авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Г.П.Касперович

записки генерала

КасперовичГ.П.

Записки генерала

Автор этой книги генерал-полковник Григорий Павлович Касперович де-

лится с

читателями своими воспоминаниями, богатым жизненным опытом.

Добросовестно, с честью, порою с риском для жизни, выполнял он свой

воинский долг, служил там, куда посылала его Родина. Вся его жизнь – это

образец беззаветного служения Отчизне, верности военной присяге, высокого

профессионализма, офицерской порядочности, предельной требовательности к себе и к подчиненным в сочетании с постоянной заботой о них;

пример мо лодым офицерам, проходящим тернистый путь служебного становления.

Екатеринбург, 2012 г.

От автОра Не раз, общаясь с друзьями и коллегами, после рассказов о дет стве, учебе, службе и войне я слышал: «Палыч, ну это же нужно записать...»

И вот после некоторых раздумий я решил поделиться своими воспоминаниями и достаточно богатым опытом службы.

Мое поколение особое. Наши отцы и деды пережили годы репрес сий и тяжелейшей войны, но росли мы на базе твердой, системной идеологии и патриотизма к своей стране.

Записки генерала изличноГодела Григорий Павлович Касперович, генерал-полковник, кандидат социологических наук, профессор кафедры ОБЖ Уральского государственного педагогического института.

Родился 15 июня 1945 года в Москве.

1952–1956 гг. – начальная школа в г. Риге.

1956–1963 гг. – Кавказское Краснознаменное суворовское военное училище.

1963–1966 гг. – Московское высшее общевойсковое командное училище.

1966–1970 гг. – служба в Ленинградском военном округе, Заполярье;

должности: коман дир взвода, командир роты, командир батальона.

1970–1973 гг. – учеба в Академии им. Фрунзе.

1973–1979 гг. – служба в Группе советских войск в Германии;

должности: заместитель командира полка, командир полка, начальник штаба дивизии.

С 1980 г. по август 1984 г. – служба в Сибирском военном округе;

должности: начальник штаба дивизии, командир дивизии.

С августа 1984 г. по август 1986 г. – командир 5-й мотострелковой Краснознаменной ди визии в Афганистане (Шинданд).

Сентябрь 1986 г. – сентябрь 1988 г. – слушатель Академии Генерального штаба.

1988–1990 гг. – служба в Прикарпатском военном округе;

должность: первый замести тель командующего армией.

1991–1992 гг. – служба в Приволжско-Уральском военном округе;

должность: команду ющий армией.

1992–1996 гг. – начальник штаба Уральского военного округа.

С июня 1996 г. по октябрь 1997 г. – начальник Главного управления кадров и военного образования Министерства обороны.

С октября 1997 г. по декабрь 1998 г. – командующий Сибирским военным округом.

1999–2004 гг. – главный военный советник президента Республики Ангола, генерал полковник.

2005 г. – увольнение в запас.

2005–2008 гг. – первый вице-президент Регионального отделения Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

2008–2010 гг. – декан факультета гражданской защиты Уральского государственного гор ного университета.

С 2010 года – член региональной Общественной палаты.

Первое офицерское звание – лейтенант – получил в 1966 году. Первое генеральское зва ние получил в 1984 году.

Награжден 17 медалями, орденами «За военные заслуги», Красного Знамени, Дружбы, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, Красного Знамени Респу блики Афганистан, Русской православной церкви «Святого Благоверного князя Даниила Московского», «Ветеранского Креста» I степени, двумя образцами наградного оружия.

Записки генерала Вместо предислоВия На современном этапе развития Российского государства, в период, когда происхо дит ломка нравственных ориентиров и пересмотр жизненных ценностей, каждому граж данину, а особенно молодым людям, желающим посвятить себя благородному делу слу жения Отечеству, крайне важно иметь перед собой достойный образец для подражания.

Русская история знает немало военачальников, которые своей жизнью показали яр кий пример беззаветного служения Родине – это А. В. Суворов, М. И. Кутузов, Г. К. Жу ков и многие другие. К военным руководителям, внесшим значительный вклад в станов ление и развитие российских Вооруженных cил в наиболее сложный и противоречивый период их истории, связанный с распадом СССР и становлением нового государства – Российской Федерации, с полным правом можно отнести и генерал-полковника Григория Павловича Касперовича, посвятившего военной службе почти полвека. Этот военачаль ник сыграл важную роль в судьбе многих офицеров, в том числе и моей.

Люди в погонах знают, что в жизни каждого из них встречаются командиры, оказы вающие не только существенное влияние на их профессиональный и карьерный рост, но и сами биографии которых тесно переплетаются с твоей. Таким человеком лично для меня стал генерал Г. П. Касперович. Познакомились мы в боевых условиях, и глубоко символичным в наших отношениях можно считать то, что волею судьбы в 1984 году мы летели в одном самолете в Демократическую Республику Афганистан, а через два года вместе возвращались. Григорий Павлович был командиром 5-й мотострелковой дивизии.

В ее состав входил танковый батальон, начальником штаба которого был я. В Афганиста не, в боевых условиях, Григорий Павлович проявил себя как талантливый военачальник, умело руководивший боевыми операциями и грамотно выстраивавший взаимоотноше ния с местным населением, проявлявший максимум внимания к нуждам и запросам лич ного состава и, главное, требовавший от командиров всех уровней особого отношения к здоровью и жизни солдат и офицеров, понимая, что каждого из них ждут дома близкие и родные. Именно в то сложное время генерал Г. П. Касперович стал для меня идеалом военного руководителя, к достижению которого необходимо стремиться.

После возвращения на Родину мы оба сели за парту: Григорий Павлович – в Военной академии Генерального штаба, я – в Военной академии бронетанковых войск.

Через несколько лет судьба вновь свела нас, теперь уже на Урале, где генерал-лейте нант Г. П. Касперович был командующим армией, а затем и начальником штаба военного округа. Удивительная работоспособность, глубочайшее знание теории и практики воен ного дела, искренняя забота о подчиненных – именно эти качества Григория Павловича наиболее ярко запомнились мне из совместной службы.

Хочется особо подчеркнуть, что, несмотря на то что в последующем наши служеб ные пути уже практически не пересекались, я попадал служить в те же места, где раньше служил и Григорий Павлович. После окончания в 2001 году Военной академии Генераль ного штаба я стал начальником штаба, а затем командующим армией в Сибирском воен ном округе, которым ранее командовал генерал Г. П. Касперович. И где бы я ни служил, везде о Григории Павловиче слышал исключительно добрые и теплые отзывы и как о требовательном командире, и как о человеке с большой буквы.

Сегодня, читая воспоминания генерал-полковника Г. П. Касперовича, анализируя различные стороны его жизни, факты и события, принимаемые решения, мне открылось еще одно качество Григория Павловича – писательский талант, способный донести до каждого читателя свои чувства и переживания, «окунуть» и заставить по-новому взгля нуть на происходящие на страницах книги судьбоносные для страны события.

…Непросто складывался жизненный путь генерала Г. П. Касперовича. Он родился в военной семье, но, рано оставшись без родителей, в одиннадцать лет поступил в Суво ровское училище. Именно в нем, а затем и в прославленном Московском общевойсковом училище Григорий Павлович получил основы военных знаний, серьезно занялся спор том, любовь к которому пронес через всю жизнь, прививая ее не только своим подчинен ным, но и детям, которые продолжают офицерскую династию.

Офицерская служба будущего генерала началась в одном из самых суровых районов нашей страны – в Заполярье, где он командовал взводом, ротой и батальоном. Особое внимание, уделяемое боевой подготовке со стороны вышестоящего руководства, позво лило молодому офицеру не только совершенствовать полученные в стенах училища зна ния, но и приобрести опыт командования подразделениями в сложнейших природных условиях.

После окончания Военной академии имени М. В. Фрунзе Григорий Павлович коман довал полком и дивизией в Группе советских войск в Германии, затем получил направ ление в Сибирь. При этом особое внимание он уделял совершенствованию боевой под готовки войск, учил личный состав тому, что необходимо при ведении боевых действий, зная, что «…за пот подчиненных совесть мучить не будет, а за кровь не даст покоя всю оставшуюся жизнь».

Наиболее полно деловые и моральные качества Григория Павловича проявились во время двухлетней командировки в Афганистан, где он зарекомендовал себя грамотным, волевым, целеустремленным и заботливым боевым командиром. Именно там он приобрел такое важное для офицера качество, как способность хладнокровно руководить своими подчиненными в условиях постоянной угрозы для жизни, не теряя при этом трезвости ума.

Записки генерала После окончания Военной академии Генерального штаба генерал Г. П. Касперович в обстановке фактического развала государства и его Вооруженных сил, отсутствия фи нансирования становится настоящим военачальником, умело командует крупными вой сковыми объединениями, в сложных условиях совершенствует их боевую подготовку, проявляет заботу о материальном обеспечении личного состава.

Следует отметить, что и государственное, и военное руководство высоко ценило деловые и моральные качества генерала Касперовича – в критический период рефор мирования Вооруженных сил и вооруженного конфликта в Чеченской Республике он возглавил Главное управление кадров Министерства обороны, а затем был назначен ко мандующим Сибирским военным округом – одним из самых больших и сложных в со ставе Вооруженных сил.

Большой опыт ведения боевых действий и руководства воинскими объединениями стали определяющими при направлении генерала Г. П. Касперовича на должность кон сультанта президента Республики Ангола по военным вопросам. Во многом благодаря именно его деятельности в этой африканской стране была закончена гражданская война и проведено реформирование вооруженных сил.

