авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 ||

«Евгений Степанов ТОЧКА БИФУРКАЦИИ БЫТИЕ. ПРИШЕЛЬЦЫ ИЗ БИБЛЕЙСКИХ ВРЕМЁН ПЛАНЕТА ФАЭТА 2012 ...»

-- [ Страница 20 ] --

- Да, конечно. Вы правы. Это, хотя и ближнее, но будущее. Надо сконцентрироваться на выполнении нашего Соглашения. Это большой шаг к сближению наших народов. Конечно, каждый из нас может обойтись друг без друга, но для нас сближение с вами будет плодотворным. Это надо признать. За наше согласие! – предложил тост Богданов.

… Женя Климова собралась в Москву. В составе дюжины будущих студентов она, освоив курс фаэтского языка, готовилась к поступлению на гуманитарный факультет. И, естественно, мечтала познакомиться с жизненным укладом фаэтян. Понимая, что улетает далеко и надолго, чтобы попрощаться с любимой Родиной, Евгения решила ехать в Москву поездом.

Провожали е всей семьй. Пакеты с пирогами, обязательными яичками, варной курицей и большой бутылкой с клюквенным морсом рассовали по полкам купейного вагона. На перроне дежурный трижды ударил в колокол (в Новосибирске вспомнили старые вокзальные традиции давать сигнал отправления колоколом).

Электровоз ответно прогудел басовитым гудком и с достоинством тронул вагоны, соединнные друг с другом гибкими экранами. Совсем недавно на железной дороге от Москвы до Новосибирска была закончена реконструкция: введены бесстыковочные пути, сняты контактные провода вместе с опорами и всем электрохозяйством. Это как-то сблизило пассажиров с «бегущей» за окнами природой, исчезло утомительное мелькание опор.

Все эти изменения пришли вместе с заменой тепло- и электровозов трансферами, созданными на основе электрогенератора «СПГ-7000». Сам трансфер внешне представлял собой обтекаемой формы передний вагон электрички с обзорным окном – обтекателем. Пять мощных прожекторов освещали местность в секторе 100° в любое время суток для предупреждения людей и животных о приближении скоростного поезда. А скорость его достигала 300 км/час.

В связи с этим в отраслевом журнале «ЖДТ» живо обсуждался вопрос о создании по всей длине путей прозрачного «тоннеля». В качестве довода в пользу такого решения приводились два фактора: недопущение людей и животных в зону скоростной магистрали и одновременно защита путей от снежных заносов, дождей и резких перепадов температуры.

Подсчитали, что средства, расходуемые на защиту железных дорог в течение десяти лет, полностью покроют сооружение экранирующего «тоннеля».

Что же касается внутреннего благоустройства вагонов, то СП-генератор вырабатывал достаточное количество электроэнергии для кондиционирования воздуха в каждом купе, включая его насыщение отрицательными ионами и фитонцидами.

В таких комфортных условиях началась вагонная жизнь Жени. Потом знакомство с соседкой по купе, взаимные рассказы и угощения.

Трансфер мчал их в Москву со скоростью 250 км/час и вс ближнее вдоль пути сливалось в бесконечную ленту документального фильма «Широка страна моя родная»… А на дальнем расстоянии медленно проплывали родные пейзажи… - Девочки! Чай, кофе печенье, - предложила проводница, - не беспокойтесь, вс входит в стоимость билетов… - Спасибо! Нам надо пока расправиться с домашними заготовками… - Если нужно, можете воспользоваться для подогрева СВЧ, - вновь предложила миленькая проводница, - вот оставляю вам пакетики чая и кофе… Завтра утром будем на Казанском вокзале. Если хотите, закажу вам такси.

- Да, да! – откликнулись девчата, - пожалуйста. Нам можно одно такси, Вале до Второго Донского к студенческому общежитию «Дом коммуны», а мне – до МГУ.

…Встречу делегации фаэтян наметили на стадионе «Динамо». Трибуны были переполнены. В центральную ложу проходили и усаживались Богданов и министры, Эвин и Эдем, Лычагины и Климовы. Доставивший их дисколт парил над правыми воротами. В ожидании все смотрели на небо.

Внезапно над стадионом сверкнула вспышка, рассыпавшись шаровыми плазмоидами. И мгновенно появился дисколт класса «Ра». Под мелодию древних фаэтян он медленно опустился в центр поля, зависнув в трех метрах от земли. Из него на круглый пандус вышла группа рослых людей.

Статные, с красивыми лицами, обрамлнными русо-золотистыми волосами разных оттенков. Спустившись на Землю, двухметровые фаэтяне приветствовали землян, подняв над головами правые руки. Наш оркестр исполнил мелодичный и немного грустный гимн планеты Фаэта, ноты которого предусмотрительно передал музыкантам Эдем.

В ответ с дисколта зазвучал величественный российский гимна на музыку Фдора Степанова. Наши студенты вышли на поле к фаэтянам. Обнявшись и передав цветы и сувениры, они вместе поднялись на трибуну. Не обошлось без традиционных приветствий, в конце которых к микрофону подошл седой фаэтянин:

- Друзья по Вселенной! Для всех нас этот день будет памятен во веки веков как начало официального единения двух цивилизаций. Да, мы фаэтяне в течение последних 15000 ваших лет не раз бывали на вашей планете, наблюдая развитие Человечества. Нет, мы не считаем вас, извините за сравнение, муравьями. Это не так. Мы видели в вас, вернее, в ваших далких предках, зародыш новой цивилизации, которая обогатит Вселенную, осознав сво место в ней.

- Поэтому слово «наблюдатели», - продолжал фаэтянин на чистейшем русском языке, - никак не относится к эксперименту. При всей нашей благожелательности к вам мы не имели и не имеем права вмешиваться в дела иных планет. И только сегодня по поручению Учного Совета планеты Фаэта, а другой власти у нас нет, я, один из старейшин Совета, прибыл к Вам с предложением дружбы и сотрудничества. Знаю, что на планете Земля пока нет однонаправленного социального вектора развития общества.

- Вы, отягощнные до сих пор инстинктом самосохранения, не доверяете друг другу. Мы же на планете Фаэта давно объединились в единое целое и 25000 лет тому назад создали, нет, не государство, а сообщество, живущее не ради наживы, а с целью всеобщего процветания.

- На этом пути мы благоустроили всю планетную систему нашего Солнца – Ра, и решили основной вопрос, стоящий перед любой цивилизацией, вопрос получения энергии непосредственно из Структуры Пространства в любой его точке. Вы, россияне, встали на подобный путь и поэтому мы с вами.

- Первым результатом нашего сотрудничества явилось Соглашение, недавно заключнное между нами, один из пунктов которого мы сейчас выполняем.

Я, Авен, член Учного Совета планеты Фаэта, сопровождаю первую делегацию фаэтской молоджи, пожелавшей узнать побольше о планете Земля, находясь среди е людей, живя их жизнью. Одновременно ваши студенты будут учиться в нашем Университете и побывают во всех уголках нашей системы.

