авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

«Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов» Николай Викторович Стариков Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов ...»

-- [ Страница 4 ] --

Вот так было и с Володей Ульяновым. Летом 1894 г. он написал свою работу «Что та кое «друзья народа»». В ней Ленин намечал основные задачи русских марксистов. Основная задача – организовать из разрозненных кружков единую социалистическую партию. «Ленин указывал далее, что именно рабочий класс России в союзе с крестьянством свалит царское самодержавие», – повествует нам легендарный «Краткий курс истории ВКП(б)».

Написать такое – это не просто очень смелый шаг. Это практически самоубийство.

Полиция ведь работает как часы. Решиться на такое – значит сделать выбор. И Володя Уль янов свой выбор делает и пишет по–настоящему важные вещи. Он по–новому формулирует задачу революционеров. Им надо объединиться и возглавить борьбу рабочих за свои права.

Но не для завоевания лучших условий труда, нет – борьбу экономическую надо подменить борьбой с политическим режимом!

Вот и остановимся на минутку. Задумаемся. Стоило ли Владимиру Ильичу униженно просить разрешения сдавать экзамены и тем самым стать полноценным человеком своего круга, чтобы всего через год (!) пустить с таким трудом полученную легальность коту под хвост? Зачем ему становиться адвокатом? Зачем работать? Если тянет его писать «передо вые» работы, так пусть пишет, пусть распространяет и пусть за это садится в тюрьму! Раз он такой принципиальный, то надо с проклятым режимом бороться, а не соседствовать! Пусть кустарно, пусть пока на дилетантском уровне, но борьбу начинать. Когда украинцы и бело русы уходили в леса во время Великой Отечественной войны, их вела туда жажда убить хоть одного фашиста, а не комфортабельные партизанские лагеря, доверху заполненные оружием. Автоматы и винтовки с боем брали у врага, освобождали пленных. Отряды росли именно так, и уже потом тем, кто сумел выжить, из Москвы присылали инструкторов и вооружение. Тем, у кого каратели сожгли семью, оружие не нужно, а лишь желательно. Он врагов будет грызть зубами и рвать ногтями. Будет душить, травить и убивать, пока сам не погибнет. С автоматом в руках он просто достигнет более эффективного результата и вместо одного врага убьет десять!

А Ленин действует совсем по–другому. Он не делает ничего, выходящего за рамки неофициальных приличий, установленных между революционерами и охранкой. И вдруг – пишет статью–бомбу. После которой ему назад, в обычное общество, ходу нет.

Осознайте значение того, что он написал. Почему революции далее начнут происхо дить в России, а не во Франции, не в Англии? Там меньше эксплуатируют пролетариат?

Чушь – везде буржуи одинаковые. Мы опять видим странную ситуацию. Наибольшие ради калы появляются на свет именно у нас! Революция произойдет в России потому, что именно здесь возникнет партия социал–демократов, которая борется за вооруженное смещение власти. Первым эту идею бескомпромиссной борьбы высказал именно Владимир Ульянов. Перед самым Октябрем Ленин напишет работу «Государство и революция», где доведет эту логику до конца и прямо скажет, что целью его партии является уничтожение государства как такового! На Западе тоже и были, и есть свои социал–демократы, но они всегда выступают за эволюционное изменение капитализма. И только в России для борьбы с вредными капиталистическими насекомыми предлагается не фумигатор или противомос китная сетка, а сравнять весь дом с землей… Как только же мы наложим даты высказывания Лениным новых смелых мыслей на события внутри России, так увидим удивительную вещь.

– Свои мысли Володя Ульянов высказал летом 1894 г. (написание работы «Что такое «друзья народа»»), т. е. за три месяца до смерти царя. Это пока теория.

– Открыв любые книги, посвященные жизни вождя мирового пролетариата, мы узна ем, что в декабре 1894 г. он напишет свою первую агитационную листовку и обращение к Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

забастовавшим рабочим Семянниковского завода в Петербурге. Через два месяца после по хорон Александра III. Началась и практика!

Возникает резонный вопрос: почему Ленин так резко меняет линию поведения? Поче му он перестает бояться быть арестованным и выпасть из жизни уже навсегда? Думаю, что кто–то предложил ему сделать выбор: или стать величиной в революционном движении, возглавить его новое направление, или остаться на всю жизнь второсортным адвокатом. И выбор этот надо было делать сейчас. Лучшего момента не будет. Задушивший революцию Александр III умирает. Жить ему осталось всего несколько месяцев… И Ленин соглашается. Делает то, что почему–то не решался сделать ранее. Важный момент здесь не в том, что Ленин вдруг ставит на кон все свое будущее. Наоборот, он будто знает, что дальше подрывную работу в России будет вести проще и безопаснее. Но откуда Ленин может знать будущее? Долгая болезнь царя, закончившаяся его кончиной, смертель ной отнюдь не выглядела. Сам он молод – всего 49 лет. Откуда же такая уверенность, что того, кто задушил революцию, уже можно списать со счетов?

И еще. Даже если о грядущей смерти царя Владимир Ильич сможет как–то догадаться или откуда–нибудь узнать, то это его поведение нам никак не объясняет. Откуда же ему знать, что при Николае II все будет по–другому? Смерть монарха ведь еще ничего не зна чит! Вот убили Александра II, так при его приемнике революционеров быстро придушили.

Ведь возможна ситуация, когда на престол опять взойдет еще больший держиморда. Тут для показательного процесса над революционерами готов и главный обвиняемый – Ульянов, призвавший рабочих разрушить страну и самодержавие. Вы бы на месте Ленина рискнули?

А Ленин рискнул. И в его жизни начали происходить странные и удивительные вещи.

Сразу после смерти императора! И вроде бы ничего в Российской империи не меняется, од нако вместо ареста Владимир Ильич получает… загранпаспорт! Теперь брат государствен ного преступника может отправиться за рубеж. Все время в выдаче паспорта ему отказыва ли, а как только он твердо встал на путь борьбы с режимом – дали! Чудеса, да и только. Ну как после этого не поверить, что дальше тебя ждет блестящее будущее… В мае 1895 г. со своим новеньким паспортом в кармане Владимир Ильич едет к эмиг рантам социал–демократам: Плеханову и Аксельроду – так написано в его биографии.

Представьте себе эту картину. Просто сел Володя на поезд и поехал в Женеву. А потом ис кал руководителей эмиграции в паспортном столе? Конечно, нет – знал адреса, пароли и яв ки. Ведь просто с приехавшим 24–летннм лысоватым парнем с бородкой никто и разговари вать не станет. Кто он такой? Автор одной брошюры? И что? Да и почему Плеханов должен верить, что перед ним стоит не агент охранки, а тот самый автор? Брошюра–то выпущена не под фамилией Ульянов, а под псевдонимом! Так что даже паспорт доказательством не явля ется.

Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

В. И. Ленин. 1895 г.

Приехать к эмигрантам, ведущим и координирующим подрывную деятельность на территории России, можно, только получив от кого–то всю необходимую информацию. И этот кто–то должен их заранее предупредить о визите! Где же Ленин может получить все необходимые для поездки знания, кто может его приезд проанонсировать? Ведь никакой социал–демократической партии в России на тот момент еще нет. Нет партии эсеров. Нет вообще никакой революционной партии! Все, кто боролся с Россией, звенят кандалами на каторге и скрепят валенками в ссылке. Есть маленькие кружки, где читают рефератики. И на этих посиделках, пишут нам учебники истории, Ленин был самый начитанный, самый эру дированный. Он что, так эмигрантам и представился? Эрудит, дорогие товарищи. Из Петер бурга… Получается странная картина. С одной стороны, нас хотят убедить, что все разроз ненные марксистские кружки, которые как раз Ленин потом объединит, связи с заграницей не имели. С другой стороны, посланца этих аморфных образований с радостью приняли ру ководители эмиграции. Или связь все же была? Сидел среди 20–30 марксистов один. Очень неприметный. Мало говорил, много слушал. Искал. И – нашел… Написанное Лениным и сам молодой человек производят хорошее впечатление. Может быть, именно у него получится направить зарождающееся профсоюзное движение во вре дительское антигосударственное русло. На такое дело можно выделить деньги. «В начале сентября 1895 г. Владимир Ильич Ленин, обогащенный новыми идеями и планами, вернул ся в Россию», – пишет «История ВКП(б)». И сразу поспешил сделать то, что до него никто не делал. То, что он сам не делал во время предыдущего царствования. Он пытается постро ить новую партию, которая должна взорвать Россию. «В 1895 г. Ленин объединил в Петер Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

бурге все марксистские рабочие кружки (их было уже около 20) в один «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», – рассказывает нам официальная история большевиков.

Порывшись в книгах, мы можем найти точную дату этого события. Это октябрь 1895 г.

Вернулся из–за границы Ильич в сентябре. Вот и скажите, откуда вывез Ленин методы и формы воплощения своей идеи создания пролетарской партии? Ведь сразу после своей за граничной командировки Владимир Ульянов стал крупным специалистом по конспиратив ной работе. В книге В. Карцева «Кржижановский», вышедшей в великолепной серии «Жизнь замечательных людей», мы можем многое прочитать не только об этом ближайшем соратнике Ильича, но и о самом молодом вожде:

«Он (Ленин. – Н. С.) учил их переписке точками над буквами – в книгах и «химией» – между строчек. Рассказывал, как нужно заметать следы при посе щении рабочих квартир, как проводить филеров, быстро заходя за угол, ныряя в первую дверь, проходя проходным двором, как менять вагоны конок, как под ставлять вместо себя другого человека, похожего… Призывал тщательней хра нить нелегальную литературу и документы, придумывать конструкцию изо щренных тайников. Он завел систему «наследников», в качестве которых были избраны наиболее «чистые», свободные от слежки, совершенно нескомпромети рованные товарищи…»

В свое время в КГБ СССР молодых сотрудников тренировали простым, но эффектив ным способом. Некоторые из них были «шпионами» и должны были от слежки уйти, а дру гие были «филерами» и обязаны были сохранить наружное наблюдение за «объектом».

