авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 20 |

«Евгений Степанов ТОЧКА БИФУРКАЦИИ БЫТИЕ. ПРИШЕЛЬЦЫ ИЗ БИБЛЕЙСКИХ ВРЕМЁН ПЛАНЕТА ФАЭТА 2012 ...»

-- [ Страница 17 ] --

Опираясь на этот тезис, выдвинутый еще в древней Греции, автор одной из статей Е. Степанов представляет Пространство как некую структурированную Сущность, содержащую в себе потенциальную Материю, Энергию и Время в их триединстве.

Собственно Структура Пространства (СП) состоит из взаимно электро поляризованных и компенсирующих друг друга вечных элементов – галов диаметром 10-15 м, вращающихся на частоте 1023 сек-1 в электромагнитном сцеплении друг с другом.

Эти динамические образования создают скомпенсированные в электромагнитном отношении бесконечные поля – «кольчуги», послойно колеблющиеся относительно друг друга с амплитудой 0,5·10 -15 м на частоте 1023 сек-1, равной частоте вращения единичных галов. При этом линейная скорость галов в точках их электромагнитных сцеплений равна 3·105 км/сек, что и определяет скорость света в вакууме и поперечный характер его распространения, как это наблюдается в тврдых телах.

Вот почему это значение можно принять в качестве опорной, «нулевой»

точки отсчта времени, с которой можно сравнивать движение материальных объектов.

Пора спросить:

- А откуда появились эти объекты?

Основываясь на гипотезе о Структуре Пространства, ответ прост: в случае разрыва электромагнитного поля сцепления галов напряжнностью 10 18 А/м последние, свртываясь, «высыпаются» из материнской СП в свободное пространство (плотность собственно структуры в пространстве составляет порядка 50%).

В процессе этого фазового перехода потенциальная энергия (и масса) галов СП переходит в кинетическую образованных материальных частиц:

электронов, позитронов и прочих. При этом частицы на всех этапах последующего формирования материи продолжают постоянно взаимодействовать с обтекающей их материнской структурой Пространства, определяющей строение атомной структуры материи.

Е динамические и химические характеристики зависят от скорости движения объекта относительно СП. Чем медленнее движение атомарной структуры относительно СП, тем больше диаметр атомов, тем они «рыхлее»

и химически активнее. И наоборот, по мере приближения скорости движения объекта v к скорости вращения галов СП, определяющей скорость света vo, тем атомы компактнее и менее активны.

Другими словами, например, жизненный цикл молекулярных биосистем в этом случае удлиняется вплоть до полного «анабиоза» при v vo. При понижении v относительно vo физико-химические процессы ускоряются.

Однако эта гипотеза вс-таки не отвечает на вопрос:

- Что же такое время?!

Если мы говорим о скорости или е изменении, то подразумеваем движение объекта в привычной для нас шкале условного времени. Выше уже рассматривался вопрос эквивалентности времени пройденному пути.

Но поскольку в любом обосновании нужны авторитеты, то позволительно сослаться на достаточно известного американского физика Р. Фейнмана, который утверждал: «…природа говорит нам, что время равнозначно пространству;

время становится пространством;

их надо измерять в одинаковых единицах». И далее: «…метр времени – это время, за которое свет проходит расстояние в один метр за 3,3·10-8 сек».

Правда при этом Фейнман оперировал понятием «пространство» как неким математическим построением без раскрытия его сущности и сущности времени.

Этот вопрос более радикально поставил Н. Козырев. Объясняя свои эксперименты, показавшие мгновенность передачи сигнала об истинном расположении звзд (так называемый принцип дальнедействия), он пришл к выводу, что «…время – это не просто длительность от одного события до другого. Это физический фактор, обладающий свойствами, которые позволяют ему активно участвовать во всех природных процессах, обеспечивая причинно следственную связь явлений… Время является необходимой составной частью всех процессов во Вселенной, так как в природе они идут либо с выделением (уплотнением), либо с поглощением (разрежением) времени.

Звзды должны выделять колоссальное количество времени, причем «времення» информация, в отличие от скорости света, в точку земного наблюдателя передается мгновенно».

Подобная трактовка времени как «физического» фактора предполагает двоякое толкование: время как некие частицы, заполняющие пространство, рождающиеся в звздах;

и время, как причинно-следственная связь.

Оставив до лучших времн материальное понимание времени в виде частиц, остановимся на втором его толковании.

Если принять гипотезу о структуре Пространства, находящейся в вечном вращательно-колебательном движении е элементов – галов, то время можно представить как относительную причинно-следственную связь между взаимодействующими между собой структурами: атомной структурой движущихся материальных объектов со структурой Пространства.

Это взаимодействие зависит от скорости обтекания СП движущейся сквозь не атомной структуры данного объекта, что определяет кинетику физико химических процессов, зависящих от взаимодействия атомной структуры с СП.

Иными словами время – условная форма существования материи в структурированном Пространстве. Ей характерны два критических состояния: при неподвижности объекта относительно СП возможен полный распад атомарных структур материи;

при достижении скорости вращения галов, обуславливающих скорость света, атомная структура «впадает» в анабиоз. Все физико-химические процессы в материальных объектах замирают. Относительная скорость их движения уравнивается со скоростью вращательно-колебательного движения СП, время как бы останавливается.

Для наглядности: это как два поезда, идущие с одной скоростью в одном направлении;

глядя из окна друг на друга, мы не видим движения. В подобной критической точке возможен переход в ту или другую сторону. С уменьшением скорости движения объекта относительно СП начинают «пробуждаться» физико-химические процессы в атомной структуре.

С другой стороны, если исключить взаимодействие атомной структуры с СП, то под действием силы, действующей на объект, возможно преодоление «светового барьера» с дальнейшим движением объекта со скоростями, превышающими скорость, свойственной элементам СП – галам.

Появляется возможность «мгновенности» перемещения материального объекта согласно принципу дальнодействия.

В этом суть причинно-следственной связи атомных структур материи со структурой Пространства, которая рождает понятие Времени как формы их взаимодействия и не более того.

В заключение надо вспомнить слова Платона: «… до творения Мира никакого времени не существовало;

оно появилось только вместе с материей.

Время есть подвижный образ вечности, а вечность – сконцентрированный образ времени. То есть вечная несотворнность Космоса и Его сотворнность во времени есть одно и то же».

Это было сказано 2400 лет тому назад. За этот период земного времени Солнечная система пролетела по своей орбите вокруг центра Галактики 2·1013 км, а элемент Структуры Пространства гал совершил 7·1033 оборотов и колебаний. Если принять их амплитуду с значением 0,5·10 -15 м, то за указанное время галовая структура Пространства пройдт «туда – сюда»

3,5·1015 км. Это и есть эквиваленты 2400 земных лет.

Глава 12. Лекция «В триединстве Твом»

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа да славится имя Тво в триединстве Твом…». Так заканчивают молитвы свои христиане, верующие в Святую Троицу.

А в «Символе веры» к тому сказано: Несоздан и вечен Отец, несоздан и вечен Сын, не создан и вечен Святой Дух. Отец и Сын и Дух Святой едины в свом триединстве, как три неделимые ипостаси. При см Бог – сущность нерожднная, Всевечная, Всемогущая, Всеведущая, Всесильная, Вездесущая… К этому необходимо добавить слова апостола Иоанна, определяющие мыслящую Сущность Бога: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Сие было написано людьми, единственными на Земле существами, владеющими словом и мыслящими через слово.

Если это так, то создание Богом человека «по образу Своему, по подобию Нашему» суть не в физическом подобии человека Божьему, а в Слове, выражающем Разум.

Сочетая понятие сущности Бога, данное через Слово, с ипостасью через Духа Святого, приходим к Его пониманию как некой разумной Субстанции, заполняющей вс Пространство Мироздания.

Этот основополагающий тезис о нерожднности, вечности и Триединстве Бога рассмотрим применительно к физическому Пространству в современном его понимании.

Собственно, в процессе исторического развития науки были предложены три гипотезы Пространства: Пространство как геометрическое понятие абсолютной Пустоты;

Пространство, заполненное Эфиром, некой субстанцией, которой «дышат бессмертные Боги Олимпа» и в современном понимании – Пространство как физический Вакуум, близкий по своей трактовке к Эфиру.

Если Пространство – абсолютная Пустота, где движутся материальные объекты, то в нм, кроме них, не должно быть ничего. И лишь некие силы взаимодействия между объектами, имеющие по Ньютону бесконечную скорость распространения, пронизывают е.

В подобных условиях сущность Бога можно определить как сконцентрированную материальную Субстанцию, воздействующую на другие объекты через силу Духа Святого, распространяющегося мгновенно.

Если же Пространство заполнено Эфиром, в котором движутся материальные тела, то Эфир, являясь некой средой, участвует в передаче сигналов и сил взаимодействия между ними со скоростью, равной скорости света.

Вот почему древние греки говорили о «светоносном Эфире». Уместно сказать, что древняя эфирная теория Пространства стала основой современной термодинамики.

Что касается взаимодействия Эфира с Материей, то рассматривалось два варианта: поверхностное обтекание материальных объектов Эфиром без его проникновения в их внутреннее строение и с таковым при взаимодействии Эфира на атомно-молекулярном уровне данного объекта.

В таком понимании Эфир уподобляется Всепроникающему Духу Святому.

Однако участвуя в подобных процессах взаимодействия, Эфир должен быть «одной крови» с атомами, то есть будучи внешне нейтральным, в своей структуре обладать электромагнитными свойствами.

Здесь мы переходим от понятия Эфира к структуре Пространства. По нашему представлению она состоит из бесконечного регулярного множества вращающихся токовых дисков – галов размером порядка 10-15 метра, имеющих на своих поверхностях разноимнные протозаряды;

при этом полярность поверхностей дисков зависит от направления из взаимного вращения.