Григорий Павлович Касперович сменил 16 мест службы. И везде – будь то Заполя рье, Группа советских войск в Германии, Афганистан, Западная Украина, Урал, Сибирь или Ангола – он заслуженно считался высочайшим профессионалом, отдающим все свои силы, знания и энергию на благо государства и его Вооруженных сил. И сейчас, после окончания военной службы, Григорий Павлович продолжает благородное дело защиты Отечества и обеспечения его безопасности.

Родина высоко оценила Григория Павловича Касперовича, наградив его многими орденами и медалями, в том числе орденами Красного Знамени, Дружбы, «За военные заслуги», «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР», двумя образцами наградного оружия.

Убежден, что воспоминания генерал-полковника Григория Павловича Касперовича о своем жизненном, служебном и боевом пути найдут своих читателей не только среди людей в погонах, но и среди всех, кто интересуется биографиями военачальников, внес ших значительный вклад в развитие российских (советских) Вооруженных сил, увлека ющихся историей своего государства и армии.

C.В.Бунин, первыйзаместительглавнокомандующего– начальникГлавногоштабавнутреннихвойскМВдРоссии, генерал-полковник изличноГодела СергейВикторовичБунин родился 9 ноября 1956 года в г. Троицке Челябин ской области.

В 1977 году окончил Челябинское высшее танковое командное училище.

В 1989 году окончил Академию бронетанковых войск, а в 2001 году – Академию Генерального штаба ВС РФ.

Служил на различных командных должностях, воевал в Афганистане.

В начале 90-х командовал 276-м мотострелковым полком 34-й дивизии (Екате ринбург).

Зимой 1995 года полк Сергея Бунина принимал участие в штурме Грозного – именно эта часть взяла президентский дворец в центре чеченской столицы.

Затем генерал Бунин стал командиром 34-й мотострелковой дивизии Уральского военного округа и занимал этот пост до августа 1999 года.

С 2001 года начальник штаба – первый заместитель командующего 41-й обще войсковой армией (Новосибирск) Сибирского военного округа. С июля 2003 года – командующий 41-й армией.

Указом Президента Российской Федерации от 13 августа 2004 года Сергей Вик торович Бунин назначен первым заместителем главнокомандующего – начальником Главного штаба внутренних войск МВД России.

Звание «генерал-полковник» ему присвоено Указом Президента Российской Фе дерации от 7 июня 2007 года.

Записки генерала гоВорят коллеги Мое первое знакомство с Григорием Павловичем Касперовичем произошло в году, когда он, будучи еще подполковником – начальником штаба 35-й мотострелковой дивизии 20-й армии Группы советских войск в Германии (н.

п. Олимпишесдорф), про водил командно-штабное учение на местности с танковым полком, в котором я служил командиром взвода, лейтенантом в разведывательной роте. Хоть и не позволила боль шая разница в звании, должности, да и в возрасте близко познакомиться тогда с этим человеком, но даже те нечастые встречи в ходе проведения мероприятий боевой под готовки, повседневной деятельности, государственных и спортивных праздников, оста вили неизгладимое впечатление об этом офицере. Чего стоил только один внешний вид Г. П. Касперовича: высокий рост, осанка, в которой чувствовались сила и благородство, безукоризненно подогнанное обмундирование, сшитые по индивидуальному заказу са поги и фуражка, строгий внимательный взгляд. Все это побуждало нас, молодых офице ров, испытывать не только уважение к нему, но и подстегивало стремление стать таким же авторитетным командиром.

В 1979 году Григорий Павлович убыл по замене в Сибирский военный округ. В дальнейшем через знакомых офицеров я узнал, что он стал командиром дивизии. В этой должности отвоевал положенный срок в Афганистане. За умелое руководство соедине нием в ходе проведения крупных боевых операций и проявленные при этом мужество и героизм Г. П. Касперович удостоен государственных наград.

Благодаря природному дару, силе воли, твердости духа и упорству, а также прочным знаниям, полученным в военно-учебных заведениях, боевому опыту, не имея никаких протеже, Григорий Павлович прошел все ступени служебного роста от командира взвода до командующего войсками военного округа, был начальником Главного управления ка дров в ранге заместителя министра обороны Российской Федерации, четыре с половиной года занимал должность главного военного консультанта президента в Республике Анго ла. Кстати, в немалой степени благодаря ему в этой стране была завершена многолетняя гражданская война.

Уже несколько лет мы с Григорием Павловичем работаем в городе Екатеринбурге.

После выхода на пенсию он полностью погрузился в общественную, преподавательскую и научную работу, защитил кандидатскую диссертацию. Частым гостем бывает в штабе военного округа, в котором долгие годы прослужил на различных должностях. Всегда рад поделиться своим богатым опытом с офицерами управления округа.

Автобиографический очерк генерал-полковника Касперовича Григория Павловича – это воспоминания советского, российского военачальника, который добросовестно и с честью, порою с риском для жизни, выполнил свой воинский долг, служил там, куда по сылала его Родина. Вся его жизнь – это образец беззаветного служения Отчизне, верно сти военной присяге, высокого профессионализма, офицерской порядочности, предель ной требовательности к себе и к подчиненным в сочетании с постоянной заботой о них;

пример молодым офицерам, проходящим тернистый путь служебного становления.

В.В.чиркин,командующийвойскамиЦентральноговоенногоокруга, генерал-полковник изличноГодела ВладимирВалентиновиччиркинродился 12 октя бря 1955 года в г. Хасавюрте в Дагестане.

1974 г. — выпускник Казанского суворовского учи лища.

1978 г. — с отличием закончил Алма-Атинское выс шее военное общевойсковое командное училище.

1978–1983 гг. — проходил службу командиром разве дывательного взвода, командиром разведывательной роты танкового полка мотострелковой дивизии в Группе совет ских войск в Германии.

1983–1985 гг. — командир разведывательной роты, на чальник разведки полка в Забайкальском военном округе.

1986–1988 гг. — слушатель Военной академии имени М. В. Фрунзе.

1988–1991 гг. — командир мотострелкового батальо на, начштаба полка Кантемировской танковой дивизии Московского военного округа.

1991–1992 гг. — начальник штаба 22-го мотострелкового полка Закавказского воен ного округа (город Пришиб, Азербайджан).

1992–1995 гг. — командир военного гарнизона в мотострелковом пехотном полку, Чукотка, п. Мыс Шмидта.

1995–1999 гг. — начальник штаба в 19-й мотострелковой дивизии Северо-Кавказско го военного округа.

1999–2000 гг. — слушатель Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил РФ.

2000–2001 гг. — командир 42-й гвардейской мотострелковой дивизии Северо-Кавказ ского военного округа, г. Ханкала, Чечня.

2001–2004 гг. — начальник штаба общевойсковой 58-й армии Северо-Кавказского военного округа.

2004 – февраль 2007 гг. — командующий 36-й армией Сибирского военного округа, г.

Борзя, Читинская область.

Февраль 2007 – декабрь 2008 гг. — заместитель командующего войсками Московско го военного округа.

Декабрь 2008 – январь 2010 гг. — начальник штаба Приволжско-Уральского военного округа.

Январь – июль 2010 г. — командующий Сибирским военным округом.

С июля по декабрь 2010 г. — временно исполняющий обязанности командующего войсками Центрального военного округа.

Указом Президента Российской Федерации от 10 декабря 2010 года назначен коман дующим войсками Центрального военного округа, в который были объединены Приволж ско-Уральский и Сибирский военные округа.

Записки генерала несколько слоВ о тоВарище Защищать Родину от внешней и внутренней угрозы было всегда уделом людей, сильных духом, с обостренным чувством патриотизма, справедливо сти, самоотверженности, самопожертвования. Ярким примером такого чело века, военачальника является генерал-полковник Григорий Павлович Каспе рович, человек непростой судьбы, прошедший воинский путь от суворовца до командующего войсками округов, заместителя министра обороны.

Думаю, что написанная им книга будет полезной для офицеров как при мер становления военачальника, формирования его личности, в основе ко торой лежат честность, трудолюбие, инициатива, высокая ответственность, глубокие знания военного искусства и преданность Родине. Подтверждени ем этому является афганская война, где Григорий Павлович более двух лет командовал дивизией, грамотно, с минимальными потерями проводил все операции.

Я благодарен судьбе, что встретился с Григорием Павловичем. Будучи на чальником УВД города Свердловска (в то время), а затем начальником ГУВД Свердловской области, я неоднократно советовался с Григорием Павлови чем как опытным военачальником и всегда получал поддержку и понимание.

Я горжусь нашей многолетней дружбой.

Генерал-полковник Григорий Павлович Касперович – кандидат социоло гических наук, защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Управленче ский потенциал офицеров запаса Вооруженных Сил Российской Федерации:

сущность, состояние и особенности реализации». И здесь командир проявил заботу и внимание к своим сослуживцам, подняв целый пласт социально зна чимых и актуальных проблем.

Мы благодарны генерал-полковнику Григорию Павловичу Касперови чу за написанную им книгу. Эта книга написана жизнью генерала, патриота России.

В.а.Воротников, почетныйконсулМонголиивекатеринбурге, генерал-лейтенант изличноГодела Владимир александрович Воротни ков родился 2 октября 1950 года в г. Асбесте Свердловской области.

В 1968 году окончил Грязновскую сред нюю школу в Богдановическом районе Сверд ловской области.

С ноября 1968-го по ноябрь 1970 года слу жил в Группе советских войск в Германской Де мократической Респуб-лике. В 1970 году после демобилизации по направлению Богдановиче ского горкома ВЛКСМ поступил на службу в Богдановический отдел внутренних дел. Окон чил Свердловский юридический институт.