- Прошу девушек и юношей на борт дисколта «Ра-7», который доставит вас на планету Фаэта, прародину нашей цивилизации, - закончил свою речь фаэтянин.

После Богданова, выступившего с ответным словом и заверением в искренней дружбе и в полной свободе выбора студентами - фаэтянами режима учбы и жизни, на трибуну поднялась Евгения Климова. Поскольку она говорила по-фаэтски, вышла небольшая заминка с переводом, с чем быстро справилась Эвин.

Через полчаса российские студенты поднялись на пандус, и он увлк их внутрь корабля.

Затем подъмник вновь опустился, чтобы забрать Авена, оживлнно беседующего в кругу Богданова, Лычагиных, Климова и вернувшегося Степанова.

- Примите мои приглашения побывать на Фаэте, - говорил Авен, - а еще лучше, если соберте представителей других стран и побываете у нас «всем миром», как говорят у вас.

Наконец, Авен поднялся на пандус и, помахав на прощание рукой, исчез в корабле. Дисколт «Ра-7» медленно, как бы нехотя, поднялся над стадионом и тут же исчез.

Как потом рассказывала Женя, они в то же мгновение оказались на Фаэте. Но это уже другая история. Следует лишь сообщить, что спустя два года в Новосибирске на Красном проспекте появилась новая супружеская пара:

Женя со своим другом Эланом, который внес в дом завернутого в фаэтские пелнки малыша.

- Это ваш внук Иван, - представил по-русски Элан своего сына бабушке Лиле и дедушке Антону, - прошу любить и жаловать.

Прабабушка Ирина, удивлнная до невероятности, всплеснув руками, от радости запричитала:

- Ах ты, Господи! Счастье-то какое! Спасибо вам, мои, спасибо, что довелось увидеть правнука, дай Бог ему здоровья… И как бы в ответ Ванечка пукнул и стал освобождаться от пелнок.

- Давайте его на стол. Надо перепеленать и подгузник сменить, - хлопотала прабабушка.

- Бабушка, не подгузник, а памперсы, - засмеялась Женя.

- Ну, вшиско едно, - вспомнила польскую присказку Ирина. - Дед, нужна кроватка и прочее. Надо быстренько съездить в «Детский мир»… - Не беспокойтесь, - вмешался Элан, - мы привезли с Фаэты вс необходимое вплоть до игрушек и системы обучения.

Он вынул из большого баула пакет, распечатал, вынул небольшую упаковку, снял с не поясок и она моментально «надулась» в детскую кроватку, мягкую, лгкую и одновременно прочную.

Как показала дальнейшая е эксплуатация, она могла тихонько качать ребнка, петь ему колыбельную, включать музыку и разговаривать с ним, обучая его говорить.

- В е программе есть записи русских песен и наших фаэтскаих, очень древних, - заметил Элан.

Убаюканный и накормленный Ванечка заснул, тихо посапывая под известную на Руси колыбельную: «Баю баюшки баю, не ложися на краю.

Придт серенький волчок, схватит Ваню за бочок…»

Это была первая ласточка русско-фаэтского контакта весом 5,1 килограмма.

Что же касается Жени, то на Фаэте она прошла полный курс историко социальных наук, защитила диссертацию и планировала поступить в докторантуру, работая по тематике Лычагиной.

Она хотела проследить те изменения в социальном составе общества, которые несут в себе и внедрение волновой диагностики и терапии, и распространение программ ускоренного обучения.

Овладев на Фаэте историческим прогнозированием, Евгения, во-первых, предполагала сокращение продолжительности рабочего дня с восьми до шести часов;

во-вторых, существенное развитие спорта, культуры, туризма и науки. Таковы были е планы на ближайшее будущее.

Но пора вспомнить о судьбе фаэтян, обучавшихся в России. Во-первых, они сразу же отказались от шикарных однокомнатных квартир и переехали в студенческое общежитие со всеми последствиями общения с носителями российских традиций.

Отравленные студенческой жизнью, они научились играть в карты, пить водку, ходить на танцы, в театры и петь студенческие песни типа «Я с детства рос испорченным ребнком, на папу и на маму не похож…» или «Я сижу на дне окопа и имею бледный вид, у меня намокло что-то….» и, конечно, «В Кептаунском порту, с какао на боту, «Жаннета исправляла такелаж…» и уж совсем приблатненные «Я помню тот Ванинский порт и трюм парохода угрюмый…»

Но беда фаэтян была ещ и в том, что все наши спецкурсы, высшую математику и прочие физики они знали изначально, как букварь. Им только то и оставалось, что перейти на наши термины и обозначения и дело в шляпе.

Все экзамены они сдавали досрочно и только на отлично.

Единственно, что их ещ сдерживало, так это лабораторки, всяческие задания и рефераты, которые они выполняли с блеском. Чувствовалась их методика ускоренного изучения всевозможных наук.

Возможно, от излишка свободного времени фаэты и фаэтянки под влиянием земной атмосферы и российских обычаев все переженились и вышли замуж, ибо с молочных зубов были свободными гражданами.

Назревало некоторое неудобство в дипломатических кругах: инопланетяне пожелали остаться в недоцивилизованной России, а россияне, получившие образование на Фаэте, почему-то возвращались домой, прихватив с собой женихов и невест.

Богданов обратился к Эвин, как официальному представителю Фаэты. Она, мило улыбаясь с экрана в известной нам библиотеке, сказала:

- Ну что Вы, Алексей Алексеевич! Не берите в голову. У нас это вызывает только удовлетворение, ибо смешение рас и народов дат изумительные по новизне результаты. Как сказано в вашей Библии, «Плодитесь и размножайтесь». Не беспокойтесь. Тем более это не первый раз… - Как так? Когда? – удивился Богданов.

- Да Вы почитайте Ветхий Завет. В первой книге «Бытие» сказано: «…сыны Божие стали входить к дочерям человеческим и они стали рожать им. Это сильные, издревле славные люди…», – смеялась Эвин. – Эти слова о контактах фаэтян с земными женщинами, случившихся 12500 лет тому назад.

Так что не принимайте близко к сердцу. А мы только рады, что частичка вас переходит к нам, и надеюсь, не без обоюдной пользы.

По русской привычке Богданов почесал затылок:

- Оно конечно так, но вс-таки кровь иная. Впрочем, выходят замуж российские девчата и за японцев, и за арабов, и даже за американцев. Так что вс перемелится… С трудоустройством фаэтян в России не было проблем. Часть из них ушла в науку, некоторые пошли в учителя, а некоторые посвятили себя исследованию морей и океанов. По сравнению с полностью изученными фаэтскими водами, земные для них были дикими мирами с не до конца изученной флорой и фауной.

