авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 19 |
-- [ Страница 1 ] --

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

СЕВЕРО-ЗАПАДНОЕ ОТЕДЕЛЕНИЕ

СЕРИЯ

БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ ПЕДАГОГИКИ

Е. Ф. ШНУРЛ0

КУРС

РУССКОЙ ИСТОРИИ

Возникновение и образование

Русского государства

(862 1462)

СЕРИЯ

БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ ПЕДАГОГИКИ

КУРС РУССКОЙ ИСТОРИИ

Возникновение н образование

Русского государства

(86Z-146Z)

Ответственный редактор: академик РАО Корольков А. А.

Допущено учебно-методическим объединением В У З о в Российской Федерации по педагогическому образованию Министерства общего и профессионального образования Российской Ф е д е р а ц и и в качестве учебного пособия для студентов высших и средних специальных учебных заведений.

Издательство «АЛЕТЕЙЯ»

Санкт-Петербург ББК 72819 ( Р о с. ) Е. Ф. Ш м у р л о Редакционный совет серии «Библиотека русской педагогики»:

Г. А. Бордовский, Л. А. Вербицкая, А. А. Корольков, О. И. А. Савкин Л.Абышко, «Курс русской истории» — главная, итоговая работа выдающегося русского и с т о р и к а Е в г е н и я Ф р а н ц е в и ч а Шмурло (1853-1934). Основу курса лекций составляет так назвваемое догматическое изложение твердо установлен­ ных наук

ой основных фактов русской истории с 862 по 1725 гг. Все разногласия между историками по наиболее важным вопросам вынесены автором во вторую часть каж­ дого из опубликованных им томов под названием «Спор­ ные и невыясненные вопросы русской истории». Большой интерес для начинающих ученых представляет и тщатель­ но подобранная библиография, я в л я ю щ а я с я органической ч а с т ь ю труда. Однако г л а в н а я ц е н н о с т ь к н и г и — это необычное для русского университетского курса внима­ ние к духовной, историко-культурной стороне нашего про­ шлого, истории письменности, литературы и просвеще­ н и я, развитию национального самосознания. Это придает книге скорее характер энциклопедического издания. Пер­ вый том «Курса» — «Возникновение и образование Рус­ ского государства» представляет собой общий обзор оте­ чественной истории с 862 по 1462 гг., периода Древней Руси. Издание снабжено современным научным аппара­ том.

Д л я самого широкого круга читателей.

О Издательство «Алетейя» ( С П б ) — 1998 г.

А. КОРОЛЬКОВ ВОЗВРАЩЕНИЕ ИЗ ЭМИГРАЦИИ РУССКОЙ ИСТОРИИ ЕВГЕНИЙ ФРАНЦЕВИЧ ШМУРЛО Читатель имеет счастливую возможность открыть замечательную книгу по р у с с к о й истории Е. Ф. Ш м у р л о, книгу, которая только однажды о ы л а издана в Праге т р и д ц а т ы х годов и в ошеломляюще малом количестве — всего сто э к з е м п л я р о в. Б ы л а война, были потери книг из крохотного т и р а ж а. Д и р е к т о р Славянской библиотеки в Праге в середине 80-х годов подарил мне несколько русских книг из избы­ точного д л я п р а ж с к и х читателей ф о н д а, и с тех пор я взял на себя внутреннюю ответственность за переиздание уникального курса рус­ ской истории.

Достаточно полистать хотя бы оглавление каждого тома, чтобы обнаружить самое привлекательное — наиболее спорные вопросы нашей истории. Е. Ф. Ш м у р л о не избегает ставить самые острые, самые загадочные вопросы и дает ответы на них не на основе субъ­ ективных предпочтений, а основываясь на многообразии версий и фактов, причем делает это он исторически и художественно убеди­ тельно. Если вообще возможно говорить о пражской исторической школе ( г е о г р а ф и я местообитания русских эмигрантов не могла создать единства ш к о л ), то более всего сказалась здесь стилистика В. О. Клю чевекого, тяготение к созданию убедительных образов прошлого Уди­ вительно, книги Е. Ф. Ш м у р л о одновременно несут в себе исследо­ вательское богатство, красоту и ясность учебного курса лекций и увлекательность повествования о событиях и л и ц а х, выписанных с писательской я р к о с т ь ю. « К а к умер царевич Д и м и т р и й ? », « К а к воз­ никло на Руси П а т р и а р ш е с т в о ? », « К а к сложилось представление о Москве, к а к третьем Р и м е ? », «С какой поры можно начинать непре­ рывную историю русского национального самосознания?» — это лишь наудачу выхваченные заголовки разделов работы Е. Ф. Шмурло Разве оьи оставят равнодушным современного читателя?

Уникальность труда Е. Ф. Ш м у р л о еще и в том, что перед нами не история государства в традиционном ее толковании, а одновремен­ но — история русской культуры: народной, религиозной, светской Литератор, ф и л о с о ф, культуролог, м у з ы к а н т, богослов отныне смогут Л. Корольков воспользоваться россыпями ф а к т о в, обобщений, описаний книг забы­ того, неузнанного еще на Родине историка.

Д л я русского уха и фамилия-то какая-то странная, забавная д а ж е — Ш м у р л о, но если бы мы впервые услышали ф а м и л и ю Глин­ ки — разве не показалась бы она нам веселой? Трудно пока, до знакомства с самими трудами, убедить читателя в том, что перед нами — выдающийся историк, которого почитали еще в пору его первых л е к ц и о н н ы х курсов в Санкт-Петербургском университете и особенно в годы испытаний изгнаннической послереволюционной ж и з н и, когда Евгений Ф р а н ц е в и ч Ш м у р л о стал основоположником Русского исторического общества в Праге, блестящим исследователем и лектором. Современники отмечают нескрываемую поэтическую ж и л к у в творчестве историка — это в сущности особенность русского мировосприятия, проявившего себя по преимуществу не в круге фор­ мальных знаний, а на ниве просветленной чувственности, которая сказывалась в любых ф о р м а х творчества и деятельности.

Русское историческое общество в Праге позволило объединиться более двадцати историкам, имена которых в разной степени известны ныне, но эта вина наша, а не историков, достойных памяти и изучения Здесь трудились, начиная с 1921 года, одни до смертного часа, другие кратковременно, А. А. Кизеветтер, Н. П. Кондаков, Н. В. Ястре­ бов, П. Б. Струве, Г. В. Вернадский, Б. А. Евреинов, А. В. Ф л о ровский, М. В. Ш а х м а т о в, И. И. Л а п п о, В А. Ф р а н ц е в.