В 1976 году был переведен в управление уго ловного розыска УВД Свердловского облиспол кома. В период с 1979 года по 1981 год обу-чался в Академии МВД СССР. С 1981 года по 1992 год служил в УВД города Екатеринбурга, в том числе в должности начальника УВД г. Екатеринбурга.

С 1992 года занимал руководящие должности в областном аппарате органов вну тренних дел и длительное время руководил ГУВД Свердловской области.

С 1996 года по 2001 год работал в МВД России, в последние годы возглавлял паспортно-визовое управление Министерства внутренних дел РФ.

С 2001 года по 2006 год работал на должности начальника ГУВД Свердловской области.

За период службы в органах внутренних дел отмечен 11 государственными и ведомственными наградами: орденом Почета, медалями «За безупречную службу»

трех степеней, «За доблесть в службе» и другими, а также именным оружием.

C 2006 года возглавляет Общественный совет при ГУВД по Свердловской об ласти, избран президентом Клуба генералов Свердловской области и президентом Федерации стендовой стрельбы Свердловской области.

В июне 2009 года Владимир Александрович Воротников стал почетным консу лом Монголии в Екатеринбурге.

Записки генерала глава I из детскиХ ВоспоминаниЙ (1945–1956) Мой дед, Адам Адамович Касперович, был крупным инженером-строи телем гидросооружений. Судьба его не баловала, как и многих талантливых людей тех времен: дважды был репрессирован. Реабилитировали его уже по сле смерти Сталина, в 1956-м. Вернулся он домой из Сибири весной, а летом я уезжал в Суворовское училище.

На всю жизнь запомнился его наказ: «Будь всегда честен, ни перед кем не кланяйся, береги друзей». И дед вручил мне оберег, который ему передала по сле ареста его мать, моя прабабушка, – она была очень верующим человеком.

Передала она картонную иконку Матки Боски.

Каким-то чудом дед ее сохранил за все долгие годы ссылки. И считал, что именно она его сберегла во всех перипетиях. Я всегда носил ее с собой, в основном в партбилете. И думаю, что во многих случаях она мне помогала и даже защищала...

Отец был военным, прошел всю Великую Отечественную, командовал артиллерийской бригадой. Мать фельдшер, старший лейтенант медицинской службы. Там, на фронте, они и познакомились. Мама погибла в 50-м году, ког да мне было пять лет. Меня, маленького, спасла, сама утонула.

А воспитывала меня до 11 лет бабушка, мамина мама Полина Ивановна.

Она была уникальным человеком. Имея только начальное образование, ба бушка прекрасно знала русскую литературу, читала очень много, несмотря на то что жизнь ее была достаточно сложной.

Именно бабушка привила мне такие качества, как уважение к людям, по читание старших, уважение к религии.

Глава I. Из детских воспоминаний (1945–1956) Мы жили с ней в Риге. Там было очень много верующих разных конфес сий и они спокойно уживались друг с другом. Поскольку родственники со стороны деда все лютеране, то мы нередко бывали в костелах на службах в честь каких-то религиозных праздников. Видел я немало обрядов: обручение, конфирмацию (посвящение в совершеннолетие) и т. д.

В то же время бабушка водила меня и в православную церковь. В центре Риги находится очень красивый православный собор, мы часто бывали в нем.

И хотя я считаю себя атеистом, но верующих людей уважаю, ко всем ре лигиям отношусь очень толерантно, не впадая в крайности. Такое терпимое отношение к самым различным религиям заложила во мне бабушка.

И в общем-то, Суворовское училище – это была ее идея.

Когда я пошел в школу, все свободное время проводил во дворе. Этот пе риод очень непростой в жизни ребенка, когда хочется везде успеть, с кем-то подраться, куда-то забраться, да еще когда нет отца-матери... Хоть и строгой была бабушка, но со мной уже не справлялась – она замечала, что я станов люсь дворовой шпаной.

Близкие друзья посоветовали ей направить меня на учебу в Суворовское военное училище. В то время страна серьезно заботилась о детях, оставшихся без родителей, поэтому в военкомате мне дали направление на поступление в СВУ без проблем.

Бабушка хотела, чтобы я в Москве учился, потому что у меня там было много родственников, но в Москве тогда Суворовского еще не было. Ближай шим от Риги оказалось Тульское суворовское училище. В него мы и поехали с бабушкой в 1956 году.

...Когда мы расстались с бабушкой у ворот училища, я словно в другом мире оказался. И хоть готовился к такой перемене, трудно было сразу в не знакомой обстановке не стушеваться.

Повели нас вначале на врачебную комиссию. Осмотрелся вдруг и вижу, что я здесь не самый хилый. Успокоился слегка. Доктор (и сейчас помню его лицо) каждого долго и придирчиво осматривал, голос у него из-за двери до вольно суровым казался. И я вновь тревожиться начал: а ну как не возьмут в суворовцы и придется тогда с бабушкой домой в Ригу возвращаться. А у них форма такая красивая...

Назвали мою фамилию, протиснулся я в дверь бочком, взглядом с врачом встретился и понял, что ему чем-то сразу приглянулся. Заканчивая осмотр, он громко, чтобы все слышали, сказал: «Ну, этот точно будет генералом».

Записки генерала И я тогда ему безоговорочно поверил (как будто он меня закодировал – он же знал, что говорил). Всерьез поверил. По-взрослому. Сразу и навсегда.

Оглянусь порой назад – получается, что много лет пытаюсь доказать чело веку, чье имя даже не знаю, что он во мне не ошибся.

В то время в Суворовском учились 7 лет: поступали после четвертого класса и учились до 11-го класса. С первых же дней мы были вписаны в жест кий распорядок дня, который многие воспринимают не очень хорошо: подъем в 7.00 (в старших классах подъем был уже в шесть утра), зарядка, учеба.

У нас были деления на роты и взводы, рота – это курс. Допустим, первая рота – это три или четыре взвода учеников пятого класса, вторая рота – ше стого и т. д.

В то время во всех ротах командиром был, как правило, подполковник, участник войны, офицеры-воспитатели – майоры, тоже опытные люди, мно гие из которых прошли войну. Заместителями командиров взводов до послед него курса у нас были так называемые сверхсрочники – старшины, и они, как правило, имели опыт боевых действий.

Надо отдать должное тем воспитателям, которые сутками, с утра до ве чера, занимались с нами. Эти люди заботились о нас как о своих детях. Они приходили на подъем, выходили вместе с нами на зарядку, проверяли, чтобы все были на занятиях, а потом и на самоподготовке. Они учили нас, как нужно заправлять постель, что хранить в тумбочке, водили нас в баню, следили, что бы утром мы тщательно чистили зубы, чтобы у нас были поглажены брюки, подшиты подворотнички.

С первого дня обучения в СВУ и до последнего особое внимание уделя лось эстетическому воспитанию суворовцев: в столовой мы сидели за столи ками на четырех человек, белые скатерти, полный набор приборов. Обслу живали нас официанты, которые очень доброжелательно относились к нам.

Одеты они были в белые чепчики и фартучки.

Нас тщательно готовили к балам на уроках танцев, где учили, как пра вильно пригласить девушку и как закончить танец. В целом все было направ лено на то, чтобы каждый из нас стал достойным офицером державы.

В свободное время мы не болтались без дела: кто-то шел на тренировки, кто-то – в библиотеку и т. д. Мы постоянно были заняты и находились под контролем наставников.

В младших классах у нас еще были старшины, а в старших заместителей командиров взводов и командиров отделений, и даже старшину роты, назна Глава I. Из детских воспоминаний (1945–1956) чали уже из суворовцев. Мне пришлось в последние два года учебы быть и замкомвзвода, и даже старшиной роты. То есть нам уже тогда давали возмож ность получить определенную практику руководства.

Допустим, в понедельник суворовец Петров командует таким-то отделе нием. Через неделю командиром отделения становится другой суворовец. И так все по очереди. Штатный же сержант выполняет обязанности вместе со всеми, а если надо – включается в работу. Что давал такой подход? Во-первых, нас учили опытные люди;

во-вторых, на определенных этапах нам предостав ляли возможность самим управлять и командовать.

Были у нас подшефные младшие классы, к которым мы часто приходили, помогали.

В училище я понял: армия – это мое. И дисциплина, жесткая порой, и порядок, и главное – порядочность. Мы всё держали в тумбочках – личные письма, деньги, часы (у кого они были). И не было случая, чтобы кто-то взял чужое. Если бы меня сегодня спросили, с кем я хочу пойти в разведку, я бы назвал весь наш выпуск 1963 года.

Отдельно хочется сказать о наших преподавателях. В суворовские учили ща их набирали по конкурсу. Старшим преподавателям по курсу, по кафедре присваивали офицерские звания, и они приходили на занятия к нам в форме с узкими серебряными погонами с зеленой окантовкой – для интендантов в то время была особая форма.

Это были очень сильные педагоги, лучшие в городе, районе, прекрасно знающие свой предмет, готовые заниматься с нами, не жалея своего вре мени. Ведь когда нас принимали в суворовские училища, мы не были луч шими учениками. Но «на выданье» все выпускники суворовских училищ без проблем сдавали экзамены, поступали в любой вуз и в последующем учились лучше других, независимо, в военном училище или в граждан ском вузе.

Особый подход в училище был к физическому развитию суворовцев. И нужно отметить, такая физическая закалка дала нам путевку в жизнь.

Чтобы получить зачет по физической подготовке, нам обязательно нужно было иметь разряд по какому-либо виду спорта, не важно по какому – гим настике, легкой атлетике и т. д. Но обязательно должен быть разряд, хотя бы третий, тогда зачет получишь.

