авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Она Кристина Полукордене

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ

И ИХ ПРЕОДОЛЕНИЕ

Основные знания о превенции, интервенции и поственции самоубийств

и преодолении кризисов

Практическое руководство

Вильнюс, 2003 год

Перевод с литовского В.Тюленевой, 2006

1

Посвящаю памяти Валдаса Юршиса (1972 – 2003).

Коллеге, Единомышленнику, Товарищу, Другу.

2 ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО Книгу доктора психологических наук Оны Кристины Полукордене – практическое руководство “Психологические кризисы и их преодоление ”– смело могу назвать самой необходимой на сегодняшний день книгой для каждодневной практики психологов, психотерапевтов, социальных работников, добровольцев, которые работают в области оказания психологической помощи. Жаль, что немалое количество лет подсчитывая растущее число самоубийств в Литве, создавая дорогостоящие превенционные стратегии и стратегии помощи для приблизившихся к границе Небытия, мы до сих по не располагали обобщенными и широкодоступными специалистам, главнейшими для оказавшихся в кризисах людей, принципами помощи на литовском языке, которые могли бы быть ориентирами для практиков, оказывающих эту помощь. В этой связи, особенно радует то, что в конце концов появляется такая книга, написанная человеком, имееющим не только многолетний практический опыт работы, но и привнесшим особо значимый вклад в дело оказания самой доступной помощи в случаях жизненных кризисов – организации системы телефонного консультирования в Литве (кстати, Она Кристина Полукордене была создателем и первым президентом Литовской Ассоциации Телефонных Служб Психологической Помощи).

Какой бы удачной ни была жизнь, на своем протяжении она неизбежно преподносит нам ситуации или трудности, выдерждать которые, а тем более преодолеть нередко не достает психологических и духовных ресурсов. Из–за этого растет внутреннее напряжение, охватывает сильное волнение, испытываем бессилие и безнадеждность, состояние внутренней пустоты и бессмысленности жизни, замыкаемся в себе, не видя никакого выхода. Такая жизненная ситуация носит определение кризиса. Какой бы она ни была – неожиданной, ситуативной или обусловленной самим течением жизни, острой или хронической – кризис всегда является встряской для всех основ жизни, так как его признаки мы обнаруживаем во всех сферах нашей экзистенции – в физической, социальной, психологической и духовной.

Важно заметить и то, что кризисы чаще являются натуральной частью, результатом жизненных процессов, чем неожиданно появившейся психологической проблемой. Вспомним известного немецкого психиатра и философа Карла Ясперса, который говорил о “пограничных ситуациях” (Grenzsituationen) которых в жизни не можем ни избежать, ни изменить. Поэтому и вопрос часто не в том, как мы могли бы избежать кризисные ситуации (хотя некоторые, и вправду, можно было бы сделать менее вероятными), а как и какими мы могли бы их встретить, как могли бы в них выжить, становясь более сильными, восприимчивыми и более открытыми жизненным переменам.

Сложившиеся трагически жизненные обстоятельства могут не только придавить нас своей почти мистической неизбежностью и с трудом переносимым страданием, но также могут стать суровыми и мудрыми учителями проникновения в глубь тайны реальности жизни (вспомним Г. Марселя – “Человек – это более тайна, чем проблема”). И во всем этом могли бы помочь люди (необязательно дипломированные профессионалы в области психологии и психотерапии), готовые “сразиться” с бессилием, безнадежностью и депрессией, переживающих криз людей. Желая быть подходящим помощником, мало быть только сильным в сложившейся ситуации. Помощь людям, попавшим в кризисы, требует веры в существование безусловного смысла жизни, хорошего знания принципов такой помощи, специфических навыков.

Такую основу под ногами и создает подготовленное Оной Кристиной Полукордене практическое руководство, которое может быть спутником людям, в своей каждодневной работе сталкивающимся с другими людьми, попавшими в лабиринты жизненных кризисов.

Используя возможность представить эту книгу читателям, хочу от всего сердца поблагодарить автора за это отличное обобщение своей многолетней помощи ДРУГИМ.

Профессор Римантас Кочюнас.

ПРЕДИСЛОВИЕ (к литовскому изданию) Это издание – небольшое практическое руководство всем, кто собирается работать или уже работает в области превенции самоубийств и преодоления кризисов, хочет помочь людям, переживающим кризисы, и задается вопросами об основных психологических, превенционных аспектах помощи в ситуациях кризисов и самоубийств.

Идея издания и его содержание родились в обобщении опыта двенадцатилетней практической работы, проведения превенции самоубийств и преодоления кризисов;

готовя лекции и семинары на эту тему;

оказывая помощь людям, переживающим кризисы;

в создании и развитии организации социальной – психологической помощи молодежи:

Центра Психологической Поддержки Молодежи, чья приоритетная деятельность превенция самоубийств и преодоление кризисов.

Подготовить литовское издание и создать условия для публикации помогли поддержка «Фонда Открытой Литвы» и программы Европейского Союза “ACCESS”.

Практические занятия в области преодоления кризисов и самоубийств демонстрируют серьезную потребность в методических пособиях, очень сильную и искреннюю увлеченность и желание выполнить работу, как можно лучше со стороны специалистов и добровольцев, учавствующих в занятиях.

Надеюсь, что это небольшое издание поможет отыскать ответы на основные вопросы, заботящие специалистов и добровольцев, которые собираются обратить свои знания и навыки помощи, человеческое тепло и внимание ко всем, переживающим кризисы, и вместе с тем, надеюсь, поможем и всем, кому пришлось или придется пережить кризисы.

Никто не защищен от кризисных событий и переживаний, кризис может застигнуть любого из нас. Верю, что нет ничего важнее в такие тяжелые моменты жизненных перемен, чем надежда преодоления и возможность дождаться поддержки.

Доктор психологических наук ОНА КРИСТИНА ПОЛУКОРДЕНЕ Центр Психологической Поддержки Молодежи, Вильнюс.

КРИЗИСЫ Слово кризис широко используется в различных значениях, имеющих одну общую черту, феномен изменения: кризис – это неожиданные и сложные жизненные перемены, состояние/ситуация, обусловленная переломом, которую сопровождает беспокойство, напряжение, угроза, незащищённость, потерянность и другие сходные переживания.

На жизеннные кризисы, драматические события и трагические переживания можно смотреть по-разному. В том числе и как на возможности. Значение возможности в слове кризис точно выражает иероглиф китайского языка, использованный на обложке книги.

Слово "кризис" по-китайски означает повод и опасность (цит. по R. Koinas, 1998.).

Переживая и преодолев кризис, человек имеет возможность получить много нового опыта, жизненную мудрость, силу преодоления и зрелость. Но в непреодоленном кризисе скрываются напряжение и опасность остаться с сильной и не проходящей болью духовного надлома. Jean Vanier (1989), философ и теолог, утверждал: "напряжение может полностью сломить человека, или привести его к сущности".

Каждый кризис – это пограничное экзистенциальное переживание, во время которого в человеке происходит сильное духовное потрясение, переворот, который или ломает, или укрепляет, открывая глаза на новые жизненные перспективы и возможности. Кризис – это время перемен, переживший кризис человек меняется в одну или в другую сторону.

В этом издании описываются ситуативные кризисы, которые обычно застигают человека неожиданно – одного или в группе (несчастные случаи, массовые катастрофы, самоубийства, случаи насилия, последствия актов терроризма и т.п.). Многие кризисные ситуации сопровождаются переживаниями утрат – смертью близких людей или самоубийствами. Подрывается здоровье, утрачивается способность радоваться, теряется привычное качество жизни. Переживание утраты сопутствует и разводам, потере работы, социального статуса, утрате своих ценностей или личностной самооценки, потере веры.

Кризисы переживают люди, попавшие в кризисные события. Кризисные переживания появляются и у людей, чьи близкие стали жертвами кризисных событий и которым приходится принять их драматические последствия – гибель или самоубийство дорогих, важных для них людей, их духовные и физические травмы, испытания жестокостью и насилием.

Во всех этих случаях очень важно, чтобы была доступна поддержка – человеческая (семьи, друзей, окружения), профессиональная - специалистов психического здоровья, добровольцев, работающих в службах преодолении кризисов. Важно, чтобы каждый человек, находящийся в кризисе, мог надеяться получить так нужные ему в это время человеческое сочувствие, понимание и психологическую поддержку, а при необходимости – эффективную помощь специалистов психического здоровья или других областей.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ КРИЗИСЫ ОПИСАНИЯ, ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ, КЛАССИФИКАЦИЯ, ФАЗЫ.

ОПИСАНИЯ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ.

Психологический кризис – как термин, чаще всего используется в медицинской психологии, психологии личности, психотерапии.

Термин психологический кризис и основы кризисной теории ввели в психологию и психиатрию Эрих Линдеманн (Erich Lindemann, 1944) и Герард Каплан (Gerard Caplan, 1964). Э. Линдеманн, врач, американец немецкого происхождения, начал углубляться в кризисные переживания после того, как ему пришлось оказывать помощь людям, пострадавшим от сильного пожара в ночном клубе Бостона. После пожара были две группы пострадавших людей – пережившие ужас пожара, но оставшиеся в живых, и близкие погибших в огне. Тогда Линдеманн впервые обратил внимание на то, что люди достаточно по-разному реагировали на это трагическое событие. Потрясение испытали все, но при этом одни вели себя достаточно, насколько это возможно в такой ситуации, спокойно и организованно, их эмоциональные реакции и поведение были адекватны случившемуся несчастью. Поведение других людей можно было назвать нарушенным (полная растерянность, шок и т.п.). Более длительное время наблюдая за людьми, пережившими кризисы, Линдеманн установил, что одних кризисные переживания закаляют, делают их более сильными, других – надламывают. Линдеманн пришёл к выводу, что важнейшие факторы, которые обуславливают реакции людей в кризисных ситуациях и последствия кризисных переживаний, это: зрелость личности и возможность получить помощь в момент кризиса.