Прежде чем ребят так тренировать, их долго и нудно учили наблюдать и уходить из–под наблюдения. Это целая наука, которую знают только посвященные люди. Кто же научил этому молодого Владимира Ильича? Если он сам этому выучился, то почему знаниями стал делиться с товарищами только после возвращения из–за границы? Почему раньше никогда об этом не говорил?

А после его возвращения оснащение революционеров вышло на другой качественный уровень. Распространение первой ленинской листовки, до поездки, было смехотворно: от руки переписали четыре экземпляра да и перебросили ее через забор завода. После возвра щения Ильича листочки больше переписывать не надо. Прокламации теперь печатают, зна чит, Ленин привез деньги на типографию. Прокламации теперь будут и качественнее, и многочисленнее: их за короткий срок выйдет более 70! И везде мы увидим одно и то же:

конкретные экономические требования увязывались с политическими лозунгами. Призывы к уничтожению существующего государственного строя, а значит и самого государства. К началу декабря 1895 г. был подготовлен и первый номер нелегальной соци ал–демократической газеты «Рабочее дело» со статьями Ленина. Дело пошло… Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

Отцы–основатели «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». Слева направо:

стоят – А. Л. Малченко. П. К. Запорожец. А. А. Ванеев;

сидят – В. В. Старков, Г. М.

Кржижановский, В. И. Ульянов, Ю. О. Цедербаум (Мартов) Однако персонально для Владимира Ильича не все было так уж безоблачно. В ночь с на 9 декабря 1895 г. полиция арестовала 57 членов «Союза борьбы». Всего лишь через три месяца после своего триумфального возвращения из–за границы он отправился в тюрьму.

Там он будет учиться излагать свои передовые мысли лимонным соком, либо молоком, на литым в маленькие чернильницы, сделанные из хлеба. А если надзиратель заметит, то такую удобоваримую канцелярию будущий вождь быстро отправляет в рот. «Сегодня съел шесть чернильниц». – шутливо пишет он в одном из своих писем. На воле листки с тайными запи сями прогревали над огнем или опускали в горячую воду – бесцветные молочные строки делались заметными. Однако никакой великой мудрости Владимир Ильич своим соратникам на волю не передавал. Просто он был полон идей и энергии и не мог без дела сидеть на тю ремной койке… Смешно и забавно читать советские книги, так или иначе посвященные Ленину. В по рыве желания показать величие и заслуги вождя мирового пролетариата писатели приводят такие факты и цитируют такие документы, которые прямо показывают нам, кто был источ ником финансирования у начинающих социал–демократов. К примеру, в уже упомянутой книге «Кржижановский» приводятся материалы архива охранки.

ИЗ ДОКЛАДА ПО ДЕЛУ «О ВОЗНИКШИХ В СПБ. В 1894–1895 гг.

ПРЕСТУПНЫХ КРУЖКАХ ЛИЦ, ИМЕНУЮЩИХ СЕБЯ СОЦИ АЛ–ДЕМОКРАТАМИ»

Дознанием установлено, что социал–демократы в 1894 г. образовали между собой общество для совместной противоправительственной пропаганды через тайные рабочие кружки… постепенным развращением в политическом отноше нии участников этих тайных кружков и занялись члены указанного соци ал–демократического сообщества… Помощник присяжного поверенного Владимир Ильич Ульянов летом г. ездил за границу, где, по агентурным сведениям, вошел в сношения с эмиг Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

рантом Плехановым с целью установить способ для правильного водворения в Петербурге революционной литературы, затем по возвращении в Петербург, участвовал в составлении статей для подпольной газеты сообщества «Рабочее дело», руководил кружками… посещал сходки… и передал Меркулову деньги для поддержания рабочих, сделавших в ноябре 1905 г. забастовку на фабрике Торнтона…»

Не просто так дворянин Владимир Ульянов впервые в жизни ездил за границу. Он ехал припасть к Источнику. Только не к источнику эмигрантской мудрости, а к пресловутому источнику финансирования! Выросший в достаточно скромной обстановке, он относился к деньгам весьма трепетно. Во время этой своей первой поездки за рубеж, в июле 1895 г., он писал родным из Швейцарии: «…Жизнь здесь обойдется, по всем видимостям, очень доро го;

лечение еще дороже». Тема денег красной нитью проходит через всю корреспонденцию Ленина. Так ведет себя человек, привыкший к хроническому денежному недостатку. И вдруг, всего через четыре месяца после письма, где Владимир Ильич жалуется на дорого визну, он может сам спонсировать забастовочное движение!!!

И ведь появление этих средств не объяснишь ни взносами (партии нет, а в кружках человек двадцать, не больше), ни «Саввами Морозовыми». К тому же они четко привязаны к его поездке. Сидел на Родине – денег не было, съездил к Плеханову – появились денежные активы, конспиративные технологии и четкая цель по формированию нового антигосудар ственного движения.

Отсутствие Ленина на свободе никак на развитии социал–демократии не сказалось.

Главное ведь он уже сделал: задал направление движения и нашел источники финансирова ния. В 1896 г., пока Ленин глотал свои чернильницы, прошли стачки на многих предпри ятиях Петербурга. Дело сдвинулось с мертвой точки – 1(13) марта 1898 г. в 10 часов утра в темной угловой комнате квартиры, расположенной в городе Минске на улице Захарьевской, дом 133, открылся Первый съезд представителей социал–демократических организаций России. Если отцы–основатели крупных промышленных империй и мощных государств нам известны, то фигуры первых социал–демократов России покрыты мраком. Ничего не скажут нам фамилии тех делегатов: Радченко, Эйдельман, Тучапский, Петрусевич, Вигдорчик, Ванновс–кий, Кремер. Никто из них не останется в истории России, их имена забудутся и канут в Лету.

Одно известно досконально – собравшись вместе, эти товарищи основали партию, ко торая уничтожит крупнейшую империю мира. Сделано это было весьма оригинально и с комфортом. Заседания съезда проходили с раннего утра до позднего вечера с перерывом на обед. Во время самих прений и дискуссий не было ни трибун, ни длинных рядов кресел и стульев. В одной большой комнате деревянного дома был накрыт стол. На нем стоял горя чий самовар, и лежали игральные карты. На случай появления полиции – это должно было демонстрировать проведение какого–то торжества. Однако жандармам, появись они там, сложно было бы с доказательствами подрывной работы. Съезд не выработал программы партии, не создал ее устав. Он вообще ничего не создал! Кроме одной маленькой вещи – было сделано заявление о создании в России революционной партии… Как может политическая подпольная организация существовать без программных до кументов и устава, никого не беспокоило. Главной задачей собравшихся в Минске товари щей было простое ОБЪЯВЛЕНИЕ. Надо партию создать – они ее создали. И снова шагнули в сумрак истории, из которого появились лишь на мгновение. Наполнять партию докумен тами и программами будут совсем другие. Этим вновь займется Ленин, выйдя на свободу.

Главное, что Российская Социал–Демократическая Рабочая Партия (РСДРП) была создана.

Это она «освободит» Россию так, что наша страна до сих пор, спустя 90 лет, все еще не мо жет придти в себя… Год смерти императора Александр III стал ключевым годом в подготовке нашей будущей революции. Сомневаетесь – почитайте Ленина. В работе «Что делать?» он прямо пишет: «История русской социал–демократии явственно распадается на три периода». Тре тий нас в данный момент интересует мало, а вот по поводу границы первого и второго с удовольствием обратимся к первоисточнику, т. е. к самому Владимиру Ильичу:

Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

«Первый период обнимает около десяти лет, приблизительно 1884–1894 гг.

Это был период возникновения и упрочения теории и программы соци ал–демократии. Число сторонников нового направления в России измерялось единицами. Социал–демократия существовала без рабочего движения, пережи вая, как политическая партия, процесс утробного развития. Второй период об нимает 3–4 года, 1894–1898 гг. Социал–демократия появляется на свет божий, как общественное движение, как подъем народных масс, как политическая пар тия… С быстротой эпидемии распространяется повальное увлечение интелли генции борьбой с народничеством и хождением к рабочим, повальное увлечение рабочих стачками. Движение делает громадные успехи…».

А меня мучит только один вопрос: стал бы Владимир Ильич Ленин тем, кем он стал, если бы император Александр III внезапно не умер бы от почечных колик?

ГЛАВА VI.

Зачем Евно Азеф решил работать на полицию и революцию одновременно Любые крепости легче всего берутся изнутри.

И. В. Сталин В полицейском и в революционном мирах устанавливалось искреннее и глубокое убеждение, что Азеф служил каждому из них правдой и верой, между тем как он, в сущности, не служил ни тому, ни другому.

Ж. Лонге Словно истосковавшиеся по живительной влаге растения, потянулись вверх побеги революционных организаций после смерти императора Александра III. Сначала робко, по том все уверенней и уверенней двигались они к источнику жизни и существования. Только если для настоящих растений средоточием жизненных сил является солнце, то для «борцов за свободу» дающим энергию предметом является земное воплощение далекого светила.