Всюду, где пришлось и довелось ж и т ь Е. Ф. Ш м у р л о, в Юрьеве, Праге, Риме, он с головой уходил в исторические изыскания, считая себя р я д о в ы м научным работником, на самом же деле, оставляя глубочайшие исследования во всяком предмете, который увлекал его Специалистам еще предстоит открыть такие его труды, как «Римская курия на русском православном Востоке», «Россия и И т а л и я », «Петр Великий в русской литературе» и множество других.

Е. Ф. Ш м у р л о до последнего д н я не расставался со своими ру­ кописями и дневником, он надеялся издать полный курс лекций русской истории, писал легко, по-юношески увлеченно. Недавно из Брюсселя в Петербург п р и е з ж а л а дочь другого историка того же пражского круга, Б. А. Евреинова. Н а т а л ь я Борисовна вспоминала о бесприютном бытии стареющего Ш м у р л о, который ж и л у них летом на даче и оставался влюбчивым: д о л ж н о быть, его историческое вдохновение питалось красотой, рождающей поэзию.

Предлагаемое издание снабжено списком работ Е. Ф. Ш м у р л о и рецензий на них, составленным вскоре после смерти историка В. Са ханеевым.

Учитывая высочайшую осведомленность Е. Ф Ш м у р л о в вопро­ сах влияний на Россию культур З а п а д а и Востока и особый интерес современного читателя к евразийским сюжетам, в качестве приложения к «Курсу русской истории» публикуется публичная л е к ц и я историка в Юрьевском университете «Восток и З а п а д в русской истории»

Предисловие Н а с т о я щ а я книга состоит из двух частей: в первой (стр 1 - 3 4 0 ) события русской истории излагаются применительно к тому, как они установлены в исторической науке, и потому могут считаться более или менее бесспорными и общепризнанными;

вторая часть (стр. 341 511) посвящена тем « С п о р н ы м и невыясненным вопросам русской истории», которые и до сих пор понимаются и толкуются по-разному.

Первая часть знакомит с фактами, вторая предлагает читателю свод главнейших мнений по тому или иному спорному вопросу и д о л ж н а служить материалом д л я самостоятельной критической работы Пер­ вая часть предназначена д л я усвоения, вторая — д л я анализа, д л я выработки собственного мнения. Эта вторая часть, пригодная при университетском преподавании под руководством профессора, может для подготовленного читателя служить подспорьем и вне стен уни­ верситета. Таково, по крайней мере, назначение книги по замыслу ее автора.

Относительно самого выбора «спорных и невыясненных вопросов»

автору могут сделать упрек, что не все заслуживающее внимания нашло себе место на страницах книги, что некоторые вопросы, вто­ ростепенного значения, могли бы с большею..

У к а з а н и я на литературу, конечно, не исчерпывающие;

цель их не дать полную библиографию, а л и ш ь ввести в лабораторию научной работы, указать, с чего приступить при изучении данного вопроса С этой точки зрения у к а з а н и я страдают скорее излишеством, чем неполнотой. Потому нет указаний и на источники: последние вскроются при чтении самого исследования ( п о с о б и я ).

Автор лишен был возможности напечатать свою книгу в типогра­ фии;

отсюда неприятные недочеты, неизбежные при литографском способе воспроизведения. О д н а к о д а ж е и в этом несовершенном виде появление книги могло состояться л и ш ь при материальной поддержке Славянского института в Праге, принявшего на себя некоторую часть расходов по изданию, за что автор и приносит ему глубокую благо дарность. Ж и в е й ш у ю признательность в ы р а ж а е т он также и Славян­ ской библиотеке Министерства иностранных дел Чехословацкой Рес­ публики: участливое отношение ее служебного персонала в значитель­ ной степени облегчило его работу, позволив широко использовать богатейшие к н и ж н ы е сокровища Б и б л и о т е к и, этого едва ли не един­ ственного (в обширных пределах нынешнего русского рассеяния) к н и г о х р а н и л и щ а, где отдел русских книг отличается такой полнотой, разнообразием и внутренней ценностью своего содержания.

Е. Ш.

Прага, июнь 1931 г.

Введение Культурные достижения русского народа К а ж д о м у народу присуща своя собственная ф и з и о н о м и я, своя коллективная душа. Если хотите узнать и понять ее — познакомтесь с его культурой. Культура — это есть своего рода зеркало, отра­ жающее его религиозные воззрения, понятия о праве, долге и спра­ ведливости, его характер и идеалы. В этом зеркале вы увидите уклад его общественной ж и з н и, его правовые отношения, накопленное зна­ ние, материальные достижения, а т а к ж е творческую работу ума в области искусства, т. е. в области Красоты и Прекрасного.* Культура данного народа отличает его от других народов, дает ему право говорить о своем Я, мыслить себя самостоятельною особью;

она воспитывает в нем чувство самосознания, горделивой независимости и поистине становится его национальным достоянием.

Культуры, по удельному их весу, бывают р а з н ы х степеней, одни более развитые, законченные, качественно более высокие, другие — более низкие, менее совершенные. Первые мы наблюдаем преимуще­ ственно у народов, насчитывающих своему историческому существо­ ванию д л и н н ы й р я д веков;

вторые — у народов, сравнительно более молодых. С наибольшей отчетливостью и определенностью душа на­ родная раскрывается и познается л и ш ь у народов, уже сошедших с мировой сцены, завершивших свой исторический и культурный цикл, уже сказавших свое «последнее слово». Т а к о в ы народы древнего Востока, древние греки и р и м л я н е : их культурные достижения наи­ более я с н ы, р а с х о ж д е н и я в их понимании и оценке наиболее редки;

к тому же они уже давно стали общим достоянием человечества.

Наоборот, народ молодой, без продолжительного жизненного опыта, с высокой культурой, еще не успел проявить своего Я, у него еще нет своей ф и з и о н о м и и, или она еще бледная, неяркая, во все­ мирной истории такой народ исполняет л и ш ь служебную роль, я вля * Здесь и далее по всему тексту Издатель придерживался авторской орфографии.

Е. Ф. Шмурло ется не самостоятельным элементом, а скорее всего простым объектом чужого воздействия.