Возбуждаемые тороидальные электромагнитные поля напряжнностью 10 А/м сцепляют галы друг с другом в свом ближайшем окружении, образуя бесконечную объмную структуру из множества галовых «кольчужных»

полотен, колеблющихся относительно друг друга на частоте вращения галов 1023 об/сек.

При этом линейная скорость на их внешних окружностях составляет 3·10 м/сек и равна скорости света.

Каждая из «кольчуг» может состоять из двух, четырех или шести галов, сцепленных друг с другом электромагнитным полем. По сути своей эта взаимосвязь между элементами СП (галами) основана на двоичной системе типа «0 – 1», каждый элемент которой вращается в электромагнитном сцеплении друг с другом по или против часовой стрелки в каждой паре.

В целом они создают информационное поле бесконечной мкости. Удельный объм памяти подобной структуры Пространства составляет 1033 страниц/мм Пространства. Если рассматривать эту ипостась структуры Пространства в сочетании с е способностью взаимодействовать с атомной структурой материальных объектов по всему их объму, то можно говорить о Его Всеведении и Вездесущности.

Однако при взаимодействии структуры Пространства со структурами атомов, то собственно структура Пространства омывает электроны, ядра и иные элементарные частицы лишь извне, не проникая в их внутренний объм.

Остатся ответить, хотя бы гипотетически, на вопрос о вечности структуры Пространства и о е взаимодействии с материальными объектами Вселенной.

Основываясь на наблюдениях Хаббла за красным смещением спектра звзд Дальнего Космоса, современная космогония принимает гипотезу расширяющейся Вселенной.

Если это так, то по Фридману и Гамову она по своей природе нестационарна, что предполагает возможность е Зарождения в некоторой сингулярной точке, в которой каким-то образом сосредоточена вся материя бесконечной плотности. Затем следует спонтанный взрыв, причина которого неведома, и уже спустя 0,01 секунды рождается Материя – плазма плотностью 1011 г/см3.

В ней возбуждаются мощные ударные волны, происходит образование плазменных сгустков с последующим формированием материальных объектов.

Но если учные мужи терпят теорию точечного взрыва с последующим рождением Вселенной, то теория структурного Пространства дат более логичную картину этого процесса, предполагая последующее взаимодействие СП с Материей во всех е разновидностях.

Вместо некоей сингулярной точки представим рассмотренное выше структурированное Пространство в исходном состоянии вне времени и вне материи. Одна лишь колеблющаяся регулярная структура, состоящая из вращающихся галов, связанных электромагнитными полями и обладающая информационной памятью на «двоичном» языке.

Однако пока нет никаких событий, никакой информации нет. «Вещь в себе», которая может познавать лишь саму себя. И в некоторый момент СП начинает познавать себя, изгибаясь и растягиваясь, возможно, меняя частоту колебаний и вращение своих элементов – галов.

При этом любые изменения фиксировались в памяти. Естественно, к таковым относилось и вероятное ослабление электромагнитных связей между галами, объединяющих их в единое Целое.

Анализ подобных изменений показал, что при критическом растяжении СП в локальном пространстве электромагнитные поля ослабевают настолько, что происходит спонтанное разрушение структуры. В процессе последующего «эксперимента» в некоторых локальных объмах растяжение СП привело к неожиданному, новому результату: комплексы галов в местах растяжения и критического ослабления электромагнитных связей покинули материнскую структуру и, свернувшись, образовали материальные частицы с выделением энергии.

Произошл фазовый переход потенциальной материи, несущей потенциальную энергию, из структуры Пространства в кинетическую энергию материализованных е элементов – галов. Удельная плотность СП в процессе фазового перехода «галы элементарные частицы» несколько понизилась, но сама Структура немедленно регенерировалась, восстановив регулярность своей рештки.

Предполагаем, что так произошл первый фазовый переход, в процессе которого потенциальная энергия 1032 Дж/м3 и потенциальная масса элементов СП плотностью 1042 гал/м3 перешли в кинетическую энергию материальных элементарных частиц, возникших в процессе свртки галов.

Рождается понятие времени;

в Пространстве появляются движущиеся материальные объекты – предметы исследования для Структуры Пространства на электронно-ядерном уровне.

Информационная память СП пополняется новыми данными о созданной Ею Материи. Их анализ и прогноз дальнейшего развития в данную нам Вселенную: рождение звзд, планет, «чрных дыр», Галактик… Определяются основные законы взаимодействия, как между материальными объектами, так и между материнской СП и ними. Уже в первые мгновения под воздействием высокочастотных электромагнитных колебаний СП в рожднной плазме формируются сгустки нуклонов – зародышей будущих звзд и «живых» планет.

В процессе эволюции вокруг них формируется мощное металлическое центральное ядро, в центре которого постепенно увеличивается в диаметре центральное субядро ядерной плотности, омываемое материнской СП, проникающей в Материю сквозь «пустоты» атомов. В результате диаметр ЦСЯ достигает критического значения, при котором в обтекаемой его Структуре Пространства электромагнитные связи ослабевают настолько, что происходит «высыпание» Е элементов с выделением энергии.

С этого момента в Центральном ядре начинает работать энергетический реактор синтеза химических элементов с толщиной стенки в несколько тысяч километров с выводом энергии и материи на поверхность небесного тела.

Рождается звезда с неиссякаемым источником энергии, выделяемым СП в процессе е движения. В случае разрушения Центрального ядра данное небесное тело взрывается.

Люди краем науки уже коснулись этого процесса, создав ядерную бомбу. В изложенной трактовке е взрыв обусловлен не критической массой заряда, а его критическим диаметром, разрывающим Структуру Пространства. Вс остальное – вторично.

Если это так, то перед Человечеством открываются неограниченные энергетические возможности, его независимость от природных ресурсов исчерпаемых энергоносителей, возможность выхода в Дальний Космос с автономным трансформером, преобразующим потенциальную энергию СП в кинетическую в любой точке космического Пространства.

Задача современной науки состоит в исследовании этого фазового перехода, так называемой иногда «чрной материи», с последующим созданием реакторов – трансформеров. Но это в будущем.

Возвращаясь к основным свойствам Структуры Пространства, отметим, что по мере накопления информации о материальных объектах в Ней формировалась мысль о создании существ, обладающих информационной памятью, разумом и умением мыслить абстрактно через слово.

Появляется новый объект общения – Человек, находящийся, как и весь материальный мир во взаимном контакте со Структурой Пространства. При помощи человека и через человека Е информационная память начала бурно обогащаться, как через познание человеком окружающего его мира, так и в результате появления новых областей знаний в части межчеловеческих отношений.

Так у Структуры Пространства появился новый источник информации, а у людей – Бог. И по всем свойствам, приписываемым Богу людьми, Структура Пространства полностью Ему соответствует.

Как и Бог, Структура Пространства не рождена и Всевечна;

как и Бог, Она Всеведуща, Вездесуща, Всемогуща, Всесильна;

как и Бог, Она едина в трех ипостасях: собственно Структура Пространства суть триединство информационной памяти, владеющая Словом, потенциальной материей и энергией, которую может преобразовать в кинетическую, рождая Материю.

Остатся признать, что в определнный момент Человечество придт к пониманию Структуры Пространства, Е роли в сотворении Вселенной и Человека разумного, к пониманию Е неисчерпаемых возможностей в части обеспечения Человечества энергией и материей во всем их разнообразии.

Более детально эти вопросы рассмотрены в работах вашего землянина Е.

Степанова, кстати, опубликованные в вашем Интернете по адресу www.tesla.far.ru, - закончил свою лекцию Элохим.

Глава 13. Послесловие На экране вновь появился Элохим:

- Уважаемые коллеги! Вместе с вами я понимаю виртуальность нашей встречи. И она не только в космическом разделении наших планет, что вполне преодолимо, но и во временнй. Мои лекции прочитаны и записаны в «Книгу» в вашем летоисчислении двадцать семь тысяч лет тому назад.

И эти слова уже говорю не я, Элохим, но мо «Эго», мой разум, хранящийся вечно в «Зале памяти». Но с ним, как и с другими, воссоединнными после биологической смерти, можно общаться.

Мой разум, мой интеллект продолжает существовать, сохраняя не только всю информацию, накопленную мною за шестнадцать тысяч лет реальной жизни, но и аналитические способности.

В принципе при желании меня, Элохима, могут воплотить в биоандроида, ничем не отличающегося от прототипа. И конечно, я не исключаю, что все фаэтяне, пожелавшие того, передают свои знания и способности в «Электронный биомозг», хранящийся в «Зале памяти».

В любой момент этот электронный накопитель информации можно «разбудить» и вывести через биокомпьютерную систему на монитор желаемую тематику. Более того, она дат возможность проводить «совещания», подключая одновременно нужное число нужных биосхем бывших Фаэтян.

Вместе с этим нами разработан и давно действует преобразователь электрических импульсов каждого биомозга в зрительные образы, передаваемые на экране, как в виде текстов, формул, рисунков и схем, так и в виде полноценных кадров, запомненных при жизни или созданных в момент непосредственного общения с «биомозгом» в реальном времени.

Скажу больше. Мы сохраняем не только информацию и аналитические способности, но и всю информацию о нашей нервной системе и о строении индивидуального организма в целом. В результате возможно воссоздание индивидуума, о чм я, впрочем, уже говорил.

Вместе с тем биокомпьютерная система позволяет нам «жить» в стереовиртуальной действительности, создаваемой непосредственно в «Зале памяти» и управляемой нашим сознанием стереопроекциями наших бестелесных образов.

