авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||

«Гилберт Клинджел. «Остров в океане»: Государственное издательство географической литературы; Москва; 1963 Инагуа… маленький заброшенный островок Багамского архипелага. На этом ...»

-- [ Страница 10 ] --

манта возвращалась. На этот раз ее огромный корпус появился справа — она поднималась из черной глубины. Подплыв к самому краю пропасти, она высоко подняла один свой огромный плавник и двинулась прямо на меня. Мне были видны ее опущенные вниз головные «плавники», похожие на большие рога. Они, вероятно, служат рулем, но мне пришло в голову, что ими можно схватить жертву и засунуть в пасть, оснащенную крепкими, как булыжники, зубами. Манта плыла прямо на мой шлем, а я был совершенно беспомощен — у меня не было с собой даже ножа. Расстояние между нами все сокращалось. Пятнадцать футов, десять — я уже ждал, что меня раздавят эти огромные черно-белые «крылья», но манта проплыла над самой моей головой, едва не задев шланг, и ушла влево. Когда она поворачивала, я разглядел обращенные на меня маленькие свиные глазки в белесой радужной оболочке.

Чудовище направлялось к месту, где стояла лодка. Его гладкий, твердый черный хвост фута в три длиной торчал как палка и не шевелился. К манте присосалась пара прилипал, значительно крупнее тех, что я видел на песчаных акулах. Они беспокойно ерзали на ее брюхе, словно нетерпеливо дожидаясь часа обеда своей хозяйки.

Морской дьявол вернулся еще раз, но ко мне уже близко не подходил. Он проплыл футах в пятнадцати от меня, к моему облегчению, далеко обойдя воздушный шланг, повернул к краю пропасти и вскоре его очертания растаяли в туманной дымке. Убедившись, что он исчез, я изо всех сил полез вверх по спасательной веревке. Живой и невредимый, я сидел в лодке, греясь на солнце и тяжело дыша.

Лодочник снова смотрел на меня с торжествующим видом.

— Когда-нибудь это плохо кончится, — сказал он. — Такими вещами не шутят… Я вас предупреждал… Я почти согласился с ним. Если б манта оборвала шланг или запуталась в веревке, я бы попал в очень затруднительное положение, которое могло кончиться трагически.

Все же через полчаса, отдышавшись и вновь набравшись духу, я вторично, погрузился в воду. Край пропасти я нашел без труда, хотя попал в другое место. Песчаное дно здесь оказалось более надежным, и низкорослые водоросли доходили до самого обрыва. Я устроился поудобнее и сидел, споласкивая водой смотровое стекло, затуманившееся от дыхания. Сначала я ничего не видел, но когда прозрел, сделал открытие: край обрыва служил проезжей дорогой для множества рыб. Первыми я увидел макрелей, шедших косяком. К какому виду они принадлежали, я не мог определить. Длиной они были дюймов в восемнадцать и плыли футах в десяти над моей головой. Солнечный свет, пробивавшийся сквозь толщу воды, падал на серебристых рыбок и давал неожиданный световой эффект:

вокруг каждой горел золотой ореол. На суше мне никогда не случалось видеть такой красоты, если не считать, пожалуй, крыльев некоторых бабочек. Рыбки плыли медленно, но потом все как одна вдруг заторопились. Вытянувшись в одну сверкающую желтую цепочку, они взмыли к поверхности, где маячила стая какой-то мелкой рыбешки. Почуяв приближение хищниц, мелкие рыбки помчались прочь, тоже наверх, разрезая воду, как живые стрелы. Я смутно различал непрозрачную пелену поверхности и заметил, что рыбешки прорвались сквозь нее и исчезли. Значит, это были летучие рыбы. Разочарованные макрели вернулись патрулировать край обрыва. Мне не пришлось увидеть, как летучие рыбы шлепались обратно в воду: мешали дымка и большое расстояние.

Что-то обожгло мне руку. Я так быстро обернулся, что у меня из-под ног поднялось облачко илистой мути. Над моей головой дрейфовала физалия, прозванная португальским корабликом, — большая лилово-синяя медуза. Два или три ее длинных, свисавших вниз щупальца скользнули по моей руке, Я упал на песок, чтобы избежать прикосновения остальных. Водоворот, образовавшийся от моего резкого движения, закрутил легкое тело медузы. Ее щупальца перепутались, и физалия,90 к моей радости, немедленно втянула их. В вытянутом виде они достигали десяти-двенадцати футов длины. Если бы я получил полную порцию яда, ожог мог бы оказаться очень тяжелым. И так рука у меня болела около двух часов.