Э. Линдеманну самому пришлось испытать тяжелый жизненный кризис – он заболел раком. Несмотря на это, он преодолевал этот кризис и работал до самого конца жизни.

Находясь в больнице, он записывал свои наблюдения, и как врач, и как пациент. Пока мог, он все время помогал другим пациентам. Перед смертью он всех поблагодарил за помощь, подтверждая, что смертельно больному человеку очень нужна поддержка окружающих его людей.

Нет единого определения психологического кризиса. Обобщив предлагаемые множеством авторов определения психологического кризиса (Lindemann E., 1944;

Caplan G., 1964;

Pluzek Z., 1991;

Gailiene D., 1993;

Doherty G.W., 2000 и др.), мы можем использовать такое определение:

Психологический кризис – это реакция здорового человека на трудную, эмоционально значимую для него жизненную ситуацию, требующую новых способов адаптации и преодoления, так как имеющихся недостаточно. При кризисе человека охватывает состояние сильного психического дискомфорта, которому характерны такие чувства как безнадёжность, бессилие, страх, напряжение, тревога, подавленное настроение, растерянность.

ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КРИЗИСА Переживаемый человеком психологический кризис, отличается индивидуальностью, как индивидуальными и неповторимыми являются переживания каждого человека. Но все психологические кризисы имеют и общие черты. Их важно знать, отвечая на вопрос – является ли данное состояние психологическим кризисом или же оно отражает другое расстройство? Ответ на этот вопрос преобретает важность при проведении кризисной терапии или интервенции (здесь и далее «кризисной терапией» или «интервенцией кризисов» будем называть направление психотерапии и методы психологической поддержки, применяемые во время кризисных переживаний). Ибо кризисная терапия обладает несколькими существенными различиями от основных методов психотерапии. Эти различия в основном отражаются в содержании кризисной терапии, которое ориентировано на переживания, связанные только с кризисной ситуацией, и в длительности кризисной терапии – примерно до двух месяцев. Об этом подробнее будет объяснено в разделе посвященном кризисной терапии.

Основные черты психологического кризиса (по France K., 1990;

Pluzek Z., 1996;

и др.):

1) Специфическое, эмоционально значимое событие для человека. Одно из самых распространенных событий вызывающих психологический кризис – утраты (Юршис В., 1996). Их нужно понимать в более широком смысле – это может быть не только смерть близкого человека, но и развод, потеря работы, утрата материального благополучия, социального статуса. Это случаи, когда человек утрачивает то, что для него лично представляет эмоциональную и ценностную значимость. Психологические кризисы могут развиться и после таких драматических событий, как неожиданные катастрофы, среди них и массовые: транспортные аварии, взрывы, пожары, землетрясения, террористические акты и т.п. Психологические кризисы могут быть обусловлены пережитым стрессом, фрустрацией, усилившимся внутренним конфликтом, испытанным насилием.

2) Состояние психического дискомфорта, во время которого человек переживает очень сильные напряжение, тревогу, растерянность, бессилие, безнадежность, страх, вину и другие чувства, не позволяющие ему нормально функционировать, и которые продолжаются дольше тех, которые приходилось переживать ранее при преодолении возникающих серьезных жизненных проблем.

3) Человек не знает, что делать в этой новой жизненной ситуации. Каждый человек во время тяжелых переживаний всегда располагает конкретным жизненным опытом, который помогает ему преодолеть возникающие трудности, связанные с ними тяжелые и болезненные состояния. Но в случае психологического кризиса, ранее преобретенный опыт преодоления проблем не помогает. Имеющихся, известных способов решения проблем недостаточно. Такая ситуация усугубляет общее состояние растерянности и бессилия, подрывает веру с собственные силы.

4) Возможность помощи. Во время психологического кризиса очень важно, имеется ли возможность получения помощи. Помощь могут оказывать близкие люди (члены семьи, друзья), специалисты преодоления кризисов – профессионалы в области психического здоровья и добровольцы. При отсутствии помощи психологический кризис может усугубляться и остаться непреодоленным.

5) Длительность психологического кризиса. Кризисные переживания длятся до 2-х месяцев.

Если в течение, примерно, двух месяцев не проходят тяжелые чувства и переживания, сопутствующие психологическому кризису, человеку не удается вернуться в привычный каждодневный ритм и качество жизни, то такое состояние уже не называется кризисным.

На этом этапе определяются и диагнозируются возможные в таких случаях нарушения (которые квалифицируются по доминирующим симптомам или нарушениям – эмоциональным, поведенческим и т.п.), поэтому и кризисная терапия/интервенция обычно применяется только во время переживания психологического кризиса.

6) В каждом психологическом кризисе кроются две возможности.

Преодoлеть кризис: если психологический кризис преодолевается, кризисные переживания поощряют рост индивида, его развитие, эмоциональную зрелость.

Не преодoлеть кризис: непреодоленный психологический кризис обуславливает хронизацию кризиса, т.е. возможны физические нарушения, проблемы психического здоровья, ослабление интеграции личности, трудности социального функционирования и нарушения адаптации, которые проявляются как обостряющиеся психологические проблемы или более глубокие нарушения психики;

как соматические симптомы или болезни;

может возникнуть расположение к зависимостям от алкоголя или наркотиков и т.п. Эти последствия ведут к неадаптивному функционированию человека. Все эти последствия придется долго преодолевать уже множеству специалистов – врачам общей практики и разных специализаций, психологам, психотерапевтам, психиатрам, социальным работникам и т.д. Ликвидация последствий стоит всегда во много раз дороже, чем создание благоприятных условий для того, чтобы избежать причин, которые вызывают такие последствия. В этом кроется суть превенции кризисных переживаний - своевременное преодоление кризисов является очень важной частью охраны общественного здоровья.

Термином психологического кризиса часто заменяются такие термины как стресс, конфликт, фрустрация, критическое состояние. Однако эти термины выражают разные переживания (Janosik E.H., 1984;

Василюк Ф.E., 1984;

Pluzek Z., 1996):

Стресс - возникает при появлении специфических требований среды, нарушает адаптацию человека, влечёт за собой угрозу его витальности. По сравнению с психологическим кризисом стресс является более широким понятием, чем кризис. Каждый кризис может возникнуть из стресса и наоборот.

Фрустрация – это неприятное психическое состояние, возникающее из-за внутренних или внешних сил, препятствующих достичь цели. Этому состоянию характерно наличие сильной мотивации в стремлении к конкретной цели и препятствие (физическое, биологическое, психологическое, социальное), мешающее достижению цели.

Переживание фрустрации менее интенсивно, чем кризисное переживание. В отдельных случаях, когда фрустрация становится очень сильной и мешает достижению субъективно важных для человека целей, она может перерасти в кризисное переживание.

Конфликт характеризует борьба двух важных мотивов во внутреннем мире человека. Это переживание, во время которого человеку приходится выбирать один из нескольких альтернативных способов реагирования, когда сталкиваются такие феномены человеческого сознания как желания, цели и ценности. Конфликт возникает из-за более сложных переживаний внутреннего мира и может перерасти в кризисное переживание.

Критическое состояние возникает внезапно, неожиданно по причине событий, вызывающих тяжкие переживания. Критическое состояние всегда требует быстрых решений и неотложной помощи. Если человек не может ждать решения и помощи дольше, чем 24 часа - это критическое состояние.

КЛАССИФИКАЦИЯ КРИЗИСОВ Существует много классификаций психологических кризисов. Они имеют много общих черт. Представляем некоторые из этих классификаций:

Все психологические кризисы можно разделить на две большие группы (Janosik E.H., 1984):

1. Ситуационные кризисы – они более индивидуальны, менее универсальны, и менее предсказуемы.

2. Кризисы развития - характерны для отдельных значимых этапов человеческой жизни.

Чаще всего в литературе представляются 8 этапов развития личности, описанные Е.H.

Erikson'ом (1977). Каждому из этих этапов характерен соответствующий кризис развития:

младенчества, раннего детства, среднего детства, начального школьного возраста, подростковый, юности, ранней зрелости, старости.

Встречаются разные описания ситуативных кризисов, которые отражают личностные (Pluzek Z., 1996) и межличностные аспекты кризисов.

Кризисы организма возникают тогда, когда из-за действия сильного раздражителя (стрессора) нарушается внутренний гомеостаз организма. Таким раздражителем может быть долгая, изнуряющая физическая или умственная работа, деятельность в угнетающей, опасной, эмоционально рискованной среде (состязания, конкуренция, конкурсы, азартные игры), случившиеся катаклизмы, например, землетрясение или наводнение.