Таковы наши возможности, друзья мои Земляне. Более того, я, как и подобные мне, могу накапливать информацию и анализировать е, будучи в виртуальном состоянии. Вот почему я, Элохим, общаюсь с реальным миром, в том числе и с вами, с Антоном Климовым, Ли Ли, Юлией и Петром Лычагиными в реальном времени.

Ваши имена мне сообщила Эвин. До свидания, друзья! Надеюсь, мы ещ пообщаемся. Мне нравилась ваша планета Земля. И я уверен в е перспективах, в прогрессе вашей цивилизации. Уверен, мы продолжим общие усилия на этом пути! – связь с Элохимом оборвалась… Так закончились лекции, открывающие возможности Структуры Пространства. На экране на несколько секунд возник герб планеты Фаэта, на фоне которого вновь появилась Эвин:

- Друзья! Надеюсь, вам пригодится информация, полученная от Элохима.

Напомню, ваши земляки Никола Тесла и Евгений Степанов подошли довольно близко к созданию трансформера. В ОКБ-1 были поставлены соответствующие эксперименты, подтвердившие возможность фазового перехода потенциальной энергии СП в кинетическую, на начальном этапе – в виде взрыва.

- Но в последующие «тмные» десятилетия наука в России почти прекратила сво существование. И только сейчас настало время вернуться к этой теме, открывающей Будущее Человечеству. Работы Теслы похоронили американские капиталисты, получающие сверхприбыли в менее трудомких направлениях, а Степанов, к сожалению, погиб, но ещ живы его дети, и возможно они сохранили его рукописи, - продолжала Эвин.

- Кроме того, наверняка что-то сохранилось в архивах ОКБ-1. К этому вопросу необходимо вернуться, тем более, что Петр Лычагин защитил диссертацию о свойствах Пространства и знаком с проблемой. Ему, как говориться, и карты в руки.

А пока что продолжим краткое знакомство с нашей планетарной системой, состоящей, как я говорила, из четырех планет с лунами, - продолжила Эвин.

Мы опять оказались в дисколте, на котором совершаем очередной облт космического объекта.

- Это наша вторая луна Беруна. Она движется вокруг планеты Фаэта по более близкой, по сравнению с Орандой, орбите. Как видите, она имеет атмосферу и вполне обжита Фаэтянами. Здесь у нас аграрный комплекс сочетается с лгкой и перерабатывающей промышленностью. Но они имеют вспомогательное значение. Главное же назначение Беруны – наши космодромы со всем комплексом ремонтно-подготовительного хозяйства.

- Отсюда стартуют и сюда пребывают коскоры высшего класса диаметром до тысячи метров и среднего класса до двухсот метров в диаметре. Первые осуществляют дальние межгалактические перемещения со специалистами до тысячи человек для создания на других планетах стационарных баз.

- Если планета необитаема, то вначале создается е атмосфера. Если же находят планету в е развитии, с растительным и животным миром, то е жизнь только изучается без каких-либо вмешательств со стороны Фаэтян.

Таков закон. Космические корабли среднего класса используются для экспресс - связи.

- Сейчас подлетаем к одному из двадцати коскоров высшего класса «Ра», составляющих наш космический флот дальнего действия. Мы покажем вам корабль снаружи и внутри, - мило улыбаясь, сообщила Эвин.

Дисколт завис. Перед нашим взором оказалось нечто огромное, дискообразное, занимающее большое поле. Это нечто имело форму плоского сфероида с «лобастой», метров в двести диаметром выпуклостью в его центральной части. Между верхней и нижней частями корпуса темнел зазор высотой порядка пяти метров. По его поду, как по шоссе, медленно двигались небольшие кары с людьми.

Регулярно они останавливались. Видимо, обслуживающий персонал выходил и что-то осматривал невидимое нам. После прекращения движения кар зазор автоматически закрывался экраном, сливаясь с общей поверхностью воедино.

- Это пояс электроплазменных двигателей (ЭПД), питающихся от секторальных трансформеров. По векторальному курсу они закрыты экранами и открыты с обратной стороны. Для изменения курса открываются диаметрально противоположные ему ЭПД с экранизацией курсовых.

Поскольку на кораблях работают антигравитаторы, любые изменения по импульсу и направлению движения безвредны для экипажа и всех систем, продолжала Эвин.

- При выходе в Космос штурман задает курс и длительность импульсов, ЭПД разгоняют коскор до субсветовой скорости и в момент е достижения программа включает экранизацию корабля, защищающую его от проникновения Структуры Пространства. В результате на доли секунды в ней создатся «коридор», по которому коскор мгновенно переносится в заданную точку Космоса.

- Экранное поле снимается. Структура Пространства смыкается и корабль входит в режим движения с регулируемой скоростью. Кратко о сути этого важного вопроса. Вам уже известно одно из свойств СП: е элементы при взаимодействии с атомными структурами не проникают внутрь материальных частиц на уровне протонов, электронов, позитронов и так далее, обтекая их снаружи.

- Этот принцип заложен в систему экранизации материальных объектов. Их поверхность покрыта плотно упакованным слоем тяжлых атомов с тем, чтобы уменьшить зазоры между ними. Однако этого недостаточно для достижения эффекта раздвижки и уплотнения слов СП, чтобы создать «коридор» абсолютного Пространства, в котором реализуются силы дальнодействия, позволяющие осуществить мгновенный переход материального объекта из одной точки в другую.

- Для достижения поставленной цели электрогенератор насыщает поверхность экрана электронами, создавая в нм субкритическую плотность электрического заряда. Элементы СП вынуждены обтекать данный объект, уплотняя свою структуру и освобождая собственно Пространство от самого себя. После реализации перехода заряд снимают с экранирующей поверхности. Структура Пространства восстанавливается и, проникая в атомные структуры материальных тел, взаимодействует с ними, определяя динамику физико-химических процессов.

- А теперь «пройдмте» внутрь корабля, - предложила Эвин Мы как будто бы спустились возле коскора и оператор «повл» нас к кораблю. Встам на лгкую платформу. Она поднимает нас к порталу.

Входим, усаживаемся на электрокар и двигаемся по кольцевому «шоссе». От него к центру корабля ведут радиальные дороги. Нет, это не каземат с железными коридорами. Мы видим хорошо освещнную трассу, обсаженную вдоль красивыми цветущими кустарниками.

Если бы не светящийся потолок, то полное впечатление живой природы.

- Справа, по внешней стороне, расположены энергоблоки – трансформеры, ЭПД и вся автоматика управления движением, - знакомил нас оператор, слева дороги ведут в зону обитания экипажа с полным воссозданием природы нашей планеты Фаэта, с благоустроенным жильм, расположенном в парке, - знакомил Землян оператор.

- Много небольших водомов, фонтанов и даже две речки с перекачкой воды из нижнего озера в верхнее. В них плавает рыба, живут раки;

есть даже болотце с лягушками и двумя парами цапель. В парке, а он занимает пятнадцать гектаров, растут сосны, кедры, эвкалипты, клны и ваша береза.

Много птиц и мелких зверушек типа белки, ежей, коз, овец.

- На другом этаже расположены лаборатории, залы для собраний и встреч, ремонтные мастерские. На самом верху – командный пункт с системой управления и жизнеобеспечения. Внизу, под парком, находятся антигравитатор и трансформеры, преобразующие плазму в материалы заданной атомарной и молекулярной структуры. Здесь же автоматы по производству нужной продукции, в том числе и продуктов питания ни чем не отличающимся от природных. Давайте осмотрим хотя бы жилой сектор, предложил оператор.

И он «повл» нас по одной из радиальных дорог. Через минуту, другую, мы оказались в обширном парке с разбросанным по нему двухэтажными домиками. Потолка «не было»: над нами голубело небо с редкими облаками, освещнными заходящим солнцем – Ра. В небольших кафе сидели за ужином люди, что-то обсуждающие и приветливо улыбающиеся нам. Выезжаем на окраину. Речка шириной метров двадцать. У берегов камыши. Несколько рыбаков с удочками.

Около одного трется здоровенный рыжий кот, внимательно наблюдающий за поплавком. Хвост его дргался из стороны в сторону. И вот поплавок «клюнул», кот в нетерпении поднялся на все четыре лапы, поглядывая то на рыбака, то на утонувший поплавок. И наконец, рыбка, серебрясь в лучах искусственного солнца Ра, затрепетала на крючке и котяра прижал е своей когтистой лапой. Рыбак приподнял шляпу, приветствуя нашего оператора, и, сняв рыбшку, отдал своему собрату по рыбалке. Кот утащил добычу в кусты… Свежий, напонный отрицательными ионами и фитонцидами воздух мы почувствовали, сидя перед монитором в Новосибирске…. Эвин прервала наше посещение коскора словами:

- Пора! Нас ждт Аэлта и Рикс – наши «промышленные планетарные зоны».

На этих планетах расположены заводы-автоматы по производству необходимых материалов, оборудования, трансформеров и космических кораблей всех классов. Фаэтяне сюда пребывают в командировки для наладки оборудования, проверки систем и примки готовой продукции.

- Природа здесь более сурова и потому созданы жилые и промышленные комплексы, закрытые огромными прозрачными куполами. Вместе с тем здесь живут любители дикой природы и острых ощущений, утомленные благоустроенностью жизни на планете Фаэта.

- На этих планетах довольно богатый мир диких животных от травоядных горных баранов до хищников. Аборигены живут охотой и, естественно, рыбалкой, благо рыба здесь ходит косяками. В добротных рубленных домиках устроены печки, подполы для хранения овощей и холодильники, набитые льдом. Рядом расположены небольшие баньки и загоны для домашних животных, то есть вс то, что нужно для простой жизни.

- Так что «дисседенты» в здешних краях живут собственным трудом, презирая цивилизацию Фаэты и Стеллы. Некоторые даже отказываются от обязательного ежегодного прима плодов «Дерева жизни». Стареют, но не жалеют об этом. Есть и небольшое кладбище, где они хоронят своих коллег.