Каждый день – физическая зарядка, делали ее на улице, несмотря на пого ду. Если позволяла температура, то с голым торсом, если мороз – то надевали Записки генерала рукавички, шапки. В сильные морозы у нас была не зарядка, а просто прогул ка, но тем не менее все равно выходили на воздух.

В старших классах мы уже бегали сами, без всяких официальных команд, и делали разминку по своему интересу, смотря кто каким видом спорта зани мался, так как все занимались в различных секциях.

Ведь сразу же после поступления нам предложили записаться в любую секцию, по своему усмотрению – гимнастика, легкая атлетика, фехтование, различные игровые виды. Поначалу, начитавшись «Трех мушкетеров», все ринулись в секцию по фехтованию. Я тоже туда записался. Занимался там около полугода, было довольно интересно. Но поскольку я всегда был рос лым, меня пригласили играть в баскетбол. Мне это очень понравилось. И вот практически с первого года учебы в Суворовском училище я стал занимать ся игровыми видами: баскетболом, ручным мячом, волейболом. Со временем стал защищать честь училища на различных турнирах. Выступали мы на го родских, областных и республиканских состязаниях, ездили на всеармейские соревнования. Раз в два года проводилась спартакиада суворовских училищ – очень престижное соревнование, в котором участвовали довольно сильные спортсмены фактически по всем видам спорта.

В последнее время из нас, суворовцев, кое-кто любит делать «детей без детства» – якобы мы в раннем возрасте каких-то радостей недополучили. Ког да все дети во дворах в песочнице играли, мы по плацу вышагивали. Да загля нули бы эти непрошеные сострадатели к нам за забор! На спортгородок, к при меру. Что там на всевозможных снарядах творилось! А с мячом мы, по-моему, вообще не расставались. Когда от футбольных баталий круги перед глазами идти начинали, переходили на волейбол, гандбол сменялся баскетболом.

Игра игрой, но уже тогда я понял, как много значит физическая подго товка в армейской жизни. Я продолжал участвовать в соревнованиях и по сле окончания Суворовского училища, даже будучи офицером, выступал за окружные команды. На всю жизнь осталась эта подготовка и любовь к спорту.

Кстати, из суворовцев вышло немало талантливых спортсменов. Напри мер, боксер Валерий Попенченко – чемпион Олимпийских игр 1964 года в Токио, двукратный чемпион Европы, 7-кратный чемпион СССР, заслуженный мастер спорта СССР (1964), единственный советский боксер – обладатель Кубка Вэла Баркера.

Тяжелоатлет Юрий Власов – олимпийский чемпион (1960), серебряный призер Игр (1964), многократный чемпион мира и Европы, СССР, установив Глава I. Из детских воспоминаний (1945–1956) ший 31 рекорд мира и 41 рекорд СССР. Всех не перечислить, но масса людей добивались выдающихся успехов.

Через три с половиной года Тульское суворовское расформировали. Наша рота попала на Кавказ, в Орджоникидзе, так что заканчивал я уже Кавказское Краснознаменное суворовское военное училище. Там я узнал и местных жи телей, и природу Кавказа, и даже познакомился со своей будущей женой. Ее семья жила рядом с Суворовским училищем. А у нас в то время проводились шикарные балы, на которые, конечно же, приглашали местных девчонок.

Учеба в Суворовском училище дала очень много для дальнейшего пони мания жизненных позиций по отношению к своим товарищам, массу знаний, которые я вряд ли получил бы в обычной школе. От тех лет остались самые лучшие воспоминания, яркие впечатления и очень много друзей, с которыми мы переписываемся по сей день. Встречаемся, конечно, реже, все уже в солид ном возрасте, некоторых уже нет с нами, но тем не менее друг друга помним.

Считаю, что это был один из важнейших этапов в моей жизни, который дал возможность уверенно сделать следующий шаг – поступить в военное училище.

Записки генерала Дедушка Адам Адамович Бабушка Полина Ивановна Мама Людмила Адамовна Глава I. Из детских воспоминаний (1945–1956) Отец Павел Григорьевич Мама Людмила Адамовна Хорошо у мамы на коленях Есть первые лампасы Записки генерала С друзьями по СВУ в Кавказских горах Глава I. Из детских воспоминаний (1945–1956) Записки генерала Будущие супруга Татьяна Дмитриевна, теща Валентина Семеновна и суворовец Касперович г. Орджоникидзе, 1963 год С друзьями по СВУ Глава I. Из детских воспоминаний (1945–1956) Записки генерала глава II наЧало армеЙского пУти (1956–1966) В том же 1963-м после окончания Кавказского Краснознаменного суво ровского училища мне предстояло выбрать, где учиться дальше. Поступление в военное училище оказалось для меня непростым.

Как старшине и одному из активистов мне было дано право выбора.

Перед нашим выпуском в училище стали наведываться, как мы их назы вали, «покупатели», которые подбирали кандидатуры в свои военные училища.

Они приезжали на все наши соревнования, а перед выпуском у нас как раз про водилась спартакиада суворовских училищ. И один из этих товарищей пред ложил мне поступать в Ростовское высшее ракетно-артиллерийское училище.

Я дал согласие и после спартакиады, когда мы сдали все экзамены и за четы, отправился в Ростов. В отличие от общевойсковых и танковых училищ, куда суворовцев брали без экзаменов и сразу на второй курс, в высшие учи лища на правах академии или в академии нужно было сдавать экзамены для поступления на первый курс. Независимо от этого было больше желающих поступать именно в эти училища.

Дело в том, что в 1963 году после первого сокращения армии было уво лено в запас 1 200 000 человек. И абитуриенты стремились поступить не в общевойсковые училища, а в такое учебное заведение, где помимо воинской давали и гражданскую специальность (это инженерные, химические войска).

Артиллеристы, ракетчики также получали гражданскую специальность.

Экзамены я сдал без проблем. Но начал вживаться в обстановку и вдруг увидел – не то. Мне очень не понравился установленный там режим. Училище готовило ракетчиков. Тогда это было очень престижно и секретно. Курсанты Глава II. Начало армейского пути (1956–1966) жили в очень замкнутом пространстве, выход в город был весьма ограничен.

Мне, привыкшему к определенной свободе, непросто было перестроиться на такой режим. Наверное, в те годы я не видел в нем особого смысла. И поэто му всеми возможными способами я постарался оттуда уйти. Хотя меня пред упреждали: мол, если вернешься назад, в Суворовское, сможешь поступать только в общевойсковое. Это меня не остановило, и я все-таки добился, чтобы меня отправили назад в Кавказское Краснознаменное суворовское училище, которое я заканчивал. Там мне дали направление в Бакинское общевойсковое училище. Было оно в то время не самым престижным.

До начала занятий у меня оставалось еще около двух недель отпуска, и я поехал в Москву, поскольку и родня, и многие друзья жили в Москве.

В столице все окончательно решила встреча с однокашниками. Немало орджоникидзевских суворовцев прошлых выпусков учились в то время в Мо сковском общевойсковом училище имени Верховного Совета РСФСР. Им там очень нравилось.

Ребята и посоветовали мне: «Сходи к нашему руководству, предложи, что бы тебя взяли». Дело в том, что в этом училище были отличные условия для занятий спортом.

Я не постеснялся, надел форму и пошел. Первым делом заглянул на кафе дру физической подготовки. Ее возглавлял тогда майор Ховавко – замечатель ный руководитель, который серьезно занимался подготовкой спортсменов и свою профессию очень любил. Меня ему порекомендовали знакомые ребята со старших курсов. Сказали, что есть выпускник нашего Суворовского, ко торый в баскетбол хорошо играет. Майор подробно расспросил меня, где я играл, за кого выступал (а выступал я в то время за юношескую сборную Се веро-Кавказского округа). Потом предложил:

– Ну давай переодевайся, иди в зал, покажи, что ты умеешь.

Посмотрев на мои навыки, сказал:

– Пойдем к начальнику училища. А куда у тебя направление?

– Вот предписание в Бакинское.

Привел меня в приемную начальника училища:

– Сиди, жди.

Начальником Московского общевойскового училища в то время был пол ковник Н. А. Неелов, очень талантливый человек, умнейший руководитель.

Со временем он стал генерал-майором, генерал-лейтенантом. В Московском округе долго занимал должность заместителя командующего по вузам.

Записки генерала Наконец меня пригласили зайти к нему в кабинет:

– Суворовец, виноват, курсант Касперович по вашему приказанию при был.

– В чем дело?

Я честно рассказал, что поехал поступать в Ростовское училище, но учить ся там не захотел. Получил направление в Бакинское, но мне как-то здесь род нее...

Начальник училища Неелов меня, конечно, «пощипал» немного:

– Вот тут не захотел, там не захотел. От нас тоже побежишь?

– Нет! – говорю.

– Ну хорошо, мы тебя возьмем.

– А как быть с предписанием? – спрашиваю.

Он берет это предписание, зачеркивает «Бакинское», пишет «Москов ское».

Таким образом, я поступил в Московское общевойсковое командное учи лище имени Верховного Совета РСФСР. Это было его официальное название, но обычно нас называли «кремлевцами».

Это училище берет свое начало с 1917 года, когда в здании бывшей 6-й Московской школы прапорщиков была сформирована 1-я Московская рево люционная пулеметная школа. В январе 1919 года пулеметные курсы были переименованы в Первые Московские пулеметные курсы по подготовке ко мандного состава РККА. Так на территории Московского Кремля была созда на школа красных командиров, которых стали называть «кремлевскими кур сантами», или «кремлевцами».