Золото! Именно оно придает их идеям напор и отточенность фраз, именно оно дает уверен ность в завтрашнем дне. Деньги – вот истинное горючее перемен в человеческом обществе.

Хоть и не любят об этом рассказывать в своих мемуарах революционеры, но без финансо вых вливаний великое дело освобождения чего–либо от кого–либо быстро хиреет и сходит на нет.

И одновременно с ленинским РСДРП потянулся к своему «светилу» и другой ядови тый побег: эсеры, социалисты–революционеры. Они вошли в нашу историю под грохот бомб и револьверных выстрелов. Когда русский император, задушивший крамолу, медленно угасал от «почечных колик», именно в это время, не раньше и не позже, в 1894 г. в Берне (Швейцария) был образован «Союз русских социалистов–революционеров». Внутри России в тот год было еще не развернуться – попытка создать платформу для будущей организации внутри страны проваливается. Доказательством этого служит биография будущего лидера эсеров, Виктора Чернова. Именно в 1894 г. он был арестован по делу партии «Народное право». Но вот Александр III умирает, и практически сразу, в 1895–96 гг., аналоги зарубеж ной эсерской организации появились и в самой России – в Киеве и Саратове. Затем ячейки будущей партии появляются в Москве, Минске и других городах. О процессе ее формиро вания мы поговорим чуть ниже, пока же отметим, что он был долгим и трудным, и лишь в январе 1902 г. было опубликовано известие об объединении всех эсеров в единую структу ру.

Говоря об эсерах, их руководителях и методах борьбы за «светлое будущее», нельзя не отметить многих удивительных мелочей. Эта партия начала свою террористическую дея тельность, продолжая дело народовольцев. Однако если Софья Перовская и Александр Же лябов сначала написали свою программу, а уж потом начали охоту на русского царя, то эсеры поступили наоборот. Вслед за социал–демократами они представляли собой любо Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

пытную картину для будущих исследователей партийного строительства. И в том и в дру гом случае партия была создана без устава, программы и даже без руководящего орга на! Главное – быстро сляпать революционный скелет, костяк, а мясо теорий, документов и программ нарастет на нем позднее.

– Первая программа РСДРП будет принята в Лондоне летом 1903 г., т. е. через пять лет после создания партии!

– Первая программа эсеров будет принята на съезде в конце 1905 – начале 1906 г., че рез три года после создания партии!

Но на этом совпадения не исчерпываются. Если посмотреть на даты выхода в свет первых номеров главных социал–демократической и эсеровской газет, то можно убедиться, что появились они на свет тоже одновременно. Первый номер газеты партии социали стов–революционеров «Революционная Россия» вышел в январе 1901 г. Соци ал–демократическая «Искра» появилась на свет в декабре 1900 г., а фактически все в том же январе 1901 г. И что еще более любопытно, точно так же в октябре 1905 г. обе конкури рующие революционные газеты одновременно прекратили свое существование… Почему так похожи этапы партийного строительства будущих разрушителей Россий ской империи?

Потому что лепились они по одному и тому же сценарию.

Почему образование эсеров и эсдеков так не похоже на появление современных нам политических организаций, которые сначала пишут программы, а уж потом на их основе создают партию?

Потому что скроенные по одному шаблону революционеры готовились не для чинной парламентской борьбы. Они готовились не разговаривать, а стрелять и взрывать. Поэто му слова в их деятельности вторичны – их можно написать потом. Главное – найти людей, которые будут стрелять и взрывать. И тех, кто будет ими руководить.

Уже в самый разгар взрывов и убийств руководители партий удосужились, нако нец–таки, сформулировать свои цели. Позиция социалистов–революционеров в вопросе о терроре была наиболее полно изложена в статье «Террористический элемент в нашей про грамме», написанной Черновым и опубликованной в июне 1902 г. в седьмом номере «Рево люционной России». Вслед за кровожадными нигилистами эсеры поют оду взрывным уст ройствам, револьверным выстрелам и другим способам умерщвления людей. Террор – это не только одно из «крайних и энергичных средств борьбы с самодержавной бюрократией», но и эффективное средство агитации и мобилизации революционных сил. В своей брошюре «Ко всем гражданам цивилизованного мира», изданной в Париже после очередного злодея ния, эсеры почти дословно повторяют аргументы своих идейных отцов:

«…Мы во всеуслышание порицаем, как это всегда делали наши героиче ские предшественники «Народной воли», террор как тактическую систему в свободных странах. Но в России, где деспотизм исключает всякую возмож ность…»

Далее цитировать не нужно. Смысл этого заявления прост: взрывы в России – это бла го для цивилизации. Это просто особая форма ее спасения. С точно таким же пылом любой людоед с радостью вступит в полемику со своей жертвой. Ведь если он съест вас – то это просто акт утоления естественного чувства голода, и потому это благо. Ну а если вы съедите его – то это уже попрание общечеловеческих ценностей и потому – серьезное преступле ние… И действительно, «агитация» эсеров была весьма наглядной и впечатляющей. Всего за два с половиной года первой русской революции эсеры совершили около двухсот террори стических актов. Наиболее известные принадлежат «перу» Боевой организации партии, во шедшей в нашу историю как наиболее кровавая ступенька на пути к разрушению Россий ского государства.

Кого убивали эсеры? Да любого, кого они считали вредным для дела революции. Ра зумеется, это верные данной присяге и своему государю управленцы, военные, полицейские и жандармы. Вместе с ними погибали и становились калеками случайные прохожие, про Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

стые солдаты и матросы.

Великий князь Сергей Александрович Романов, Сын императора Александра II, как и отец, погиб от бомбы террориста Боевая организация (БО) эсеров была предвестницей всех известных нам на сегодня террористических группировок. Не по времени, нет – по качеству своей организации! Про думано было все. БО строго законспирирована. Являясь частью партии, она, тем не менее, существует автономно от нее. Члены Боевой организации не принимают участия в регио нальных комитетах партии, рядовые эсеры ничего не знают о деятельности боевиков. Те, кто будет терроризировать всю страну, имеют свои отдельные явки. Они почти не подкон трольны ЦК партии.

«Боевая организация пользуется полной и технической, и организационной самостоя тельностью, имеет свою отдельную кассу и связана с партией через посредство Централь ного комитета», – гласил второй пункт устава БО. Принципы ее организации практически идеальны. Именно поэтому малочисленная кучка фанатиков в 25–30 человек сможет дер жать в страхе огромную империю.

Работа террористов была эффектна и дерзка с самого начала. 2 апреля 1902 г. в вести бюле подъезда к министру внутренних дел Сипягину подошел франтоватый офицер, одетый в адъютантскую форму. Его мундир и выправка не вызвали у охраны ни малейшего беспо койства. Как и предлог – необходимость передать министру конверт. Вскрыть его Сипягин не успел, это позднее сделают за него следователи. Внутри – смертный приговор, подпи санный Боевой организацией социалистов–революционеров. Выстрел «офицера» оказался смертельным. Это неудивительно – ведь по старой доброй традиции народовольцев пули в Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

его револьвере были отравленными… Будут у Боевой организации и менее красивые дела. Следующего министра внутрен них дел Плеве взорвут бомбой. Точно так же будет убит московский генерал–губернатор великий князь Сергей Александрович. Его жена, родная сестра супруги Николая II, великая княгиня Елизавета Федоровна будет в буквальном смысле соскабливать останки мужа с мостовой. Сквозь сухие строки полицейской сводки мы можем почувствовать ужас насту павшей вместе с динамитными взрывами новой эпохи:

«Взрывом, произошедшим от разорвавшейся бомбы, великий князь был убит на месте, а сидевшему на козлах кучеру Андрею Рудинкину были причи нены многочисленные тяжкие телесные повреждения. Тело великого князя ока залось обезображенным, причем голова, шея, верхняя часть груди, с левым пле чом и рукой, были оторваны и совершенно разрушены, левая нога переломлена, с раздроблением бедра, от которого отделилась нижняя его часть, голень и сто па».

Не побрезговала подробным описанием своего злодеяния и эсеровская газета «Рево люционная Россия» (№ 60): «Зрелище было подавляющее. Головы не оказалось;

из других частей можно было разобрать только руку и часть ноги».

Описание последующих акций, совершенных эсерами, и связанных с ними ситуаций, также не может не вызывать ужас и отвращение у любого нормального человека. Как, на пример, убийство губернатора Санкт–Петербурга генерал–майора фон дер Лауница. Вы полняя свои представительские функции, 21 декабря 1906 г. градоначальник посетил от крытие и освящение новой клиники кожных болезней. На это торжество было приглашено около двухсот человек. Приглашенные начали съезжаться к 10 часам утра. В 12 часов гу бернатор вышел из церкви, находящейся на четвертом этаже здания, и направился завтра кать на третий этаж. На площадке лестницы стоял молодой человек в безупречном фраке.

Когда фон дер Лауниц с ним поравнялся, тот выхватил револьвер и застрелил градоначаль ника. Убийца был убит на месте, установить его личность никак не удавалось. И тогда след ствие пошло на неординарный шаг: отрезанную голову преступника сфотографировали и опубликовали для опознания… Однако не кровавым и громким акциям посвящена эта глава. Она о том человеке, под чутким руководством которого рвались бомбы в российских городах. Практически вся ис тория эсеровского террора неразрывно связана с Евно Азефом, с одной из самых таинст венных фигур «русского освободительного движения». Его точное имя (как оно прописано в метрическом свидетельстве) – Евно Мейер Фишелевич Азеф.

