 г.). При всей трудноосуществимости, эти идеи, направленные на освобожде ние от стяжательской мирской суеты и призывающие посвя тить себя полностью духовному творчеству, утверждали фено мен свободной и не зависимой от государства, не связанной с хозяйственной деятельностью мыслящей личности, которая должна быть признана со стороны общества наравне с правом таких людей на их объединения в духовные братства2. Подоб ные идеи по мнению ученых постоянно циркулировали в Рос сии под разным обличьем и разнообразно преломляемые, в том числе в деятельности еретиков, вставших на путь разрыва с официальной идеологией, обличавших церковь и феодальное государство3.

Свои проекты преобразований государства предлагал видный представитель русской общественно-политической мысли середины XVI в. И.С. Пересветов, у которого идея свя занности царя законом и правдой сочеталась с признанием не обходимости покончить с произволом бояр и построить систему управления на новых началах, опираясь на служивое дворян ство4. Осуждая самовластие бояр, неправедные пути обогаще ния и междоусобицы, в качестве избавителя от этих пороков он видел только самодержавного государя, олицетворяющего единство государственной воли, ее верховенство, но вместе с тем не наделенного абсолютной властью5.

Мысли Ивана Пересветова о создании сильного государ ства, опирающегося на дворян и пресекающего своеволие бояр ства, были близки и Ивану Грозному, но последний требовал полной неограниченности царской власти и решительно отри История политических учений… С. 131.

См.: Громов М.Н., Козлов Н.С. Русская философская мысль X-XVII веков… С. 186.

3 Там же. С. 186-187.

4 История политических учений… – М.: Юрист, 1994. С. 132.

5 Там же. С.133.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник цал коллективное начало в организации верховной власти, лишь Бога признавая помощникам царю в выполнении его высокой миссии1. Придавая огромное значение книгам и фи лософской «мудрости», Пересветов считал, что ими должен ру ководствоваться царь в ходе проводимых преобразований2.

Отдельное место в истории политико-правовых идей за нимают средневековые ереси, которые первоначально ориен тировались на союз с государственной властью в борьбе с цер ковью, поддерживали объединительный процесс и укрепление великокняжеской власти, и только в XVI в. (как отмечает Н.Н. Азаркин) «Феодосий Косой поймет, что и «попы» и «вла сти» едины в своих угнетательских стремлениях в отношении эксплуатируемого народа»3. «Негативное отношение у Косого, – пишет тот же автор, – и к светской власти, которая является союзницей церкви. Вместе эти власти осуществляют насилие над людьми, отнимают свободу, подвергают их жестоким фор мам эксплуатации. Поэтому «не подобает в христианах вла стем быти, не подобает повиноваться властем и попам»4.

Таким образом, по оценке Н.Н. Азаркина социально политические позиции Ф. Косого представляли собой плебей ский вариант утопического социализма5.

Выдающимся мыслителем XVI столетия являлся Максим Грек, оставивший многогранное духовное наследие, анализ ко торого весьма интересен для понимания образа ученого-фило софа средневековой Руси. Особенно значимы для рассмотрения его взглядов на общественное устройство послания Максима Грека Ивану Грозному. Оценивая, например, такое послание как «Главы поучителны начальствующим правоверно» (1548 г.), В.Ф. Ржига подчеркивал: «Нигде вопрос о власти не ставился на такую идейную высоту и не получил такого освещения»6.

В этом послании была предпринята одна из первых попыток ограничить самодержавную власть в период ее ста новления, ибо оно было написано непосредственно для вра История политических учений… – М. Юрист, 1994. С. 133-134.

См.: Зимин А.А. И.С. Пересветов и его современники. М., 1958.

3 История политических учений… – М.: Юрист, 1994. С. 134.

4 Там же. С. 136.

5 Там же.

6 Воспроизводится по: Громов М.Н., Козлов Н.С. Русская философская мысль X-XVII веков… С. 194.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс зумления недавно вступившего на престол молодого царя (Ивана IV)1.

Последователем Максима Грека был дипломат Федор Карпов, который в своем послании митрополиту Даниилу пи сал: «Сего ради всяк град и всяко царство, по Аристотелю, управлятися имать от начальник въ правде и изъвестными законы праведными, а не тръпением»2. Ф.И. Карпов, будучи сторонникам законности, выступал против иосифлянской кон цепции «терпения», более уместной в монастырском послуша нии, чем в управлении государством.

Наиболее значительным обобщающим трудом, посвящен ным «Смуте» был «Временник», написанный в XVII в. дьяком Иваном Тимофеевым3, в котором осмыслен ход событий от цар ствования Ивана Грозного вплоть до воцарения Михаила Рома нова. В своем сочинении Иван Тимофеев, обличая политическое интриганство Бориса Годунова, подчеркивает, что истинным правителем государства в тот период должен был стать «лишь деятель, унаследовавший престол от своих предков и венчанный на царство, согласно древнему обычаю, или же избранный все народно, всей землей, как это было с Михаилом Романовым»4.