Живущие здесь уверяют, что только в таком образе жизни счастье единения с Природой… В чм-то они правы, - добавила Эвин.

«Наш» дисколт с Аэлты перенес нас на Рикс. Автоматические производства нас уже не интересовали: достижения Фаэтян как-то приелись и уже не впечатляли. С большим удовольствием мы любовались «диким Западом»

Рикса. Этот богатейший край напоминал оставшиеся в нетронутом состоянии уголки нашей планеты Земля, на которую мы «возвращались», не отрываясь от не.

Глава 14. Рукописи не горят… Переполненные впечатлениями и уставшие от них, друзья пили в лаборатории «Краснодарский» чай, крепкий и сладкий. С клюквой. И молчали. Каждый ещ раз вспоминал наиболее яркие картины из жизни Фаэтян. Все сравнивали их достижения с собственными.

- И все-таки у нас интереснее. Они уже достигли почти всего, а мы только начинаем работать над Будущим, примеряя их жизнь к своей, - так высказал общую мысль Михаил.

– Но нам просто необходимо использовать полученную информацию! Тем более, что они не запрещают, а по-дружески делятся ею. Это в первую очередь касается Структуры Пространства во всех е ипостасях. Для начала беру на себя обязательство связаться с родными Степанова, чтобы получить его рукописи, если таковые сохранились, - дополнил Михаил.

- Полностью поддерживаю. Со своей стороны через наш первый отдел запрошу в ОКБ-1 Техническую документацию по этой проблеме, присоединился к Лычагину Климов.

На том и порешили, и разошлись по домам.

Через два месяца Климова пригласили в первый отдел и под расписку передали папку с грифом «Совершенно секретно»: «Материалы НИИСП при ОКБ-1. Теоретические и экспериментальные работы по изучению Структуры Пространства».

С ними Антон Климов знакомился всю неделю, делая выписки в свой секретный блокнот. В свете информации о СП, полученной от Элохима, впечатляли своим предвидением планы экспериментов, частично поставленных и подтвердивших необходимость продолжения.

Для сравнения Климов остановился на постулатах, сформулированных Е.М.

Степановым. В его записях он нашл вс, о чм говорил Элохим в своих лекциях. Это и о первичности СП, и о вторичности Материи, Энергии и Времени, рождаемых при разрыве материнской Структуры Пространства.

Более того, он раскрыл суть взрыва атомных и термоядерных бомб, объяснив его разрывом и мгновенным переходом СП в энергию и материю.

И этот процесс инициируется тем, что размер взрывного устройства превышает критический, при котором слои СП, обтекая его, разрываются, преодолевая внутриструктурную напряжнность электромагнитных полей, связывающих элементы СП – галы в единое целое. Если это так, то в «атомном» взрыве определяющую роль играет не критичность массы заряда, а его диаметр.

По мнению Е. М. Степанова именно на поверхности ядерной плотности при е обтекании разрываются слои СП, что воспринимается как взрыв критической массы заряда, определяющего радиоактивное заражение окружающей среды. В отличие от «классического» решения в лаборатории, руководимой Степановым, изготовили модель того же диаметра, но из железа и с покрытием из оружейного плутония с массой, составляющей 0,005% массы заряда атомной бомбы минимальной мощности. И что же?

Модель взорвалась с выделением энергии, равной энергии взрыва атомной бомбы. Интересно и то, что уровень радиоактивности после взрыва модели составил 0,005% от уровня заражнности при взрыве бомбы, изготовленной по академическим рецептам. В ходе испытания серии моделей одного диаметра, но с различными толщинами покрытия, все они исправно взрывались вплоть до толщины плутониевого покрытия в 0,01 мм!

Это стало убедительным аргументом в пользу существования Структуры Пространства как неиссякаемого источника энергии и материи.

Основываясь на «Принципе обтекания» с учтом полученных результатов Е.

Степанов предложил и подготовил модель, на поверхности которой критическая плотность материи, обуславливающая разрыв СП, достигалась путм насыщения е электронами.

Видимо, это произошло раньше ожидаемого: и разработчик и научный руководитель направления Е.М. Степанов погиб в процессе последнего эксперимента, поставленного в шахте на полигоне подмосковного Армейска.

Вместе с ним погиб и руководитель ОКБ-1 С.П. Королв и все сотрудники лаборатории. Работы по этой тематике были прекращены на долгие годы… Все это было настолько перспективно и убедительно, что Антон Климов подготовил «Записку» в адрес руководства СО РАН с обоснованием своих выводов, привлекая данные Элохима и Е. Степанова и вспоминая работы Никола Тесла в позапрошлом веке.

Но прежде, чем дать «Записке» ход, Климов подождал результатов поиска М.П. Лычагина в части поиска архивов Степановых. И он их получил.

Кроме научных трудов, в архиве была и какая-то фантастика конца шестидесятых годов прошлого века. Но к ней Климов решил вернуться позже.

А пока Антон читал своим сотрудникам «Записку» с целью проверки логики изложения и е убедительности.

«Записку» одобрили. В дальнейшем она была напечатана, подписана и уважительно направлена в три адреса: собственному руководству, в Президиум СО РАН и Правительству России.

Оставалось ждать.

А до этого лаборатория занималась своими тематиками, одна из которых посвящена атомарной укладке мозаичных схем для информационных «таблеток» и была перспективной в деле создания трансформеров для преобразования потенциальной энергии СП в электрическую и тепловую.

Ответственным исполнителем была Юлия Лычагина, а е помощницей назначена Лиля Климова, супруга Антона, бывшая китаянка Ли Ли, рекомендованная профессором Хе Дзянь Венем.

Между делом читали вслух рукопись Е.М. Степанов, которая приведена ниже.

Глава 15. Протокол, объясняющий вс последующее * Да, да, о проницательные читательницы и читатели! Спасибо, что решились взять эту книгу в руки. Конечно же вы правы: речь идт о планете нашей Солнечной системы, занимавшей когда-то орбиту между легковатым Марсом и тяжеленным Юпитером. Древние греки называли е Фаэтоном в честь сына Солнца, сражнного по преданию Зевсом за неумение управлять орбитальным движением.

Сейчас по орбите Фаэтона движется лишь шлейф пыли, множество мелких и крупных обломков, бывших когда-то единым целым – планетой. Как это не парадоксально, инопланетяне называли бывшую планету Фаэтой. До сих пор е осколки падают на планету Земля яркими метеоритами. И люди то там, то здесь находят их, классифицируют и исследуют.

Иным учным удатся даже найти в них остатки органики. Заметим также, что любознательные земляне в лице Тициуса и Боде ещ в XVIII веке земного летоисчисления вычислили последовательность чисел, определяющих с точностью до 3% удаление ряда планет от Солнца.

Любопытно сравнить данные Тициуса с современными, представленные вашему вниманию в простенькой таблице:

Солнце и Масса в Среднее расстояние Среднее расстояние от планеты единицах от Солнца по Солнца по современным массы Земли Тициусу, а.е. данным, а.е.

Солнце 332958 0 Меркурий 0,055 0,4 0, Венера О, 0,861 0, Земля 1,0 1,0 1, Марс 0,15 1,6 1, Фаэтон 1,3 2,8 Юпитер 1344,8 5,2 5, Сатурн 470,0 10,0 9, Уран 61,0 19,6 19, Нептун 57,0 38,8 30, Плутон 0,1 76,8 39, Как говорят аспиранты, видно, что данные Тициуса и Боде хорошо коррелированны с современными вплоть до Урана. Нептун и Плутон выпадают из этого ряда, возможно, по простой причине: они «чужие», из другой системы и заняли не то место.

Главное же в том, что все существующие сейчас «ближние» планеты Солнечной системы располагаются там, где предсказывает правило Тициуса Автор данной главы Е.М. Степанов (примеч. ред.).

Боде. А если это так, то почему бы на расстоянии 2,8 астрономических единиц от Солнца не могло быть планеты? И она была. Она вращалась по орбите вокруг Солнца между Марсом и громадным Юпитером, чуть ближе к орбите последнего.

А это означало, что в определнные моменты планета Фаэта попадала в гравитационную ловушку, испытывая противоположно действующие силы притяжения Солнца и Юпитера. Эти силы заставляли Фаэту не только колебаться на своей орбите, но и возбуждали в е литосфере мощные циклические волны. Естественно, они внесли свой вклад в гибель Фаэты.

Однако первопричина была иная. О ней поведало энциклопедическое послание Фаэтян, найденное в подмосковном послке Госзнак по улице Спартака, где мне досталось полдачи и семь соток земли с яблонями, чрной смородиной, клубникой и нарциссами.

Дело было майским утром. Я копал траншею под фундамент для бани. Грунт глинистый с довольно крупными булыжниками, которые мне показались красивыми и приятными на ощупь. Один из них был продолговатой формы с неровным отверстием посередине. Отмыв его от глины, увидел незаконченное изделие каменного века: отверстие пробито в виде усеченной пирамиды, а рабочая часть затуплена или окончательно не обработана.

Это изделие храню до сих пор вместе с кремниевым голышом, внутри которого оказалась каверна с небольшим алмазом. После этих находок стал копать более осторожно, прислушиваясь к лопате. Через некоторое время она заскрежетала, натолкнувшись ещ на один камень. Обкопав его со всех сторон, вынул и осмотрел.

По виду камень был похож на большой плоский блок размером примерно 70х250х300 мм с пористой поверхностью стекловидного типа.

Безрезультатно поцарапав ножом, положил камень в ванну с водой, стоящую в саду, и продолжил работу.