Кризисы, представляющие опасность для внутренней интеграции – наиболее типичные определения кризисов этой группы дали Lindemann и Caplan (1961): такой кризис возникает, когда человек оказывается в ситуации, в которой его ценности и жизненные цели подвергаются опасности. Это может произойти из-за смерти близкого человека, смертельной болезни, потери работы и т.п.

Кризисы, вызывающие большие перемены в жизненном пространстве – этот термин был предложен Parkes. Он опирался на теорию поля Левина (Levin) о переживаниях человека во внутренней и внешней психологической среде, т.е. в жизненном пространстве. Всё, что происходит в окружающей среде человека, оказывает влияние на его внутренний мир и наоборот. Примеры кризиса жизненного пространства человека – развод, изменение мировоззрения, потеря здоровья и т.п.

Межличностные и социокультурные кризисы – их причины в окружении и в значении, которое человек придаёт каким-либо социальным отношениям. Это может быть кризис семьи, возникающий из-за утерянного контакта между родителями и растущими детьми, а также кризисы, возникающие из растущей враждебности к какому-либо лицу или группе людей.

Кризисы, возникающие из-за недостатка нужной информации - по мнению Viljams, возникают из-за того, что между людьми не хватает коммуникации и информации. Многие кризисы возникают из-за незнания как себя вести в новой, неожиданно возникшей ситуации (например, после землятресения). Такие кризисы Lindemann называл коллективными.

Кризисы самоубийства – они возникают после психологического кризиса (в виде попытки разрешить ситуацию таким способом), или во время особо внезапного кризиса.

Религиозные кризисы - они связаны с религиозным опытом. Это кризисы веры. Им характерны сомнения, неуверенность, ощущение незнания;

несоответствие теологических и научных знаний, личным переживаниям веры;

кризисы, возникающие из-за трудностей развития своей религиозной и духовной жизни.

Емким и раскрывающим аспект кризисного бытия определением является следующее определение экзистенциальных кризисов: экзистенциальные кризисы возникают из внутренних конфликтов, тревоги;

переживая и решая важнейшие жизненные вопросы, делая жизненно важные выборы, принимая важные для себя и других решения, связанные с ответственностью, любовью, смертью, верой и другими важными феноменами человеческой экзистенции.

ФАЗЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ КРИЗИСОВ Психологическим кризисам характерна определённая динамика, выражающаяся несколькими стадиями. G. Caplan (1964) и K. France (1992) выделяют 4 фазы ситуационных кризисов:

1. Воздействия (конфронтации, вступительная) – это первая реакция человека на то, что неожиданно стало неизбежным, т.е. произошло. На этой стадии ориентация человека в ситуации ухудшается, растёт напряжение, увеличивается беспокойство. Человек никак не может решить проблему, чувствует, что его усилия найти выход из этой ситуации бесплодны, из-за чего усиливается чувство замешательства. Однако человек всё равно пытается быть в конфронтации с проблемой, ищет выход.

2. Капитуляции - напряжение продолжает расти, усиливаются чувства безнадёжности, бессилия, уменьшается уверенность в собственных силах, охватывает чувство, что эта проблема никогда не будет решена, болезненные переживания не прекратятся.

3. Мобилизации – собираются, мобилизуются все силы. В этот момент мотивация для решений очень сильна, очень велика возможность роста личности. Человек более открыт и (по сравнению с другими фазами) более доступен влиянию других. Из этой фазе возможны два выхода:

Кризис преодолевается, человек находит решение. Напряжение понемногу уменьшается, человек становится более сильным.

Кризис не преодолевается. Напряжение также уменьшается, но уже по другим причинам:

человек сдаётся, чувствует себя побеждённым, становится пассивным. Одной из возможностей избежать чувств, возникших в связи с не преодоленным кризисом может стать мысли о самоубийстве. Если человек не получает адекватной помощи, появляются неадаптивные способы реагирования на кризисные переживания, которые являются сигналами начинающегося процесса хронизации психологического кризиса:

• Проблема, вызвавшая кризис, ей сопутствующие неприятные переживания, неправильно трактуются (искажаются), отрицаются, выталкиваются. Начинает проявляться выраженная психологическая защита.

• Человек отказывается нести ответственность за себя, перекладывает её другим, часто обвиняет других, нередко начинает искать решения и ответы в мистических переживаниях.

• Алкоголизация, наркотизация.

• Психологические трудности становятся соматическими, психо-соматическими, или психиатрическими проблемами. Одним из возможных проявлений после особенно тяжелых психологических переживаний (травм) – является нарушение посттравматического стресса.

4. Завершающая (отступления) - человек чувствует сильное физическое и психическое истощение. Если кризис преодолён, человек постепенно возвращается в обычное ему состояние и образ жизни. Если кризис не преодолён, ослабевает внутренняя интеграция личности. Продолжаются возможные варианты хронизации.

Продолжительность кризиса: 6-8 недель (до 2-х месяцев).

САМОУБИЙСТВА ОПРЕДЕЛЕНИЕ, СТАТИСТИКА, ФАКТОРЫ РИСКА, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ, ТИПЫ ОБЩЕЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ФЕНОМЕНА САМОУБИЙСТВА Самоубийство – явление, которое изучают многие науки: социология, философия, медицина, психология, криминология, теология и т.д. Самоубийство – сложная, многозначная проблема, которая не имеет какой одной причины или объяснения. Его, чаще всего, вызывают объединение многих факторов - биологических, психологических, культурных, социальных. До сих пор никто не может ответить на вопрос - почему люди кончают жизнь самоубийством?

E. Schneidmann (1985) – один из самых известных создателей суицидологии – науки о самоубийствах, профессор медицинского факультета Калифорнийского университета, учредитель Американской Ассоциации Суицидологов, самоубийство определяет следующим образом:

В настоящее время в Западном мире самоубийством называется сознательный акт самоуничтожения, который является многослойным нарушением и который совершает страдающий индивид, считающий самоубийство лучшим выходом из сложившейся ситуации.

МАСШТАБ ПРОБЛЕМЫ САМОУБИЙСТВА В МИРЕ (по изданию ВОЗ “Превенция самоубийств”, 2000) • В 1995 году в мире покончили жизнь самоубийством 900 000 человек.

• Каждые 40 секунд в мире кончает жизнь самоубийством 1 человек.

• Каждые 3 секунды в мире кто-то пытается покончить с собой.

• Самоубийство является одной из трех наиболее распространенных причин смерти в возрастной группе людей от 15 до 35 лет.

• Каждое самоубийство болезненно воздействует на не менее шестерых других людей.

• На каждое самоубийство приходится от 7 до 10 суйцидальных попыток.

• Сложно измерить психологические, социальные и финансовые последствия самоубийств для семьи и общества.

Предполагается, что в 2020–ом году в мире покончат собой 1,53 миллиона человек (цит.

по докладу проф. Bertolote, 2000 год, Вильнюс).

По половому признаку, больше всего самоубийств происходит (цит. по докладу проф.

N.Sartorius, Вильнюс, 2000):

Среди мужчин Среди женщин 1. Литва 1. Китай 2. Россия 2. Венгрия 3. Эстония 3. Шри - Ланка 4. Латвия 4. Эстония 5. Венгрия 6. Словения По количеству самоубийств на 100 тысяч человек в Европе на протяжении последних нескольких лет лидировали Литва (44 самоубийства в 2001 году), Россия (39 самоубийств 2000 г.), Эстония (33 самоубийства – 2000 г.), Венгрия (32 самоубийства – 2000 г.). Для сравнения, в странах Европейского Союза на тот период средний уровень самоубийств на сто тысяч жителей составлял около 20 человек.

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ САМОУБИЙСТВ В ЛИТВЕ Показатель самоубийств в Литве очень высок.

На 100 тысяч человек (по данным Государственного Центра Психического Здоровья) в 1995-2002 годах каждый год кончали жизнь самоубийством от 42 до 46 (в 2000 году) человек.

Дети и молодежь.

Каждый год в Литве кончали с собой 50-60 детей и молодых людей в возрасте от до 19 лет. В среднем 6-7 из них, являлись детьми до 10 лет (Н. Жемайтене, Л. Ярушявичене, Д. Гайлене, 2001 год). В этой возрастной группе были замечены тенденции:

• Кончали жизнь самоубийством, в несколько раз (примерно в 5 раз) чаще парни, чем девушки. Молодежь в городах кончала жизнь самоубийством примерно в полтора раза чаще, чем в поселках и деревнях.

• Почти 40% одиннадцатилетних, тринадцатилетних и пятнадцатилетних детей и подростков думали о самоубийстве, составляли конкретные планы ухода из жизни или даже пытались покончить с собой.

Самоубийствам жителей всей Литвы свойственны следующие тенденции (Д.

Гайлене, 2001 год):

1) мужчины кончали жизнь самоубийством в пять раз чаще, чем женщины. А в большинстве стран Европейского Союза соотношение мужских и женских самоубийств равно 3:1.

2) Абсолютное большинство самоубийств происходило в больших городах (53% от всего количества самоубийств), но по количеству на 100 тысяч жителей с 1971 года в деревне происходило больше самоубийств, чем в городе (в два раза).

3) Чаще всего среди мужчин кончали с собой: деревенские мужчины 40-49 лет;

среди женщин: деревенские женщины 40-49 лет и женщины старше 75 лет, живущие и в городе, и в деревне.

4) Очень высок показатель самоубийств среди молодежи – 31случай самоубийства на 100 тысяч молодых людей.