Хотя народам славянского, германского и романского к о р н я, при­ шедшим на смену древнему миру, еще т о л ь к о в будущем предстоит произнести свое «последнее слово», однако «душа» каждого из них успела уже и теперь обрисоваться в очертаниях, позволяющих не смешивать одну с другою.

Культура русского народа есть результат его материальной и духов­ ной работы на протяжении последних 10—11 столетий. Своими корня­ ми она уходит в доисторическую д а л ь, во времена скифов, сарматов и готов, т. е. еще задолго до того момента, когда, согласно известной ле­ генде о призвании варягов, лицо русского народа выступает в истории впервые, так сказать, о ф и ц и а л ь н о. С той поры русский народ образо­ вал обширное и могучее государство, превратил первоначальное Киев­ ское княжество в мировую д е р ж а в у и проявил свои духовные, творчес­ кие силы на самых р а з н о о б р а з н ы х поприщах культурной деятельности.

Р а з м а х, разнообразие и многосторонность этой деятельности осо­ бенно наглядно в ы р а з и л и с ь за последние 60 — 70 лет в небывало быстром росте промышленности и торговли, в усиленной постройке ф а б р и к и заводов, ж е л е з н ы х дорог и водных путей сообщения, в улучшенных приемах земледелия, осушке болот, орошении бесплод­ ных пустынь, в создании новых отраслей обмена на внутреннем и внешнем р ы н к е. Особенно за последние десятилетия, вплоть до ре­ волюции, можно было наблюдать быстрое заселение свободных про­ странств Сибири, гигантский рост кооперативных обществ, постоянный рост ш к о л, особенно низших и высших, между прочим и женских университетов ( « в ы с ш и х ж е н с к и х к у р с о в » ). Ученые экспедиции и исследования глухих уголков К а в к а з а ;

з а м е р з ш и х тундр на сибирском побережье Ледовитого океана и особенно ( р а н ь ш е почти недоступных европейцу) о б ш и р н ы х пространств Средней Азии, скрывавших в своих тайниках ценные остатки древних культур, — покрыли славой и мировой известностью неустрашимых путешественников-исследовате­ лей, обогативших науку о географии, ф и з и к е, геологии, этнографии, истории новым ценным материалом.

Некогда пушкинский Скупой Р ы ц а р ь спускался в свои подвалы, открывал сундуки и любовался блеском хранимого там золота, на­ с л а ж д а я с ь сознанием того, что он я в л я е т с я обладателем накопленного в этих сундуках богатств. У русского народа тоже есть свои сундуки, которыми м о ж н о не только любоваться, но и гордиться;

только в них не золотой металл с л о ж е н, а плоды духовного творчества русского народа, плоды тех усилий, какие проявили десятки поколений, стро­ ивших русскую государственность и общественность. В отличие от Скупого Р ы ц а р я мы любуемся содержанием этих сундуков не с чув­ ством корыстолюбивого эгоиста, а с трепетной мыслью о непреходящей ценности наших сокровищ, что они не л е ж а т втуне, что из этих Курс русской истории. Введение сундуков свободно черпает к а ж д ы й, свой или чужой, кому вообще дороги культурные завоевания человеческого духа, причем самый вид этих сокровищ вызывает в нас чувство благодарной памяти о тех, кто накопил их, оставив в наследство нам и всему человечеству В этих сундуках собраны перлы художественной прозы и поэзии, в них бережно х р а н я т с я образы, созданные великими талантами рус­ ской сцены и м у з ы к и ;

русское зодчество, старая и новая живопись, так увлекательно отразившая русскую душу, ее настроения и пере­ ж и в а н и я. Здесь и религиозные запросы, русское старчество с его исканием правды Б о ж и е й ;

русское мессианство с его идеей «Третьего Рима»;

здесь русская научная м ы с л ь, в тысячах и тысячах книг, проявившая себя тоже творчески в области точного з н а н и я, изучения прошлого во всем его многообразии, — научная мысль, сумевшая сказать свое слово как в области отвлеченного з н а н и я, так и в подходах к решению мировых проблем.

Х а р а к т е р н а я особенность этих сундуков в том, что на их содер­ жании лежит я р к и й отпечаток национальности, печать русского та­ ланта и русского миросозерцания;

с к а з а л а с ь душа той народности, что создала его. Д о с т и ж е н и я русского народа, будучи глубоко нацио­ нальны, именно в силу этого, приобретают мировую ценность, ста­ новятся дороги и понятны не только одним русским, но всем людям вообще, потому что и славянин, и германец, и ф р а н ц у з, и я п о н е ц одинаково найдут в них нечто общечеловеческое, одинаково понятное и близкое каждому, к какой бы нации или религии он ни принадлежал Ни одному народу его культура не преподносится готовою как дар Небес: она растет, медленно и постепенно созревает, слагается, иначе говоря, имеет свою историю. И вот почему культура народа, т е его душа, раскроется перед нами с надлежащей полнотой и отчетливо­ стью л и ш ь при условии знакомства с тем, к а к он творил и вырабатывал свою культуру, иными словами, — с историей самого народа.

Общие понятия о государстве Первым серьезным научным трудом по истории России б ы л а много­ томная « И с т о р и я Государства Российского» Н. Карамзина Современ­ ная автору критика осталась недовольна тем, что темою своего сочине­ ния К а р а м з и н избрал государство, а не народ, не общество, причем главный критик, Н. Полевой, как бы в поучение, тогда же написал свою « И с т о р и ю Русского народа». Если у К а р а м з и н а культурная и Духовная ж и з н ь массы, — эволюция народного быта, его социального 12 томов. СПб., 1818-1829.

б томов. СПб., 1829-1833.

Е. Ф. Шмурло строя, — действительно заслонены правительственным механизмом, и д а ж е не столько правительственным механизмом, сколько деятельно­ стью государей и правителей;

если из отдельных личностей, по капризу судьбы очутившихся на первом месте, на виду всех, действительно, за­ частую не видать толпы б е з ы м я н н ы х работников, то было бы ошибкою вообще историю народа, общества противополагать истории государ­ ства уже по одному тому, что Государство и Общество, живущее госу­ дарственным бытом, по существу одно и то ж е.