Со временем под их руководством были созданы глубоководные станции и комфортные дискоскафы, при помощи которых были составлены подробные карты океанского дна, открыты новые виды глубоководных обитателей огромных размеров, живущих в придонных глубинах.

Наконец-то получили сво объяснение причины, обуславливающие холодные и тплые течения.

Но вс это осуществит другое поколение землян, среди которых фаэтяне и их потомки стали центрами кристаллизации новых идей в науке и технике, новых социальных отношений, объединивших все государства в единое целое.

И потомки Климова, дети Ивана, допишут историю становления новой Земли, Земли свободной, человеколюбивой, наполненной добротой и благородством.

Глава 23. Возвращение Евгений ехал на подаренной ему «Элладе» домой. В полдень проводили наших студентов на Фаэту. Затем правительственный прим с вкушением деликатесов и разносолов. Он отвык от общества и ему было странно видеть жеманных женщин, непонятно улыбающихся чему-то. Здесь были сливки общества, не ведающие о процессах брожения, превращающих сливки в сметану. Он и раньше избегал подобных официальных сборищ людей, связанных друг с другом лишь карьерой.

- А может быть все они прекрасные люди, а я стал мизантропом, видящим в них лишь плохое? – думал Степанов.

«Эллада» мягко урчала, унося его в далкое прошлое, такое счастливое, наполненное желанием работать, исследовать, создавать. Поворот направо.

Как и прежде – пост ГАИ. По Пионерской – на проспект Королва. Здесь в начале семидесятых прошлого века был его дом в наполненном жизнью понимании. Сейчас он непонятен и холоден. Может быть пока?

Лифт, дверь, ключ – запах запустения. Выгрузил из кейса припасы, которыми снабдил на дорогу Богданов. Сварил кофе. Нарезал тонкими ломтиками лимон и сыр острейшим и не тупящимся ножом, подаренным, как туземцу, Эдемом.

На кухне чисто и прибрано. Кто-то убрал его старое жилище. Ну что ж, видимо, такова жизнь. После третьей рюмки «Арарата» постепенно начала исчезать внутренняя пустота, заполненная жалостью к себе.

Степанов полистал «Информационную справку» о своих потомках, подумал о встрече с ними, смутно подозревая, что для них он почти чужой, дальний дальний родственник, некая память, легенда.

Чертовски не хотелось влезать в их налаженную жизнь, навязывать сво мнение и требовать внимания к своим воспоминаниям и впечатлениям, видеть их, возможно, неискренние улыбки понимания и сочувствия.

Они жили, карабкались куда-то, где казалось им лучше. А тут на тебе – молодой, довольно умный и крайне здоровый предок, ровесник своим правнукам Кириллу и Мефодию. В отличие от исторических тзок эти юноши не подавали никаких надежд на прославление отечественной науки.

Танцы с обязательными возлияниями чередовались с попытками представить себя эксклюзивными художниками – новаторами. Но их мир искусств так истоптан в тысячелетиях, что можно с успехом возвращаться к наскальной живописи и вывести свои ощущения мира на уровень неандертальца.

- Оно и понятно, - размышлял Степанов, - чтобы быть реалистом, надо «переплюнуть» Рафаэля и Ван Дейка, того же Ван Гога и Латрека, Тернера и Репина, десятки знаменитых имн. Может быть поэтому из-за нехватки таланта возникли различные школы: экспрессионизм, экзистенциализм, сюрреализм, Гоген и Мунк, Кандинский и Шагал… И каждый стремился передать на холсте только сво, отличное от других видение. Так стоить ли винить правнуков-близнецов в их поисках? Последнее их совместное эпатажное произведение «Наследили…». На холсте, грубо загрунтованном под замерзшую грязь, множество следов. И что интересно, картина имеет успех в художественных салонах. И как утверждают журналы, е цена растт, как на дрожжах, достигнув 120 тысяч. А это - очень много.

- А внуки? – продолжал рассуждать Степанов, - их у меня четверо и одна внучка Таня. Судя по «Записке», девушка серьзная и целенаправленная. До сих пор не замужем, грызет гранит медицинских наук. Надо срочно попросить Лычагину или Климову вразумить внучку и переподготовить е в лоно волновой терапии. А это кто? Боже мой, вылитый я в древней молодости! Саша – сын моей дочери Наташи. Уже женат и постарел. Весь в меня! Помню, как женился на Нине Сергеевне на третьем курсе института, «отбив» е у Соколова Володьки. Бравый был парень. Красив, но недалк.

Впрочем, каждому сво. Мир праху его. А супруга пережила меня намного, поднимая детей. Пожалуй, на днях встречусь с прабабушкой, моей дочерью, 98-летней Натальей, и дедушкой Мишей, на десять лет моложе е.. М-да. Его характеристика не очень. Но честный малый. Женился на всех женщинах, которых соблазнил. В последний раз очень удачно: жена без шума и пыли прибрала его под каблук. А до того, резвясь, будучи трижды женатым, произвл на белый свет сына и дочку. Внучата со временем встали на музыкальную стезю. Кстати, они воплотили в жизнь мечту моего детства.

Живя в древнем Муроме, увидел рояль и тронул клавиши… - Мама, - попросил я, - хочу играть на рояле!

- Нет, сынок, - ответила мать, - это дорого, а у нас лишних денег нет.

Подожди пока… Не дождался, увы. Вот почему я был несказанно рад, - продолжал думать Степанов, - когда услышал на стадионе «Динамо» российский гимн на музыку внука Фдора Степанова.

Часам к трм ночи Степанов решил прервать сво собеседование с самим собой и поспать. Поспать спокойно, без установки во времени.

- Проснусь в полдень, - помечтал он, - спешить некуда. Созвонюсь с Натальей, а дальше – время покажет… Наташа, сухонькая, ухоженная старушка, встретила Степанова спокойно и приветливо. Будто вернулся из дальней командировки. За не Степанов подумал:

- Ну умер, ну воскрес. Главное, как никак – родной отец, пусть и дублр, но настоящий… Наталья угостила невкусными пресными блинами, присовокупив бутылку «Столичной», которую Степанов отверг. Пили чай. Каждый рассказывал о себе - Болею, пап. Да и время мне, пора. Зажилась на этом свете. Ты как – веришь в загробную жизнь наших душ? – спросила Наташа.

- Не только верю, но и знаю. На планете Фаэта, о которой ты, наверняка, наслышана, давно изучили структурную субстанцию души. В начальном состоянии, заложенной в новорожденного, она представляет собой «монокристалл» с регулярной решткой. По мере взросления под воздействием «грехов» искажается. Появляются дислокации и рештка утрачивает регулярность своего строения. После смерти душа, потеряв связь с е носителем, возносится ввысь. Поплутав в Структуре Пространства, своей проматери, она, наконец, попадает в Центр, где восстанавливается в первоначальное состояние. К сожалению, во время регенерации теряет память о свом прошлом. Фаэтяне разработали метод общения с ещ не прошедшими регенерацию душами. Вот такая правда. Скажу больше. Ни ада, ни рая не существует. Это - церковная экзотика, удерживающая верующих в рамках заповедей.