Где-то к полудню траншея была готова и в не тут же запрыгнула лягушка, одобрив мои труды. Умывшись из старинного умывальника с «экономным»

соском, выпил фирменного вина из черноплодной рябины и лг на заплатанную раскладушку позагорать. Но из-за вращения Земли через полтора часа тень от дачи накрыла мой лежак. Пора было сбросить дрму и скупнуться.

Подойдя к ванне, где обычно ополаскивался, увидел нечто неожиданное: над ней высоким куполом лежала розовая пена, частично сползавшая на землю.

Забыв, что три часа тому назад сам положил в эту ванну вынутый из глины камень, я озадачено смотрел на пенистую прелесть и не знал, что делать.

Пена в солнечных лучах переливалась от розового до красно-оранжевого цвета. Пузырьки были как мыльные, но более крепкие: они оставались в свом первозданном виде и на земле. Взяв мастерок, я стал смахивать пену с поверхности воды;

пузырьки лопались с довольно громким звуком и от ванны распространялась волна запаха похожего на запах ананаса.

Шурик, внук по дочерней линии, вытаращил коричневые глаза и молча, разинув рот, вместе со мной смотрел на это чудо. На всякий случай я отогнал его подальше, не зная ни причины, ни следствия происходящего.

Через 10-15 минут все-таки очистил поверхность воды и увидел сквозь игристую прозрачную розовую воду лежащую на дне ванны плоскую штуковину как бы светящуюся изнутри. Поддев е лопатой (руками боялся лезть в эту воду), вынул и положил на ветхую рубашку, которой обычно вытирал ноги.

«Штуковина» потеряла свой блеск и на е поверхности стал проявляться замысловатый орнамент в виде вытянутых орбиталей, пронзнных лучами, исходящими из некоего центра.

Набросив на сие чудо рваную майку, рискнул взять е в руки. Вытерев находку насухо, переложил е на полотенце и унс в комнату, где было всегда сумрачно и прохладно: окно выходило на север.

Положив на расшатанный письменный стол, который подарил мне на новоселье начальник АХО почтового ящика 651 И.М. Строчков, убрал полотенце: на столе лежала гладкая и орнаментированная с обеих сторон книга!

Погладив е рукой, почувствовал тепло, исходящее от поверхности.

Орнамент медленно стал наливаться светом, приобрл рельефность и постепенно как-то размывался. Внук сопел сзади, видимо, тоже завороженный происходящим.

Через 20-30 минут поверхность «книги» со всех сторон надулась и через час она оказалась внутри эллипсоидного пузыря. Орнамент не был виден: в «пузыре» образовался какой-то газ перламутрово-розового цвета. В нм пробегали разноцветные световые блики, которые интерферировали друг с другом. На потолке комнаты бегали зайчики как от калейдоскопа.

Время шло, а я не знал, что предпринять. Уложив внука спать на продавленный диван, осторожно прикоснулся к поверхности пузыря. Она мягко и неглубоко проминалась под пальцем и не более того. Пузырь был надут довольно сильно. Мелькнула мысль проткнуть его шилом. Но внутренний голос сказал:

- Ну и чего ты добьешься?

И тогда я вспомнил слова советского разведчика из знаменитого в сороковых годах фильма «Подвиг разведчика», который сказал немецкому офицеру, своему деловому партнру по бизнесу: «Терпение, мой друг, терпение! И наша свиная щетина превратится в золото!».

С этой успокоительной мыслью лг спать, разглядывая в вечернем сумраке цветовые всплски на потолке. Они завораживали, гипнотизировали и успокаивали. С каким-то давно забытым чувством детской радости заснул внезапно и глубоко.

Утром, разбуженный внуком, встал и в первую очередь подошл к столу. На столе лежала вс та же «книга», но пузырь исчез. Поверхность книги была чтко покрыта знакомым орнаментом, но уже не излучала тепло. От не исходил вс тот же запах ананаса.

При более тщательном осмотре мы с внуком пришли к выводу, что эта необычная книга имеет тврдый переплт. Осторожно повернув е, увидели, что и обратная сторона обложки орнаментирована. Но рисунок был иным, более сложным, типа арабской вязи. Срез книги отливал зеленовато золотистым цветом.

Положив руку на обложку, я задумался: что же делать дальше и чем вс может кончиться;

вдруг я нанесу непоправимый вред этой драгоценной находке? А что она драгоценная, стало понятно ещ вчера.

Между тем Шурик заскучал и убежал играть с ровесниками на улицу. Улица возле нашей дачи до сих пор непроезжая, деревенская, заросшая кустами, лопухами, травой и берзами. Так что играть на ней – полное раздолье. Но это так, отступление.

Кстати, позвольте представиться: Степанов Евгений Михайлович, старший научный сотрудник, к.т.н. Ранее работал в ОКБ-1, который по каким-то соображениям был переименован в ЦКБЭМ.

На это предприятие по окончанию аспирантуры Московского института стали и сплавов был приглашн лично С.П. Королвым по результатам своей работы, посвящнной влиянию электрического поля на физико-химические процессы в пламени.

Будучи вызван в Президиум АН СССР, я встретился с СП (так его звали сотрудники за подпись из этих двух букв) в кабинете вице-президента АН, который деликатно оставил нас вдвом.

Естественно, я не знал с кем разговариваю и для чего вс это. СП стал задавать мне вопросы вплоть до дедушек. Скрывать было нечего и я отвечал правдиво.

Сергей Павлович Королв дал мне два номера телефона: своего и заместителя по кадрам Г.М. Паукова, как я потом узнал бывшего боцмана Тихоокеанского флота.

В результате этой встречи на имя директора Института стали и сплавов профессора И.Н. Кидина пришло письмо, в соответствии с которым я отзывался из Карагандинского металлургического института, куда был направлен заведовать кафедрой теплотехники, и должен был быть направлен на новое место назначения (тогда п\я 651, а затем ОКБ-1).

Так я и оказался в городе Калининграде Московской области, а теперь и на даче, подаренной мне двоюродным братом Александром.

После бегства внука на улицу я остался за письменным столом и, положив руку на «Книгу», не знал, что делать: то ли аккуратно завернуть находку и отнести в милицию, то ли в Президиум АН, то ли оставить у себя. Мысль о милиции сразу же отбросил, вспомнив как лупили меня ногами в милицейском отделении при метро «Пражская» ни за что, ни про что.

Академия меня тоже не очень привлекала, так как к этому времени был уже убеждн в куриных привычках некоторых академиков подгребать вс под себя. Иные, возглавляя крупные институты, за время своего «сидения»

умудрялись опубликовать не малые сотни статей и монографий по самым разным направлениям науки и техники. Удивительная разносторонность и работоспособность!

Вс это заставило меня самому решать сию головоломку. «Книга» как будто одобрила это, ладонь почувствовала некоторое нажатие снизу. Убрав ладонь, я решил обращаться с «Книгой» именно как с книгой: осторожно взялся за край переплтной крышки и попытался е приподнять. Она не открывалась, несмотря на все мои усилия.

Стал искать «замок» и нечаянно коснулся центральной точки орнамента на внешней крышке переплта, из которой исходили линии, пересекающие орбитали. Крышка переплта с готовностью откинулась на 120 градусов.

Мои попытки повернуть е дальше не увенчались опять же успехом:

переплт был зафиксирован в свом положении.

Внутренняя поверхность откинутой обложки была тврдой, скользкой, зеркально прозрачной, и также как и первый лист книги, пустой. Я поворачивал книгу так и сяк – результат нулевой.

Попытался листать страницы обычным способом – не получилось. Тогда, обратив внимание на тонкую линию на первом листе, проведенную горизонтально по его середине и на две точки диаметром 3 мм, стоящие по обе стороны от этой линии, прикоснулся к одной из точек пальцем.

Лист, вернее половина листа, откинулась, но не к обложке, а вниз, в мою сторону. То же проделав со второй половиной листа, перевернул е вверх.

Затем, повернув всю книгу на 90 градусов так, чтобы наклонная зеркальная обложка смотрела на меня, я понял принцип листания полулистов налево и направо.

Так была устроена вся «Книга» по всем е 33-м «листам». Вернув «листы»

на место, внимательно осмотрел откинутую обложку с той и другой стороны с надеждой найти какие-либо знаки. Единственно, что мне удалось заметить, это точки и двоеточия на «зеркале», на обратной стороне переплтной крышки.

Кроме того, бросались в глаза точки пересечения орбитальных линий с лучами, исходящими из центра орнамента, изображнного на передней обложке. Попытался прикоснуться к этим точкам, но ничего не случилось:

«Книга» не откликнулась на мои домогательства.

Тогда продолжил осмотр всего переплта и обратил внимание на корешок.

Он был с торца круглым и походил на ось, вокруг которой поворачивается верхняя обложка. Стал тщательно ощупывать эту «ось» и нажал на не с торца, как на кнопку.

Да! Действительно, удивительное – рядом! Кнопка ушла внутрь миллиметров на пять, послышался легкий щелчок и она вывалилась из корешка.

Заглянув внутрь, увидел торец какой-то трубки, внутрь которой был вставлен стержень. Проделав ту же операцию с другой стороны, получил тот же результат. В итоге у меня на ладони лежали две кнопки диаметром десять и толщиной девять миллиметров.

Кнопки с внутренней, несколько вогнутой стороны имели рисунок из тонких соос ных колец;

их было девять. В центре этих колец встроен миниатюрный красный «грифель». Положив кнопки на блюдце, попытался пальцем коснуться стержня, который был в трубчатой оси корешка.

И здесь мне опять повезло: стержень как бы прилип к пальцу и я его легко вытащил наружу. Это был действительно стержень диаметром шесть миллиметров, мягко заострнный с одной стороны в виде рубинового грифеля. Боковая поверхность стержня набрана из разноцветных колец.