Полицейский агент и револю ционер одновременно. Человек, готовивший теракты и сам же их предотвращавший. Однако самые интересные факты его биографии обычно остаются за кадром. Жаль, ведь именно в этих тайнах ответ на многие вопросы нашей революции… Надо сразу сказать, что о детстве и отрочестве Азефа имеются очень скудные и, кроме того, крайне сбивчивые и противоречивые сведения. Впрочем, как и о его юности, зрелости и смерти. Словом, весь жизненный путь этого человека почему–то оказывается укрыт гус тым и непроницаемым туманом. Но некоторые факты можно считать достоверными. Родил ся наш герой в местечке Лысково Гродненской губернии в семье бедного портного. Затем окончил гимназию в Ростове-на-Дону. Перебивался мелкими и случайными заработками корректора и репортера. Баловался молодой юноша и крамольными идеями. Поэтому, когда жандармское управление начало серьезную разработку революционного кружка, где Азеф состоял, он неожиданно отправился за границу. Там, в немецком городе Карлсруэ, поступил в политехникум и в 1899 г. получил диплом инженера–электротехника. На какие деньги бедный еврейский юноша уехал на учебу за границу;

не совсем понятно до сих пор. В ту пору он еще не сотрудничал с полицией и денег от нее не получал. Не финансировали его и эсеры – по той простой причине, что их как таковых еще не было. Во многих изданиях можно прочитать, что, отбывая в Германию, Азеф украл значительную сумму у некоего промышленника. Однако в книге Жана Лонге и Георгия Зильбера «Террористы и охранка», выпущенной в 1909 г. в Париже (т. е. по «горячим следам») и переизданной в Советской Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

России в 1924 г., написано, что авторам «не удалось, несмотря на наши расспросы и изы скания, нигде найти подтверждения этим слухам». Получается нестыковка: деньги у Азефа были, и много, но взять их ему было Неоткуда. Если конечно считать, что ни с кем из силь ных мира сего, кроме русских революционеров и русской охранки, он никогда не сотрудни чал… Получение им денег неизвестно откуда и страстное желание познавать плоды просве щения именно за рубежом станут для нас более связанными между собой, если мы вспом ним даты отъезда Азефа. Это 1892 г. – разгар «реакции» Александра III. В России револю ционной карьеры сделать нельзя, моментально угодишь в тюрьму. Зато за границами России полно эмигрантов, вынашивающих различные планы ее сокрушения. И смышленый, сооб разительный парень будет там весьма кстати… Учился Азеф в Германии необычно долго – семь лет! Наверное потому, что эта учеба изначально была не целью, а прикрытием для совсем других замыслов. Уже на следующий год после своего приезда, в 1893 г., он появляется в Швейцарии, где о общении с полит эмигрантами показывает себя решительным сторонником террора. Один из руководителей эсеров А. А. Аргунов, давая показания судебно-следственной комиссии при ЦК партии, рассказывал: «Азеф… подробно излагал свои взгляды на очередные задачи, признавал по требность одной террористической борьбы, отрицательно относясь к прочим видам работы как к нецелесообразным… Все наши хлопоты с печатанием называл «пустяками». Главное ведь – террор, прибавлял он обычно…».

Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

Газета с фотографией заспиртованной головы эсера, убившего губернатора Петер бурга фон дер Лауница На тот момент такая позиция – это свежая струя. Это любопытно, интересно и потому привлекает к его фигуре внимание. Однако никто из дающих ему лестные оценки эмигран тов не знает, что одновременно со смелой проповедью терроризма Азеф предложил себя в качестве информатора российскому Департаменту полиции. Зачем он так поступает?

Задумаемся. Человеческая история знает всего лишь две схемы внедрения агентов в подобной ситуации:

– революционеры могут заслать своего человека в охранку с целью ее дезинформации;

– полиция засылает провокатора в среду бунтарей и смутьянов, чтобы иметь воз можность контролировать их действия.

Поведение Азефа, однако, не вписывается ни в одну из них. Ведь мы видим, что Азеф одновременно (!) пытается вызвать к себе интерес и революционеров, и полиции. Следова тельно, ни те ни другие его не внедряли к своим противникам! Это подтверждается и всей Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

дальнейшей деятельностью Азефа. Он будет 17 (!) лет ловко лавировать между полицией и эсерами, пока его не разоблачат. Но об этом мы поговорим чуть ниже. Пока же зададимся одним простым вопросом.

Евно Фишелевич Азеф А зачем Евно Азефу надо было войти в доверие сразу к двум противоборствую щим силам? Зачем он пытался внедриться одновременно и туда, и сюда? Зачем он так рис ковал? Ради чего было ценнейшему агенту охранки организовывать убийства министра внутренних дел и дяди царя, великого князя Сергея Александровича? И почему в то же са мое время проверенный боец, глава террористов выдавал своих сотрудников и товарищей полиции?

Ответ историки дать не могут. Такая противоречивая натура, нравилось ему всех об манывать – именно такие объяснения дают они небывалому поведению главы Боевой орга низации эсеров. Хотя почему его поведение небывалое? История знает случаи двойных агентов. Только не история революционного движения, а история… разведки. Вот там лю бой специалист назовет вам множество персонажей, работавших на несколько стран одно временно, например всем известный Рихард Зорге. Такая ситуация в тайной борьбе спец служб не редкость. Однако всегда есть одна разведка, которая санкционирует контакт и сотрудничество своего агента с другой. Шпион, работающий на две (или даже более) спец службы, сознательно обманывает и вводит в заблуждение разведку страны «икс» по за данию разведки страны «игрек».

Если встать на эту точку зрения, тогда и странное поведение Азефа, ищущего контакта с революционерами и полицией одновременно, становится понятным. Легко предположить, Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

что и Евно Азеф вел ежедневную борьбу со смертью, преследуя интересы некоей третьей силы. Ничего загадочного в его действиях нет – он просто выполняет свое задание! Сделать это он сможет, лишь войдя в состав революционной эмиграции и внедрившись в состав русской охранки. И главный вопрос, на который надо ответить, зачем? Чего же он стремился достичь? Какова же была цель Азефа? Ради чего он 17 лет рисковал жизнью?

Отбросив в сторону «шпионские страсти», попробуем объяснить его поведение по–другому. Первое, что приходит на ум, – деньги. Ради них совершается бессчетное коли чество преступлений. Евно Фишелевич Азеф любил красиво пожить и вкусно поесть. Любил красивых женщин, певичек и актрис, часто посещал самые дорогие и модные рестораны.

Однако если бы шелестящие купюры с портретами царей, королей и президентов были его заветной целью, то для этого ему достаточно было быть только революционером. Надо было быть террористом, главой Боевой организации, и все финансовые проблемы решились бы для Азефа автоматически.

Почему? Да потому, что бюджет эсеровской партии был огромным! Он был невероят но большим! Машина эсеровского террора, быстро и эффективно поставившая власти Рос сийской империи в сложнейшее положение, была до отказа смазана денежными купюрами.

Вопрос финансирования антироссийской деятельности партии социали стов–революционеров был решен еще на стадии ее формирования. «Бюджета определенного не было, и давалось столько, сколько нужно», – рассказывал позднее А. А. Аргунов, член эсеровского ЦК, ведавший партийной кассой. Только кем?

Вопрос происхождения этих средств достоин отдельного и подробного рассмотрения.

Любопытно, что членские взносы, которым историки обычно приписывают формирование всех революционных бюджетов, вообще у эсеров отсутствовали! Временный организаци онный устав партии включат в себя всего 8 пунктов. Ни в одном из них о взносах не было ни слова. Так и провела первую русскую революцию наша самая кровавая партия! И лишь в 1909 г., на Пятом Совете партии, было принято решение об обязательности поддерживать партию трудовым рублем. Но даже после этого уплата членских взносов не стала нормой партийной жизни! Да что там взносы! У эсеров не предусматривалась даже обязательность личной работы члена партии в одной из партийных организаций! Назвал себя эсером – и довольно! Взносов не плати, ничего не делай. Только иногда взрывай бомбы… Прекрасное описание ситуации, когда эсеры денег просто не считали, оставил в своих воспоминаниях ближайший помощник Азефа Борис Савинков. В процессе подготовки к убийству министра внутренних дел Савинков «должен был приобрести автомобиль, необ ходимый, по мнению Азефа, для нападения на Плеве». Давайте вспомним, что речь идет о самом начале XX в., когда автомашины еще только появились. Может быть, просто покупа тельная способность у русского населения накануне революции была столь высока, что лю бой мог купить себе автомобиль? Конечно, нет. Авто и сейчас является довольно дорогой игрушкой, а в 1904 г. было просто невероятно дорогим приобретением. Желающие убе диться в этом могут открыть замечательную книгу А. И. Спиридовича «Записки жандарма».

Автор сам был жандармским офицером, лично занимался поимкой революционеров. И вот что он пишет об одном из случаев: «Департамент же полиции в это время засыпал меня те леграммами о розыске и аресте утерянного наблюдением в Саратове террориста Мельнико ва, который направился в Крым, что очень беспокоило Петербург. Мне прислали знавших его в лицо филеров. Все поезда между Симферополем и Севастополем сопровождались фи лерами и жандармами, на почтовых же станциях были учреждены дежурства. Автомобилей тогда еще не было».