- В противном случае, - развивал свои мысли Степанов, - люди давно бы погрязли в грехах плотских и душевных. На определнном этапе развития Человечества это просто необходимо, иначе мы бы перебили друг друга на начальной стадии цивилизации. Так что геномная структура души реализуется в процессе оплодотворения. Она не уничтожаема, но воплощаема. Так трактуют фаэтские учные сие произведение Структуры Пространства, - закончив антицерковную тираду, Степанов спросил:

- А как ты себя чувствуешь?

- Папа, как может чувствовать себя человек, в которого поселилась старость?

Из-за всяких болезней, извини, потеряла желание жить, - печально сообщила Наташа.

- Позволь помочь тебе. Юлия Ивановна Лычагина подарила мне аппарат волновой терапии, - сообщил Степанов. – Сейчас спущусь и возьму его из машины.

…Сидя в кресле, Наталья прижала резонансные сенсоры к вискам. На мониторе аппарата появилась зелная кривая, определяющая стандартный уровень систем здорового организма. Через несколько минут неуверенно, потом более чтко появилась красная кривая, отражающая состояние здоровья пациента в данный момент.

- Да, дочка, твой организм очень ослаблен. Видишь какая большая разница между этими кривыми. Да и поведение красной кривой показывает потерю согласованности в работе основных систем организма. Смотри! Нет ритмики в е пульсации. В идеале в здоровом организме их частотные колебания гасят друг друга и красная приходит в стационарное состояние, приближаясь к зелной… Как бы в ответ, нижняя кривая завибрировала энергичнее, снимая пики.

Через семнадцать минут она поползла вверх и слилась с зелной.

- Ну вот, ты в порядке, точнее в полном порядке. Будешь чувствовать себя лет, эдак, на 30-40 моложе, - обрадовался Степанов, - а через месяц-другой вернтся и прежний облик лица и всего тела. Как ты себя чувствуешь?

- Спасибо, пока неплохо. Но ты вселил в меня надежду. Старая я, а жить еще хочется, отец.

- Советую время от времени посещать ближайший Центр волновой терапии.

По крайней мере, раз в два года. У вас таковой будет организован через год.

Как твои дети? – спросил Степанов.

Попивая кофе со сливками, Наталья с удовлетворением ответила:

- Устроены, посещают, помогают… - Ну и отлично. Будет время, познакомлюсь. А вообще-то, наверное, надо собраться у меня. Это снимет напряжнность в отношениях, все привыкнут к моему воскрешению и постепенно примут мою данность. А сейчас мы расстанемся. Мне к 14.30 в Президиум РАН. Надо устроиться на работу. Для меня это главное. Вот моя визитка. Согласуй время общего посещения моей берлоги и сообщи мне дня за два. Надо подготовить стол и прочее. Если возникнут трудности, звони. И никаких лекарств! Ты вполне здорова. До свидания!

В Президиуме РАН Степанова встретили как уважаемого учного. Молодые членкоры, не скрывая своего любопытства, заглядывали в кабинет учного секретаря. Увидев в кресле молодого человека, тихо закрывали за собой дверь, по-старинному обитую коленкором.

Учный секретарь решил представиться:

- Александр Сергеевич, но не Пушкин, а Королев, - протягивая руку, сказал он.

- Так Вы сын Сергея Павловича?!

- Да. Когда-то отец говорил о Вас и Ваших работах. Но теперь – к делу. В связи с э-э-э возобновлением Вашей деятельности, мы подняли Ваше личное дело. После необходимых формальностей и бухгалтерских расчтов за время Вашего вынужденного отсутствия в течение восьмидесяти лет Вам начислена изрядная сумма… И Степанов увидел цифру с шестью нулями. Две трети он передал на строительство Центра инопланетных контактов и на покупку аппаратов волновой терапии для всех школ города Королва.

- Чем бы Вы хотели заняться, Евгений Михайлович? – спросил учный секретарь.

- Если есть возможность, могу преподавать в соответствующем ВУЗ’е курс теории Пространства и практики реализации его возможностей. И конечно, продолжать экспериментальные работы в этом направлении.

- Прекрасно! Весьма актуальная проблематика. В наше время этими вопросами занимается НИИ космических исследований в Новосибирске.

Будет разумно организовать в Москве или в ближайшем Подмосковье его отделение. С кадрами проблем не будет. Весьма возможно, о свом желании участвовать заявят и фаэтяне, оканчивающие у нас ВУЗ’ы и пожелавшие остаться в России. Более того, если не возражаете, я бы и сам с удовольствием поработал под Вашим руководством.

После успешного посещения РАН Степанов, преодолевая пробки, влился в поток машин, ехавших по Ярославке. Припарковался около дома. Скрипучий лифт поднял его на восьмой этаж. Вошл в квартиру 32, разделся, включил музыку для душевного успокоения. Мелодия Свиридова к драме Пушкина «Метель» изгоняла изо всех углов пустоту.

Сидя у электрического камина и попивая кофе, Степанов наслаждался, купаясь в волнах музыки. За Пушкиным последовал Лермонтов с его «Маскарадом» с блестяще грустном вальсом Хачатуряна. Это было великолепно! Ну, можно ли было подумать в начале пятидесятых прошлого века, что в этом маленького роста человеке такая сила духа в музыкальном изложении!

В памяти Степанова возник образ Араама Ильича, который возвышался на подиуме в аудитории «А» рядом с разбитым роялем. И он сумел извлечь из него «Танец с саблями», доканав собственность Института стали последним ударом. Давно это было… Очищенный музыкой, Степанов включил автоответчик: «Евгений Михайлович, позвони мне. Эвин».

Он выглянул в окно. В чистом небе величаво плыла Луна с востока на запад.

Раньше она завораживала влюблнных. А Степанов искал на е экваторе море Облаков, ограниченное с запада хребтом «Прямая стена». Именно в нм располагался «Лунный зал» фаэтян. Его вторая родина, место его воскрешения.

Он набрал код и снял трубку:

- Эвин, это я… - Евгений, извини за беспокойство, но с Фаэты к нам прибыла гостья и очень хочет тебя видеть… - Прости, но кто она?

- Е имя Энола. Оно ничего тебе не говорит?

Покопавшись в памяти и не вспомнив ничего, Степанов ответил:

- Хорошо. Буду рад встретить тво протеже. Когда?

- Да немедленно. Поднимись на крышу и встречай.

И Степанов полез на крышу своего дома. Над залитой гудроном и лунным светом крышей завис дисколт «Ра». Эвин сошла с пандуса, ведя за руку женщину в золотисто-фиолетовом сари.

- Боже мой! Так это же Энола! Энола, с которой я виртуально познакомился через экран найденного на даче ноутбука. Видеофильм о прошлом. Цейлон.