5) Тенденция последних лет: сильно росло число самоубийств среди 20-24-летних мужчин и 50-59-летних женщин.

ФАКТОРЫ РИСКА САМОУБИЙСТВ И ДРУГИЕ ВАЖНЫЕ ФАКТОРЫ, КОТОРЫЕ МОГУТ ВЛИЯТЬ НА САМОУБИЙСТВО 1) Психические болезни (до 60% - депрессии).

2) Алкоголизм.

3) Наркомания.

4) Имевшие место ранее, попытки покончить с собой.

5) Хронический стресс, потери и другие отрицательные эмоциональные факторы.

6) Длительная госпитализация, изоляция (например: в местах заключения).

7) Одиночество, недостаток социальных связей.

8) Недостаточная поддержка (со стороны близких и общества).

9) Семейная или личностная история, в которой были попытки самоубийства.

10) Социальные проблемы – безработица, жизнь в непривычном для конкретного человека низком экономическом классе.

11) Биологические факторы: возможные нарушения метаболизма серотонина.

12) Положительная установка на самоубийства, позитивное отношение к альтруистичным самоубийствам.

13) Личностные качества человека:

• дихотомное мышление - доминирует принцип мышления и переживания «или-или». Пример такой модели мышления: «или то, что важно для меня есть или, если нет – без этого жить невозможно»;

• когнитивная (познавательная) ригидность – мышление, чувства, действия человека, склонного к самоубийству, могут быть скованными, инертными, негибкими и поэтому – ограниченными. Такой человек все время может думать о самоубийстве и не переключаться;

• пассивность;

• генрализирующая память: когда теперешние неудачи, тяжелые переживания актуализируют пережитые в прошлом отрицательные факты, чувства и таким образом, из-за неотделения прошлых переживаний от настоящих, последние становятся с трудом переносимыми.

Все факторы риска и другие причины, оказывающие влияние на самоубийства, являются важными и равно значимыми. Если уменьшаем влияние факторов риска, уменьшается и вероятность самоубийства. Поэтому одна из основных задач превенции самоубийств – уменьшать степень воздействия факторов риска самоубийств.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ САМОУБИЙСТВ Главный вопрос, который возникает у всех так или иначе сталкивающихся с самоубийством, - почему люди кончают с собой? Что случается, что человек перестает желать жить? Это очень трудный вопрос на который пытаются ответить представители многих наук, но однозначного ответа не существует. E.S. Shneidman полагает, что несмотря на то, что самоубийство является многогранным явлением, охватывающим биологические, биохимические, культурные, межличностные, социальные, психические, логические, философские элементы, но «все равно и далее считаю, что его природа – психологическая»

(Shneidman E.S., 1996).

Что свойственно почти всем самоубийствам (по Shneidman E.S., 1996 и др.):

1. Смысл самоубийства – найти способ решения проблемы. В этом случае проблема – сложная ситуация, непереносимая духовная боль, кризисные переживания. Таким образом самоубийство становится мнимым решением проблемы.

2. Цель самоубийства – стремление лишить себя сознания, чтобы можно было не думать и не чувствовать.

3. Действие самоубийства – уход, побег. Это побег от обстоятельств и состояния, в которых очень тяжело пребывать.

4. Толчок самоубийства – непереносимая психическая (психологическая, духовная) боль.

5. Неудовлетворенные (фрустрированные) психические потребности – в случае каждого самоубийства были неудовлетворены очень важные и значимые эмоционально потребности конкретного человека 6. Эмоциональное состояние – бессилие и безнадежность. Это наиболее характерные самоубийству чувства. Им часто сопутствуют одиночество, грусть, ощущение собственной никчемности.

7. Внутренняя позиция – это амбивалентность по отношению к жизни: желание жить и не жить уравнивается. Во многих жизненных ситуациях человек может испытывать противоположные чувства в одно и то же время. То же самое происходит и с желанием жить, и с желанием умереть. Чем более непереносимой становится психическая боль, чем более бессильно и безнадежно чувствует себя человек, тем более усиливается его желание умереть – преобретают интенсивность суицидные импульсы. Но это не значит, что вместе с тем, человек совсем не хочет жить. Это желание присутствует все время, каким бы крохотным оно не было. И поэтому всегда важно пытаться помочь, как пишет.

E.S. Shneidman : «Именно из-за этой двойственности необходимо вмешаться. Когда идет борьба между жизнью и смертью, неужели не должен каждый культурный человек вмешаться и стать на сторону жизни?»

8. Моментная импульсивность – самоубийство очень часто является импульсивным действием, которое происходит в определенный момент. Импульс покончить с собой чаще всего не постоянен. Усиливаясь он может длиться несколько минут или часов.

Поэтому особенно важно, чтобы помощь была доступной именно в тот момент, когда импульс покончить с собой усиливается.

9. Сужение сферы восприятия (познания): человек видит свои возможности и возможности других людей, особенности ситуации в которую попал более односторонне, как бы через «стекла темных очков». В поле сознания, в область понимания не попадают обязательства и ответственность перед близкими и любимыми людьми, положительные и приятные воспоминания, переживание надежды. Как уже упоминалось ранее, сознанию человека имеющего намерение покончить с собой, характерно дихотомное мышление – по принципу «все или ничего».

10. Всегда в прямой или косвенной форме кому-то сообщается о намерении, плане покончить с собой. Этот факт описан в 6-ом десятке ХХ века. Намеки о самоубийствах выражаются двояко: словами и поведением. Намеки проистекают из амбивалентных переживаний – сильного желания умереть, прекращая страдания и из неотделимого ожидания и надежды на то, что кто-нибудь поможет или спасет. В 90% случаев, люди, покончившие самоубийством, словом или поведением намекали о своем намерении примерно за неделю до самоубийства.

11. Самоубийство – процесс, который часто берет свое начало в детстве, подростковом возрасте. Как утверждает клинический психолог США Israel Orbach (1988) большое влияние на развитие данного процесса имеют семейные отношения, важны и личностные особенности человека. По его мнению процесс самоубийства начинается от «невинных»

намерений, когда ребенок начинает думать, как повлияет на окружающих факт его исчезновения. Этот процесс активизируется, когда окружающие этого не замечают, не реагируют на ожидания ребенка, когда отрицают или серьезно не принимают его чувств, намеков о самоубийстве. Нередко этот начавшийся в раннем детстве процесс развивается до летального (смертельного) исхода в более поздние годы жизни. Вероятно, что взрослые, совершившие самоубийство, имели такие намерения еще в детстве. В зрелом возрасте возникшие стрессоры только «включили» еще в детстве появившиеся импульсы самоубийства. Самоубийство, как процесс отражают следующие этапы:

• Мысли о самоубийстве. В мире не существует человека, у которого в голове когда либо не мелкнула бы мысль, фантазия о самоубийстве. Но некоторым, переживающим трудности людям, такие мысли приходят в голову все чаще. На этом этапе человек еще не хочет реально умереть, но думает о самоубийстве, как об одном из возможных решений. Импульсы самоубийства уже присутствуют, но они пока еще не очень сильные.

• Намерение покончить с собой. Реальное желание человека умереть становится сильнее и достигает такой стадии, когда он начинает искать смерти. Самоубийство кажется единственным и наиболее удачным решением. Импульсы самоубийства усиливаются и достигают такого уровня, когда жизни человека уже грозит опасность.

Он думает о способах, с помощью которых можно было бы покончить с собой, план самоубийства детализируется.

• Попытка покончить с собой. Это последний этап самоубийства. Человек принимает окончательное решение. От этого иногда может даже улучшиться его настроение.

Появляются знаки прощания (многозначительные намеки, поступки, отражающие принятое решение). После этого довольно скоро совершается самоубийство.

По классификации принятой Всемирной Организацией Здравохранения, самоубийства относятся к аутодеструктивному поведению, которое может быть:

• Прямым – человек ощущает желание, потребность убить себя или причинить себе вред. Это сознательное поведение, которое чаще всего проявляется в ситуации неожиданного стресса или психологического кризиса;

• Косвеным – человек сознательно не выбирает смерть, намеренно себя не ранит.

Но своим поведением он подвергает риску свою жизнь или здоровье: не заботится о здоровье, употребляет вредные для здоровья препараты (много курит, злоупотребляет алкоголем, постоянно переедает и т.п.). Такое поведение проявляется бессознательно, становясь определенным стилем жизни.

ТИПЫ САМОУБИЙСТВА В литературе чаще всего представлены следующие типы самоубийств (Pluzek Z, и др.) 1. Настоящие самоубийства.

• Мотивация умереть высокая, но часто не конкретная – не наблюдается конкретной цепочки причин, которая обуславливала бы такую высокую мотивацию смерти.

Этому состоянию нередко сопутствуют такие слова, как: «не хочется жить, жизнь не имеет смысла, хочу умереть». Желание лишить себя жизни выражается достаточно ясно и открыто.

• Покончить с собой хочется во избежание непереносимо тяжелых переживаний, под давлением непреодолимой психической боли (скорбя об утрате очень близкого человека, болея неизлечимыми болезнями и т.п.).

• Когда человек выбирает самоубийство как способ выразить свой социальный протест, защищая свои убеждения или т.п. Это так называемые «альтруистические самоубийства» (самосожжение или другие способы самоуничтожения).

2. Мнимые самоубийства (парасуициды).