В какие новые, более совершенные ф о р м ы общежития выльется в будущем ж и з н ь людей на земле, об этом м о ж н о только гадать, до насто­ ящего же времени государство остается высшею ф о р м о ю общежития, до какой доросло человечество. Вне государства мы не знаем ни одного исторического народа. Л и ш ь государственная ф о р м а ж и з н и дает народ­ ности возможность проявить наиболее полно и я р к о свои духовные силы, я в и т ь свой духовный л и к. Вот почему следить за ростом государ­ ства есть то ж е, что наблюдать за ходом целой исторической ж и з н и дан­ ного н а р о д а во всевозможных п р о я в л е н и я х материального и духовного его существования;

равно и, наоборот, все, в чем проявил свою ж и з н ь народ, одинаково входит в историю государства, которое само есть л и ш ь плод его творческой мысли и деятельности.

Возможность противополагать Государство Обществу в значитель­ ной степени вызвана тем, что в само понятие обычно вкладывается содержание, не вполне отвечающее н а д л е ж а щ е м у представлению о нем. В самом деле, что такое государство? Ходячее представление о нем такое: государство есть территория, т. е. известная, больших или меньших размеров, часть земного шара, населенная людьми и у п р а в л я е м а я единою, общею д л я всего этого населения и для этой территории властью. Такое определение с л и ш к о м материализирует наши представления о государстве, носит чересчур географический х а р а к т е р, так как выросло из представления о внешних пределах, в которых протекает ж и з н ь данной группы людей Между тем центр тяжести не в территории, а в этой самой группе людей, в том обществе, которое ж и в е т на ней и связано общею д л я всех властью. Недостаток указанного определения еще и в том, что оно совершенно заслоняет самый х а р а к т е р н ы й и существенный п р и з н а к любого государства, каково бы оно ни было, — упускает из виду тот, я бы сказал, химический процесс, вследствие которого эти три отдельных сами по себе элемента: территория, население и власть претворились в единое После Карамзина и Полевого это обыкновенно так и понимается.

Покойный Забелин нашел прекрасную форму для своего труда, назвав его «Историей русской жизни*, совместив в этом выражении понятие об историческом развитии одинаково и государства, и общества Курс русской истории. Введение новое целое, органически срослись один с другим и выступают со специально присущими им особенностями.

Чтобы из простой т о л п ы, из простого собрания отдельных семей, родовых, племенных и областных союзов превратиться в государст­ венное общество, необходимо, чтобы население данной территории прониклось сознанием общности своих интересов, мощным, неудер­ ж и м ы м стремлением воплотить ее в ж и з н ь ;

чтобы видело в государстве необходимую и единственно возможную д л я него ф о р м у существования и д л я сохранения, и процветания его готово было бы, если понадобится, пойти на самые великие ж е р т в ы. Сознание это приходит не сразу, оно воспитывается поколениями. Его нельзя принять извне Н е л ь з я создать государства, если люди не чувствуют в нем потребности.

Скажите л о п а р я м, патагонцам, какому-нибудь полудикому племени а ф р и к а н с к о м у : вот вам государство, живите и управляйтесь сами — завтра же они распадутся снова на свои к л а н ы, роды, племена.

Правда, той связи, к а к а я существует у них сейчас, они не потеряют, но и новой, государственной, не создадут. И параллельно с этим, разрушить государство, силою подчинить его другому — еще не значит уничтожить у народности чувство своей государственности: чувство это будет неудержимо клокотать, в ы р ы в а т ь с я наружу и упорно до­ могаться восстановления утраченной политической свободы В наши дни наглядный пример тому — и р л а н д ц ы и народы славянской расы чехи, словаки, п о л я к и, словенцы, х о р в а т ы.

О б щ и й интерес, поставленный выше интереса частного, создает то, что называется суверенитетом, — правом данного общества на незави­ симое от других, подобных ему государственных обществ, существова­ ние, совместно с правом, ЕО ИМЯ Целого, Единого требовать себе подчи­ нения от Частного, Личного. Это суверенное право находит себе выра­ жение в верховной власти, какова бы, по ф о р м е, ни была последняя.

Деспотия, самодержавная и конституционная м о н а р х и я, республика, теократия — в основе всех их заложен один общий признак самодер жавность, полная независимость этой власти, обязательность ее повеле­ ний, беспрекословное ей повиновение каждого л и ц а в отдельности, каждой группы или союза. Суверенная власть не спрашивает отдель­ ную личность или союз частного характера, согласны они или нет ис­ полнить ее повеление, но прямо и категорически предписывает им свой закон, предъявляет свое требование. « C a r t e l est notre bon plaisir» — в ы р а ж а л и с ь в старое время ф р а н ц у з с к и е к о р о л и, и та же ф р а з а, по­ скольку слово «notre» в ы р а ж а е т все государственное общество, с оди­ наковым правом могла бы появиться и за подписью простого, ежегодно сменяющегося президента Ш в е й ц а р с к о й республики.

Т а к о в а сущность суверенитета. Но д л я того, чтобы ему проявиться в сознании общественном, необходимо время, целые поколения. Вот почему государство не появляется на свет готовым. Это не Афродита, в ы п л ы в а ю щ а я из пены морской;

не А ф и н а - П а л л а д а, что, вполне Е. Ф. Шмурло с ф о р м и р о в а н н а я, выходит во всеоружии из головы Зевса: государство растет, и на этот рост ему нужны целые столетия. Первоначально, налицо имеются л и ш ь простые элементы его;

само общество еще долгое время не сознает, что уже начало существовать государственно, сознание приходит крайне медленно, нарастает постепенно, и лишь только когда оно наросло вполне, тогда м о ж н о говорить, что госу­ дарство образовалось и существует как таковое.

В течение первых шести веков русской ж и з н и (862 — 1462) еще нельзя говорить о Русском государстве, как о чем-то готовом, сложив­ шемся: о нем, особенно вначале, еще никто не думает, в сознании на­ родном оно пока еще не существует;

зато незаметно, мало-помалу на­ капливаются и нарастают те элементы, из которых оно потом возник­ нет. Государство уже потому не готово, что из трех необходимых д л я его образования элементов налицо пока только два территория и народ, простые людские группы в неустойчивых территориальных пре­ делах — группы недостаточно о ф о р м л е н н ы е, слишком подвижные, чтобы чувствовать кровную связь со своею землей: сама З е м л я еще не стала своею. Россия за эти первые шесть веков напоминает ребенка, у которого еще нет своего места;

ребенок растет, формируется, но еще не стал человеком, да и не чувствует себя (а в этом вся суть) таковым.