История Земли. Мо обучение и знакомство с Энолой, излечение внука…, вспоминал Степанов, - как давно это было! Тогда я простился с ней, вернее с е образом. И вот она здесь, воплощение красоты и доброжелательности… - Энола, - запинаясь, произнес Степанов, - это Вы?

- Да. Я вечно тебе благодарна: ты дал мне возможность возродиться, - нежно проговорила Энола.

Между тем дисколт с Эвин бесшумно исчез А Степанов повл Энолу по, как всегда, замусоренной лестнице вниз, в свою наполненную музыкой квартиру.

- Энола, не обращай внимания на мо состояние. Я несколько смущен твоим появлением. Но прошу чувствовать себя, как дома. Так у нас говорят… - …Но не забывай, что ты в гостях, - продолжила она российскую поговорку.

- Извини! Это не так и к Вам полностью неприменимо. Может быть чай, кофе?

- Пожалуй, чай и, если есть, сыр и крекер. Я проголодалась. Извини за поговорку и не считай меня навязчивой. Но у нас нет ваших условностей, если хочу с кем-то познакомиться, то говорю об этом прямо. Так принято у нас.

- Да что Вы, Энола! Какие извинения! Чрезвычайно рад видеть Вас живой и впечатляюще красивой. Ваш образ всегда жил в моей душе. Рад, очень рад нашей встрече. Присаживайтесь к этому подобию камина, а я заварю «Цейлонский», приготовлю сыр и крекеры.

- Ты же знаешь, мне более 17000 лет. Я вернулась в наше общество в виде геномного кода. После моей гибели, связанной с гибелью вашей планеты «Фаэта» (Фаэтон), которая находилась между Марсом и Юпитером, на моей истинной родине многое изменилось. Вот почему я здесь. Мне грустно, потому что пока не нашла себя в этой жизни. Насколько понимаю, что-то подобное и в Вашей душе. Я понимаю, что делает с человеком оторванность от своей среды, от своего времени, попавшего в иное, непривычное для него общество. Позволь, буду с тобой на «Ты». Не возражаешь?

Степанов не возражал. Это ясно было видно по его немного глуповатому лицу, лицу 127 летнего человека, выглядевшего на 28-30 лет.

- Я понимаю, продолжала Энола,- между нами тысячелетия. Но они лишь историческая видимость, ибо я и ты живм «во плоти» в этой действительности. Я пришла к тебе, чтобы соединить наши судьбы в этом мире.

Не привыкший к фаэтской простоте и искренности в отношении между людьми и тем более между людьми разных полов, Степанов немного замялся. А Энола смотрела на него с безмятежной простотой.

- Энола, искренне благодарен, что ты выбрала именно меня в спутники жизни. Но ты, красавица и умница, можешь найти среди фаэтян и землян более удачную партию. Но в любом случае сердечно благодарю за искренность. Никогда не думал о возможности этой встречи по понятным тебе причинам. Но судьба через сто лет вновь свела нас уже не в виртуальном, а в реальном мире. И я благодарен ей. Конечно, помню тебя в фиолетовом с золотыми полосами сари, вспоминаю свои чувства влюблнности в твой образ, безнадежно и глубоко… А теперь согласно нашим традициям и обычаям, позволь просить твоей руки… - Евгений, я принимаю тво предложение руки и сердца, мой друг. Оно совпадает с моим желанием. Следуя вашим традициям, мы можем оформить, слово-то какое неприятное, наши новые отношения официально, как принято в России, или будем жить без такового. Лично меня эта сторона не интересует.

- Как скажешь. Сейчас в нашей стране уже нет пренебрежения к гражданским бракам. Так у нас называют неофициальные отношения. Так что, Энни, позволь называть тебя так, входи в роль хозяйки этого убежища «двух странников во времени». В твом присутствии оно может превратиться в радостный для меня уголок, куда всегда будет стремиться моя душа.

- Спасибо, Женя. Ты очень деликатно поправил меня. Конечно, совместная жизнь двух людей может и сближать, и раздражать. При этом играет роль и разные пути, пройднные супругами, и чувство стеснительности, и всякие житейские неприятности, порождающие непонимание. Поэтому я буду очень внимательно относиться к твоим привычкам, к твоей работе. Скажу больше.

Мы, фаэтяне, неревнивы, радуемся успехам своих друзей. Однако измена категорически, я бы поправилась, автоматически прерывает супружеские отношения. Несмотря не отсутствие в нашем обществе официальных семей, у нас крепкие связи до той поры, пока кто-то не признает их завершнными.

Вовсе нет, мы не становимся врагами. Упаси боже! Просто супружеские связи переходят в дружеские отношения, которыми связано вс наше общество. Это – наша традиция. Думаю лучше о них сказать сейчас и прямо, чтобы не огорчать друг друга в будущем, если это случится, что упрощает дальнейшую жизнь. Не так ли, дорогой мой?

Степанов энергично кивнул:

- Какие измены при такой жене! Энни, а что дальше случилось с тобой, извини, с твоим генным кодом в ноутбуке, когда он меня покинул? – попивая чай, спросил он.

- Выйдя в Космос, программа включила сферический маяк на нулевой частоте. Началось время ожидания. Разбросанные в нашей Вселенной автоматические зонды, получив сигнал и зафиксировав направление, включают вектор-луч в сторону пославшего сигнал бедствия. Объект, приняв ответ, дат антигравный импульс и начинает движение по лучу.

Достигнув зонда, встречается с кораблм, который забирает потерпевших.

Если же их объект не может двигаться по вектору-лучу, корабль направляется к объекту, пославшему сигнал бедствия. Так ноутбук, как ты назвал «книгу», попал на планету Фаэта… Дальше – дело техники, как говорят у вас. Вот, собственно и вс…, - ответила Энни.

Степанов чувствовал себя окрыленным мальчишкой;

одухотворенный, полный сил, он энергично приступил к организации своего отделения НИИКИ. Чтобы не быть дублрам новосибирцам, он решил в качестве главного направления взять разработку новых материалов для аппаратов, работающих на принципе трансформирования потенциальной энергии СП в кинетическую.

Вторая задача – создание антигравитационных покрытий и устройств, снимающих или компенсирующих инерционные силы.

По этой тематике приходилось часто бывать в Новосибирском центре, в состав которого официально вошл НИИКИ полгода назад. Длительные беседы с Климовым и Лычагиным позволили более чтко понять и достигнутые результаты и проблемы, которые ждут своего решения.

Вс было сформулировано в меморандуме, представленном в Президиум РАН. В частности, было поддержано предложение о строительстве в г.

Королве отделения НИИКИ с указанием конкретной территории бывшего аэродрома, принадлежавшему ЦНИИМАШ. Время шло. Наше предложение где-то бродило в высших инстанциях.