Отсутствует высокая, сознательная мотивация лишить себя жизни. Отношение к жизни очень амбивалентно, но доминирует тяга к жизни. Поэтому основной целью акта самоубийства становится не смерть, а поведение, которое бы создало возможность смерти. Это суицидальное поведение, когда смерть как конечный результат, не ожидается, но существует, как фактор риска. Причинами такого суицидального поведения становятся:

• стремление обратить на себя внимание, когда по-другому не получается выразить свои трудности. Это – крик о помощи;

• агрессия, направленная против личности, с которой разгорелся конфликт (родители, супруг, сверстники);

• месть;

• злость и желание пробудить чувство вины человеку, ставшему причиной тяжелых переживаний;

• протест против давления или поведения других;

• стремление достичь желаемой цели;

• чувство бессилия.

3. Демонстративные самоубийства.

В этих попытках покончить с собой не преследуется цель сильно повредить себе, нету желания умереть. Возможность смерти даже вызывает страх. По этой причине суицидальная попытка совершается демонстративно, осуществляя желание показать свои эмоции, произвести впечатление на человека, который заботит, дождаться сочувствия и жалости. И, тем не мение, риск суицида сохраняется – из-за случайных, непредвиденных обстоятельств, которые могут обусловить смерть. Во всех случаях самоубийства, в независимости от их типа, каждый человек, высказывающий суицидальные установки, своим поведением сообщает, что ему тяжело, и что он не умеет по-другому решить свои проблемы, или не может по-другому донести их до находящихся рядом. Более точное определение типа намерения покончить с собой позволяет более точно оценить уровень риска самоубийства. Но необходимо заметить, что, определяя, уровень риска самоубийства никто и никогда не может полностью уверен – всегда могут произойти непредвиденные и драматичные неожиданности. По этой причине все намерения покончить с собой следует рассматривать достаточно серьезно, пытаясь понять, почему этот человек решает свои проблемы именно таким способом – намереваясь покончить с собой или говоря, что покончит с собой.

САМОУБИЙСТВА ДЕТЕЙ Тот факт, что в детстве проявляется аутодеструктивное и суицидальное поведение, даже специалисты психического здоровья часто не удостаивают достаточным вниманием. Часто ошибочно полагают, что дети не в состоянии понять смысла смерти, не отделяют своих суицидальных поступков от возможного летального исхода. Однако, по мнению I.Orbach (1988), дети чаще всего понимают значение смерти, выражают свое желание умереть. Это понимание и выражение меняются в зависимости от этапов развития, и тем не менее они существуют.

C.Pfeffer (1986) утверждает, что, говоря о детских самоубийствах нужно знать, что ребенок не обязательно поймет безвозвратность смерти, но он понимает, хоть и достаточно необычным образом, что такое смерть. Детское самоубийство может быть определено как аутодеструктивное поведение, имеющее целью сильно пораниться или умереть.

Взрослые люди чаще всего имеют склонность не верить, что дети кончают с собой.

Существует много мифов о детстве: детство – это время счастья и беззаботности, в личности ребенка нету задатков к саморазрушению, ребенок не сможет придумать, как покончить с собой. Такое мнение опровергает следующий пример суицидального поведения девочки 2,5 лет, описанный Rosenthal и Rosenthal (1984):

Эта девочка съела много таблеток аспирина и через несколько часов ее обнаружили без сознания. Ее мама в это время находилась на лечении в больнице из-за затянувшейся депрессии. После этого случая девочку лечили психотерапией. В комнате игр она была агрессивной, гиперактивной;

ее игры были компульсивного характера, о смерти. Она кормила куклу аспирином, а после просила терапевта спасать куклу. Девочка объясняла, что кукла должна сегодня умереть. Она ложилась на ковер, натягивала покрывало на голову и притворялась умершей.

Суицидальные намерения детей часто трактуются как случайные события, несчастные случаи. По мнению Motto (1985) так происходит потому, что дети не оставляют более ясных суицидальных сообщений.

Большая часть статистических данных о детских самоубийствах предоставляется от 15-ти летнего возраста. Статистики о самоубийствах детей до 10 лет практически не существует. Но есть данные, которые указывают, что в мире кончают с собой 0,9 мальчиков и 0,5 девочек на сто тысяч жителей (из доклада Bertolote, Вильнюс, 2000).

По даным C.Pfeffer (1986), Rosenthal и Rosenthal (1984;

цит. По I. Orbach, 1988), дети совершают суициды, выбирая, так называемые «жестокие» способы самоубийства:

32% детей прыгали вниз с высоких зданий;

31% детей прыгали под проезжающие машины;

25% детей травились;

6% детей протыкали, резали себя;

6% детей сжигали себя.

Совершая повторные самоубийства, дети часто выбирают все более жестокие способы самоубийства.

Дети, как и взрослые, сообщают о намерении покончить с собой: они говорят о своем желании умереть, играют в повторяющиеся игры о смерти и самоубийствах, рисуют сюжеты деструктивного содержания, придумывают похожие истории, песни.

СЕМЕЙНЫЕ САМОУБИЙСТВА Существует много семей, родов в которых кто-то покончил с собой. Этот факт почти в каждом роду имеет тенденцию быть скрытым. Самоубийство родственников нередко переживается как позор всей родни, доказательство бессилия, чего-то особенно беспокоящего и таинственно страшного. Часто имеется опасение, что самоубийство передается наследственно, особенно когда покончивших самоубийством в родне несколько.

Но, вспомнив характерные для всех самоубийств черты, самоубийственное поведение родственников можно оценивать как повторяющийся, выученный способ справляться с трудностями, кончая с собой. Это – как плохой сценарий решения проблем, принадлежащий родне. Но он совсем необязательно должен стать фатальным, неизменным и повторяющимся из поколения в поколение. При правильном подходе, его можно изменить. Самоубийство в этом случае должно быть названо своим именем и объявлено неподходящей моделью решения жизненных проблем, разделяя личность и ею совершенный суйцидальный поступок. Личность – ценна. Самоубийство – неприемлемый поступок. Если кончают с собой одни члены семьи, другие легче позволяют себе тоже самое. Такое «разрешение»

кончать с собой не должно выдаваться. Вместо него доступными способами должно поощряться желание жить – с детства обучая, как преодолеть жизненные трудности, где и как искать помощи.

ИНТЕРВЕНЦИЯ КРИЗИСОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ, СОДЕРЖАНИЕ, ЭТИКА КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ, ОСОБЕННОСТИ КОНТАКТА С ЛЮДЬМИ, ПЕРЕЖИВАЮЩИМИ КРИЗИСЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ИНТЕРВЕНЦИИ КРИЗИСОВ Интервенция кризисов – это вид психотерапии, срочная психологическая помощь, оказываемая во время кризисных переживаний.

Кризисная интервенция применяется с началом кризисного переживания. Это фаза активной помощи. Она может длиться несколько встреч, например 3-5, однако чаще в литературе упоминается в среднем 10 сессий терапии кризисных состояний (Janosik E.H., 1984 и др.).

Кризисную терапию проводят профессиональные специалисты психического здоровья (кризисная психотерапия) и добровольцы, работники преодоления кризисов (психологическая и другая поддержка во время кризисов).

Команда преодоления кризисов – команда профессиональных специалистов психического здоровья (психиатров, психологов, психотерапевтов, социальных работников), добровольных работников преодоления кризисов, группа других нужных специалистов (полицейских, работников пожарной охраны, духовенства, педагогов, врачей общей практики и т.д.), которая организует и оказывает помощь людям, переживающим кризисы.

Мобильная команда преодоления кризисов – команда преодоления кризисов, которая действует при оказании скорой помощи в случаях кризисов, и которая может в течение кратчайшего времени организовывать и оказывать помощь в местах кризисных событий, организовывать дальнейшую необходимую помощь людям, пережившим кризисы.

Интервенция кризисов проводится телефонами психологической помощи, в центрах преодоления кризисов, в местах кризисных событий.

Во время кризисной интервенции, как и проводя психотерапию, психологическое консультирование или психологическую поддержку, необходимо придерживаться правил профессиональной этики (более подробно см. далее в этом разделе).

ОБЩИЕ ОСОБЕННОСТИ ИНТЕРВЕНЦИИ КРИЗИСОВ Основные особенности интервенции кризисов связаны со спецификой кризисных переживаний, которая обуславливается потребностью в срочной помощи и спецификой интервенции кризисов, суть которой – ограниченное время применения интервенции – только во время кризисного переживания.

Интервенция/психотерапия кризисов – по характеру близка кратковременной психотерапии, но имеет существенные отличия от общих особенностей кратковременной психотерапии. Эти отличия во время интервенции/психотерапии кризисов выражаются в:

• позиции психотерапевта: более активная, более эмоционально поддерживающая;

• длительности психотерапии: ограниченнщсть – не дольше 2 месяцев;

• некоторых особенностях содержания и процесса психотерапии: во время интервенции кризисов основное внимание уделяется нормализации ситуации и переживаемых чувств «здесь и сейчас», не проводятся психотерапевтические интерпретации, не анализируются процессы переноса, не решаются все личностные проблемы. (Подробнее об этом - в разделе «Основные особенности контакта в иттервенции/психотерапии кризисов».) СОДЕРЖАНИЕ ИНТЕРВЕНЦИИ / ПСИХОТЕРАПИИ КРИЗИСОВ (по Bellak L., Langsley D., Schwartz S., и др.) 1) Помощь оказывается незамедлительно.