Но вот наступает момент, когда ребенок не только стал взрослым, но и осознал совершившуюся в нем перемену. С этой минуты нарож­ дается третий ф а к т о р — невидимый, неосязаемый, бесплотный, но тем не менее вполне реальный и обладающий чудодейственною силою И м я ему — суверенитет народный. С его нарождением совершается великое химическое чудо: все три элемента претворяются в одно сложное тело — государство. Если в нем еще и можно мысленно выделить один составной элемент из другого, то отцепить, реально оттащить один от другого уже нельзя;

элементы навеки соединены, слиты, претворены один в другом. Превратиться в такое государство Россия стала готовою в середине XV века.

Процесс образования, н а р о ж д е н и я Русского государства, превра­ щение «ребенка» во «взрослого человека», переход из небытия госу­ дарственного в государственное бытие — и составит предмет настоящей книги.

Деление человеческого рода на расы и народности Р а с ы (иначе: н а р о д ы ). К а ж д а я раса имеет свои отличительные особенности:

1) Анатомические' строение черепа ( н а р о д ы длинноголовые, ши­ р о к о г о л о в ы е ) ;

скуластость.

2) Физиологические: цвет к о ж и, глаз, волос. По волосам разли­ чаются: а) народы курчавоволосые: шерстоволосые негры, пучково Курс русской истории. Введение лосые готтентоты и папуасы;

б) гладкоеолосые. прямоволосые мон­ голы, а м е р и к а н ц ы, индейцы;

волноволосые семиты, арийцы, д р а в и д ы, нубийцы.

Д р у г о й признак (изменчивый и трудно поддающийся точному о п р е д е л е н и ю ) : степень умственных способностей.

Племя. Главным признаком его служит я з ы к.

Н а р о д (народность) определяется общностью я з ы к а, культуры, характером общественного уклада и происхождения (последнее не всегда).

Совокупность людей, населяющих земной шар, обыкновенно под­ разделяется по цвету кожи на пять рас: 1. К а в к а з с к у ю, или белую;

2. Монгольскую, или смугло-белую, 3. А ф р и к а н с к у ю, или черную, 4. Американскую, или медно-красную, и 5 М а л а й с к у ю, или темно ж е л т у ю. М е ж д у ними много переходных ступеней ( о т т е н к о в ), что иным дает основание вместо пяти видеть т о л ь к о три основные группы Белую, Ч е р н у ю и Ж е л т у ю. К а ж д а я раса, в свою очередь, подразде­ ляется на отдельные группы и побеги. Вполне точных граней между ними науке установить еще не удалось Особенно спорны подразде­ ления в группе тюрко-татарской В кругозор русской истории входят представители только (да и то д а л е к о не все) двух первых рас: К а в к а з с к о й и Монгольской А. Кавказская раса.

I. Семиты: евреи, арабы и вымершие ассиро-вавилоняне, египтяне, ф и н и к и я н е, халдеи, арамеи.

II. Индоевропейцы (иначе, арийцы).

1. Азиатская ветвь: индусы, и р а н ц ы, армяне Примечание И р а н ц ы персы, т а д ж и к и, курды, осе­ тины, а ф г а н ы, вымершие с к и ф ы и сарматы С р а в н. ниже о сартах.

2. Европейская ветвь: греки, а л б а н ц ы, италы ( л а т и н ы, самниты, са­ бины, в о л ь с к и ), кельты, германцы, литовцы, славяне.

3. К а в к а з с к и е н а р о д ы а) К а р т в е л ь с к а я группа грузины, а д ж а р ц ы, хевсуры, имеретины, л а з ы, гурийцы, мин­ грельцы, сванеты б) Горская группа: абхазцы, черкесы, кабар­ д и н ц ы, шапсуги, чеченцы, ингуши, лезгины, аварцы Б. Монгольская раса.

1. Восточно-азиатская группа: сиамцы, я п о н ц ы, корейцы, китайцы, тибетцы.

Е. Ф. Шмурло 2. Собственно монгольская группа ( м о н г о л ы ) : х а к а с ц ы, ойраты, джун гары, торгоуты, буряты.

3 Тунгусская группа: тунгусы, м а н ь ч ж у р ы, орочоны, голды, гиляки 4. Т ю р к с к а я (тюрко-татарская) группа (потомки гуннов):

а) в Сибири: я к у т ы, алтайские к а л м ы к и, телеуты, теленгиты, урян­ х а й ц ы, западно-сибирские татары;

б) в Средней Азии: киргизы (киргиз-каесаки, к а р а - к и р г и з ы ), узбеки, таранчи, туркмены;

в) в Европейской России: к а л м ы к и, ногайцы, татары ( в о л ж с к и е и крымские);

г) в Малой Азии и на Б а л к а н с к о м полуострове: турки-османы.

Вымершие племена: печенеги, торки, половцы (иначе* куманы) 5. Группа Урало-Алтайских народов:

А. Финны: а) П р и б а л т и й с к и е : ф и н н ы (вместе с карелами и и ж о р о й ), л о п а р и, эсты, л ивы.

б) П р и в о л ж с к и е : черемисы, мордва и вымер­ шие: весь, мурома, м е р я.

в) П р и к а м с к и е : вотяки, пермяки, з ы р я н е Б. Самоеды: близкие к ф и н н а м.

В. Угорская ветвь: вогулы, остяки (те и другие д р е в н. « Ю г р а » ), м а д ь я р ы (венгры) 6. Народности, не подходящие ни к одной из вышеперечисленных групп: юкагиры, к о р я к и, к а м ч а д а л ы, айны.

Примечание. Этруски и баски — народы неизвест­ ного п р о и с х о ж д е н и я. Происхождение хазар очень спорно: т ю р к и ? ф и н н ы ? м а д ь я р ы ? Баш­ киры и родственные им тептяры, мещеряки и чуваши, по мнению одних, племена ф и н с к и е, но совершенно отуреченные, другие же счи­ тают их за чистых тюрков Сарты — или отуреченные и р а н ц ы, или чистокровные тюр­ ки. Основной тип турок-османов подвергся сильному изменению под влиянием посторон­ них элементов ( а р а б ы, греки, с л а в я н е ). После завоеваний Чингис-хана многие народы Тюрк­ ской группы (4-й) омонголились (усвоили черты 2-й г р у п п ы ).