Воспользовавшись «затишьем» в жизни Степанова, Энола предложила побывать на планете Фаэта и проконсультироваться с е учными – в правильном ли направлении идм.

В одну из ночей дисколт «Ра», ведомый Эдемом, взял Энолу и Степанова на борт и исчез на глазах отчаянно пьяного соседа Петра Прокофьева также внезапно, как и появился. Потом он рассказывал про НЛО, севшего на крышу его дома. Кто-то верил, а кто-то советовал:

- Пить надо меньше!

А Степанов с Энолой были уже на планете Фаэта. Энола заказала домик, где они обосновались на три недели, совершая кратковременные вылазки на соседние планеты. Местные жители, для которых супружеские связи – редкость, тем более с инопланетянином, о них знали мало и поэтому они были окружены достаточно широким вниманием.


Сначала Энни познакомила Степанова с учным миром, где е знали и уважали. С целью совершенствования образования Степанова они «побродили» по многочисленным и огромным музеям фаэтян, сидя в антигравитационных креслах.

Поскольку знание фаэтского языка Степанов сохранил после своего «воскрешения», он понимал подробные пояснения автоматизированной системы «Экскурсовод», работавшей в каждом зале и показывающей представленное в музейной экспозиции.

… Исторический музей, музей искусств, флоры и фауны, науки и техники.

Отдельно были представлены планеты, изученные фаэтянами, в том числе наша Земля, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн и даже Уран с Плутоном.

Все эти знания, естественно, с согласия Степанова, ввели в его память, благо, что человеческий мозг землян пока что используется всего на семь процентов.

С Фаэты их доставили на мега заводы, расположенные на Аэлте и Риксе.

Именно здесь фаэтяне производили материалы, аппаратуру, трансформеры, дисколты и антигравы различного назначения. Показывали вс, но принципы работы аппаратов и систем деликатно оставались «за кадром».

Предоставлялась только та информация, которая должна была побудить к творчеству, к созданию подобных систем самостоятельно, используя собственные знания и опыт.

Когда они вернулись на Фаэту, то зашли в «Дворец памяти».

- Здесь геном моего отца Эксана, - рассказывала Энола, - а рядом с ним мой.

Когда ты, будучи на своей даче, решился расстаться с найденной тобой «Книгой», предоставив ей возможность покинуть Землю, она легла на стол в «Лунном зале» и Эдем ретранслировал мой генный код на Фаэту.И здесь я прошла курс телесного восстановления. Кстати, рядом с моим – твой код, присланный сюда Эдемом ещ при твоей первой жизни… А потом они три дня были на планете Стелла, поселившись в комфортабельном бунгало с полным автоматизированным сервисом. Слетали также на Северный полюс, покатались на лыжах и побывали в ледяном палеомузее, где за отшлифованными стенами изо льда любовались древними растениями и животными давно прошедших времн.

Переполненные новыми впечатлениями (Энола видела вс это тоже впервые), отдохнувшие, вернулись домой.

Заботы навалились на них сразу же по прибытии в Москву: проекты, стройка, подбор кадров, частые командировки в Новосибирск, встречи в министерствах… Энола решила предложить свои услуги МГУ в качестве преподавателя всемирной истории, о которой она знала почти вс, особенно о «тмных»

тысячелетиях, предшествующих современной цивилизации.

Следует заметить, что на е лекции валом шли не только студенты и аспиранты, но и весь цвет исторической науки. Ещ бы! Энола сообщала о совершенно неизвестных событиях и фактах. И дело было не только в е знании предмета и блестящем изложении материала, но и в демонстрации артефактов и видеозаписей, которыми она запаслась на Фаэте и получила от Эвин.

Сообщаемый исторический материал охватывал 20000 лет развития ранних цивилизаций, их гибели и возрождения в современном понимании Человечества.

Естественно, лекции Энолы записывались с последующей ретрансляцией для широких аудиторий и для программы ускоренного обучения, которые активно внедрялись в России.

Да и что может противопоставить современная методика «Смотри, слушай, записывай, читай, запоминай…» достижениям фаэтян в этой области, которые позволяют освоить, например, курс любого из языков за час гипнотического сеанса? Ничего.

Методика фаэтян гарантирует тысячекратно экономить время и гарантирует наджность усвоения материала до 100% по сравнению с 5…15% земных. А это значит, что дети, юноши и девушки в возрасте от пяти до 23 лет освобождаются от принудительного и достаточно скучного процесса обучения.

Их психика не травмируется двойками и вызовами родителей;

они почти полностью освобождаются от домашних заданий и вызовов к доске. Вместо этого – диспуты, игры, физическое развитие и освоение новых программ по собственному выбору.

Так будет совершенствоваться общество в недалком будущем. Об этом говорила Энола Эксановна в одной из своих лекций, демонстрируя на желающих преимущества фаэтских программ обучения.

В качестве подопытных студенты выделили из своей среды отличника и середнячка. Первому предложили выучить текст «Ода на смерть князя Мещерского» Державина, а второго подключили к компьютерной программе с тем же текстом. Засекли время.

Через пять минут середнячок Петров читал наизусть заданную Оду, а отличник путался в е начальных строках. Эффект ошеломил всех.

Подобные практические занятия Энола проводила довольно часто, вызывая восхищение и убежднность в необходимости внедрения методики фаэтян в школах и ВУЗ’ах.

Домой супруги старались возвращаться вместе. Обычно Степанов заезжал за ней на своей «Элладе», делали покупки, обедали в ресторанчике, а потом ехали в Королв, в новый дом, построенный по проекту Энолы на старом садовом участке.

Энола не пускала Степанова на стройку. Вс осуществлялось под е руководством. Что касается систем жизнеобеспечения, то ими она занималась сама. Иногда к ней прилетала Эвин и они вдвом что-то мастерили, устраивали, монтировали.

«Что-то» было явно неземного происхождения. Некоторыми секретами она делилась, но упрямо говорила Степанову:

- Я хочу сделать тебе подарок. Когда приглашу, увидишь сам.

Приглашение состоялось в конце августа. Степанова ждали чудесные изменения и толпа зевак.

Низкий ажурный заборчик, через который было невозможно перелезть;

за ним – прекрасно обустроенный сад в японском стиле с низкорослыми яблонями, сливами и вишнями. Валуны, мох, папоротники… В верхней части сада бьют несколько родничков, вынося в своих струях белый песок. И их ручейки, протекающие между посадками, впадают в небольшое озерцо, по центру которого бил фонтан высотой метра в три.

Рядом беседка для чайных церемоний, камыш, лилии на воде… Супруги стояли перед калиткой. На них смотрели кто с любопытством, а кто то довольно враждебно:

- Что смотрите? Развелись богатеи! Бей их! – крикун взял голыш и бросил в них, но промахнулся. Камень ударился во что-то невидимое и упруго отскочил, попав прямхонько в лоб пьяному мужику и он взвыл. Двое его приятелей хотели увести окровавленного задиру, но раздался мелодичный голос Энолы:

- Пожалуйста, ведите его к нам в сад, я обработаю ранку и сделаю ему перевязку… Вместе с буйной троицей супруги вошли в сад. Пострадавшего положили на лежак. Энола открыла веранду, принесла воду, вату и медикаменты. Обмыла ранку. Бровь была рассечена довольно глубоко. Энола обмакнула вату в каком-то растворе и положила е на рану. Раненый тихо посапывал.