На другом торце стержень имел «зеркальце», по-видимому из того же материала, что и внутренняя сторона обложки. Повертев и осмотрев стержень, вставил его обратно в трубку в корешке «Книги», куда он свободно и охотно вошл.

Устав от кропотливых поисков и оставив книгу с откинутой обложкой на столе, вышел из дома в сад. В утреннем, насыщенном солнцем воздухе гудели огромные шмели, перелетая с цветка на цветок яблонь, вишен и слив.

Один шмель, видимо перепутав лепестки на воде в бочке с цветами, лежал на поверхности воды уже бездыханный вверх лапками.

Осторожно взял его и положил на ладонь, подставив шмеля под солнечные лучи и слегка подув на крылышки. Через минуту-другую шмель зашевелил лапками и усиками. Перевернув его и поставив на лапки, прогрел на солнышке.

Очухавшись, шмель задними лапками стал приглаживать крылышки, «помыл» свои усики и повернулся ко мне, осматривая своего спасителя.

Затем он полез на мой указательный палец, который я поднял на уровень глаз, и обхватив палец передними лапками, усиками коснулся его, как бы благодаря за спасение.

Крылья шмеля завибрировали и с басовитым гудением он взмыл в воздух и исчез в кипени весенних цветов. Я был доволен собой, шмелем, солнцем и буйно цветущей весной. Вывел свой велосипед из сарая, подкачал переднее колесо, взял авоську, деньги, запер калитку и поехал за хлебом в соседний магазин.

Магазин был один на весь послок, стоял в лесу на большой поляне возле фундамента бывшей школы, которую по кирпичам растащили дачники. И лишь двадцатиметровая железная труба бывшей школьной котельной сиротливо стояла на металлической привязи, ожидая своего свержения.

Подошла моя очередь. Купив хлеба, вернулся на дачу.

Из-за отсутствия моря солнце смеялось, отражнное в ванне с водой, которая играла розовыми бликами. Вспомнив о книге, открыл комнату и подошл к столу. Что-то изменилось, сразу не понял что. Сев на древний стул тридцатых годов, внимательно осмотрел найденное чудо.

На первый взгляд «Книга» оставалась такой же молчаливо прекрасной.

Однако точки и на листах и на откинутой обложке изменились: они светились. На листах точки налились зелным цветом, а на «зеркале»

обложки точки мигали зелено-красным. Частота мигания примерно один цикл в десять секунд. Изменилось и «зеркало»: из просто прозрачной плоскости оно стало как бы объмным в глубину, потеряв свою зеркальность.

Я уже был уверен, что передо мною не просто «Книга», а некое устройство – гибрид телевизора с компьютером, которое, как узнал несколько позже, Фаэтяне называли Файтом. Но я ещ не знал всех возможностей файта;

они раскрылись мне в последующие недели… И вс пришлось начинать сначала. Коснулся центральной точки на обложке файта, которая сейчас светилась золотистым цветом. Ответ последовал незамедлительно: все точки погасли и передняя крышка-экран, одновременно служащий блоком управления файтом, легко закрылась. Моя попытка открыть е таким же образом, как и в первый раз, не удалась.

Тогда коснулся центральной точки снова. Она опять засветилась золотистым цветом. Одновременно засверкали все десять точек пересечения орбиталей с лучами, исходящими из золотистой точки. Экран откинулся на 120 градусов автоматически. В его углах и по бокам стали перемигиваться зелно-красные точки, как бы приглашая обратить на них внимание.

Я коснулся левой нижней точки, она перестала мигать, загорелась синим цветом и таким же цветом загорелась точка на левом полулисте.

При повторном касании точка на экране опять стала мигать, а точка на левом полулисте снова засветилась зелным. Такая же картина получилась при касании к правой нижней точке: она обеспечивала связь с правыми полулистами, на которых точки также сменили цвет с зелного на синий.

Осталось узнать назначение двух верхних двоеточий и двух точек сбоку экрана. Уверенно коснулся левого верхнего двоеточия: мигание прекратилось, точки засветились синим цветом, а откуда-то из «корешка»

чтко стала звучать грустная мелодия и голос напевал простенькую песенку.

Но Голос! Голос плавно переходил от низкого контральто, через теноральные октавы возвышался в неимоверно чистое и высокое меццо-сопрано!

Вс это в сопровождении оркестра из неизвестных мне инструментов, но наверняка в нм звучали скрипки и действо воспринималось мною как нечто божественное. Вновь нажал на это же двоеточие, пение прекратилось.

Попытался закрыть пальцем только одну из точек этого двоеточия. Ничего не случилось. Тогда, вспомнив про стержень, нажал на кнопку в торце корешка файта, она выскочила и я вытащил стержень.

Его рубиновым «грифелем» коснулся верхней точки из левого двоеточия.

Она загорелась синим цветом. Вторая под ней продолжала мигать красно зелным. Из корешка раздался мелодичный голос, чтко произносящий какие-то слова и фразы. Повторное касание выключило и эту программу.

Оставалось узнать назначение нижней точки левого двоеточия. После моего прикосновения точка засветилась синим, а верхняя продолжала мигать зелно-красным.

Но далее ничего не произошло: полное молчание. Я удивлнно пробормотал:

- Чрт возьми! Никакого эффекта!

В ответ файт выдал мне ту же самую фразу и в тех же интонациях! Я и не знал, что у меня такой сиплый и противный голос. М-да! Но дело было сделано: я понял назначение и этой точки.

Остались лишь две точки в правом двоеточии, расположенном в верхнем углу экрана и ещ две боковые. Они, как и все, мигали красно-зелным.

Тронул верхнюю точку двоеточия, Она засветилась синим, а нижняя продолжала мигать. Экран засветился и на нм появился орнамент, изображенный на верхней крышке обложки со светящимися точками пересечения орбиталей и лучей, исходивших из центра.

Сначала картинка была неподвижной, а затем экран стал темнеть вплоть до тмно-синего цвета и на его фоне центральная точка стала разрастаться и разгораться, точки пересечения начали движение по своим орбитам.

Попробовал коснуться рубиновым грифелем стержня одной из них: точки, движущейся по третьей орбитали;

картинка орнамента исчезла. Из глубины, увеличиваясь в размерах, заполнив весь экран, возник шар в голубоватой дымке, медленно вращающийся против часовой стрелки, если смотреть с севера.

И это была планета Земля! Земля со знакомыми континентами, океанами и морями. Повторно коснулся е изображения в точке, где расположен остров Цейлон. Земля стала надвигаться, переполнила экран и через несколько секунд перед моим взором на экране возник крупным планом Цейлон.

Видна была чткая береговая линия, бегущие волны, накатывающиеся на берег. И леса, леса, горы и долины! Да! Это впечатляло! И третий раз мягко ткнул стержнем примерно в то место, где сейчас находится столица Шри Ланки – Коломбо. И снова изображение надвинулось, укрупняясь в деталях.

Но вместо города увидел тропические джунгли с полянами в окружении гор с севера.

На одной из полян стояли кучками существа, обросшие с головы до пят черными волосами – люди. Они оживленно махали руками и показывали на небо. На задранных вверх бородатых лицах блестели белки глаз и мощные зубы.

На деревьях, вернее между ними, на высоте порядка десяти метров висели некие подобия жилищ, сплетнных из лиан и покрытых длинными листьями.

Над костром на длинной палке поджаривалась довольно крупная туша какого-то животного. Я попытался даже понюхать и, представьте, почувствовал запах жаренного мяса, смешанный с запахом леса и морской воды, приносимыми ветром с недалкого берега.

Почесав нос, подумал и коснулся другой точки. И, не поверите, в мою комнату по улице Спартака ворвалось вс многообразие голосов и шума из далкого по времени Цейлона.

Здесь был и шум морского прибоя, и жсткий шелест листьев, и крики слонов и голоса каких-то ещ животных, и человеческая речь. О чм говорили люди, мне было не ведомо, но они перебивали друг друга и показывали на небо. Я смотрел на вс происходящее во все глаза, слушал и обонял, находясь как бы над поверхностью на высоте 40-50 метров.

Нечаянно выключил, а потом снова включил точку, заведующую запахами.

С этого момента такие точки я стал называть сенсорами.

Внезапно в поле моего зрения появилось существо с развернутыми крыльями, которое плавно спускалось кругами к землянам. Примерно через десять секунд оно оказалось рядом с бородатыми и мускулистыми нашими предками, жившими, судя по всему, не менее двадцати тысяч лет тому назад.

Крылья у существа были сложены и почти не видны из-за плеч.

Существо повернулось в мою сторону лицом и подняло обе руки. Существо было прекрасным в свом сочетании женственности, красоты, нежности и мужской силы. Это было видно по е фигуре. Ростом выше людей, где-то более двух метров.

Одежда: белая накидка, собранная в талии поясом золотистого цвета с синей каймой;

на длинной шеи висело ожерелье с продолговатым крупным медальоном со сверкающим синим камнем. Мягкими складками накидка спускалась чуть ниже колен.

На запястьях, как и у современных женщин, были браслеты в виде скреплнных друг с другом небольших медальонов в синей оправе.

Грудь у существа высокая, стан тонкий, бдра узкие, как у гимнаста. В целом существо было похоже на женщину с длинными русыми волосами, тмными бровями и ресницами, оттеняющими большие голубые глаза.

Наши пращуры упали перед нею на колени и, я бы сказал, влюблено протягивали к ней свои волосатые от ладоней до плеч руки с нечистыми ногтями.

Она улыбалась и говорила на их наречии. Голос е был мелодичным, звонким, завораживающим.

Судя по переводу на русский, который я освоил несколько позже при помощи файта, пожелала им здоровья, благополучия и много детей.

Один из мужчин сказал, что их дети часто болеют и умирают, хотя и сыты. И не может ли она что-нибудь сделать?