Кремлевские курсанты выполняли задачи по охране и обороне Кремля, осуществляли пропускной режим и поддерживали порядок на территории Кремля, обеспечивали безопасность руководителей государства и правитель ства, участвовали в охранных мероприятиях во время встреч руководителей государства и правительства с представителями зарубежных стран.

Училище (теперь военный институт) существует до сих пор. У него очень хорошая база, оно дает прекрасную подготовку, и его выпускники, как прави ло, ценятся.

В течение трех лет я учился в этом престижном военном учебном заве дении. Суворовцев принимали сразу же на второй курс. Нас было примерно 10 процентов от всего коллектива. Правда, поначалу у нас складывались не простые отношения с теми курсантами, которые отучились на первом курсе, Глава II. Начало армейского пути (1956–1966) поступив в училище после школы. Но поскольку у нас были сильные знания по всем дисциплинам и физически мы были более развиты, мы моментально заняли ведущие позиции во всем.

Те военные дисциплины, которые некоторым давались, может быть, не всегда просто – стрельба, физическая подготовка, – для нас были семечками.

Большие трудности возникали у многих с иностранным языком. Ребята, которые поступали после школы, мучились, потому что кафедра в училище была сильная и предъявляла строгие требования к знанию языка. А в Суво ровском училище нас готовили как военных переводчиков, в течение семи лет было по семь часов языка в неделю: пять – по общим знаниям и два – воен ного перевода. Поэтому и с языком у нас проблем не было, у всех «отлично»

стояло.

Учиться было несложно. Но большую часть времени я, честно говоря, проводил на различных соревнованиях и сборах. Выступал за училище и в соревнованиях по баскетболу, и по вольной борьбе. В Суворовском прихо дилось, как говорится, «закрывать дырку» и по весу, и по росту. И в Москве тоже пришлось. Раз надо, так надо. Очень я полюбил ручной мяч и серьезно занялся этим видом спорта.

Училище дало хорошие военные знания, особенно по тактике, огневой подготовке. Нас учили правильно оценивать обстановку, принимать решения.

В дальнейшем, когда я получил офицерское звание, стал командиром взвода, все это в совокупности дало мне возможность довольно успешно командовать подразделением.

Но это уже другая страница жизни.

Записки генерала На занятиях Глава II. Начало армейского пути (1956–1966) Записки генерала Курсант Московского общевойскового командного училища имени Верховного Совета РСФСР Г. Касперович Соревнования по вольной борьбе Глава II. Начало армейского пути (1956–1966) Записки генерала глава III перВЫе самостоятельнЫе Шаги (1966–1970) Закончив Московское ВОКУ в 1966 году, я получил распределение на Се вер, в Заполярье, в обычный мотострелковый полк в Мурманске. В этот же полк из нашего училища были направлены еще двое выпускников и трое – в соседний, расположенный недалеко от нашего. Иногда мы друг с другом об щались, все повеселее было.

Располагавшаяся в Мурманске 131-я дивизия прикрывала границу с Нор вегией. Это единственная территория, где Советский Союз граничил с НАТО.

В конце 1966 года – начале 1967 года обстановка в мире была довольно на пряженной, поэтому руководство дивизии подходило очень серьезно и к ее укомплектованию, и к боевой подготовке личного состава.

Полк, в который я был назначен командиром взвода, только сформиро вался. Вначале это была фактически одна развернутая мотострелковая рота.

Остальные командиры рот получали документы, имущество на складах, при нимали людей и только после этого развертывались.

Служба поначалу была непростая, так как мы больше занимались подго товкой к развертыванию полка. При этом с нас никто не снимал ответствен ности по боевой, тактической, физической подготовке.

Во время учений, которые проводились с выходом на границу, полк был развернут и доукомплектован недостающим личным составом. Туда нам по ставили солдат, большинство новобранцев, некоторых перевели из других ча стей, первое время были и приписники – люди из запаса.

Это было, наверное, самое сложное учение в моей жизни. Пришла масса молодых солдат, а старослужащих растянули по всем ротам, оставив у меня Глава III. Первые самостоятельные шаги (1966–1970) небольшое ядро. Приходилось неустанно следить за молодыми солдатами, ко торые еще ничего не знали, ничего не понимали, да к тому же сразу попали в сложные погодные условия. Дело было поздней осенью, когда в Заполярье уже было очень холодно. Жить приходилось в палатках. Солдаты мерзли. Пи тались из полевых кухонь. Самое главное было – уследить, чтобы они не по теряли оружие. В общем, забот хватало.

Но тем не менее это была хорошая практика, которая в дальнейшем дала мне возможность командовать сокращенными частями и соединениями, гото вить и проводить учения, вспоминая, как это делалось практически в экстре мальных условиях.

Как я уже говорил, первые шаги службы были очень нелегкими. Потому что часть только сформирована, народ собран отовсюду, люди непростые – как коллектив офицеров, так и солдат-сержантов. Ведь лучших никто не от давал. Общаться в офицерском коллективе было сложно: мы, два лейтенанта, пришли после училища, остальные по сравнению с нами были «ветеранами», у которых уже совсем другие интересы в жизни.

Во многом помогла моя физическая подготовка. Слабых никто не любит.

Их быстро вычисляли и садились на шею. Ну а когда поставишь себя, пока жешь, что ты знаешь и умеешь, и чему-то можешь научить, то тогда отноше ние меняется.

Через год, когда полк развернули, его перевели из Мурманска в Печенгу, ближе к границе, я был назначен командиром роты. Тогда же мне предложи ли перейти в другой полк, который остался в Мурманске, и возглавить там спортивную роту. Это был новый коллектив совершенно другого характера, который тоже надо было формировать.

В то время на всех уровнях – дивизии, армии, округа и даже Вооружен ных сил проводились состязания по многоборью среди мотострелковых рот, как курсантских, так и общевойсковых. Как правило, определенную роту к выступлениям на соревнованиях готовили особо, ее называли внештатной спортивной, хотя это была обычная мотострелковая рота. Вот такой ротой я командовал на протяжении трех лет.

Ради первой роты пришлось пойти на жертвы – отказаться от перспек тивы ведущего игрока СКА Ленинградского военного округа по гандболу. Я довольно долго раздумывал над предложением командования: роту через год после училища далеко не каждому дают, но и в гандболе тренеры немалые перспективы сулили.

Записки генерала Выбрал роту. До меня в ней три командира сменилось, но дела никак не налаживались. Роту принял сложную, запущенную, к сожалению не очень хо рошо подготовленную физически. Самая большая сложность была в том, что на тот период не хватало офицеров. У меня был один штатный командир взво да, не очень добросовестный, и дали двух «двухгодичников» – так в то время называли офицеров, призванных из запаса. Хорошие люди, спортсмены, но большинство из них слабо подготовлены в военных вопросах.

Я очень гордился тем, что меня еще лейтенантом назначили командиром роты, дневал и ночевал там. В данной ситуации я должен высказать особую благодарность своей жене Татьяне Дмитриевне, с которой мы были знакомы уже много лет. Я сделал ей предложение, и она, студентка второго курса Мо сковского университета, согласилась быть моей женой.

Спасибо руководству дивизии и полка, нам дали квартиру. Через некото рое время у нас родилась дочь Юлия. Несмотря на все трудности армейской жизни, мы сумели вырастить здорового и достойного человека.

Первое время тяжеловато было. У меня тогда еще жена в институте учи лась, дочка была совсем маленькой. Утром я ее, еще сонную, тащил в ясли.

Потом бегом в роту, с солдатами на зарядку – постоянно вместе с ними зани мался.

Чуть позже, когда служба начала налаживаться, часть обязанностей взяли на себя другие офицеры, стало полегче.

Задача стояла так: на физзарядке давать не простую нагрузку, а по срав нению с другими подразделениями – повышенную. Это мы сами для себя так определили, чтобы добиваться более высоких результатов. С подъема до от боя мы друг другу проверки на прочность устраивали. И большей частью вы держивали их.

Поначалу, правда, солдаты стонали. Но в ответ на их недовольство я го ворил: «Еще не вечер. Мы скоро самбо для нагрузки начнем изучать. Только занятия будут дополнительными – для тех, к кому по основным воинским дис циплинам замечаний нет». И эта идея сработала на сто процентов. Не сразу, конечно, но постепенно пришли к взаимопониманию.

Кроме того, в Заполярье мне пришлось серьезно заняться лыжами. Ведь во Владикавказе никаких зимних видов спорта у нас не было.

На первых порах угнаться за своим взводом на лыжах никак не мог. Но как же увлекать бойцов личным примером? И хоть полярная ночь не лучшее, наверное, время для отработки лыжной техники, другого времени не было.

Глава III. Первые самостоятельные шаги (1966–1970) Днем шло все своим чередом – учебные занятия, уставы, строевая. А вечера ми я вставал на лыжи и начинал штурмовать сопки. Опять же помогла общая физическая подготовка. Снова удалось добиться успеха.

А через год по всем Вооруженным силам прошла инициатива, начавшаяся в Сибирском округе, – пробежать 500 сибирских километров. Ее развили и ор ганизовали Всеармейские состязания на приз газет «Комсомольская правда», «Красная звезда», «Известия» и спортивного комитета Министерства обороны.

Участвовали в них роты всех Вооруженных сил, в том числе и курсантские.

В первый год обращалось внимание в основном на набранные километры.

Но пробежать на лыжах 500 км за зиму, даже в Заполярье, где зима длится больше полугода, довольно непросто. Поэтому мы завели графики, схемы. У каждого солдата было расписано, сколько и когда он пробежал километров на учениях, в походах и т. д. Вели полный учет.


Но когда подошла весна, встал вопрос: как подводить итоги? Потому что нарисовать-то можно иногда любую цифру, а как проверить?