Это у полиции и жандармов нет машин, потому что у Российской империи нет денег на их приобретение! А у эсеров–террористов деньги есть. В любых количествах. Если речь идет о подрыве стабильности, убийствах и терроризме.

Вот еще одно свидетельство удивительно вольготной жизни эсеров–террористов. Во время подготовки все того же убийства министра Плеве Савинков готовит метальщика бомб. Это молодой застенчивый паренек двадцати лет Лейба Сикорский. Для участия в по кушении ему необходимо купить новую одежду и широкий плащ. Савинков, которому при сущ литературный талант, описывает сцену ярко и наглядно:

Я дал ему сто рублей.

Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

– Вот, купите костюм.

Он покраснел еще гуще.

– Сто рублей! Я никогда не имел в руках столько денег… Это неудивительно, если мы вспомним, что ткачи, во имя свободы которых взрывали свои бомбы эсеровские боевики, получали в месяц всего 7 рублей. Зарплата в 20 рублей бы ла для них пределом мечтаний. А вот для террориста Савинкова 100 рублей – так, мелочь, разменная монета. И таких свидетельств по его мемуарам рассыпано великое множество.

Особенно любопытно, что золотой дождь с особой силой обрушивался на эсеров сразу после очередного убийства. «В Женеве по случаю убийства Плеве царило радостное оживление… В Боевую организацию поступали многочисленные денежные пожертвования…», – читаем мы у Савинкова. Словно кто–то выжидал, стоит ли выделять ребятам средства, и делал это лишь по предъявлению ими веских аргументов своей состоятельности. В виде размазанной по мостовой кареты и ошметков тела министра внутренних дел.

Вспомним нашу недавнюю историю. Когда моджахеды в Чечне сбивали наш вертолет, взрывали колонну наших солдат, то всегда снимали атаку на видеокамеру. И не просто для «истории» или собственного тщеславия. Просто для получения «денежных пожертвований»

от спонсоров надо предоставить доказательства их целевого использования. Вот и сидит оператор в кустах, снимает смерть и разрушения. Все четко и рационально – утром пленка, вечером деньги. А в начале XX в. видеокамер еще не было, поэтому деньги начинали при ходить после публикаций в газетах… Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

Министр внутренних дел В. К. Плеве. Его убийство стало первым громким делом на счету Азефа «Деньги, привезенные нами из-за границы, приходили к концу», – уже совсем откро венно пишет Савинков в другом месте своих воспоминаний. А откуда же еще их можно по лучить? Туда же после удачного дела уезжают и сами террористы. Они совершенно свобод но перемещаются по европейским столицам, колесят по Российской империи вдоль и поперек. Совещания Боевой организации проходят не в заштатном кабаке на неприметной московской улочке, а в Париже, Брюсселе и Лондоне. Что позволяет им так свободно пере мещаться? В карманах эсеров лежат первоклассные документы. Паспорта не фальшивые, самые настоящие. Только не российские… «У Каляева был русский (еврейский) паспорт, у меня – английский. В Берлине нужно было визировать его у русского консула», – пишет в мемуарах Савинков. Через пару стра ниц его книги вновь читаем: «Это был Швейцер, живший по английскому паспорту». Еще Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

через 50 страниц вновь: «После совещаний Каляев и Моисеенко уехали в Брюссель, я же остался в Париже, ожидая паспорта и динамита. Паспорта я и Швейцер получили англий ские…».

Жаль, не пишет Савинков, откуда получал взрывчатку. Судя по построению фразы – «паспорта и динамит», – все снабжение террористов идет из одного источника… Купить билет на поезд, идущий за границу, для террориста с британским паспортом и полным кошельком все равно что для нас с вами купить пачку жевательной резинки. В слу чае необходимости боевики могут себе позволить и длительное бездействие. Хорошо опла чиваемое, разумеется. «До июня 1908 года я прожил в Париже, вдали от всех террористиче ских мероприятий», – рассказывает Борис Савинков. Ну, жил и жил, ничего, казалось бы, особенного. Если не учитывать того, что приехал во французскую столицу он в октябре г., а следовательно, ничего не делал ровно 8 месяцев. И вопрос хлеба насущного у Савинко ва не вставал. А ведь он – всего лишь правая рука Азефа… «В то время Боевая организация обладала значительными денежными средствами: по жертвования после убийства Плеве исчислялись многими десятками тысяч рублей», – вновь твердит о финансовом изобилии Савинков. Денег у эсеров было столько, что они могли по зволить себе любые траты, совершенно не задумываясь о последствиях. Некий изобретатель с фамилией Бухало разработал проект летательного аппарата, развивающего невиданную тогда скорость 140 км в час. Можно быстро подлететь, совершить теракт и так же быстро скрыться. Для осуществления проекта необходимо было построить опытный образец. Га рантии успеха никакой, стоимость «эксперимента» – 20 тыс. рублей. Азеф согласился дать деньги.

Еще раз вспомним среднюю зарплату простого русского рабочего тех лет, и нам станет окончательно ясно, что никакие доброжелатели не могли пожертвовать убийцам и террористам такие суммы, которыми они так эффектно и красиво готовы были риско вать!

А теперь вновь вернемся к мотивам поступков Евно Фишелевича Азефа. Денежное изобилие партии социалистов–революционеров – это неоспоримый факт. Боевая организа ция была у эсеров на особом положении и денег всегда имела даже больше, чем необходи мо. Их отдельный, особый бюджет фактически не подконтролен даже ЦК партии. Неужели в такой ситуации Азеф не мог иметь столько средств, сколько ему бы хотелось? Кто бы мог его поймать за руку? Как проверить затраты на теракты и убийства?

Значит, не за деньгами идет по лезвию ножа Евно Азеф. Чтобы иметь бессчетное ко личество денег, ему не надо служить в охранке. Достаточно быть только революционером.

Тогда непонятно его странное желание быть слугой двух господ. Может быть, он был ис кренним патриотом и, войдя в доверие к террористам, просто хотел их всех сдать с потро хами родному охранному отделению? И именно полиция была его первым и основным «ме стом службы»?

Не проходит и эта версия. Ведь Азеф был не просто одним из руководителей партии эсеров, не только вождем ее Боевой организации. Он был еще и одним из активных ее соз дателей (если не самым активным)!

Вспомним его «трудовую» биографию. Из Германии Азеф вернулся с дипломом ин женера и с ноября 1899 г. стал работать «по специальности» в Москве. На самом деле он занимался выпуском первых номеров новой революционной газеты «Революционная Рос сия». Одновременно наш герой начинает давать полиции первую ценную информацию. По его наводке разгромлена типография в городе Томске, в которой «Революционная Россия»

как раз и печаталась. Произведены аресты, в результате доверие к Азефу в полиции возрас тает. Понемногу он начинает становиться самой ценной фигурой среди осведомителей.

Как поступил бы настоящий идейный полицейский агент? Его основная задача – за душить революционное подполье, выдать всех смутьянов и тем самым принести любимой державе годы спокойствия и благоденствия. В реальности он поступает совсем не так. Мы можем заметить удивительную картину: Азеф отнюдь не стремится выдать всех и вся. Он не стремится к уничтожению в зародыше группы убийц–террористов. Нет, словно заботливый садовник, Азеф отсекает наименее ценные ростки будущей партии эсеров, оставляя самые страшные и ядовитые. «Арест томской типографии и причастных к ней лиц по Сибири не Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

сопровождался одновременным, в сентябре же месяце, заарестованием всех известных чле нов «Союза» по разным городам Европейской России. С этими арестами запоздали месяца на три…» – рассказывает в своих «Записках жандарма» генерал Спиридович.

Почему так получилось? Потому что информацию осведомитель Азеф выдал непол ную. Вступив в подпольный «Северный союз» социалистов–революционеров, он выдает его членов охранке. Блестящая операция – злодеи арестованы. Но не для торжества покоя в Российской империи сдает своих товарищей Азеф. Передав полиции руководителей Союза, Азеф занимает их место за столом переговоров, где соединятся робкие ростки эсеровского подполья внутри страны и питаемая зарубежными финансами эмиграция. Может быть, Азеф едет в Швейцарию для того, чтобы потом провалить всю эсеровскую организацию? Пре дотвратить создание опасной террористической партии, спасти жизни сотен и тысяч людей?

Тогда он герой, и его памятникам место на центральных площадях наших городов!

Откроем учебники, полистаем мемуары. И сквозь прошедшие 100 лет мы сможем осознать страшную истину: Азеф не смог предотвратить создание партии эсеров. Почему?

Потому что его настоящее задание было прямо противоположно! Азеф едет в Швейцарию, чтобы создать опасную антироссийскую террористическую организацию!

Именно там «провокатор» проводит переговоры по созданию партии наряду с Гершу ни, Черновым и Гоцем. В итоге разрозненные кружки, разбросанные в России, сливаются в единое целое с эмигрантскими кругами. До поездки Азефа это никак не получалось. Поло жение дел среди эмигрантов мы можем понять из показаний эсера С. Н. Слетова судеб но–следственной комиссии при ЦК партии по делу Азефа: «За границей я застал положение дел такое: существовал целый ряд маленьких организаций, совершенно оторванных от Рос сии… Сношений с Россией почти никаких не было, или если и были, то страшно отрывоч ные…». Не лучше дела и внутри страны: «В 1902 г. я ездил в Россию… В сущности говоря, организации в то время никакой не было, были просто группы работавших людей, вот и все», – продолжает Слетов.