М.Н. Громов резюмирует в этой связи следующее: «Каков царь – такова и страна, потому главы государства, его избра ние, его правление, отношение к поданным должны быть по строены на прочном фундаменте законности и нравственности, а не на авантюризме и корысти»5.

Вторая половина XVII в. была примечательно тем, что в Москву – «светочу славянства» – потянулись представители многих других народов, из числа которых наибольшее влияние на русскую политико-философскую мысль оказал хорват Юрий Крижанич (1617–1683) – видный деятель славянской культу ры эпохи барокко6. Отводя главную роль в сплочении славян русскому государству, он в своих сочинениях, написанных в ссылке («Политика», «Толкование исторических пророчеств»

Подробнее об этом: Вальденберг В. Древнерусские учения о пределах царской власти.

Пг.,1916.

2 Воспроизводится по: Громов М.Н., Козлов Н.С. Указ. соч. С. 195.

3 «Временник» Ивана Тимофеева / Подг. текста, пер. и комм. О.А.Державиной. М.;

Л., 1951.

4 См.: Елеонская А.С. Орлов О.В., Сидорова Ю.Н., Терехов С.Ф., Федоров В.И. История русской литературы XVII – XVIII веков. М., 1969. С. 44-45.

5 Громов М.Н., Козлов Н.С. Указ. соч. С. 214.

6 Белокуров С.А. Из духовной жизни московского общества в XVII веке. М., 1902.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник и др.), выдвигал программу преобразований в Московском го сударстве, основанную на анализе экономического положения и внутриполитической обстановки, предлагая укрепить цен трализованный государственный аппарат, реформировать ар мию, законодательно закрепить права всех сословий русского общества, освоить новые виды сельскохозяйственного и про мышленного производства, перестроить организацию внешней и внутренней торговли 1. Весьма интересно, что в своем фундаментальном трак тате «Беседы о правлении», известном под условным названи ем «Политика», хранящемся в единственной авторской руко писи (ЦГАДА ф.381, ед. хр. 1799), Юрий Крижанич включил в состав философии этику («нравное учение»), которую в свою очередь подразделял на идиоэтику («осебуйное нравоучение»), экономику («господарство»), политику («людоправное учение») и юриспруденцию («законоставное учение»)2. При этом он особо выделял «политическую мудрость», считая, что правитель должен быть сам мудрым человеком и окружать себя умными советниками3.

Опираясь на идеи европейской политической мысли, он формулировал целостную и обширную программу разумного управления державой, смысл которой сводился к объективно му анализу страны, народа, природных ресурсов, традиций и умелом их использовании4. Его рекомендации на целую эпо ху опередили время их создания и по меткому замечанию Г.В. Плеханова «во многих отношениях напоминают «про грамму Петра I»5.

Выдающийся русский публицист и экономист Иван Тихо нович Посошков, творивший в конце XVII – первой четверти XVIII вв., выдвигал прогрессивные идеи формального равен ства всех перед законом и судом, поддерживал преобразования Петра I, выступая за всемерное развитие промышленности и торговли, активный поиск месторождений полезных ископае См.: Гольдберг А.Л. Ю. Крижанич о русском обществе середины XVII в. // История СССР.

1960. № 6.

2 Воспроизводится по: Громов М.Н., Козлов Н.С. Указ. соч. С. 252.

3 Там же.

4 См.: Вальденберг В. Государственные идеи Крижанича. СПб., 1912.

5 См.: Плеханов Г.В. История русской общественной мысли // Соч. В 24т. Т. 20. М.-Л., 1925.

С. 290.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс мых, предлагая взимать налоги с учетом имущественного по ложения налогоплательщиков1.

Видный деятель правительства Петра I, обер-секретарь Сената Иван Кирилович Кирилов в своем труде «Цветущее со стояние Всероссийского государства», написанном в 1727 г., анализировал имеющуюся в тот период систему организации государственной власти, особое внимание уделяя подробному показу деятельности исполнительных органов (коллегий, при казов etc)2 и чиновников.

В этом контексте весьма интересно то, что как отмечает В.Н. Смирнов: «для мировоззрения Петра было характерно от ношение к государственному учреждению как к воинскому подразделению… Петр был убежден, что армия – наиболее со вершенная общественная структура, что она – достойная мо дель всего общества… Внедрение в гражданскую сферу воен ных принципов проявлялось в распространении на систему го сударственных учреждений военного законодательства, а так же в придании законам, определяющим работу учреждений, значения и силы воинских уставов»3.