Было решено подводить итоги по наличию у личного состава роты спор тивных разрядов по лыжам, которые должны быть подтверждены на итоговой проверке. Большие очки давали результаты кандидата в мастера спорта (в то время уже появилось такое звание), мастера спорта, первый разряд, второй – незначительно, а третий – очень мало. Поэтому моей задачей было так под готовить людей, чтобы они пробежали, уложившись в норматив второго раз ряда, не ниже.

Приезжала специальная комиссия и отбирала роту, показавшую лучшие результаты. Конечно, накануне проверки мы тренировались особенно интен сивно, каждому надо было ежедневно пробежать «десятку» – 10 километров.

Сначала, когда проверяли учет километров, возникло море вопросов:

– Почему у вас с такого-то по такое время 100 километров получилось?

Где были? Что делали?

– Так мы переход делали Мурманск–Печенга. Вот эти 100 километров и полу чились.

Конечно, если бы подводили итоги только по пройденным километрам, было бы не совсем правильно. А вот когда члены комиссии учли и результаты лыжного кросса, получилась картина вполне объективная – стало ясно, кто подготовлен лучше.

На первом этапе наша рота заняла ведущее место в округе, затем округ выставил ее на первенство Вооруженных сил.

Записки генерала Причем мы обязаны были бежать не на спортивных лыжах, а на войско вых. Они не клееные, более широкие, и полужесткие крепления одевались не на ботинки, а на сапоги. Мы, конечно, ухитрялись «подшлифовать» их, разными путями добывали самую лучшую смазку (нам ее привозили из Фин ляндии). Но все равно, когда уже разрешили бегать на спортивных, был со вершенно другой ход.

В результате мы набрали наибольшее количество очков и завоевали приз.

На второй год перед ротой была поставлена задача обязательно удержать первое место и снова добиться высших результатов.

Параллельно мы участвовали и в соревнованиях на первенство округа по многоборью. Оно включало в себя, во-первых, силовую гимнастику (упраж нения на перекладине – подъем силой, подъем переворотом, подъем ног к пе рекладине). Второй элемент – метание гранаты. Сначала мы бросали на даль ность, потом начали бросать на точность. Третий – бег: преодоление полосы препятствий и кросс (там, где не было снега, просто бежали, у нас был кросс лыжный). Выступая в этих соревнованиях на первенство взводов и рот, мы всегда занимали призовые места.

Иногда приходилось прибегать к различным хитростям. Например, было тяжело набрать много очков по силовой гимнастике. Но я подобрал одного парнишку, коренастого, небольшого росточка (как сейчас помню, фамилия его была Коротков), который просто как обезьяна на перекладине крутился, все что угодно выделывал, мог часами на ней проводить и набирал по очков за один элемент. А элементов в силовой гимнастике было аж три. Итого 300 очков. Однако гранату он метал плохо и в беге отставал. А ведь время за считывалось по последнему прибежавшему.

Поэтому ребята, учитывая, что он приносит море очков в силовой гимна стике, сделали такие вожжи, которыми просто тянули его на лыжне: забирали у него всё – автомат, вещмешок, фляжку, подталкивали его, помогали как мог ли, лишь бы прошел. Это не запрещалось.

Вообще, у меня замечательные ребята были. Они и стреляли хорошо, и бегали отлично, показывая самые высокие результаты. С некоторыми и после их увольнения в запас мы переписывались долгое время, лет пять-шесть. Хотя писали в основном они, я отвечал им реже.

Надо отдать должное, армейское руководство в то время постоянно про водило различные состязания – окружные, всеармейские. По их результатам подводились итоги за полгода, за год. Также обязательно подводились итоги Глава III. Первые самостоятельные шаги (1966–1970) и по боевой подготовке. Затем обязательно награждали, благодарили тех, кто добивался успехов.

Было у нас и довольно необычное поощрение. Когда второй раз подряд наша рота заняла по лыжному кроссу первое место на первенстве Вооружен ных сил, нас приехал поздравить член военного совета округа и объявил:

– Всю роту поощряем. У меня есть 25 отпускных билетов, а остальных отправляем в пионерский лагерь на обслуживание.

В то время в Заполярье каждое воинское соединение имело свой пионер ский лагерь. В частности, у нашей дивизии был лагерь в Крыму и практиче ски все семьи могли отправлять летом на месяц в этот лагерь детей. Для его обслуживания брали солдат из подразделений.

Я ребят спрашиваю:

– Кого в отпуск? – Все молчат.

– А кто поедет лагерь обслуживать?

Поехать в лагерь захотели все, поэтому пришлось даже по конкурсу отби рать туда самых лучших. Короче говоря, в конце мая у меня вся рота разъеха лась. Я и сам в это время съездил в отпуск.

Когда по результатам 1969 учебного года подвели итоги, наша рота вновь стала отличной. И меня, как командира, отправили на Всеармейское совеща ние молодых офицеров, на котором я выступал от Ленинградского военного округа. Это было очень почетно.

И наверное, это дало новый толчок моей дальнейшей службе. Потому что через некоторое время я прямо с должности командира роты был назначен командиром батальона. А спустя еще небольшое время решением командую щего был направлен на учебу в Академию имени Фрунзе.

Не раз меня спрашивали: как удалось добиться таких успехов с ротой?

На интерес. Надо было заинтересовать всех. Хотя, конечно, и подбирали мы людей физически более крепких.

Когда создавался коллектив, то мы подключали и общественность, про водили комсомольские собрания, на которых решали вместе: сможем ли по бедить? Что нужно сделать для того, чтобы смочь?

Допустим, в одно время сами приняли такое решение: каждый день про бегать «десятку», независимо от того, где ты находишься. Даже если в наряде стоял, 10 километров должен хоть умри, но пробежать. Один другого меняет, пошел на трассу, бежит. И солдаты сами за этим следили, я не следил. Это было их решение. И они его выполняли. Это раз.

Записки генерала Второе. Мы добились того, что внутри коллектива никто никого не пытал ся обманывать. Все было честно.

Солдаты увлеклись, всем было интересно. Они знали, что за высокий ре зультат их отблагодарят и что это пригодится в жизни.

Здорово помогало еще и то, что все они были честолюбивыми. И толь ко стоило это качество чуть-чуть подогреть, горы, не то что сопки свернуть могли. Где угодно победят – и на спортплощадке, и в учебном бою. С такими людьми работать во сто крат легче, чем с равнодушными.

И честно говоря, проблем с дисциплиной мы не испытывали.

Со временем ребята втянулись, увидели, что за победы их поощряют, да ют льготы. Стало интересно. Газеты печатать про них стали: и «Красная звез да», и окружная, и армейская, и дивизионная, и т. д. Солдат ее брал себе на память, маме, папе посылал... Это было хорошим стимулом.

СтрОчКи ГазетнОй хрОниКи «Краснаязвезда»,6мая1969года:

«...почти все роты и батареи на проверке добились хороших результатов на дистанции 10-километрового кросса в военной форме одежды. К примеру, в мотострелковой роте, которой командует лейтенант Г. Касперович, воинов на контрольной проверке превысили норму первого разряда, 28 – вто рого, остальные уложились в третьеразрядный норматив. Командир этой роты сам перворазрядник по лыжам».

«настражеРодины»,25мая1969года:

«...Перворазрядник по стрельбе, лыжным гонкам, вольной борьбе, ба скетболу и ручному мячу лейтенант Г. Касперович сумел приобщить к спор ту командиров взводов и отделений, увлечь спортом весь личный состав.

Судейская коллегия всеармейских массовых заочных соревнований по лыжному спорту присудила мотострелковой роте лейтенанта Г. Касперо вича приз и диплом ЦК ВЛКСМ, газеты «Красная звезда» и Спортивного ко митета Министерства обороны СССР».

«...Зимой воины занимались лыжным спортом, гимнастикой, преодолени ем препятствий, отработкой приемов нападения и самозащиты. Ежеднев ная получасовая утренняя зарядка использовалась в роте не только в оздоро вительных целях, но и для тренировок на выносливость, быстроту действий, силу и ловкость. Широко применялись наряду с гимнастическими комплекса ми упражнения на полосе препятствий, многопролетных снарядах, различ ные игры и эстафеты.

Глава III. Первые самостоятельные шаги (1966–1970) Из опыта известно, что при четкой организации занятий по гимнасти ке уже после 8–10 уроков солдаты начинают выполнять положенные им учебные нормативы и силовые упражнения. Так было и в роте лейтенанта Касперовича. В свое время в ней насчитывалось немало молодых солдат, не выполнявших упражнений и нормативов. Чтобы солдаты быстрее приобрели необходимые навыки, им давались индивидуальные занятия, а спортивный орга низатор и командиры отделений проводили с ними дополнительные занятия.

Интересно, методически грамотно и, что называется, эмоционально проводил уроки лыжной подготовки лейтенант Касперович. Солдаты люби ли эти занятия. Офицер чередовал обучение технике передвижения в отве денном для этого квадрате с тренировками на незнакомой местности, да вал солдатам решать различные вводные, проводил простейшие состязания, умел заинтересовать всех».

«Краснаязвезда»,14апреля1970года:

«Всеармейские массовые заочные соревнования по лыжному спорту ста ли традиционными. В декабре 1968 года редакция газеты «Красная звезда»

и Спортивный комитет Министерства обороны СССР, поддержав почин воинов-сибиряков, объявили о начале первых состязаний между ротами, батареями и равными им подразделениями и учредили для победителей пе реходящие призы.

Нынешней зимой массовые соревнования по лыжному спорту проходили во второй раз. На лыжню вышли подразделения большинства военных окру гов и флотов, где бывает снежная зима...