Интересная картина получается: нет организации за рубежом, и в России тоже нет. И это в 1902 г., когда партия эсеров была официально создана! Что же изменило такую пла чевную ситуацию? Поездка Азефа! Благодаря деятельности Азефа удается замкнуть два по лукруга эсерской партии в одно единое стальное кольцо.


«За границей же начались переговоры об объединении, в результате чего в январе г. официально образовалась «Партия социалистов революционеров»», – читаем в «Записках жандарма» генерала Спиридовича. И тут же он сам дает ответ на вопрос, почему охранка не смогла этому помешать: «Департамент полиции не сумел тогда помешать сплочению пар тии, хотя и имел к тому полную возможность. Не сумел, хотя имел около центра своего ос ведомителя Азефа, хотя объединение происходило за границей, где находился весьма та лантливый его чиновник Петр Иванович Раковский, получавший сведения непосредственно от Азефа».

Странная получается история. Как только осведомитель полиции Азеф берется ее ин формировать, так сразу охранка становится беспомощной, нерасторопной и слепой! Значит, отнюдь не патриотическим мотивами руководствовался Евно Азеф, помогая вставать на но ги партии эсеров. Но все же зачем он это делал?

Можно перебрать еще множество версий. И все они не смогут до конца объяснить по ведение Азефа. Правильно понять его можно, сначала оценив, кем в действительности был самый знаменитый провокатор всех времен и народов.

Евно Фишелевич Азеф был агентом разведки противостоящей России державы.

Его задачами были:

– содействие скорейшему формированию революционной радикальной партии;

– создание ее террористического крыла, развертывание полномасштабного террора;

– нагнетание в стране напряженной ситуации, атмосферы страха и неуверенности;

– подрыв уважения населения Российской империи к собственной власти;

– уничтожение руками эсеров тех лиц в правящем слое России, кто своими взглядами и действиями мешал ее зарубежным геополитическим противникам.

Со своей задачей Азеф блестяще справился. Его «перу» принадлежат наиболее гром кие теракты того времени. Но для того, чтобы с блеском их осуществить, он должен был Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

продвигаться по служебной лестнице одновременно и в полиции, и у революционеров.

Принцип такого движения прост: сдавая революционеров полиции и одновременно работая над подготовкой терактов, он вставал на очередную ступеньку в обеих карьерных лестни цах. Чтобы иметь возможность спокойно делать то, что ему было нужно, надо периодически сдавать кого–нибудь из эсеров полиции. Проваливать простых членов организации, предот вращая убийства, в которых нет прямой заинтересованности. Кроме того, руками полиции Азеф ловко устранял коллег–конкурентов со своего пути к вершинам партии социали стов–революционеров. По его доносу в мае 1903 г. был арестован первый глава Боевой ор ганизации Гершуни. После его ареста возглавил террористов именно Азеф.

Почему он? Так ведь именно Азефу удавалось все, за что бы он ни брался. Это других арестовывают, это их акции раскрывает полиция. У Евно Азефа одни успехи! Даже разгром типографии, где печаталась «Революционная Россия», пошел на пользу его авторитету. Он устроил дело так, что газета вместо Томска начала выходить в Париже. Доставку тиража в Россию тоже организовал он. Поскольку охранка не может и не хочет провалить такого ценного агента, большинство экземпляров газеты попадает в страну беспрепятственно. Ав торитет Азефа в эсерской среде растет.

Затем Азефу удается поднять на качественно новый уровень динамитное дело. Вся предыдущая история изготовления взрывных устройств, вся организация их производства у эсеров – сплошная самодеятельность и импровизация. Под чутким руководством товарища Азефа дело решительно меняется к лучшему. Это рассказывает нам в своих воспоминаниях В. Попова, член партии эсеров, техник Боевой организации: «Сопоставляя теперь условия нашей работы в динамитных мастерских с теми, при которых приходилось работать нашим предшественникам–народовольцам, – видно, насколько в наше время уже были преодолены трудности, так осложнявшие их работу… В распоряжении Б. О. всегда имелся готовый (фабричный) динамит, гремучий студень… Не приходилось готовить их кустарным спосо бом. Следовательно, самая опасная и длительная часть работы прежних динамитных мас терских была устранена».

Как же не ценить такого человека? Азеф всегда немногословен. Если за что берется – сделает обязательно. И эсеры его за это очень ценят. И ставят во главе Боевой организации.

Так Азеф достигает своей промежуточной цели. Страшной боевой силой БО станет именно в этот период… Мотивы проведения одних терактов и предотвращения других Азефом нам сейчас сложно понять. Почему убийство министра внутренних дел Плеве было для него приори тетным, а убийство его приемника Дурново он предотвратил? Ответ лежит в личности этих министров.

А точнее говоря, в той позиции, которую они занимали по отношению к зарождаю щейся в стране революции, к способам ее обуздания. Одно известно достоверно – Азеф трижды (!) доносит полиции о готовящихся терактах против царя. Для идейного наследника народовольцев, чьей основной целью был монарх, это весьма странно. Непонятна в этом случае логика террориста, любящего славу и деньги. Что кроме цареубийства поможет так прочно вписать его имя в скрижали Истории? Даже для агента охранки поведение Азефа непонятно – настоящий патриот давно бы сдал полиции всю эсеровскую банду, и обожае мый монарх перестал бы быть их мишенью. А он не проваливает всю организацию, но только не дает осуществлять покушения на царя… Никак нам не понять логику поступков Евно Азефа. Пока мы не вспомним, что именно при этом царе Российская империя будет уничтожена. Ведь именно Николай II совершит целую цепь страшных ошибок, которые приведут его державу к полному краху, а его самого и его семью к гибели.

Чтобы Российская империя рухнула в небытие, ее глава должен был ввязаться в миро вую войну, не имея для этого ни малейшей мотивации. Он должен был жертвовать сотнями тысяч своих солдат, проводя неподготовленные наступления «по просьбе союзников». Ему еще надо настроить против себя верхушку своей собственной армии и даже членов правя щей династии, чтобы все они воспылали острым желанием заменить Николая II на троне малолетним сыном. Все это последнему русскому царю еще только предстояло сделать. Но для этого надо соблюсти одно очень важное условие – он должен быть жив!

Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

Как ни страшно это звучит, но умри Николай II от руки террориста, и Российская империя, возможно, существовала бы и по сей день… Да не обидятся на меня люди, обожающие Николая Александровича Романова. Он, действительно, был чудесным человеком. Добрым, отзывчивым. До безумия любил свою жену и детей. Он просто был не на своем месте. Из него вышел бы великолепный директор богоугодного заведения для сирот. А вот царь, глава государства из него вышел негодный… Однако вернемся к загадочной фигуре главного русского террориста, по неведомой причине столь трогательно опекавшего Николая II. Постоянные провалы давно наводили эсеров на мысль, что в их среде есть провокатор. Падало подозрение и на Азефа. Однако сама мысль, что он может работать на охранку, казалась безумной. В октябре 1908 г. в Па риже в течение двух недель проходили заседания революционного суда чести над Бурце вым, который открыто обвинил Азефа в предательстве. Основным доказательством, ре шившим судьбу провокатора, стало… свидетельство бывшего директора департамента полиции А. Лопухина о том, что Азеф – платный агент. Мотив столь странного поступка высокопоставленного полицейского в историографии не освещается. А ведь это уникальный случай! Высокопоставленный чин полиции добровольно, открыто выдает революционерам твоего агента в их среде! Не за деньги, не под угрозой казни, а просто так. Почему?

Давайте не будем забывать, что предавал Азеф не только эсеров, но и полицию тоже.

Среди его деяний – покушение на заведующего политическим сыском царской охранки Рачковского. Пользуясь своей неприкосновенностью как агента, Азеф взрывал и убивал, водя российские спецслужбы за нос. За свои преступления Евно Фишелевич давно заслужи вал смерти. Но убить его нельзя – он все еще считается ценным информатором. А вот если эсеры сами ликвидируют своего товарища, то это совсем другое дело… Поняв, что он будет убит, Азеф бежит из Парижа и скрывается в неизвестном направ лении. Что бы сделал на его месте «честный» агент полиции, будучи разоблаченным? Разу меется, обратился бы к своим кураторам из охранки с требованием обеспечить себе безо пасность. Новые документы, новое лицо, новое место жительства. Где лучше всего спрятать такого человека? За границей эмигранты–боевики чувствуют себя как дома. В России же они скованы присутствием полиции и других властных структур. Иными словами, будь Азеф «чистокровным» полицейским осведомителем, он бы попросил спрятать его на терри тории Российской империи. Где-нибудь в ее медвежьем уголке появился бы новый инженер, портной или коммерсант с безупречными документами. В истории Азефа все было по-другому… Нет фактов оказания русскими спецслужбами помощи своему провалившемуся агенту.

Азеф просто исчез, спрятался. И скрывался Евно Фишелевич отнюдь не в России! Именно потому, что вовсе не русская охранка занималась его маскировкой. Через 3 года после бег ства, в 1912 г., главный обвинитель Азефа Бурцев нашел его в германской столице. На этот раз провокатор открыто признал свою вину. И даже рассказал Бурцеву правду, вернее толь ко ее самую очевидную часть. Азеф утверждал, что предал лишь нескольких своих товари щей, для того чтобы завоевать доверие тайной полиции и добиться своей главной цели – убить царя. Он готов предстать перед революционным судом, и если его сочтут виновным, примет смертный приговор.