Физалия — своеобразное и зловредное животное. Она находится в ближайшем родстве с актиниями и медузами и представляет собою целую колонию, где все члены полезны друг другу и не ссорятся. Хотя физалия кажется отдельным организмом, на самом деле она является сообществом мелких особей, каждая из которых выполняет свою функцию, а все вместе образуют органическое единство. На первый взгляд это не заметно, но при исследовании выясняется, что физалия состоит из полипов разной формы, имеющих разное назначение. Один полип, нежно-голубой, имеет трубчатую форму и служит органом пищеварения. Другой — пальцевидной формы и очень чувствительный — служит органом осязания, третий — органом размножения, четвертый преобразовался в длинные щупальца, снабженные ядовитыми стрекалами. Эти щупальца хватают добычу и в случае нужды служат орудием защиты. Кроме того, это балансирующий руль всего плавучего содружества. Нечего и говорить, что следует тщательно избегать физалию.

Но самое интересное я увидел, когда, успокоившись, снова взглянул на физалию:

вокруг нее плавала стая мелких рыбок. Я узнал их — это была молодь строматеид, тех самых рыб, что украшают наш стол. Они связали свою жизнь с физалиями и другими медузами и относятся к ним как к покровителям и защитникам. Когда им угрожает какой-нибудь голодный хищник, строматеиды бросаются между ядовитыми щупальцами, во внутреннее пространство, где на них никто не смеет напасть. Очень редко может случиться, что рыба, в панике убегая от врага, натыкается на ядовитое жало и мгновенно парализуется. Тогда медуза получает свою долю и отправляет беспомощную добычу прямо в рот.

Кроме таких случайностей, физалия как будто не подозревает, что какая-то ничтожная рыбешка вьется вокруг нее и пользуется ее покровительством. А строматеиды прекрасно знают, с кем имеют дело и как ядовиты щупальца, — они с величайшей осторожностью избегают касаться их, даже когда прячутся между ними. Их участи нельзя, конечно, позавидовать: ведь это все равно что жить в комнате с десятками свисающих над головой высоковольтных проводов.

Симбиоз физалий и строматеид представляет собой очень интересную проблему. Как могла возникнуть такая связь? Какая предприимчивая строматеида первой догадалась, что разносчицы смертельного паралича могут быть использованы как средство самозащиты?

Быть может, это была «сверх-рыба», неизвестно каким образом сообщившая о своем открытии прочим заурядным строматеидам? Или какой-то таинственный инстинкт 90 Португальский кораблик, или физалия (Physalia), в узком смысле слова не медуза, а сифонофора — так зоологи называют особую группу кишечнополостных животных, ведущих, подобно медузам, плавающий образ жизни, но состоящих из множества сросшихся в одну колонию полипов. Все особи колонии выполняют разное назначение: одни добывают пищу, улавливая длинными стрекающими щупальцами добычу;

другие поедают ее;

третьи, похожие на колокола, сокращаясь, толкают сифонофору вперед;

четвертые и пятые выполняют роль выделительных и половых органов. Над всей колонией на поверхности воды возвышается плавательный пузырь, наполненный газом. Это «поплавок и парус». У физалии воздушный пузырь бывает длиной до сантиметров при ширине в 10 сантиметров, а щупальца свешиваются вниз на глубину в двадцать-тридцать метров. На солнце физалии играют чудесными переливами голубых, фиолетовых и пурпурных тонов, поэтому их и назвали «португальскими корабликами»: португальцы ярко раскрашивали свои военные корабли. Яд физалий в большой дозе может быть опасным и для человека. Однако некоторые рыбки живут в сообществе с сифонофорами, прячась от врагов между их щупальцами. Взаимовыгодное сожительство двух разных организмов биологи называют симбиозом (вспомните рака-отшельника и актинию, муравьев и тлей), Между щупальцами физалий прячутся обычно маленькие рыбки номеусы (Nomeus gronovii), которые, по-видимому, невосприимчивы к яду сифонофор. Но Д. Клинджел упоминает о других рыбах — о молодых строматеидах (Stromateidae). Взрослые строматеиды — некрупные, внешне несколько похожие на лещей рыбы. У берегов США имеют промысловое значение.

натолкнул всех рыбок этой породы сразу на этот метод? На подобные вопросы почти никогда не находишь ответов.

Я очень обрадовался, когда физалия убралась. Как ни хороша их бледно-лиловая окраска, в этих существах есть что-то зловещее, и ожоги они причиняют ужасные. Но нет животного, которое бы так подходило к этому странному подводному миру, как физалия.

Студенистые, фантастические по форме, исключительно хрупкие, они сами на 98 % состоят из воды и как бы сливаются с подводным ландшафтом.

Я продолжал наблюдать. Из туманной дымки появилось несколько хэмулёнов. В противоположность макрелям, они путешествуют парами и тройками. Рыбы выискивали что-то в песке и двигались неторопливо, то и дело отклоняясь в стороны. Длинная, узкая, грациозная барракуда возникла в нескольких шагах от меня и остановилась. На жаберных крышках у нее проходит темная полоса, придающая ей жестокий и отталкивающий вид.