Женщина прикоснулась к одному из медальонов на правой руке и что-то сказала. Сверху к ней спустилась капсула длиной около полуметра и диаметром порядка пяти сантиметров. Взяв е в левую руку и держа горизонтально, она расправила крылья и не махая ими, поднялась в воздух и облетела вокруг поляны.

Затем она воткнула капсулу в землю в центре поляны, что-то повернула и из капсулы вверх поднялось нечто в виде прозрачной струи. Это нечто раскрылось над поляной, захватив деревья и жиль, образовав прозрачную полусферу, которая на долю секунды внезапно вспыхнула.

Через минуту полусфера начала уменьшаться в диаметре и своими краями двигалась к капсуле. Примерно через три минуты она втянулась в капсулу, которая медленно взлетела вверх.

Обращаясь к людям, женщина сказала:

- Вы и ваши дети здоровы и долго не будете болеть, где бы не находились… После этого ритуала женщину угостили куском жаренного мяса, принеснным на чистом зелном листе какого-то дерева. И она ела, угощая людей золотистым напитком из прозрачного сосуда.

А они пили и пели, кружась вокруг кострища. Женщина, расправив крылья, поднялась вверх и исчезла из поля моего зрения.

Вс виденное мною на экране было настолько реальным, объмным, пропитанным запахами и звуками, насколько это можно ощущать воочию.

Внезапно картина исчезла с экрана, Цейлон удалялся от меня и постепенно на экране появилась Земля во всей своей голубой красе.

Потом она стала уменьшаться и превратилась в точку на возникшей внезапно орбитальной схеме орнамента. Было такое впечатление, что сеанс окончен и пора идти домой.

Я поочередно касался всех горящих синими огоньками сенсоров. Они сменяли свой цвет на мигающий красно-зелный, как бы вновь предлагая свои услуги. Меня переполнили впечатления. Казалось, достаточно и пора отдохнуть. Но вс ещ оставались «не освоенными» системы управления файтом: нижний сенсор правого двоеточия и два боковых.

Коснувшись сенсора, обозначенного мною 4Н, кроме знакомой смены цветности, в правой нижней четверти экрана я увидел знакомое лицо той самой женщины, которая была в гостях у наших предков, одетую в фиолетовую с золотым отливом накидку.

На е голове сверкала диадема из сплошного кольца золотистого цвета с узорчатыми кружевами над ним, вырезанными из прозрачного синего камня.

В руке женщина держала такой же, как и у меня, стержень. Чуть выше, в правой верхней части экрана файта, висел такой же экран с такими же сенсорами, «перемигивающимися» между собой.

Женщина что-то говорила и показывала стержнем на сенсор речи, поглядывая в мою сторону. Я своим стержнем тронул сенсор чужой речи и услышал е голос, чтко повторяющий непонятные мне слова. Затем на свом экране она показала на сенсор моей речи, и тронула пальцем свои губы.

Насколько я понял, она предлагала включить сенсор записи моей речи 3Н.

Учительница, как я определил е для себя, опять показала на свои губы и что то сказала, указывая стержнем на меня.

Смутившись, сказал непроизвольно:

- Здравствуйте!

Она, помедлив секунду, улыбнулась и повторила:

- Здравствуйте!

Затем в верхней части экрана появился круг. Учительница сказала, указывая на круг:

- Ро, - и посмотрела на меня.

Мне ничего не оставалось делать, как сказать по-русски:

- Круг.

Она с тем же замедлением во времени засмеялась, захлопала в ладоши и повторила по-русски:

- Круг – Ро, Ро – круг, - и внимательно посмотрела на меня.

Как прилежный ученик, я повторил:

- Ро – круг. И она удовлетворнно кивнула. Я записал перевод этого слова. Круг исчеc и на экране появилась линия. Вс повторилось и в мом русско-фаэтском словарике появилось второе слово: Лу – линия.

Система обучения мне стала понятной, и я выключил файт, размышляя, с кем же, собственно, я общаюсь? Ну, конечно, не с человеком, живущим в мо время! Насколько верно я понял, Фаэтяне, зная психологию разумных существ, создали простую и эффективную методику, согласно которой они точно знали правильность ответа собеседника;

набирая файтом информацию, также создавали в нм словарный фонд, сравнивая язык собеседника со своим. По-видимому такова программа, заложенная в файт.

Для меня оставалась непознанной лишь точка 6. Она, как и другие, мигала зелно-красным светом, а при прикосновении загоралась синим и не более того: ничего не включалось. Я задумался. Единственное, что оставалось, так включить систему обучения, вспомнив, что учительница указывала на сенсорные точки.

Включил программу обучения. В объмном экране появилась та же женщина со стержнем (по-фаэтски «орт») и стала показывать на сенсорные точки, называя их назначение на свом наречии. Вс это мне было уже знакомо, но я ждал, когда она дойдт до сенсора 6.

И этот момент наступил: она коснулась точки 6 и на экране появились две кнопки, выскочившие из корешка файта. Учительница посмотрела в мою сторону, откинула волосы, взяла «кнопки» и прижала их к вискам. Кнопки как бы прилипли к коже и остались на висках.

Через минуту-другую на экране учительницы появилась какая-то информация в виде пульсирующих и постоянных кривых, сопровождаемых текстом на фаэтском языке. Затем на том же экране, в его правой части, возникла «действующая» схема организма фаэтян;

на ней прорисовывалась одна из систем жизнедеятельности.

Одновременно одна из кривых начала пульсировать, как бы отражая свою причастность к данной схеме. На эту кривую в следующий момент была наложена другая, почти такая же, но стабильная и несколько иной конфигурации. При этом пульсирующая кривая стала приближаться к стабильной кривой и полностью приняла е форму, и вместе с ней исчезла со схемы.

Женщина сняла датчики-кнопки с висков, улыбнулась и ещ раз показала на место их хранения в файте. Я вынул свои датчики из корешка файта и приложил их к своим вискам, нажав на сенсоры. Некоторое время экран был пустым. Но через две-три минуты на правой его половине появился я, вернее схема моего организма и знакомые графики, правда, совершенно иного вида.

На экране также прорисовывалась какая-то система, по-видимому кровеносная, ибо в не было включено сердце. Видна была его конфигурация и слышно биение.

Сердечные удары оказались довольно неритмичными. В некоторых местах системы были сужения, а левый желудочек увеличен в размерах.

Фактическая кривая на графике резко отличалась от «стандартной», которую файт наложил на не. Да… Перспективы мои, видимо, были невзрачными, судя по этим кривым.

Внезапно в моих висках возникла какая-то сложная вибрация с неравномерно пульсирующими пиками. Я терпеливо ждал, чем кончится дело, веря фаэтянам, и смотрел на графики. Вдруг фактическая кривая стала медленно «входить» в стандартную, постепенно сливаясь с последней. Прислушался к себе и посмотрел на схему своего организма.

На ней исчезли сужения сосудов, которых было достаточно много и в ногах, и в голове. А сердце, как было видно, приобрело явную упругость: файт фиксировал ритмичное биение. И я почувствовал себя молодым… Меня «починили»! Это было изумительно!

Выключил все сенсоры, экран потемнел, точки управления замигали. Но мигание было несколько вялым и свечение ослабло. Насколько я понял, пришло время подзарядки файта.

Включил настольную лампу, направив е на экран. Прилг на диван и «врубил» свой древний телевизор «Рубин». На его экране мелькали политики, с апломбом и безапелляционно утверждающие о необходимости демократических реформ, которые выведут общество на путь «обновлнного социализма».

Мало кто знал, что дни его сочтены и что вс словоблудие о свободе и демократии приведт, как это и было задумано, к частной собственности на средства производства со всеми присущими ей пороками.

Мы, воспитанные в десяти заповедях христианского коммунизма, как дети, слушали эти сказки. И грянул гром. И разбрелось овечье стадо и стали стричь баранов умелые руки. Но вс это ещ впереди...

Выключил телевизор и задремал. В углу комнаты, где поставлено широкое лежбище пятидесятых годов, между бревенчатой стеной и фанерной обшивкой скреблись мыши, бегающие по своим делам из подпола на чердак и обратно. Постучал кулаком по фанере и мыши ненадолго притихли, но поняв всю мою беспомощность, продолжили беготню. Надо было вставать и выключать лампу.

Взглянув на ярко светящиеся сенсоры и убедившись в готовности файта к работе, коснулся центральной точки на орнаменте: файт закрылся. Я опять задремал. В полудрме попытался анализировать свои успехи в освоении его систем управления и понял только одно: программы файта многочисленны, а его сенсорная система создана для общения с разумными существами, обладающими некоторыми умственными способностями.

Поскольку я справился с поставленной задачей методом попыток, то мог с удовольствием отнести себя к таковым.

… Пошл третий день моего сосуществования с файтом. Он меня и утомлял и притягивал. Утомлял до ленивого безразличия. Так бывает после очень тяжелой работы, когда ни есть, ни пить не хочется. Хочется только спать и спать. Но после отдыха файт опять притягивал к себе, как любимая и непознанная женщина.

Он притягивал не только своей необычностью, своей еще не открытой неизвестностью, но и сформировавшимся во мне пониманием его информационного богатства в историческом, научном, техническом и общественно-психологическом планах.

Поэтому понимая всю необходимость и всю прелесть общения с неизвестной цивилизацией фаэтян в программах файта, еще не знал, как программы связаны между собой. А что они связаны, не было никаких сомнений.

По-видимому в файте, кроме информационных и обучающих программ, был ещ и аналитический центр и центр психологического предвидения реакции разумного существа в процессе его общения с файтом.

Его создатели прекрасно знали и систематизировали варианты словесной реакции и потому «при общении» с учительницей в программе обучения создавалось полное впечатление, что она выслушивает вопросы и ответы собеседника и дат логически нужную информацию в ходе «разговора».