Не будем верить провокатору на слово. Документы и факты, которые до сих пор за ставляют практически всех исследователей писать о том, что как раз именно Азеф предот вратил покушения на Николая II, эсерам в то время не были доступны. А более убедитель ной версии для своих товарищей из имеющихся фактов ему было просто не слепить. Ясно, что все это было лишь комедией. Едва Бурцев отправился к руководству партии, как Азеф из Берлина исчез. И скрывался в течение двух лет.


А потом… потом Азеф возвращается туда, где эсерам удалось его обнаружить! Он едет в Германию. Весьма странный шаг для опытного конспиратора. И историкам надо было его объяснить. Началась Первая мировая война – говорят они. Германия и Россия теперь враги. Значит, эсерам его на немецкой земле теперь не достать.

Все верно. Однако где–нибудь в Аргентине или Бразилии вероятность смерти от пули бывших соратников по партии была бы для Азефа еще меньше. Так зачем же он едет в Германию? А главное, почему он едет туда именно после начала Первой мировой войны?

Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

А зачем Штирлиц отправлялся обратно в Берлин в бессмертном творении Юлиана Се менова? Выполнять задание. Разоблачен Азеф был в 1909 г., до этого 17 лет вел активней шую жизнь и дурил головы десяткам революционеров и жандармов. Как известно, бывших агентов не бывает. Вы поверите, что с 1909 по 1914 г. этот человек только играл на бирже, пил чай и гулял по улицам?

Если бы именно русская охранка спрятала Азефа в Берлине, то она без сомнения знала бы его местонахождение и в начавшейся войне его обязательно использовала бы в шпион ских операциях против Германии. И тогда возвращение в Берлин вместо отъезда в Америку становится понятным и логичным. Опытный конспиратор Азеф, находящийся на немецкой территории, для русской разведки может быть весьма полезным. Но вот беда: с самого мо мента разоблачения нет ни одного свидетельства его работы на старых партнеров из русской охранки! Все книги об Азефе подробно рассказывают, куда и как он убежал, но никто ни словом не обмолвился о его дальнейших контактах с российскими спецслужбами. Ведь ра зоблачение Азефа вызвало громадный скандал не только в среде революционеров. Буря разразилась и внутри России. Премьер Столыпин с думской трибуны отвечал на нелицепри ятные вопросы. Думаю, что вопросы к своим спецслужбам были и у российского монарха… Приехав в Германию, Азеф столкнулся и с давно забытыми финансовыми трудностя ми. Все его средства были вложены в российские акции. Но после начала войны они теперь в Германии ничего не стоят. Однако проходит совсем немного времени, и деньги у разо рившегося во время войны Азефа появились! Кто–то помог ему выкарабкаться из финансо вой ямы. Кто бы это был? Вероятнее всего, та же самая третья сила, что направила Азефа устраиваться на службу одновременно к эсерам и в охранку. Теперь у нее есть множество интересов в Германии. Потому что страна, на которую работает Азеф, тоже является про тивником немцев в текущей Первой мировой войне.

А германская контрразведка даром свой хлеб не ест. В 1915 г. немцы выясняют, что добропорядочный господин Неймайер и опасный террорист Евно Азеф – это одно и то же лицо. Его арестовывают. Он просидит в немецкой тюрьме два с половиной года – до марта 1918 г. Лишь после заключения Брестского мира между кайзеровской Германией и больше виками он выйдет на свободу.

А дальше события приняли весьма странный оборот. Даже невероятный.

Азеф – эсер, террорист и полицейский осведомитель русской охранки – подал за явление и поступил на службу в Министерство иностранных дел Германии!

Иными словами, арестованного за шпионаж и терроризм русского подданного гер манский МИД принимает на работу! Не амнистированного, не признанного невиновным, а просто выпущенного из тюрьмы после Брестского мира гражданина России!

Невероятно, правда? Разумеется, немцы берут Азефа на службу не просто так. В тюрьме он согласился работать на Германию в обмен на жизнь и свободу. Но зачем немец кому МИДу столь сомнительное приобретение? Для чего им человек, имеющий репутацию предателя и убийцы?

Если считать Азефа эсером и русским террористом – то действия немцев можно оце нить как глупые и непонятные. Однако если учесть, кем на самом деле являлся Евно Фише левич, то кадровые рокировки немецкого внешнеполитического ведомства станут нам ближе и яснее.

Главный вопрос, стоящий на повестке дня Германии, – это заключение мира. Но толь ко не с Россией, с ней немцы уже договорились. Теперь для кайзера важно вырвать согласие на прекращение борьбы у других стран Антанты: у Англии, Франции, США. Чем может помочь в переговорах, тайных контактах с англичанами и французами русский революцио нер, русский агент царской охранки? Ничем. А вот если мы вспомним о множестве стран ных моментов в карьере Азефа, о той третьей силе, на которую он работал, то такой посту пок немцев уже не будет выглядеть идиотизмом. Для контактов с любой спецслужбой оптимальным как раз будет агент, с ней ранее сотрудничавший, знающий людей, стиль ра боты. Имеющий возможность помочь Германии в заключении долгожданного мира. Ведь до революционного краха кайзеровского правительства осталось совсем немного. В марте г. заключен Брестский мир, а уже в ноябре вспыхнет немецкая революция. Надо торопиться, для немцев хороши любые способы, позволяющие избежать краха. Уже не до морали, не до Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

сантиментов. Поэтому монархисты–немцы подписывают мирный договор с Лениным, по этому они не брезгуют взять на службу террориста Азефа.

А вот другой стороне, Антанте, мирный исход не нужен. Надо лишь немного подож дать, и Германия падет сама. Не жалуют там и предателей. Поэтому теперь Азеф своим бывшим хозяевам не нужен. И окончание его яркой биографии наглядное тому свидетель ство… Выйдя из тюрьмы в начале марта 1918 г., Евно Азеф с головой ушел в работу. Но, увы, проработал новоиспеченный германский дипломат недолго. Через месяц после выхода из тюрьмы у Азефа «неожиданно» обострилась недолеченная болезнь почек!

Все пошло по давно знакомому нам сценарию. Носителю тайн и секретов нет места на этой земле. Несложно догадаться, что медицина в этом случае оказалась бессильна. Проле жав неделю в больнице, 24 апреля 1918 г. Азеф умирает.

Почечные колики удивительным образом связаны с русской революцией… Вот теперь самое время перевести дух и бросить взгляд на обложку этой книги. Мы же еще не говорили о декабристах! Нет, о них мы не забыли, просто информация о наших са мых первых «борцах за свободу» будет более понятной, если уже знать, какие личности пришли им на смену… ГЛАВА VII.

Почем декабристы так не любили русскую армию Великий боже, что за события! Эта сволочь была недовольна, что имеет государем ангела, и составила заговор против него! Чего же им нужно?

Из письма великого князя Константина Павловича императору Николаю I Те, кто идут против монархии в России – идут против России;

с ними надо бороться не на жизнь, а на смерть.

С. В. Зубатое Благородные профили, лица, устремленные вдаль. Именно так изображали дво рян–заговорщиков, устроивших в 1825 г. военный мятеж. Случилось это в декабре месяце, отсюда пошло и их наименование, с которым люди эти вошли в нашу историю. Подробное изучение тайных обществ декабристов не входит в сферу интересов нашего повествования, поэтому ограничимся лишь общей информацией. 1812 г. вошел в нашу историю как год ве личайшего триумфа русского оружия: огромная 600–тысячная армия Наполеона Бонапарта бесследно растворилась на просторах России. Но не мороз и не голод истребили ее – муже ство русских солдат и офицеров, проливавших кровь под Бородино и Малоярославцем, под Тарутино и Березиной, не дало восторжествовать вражескому нашествию. Однако с изгна нием французов с нашей территории борьба с Наполеоном не закончилась. Русская армия, перейдя границу, освободила от Бонапарта Пруссию, и в итоге многолетней борьбы импе ратор Франции был окончательно разбит в июне 1815 г. в битве при Ватерлоо.

Европейские монархии вздохнули свободно – во Франции на свой трон вновь уселась династия Бурбонов. А в Россию возвращались победоносные войска. Они были опьянены своим успехом и… воздухом свободы, которым надышались в Европе. Именно так историки до сих пор объясняют тот факт, что практически сразу после окончательной победы – февраля 1816 г. группа молодых офицеров создала первое в нашей истории тайное общество «Союз спасения». Благородные дворяне, до глубины души возмущенные бесправием рус ских крестьян, якобы поклялись бороться против крепостного права, за введение в России конституционных законов. Методы и способы «спасения», предлагаемые достославными офицерами, мы еще рассмотрим, а пока зададимся одним вопросом:

Почему острое желание поменять общественный строй пришло господам буду щим декабристам не в момент поражения и национального унижения, а в момент ве личайшего расцвета политического влияния и военной мощи России?

Нас ведь всегда учат, что именно катаклизмы, трудности и поражения приводят к ре волюциям и дворцовым переворотам. Разве царский деспотизм отсутствовал в России ра Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

нее? Куда логичнее было бы свергать монархию, когда французы стояли в Москве! А тут одни сплошные победы – казаки купают своих коней в парижской Сене, кельнеры француз ских забегаловок учат сложный русский язык. А счастливые от победы господа офицеры садятся пропустить стаканчик–другой и мечтают устроить в своей стране государственный переворот? Да, говорят нам учебники истории, чтобы и в России установить свободное справедливое общество.