Минуты три она холодно созерцала меня, неподвижно вися в воде, затем скользнула дальше, не сделав ни малейшего усилия при переходе к движению. Встреча с барракудой обеспокоила меня гораздо меньше, чем появление морского дьявола, хотя основания для этого были: барракуда — общепризнанный тигр рыбьего царства.

Истинное удовольствие доставила мне большая зеленая черепаха91 весом по крайней мере в сотню фунтов, проплывшая мимо меня. Она появилась сзади и легко скользила в воде над самым песком, изящно двигая ластами. На меня она не обратила ни малейшего внимания. Ее панцирь был украшен ковром зеленого мха и множеством белесоватых морских желудей. Подобно манте, она тащила на себе паразита — к ее животу присосалось прилипало. Черепаха добралась до края пропасти и скользнула вниз, в глубину. Я знал, что черепаха не может долго обходиться без воздуха, и поэтому удивился, зачем она забирается так глубоко — ведь она время от времени должна подниматься на поверхность. Но черепаха погружалась все глубже и глубже, пока не скрылась во мраке.

Черепаха навела меня на мысль, что на краю подводной пропасти миграция имеет несколько иной характер, чем у берегов. Рыбы все время сновали между океанским дном и песчаной насыпью. Больше всего среди них было холёцентрусов, которых я встречал в сколько-нибудь значительных количествах только по ночам. Здесь же они шли из глубины непрерывным потоком. Казалось, они знают, куда направляются, и держали курс прямо на прибрежные скалы. Другие рыбы возвращались, переваливали через край пропасти и скользили вниз. Среди них я часто замечал красных и голубых морских попугаев. Зачем они стремились в глубину — было для меня загадкой, ибо крайняя граница водорослей, которыми они питаются, проходила по краю утеса. Тем не менее они появлялись в огромных количествах;

вероятно, они поочередно жили то на прибрежных скалах, то в недрах океана.

Последние минуты, проведенные мной на краю мира, оказались самыми впечатляющими. Я решил спуститься как можно глубже — насколько позволит давление.

Отдохнув, я подполз к самому краю пропасти и начал спуск, крепко держась за веревку.

Откосы круто срывались вниз, песок осыпался, но веревка помогала мне держаться на ногах.

Шел я медленно и дышал носом, чтобы уравнять давление, уже сказывавшееся на барабанных перепонках. Вот уже я спустился на десять, пятнадцать, двадцать футов… Я взглянул наверх: никакого признака поверхности. Я находился па глубине 55 футов. Для 91 Зеленая, или суповая черепаха (Chelonia mydas), бывает длиной до метра с четвертью и весит до трехсот килограммов. Сверху окрашена в оливково-бурый цвет. Обитает в теплых морях у берегов с подводной растительностью, которой взрослые черепахи главным образом и питаются (в неволе едят и рыбу). Самки в уединенных бухтах откладывают в приморский песок 75—200 яиц, из которых через полтора-два месяца выводятся маленькие черепахи и ползут назад в море.

В одном Карибском море ежегодно добывают свыше тысячи тонн зеленых черепах, мясо которых славится превосходным вкусом;

на берегу собирают множество их яиц. Промысел ведется хищнически, и, если не будут приняты срочные меры, то этим черепахам, бесчисленные стада которых преграждали дорогу кораблям Колумба, угрожает быстрое истребление.

современного водолаза это не ахти как много, но при моем легком снаряжении это было достижение. Я знал, что дальше спускаться не следует, но остановиться не мог. Меня подстрекало любопытство — это непреодолимое чувство, влекущее нас вперед к неизвестному. Давление начало ощутимо давать себя знать: на грудь и желудок словно навалилась непомерная тяжесть. Дыхание участилось. Шестьдесят футов. Закружилась голова. Шестьдесят пять… Я огляделся вокруг насколько хватал глаз;

впереди виднелся лишь песчаный откос, уходивший вниз, в бесконечность. Песок, полная тьма и тишина. Ничего подобного я себе не представлял. В этом было что-то устрашающее именно благодаря неопределенности и неосязаемости. Я повернулся и стал подниматься. Высоко над краем пропасти виднелось золотистое свечение. От непривычного давления кружилась голова. Цепляясь то одной, то другой рукой за веревку, я упорно поднимался. Когда я достиг края обрыва, сверкающая масса золотистых ниточек потянулась вниз. Это был большой косяк рыбы, направлявшейся в бездну. Мы встретились на полпути. Они шли в тьму и вечный холод, а я — в прекрасный, овеянный воздухом, солнечный мир.

СЛОВАРЬ МОРСКИХ ТЕРМИНОВ Бак на иоле — часть палубы от грот-мачты до носа.