Курс русской истории. Введение Классификация языков А По особенностям нынешнего строя слов ( п р и з н а к морфологи­ ческий).

1. Я з ы к и изолирующие, или корневые. Н и к а к о й грамматики;

ни склонений, ни спряжений;

частей речи не существует;

полное отсут­ ствие особых ф о р м д л я глагола, имени существительного, наречия и т. д.;

весь словарь я з ы к а состоит из одних только односложных неизменяемых корней — они и составляют слова. Грамматические отличия определяются местом, какое занимает д а н н ы й корень по отношению к другому корню. — Т а к о в ы я з ы к и : китайский, аннамит­ ский, тибетский, я п о н с к и й.

2. Я з ы к и агглютинирующие. Существуют п р е ф и к с ы, суффиксы, но самый корень не изменяется;

приставки механически сливаются, склеиваются ( ф р а н ц у з с к о е a g g l u t i n e r ) с корнем — эта «склейка» и создает слово. — Т а к о в ы я з ы к и : тюркские, урало-алтайские.

3. Я з ы к и флективные, имеющие флексии, т. е. разнообразные виды изменения слов и корней: числа, падежи, лица, времена, на­ клонения, виды. Есть, значит, грамматика;

есть части речи. П р е ф и к с ы и с у ф ф и к с ы присоединяются к корню или основе слова, но уже не механически, а изменяя и корень, и основу. — Т а к о в ы я з ы к и, арийские ( и н д о е в р о п е й с к и е ), семитские.

Б. По происхождению (принцип генетический) Восемь основных групп:

A. Арийская.

Б. Семитская.

B. Хамитская.

Г. У рал о-Алтайская.

Д. Тюрко-Татарская.

Е. Дравидийская ( Ю ж н а я Индия).

Ж. Полинезийская (Полинезия).

3. Ю ж н о а ф р и к а н с к а я ( к а ф р ы, готтентоты).

А. Арийская группа а) Азиатская ветвь 1. Санскрит ( В е д ы ).

2. Иранские я з ы к и : зенд (Зендавеста);

новый, современный персид­ ский;

осетинский, курдский, афганский.

3. Армянский я з ы к (среднее между арийскими и семитскими язы­ ками).

Е. Ф. Шмурло 6) К а в к а з с к а я ветвь абхаз­ Я з ы к и Яфетические: грузинский, мингрельский, чанский, ский, сванетский, черкесский, к а б а р д и н с к и й.

в) Европейская ветвь:

1.Фригийский язык.

2.Греческий я з ы к.

3.Фракийский язык.

4.

И л л и р и й с к и й я з ы к (македоняне времен Ф и л и п п а и Александра Великого говорили я з ы к о м, который сло­ ж и л с я из ф р а к и й с к о г о и иллирийского) 5. Албанский я з ы к.

6. И т а л и й с к и е я з ы к и : латинский, Вольский, сабинский (от латин­ ского произошли я з ы к и : итальянский, ф р а н ц у з с к и й, провансальский, испанский, каталонский, португальский, р у м ы н с к и й ) 7. Кельтские я з ы к и, именно: галльский ( н а нем говорили галлы времен Ю л и я Ц е з а р я ), арморейский ( Б р е т а н ь ), кимрийский ( У э л ь с в Англии), гэль­ ский ( и р л а н д с к и й, ш о т л а н д с к и й ). На гэль­ ском я з ы к е М а к ф е р с о н написал «Песни Оссиана».

8. Германские я з ы к и : готский, немецкий, бургундский, англий­ ский, датский, норвежский, шведский 9. Литовские (иначе Летские или Б а л т и й с к и е ) языки* литовский, л а т ы ш с к и й, прусский, я т в я ж с к и й.

10. С л а в я н с к и е я з ы к и : болгарский, сербо-хорватский (резьянский говор в Северной И т а л и и ), словенский, чехо-словацкий, л у ж и ц к и й, полабский, по­ морский, польский, кашубский, русский Д е л е н и е арийцев (индоевропейцев) — народов и их наречий — на ветви Азиатскую и Европейскую подсказано самой природою, геогра­ фическим расположением каждого из этих народов;

зато степень последовательности, в какой сами народности (и их я з ы к ), входящие По имени третьего сына Ноя, Иафета, и но аналогии с группами языков Семитской (по имени первого сына, Сима) и Хамитской (по име­ ни второго сына, Хама). См. ниже.

Академик Марр, которому принадлежит выделение этих языков в особую группу, относит к ней и язык армянский, образуя таким образом Впрочем, правильность самого «армяно-грузинскую языковую группу».

образования Яфетической группы подвержена сильному сомнению и далеко еще не получила в науке права гражданства.

Курс русской истории. Введение в эти две группы, в ы д е л я л и с ь из своего п р а н а р о д а (и п р а я з ы к а ) и доросли до самостоятельного бытия, наукою окончательно еще не установлено. Есть две схемы, пользующиеся в наше время наибольшим авторитетом: они довольно близки одна к другой и расходятся лишь в подробностях (см. их у L. Niederle. M a n u e l de l ' a n t i q u i t e Slave Tome II. Paris, 1923, p. 6 ) :

Б. группа Семитская 1. Асиро-вавилонский я з ы к.

2. Арамейский я з ы к. В V I I I ст. до P. X. арамейский я з ы к совер­ шенно вытеснил в Вавилоне местный, и Иудеи, вернувшись из вави Е. Ф. Шмурло лонского плена (536 г. до P. X. ), пользовались с тех пор в обиходной речи им, а не своим природным еврейским. На арамейском я з ы к е говорили Спаситель и апостолы.

3. Еврейский.

4. Ф и н и к и й с к и й я з ы к.

5. Арабский я з ы к.

6. Э ф и о п с к и й ( А б и с с и н и я ).

В. группа, родственная Семитской Хамитская 1. Древнеегипетский ( к о п т с к и й ) я з ы к.

2. Берберские я з ы к и (наро до в Северной А ф р и к и ).

3 Кушитские я з ы к и (народов средней полосы Африки" сомали, галл асы и д р. ).

Г. группа (Угро-Финская).

У рало-Алтайская 1. Ф и н с к и е я з ы к и : ф и н с к и й с эстонским наречием;

лопарский, черемисский, мордовский, вотяцкий, зы­ рянский.

2. Самоедский я з ы к.

3. Вогульский я з ы к.

4. О с т я ц к и й я з ы к 5. М а д ь я р с к и й (венгерский) я з ы к.