- Да вы сядьте! В ногах правды нет, - пригласила сопровождавших Энола, которые покорно присели на табуретки.

_ Может быть кофе? – снова обратилась к приятелям Энола и тут же принесла две чашки с дымящимся напитком.

- О-о! С ромом! Спасибо… Энола предложила печение. Через окно веранды протянула шнур с сенсорами и приложила их к вискам пострадавшего. Затем поднялась на веранду и была там минут десять. Появившись снова, сняла сенсоры, положив их на скамейку. Раненый проснулся, ватный тампон упал и все увидели, что никакой раны нет.

- Вот это да! Вот это доктор! – крикнул один из приятелей.

А страдалец как-то внимательно, по-умному осматривался вокруг.

- Витк, на, закури, - душевно предложил один из троицы.

- Да, ты что, Иван, я же не курю и не пью. И вообще, мне пора домой, дел по горло, да и жена ждт… Приятели удивленно переглянулись:

- Вот те раз, только что две бутылки проглотили, а Витк трезв и не пьт… - Хотите, ребята, я и вас вылечу на всю оставшуюся жизнь? – обратилась к ним Энола.

- А давай, попробуем, где наше не пропадало. Раз Витк жив - здоров, то и нам хуже не будет, - подумав и затоптав окурки, согласились они.

После стандартной процедуры с вполне осмысленным взором, мужики огляделись:

- И что, доктор, это вс?

- Да, живите на здоровье и не делайте глупостей, - рассмеялась Энола.

- Если правда вс, что вы обещали, будем вам вечно благодарны, - прощаясь, сказал третий Лша.

На вс это смотрели с большим вниманием оставшиеся за оградой граждане, удивляясь и покачивая головами.

- А знаешь, - обратилась к Степанову Энола, - пожалуй, я обращусь к правительству с предложением организовать в тюрьмах и лагерях пункты исправительной терапии. Недавно мне прислали программу, действие которой ты видел. После не пациент теряет всякое желание курить, пить, принимать наркотики. Более того, за получасовой сеанс волновой терапии из «больного» изгоняется всякое желание воровать, грабить, убивать, то есть вс, что накапливается в душе людей, искалеченных когда-то жизнью и превратившихся в преступников.

- Все ваши тюрьмы и лагеря, - продолжала Энола, - никак не способствуют их исправлению. Наоборот, здесь они «совершенствуются», завязывая новые знакомства, и по отбытию наказания возвращаются на путь преступлений.

Нашими учными, психотерапевтами, давно разработана программа исправления подобных людей путм воздействия на подкорку больного. А всякий преступник – больной с искалеченной психикой.

Удивлнный не меньше зевак за забором результатом лечения пьяного задиры, Степанов только кивнул в знак полного своего согласия.

Потом супруги вошли в дом и Энела приняла на себя роль экскурсовода:

- Центром первого этажа служит гостиная. А перед ней прихожая с санузлом.

С другой стороны – большая кухня, где можно встречаться в узком кругу за большим столом. Кухня с подвалом сообщается двумя лифтами: один для людей, а другой для продуктов. С северной стороны гостиная опоясана тремя помещениями: библиотекой, комфортабельным залом с камином и гостевыми комнатами для прима гостей на длительный срок.

- На втором этаже, сооружнном из кедра, три спальни, детская спальня и игровая комната, зал для семейного общения и, естественно, ванные комнаты и два туалета. Вс это по периметру опоясано верандой с зимним садом.

- Отопительный узел, созданный на основе похожего на ваш СПГ, расположен в подвальном помещении, рядом с гаражом, прачечной и кладовыми. Собственно генерирование тепла является вторичным процессом. Основная задача трансформера – генерирование электроэнергии.

В этом же помещении установлено оборудование для преобразования первичного тока электронов в стандартный электрический ток.

- Во всех комнатах автоматически поддерживается искусственно создаваемый климат по температуре, влажности, с возможностью добавок фитонцидов при помощи небольших кондиционеров. Осветительные приборы отсутствуют. Их заменяют специальные плночные светоносные обои с регулируемой яркостью и цветовой гаммой освещения.

- А это, - сказала Энни, войдя в зал для семейных общений и показывая на стену, покрытую чем-то переливчатым, - система телевидения, соединнная с компьютером и примно-передающим аппаратом для связи с Фаэтой и Лунной базой. То же самое, что ты видел у Эдема в «Лунном зале». Наша система является частью общей, объединяющей фаэтян, где бы они не находились. Хочешь связаться с Эвин?

Сидя в одном из удобно облегающих кресел, стоящих напротив «стены видеосвязи», Степанов кивнул в знак согласия.

Энни, сидя в таком же кресле за пультом управления, набрала код.

Стена внезапно «провалилась вглубь» и перед ними оказался «Лунный зал» с сидящими за знакомым столом Эвин и Эдемом. Ну, как живые! Полное впечатление их присутствия!

- Мы приветствуем Вас в новом доме и ждм приглашения на новоселье, откликнулись оба.

Энни рассказала об инциденте с излечением троицы бытовых алкоголиков и о том, что хочет обратиться в правительство с предложением нового метода исправления преступников, отбывающих наказание в местах заключения.

- Это хорошая идея, - сказал Эдем, - и мы поможем в программном обеспечении. Ещ раз проверим существующие программы, чтобы повысить направленность воздействия на участок мозга, определяющий агрессивность и преступность данного субъекта. В нашей истории были вспышки агрессии против себе подобных. Вопрос тщательно изучался и наверняка сохранились документы и методы борьбы с подобной поведенческой ориентацией.

- Жалко, что у нас нет сублимационной аппаратуры для индивидуального трансперехода: мы могли бы придти к вам, а вы к нам непосредственно через эти экраны. Надеюсь, недалк тот день, когда подобное будет осуществлено.

Есть сведения о положительных экспериментах ретрансляции живых существ. Посмотрим, чем дело кончится. Желаем вам уюта в новом доме и творческой работы, - попрощался Эдем.

Стена «погасла», вернувшись в прежнее состояние перламутрового свечения.

Энни нажала на сенсор и перед ними открылись морские дали, какие-то острова с пальмами, рыбачьи лодки типа катамаранов с парусом.

Вс было так естественно, что Степанов спросил:

- Что это?

- Идет передача с какого-то спутника наблюдения. А ты что хочешь? – полюбопытствовала Энола.

- Пожалуй, выпью кофе и давай отметим вдвом наше новоселье.