Стоп. Как–то не вяжется, не прослеживается в поступках дворян причин но–следственная связь. Не нравится им крепостничество и царское самодержавие? Давайте не будем забывать, что в то время рабство имело место в общественной жизни практически всех государств. Так где же в современной им Европе декабристы могли увидеть свой иде ал? Где горел светоч свободы, равенства и братства? Где же будущие путчисты видели та кую республику или такую монархию, где царствовала бы справедливая конституция?

В Австрии и Пруссии монархии были не хуже и не лучше российской, такие же абсо лютные и неограниченные ничем, кроме светлейшей воли. Во Франции радость населения от свержения короля быстро сменилась ужасом гильотины, голода и гражданской войны.

Затем французы пережили войны со всеми своими соседями, экономическую разруху и хаос.

И их любовь к республике была так «велика», что они с радостью приветствовали приход к власти Наполеона, быстро лишившего их всех демократических завоеваний. Зато на улицы стало возможным выходить без опасения быть ограбленным и убитым, а экономика вновь набрала обороты. Через несколько лет Бонапарт и вовсе объявил себя императором, чем фактически восстановил монархический строй. Народ воспринял это спокойно. Французские солдаты под Аустерлицем, Ваграмом, Бородино и Ватерлоо шли в бой с криками «Да здрав ствует император!». Никакой республиканской оппозиции Наполеону фактически не было, Первая республика растворилась во времени, словно ужасный кровавый кошмар. И именно эту республику собирались создавать в России молодые офицеры?

Каждый побывавший в поверженном Париже русский офицер должен был прекрасно знать, к каким страшным последствиям привела революция. И что теперь во Франции после неисчислимых жертв снова восстановлена монархия. Да и вся Европа теперь вновь была монархической. Где же декабристы видели тот шаблон, где же находился эталон, по кото рому они собирались кроить Россию? Ответ прост – нигде.

Ни в одном государстве мира того времени не было демократии в нашем сегодняшнем его понимании. На карте Европы не было республик, чьим воздухом свободы могли нады шаться наши офицеры. Желание будущих декабристов изменить государственный строй своей страны после возвращения из Европы в 1815 г. так же иррационально и загадочно, как если бы сталинские капитаны и полковники в 1945 г. захотели установить в СССР законы шариата. Мы их не видели, нигде не застали, но слышали, что они очень хорошие, и потому решили завести эти порядки у себя!

Но догадаться, откуда подул в уши наивных офицеров «свежий ветер перемен», мы все же можем. Только был это не освежающий бриз обновления, а ядовитые испарения разло жения и смерти. Вот для этого давайте и окунемся с головой в проекты тех самых консти туций, что хотели завести в России неугомонные дворяне–декабристы.

При первом знакомстве с документами наступает легкое удивление, при дальнейшем углублении в них оно становится безграничным. Оказывается, ряды дворянских борцов за светлые идеалы отнюдь не были сплочены и монолитны. Разделенные после неудачного путча, оказавшиеся кто на виселице, а кто «во глубине сибирских руд», заговорщики и до памятного декабря 1825 г. были разделены – по идейному принципу. Большой ошибкой бу дет думать, что тайные общества объединяли единомышленников. Наоборот, на первом этапе они напоминали дискуссионные клубы утомленных интеллектуалов, страстно обсуж дающих политические вопросы. Единства во взглядах будущих дскабристоБ не было на на чальном этапе формирования тайных обществ, не будет его и накануне их выступления.

Да и как им было договориться друг с другом, если их желания и стремления были прямо противоположны! Либералы, ярые монархисты, монархисты конституционные, сто ронники тоталитарного государства, русские националисты – это далеко не полный пере чень тех, кто скрещивал языки в словесных баталиях, где пытались решать будущее России.

Много понаписали «рыцари свободы», как называл их Герцен, разных проектов. Каж Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

дый видел благо Родины по–своему. В бумагах графа Дмитриева–Мамонова царские следо ватели найдут документы, под которыми даже сегодня вряд ли подписался бы хоть один здравомыслящий политик. Судите сами:

– истребление имени Польша и Королевства Польского и обращение всей Польши, как Прусской, так и Австрийской, в губернии Российские;

– присоединение Венгрии, Сербии, всех славянских народов к России;

– изгнание турков из Европы и восстановление греческих республик под протектора том России.

Все вышеуказанное – это война. Война страшная, кровопролитная, где противником России становятся не только турки, но и австрияки, и пруссаки. Кроме того, такие непо мерные русские аппетиты явно не вызовут сочувствия у Франции и Англии. Следовательно, война будет со всей Европой разом… Однако и другие «конституционные» работы дворян–революционеров отнюдь не луч ше. Полковник Павел Пестель, глава «Южного общества», написал «Русскую правду», один из проектов Конституции, которые делали декабристы. Даже незаконченная, она является весьма любопытным документом. Будучи наибольшим радикалом среди заговорщиков, Пестель планировал установить в России республику. Однако не спешите ему аплодировать, сторонники либеральных ценностей и демократического способа правления! Республика планируется унитарная, это значит без права на отделение и выход составляющих ее частей.

«Россия есть государство единое и неразделимое», – пишет Пестель в своем проекте. Это практически один в один – лозунг белогвардейцев «Единая и неделимая»! И мы видим странную картину: Деникин и Колчак в нашей истории – ретрограды и душители свободы, а их единомышленник декабрист Павел Пестель опять же пламенный революционер–Читаем «Русскую правду» дальше, и наше удивление продолжает расти. Прямо в начале второй главы ее автор делит народы, населяющие Россию, на три разряда, на три части:

«Первый разряд состоит из коренного народа русского. Второй – из пле мен, к России присоединенных. Третий из иностранцев, в России живущих. Ко ренной народ русский есть племя славянское. Народы, к России присоединен ные, составляют различные другие племена. Иностранцы, в России живущие, суть частные лица разных наций».

Да это же настоящая расовая сегрегация! Где ваш гневный голос, дорогие правоза щитники, срочно берущие для своих фамилий звонкие грузинские окончания? Где вы, со временные либералы, считающие декабристов первыми светочами борьбы с темным царст вом? Ведь борец за свободу Пестель не только грузин записал во «второй разряд», но заодно и калмыков, татар, чувашей, эстонцев, финнов, поляков, дагестанцев, кабардинцев и многих других! То есть добрую треть тогдашнего населения страны. В итоге, по мысли Пестеля, все народы, населявшие Россию, должны были слиться в единый русский народ и потерять все свои национальные особенности. А они этого захотят? Вот так безропотно возьмут и пре вратятся в русских? Конечно, нет! Такая внутренняя политика – это гарантированная граж данская война и раскол империи… Однако будем справедливы – есть в его проекте не только деление людей на разные сорта. Разумеется, говорилось в «Русской правде» и о крепостных – они освобождались и получали земельные наделы. Такие мелочи, как сам механизм великого земельного переде ла, Пестель подробно не описывал. Получается, делить землю будем – а вот сколько полу чит каждый, и как мы это сделаем, выяснится непосредственно в момент передела. Отсут ствие четко обозначенных правил снова гарантированно приводит к гражданскому конфликту между многомиллионной массой крестьян и тогдашними землевладельцами… Другим образцом законотворчества декабристов является Конституция Никиты Му равьева, творившего в рамках «Северного общества». Отличия от Пестеля радикальные: не республика, а конституционная монархия;

не унитарное государство, а федерация с правом отделения;

освобожденные крестьяне получают всего лишь по две десятины земли (это очень мало, не земельный надел, а, как получали советские люди, – приусадебный участок).

Вот с такими вопиющими противоречиями в целях и средствах и шли декабристы «на Николай Стариков: «Кто финансирует развал России? От декабристов до моджахедов»

площадь». Нам сейчас сложно себе представить, но декабристы действительно пытались осуществить государственный переворот, не имея ясной и согласованной программы даль нейших действий! Никита Муравьев и его единомышленники шли устанавливать в России ограниченную монархию. Павел Пестель решительно боролся за республику, однако не только за уничтожение самого самодержавия, но и за поголовное истребление всей царской семьи. Всех без исключения членов царского дома, включая малолетних детей и грудных младенцев, планировалось убить Большевики брали власть в 1917 г., не имея такой четкой программы своих будущих кровавых преступлений. Да и убили они едва ли половину большой романовской семьи. А вот благородный декабрист Пестель сделал свой проект программным документом руководимого им «Южного общества» декабристов. Приди он к власти – смертный приговор всем Романовым был бы вынесен заранее.

Показателен и путь, выбрав который, Россия, по его мнению, должна была стать рес публикой. Вместо царя сей борец за народное счастье хотел установить диктатуру. Только не пролетариата, а некоего Верховного правления И эта диктатура, по его предположениям, должна была длиться 10–15 лет. «Беспощадную строгость употреблять против всяких на рушителей спокойствия», – напишет полковник Пестель, и проступят сквозь эти строки су ровые профили Дзержинского и Уншлихта. Вспомним свою собственную историю – дикта тура большевиков под названием пролетарской диктатуры существовала в реальности куда меньший срок, а к каким потокам крови привела, даже вспоминать страшно… Подведем небольшой промежуточный итог. Очень часто в сознании людей возникает искаженное впечатление о целях политических сил. Когда красивые, образованные и склад но говорящие люди что–то обещают, беспощадно критикуя и разъясняя, то очень хочется им поверить. И мы верим, что целью их является построение гражданского общества, всеобщее процветание и борьба за права человека. Но вот выборы прошли – у власти «молодые и красивые», а в стране наступает разруха, разваливается инфраструктура, растет наркомания.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.