Д. группа.

Тюрко-Татарская Главнейшие я з ы к и : монгольский, бурятский, калмыцкий (иначе.

ойратский или ч ж у н г а р с к и й ), тунгусский и м а н ч ь ж у р с к и й ;

я к у т с к и й, киргизский, татарский, туркменский, турецкий.

Языки фригийский, фра­ Примечание. вымершие:

к и й с к и й, и л л и р и й с к и й, древнееврейский, фи­ никийский, ассиро-вавилонский, зенд, сан­ скрит;

готский, бургундский, галльский, древ­ негреческий, л а т и н с к и й, прусский, я т в я ж ский, полабский, поморский На я з ы к е ара­ мейском — я з ы к е Спасителя — ныне говорят всего несколько деревень около города Да­ маска в Сирии.

Курс русской истории. Введение Е. Ф. Шмурло Индоевропейцы (Арийская раса) Прародина Арийской расы определяется различно: 1) Иранское плоскогорье (старые д о г а д к и ) ;

2) Юго-восточная Россия: нижнее и среднее течение р. Волги (большинство современных ученых)^ 3) к югу от Балтийского моря (новейшая теория, наиболее спорная) " Европейская ветвь Арийской расы двигалась в Европу двумя путями: 1) южным: италы, греки;

2) северным, кельты, германцы, литовцы, славяне. Н ы н е ш н е е географическое расселение этих племен указывает на порядок их д в и ж е н и я с Востока на З а п а д Арийская раса стала разбиваться на отдельные группы примерно за 4 тыс лет до P. X. Уровень культуры арийцев к этому времени:

Ж и л и на переходном положении от звероловного быта к к о ч е в о м у охотой в лесах и скотоводством;

земледелие было в самом зародыше Домашними ж и в о т н ы м и б ы л и : корова, л о ш а д ь, овца и коза Богатство заключалось в скоте. З а н и м а л и с ь пчеловодством;

выделывали мед — напиток. Существовала семья, обычай кровной мести, ж и л ы е построй­ ки Время считали по л у н н ы м месяцам;

год делили на лето и зиму, солнечного года еще не знали. Боготворили небо.

Все это нам р а с к р ы л а новая наука X I X столетия: сравнительное языкознание (немецкие ученые: Ф р и д р и х Ш л е г е л ь, особенно Б о н н ) Такие слова к а к : отец, мать, сын, дочь, брат, сестра, вдова, господин;

дом, двор;

огонь;

бык, корова, овца;

р о ж ь ;

глаголы: пахать ( « о р а т ь » ), молоть;

вино, мед;

небо, месяц ( л у н а ), день, море и мн. др. имеют в арийских я з ы к а х общие корни — значит, понятия, выраженные этими словами, возникли у арийцев до их расселения, в ту пору, когда они ж и л и еще одной общей семьею и говорили на одном, общем д л я всех я з ы к е. З на чи т, как бы в настоящее время ни отличались между собою, например, персы от литовцев, или русские от а р м я н, англичане от ал­ банцев и т. д. — предки у них, оказывается, были общими.

Термин арийцы первоначально прилагался ко всем индоевропейцам, но в последнее время чаще и чаще обозначают им одну только азиатскую ветвь их: иранцев и индов.

См. Приложения. Спорные и невыясненные вопросы русской истории № 1. «Прародина индоевропейцев».

Курс русской истории. Введение 1. Сербы и хорваты выделились и стали различаться одни от других л и ш ь в историческое время: еще в XI — X I I ст. понятия «серб»

и «хорват» зачастую смешивались. Их р а з д е л и л а : 1) религия;

2) по­ литическая судьба;

3) азбука;

4) культура;

5) сознание народности Сербы — православные;

они с давних пор выросли в самостоятельное государство;

их азбука — к и р и л л и ц а ;

основа их культуры — восточ­ но-византийская. Хорваты — католики;

с 1102 г. они ж и л и как со­ ставная часть Венгерского королевства, а с 1528 г. — под скипетром Габсбургов, и л и ш ь в самое недавнее время с л о ж и л и с ь в самостоя­ тельный народ, образовав совместно со словенцами и сербами единое независимое государство — Югославию] их азбука — латиница, а культура воспитана на западных образцах. Сербы и хорваты ж и в о чувствуют себя, к а ж д ы е особым народом;

но я з ы к у них один и тот же ( о т л и ч и я самые н и ч т о ж н ы е ).

2. Кашубы — спорное племя: одни видят в них ответвление по­ ляков, другие же считают их остатками балтийских славян, той сла­ вянской ветви, что давно уже под влиянием германизации исчезла как самостоятельная э т н о г р а ф и ч е с к а я единица. Их территория — не­ большая полоса к западу от города Гданьска ( Д а н ц и г а ).

3. Лужичане ( и н а ч е : лужицкие или полабские сербы) — остатки большого племени, жившего на реке Л а б е ( Э л ь б е ) и совершенно онемеченного (оботриты, лютичи, или волоты-поморяне — их погиб­ шие с о б р а т ь я ). По я з ы к у л у ж и ч а н е б л и ж е всего к чехам. Ж и в у т в Е. Ф. Шмурло восточной Саксонии и к северу от нее, м е ж д у Лабой и Одром (Оде­ р о м ) : (Nieder-Lausitz).

Русская народность /. Последовательные этапы ее выделения из Арийской расы.

П р е ж д е чем окончательно сложиться и начать исторически ж и т ь, Русская народность п р о ш л а следующие э т а п ы :

1. Р у с с к а я народность, как т а к о в а я, еще не существует, она рас­ творена в Славянстве, которое само еще не выработало собственной ф и з и о н о м и и, а существует слитно и нераздельно вместе с другими народностями (литовскою, германскою, греческою, иранскою, кельт­ скою и т. д. ), входя в состав одной общей Арийской семьи 2. Арийская семья стала распадаться, и одну из частей ее обра­ зовали (совместно и пока н е р а з д е л ь н о ) будущие племена: Славянское, Литовское и Германское.

3. Германцы откололись, а славяне и литовцы продолжали со­ вместно ж и т ь, образуя одну общую семью, о которой пока еще нельзя было сказать, кто там с л а в я н и н, а кто литовец.