Наша логика мышления подсказывала, что, прежде всего, надо пройти взаимное обучение, в процессе которого, как показал мой первый опыт, мы должны научиться понимать друг друга. И это обучение сводилось к передаче файту в первую очередь некоторого словарного запаса, логики построения фраз, грамматики языка.

Судя по выражению лица, этого ждала учительница, как бы подталкивая собеседника на правильный путь.

И я решил встать на этот путь: включил программу обучения. На экране, как и раньше, в его правой нижней части возникло объмное изображение знакомой учительницы, одетой уже по иному: в голубую, спокойного древнегреческого покроя тунику, застгнутую на правом плече брошью с огромным синим камнем типа сапфира с бриллиантовой огранкой.

Она взглянула в мою сторону и улыбнулась как старому знакомому. Хотя я и понимал, что это просто изображение, заложенное в файт в древние времена, но тем не менее впечатление создавалось именно прямого общения.

Непроизвольно в ответ я улыбнулся ей и на мгновение склонил голову. Она подняла руки чуть вверх и вперд как бы приветствуя и одаривая благожелательностью.

Справа от файта я заготовил кипу бумаги и вс необходимое для записи и зарисовок всего того, что услышу и увижу. Между тем подумал, что программа обучения вновь начнтся с рассказа об устройстве систем управления, но ошибся.

На «свом» экране она стала писать какие-то знаки. Первым был знак «».

Показывая на него ортом, она сказала:

- «А». Посмотрела на меня и ортом написала на «мом» экране тот же знак. Знак мерцал, учительница ждала. Не зная, что делать, взял свой орт и рядом с е знаком написал русскую букву «А», повторив е звучание.

Буква как бы впиталась в экран, растворилась в нм и возникла рядом со знаком «» на экране учительницы, которая также повторила звучание своего знака. При этом между ними появился знакомый всем знак равенства:

« = А».

Наконец-то до меня дошло, что идт взаимный обмен алфавитами.

Дальше пошло совсем легко. Она рисовала свою букву, называя е, а я писал русский аналог этой буквы, повторял звучание и записывал оба алфавита.

Таким же образом мы освоили знаки препинания, цифры, отдельные математические знаки. Результат наших усилий представлен в энциклопедическом словарике. Прозанимались мы часа два-три.

Но в процессе этих занятий я понял ещ одну методическую возможность файта: он принимает информацию не только звуковую, но и визуальную:

изображения, рисуемые на экране ортом поглощаются им, запоминаются и воспроизводятся.

Мелькнула мысль, а не воспринимает ли файт информацию об окружающем мире? Для этого нужно какое-то устройство типа нашей видеокамеры. Но, во-первых, нужно иметь такое устройство;

во вторых, непонятно, как включить программу внешнего видео восприятия?

Эти вопросы я оставил на потом, надеясь получить ответ, направив наш «разговор» с учительницей на эту тему. Она уже показывала мне какие-то невероятно древние фаэтские свитки, написанные «клинописными» буквами.

На экране появились книги в громадной библиотеке, потом какие-то по видимому информационные аппараты, и наконец файт, как заключительный аккорд. Изображение файта ушло в левый нижний угол экрана, а библиотека с книгами – в правый верхний и от не шла стрелка к файту.

Насколько я понял показанное, файт вобрал в себя всю информацию, которую фаэтяне имели за всю свою историю. Вот это да! Это тебе не паршивый интернет!

Внезапно изображение учительницы и элементов программы обучения исчезли с экрана. Возникла орбитальная схема Солнечной системы с золотистой точкой, вращающейся между Марсом и Юпитером по орбите Фаэты.

Зазвучала мелодичная музыка, орбитальный орнамент исчез и перешл в наплыв планеты Фаэта из глубины Космоса на зрителя. Она заполнила весь экран, затем исчезла и на нм возникла разная по цвету, интенсивности, длительности и форме феерия, меняющая свой темп, гамму и рисунок вместе с мелодией, подчиняясь и иллюстрируя е.

Несколько секунд темп нарастал, затем перешл в медленное темпоральное танго, затухающее в космической глубине вместе с удаляющимися искрами красок и самой планеты Фаэта. Заставка исчезла и на мом экране вновь появилась учительница и е экран. Занятия продолжились в части взаимного освоения названий геометрических и стереометрических фигур.

Методика была прежней. Она указкой рисовала фигуру и называла е по фаэтски. Я записывал, затем рисовал своим ортом ту же фигуру на свом экране, произносил название и представлял на экране ее русское написание.

Все мои каракули приобретали чткие очертания, «впитывались» внутрь экрана и куда-то уплывали… Судя по поощрительной улыбке, учительница была довольна моими успехами. Таким же образом я «отправил» в «мозг» файта слова, передающие понятия о быте и работе, земле, воде, воздухе, растениям, Космосе и человеке, науке и искусстве, обо всм, что было необходимо для общения в первую очередь.

Пришлось вспомнить и грамматику, чтобы объяснить роль сказуемых и подлежащих, союзов и предлогов, местоимений и наречий, то есть всего, из чего формируется логика предложений, на чм основано общение между разумными существами.

Через пять дней интенсивного взаимного обмена информацией по 10- часов в сутки учительница уже свободно разговаривала на русском языке, чего нельзя сказать обо мне: освоение фаэтского шло туго. По-видимому сказывалось то, что файту освоение языка не представляло никаких трудностей, это было его любимым занятием – накопление информации с последующим анализом, тем самым он как бы освобождал меня от трудностей фаэтского. Наши беседы шли на русском. Уже на второй день учительница после взаимных приветствий, показывая на себя, сказала:

- Меня звали Энолой… - Почему звали, а не зовут? – спросил я.

- Потому что меня и большинства, поселившихся на планете Фаэта, давно уже нет и их генетический код уничтожен, а мой код остался в этом файте.

- А что такое генетический код? – полюбопытствовал я.

- Это мое второе «Я», которое можно воспроизвести при помощи геногена… - А что такое геноген? – вновь спросил я.

- О, мой любознательный ученик (собеседник?)! Обо всм, что касается планеты Фаэта и фаэтян, ты узнаешь при помощи файта. На его листах слева описана наша история и множество данных о науке и технике, наши взгляды и знания Вселенной;

а на правых листах записана информация о других мирах, в том числе и о планете Земля.

- Включив файт, ты узнаешь и о геногене и о гравиоле и прочих наших системах и устройствах, позволяющих собирать и анализировать информацию, создавать новое, продлевать жизнь и воспроизводить (клонировать) самих себя, путешествовать в дальнем и ближнем Космосе, нырять в холодные глубины газовых образований и атмосферы планет, изучать звзды, будучи непосредственно на них.

- Вс это было до взрыва Фаэты (Фаэтона), планеты вашей Солнечной системы. К сожалению, все живущие на ней погибли. Но жива наша прародина, планета Фаэта в созвездии Кита. В е честь мы назвали и вашу пятую планету.

- В принципе можно воссоздать и меня при помощи геногена, воспроизведенного на каждом космическом корабле – гравиоле. Но для этого нужно иметь мой генокод, то есть этот файт, а он в твоих руках. Потом, неизвестно, где сейчас находятся оставшиеся в живых жители Фаэтона: то ли за сто световых лет отсюда, то ли рядом с Землй, в контактной зоне с файтом.

- Но сколько же лет этим «фаэтянам»? – полюбопытствовал я.

- Для нас это не имеет никакого значения. Мы не стареем, корректируя свой организм при помощи такой же системы, какая заложена в файт, с которой ты уже знаком. Наверное, ты почувствовал на себе е воздействие. С вашей точки зрения фаэтянам десятки тысяч лет с момента последнего клонирования… - А чем я могу помочь Вам, Энола?

- Файт сам почувствует близость фаэтян: его сенсоры на орнаменте откидного экрана засветятся каждый своим «природным» светом, а тот сенсор планеты, возле которой находятся Фаэтяне замигает и файт подаст звуковой сигнал. После этого файт нужно подзарядить в лучах Солнца до максимума, чтобы он мог подать сигнал фаэтянам о свом местонахождении.

А дальше сам увидишь, что произойдт. Тебе не жалко будет расстаться со мною, с файтом?

- Жалко! Очень жалко! Но больше всего я хочу видеть вас живой. Хочу, чтобы Вы, Энола, вновь обрели счастье живого общения и ощущения окружающего мира.

- Спасибо, Евгений! Ты добр и бескорыстен. Это очень важно. Мы ищем таких разумных существ. Они наше новое будущее! Спасибо!

Голос Энолы перешл в глубокое контральто и потерял звонкость. Она отвернулась и ей Богу мне показалось, что она плачет. Но это только на короткое мгновение. И вновь я увидел лицо учительницы с благожелательной улыбкой. Мы продолжили занятия. Я взял свой орт (как вы помните, стержень) и спросил Энолу для чего служит «зеркальце» на его торце.

Как обычно, через секунду-другую она ответила, что орт может служить и видеокамерой. Направив его объектив-зеркальце на объект и нажав рубиновый «грифель», сенсор орта, можно производить видео-, звуко- и запахо- запись. Объм записи, накапливаемый в орте составляет пять земных часов непрерывной работы. Сигналом заполнения памяти служит включение рубинового сенсора-грифеля: он начинает светиться.

Энола взяла свой орт, навела его на возникший на е экране рисунок, нажала на сенсор орта и вставила его в корешок своего файта. На мом файте возник тот же рисунок.

Сначала я не придумал ничего лучшего, как положить орт на полку и направить его объектив на себя. Нажав сенсор, стал заглядывать в объектив, видимо, ожидая пока из него вылетит птичка. Птички не было. Взял орт и вложил его в корешок файта, нажал сенсор, включающий изображение.



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 20 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.