Одной из вершин политико-правовой мысли России во второй половине XVIII в. стало учение А.Н. Радищева, кото рый опирался на концепцию естественного состояния Руссо, подчеркивая вместе с тем, «что человек есть существо общест венное и созданное, чтобы жить в обществе себе подобных»4.

Делая важный вывод о таких прирожденных правах человека, как жизнь, вольность и безопасность, Радищев говорил о праве суверенного народа разорвать узы порабощения, освободиться от обязанности соблюдать «общественный договор», если зако ны, принятые государством, и его власть не были употреблены в пользу народа5.

Под влиянием идей Радищева, французских просветите лей, отцов-основателей Конституции США сформировались русские революционеры-декабристы. В течение почти десяти Подробнее см.: Плеханов Г.В. История русской общественной мысли. Т. 2., 2-е изд. М-Л.,1925.

С. 79-106.

2 Кирилов И.К. Цветущее состояние Всероссийского государства. – М.: «Наука», 1977.

3 История государственного управления России – Ростов н/Д: Феникс, 2002. С. 119.

4 См.: Радищев А.Н. Полн. собр. соч. Т. 5. С. 476.

5 См.: Радищев А.Н. Полн. собр. соч. Т. 2. С. 282.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник лет работал над своим конституционным проектом «Русская правда» глава Южного общества декабристов Павел Пестель.

«Народ российский, – писал Пестель, – не есть принад лежность какого-либо лица или семейства. Напротив того, правительство есть принадлежность народа, и оно учреждено для блага народного, а не народ существует для блага прави тельства»1.

Здесь же объявлялось равенство всех перед законом и признавалось неоспоримое право каждого гражданина участ вовать в государственных делах2.

«Декабристы, – писал Ленин, – разбудили Герцена. Гер цен развернул революционную агитацию. Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры-разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями «Народной воли»3.

А.И. Герцен признавал, что в конце концов человечество должно перейти к «безгосударственному устройству». Он пи сал, что «государство как рабство идет к самоуничтожению», но «его нельзя сбросить с себя, как грязное рубище, до известного возраста… С какого народа, в самом деле, может быть снята государственная опека, как лишняя перевязка, без раскрытия таких артерий и внутренностей, которые теперь наделают страшных бедствий, а потом спадут сами? … что значит отри цать государство, когда главное условие выхода из него – со вершеннолетие большинства»4.

В важнейшем документе «Народной воли» «Подготови тельная работа партии» подчеркивается: «Подготовительная работа партии имеет своей задачей развить количество силы, необходимое для осуществления ее целей. Цели же эти сводят ся прежде всего к созданию в ближайшем будущем такого го сударственного и общественного строя, при котором воля наро да сделалась бы единственным источником закона»5.

Н.Г. Чернышевский высказал убежденность в том, что но вая государственная власть коренным образом изменит госу Цит. по: Нечкина М.В. Декабристы. – М.: Наука, 1983. С. 83.

Там же. С. 83-84.

3 Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.21. С.261.

4 Цит. по: Шамарин Э.В. Государственно-правовые взгляды предшественников научного со циализма в России. Киев: Изд-во Киевского ун-та, 1973. С.158.

5 Там же. С. 167.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс дарственный аппарат, установит выборность, сменяемость и полную подотчетность народу избранных должностных лиц и органов1. Депутаты центрального народного собрания или парламента, органы управления областей, городов и сел, а следовательно все основные и второстепенные власти должны свободно избираться народом. Кроме того, демократическая власть предоставит всем членам общества право привлекать к судебной ответственности всех должностных лиц, уличенных в злоупотреблении своими правами. «Каждый городской или общинный чиновник, – пишет Н.Г. Чернышевский, – первым встречным может быть предан суду за малейшее превышение власти, ему определенной»2. Он же замечает: «Если дело, вам поручаемое, будет идти неисправно, вы будете сменены без наказания или с наказанием, смотря по характеру неисправ ности, а каждую неисправность вашу готовы будут обнаружить сотни людей, чтобы не потерпеть от нее убытка или вреда»3.

Одной из основных черт института должностных лиц при де мократии является, по мнению Чернышевского, контроль над ними со стороны народа. Должностное лицо обязано отчитать ся перед народом, а избиратели могут требовать у него отчета о ведении каждого дела4. «Если бы даже мир когда-нибудь ошибся в выборе, то необходимость отдавать отчет мирской сходке и в важнейших случаях действовать с ее утверждения пресечет в самом начале могущие произойти злоупотребле ния», отмечает Чернышевский5. Как видим, социальному кон тролю он отводит весьма важную роль в своем учении о демо кратической республике.