В частях, соединениях, гарнизонах были организованы тренировки и регу лярно проводились состязания на дистанции 10 км в военной форме одежды.

Как и в прошлом году, лучшую подготовку продемонстрировали воины роты под командованием старшего лейтенанта Г. Касперовича. Высту пая на Всеармейском совещании молодых офицеров в Москве, старший лейтенант Г. Касперович рассказывал о том, как шли воины роты к по беде в первых соревнованиях. Он сказал, в частности, что коллектив при ложит все силы, чтобы удержать почетные призы. Слова мотострелков не разошлись с делом – рота вновь возглавляет список сильнейших под разделений Вооруженных сил по лыжному спорту. На контрольной про верке 38,5 процента личного состава показали результаты, превышающие нормативы первого разряда, 30 – второго и 10 – третьего. Общий итог – баллов – принес роте первое место.

Записки генерала Подразделение, возглавляемое коммунистом офицером Г. Касперовичем, – передовое в части. Соревнуясь за достойную встречу 100-летия со дня рож дения В. И. Ленина, воины выполнили свои высокие обязательства. Эта рота по праву носит звание отличной».

После первого успеха нашей спортивной роты было принято решение до срочно подать документы на присвоение мне звания старшего лейтенанта. Но у меня были «особые» отношения с начальником строевой части, который вел всю документацию, хотя он тоже был старшим лейтенантом. Несколько раз мы с ним конфликтовали. И он просто-напросто положил мое представление под сукно. Когда пришло время, двое моих товарищей получили звание, а я нет, хотя мое представление ушло на полгода раньше, чем их. Тут схватились, «тряхнули» нашего строевика, только тогда получил я старлея, почти с опоз данием на месяц.

Ну а когда командующий округом принял решение назначить меня с роты на батальон, то, конечно, это был душевный восторг. Хотя командир дивизии не хотел меня отпускать, так как надо было уезжать в другую дивизию – Ар хангельскую. Говорили: «Да ему надо в академию поступать, батальон стар шему лейтенанту доверять еще рано»...

Но и на батальон назначили, и в академию направили. Произошло это следующим образом.

В этот период на Севере проводились крупнейшие учения по отработке взаимодействия Сухопутных войск и Военно-морского флота. Руководил уче ниями лично министр обороны СССР А. А. Гречко.

Наша дивизия, и, естественно, наш мотострелковый полк, входящий в состав дивизии, участвовала в этих учениях. Полк был назначен авангардом дивизии с задачей выйти на полуостров Рыбачий и не допустить высадки на берег морского десанта условного противника. Нашей роте поручили быть в авангарде полка.

Зима в тот год была очень снежной. Когда полк подошел к перешейку, ве дущему на Рыбачий, оказалось, что единственная дорога, которая вела на по луостров, была практически переметена. Она проходила вдоль реки Печенги, с другой стороны дороги – большой обрыв. Полк остановился перед входом на полуостров.

Меня вызвали к командиру полка, и он приказал мне с ротой выйти на полуостров пешим порядком. Показал на карте, какой рубеж занять, чтобы обеспечить выход и развертывание полка. Полк в это время остался готовить Глава III. Первые самостоятельные шаги (1966–1970) себе проход. Чтобы расчистить снег, требовалось время.

Получив такую задачу, мы оставили технику и встали на лыжи, захватив с собой палатки, печи, дрова. Всё это уложили на волокуши. Дрова везли за собой, потому что в Заполярье их не бывает. Зимой там лежит один снег, а летом мох.

За несколько часов мы совершили этот марш, вышли на побережье и заня ли оборону. Сразу стали выкапывать в снегу окопы. Снег был настолько плот ный, что его можно было вырезать кусками и из этих снежных блоков что-то строить. Хоть и непросто было, но все же легче, чем землю копать.

Мы выкопали окопы, гнезда для палаток, установили в эти гнезда палатки, затопили печи. Начали прокладывать траншеи, оборудовать гнезда для пуле метов и гранатометов и, естественно, вести наблюдение за морем. Меня очень заинтересовали два больших бетонных дота, которые находились на берегу.

Было видно, что они хорошо защищены. Как только мы закрепились, я на правил к ним небольшую группу разведчиков. Они доложили, что там пусто.

Тогда я сам поехал посмотреть. Оказалось, что доты оставались тут еще со времен Великой Отечественной войны, долгое время там дежурили пулемет ные расчеты, а в данный момент они были брошены.

Мы заняли эти два дота. В каждом из них я разместил по два пулеметных расчета. Одновременно прорубили к ним в снегу траншею, совершенствуя свою оборону.

Полк обещал подойти через сутки. Но пошли уже вторые, а полка не бы ло. Продовольствия же мы взяли с собой только на сутки. Чтобы не остаться голодными, начали сухие пайки делить пополам. Но больших проблем мы не ощутили, так как на третьи сутки полк подошел. К его прибытию мы были полностью готовы вести оборонительные действия. Ребята мои поработали очень славно. Все сделали на высшем уровне и даже успели отдохнуть, дежу ря по очереди.

Так получилось, что сразу за нами располагалась вышка наблюдения. Я тогда еще не знал, что учениями будет руководить министр обороны. Но поз же, когда к нам подъехали некоторые руководители учений, чтобы проверить, как мы закрепились, мне сказали:

– На вышке министр будет стоять. Смотрите, чтобы все у вас было как следует и чтобы маскировка была что надо!

К началу розыгрыша боевых действий мы уже были во всеоружии, гото вые отражать любые атаки. И вот к берегу подошли военно-морские силы, Записки генерала корабли поддержки, за ними десантные суда, которые начали высаживать де сант. И когда морские пехотинцы условного противника пошли в атаку, наша рота встретила их ураганным огнем. Стреляли мы, конечно, холостыми, но боеприпасов не жалели. Доты, которые мы заняли, оказали просто психологи ческое воздействие. Ведь когда два дота беспрерывно лупят по подходящим десантным судам, это неприятно. К тому же траншею, которую мы выкопали, издалека было незаметно, ведь кругом снег, мы в маскхалатах. Нас не было видно и с вышки. И министру обороны очень понравилось, что вдруг внезап но с дотов, а затем и из траншеи, открылся такой ураганный огонь.

В конечном итоге, когда розыгрыш закончился, министр высказал коман дующему округом удовлетворение действиями нашего подразделения.

По окончании этого эпизода, когда министр уже улетел, к нам в траншею спустился командующий округом, сам всё осмотрел, поздравил нас с успеш ными действиями и сказал, что этого старшего лейтенанта надо назначить ко мандовать батальоном.

Я доложил, что собрался поступать в Академию им. Фрунзе. А он доба вил:

– И в Академию Фрунзе отправим.

Так вот, это была важная ступенька, которая мне дала шагнуть резко впе ред. Ведь в то время старших лейтенантов, командующих батальонами, мож но было по пальцам пересчитать. Тогда комбатами были в основном майоры и подполковники.

А когда поступал в Академию им. Фрунзе, нас, старших лейтенантов, на сто с лишним человек курса было всего двое (кстати, оба сейчас в Екатерин бурге). Встретились после академии мы сначала в Афганистане, а когда я при ехал в Екатеринбург командармом, замом по боевой подготовке был генерал лейтенант Виктор Дмитриевич Логинов (сейчас уже тоже в запасе).

Глава III. Первые самостоятельные шаги (1966–1970) Настройка радиостанции Записки генерала Заполярье, 1969 год. Учение «Океан»

Глава III. Первые самостоятельные шаги (1966–1970) Записки генерала Глава III. Первые самостоятельные шаги (1966–1970) 1969 год. Финал Всероссийских соревнований по лыжам Беседа с руководителями учений Записки генерала глава IV УЧеБа В академии им. ФрУнзе (1970–1973) После службы в Заполярье я был направлен на учебу в Военную акаде мию имени М. В. Фрунзе.

Это наша самая известная кузница по подготовке кадров для Вооружен ных сил СССР с высшим военным и высшим военно-специальным образовани ем. В ней учились практически все крупнейшие военачальники Советской и ныне Российской армии. Академия подготовила десятки тысяч офицеров, из них около тридцати стали маршалами Советского Союза и главными маршалами родов во йск, более шестидесяти – генералами армии и маршалами родов войск.

В 1998 году на базе Военной академии имени М. В. Фрунзе, а также Воен ной академии бронетанковых войск имени Р. Я. Малиновского и Высших офи церских курсов «Выстрел» имени Б. М. Шапошникова образована Общевой сковая академия Вооруженных сил Российской Федерации – государственное военное образовательное учреждение высшего профессионального уровня, которое сохранило свои лучшие методики преподавания.

За период учебы в академии мы прошли курс обучения по навыкам руко водства боя и планирования работы от полка и до армии. На первом курсе за нимались подготовкой и разработкой документов учений полкового масшта ба, на втором – дивизионного масштаба (комдив, начальник штаба дивизии), на третьем осваивали армейское звено.

Были в академии свои особенности в организации обучения. Так, по каждой тематике на каждом курсе проводились командно-штабные учения Глава IV. Учеба в Академии им. Фрунзе (1970–1973) (КШУ), где мы выступали и в роли обучаемых, и в роли командиров, – так с нами работали наши преподаватели-наставники.

Из числа слушателей назначались командиры полков, дивизий, армий, со ставлялся соответствующий штаб – начальник штаба, заместители и другие должностные лица, и таким коллективом мы отрабатывали план операции, план боя, а потом разыгрывали этот бой на карте. Чаще в аудиториях, а иногда и на местности.