Бизань — нижний (или, как на «Василиске», единственный) косой парус, ставящийся на бизань-мачте (первой от кормы).

Бимсы — поперечные крепления судна, род балок, соединяющих противоположные стороны шпангоутов (ребер судка). На бимсы настилается палуба.

Брашпиль — род ворота с горизонтальным валом.

Буй — цилиндрический поплавок с ажурной надстройкой, на вершине которой в темнее время суток зажигается огонь. Буи устанавливаются для ограждения опасных мест в открытом море, на подходах к портам и морских каналах.

Бушприт — выдающееся впереди носа судна рангоутное дерево, служащее для выкоса вперед штагов (снастей, поддерживающих спереди мачту) и крепления носовых треугольных парусов — стакселя и кливеров.

Ватер-бакштаги — снасти, раскрепляющие бушприт с обоих бортов.

Гафель — рангоутное дерево, к которому пришнуровывается верхняя шкаторина косого паруса.

Гик — подвижно скрепленное с мачтой рангоутное дерево, к которому крепится нижняя шкаторина нижнего косого паруса.

Грот — нижний (или единственный) парус на грот-мачте.

Грот-штаги — снасти, поддерживающие грот-мачту спереди.

Пол — двухмачтовое небольшое судно с косыми парусами, очень удобное в управлении.

Кливер — один из передних (второй от мачты) треугольник парусов.

Леер — железный прут или туго натянутый трос.

Линь — тонкий растительный трос, толщиною по окружности менее дюйма.

Медная краска — краска, до некоторой степени предохраняющая подводную часть судна от обрастания ракушками.

Наветренный — находящийся по отношению к наблюдателю или к какому-либо предмету со стороны дующего ветра.

Найтовы — трос, которым крепятся самые различные предметы на судне.

Нактоуз — четырех- или шестигранный шкафчик, в верхней части которого устанавливается компас, прикрытый колпаком. В ночное время для освещения компаса под колпаком зажигается неяркий огонь.

Пайол — съемный деревянный настил, служащий полом.

Перты бушприта — два троса, прикрепленные с обеих сторон бушприта по всей длине таким образом, чтобы, став на них, можно было работать на бушприте, опираясь на него животом.

Пирс — сооружение для причала судов.

Планшир на деревянных судах — толстая доска, прикрывающая кромку верхней доски бортовой обшивки и связывающая верхние оконечности шпангоутов.

Плавучий якорь — конический мешок с обручем. Его бросают за борт на длинном тросе, он упирается о воду и удерживает судно носом или кормою против ветра, т. е. в наиболее безопасном положении, не давая судну развернуться бортом к волне.

Поворот фордевинд (по ветру) на судах с косым парусным вооружением, даже при ветре умеренной силы, требует от команды напряженного внимания и расторопности.

Кульминационным моментом поворота является переход перебрасываемых ветром парусов с одного борта на другой. Стоит лишь чуть-чуть упустить время и не успеть вначале выбрать (натянуть) втугую шкоты, а затем в должный момент быстро и плавно потравить (отпустить) их, как паруса резко будут переброшены ветром на противоположный борт.

Подветренная сторона — т. е. сторона, противоположная той, на которую дует ветер.

Рангоут, или рангоутные деревья, — общее название всех деревянных или трубчатых металлических детален круглого сечения, служащих в основном для подъема и несения парусов. К рангоутам относятся мачты, бушприт, гафели, гики и т. п.

Рифы или штерты — короткие отрезки тонкого троса, нашитые с обоих сторон паруса в один-четыре ряда один над другим. Связывая штерты противоположных сторон под нижней кромкой пapуca, тем самым уменьшают его площадь. Взять три рифа — последовательно связать один за другим три ряда штертов.

Свернутый в бухту трос, т. е. трос, свернутый спиралью или уложенный петлями.

Секстан — мореходный угломерный инструмент для измерения высоты небесных светил, а иногда и горизонтальных углов между видимыми предметами.

Счисление — один из способов определения места судна по специальным формулам или графическим путем.

Такелаж — общее название всех снастей на судне.

Узел — морская мера длины и одновременно скорости. Один узел равен одной морской миле (1852 м), проходимой судном в час.

Ус — приспособление в виде ухвата, соединяющее гик или гафель с мачтой таким образом, что они могут поворачиваться, а гафель, кроме того, опускаться и подниматься.

Шкаторина — кромка парусов, обшитая для прочности тонким гибким тросом.

Шкоты — снасти, служащие для управления парусами, а у некоторых парусов и для их установки.

Шпангоуты — детали поперечной связи, которые служат как бы ребрами, к которым крепится обшивка.

Составил Д. Л. Сулержицкий Комментарии Главы I, VII, IX, XI, XII печатаются с небольшими сокращениями.

Трупное окоченение (лат.).



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.