Н.А. Добролюбов разделял эти воззрения Н.Г. Чернышев ского на аппарат будущего государства. Он считал, что в этом новом государстве народ будет свободно избирать своих пред ставителей, которые станут послушными выразителями его воли и поэтому обязаны чутко прислушиваться к голосу своих избирателей, поддерживая с ними постоянную связь6.

Шамарин Э.В. Указ. соч. С. 152.

Чернышевский Н.Г. Полн. собр. соч. Т. VII. 1950. С. 694-695.

3 Чернышевский Н.Г. Полн. Собр. Соч. Т.VIII.1950. С. 695-696.

4 Шамарин Э.В. Государственно-правовые взгляды предшественников научного социализма в России. – Киев: Изд-во Киевкого ун-та, 1973. С. 154.

5 Чернышевский Н.Г. Полн. собр. соч. Т. V. 1950. С. 898.

6 Добролюбов Н.А. Полн. собр. соч. Т. 3. 1936. С. 207-208.

Философская инноватика: поиски, проблемы, решения. Ежегодник В противном случае эти представители могут быть ото званы народом. Последний должен иметь право отзыва тех своих представителей, которые утратили чувство нового, пере стали расти и уже не удовлетворяют новым требованиям, предъявляемым жизнью1.

Всякие привилегии и бесконтрольность должностных лиц в будущей республике ликвидируются, и должностные лица становятся простыми исполнителями воли народа. Выборное лицо сможет пользоваться уважением и доверием «настолько и до тех пор, насколько и покуда оно связано со всей страною, идет заодно с народом»2.

Никто до М.А. Бакунина столь решительно и неистово не требовал разрушить государство до самого основания, причем разрушить незамедлительно. Вместе с тем весьма меткими и верными представляются нам суждения М.А. Бакунина о со циальном контроле, в частности, его вывод о том, что в системе представительного правления буржуазии, даже если она и подправлена референдумом, действенный народный контроль не существует и все разговоры о политической свободе и на родном самоуправлении следует считать лицемерием и ло жью3. Наряду с этим он считал важнейшей гарантией обеспе чения свободы контроль над государственной властью. Такие гарантии го его мнению возникают в любой стране в процессе «эмансипации общества» (в той или иной степени) от государ ства. Особенно настоятельной такая потребность становится в тот момент, когда общество переживает революцию и создает новое правительство, а также в случае формирования прави тельства в результате выборов. Во всех странах, где установи лось представительное правление, свобода может быть дейст вительной лишь в том случае, подчеркивал Бакунин, если действителен контроль за властью4.

«Свое обоснование потребности в контроле, – пишет В.Г. Графский, – Бакунин строил исходя из положения о том, будто власть в состоянии испортить самых лучших людей»5.

Сильным противоядием этому он считал «Серьезный контроль Добролюбов Н.А. Полн. собр. соч. Т. 3. 1936. С. 207-208.

Добролюбов Н.А. Полн. собр. соч. Т. 3. 1936. С. 297.

3 Цит. по: Грифский В.Г. Бакунин. – М.: Юрид. лит., 1985. С. 82.

4 См.: Там же.

5 См.: Там же.

Раздел III. Русская политическая философия: классический и инновационный дискурс и перманентную оппозицию». Отсутствие перманентной оппо зиции и непрекращающегося контроля неизбежно ведет к мо ральной развращенности всех, кто почувствовал себя облада телем общественной власти. В каких формах может осуществ ляться такой контроль Бакунин подробно не рассматривал, а, к примеру, всеобщее избирательное право приравнивал лишь к зачаточным формам народного контроля1.

Русский социолог и публицист второй половины XIX в., известный как идеолог панславизма, Н.Я. Данилевский обос новал концепцию о том, что русская государственность форми ровалась не за счет попранных и завоеванных народностей, а путем исторической интеграции, т.е. «не насильственной асси миляции» племен, не знавших «ни зачатков исторической жизни, ни стремления к ней», а также путем принятия под свою защиту тех народов, которые, «будучи окружены врагами, уже потеряли свою национальную самостоятельность или не могли ее сохранить»2.

«Не в том дело, чтобы не было всемирного государства, – справедливо указывал Н.Я. Данилевский, – а в том, чтобы не было господства одной цивилизации, одной культуры, ибо это лишило бы человеческий род одного из необходимейших усло вий успеха и совершенствования – элемента разнообразия3. Он же писал: «…Россия не иначе может занять достойное себя и Славянства место в истории, как став главою особой, самостоя тельной политической системы государств и служа противове сом Европе во всей ее общности и целостности. Вот выгоды, польза, смысл Всеславянского союза по отношению к России»4.

Критикуя такие институты западной демократии, как парламентаризм, свободные выборы и многопартийность, К.П.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.