Всем кризисам характерно то, что помощь необходима в то время, когда что-то произошло – сразу же или по прошествие нескольких часов, дней.

2) Выясняется история кризисного события и переживания.

Она необходима для того, чтобы были известны следующие факты:

• Что обусловило кризис? Нужно знать все основные данные о ситуации, которая обусловила кризис и о связи конкретного человека с этой ситуацией;

• Какими были предшествующие кризису обстоятельства: когда и где конкретно начало развиваться кризисное переживание (в каком месяце, в какой день)? Однако основное внимание уделяется тому, что случилось теперь. Доминирует принцип «здесь и теперь». Прошлое в этом случае важно настолько, насколько оно помогает лучше понять настоящее – т.е. какое влияние могли оказать события прошлого на настоящие кризисные переживания клиента.


3) Диагнозируется, является ли состояние психологическим кризисом или другим похожим на кризис нарушением (рецидивом психической болезни, критическим состоянием и т.п.). Оценка состояния, степени нарушения необходимы для создания более точного плана оказания помощи. Например, человек больной хронической психической болезнью также может оказаться в кризисной ситуации и пережить характерные для кризиса чувства, но в данном случае, возможно, потребуется не только психологическая поддержка но и назначение медикаментов, которые этот человек употребляет переодически или постоянно. Действия:

• оцениваются интенсивность, фаза, факторы риска кризисного переживания и возможности получения помощи близких/друзей;

• выясняется что клиент пытается и пытался делать;

• оценивается что клиент может делать.

4) Составляется план кризисной интервенции.

• определяются очень ясно сформулированные кратковременные цели кризисной интервенции/терапии;

• в плане терапии должно быть четко определено время окончания терапии. Это требование связано со спецификой кризисной терапии (смотрите далее);

• встречи с клиентом назначаются ориентируясь на потребности клиента – завтра/послезавтра и подобным способом. Уместная установка – более частые, менее длительные встречи. Однако длительность встреч может быть обусловлена реальным состоянием клиента и его необходимостью пережить кризис вместе с психотерапевтом или работником преодоления кризисов. Поэтому особенно строгих ограничений для сессии кризисной интервенции (как принято в психотерапии – 50- минут) нет. Однако стоит принять во внимание и то, что что кризисный клиент чаще всего бывает изможден своими переживаниями, и поэтому кризисная интервенция не должна длиться слишком долго и, тем самым, не стать еще одним фактором, истощающим клиента. Существуют психологические границы и в возможностях работника преодоления кризисов искренне эмоционально поддержать клиента, пробыть вместе с болью клиента во время терапии. Это – естественные границы возможностей каждого человека во время оказания любой помощи;

• определяется, кто примет участие в оказании помощи во время кризисного переживания: какие профессиональные специалисты будут нужны (например, врач, юрист, социальный работник и т. д.), насколько возможна помощь близких и друзей.

Вовлечение друзей и близких клиента, других возможных структур социальной поддержки в процесс интервенции кризисов - очень важное условие успешного преодоления кризисов. Оно выполняется согласно реальным возможностям;

• в конце кризисной интервенции/терапии может быть рассмотрена возможность контрольного контакта: например по прошествию месяца узнать о состоянии пациента – можно попросить, чтобы клиент сам позвонил или написал (L. Bellak, 1960), клиенту напоминается, что бы он обращался, если у него снова возникнут проблемы (D.G. Langsley, 1968).

5) Выбирается узкая сфера интервенции.

Во время кризисной интервенции/терапии не делается попытка воздействовать на все проблематичные сферы жизни клиента, а выделяется только самые главные и наиболее актуальные, являющиеся сутью кризисного переживания проблемы, например, намерение покончить с собой, переживание потери и т.п. К решению других проблем, связанных с кризисным переживанием, если нужно, переходят по-этапно. Проблемы развития личности несвязанные с кризисным переживанием, а также другие личностные проблемы и трудности общения клиента во время кризисной интервенции не решаются.

6) Информирование.

Клиенту предоставляется вся необходимая информация о кризисной ситуации, его переживаниях, самочувствии, здоровье и которая могла бы уменьшить его тревожность, вызванную незнанием.

7) В случае группового, коллективного кризиса (например в семье, в школьном классе один из членов покончил с собой или заболел психозом) встреча по-возможности организуются со всеми членами группы. В таких случаях, встретиться со всеми членами семьи, коллектива вместе, с терапевтической точки зрения лучше, чем встречаться с ними по-отдельности. Это помогает избежать стремления клиентов создать коалицию, наладить особые отношения с психотерапевтом (Langsley D.G., 1968). Все члены группы в таком случае могут услышать о переживаниях друг друга, ощутить большую общность, надеятся на большее взаимопонимание и взаимоподдержку.

8) Сдержанное отношение к применению медикаментов (особенно психофармакологических препаратов). Замечание: такое отношение не подходит только в тех случаях, когда клиент до кризисного переживания постоянно употреблял медикаменты, необходимые для поддержания его здоровья. Если это не так, но из-за кризисного переживания состояние клиента очень тяжелое и врачи полагают, что пациенту временно нужны психотропные лекарства, последние должны быть назначены только для того, чтобы облегчить тяжелое состояние пациента во время кризисного переживания, но не в таких количествах, которые полностью подавили бы тревогу клиента. Не рекомендуется при помощи лекарств изменять состояние клиента до эмоциональной тупости и равнодушия (Bellak L., 1960). В таком случае, клиент лишается возможности «пережить» кризис, т. е. испытать все неизбежные и реальные чувства, которые возникают у него в период переживания кризиса, например, неизбежную духовную боль, грусть, страдание, скорбь в случае потери. Подавленная медикаментами тревога существенно уменьшает возможность клиента пережить и преодолеть кризис, так как преодоление кризиса требует некоторой активности, обуславливаемой переживаемой тревогой. Таким образом, если возможно, лучше пережить тяжелые кризисные чувства, а не употреблять лекарства, которые приостанавливают естественную внутреннюю «работу» переживания чувствами.

ЭТИКА КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ В ИНТЕРВЕНЦИИ КРИЗИСОВ Во время интервенции кризисов, как и в психотерапии, и в случаях консультирования добровольцами, необходимо придерживаться правил профессиональной этики. Во всех странах, в которых применяется кризисная терапия, создаются кодексы профессиональной этики, определяющие такую деятельность. Например, Литовская Ассоциация Телефонных Служб Психологической Помощи также подготовила и утвердила правила этики психологической помощи по телефону (смотрите в приложении), которые соответствуют международным требованиям этики телефонного консультирования и которым должны следовать все специалисты психического здоровья и добровольцы, работающие в этой сфере в Литве.

Основные причины, из-за которых важно придерживаться рабочей этики кризисной интервенции и примененяя кризисную психотерапии.

1) Позиция психотерапевта в кризисной психотерапии. Во время кризисной интервенции психотерапевт бывает более активным, эмоционально постоянно поддерживающим клиента и, таким образом, он находится с клиентом в более близком контакте, чем в других случаях применения психотерапии. Нередко, во время кризисной терапии, психотерапевт на время принимает и больше ответственности за клиента. Такая роль психотерапевта увеличивает его влияние на клиента. Психотерапевт не должен воспользоваться преимуществами такой позиции для удовлетворения собственных потребностей. Психотерапевт отвечает за свое воздействие и влияние на клиента.

2) Позиция клиента в кризисной психотерапии. Во время переживания кризиса клиент в психотерапевтическом контакте является более уязвимым, чем психотерапевт, так как переживает кризис и сопутствующие ему болезненные чувства. Во время кризиса клиент обычно расскрывает психотерапевту очень много своих глубоких переживаний и боли. Психотерапевт в такой ситуации становится не только понимающим и поддерживающим, но и очень значимым человеком для клиента. В такой ситуации возникает склонность идеализировать психотерапевтов, искать их расположения, более близких отношений. Этические требования защищают клиента от этой зависимости, возможных злоупотреблений его кризисной ситуацией и переживаниями.

3) Особенности контакта кризисной интервенции. Этики психотерапии необходимо обязательно придерживаться во время всего курса преодоления кризисов. Однако, основные правила этики психотерапевтической работы обсуждаются с клиентом уже во время первых встреч:

• клиент информируется об основных целях кризисной терапии, ее длительности и о том, чем психотерапия может оказаться полезной именно ему;

• обсуждаются условия того, как будет проходить кризисная терапия (встречи, их частота, длительность, предполагаемая продолжительность всего курса кризисной психотерапии);

• клиента не должна заботить оплата кризисной терапии (услуги кризисной терапии должны бы оплачиваться из средств здравоохранения или институций социальных услуг, или из средств подобных фондов и программ);

• клиент информируется о возможных супервизиях и с ним согласовывается возможность обсудить его случай с коллегами психотерапевта;

• называются границы конфиденциальности.

Конфиденциальность.

Во время кризисной терапии, как и во время любого процесса психотерапии, клиент должен чувствовать себя безопасно. Информация о клиенте используется только в профессиональных целях, только в профессиональных обстоятельствах и заботясь о благополучии клиента. Сведения о клиентах (карточка клиента, записи психотерапевта) хранятся так, чтобы они были доступными только для профессионального использования и только внутри службы преодоления кризисов.