- Хорошо, но в саду, в беседке у фонтана. Я включу подсветку, будет очень красиво. Согласен, милый?

Был уже поздний вечер. Сидя в плетных креслах, они любовались переливами цвета в распадающихся струях. Кувшинки уже спрятались на дне озерка, но оно жило.

- Я опустила в него рыбок и лягушек. Мне нравится их кваканье, особенно весенние призывные рулады. Это у них здорово получается, - проговорила Энни.

Легкая рябь на воде, ветерок принс аромат ночных цветов, чистое небо и величаво плывущая Луна, обозревающая свою соседку Землю. И они плыли в волнах света Солнца, отражнного ею. И аромат ночи сливался с ароматом губ Энни… А квартиру, что осталась в Королве, Степанов подарил Кириллу и Мефодию, а они организовали в ней студию, выбросив вс, что когда-то связывало Степанова со старым миром, миром Степанова-1. В ожидании подобного акта он вывез в новый дом все свои рукописи, документы и дорогие памяти безделушки.

Их жизненный ритм наладился: дом – работа – преподавание – различные встречи и примы – дом.

Заканчивалось строительство лабораторного корпуса. На опушке «Лосиного острова» уже заселялся жилой дом для рабочих, служащих и научных сотрудников отделения НИИКИ. В ангаре ждало монтажа оборудование, необходимое на первом этапе подготовки экспериментальных работ.

В качестве ведущих специалистов по рекомендации Лычагина и Климова приняли бывших студентов с планеты Фаэта с русскими семьями. У Степанова была надежда на их помощь в становлении новой тематики. Хотя они и окончили институты как гуманитарии, но будучи на Фаэте, получили всю полноту знаний, которыми обладает их цивилизация.

Для них это было естественно, для землян – началом начал. По этому вопросу Степанов советовался с Энни. Она уклончиво ответила, что если Учный Совет Фаэты разрешил обмен, значит подобная ситуация предполагалась и поэтому особого разрешения не требуется. Следует считать, что сам факт обмена служит таким разрешением.

На этом вопрос был закрыт и совесть Степанова пришла в равновесие с природой и обществом.

Закончилась зима. В апреле Степанов уезжал в командировку: в Новосибирске были срочные дела. К этому времени Энни заметно поправилась и только что ушла в декретный отпуск, ожидая рождения маленького Степанова. А что родится сын, она была уверена и беспредельно счастлива.

На всякий случай Степанов попросил свою дочь пожить с Энни на их даче.

Наташа после сеанса волновой терапии вновь стала вполне привлекательной дамой, веслой, доброжелательной и остроумной, правда, немного полноватой. Но, как и обещала Энола, они справятся с родами в два счта.

Командировка затягивалась. Степанов вместе с Климовым и Лычагиным находился в Хабаровске на монтаже мегазавода по строительству дисколтов разного класса.

Новосибирский НИИКИ и завод по производству СП-генераторов должны войти как составные части в большой государственный холдинг.

Вот почему перед отъездом в Хабаровск Степанов написал письмо Энни, отправив его электронной почтой домой.

Однако она была уже в роддоме и Наташа принесла письмо в палату.

Степанов писал: «Дорогая моя ЭННИ! Представь, что эта маленькая записка – огромный букет цветов! Взгляни на дверь, она тихонько отворяется, показывается сначала букет, из-за которого блестят сткла очков. Вслед за ними протискивается немного виноватый за твои страдания Степанов.

Здравствуйте, мои дорогие! Как ваше здоровье? Главное – бодро себя чувствовать и «хорошее настроение не покинет больше вас…»

Свидание близится к концу. Пячусь к двери, натыкаясь на тумбочки. Но я не ухожу, нет! Ты не беспокойся. С этого момента, где бы я ни был, какое бы расстояние нас не разделяло, я буду рядом с тобой, с нашим сыном. Я ушл, но ты видишь на свом столике букет. Эти цветы никогда не завянут, их не придтся выбрасывать, они волшебные. Под лучами любви тугие бутоны белых роз распускаются во всей красе, распространяя вокруг благоухание.

Лгкий ветерок нежно гладит их лепестки. Но и в бурю с ними ничего не случится, только крепче станут стебли.

Когда выйдешь с малышом на руках, захвати и этот букет. Его нести легко, пока сердце наполнено чувством любви. Ну, а если она исчезнет, также бесследно исчезнет и букет, к которому прикоснулась Афродита.

Таких букетов не так много подарено ею людям и каждый из нас хочет его иметь. Однако трудно сохранить. И те, которые до конца сохраняют цветы любви в е широком понимании, говорят, не умирают. Они, их души, воплощаются в белых лебедей, путешествующих в веках до тех пор, пока на Земле вс Человечество не получит в каждом своего счастья, счастья творчества. И лебеди вновь превратятся в девушку и юношу и вечно будут жить молодыми. Крепко вас целую, Евгений».

А через одиннадцать дней он получил ответное письмо: «Милый наш папка!

Огромное спасибо тебе от меня и нашего сына за бесценный подарок. Мы бесконечно счастливы, получив его. Я не представляла, каким будет это тво письмо, но очень ждала его. Откровенно говоря, мне было грустно подумать, что ты не встретишь нас. Но как только прочитала тво письмо, все печали улетели от нас, дорогой мой. Я, и вправду, будто побыла с тобой и перестала волноваться. Ждм, целую, Энни».

Так в свои 130 виртуальных лет я вновь стал отцом. Моя супруга в возрасте 17056 лет родила сына. Но это шутка. В реальности мы были молодыми тридцати трехлетними влюблнными.

- Женя, давай назовм мальчика в твою честь?

- Что ты, Энни! Ни в коем случае. Чего ещ не хватало. Я не болею самовлюблнностью. Так что оставим эту идею. Лучше назвать его в честь наших отцов. А поскольку у меня есть сын Михаил, дай бог ему здоровья, названный в честь моего бати, то очередь за твоим. Не буду возражать, если сын будет назван Эксаном. На русском звучит очень хорошо, похоже на нашего Кирсана. И дети его, дай бог нам дожить до внуков и правнуков, будут носить вполне благозвучное отчество – Эксановна, Эксанович. А будущие товарищи будут звать нашего сына обязательно Ксаном.

Договорились?

Энни, молча, поцеловала Степанова. Он вернулся домой… Об авторе СТЕПАНОВ Евгений Михайлович Родился в 1932 году. Окончил в 1961 г.

аспирантуру Московского Института стали и сплавов и защитил диссертацию по теме: «Ионизация в пламени и электрическое поле», к.т.н., с.н.с. Издал 56 научных работ;

имеет авторских свидетельств на изобретения. Работал в ОКБ-1 (ныне ОАО «РКК «ЭНЕРГИЯ») и в других научно-исследовательских организациях в качестве старшего научного сотрудника - начальника группы, заведующего сектором и начальником лаборатории электрических измерений.



Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.