Группы слушателей были небольшие, 12–15 человек, но все они комплекто вались из офицеров различных родов войск и служб, что давало нам возможность обмениваться самой глубокой информацией. Например, если возникали вопросы по артиллерии – нас консультировал артиллерист, если было что-то непонятно по обеспечению инженерных дел – обращались к специалисту инженерных войск.

Об особенностях применения авиации рассказывал летчик, а о применении Во енно-морских сил – офицер из морской пехоты. Все мы учились в одной группе.

Это давало возможность охватывать все стороны планирования операции.

Такая же методика была и в Академии Генерального штаба, в которой я учил ся позже. Считаю, что это очень разумно. Мы друг друга доучивали, потому что, если что-то не знаю я по какой-то службе, мне подскажет мой товарищ, который непосредственно этому учился. Естественно, это дало очень хоро шие результаты, всестороннее понимание и знание основ боя и в дальнейшем оказывало существенную помощь в работе.

Как правило, каждый день у нас в расписании стояло три пары – это шесть часов занятий и два обязательных часа самоподготовки. Если надо было куда-то отлучиться в это время, то нужно было официально отпрашиваться. То есть прак тически полный рабочий день мы посвящали учебе. Кроме того, нас периодиче ски привлекали к патрулированию по городу, к дежурству по академии. Правда, это было не так часто, поэтому от основного занятия – учебы – не отвлекало.

В этот период мы были еще достаточно молодыми и активно занимались спортом. В академии постоянно проводились всевозможные соревнования по всем видам, особенно игровым. Поскольку я все время занимался разными видами спорта, то сразу включился почти во все сборные. Играл и в баскет бол, и в ручной мяч, и в волейбол. Через полгода после моего поступления, зимой, когда в академии прошли лыжные соревнования, мне пришел через Министерство обороны приз за победу в лыжных состязаниях (тогда я ко мандовал ротой в Заполярье). За него я, правда, сначала получил нагоняй от начальника курса, который мне попенял:

Записки генерала – Что же ты не признался, что еще и на лыжах хорошо бегаешь?

– Но ведь разрешалось только в трех видах участвовать, – пришлось мне сказать в свое оправдание. – На игровой площадке я вам нужнее.

Он только махнул рукой.

Я занимался тем, что мне было интереснее, а баскетбол, волейбол, ручной мяч были моими любимыми видами.

Жили мы в общежитиях семейного типа. Первый год, правда, мест в обще житии не хватало, и мне с семьей пришлось снимать комнату. А уже второй и третий год учебы я с семьей жил в таком общежитии. Оно находилось практи чески рядом с академией. Тут же при академии был детский сад, туда водили дочку, рядом – школа, в которой жена преподавала русский язык и литературу.

Три года учебы в академии не прошли для меня даром как в профессио нальной подготовке, так и в личном развитии. Казалось бы, небольшой пе риод жизни, но с ним связано немало теплых воспоминаний. С того времени осталось очень много друзей-товарищей, с которыми до сих пор поддержи ваю связь.

Очень сильное впечатление оставляли парады на Красной площади. В то время они проводились два раз в год – 1 Мая и 7 Ноября. Так получилось, что в парадах я участвовал, будучи суворовцем, затем курсантом и вот слушате лем академии. Особо приятно было то, что мы стояли первыми и открывали парад, и то, что я практически с первых дней учебы был определен в знамен ную группу. Это давало возможность увидеть весь торжественный ритуал и первым пройти по Красной площади.

Закончив Академию им. Фрунзе, я получил высшее военное образование.

Ведь общевойсковое училище давало среднее военное образование и общее – высшее.

Во время учебы звания шли в соответствии со сроками, их обычно не за держивали (если никто не хулиганил), но и досрочно никому не присваивали.

Поступая в академию им. М. В. Фрунзе, я был старшим лейтенантом. Через три года как раз подошел срок и мне присвоили звание капитана.

По окончании Академии нас распределяли на должности, которые были не ниже занимаемых прежде. Поскольку я поступал с должности командира батальона, то мою кандидатуру уже рассматривали на должность заместителя командира полка, начальника штаба. И действительно, после получения ди плома меня направили заместителем командира полка, который располагался в Группе советских войск в Германии.

Глава IV. Учеба в Академии им. Фрунзе (1970–1973) На полевых занятиях 100-й военный парад Записки генерала На занятиях Перед парадом Глава IV. Учеба в Академии им. Фрунзе (1970–1973) Выпуск учебной группы Записки генерала глава V грУппа соВетскиХ ВоЙск В германии (1973–1979) 16-й гвардейский мотострелковый полк стоял в чудесном городе Бад фрайнвальде. Как замкомандира полка, я отвечал за боевую подготовку и ру ководил небольшой, но эффективной полигонной командой. Мы сделали все, чтобы лучшие методики были применены и у нас.

В этот же период командир полка был отправлен на курсы повышения квалификации. Я временно возглавил полк и получил «подарок» – в соста ве 14-й гвардейской мотострелковой дивизии наш полк принял участие в со вместных учениях стран Варшавского договора. При этом нам, совместно с полком ГДР, была поставлена задача действовать в качестве авангарда мото стрелковой дивизии. Было непросто, но задачу мы выполнили в срок. В итоге я получил звание «майор» досрочно.

В конце 1975 года я был назначен командиром большого учебного полка.

Всем назначенным командирам полков присваивали очередное звание «под полковник», и нас называли «дети Гречко». (Григорий Павлович, пройдя все предшествовавшие командирские ступеньки, в 30 лет был назначен коман диром полка – пожалуй, одним из самых молодых в Советской армии.– Ред.) Прекрасный учебный полк, в который я был назначен, стоял в городе Кот бусе. Он был одним из самых крупных полков – 3,5 тысячи личного состава, который готовил младших специалистов для соединений Группы советских войск в Германии. Командовать этим учебным полком было одно удоволь ствие: отлаженный учебный процесс, подобранный качественный личный со став и стабильные задачи, не нарушающие учебный процесс. Полк имел вы сокий авторитет, и я делал все, чтобы не уронить его.

Глава V. Группа советских войск в Германии (1973–1979) А через полгода мне предложили принять уже обычный мотострелковый полк, размещенный в Вюнсдорфе. Здесь располагался штаб Группы совет ских войск в Германии. Хотя этот полк был дивизионного подчинения, но на него часто возлагались и представительские задачи – принимать гостей, по казывать, как живут советские солдаты, проводить различные показательные учения и занятия. Естественно, все должно было быть образцовым. У нас в полку даже была нештатная рота почетного караула со своим обмундировани ем – особой парадной формой. И когда на каких-то торжественных меропри ятиях не хватало штатной роты, вызывали мою, которая обеспечивала торже ственный прием высоких гостей и т. д.

Для того чтобы сформировать роту почетного караула, конечно нужно подбирать людей. Брали туда в основном ребят хорошего роста, со славян ской внешностью. Естественно, на них ложилась и дополнительная нагрузка по строевой подготовке. Ведь за два дня отшлифовать те строевые приемы, ко торые все видят, когда выступает президентский полк, невозможно. Тем не менее солдаты нашей внештатной роты были подготовлены достаточно хорошо.

Ребята готовились серьезно. Для них было очень престижно служить в такой роте. Тех, кто плохо занимался, из роты убирали, брали других. Хотя в остальном к ним предъявлялись те же требования, что и ко всем – умение стрелять, управлять техникой, бегать, прыгать и т. д. Занятия в те времена бы ли серьезные – полк развернутый, нес боевую задачу.

А когда проходили совместные праздники, наши и немецкие, и на них присутствовали руководители ГДР, штатная рота почетного караула направ лялась в Трептов-парк, где стоит известный памятник советскому солдату.

А вторая рота (наша, внештатная) – в Тиргартен, рядом с Рейхстагом. Там есть кладбище, на котором захоронены погибшие советские воины, и стоит памятник солдату. Чтобы почтить память павших, мы выполняли все не обходимые ритуалы. Уточню, что этот район располагался уже в Западном Берлине. Чтобы туда проехать, нужно было всем пройти строгую проверку, нас сопровождали.

Неподалеку от этого места располагается тюрьма Шпандау, где сидел по следний нацистский преступник. Возле нее стоял караул, который охранял тюрьму, а наш пост почетного караула охранял памятник напротив. Было это интересно и ответственно.

Так что я командовал престижными подразделениями и считаю, что в этом плане мне повезло. С одной стороны, было достаточно хорошее обеспе Записки генерала чение, с другой – можно было подобрать и качественный личный состав, хотя я этим никогда не кичился, не пытался избавиться от кого-то. Все варилось в своем котле, приводилось к нормальному состоянию, как требовалось от полка постоянной боевой готовности. Здесь мне довелось работать с интерес ными людьми.

Кроме того, в таких подразделениях и частях, которые все время были на виду, помимо повседневной обыденности, рутины, постоянно происходи ло что-то интересное. К примеру, приехал посетить Группу советских войск в Германии главнокомандующий сухопутными войсками НАТО в Европе ге нерал Джонсон. Куда его направить? К нам в полк. При этом командование предупредило, что он хочет посмотреть, как у нас проходят учения.

И вот мы на полигоне. Американский генерал наблюдал за ходом учений с одной вышки, потом переместился на другую. Наши ребята все время атакова ли бегом, бежали по полю, стреляли, бежали дальше. И так на протяжении километров. Джонсон видит, что бойцы постоянно в движении. Когда вышли на последний рубеж – отражение контратаки, он обращается к главкому и спраши вает: «Можно ли посмотреть на этих солдат?» Главком поворачивается ко мне.

– Да нет проблем, – говорю, – сейчас дам команду, и они прибудут.

По радио даю команду:

– Первую роту к вышке!



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.