Нужно предвидеть условия, при которых конфиденциальная информация о клиенте сможет быть использована более широко. Клиент имеет право надеяться, что такая информация будет использована только ему на благо, представляя его интересы. По этой причине необходимо согласие клиента, когда сведениями о клиенте, для его собственного же блага, нужно поделиться с его родителями, супругом, другими членами семьи и пр.

Психотерапевт должен информировать клиента, при каких условиях он может не сохранить конфиденциальность: в случае, когда клиент своими действиями будет угрожать своей жизни или жизни других людей. Границы конфиденциальности могут быть расширены, если несовершеннолетний клиент становится жертвой насилия, развращения, инцеста и других противозаконных действий со стороны взрослых.


Конфиденциальность может быть нарушена из-за необходимости срочно госпитализировать клиента, а также когда клиент участвует в распространении наркотиков или выполняет другие опасные противозаконные действия, из-за которых могут пострадать третьи лица.

При возникновении дилеммы, что выбрать: придерживаться кодекса этики психотерапии или притворить в жизнь правовые принципы, всегда приходится сильно сомневаться, однако на практике приоритетным чаще становится второй вариант. Границы конфиденциальности должны заканчиваться там, где начинается опасность для кого-то. Но решение о границах конфиденциальности всегда принимается только после соместного обсуждения с коллегами, членами команды преодоления кризисов, всесторонне оценив и объективизировав ситуацию, и заботясь о конечной пользе самочувствию и жизни клиента.

Анонимность.

Оказывая помощь по телефонам психологической помощи, по международным правилам телефонного консультирования клиент и консультант остаются анонимными. Анонимность создает условия для клиента говорить более откровенно, расскрыть свои глубинные переживания.

Границы анонимности и конфиденциальности при оказании психологической поддержки по телефону определяют правила служб преодоления кризисов.

Существует две основные модели определения границ анонимности и конфиденциальности консультирования по телефону.

1) Анонимность и конфиденциальность клиента нарушаются в том случае, когда его жизни грозит опасность (в случаях самоубийств). Это, посовещавшись, определяют несколько членов команды преодоления кризисов. Тогда срочная помощь клиенту (с прибытием на место, где он в это время находится) организуется в независимости от его желания дождаться такой помощи. Такая модель болеее характерна для американских служб преодоления кризисов.

2) Анонимность и конфиденциальность клиента не нарушаются. Срочная помощь клиенту организуется только с его собственного согласия. Эта модель более характерна европейским службам преодоления кризисов. Психологическая помощь по телефону в Литве оказывается, придерживаясь границ анонимности и конфиденциальности определенных в данной модели.

КОНТАКТ С ЛЮДЬМИ, ПЕРЕЖИВАЮЩИМИ КРИЗИСЫ Интервенция кризиса, контакт с людьми переживающими кризисы – это очень эмоционально интенсивный процесс. Для специалистов, оказывающих помощь, это испытание - могут ли они искренне и профессионально, близко и не слишком отождествляя себя с клиентами, терпеливо и «неперегорая» оказывать помощь людям, которые переживают кризисы. Интервенция кризисов – это сложное и ответственное сочетание профессионализма и человеческого участия специалиста, оказывающего помощь. Его границы, с одной стороны, определяет этика консультирования, с другой – проявления личного понимания, чувств и интуиции самого специалиста, его личностная зрелость и надлежащая подготовка для работы в сфере интервенции кризисов. Основная задача специалиста, оказывающего помощь – суметь пробыть с клиентом в период его кризиса, пробыть так, чтобы клиент смог пережить, высказать, выплакать все тяжелые свои чувства, ощутил бы себя услышанным, понятым и поддержанным, и таким образом, по-немногу преодолевал бы кризис. В такой ситуации на долю специалиста приходится и еще одна важная задача – не потерять границы своей личной и профессиональной идентичности. Это не просто: каждый специалист – человек, который не может оставаться равнодушным к боли и страданиям другого человека - своего клиента.

Невозможно и нереально совершенно отгородиться от переживаний клиента. Но слишком сильное отождествление психотерапевта с переживаемыми клиентом кризисными чувствами, может вести к кризисным переживаниям и самого психотерапевта. В таком случае он не сможет помочь клиенту. Поэтому очень важно соответственно подготовить работников преодоления кризисов для такой работы, позаботиться, чтобы в службе преодоления кризисов или в команде всегда находились специалисты от которых сам психотерапевт может ожидать эмоциональной поддержки после трудной работы интервенции кризисов. Это нормально и даже необходимо.

Личные свойства и установки, которые должны бы быть характерны для специалиста преодоления кризисов.

Этот вопрос особенно важен думая о кризисах самоубийств, клиентах, склонных к самоубийству и их спасением занимающихся специалистах..

Каждый человек содержит в себе суицидальные импульсы. Как уже упоминалось ранее, в мире не существует человека, который когда нибудь не подумал или не фантазировал бы на тему самоубийства. Только эти мысли или фантазии обычно бывают очень фрагментарными и совершенно отдаленными от реального желания их развивать, тем более реализовывать. У человека, находящегося в нормальном состоянии импульсы самоубийства не проявляются. Однако, в некоторых тяжелых и эмоционально значимых жизненных ситуациях, а присутствии определенных личностных качеств и некоторых обстоятельств, суицидальные импульсы могут усилиться. Работники преодоления кризисов – профессиональные специалисты или добровольцы, которые общаются с людьми, думающими или намеревающимися покончить с собой, должны очень хорошо познать, понять и достаточно рефлектировать свое личное отношение к смерти и к самоубийству, располагать качеством объективно оценивать свои возможности при оказании помощи в случаях таких кризисов. Когда из-за разных обстоятельств случется так, что установка на самоубийство у специалиста становится все более положительной, что его собственное противостояние между желанием жить и умереть начинает склоняться в сторону нежелания жить и суицидальные импульсы усиливаются – это очень серьезный сигнал о том, что пришло время прервать работу в сфере преодоления кризисов и самоубийств, и самому искать помощи. В такой ситуации возрастает сильный риск того, что не только не будет оказана помощь, но и может быть приченен вред как клиентам, так и самому себе. Любые нами самими неосознанные, непринимаемые, подавляемые или скрываемые аутодеструктивные импульсы при контакте с клиентом могут стать или высокой стеной непонимания, закрывающей видимость клиента и его рельности, или пространством, в котором нет границ, поддерживающих установку и веру в жизнь.

Поэтому специалисту преодоления кризисов стоит ознакомиться с этим списком личностных качеств и установок работника преодоления кризисов, к которым нужно бы стремиться:

• отрицательная личная установка специалиста на самоубийство. Должна доминировать личная позитивная установка на жизнь, на преодоление ее трудностей, доверие своему и чужому желанию жить;

• способность уважать мыслящих и мысливших по-другому. Способность принять установку, что человек, настроенный на самоубийство, может остаться амбивалентным по отношению к самоубийству или даже покончить с собой;

• вера в смысл проводимой работы. Адекватная вера в себя и в клиента;

• адекватно переживаемое чувство вины;

• реалистичность понимания;

• развитое чувство эмпатии (способности чувствовать других);

• способность быть открытым, сопереживать, оказывать человеческую поддержку;

• способность выслушать;

• умение принять быстрые, творческие, адекватные ситуации решения;

• умение принимать на себя адекватную ответственность.

Границы возможностей и компетенции специалиста.

Суицидолог Hans Wedler в своем докладе на конференции суицидологов (Венеция, 1995) говорил: «Удержать человека от самоубийства не является моей основной задачей.

Главное - обсудить с ним возможные альтернативы поведения. Так я понимаю откровеность – я не всемогущ, я только могу размышлять вместе с человеком».

Специалист должен уметь смириться и с такой мыслью или возможностью: если клиент очень хочет, и не умеет увидеть другие алтернативы поведения, он покончит с собой. Принять ответственность за клиента полностью невозможно. Каждый длительное время работающий суицидолог или специалист, работавший в области преодоления кризисов, даже очень профессиональный и всеми признанный, всегда засвидетельствует, что в его практике насчитывается не один человек, который покончил с собой несмотря на все усилия, направленные на его спасение. Но это не значит, что специалист плохо работал. Это не подтверждает и известный миф о самоубийствах – «что каждый, кто хочет покончить с собой, обязательно когда-нибудь это сделает». Это означает, что все мы, несмотря на наш профессионализм, не являемся всемогущими. Это означает, что иногда не в наших силах спасти жизнь клиента, как бы мы этого не желали. В кризисной терапии с этой установкой нужно особенно глубоко ознакомиться и смириться. Только глубокое понимание этой правды, её проживание и принятие не уменьшит веры специалистов в смысл проводимой ими работы, не сломит чувства профессиональной компетенции. Людей, которым была оказана помощь в преодолении суицидального кризиса, несравненно больше, чем тех, кто покончил с собой. Каждая спасенная жизнь, каждое усилие направленное на ее спасение, даже когда это не удается, заслуживает очень большого уважения.

Обсудив личностные качества и установки специалиста, являющиеся очень важными во время кризисной интервенции для имеющего места контакта между специалистом преодоления кризисов и клиентом, можно вернуться и к особенностям самого контакта во время кризисной интервенции. Может возникнуть и еще один вопрос: а как же особенности кризисного клиента? В пространстве любого терапевтического контакта задействованы две стороны – психотерапевт и клиент. Описаниям переживаний кризисного клиента посвящена уже не одна страница этого руководства. Одним предложением на этот вопрос, похоже, ответил Gerald Caplan: «Люди, оказавшиеся в кризисе, часто забывают, кто они есть...».

ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КОНТАКТА КРИЗИСНОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ / ПСИХОТЕРАПИИ.

Более близкая психологическая связь между специалистом и клиентом.

Эмоциональное расстояние в контакте кризисной интервенции между специалистом и клиентом несколько меньше, чем во время кратковременной или долговременной психотерапии: специалист выражает клиенту больше своих собственных эмпатических переживаний;

насколько способен, теплых человеческих чувств сопереживания и поддержки.

Довольно активное включение специалиста в контакт во время кризисной интервенции.

Главное во время кризисной интервенции – поощрять и поддержать клиента в выражении его чувств и личностной активности, которые необходимы для преодоления кризиса. Однако клиент, переживающий кризис, часто бывает растерянным, в его чувствах преобладает смута. Поэтому специалисту во время кризисной интервенции нередко приходится на время взять на себя больше ответственности и активности за клиента, чем принято в психотерапии вообще. Это возможное временное повышенное включение специалиста и взятие на себя повышенной ответственности за клиента обусловлено тяжелой и сложной спецификой кризисной ситуации, растерянностью чувств и действий клиента, кратковременностью кризисной интервенции/психотерапии.

В некоторых случаях специалисту приходится действовать даже директивно: в обострившейся кризисной фазе, при составлении контракта несовершения самоубийства, в поисках не прибывшего в оговоренное время клиента, склонного к самоубийству, временно принимая некоторые решения за клиента, связанные с жизненными и особенно важными интересами клиента во время кризиса.

Риск – возникновение психологической зависимости клиента от помощи специалиста в будущем. Риска можно избежать, если последовательно придерживаться правил кризисной интервенции.

Специалист поддерживает реальные ожидания клиента.

Специалист поддерживает реальные ожидания клиента, надежду на успешное завершение кризиса и его преодоление, укрепляет веру клиента.

Специалист высказывает клиенту и свои ожидания - т.е., что он лично ожидает от своего клиента: что клиент попытается быть более активным, будет искать и принимать помощь, будет стараться преодолевать свои трудности, не покончит с собой и т.п. (S.L.

Schwartz). Обычно в психотерапии прсихотерапевт не обязывает клиента своими ожиданиями. Однако во время кризисной терапии ожидания психотерапевта могут стать фактором, временно поддерживающим клиента.

Влияние личности специалиста во время кризисной интервенции.

Положительное влияние личности специалиста на клиента во время преодоления кризиса особенно важно. Специалист должен стать для клиента важным человеком, с которым клиенту хотелось бы встретиться, побыть вместе, делиться переживаемыми чувствами, искать путей преодоления трудностей. Личностные качества специалиста, его способность преодолевать трудности, принимать реальность жизни такой, какая она есть, умение философски смотреть на многие жизненные трудностй и драмы, становится моделью следования для клиента.

Во время интервенции кризисов можно актуализировать положительные чувства переноса клиента, его склонность идеализировать психотерапевта - возможно клиент будет активным лишь потому, что этого желает его психотерапевт (S.L. Schwartz). Но нужно не забывать, что все это действительно только на время, пока клиент переживает психологический кризис.

Люди, склонные к депрессии и самоубийству, особенно более молодого возвраста, нередко боятся привязаться к другому человеку, избегая зависимости. Если специалисту удается стать важным человеком в жизни такого клиента во время терапии, формируется модель позитивной зависимости, модель безопасного близкого контакта и риск самоубийства уменьшается.

Не применяются психотерапевтические интерпретации.

Во время кризисной интервенции не рекомендуется интерпретировать и анализировать реакции переноса клиента или подобным образом анализировать поведение клиента. Причины:

• короткий промежуток времени, отводимый на воздействие интервенции. Для проведения своевременных интерпретаций необходим гораздо более длительный психотерапевтический контакт;

• во время кризисной интервенции работа проводится с актуальными (а не c появляющимися из прошлого) переживаниями клиента. Как уже говорилось ранее, прошлое клиента обсуждается лишь настолько, насколько значимо оно обуславливает теперешние переживания;

• интенсивность кризисных переживаний: клиент, переживающий кризисные чувства, в этот момент находится в эмоционально тяжелом состоянии, поэтому переживание дополнительных чувств и их обсуждение (т.е. анализ отношений клиента с психотерапевтом) являются неадекватной и ненужной нагрузкой для клиента.

Умение принять и выслушать.

Все переживания клиента, связанные с кризисом, такие как безнадежность, злость, бессилие, чувство вины, стыд, среди них и намерения самоубийства, специалист должен уметь эмоционально принять и создать условия для того, чтобы контакт происходил без этих реакций, возможных со стороны специалиста:

• изначальное предубеждение;

• оценка;

• отрицание;

• слишком ранняя конфронтация.

Клиент поощряется рассказать и выразить как можно больше его обременяющих чувств это облегчает его состояние. Таким образом и в атмосфере принятия, выреженные чувства, связанные с намерением самоубийства, уменьшают риск самоубийства.

По возможностям специалиста, разговор о самых тяжелых переживаниях клиента о которых он хочет и может говорить, должен бы проводиться спокойно, ни в коем случае не останавливая желания, потребности клиента об этом говорить. Следовало бы спокойно говорить и о намерениях клиента покончить с собой, его планах самоубийства, уточнять силу суицидальных импульсов, позволить и даже поощрять клиента их выссказать.

Специалист пытается отыскать сильные, непораженные или менее затронутые кризисом, чувства клиента и помогает клиенту их актуализировать и на них опираться.

Не концентрируется внимание на будущем клиента, в котором когда-нибудь будет найдено успокоение, решения, любимые люди, в котором все позитивно изменится. Клиент, переживающий кризис, во время кризиса чаще всего не видит будущего. Любые разговоры с клиентом о будущем или о других важных фактах или личностях как о реальной перспективе, в то время когда он ее еще не видит, только еще более усугубляет чувство клинта, что его не понимают. Особенно ранимы в этом случае клиенты, склонные к самоубийству, которые в такой атмосфере непонимания еще более изолируются и отгораживаются, и таким образом остается высокий риск самоубийства. Поэтому во время кризисной интервенции внимание концентрируется только на том, что заботит клиента сейчас: на его кризисных переживаниях, разговор ведется об настоящих чувствах клиента.

Самое главное: принять и выслушать клиента, услышать, как он чувствует себя «сейчас». Поэтому один из основных методов работы добровольных работников преодоления кризисов – активное (системное) слушание (об этом подробнее см. в разделе «Методы преодоления кризисов»).

Не нужно спешить успокаивать клиента каждодневными рецептами: «все уладится, все будет хорошо» и т.п. Такие утешения чаще всего не достигают клиента, переживающего кризис, так как он сильно погружен в кризис и чувства, им переживаемые в тот момент;

клиент может быть очень далеко от обьективного видения и веры в возможные позитивные перемены в будущем.

Клиент, склонный к самоубийству, особенно имеющий серьезное намерение покончить с собой, уже не верит, что все «может быть хорошо» - уложиться, быть решено и измениться в ожидаемом направлении. Поэтому, стремясь уменьшить риск самоубийства, нужно избегать фраз и других оптимистичных замечаний, которые свидетельствуют клиенту о непонимании. В этом случае может помочь только попытка говорить с клиентом о том, что для последнего плохо и трудно сейчас и насколько плохо и трудно. Если в таком разговоре удается установить доверительный контакт, в котором клиент чувствует понимание, то появляется большая вероятность уменьшить напряжение, вызванное непереносимой душевной болью, а вместе с ним и риск самоубийства.

Клиент, склонный к самоубийству, выслушивается эмпатично, во время первых встреч психотерапевт, по возможности, не спешит его отговаривать от самоубийства. Когда человек чувствует, что его уговаривают не покончить с собой, он опять же ощущает себя непонятым, начинает избегать такой помощи, риск самоубийства остается. Конфронтация с клиентом насчет самоубийства возможна лишь после возникновения более глубокой и прочной психотерапевтической связи с ним. Только тогда, когда возродится доверие клиента хотя бы к одному человеку, который может ему помочь, в этом случае – к специалисту, можно в равноправном контакте говорить о вопросах выбора жизни и смерти, конфронтировать с выбором клиента умереть и поощрять установку клиента жить.

Расширяются границы восприятия и понимания клиента.

Так как клиент, переживающий кризис, из-за внутренней сумятицы часто психологически и социально бывает слабее ориентирован, специалист должен помочь, насколько позволяют его возможности, по-этапно уменьшить последствия этой растерянности, усиливать ориентацию клиента в себе и в окружении. Клиенту, склонному к самоубийству, как уже упоминалось ранее, характерен феномен сужения познавательной сферы. Поэтому в случаях всех кризисов очень важно помогать расширить границы познавания клиента, как на рациональном, так и на эмоциональном уровнях.

Также уже упоминалось, что очень важно предоставить клиенту всю необходимую информацию, связанную с кризисной ситуацией (факты, события, возможности помощи) и его чувствами и переживаниями (что нормально чувствовать переживая кризис, о сопутствующих кризису временных симптомах, что помогает их ослабить или преодолеть).

Работа со злостью клиента.



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.