4. С л а в я н с т в о освободилось от литовского элемента и образовало самостоятельную группу, в которой уже существуют будущие славян­ ские племена ( Р у с с к о е, Польское, Сербское, Чешское и п р о ч. ), но без того, чтобы еще м о ж н о было выделить их одно из другого 5. Русская народность отделилась от остальных с л а в я н с к и х на­ родностей и образовала особую самостоятельную группу Только с этой поры м о ж н о говорить о Русском народе, как таковом 6. Русская народность стала распадаться на отдельные мелкие группы ( П о л я н е, Д р е в л я н е, Кривичи и т. д. ), с местными оттенками в быте, нравах и, между п о л я н а м и, д а ж е (в самом з а р о д ы ш е ) с отличиями в устной речи ( о т л и ч и я между полянами и древлянами;

между новгородцами и п о л я н а м и ). В таком виде застает Русскую народность история.

Н а у к а еще не успела определить хронологически эти этапы Пер­ вый этап заканчивается примерно за 4 тыс. лет до Р X.;

пятый — начинается в первые века по P. X.

//. Русское племя и его разветвления. Смешанные расы.

Путем внутреннего развития и вследствие влияний уже во время татарского ига из прежних родовых единиц, составлявших единое Русское племя, образовались три большие г р у п п ы ' М а л о р у с с к а я, Ве­ л и к о р у с с к а я и Б е л о р у с с к а я, причем, однако, все три продолжали быть простыми разветвлениями одного народа. Группы эти остались близкими по я з ы к у ;

татарское же иго, а потом соединение под мос­ ковским скипетром особенно тесно связали их между собой Все три Курс русской истории. Введение группы «продолжительно и постоянно имели одно вероисповедание и общую литературу, так что мы не можем не признавать все группы вместе взятые единым русским народом» ( Н и д е р л е ).

Н а и м е н ь ш а я р а з н и ц а между великорусами и белорусами: она со­ вершенно незначительна;

ф и л о л о г и считают белорусов или частью великорусов, или ветвью, им очень б л и з к о ю.

« З а т о р а з н и ц а между великорусами и малороссами гораздо глубже О н а наблюдается не только в я з ы к е, но и в физической природе и в психике народа: в х арактере, темпераменте, в песнях, т а к ж е в одежде, в п р и в ы ч к а х и о б ы ч а я х ». Р а з н и ц у эту увеличили еще судьбы исторические, отделив русский Север от Ю г а на целые столетия В Галиции чувство розни доходит до того, что «часто отрицаются все связи тесного „русского" родства: малороссы не хотят считать себя народом одного и того же п р о и с х о ж д е н и я и того же качества, как великоруссы»;

единый народ р а з р ы в а е т с я на два отдельных на собственно русских, москвичей, москалей, на «тех» и — на «нас» малоруссов, украинцев. В старое время такого национального спора не существовало. «Наоборот, обе стороны считали себя наиболее близкими друг другу, д а ж е одним целым, как видно, например, из побудительных причин, которые заставили Богдана Хмельницкого предложить свои услуги царю Алексею М и х а й л о в и ч у в 1653 году, когда он отрывал У к р а и н у от По льши» ( Н и д е р л е ).

На свете не существует совершенно чистых рас, без примеси чужой крови — самое чистое в этом отношении племя, может быть, еврейское, всегда, и в древнем Египте, и в современной Европе, заботливо обере­ гавшее себя от близкого соприкосновения с чуждыми ему народностя­ ми. К а ж д а я народность, вступая в соприкосновение с другой, обыкно­ венно заимствует ее этнические ( п р и р о ж д е н н ы е ) особенности;

самое же смешение племен происходит р а з л и ч н о : путем военных вторжений и насилий, путем колонизации или м и р н ы х сношений в силу непосредст­ венного соседства и существования общих ж и т е й с к и х интересов.

Примеры:

Английскую нацию создали: кельты, л а т и н ы и германцы (англо­ саксы, н о р м а н н ы, д а н ы ) ;

французскую: к е л ь т ы, л а т и н ы, германцы ( к и м в р ы, бургунды, ф р а н к и и д р. ), баски В ж и л а х современных греков и румын течет много славянской крови;

у северных итальян­ цев — примесь немецкой и славянской крови. Население Южной Италии с л о ж и л о с ь из смешения древних италов, л а т и н я н, ф р а к и й ц е в, греков, сарацин, арабов, норманнов, албанцев. Чехи впитали в себя туземные немецкие элементы;

сербы — элементы греческие, фракий­ ские, турецкие. Современные болгары представляют смешение при­ шлого тюркского племени с туземными с л а в я н с к и м и.

То же народность русская: в ней б о л ь ш а я примесь ф и н н о в (на севере и в ц е н т р е ), немалая — тюрко-татар ( н а востоке и юге), ли­ товцев ( н а з а п а д е ).

26 Е. Ф. Шмурло III. Русский язык и его наречия.

В тесной зависимости от разветвления русского племени на от­ д е л ь н ы е побеги шло распадение и русского я з ы к а на отдельные груп­ пы. Судьба этих групп н е р а з р ы в н о связана с процессом образования трех великих русских народностей: М а л о р у с с к о й, Белорусской и Ве­ л и к о р у с с к о й. О б р а з о в а л и с ь же эти народности сравнительно поздно, во всяком случае на памяти истории: «нельзя говорить о белоруссах, малоруссах, великоруссах в X или XI вв.» ( Ш а х м а т о в ), а потому нельзя говорить в это время и о наречиях Белорусском, Малорусском или Великорусском. Д л я этого необходимо б ы л о, чтобы предвари­ тельно ю ж н ы е племена, соответствующие современным малорусским, начали ж и т ь отдельною от остальных русских племен ж и з н ь ю, а это произошло не раньше конца XII века;

чтобы северные племена, вместе с восточною отраслью племен среднерусских, образовали Московское государство, а западные племена среднерусской группы примкнули к П о л о ц к о й земле, войдя через нее в состав Литовского государства.

Т о л ь к о с этой поры может идти речь о наречии Великорусском, Белорусском и Малорусском.

Эти три наречия, три могучие ветви, выросшие из одного обще­ русского древа, сохранили и до настоящего времени те русские осо­ бенности, которыми они, все три, отличаются от остальных славянских я з ы к о в. Во всех трех наречиях замечается:

1. Полногласие: борода — польск., чешек, b r a d a ;

долото — чешек d l a t o ;

молодой — чешек, mlady.

2. Замена начального первого Е звуком О: озеро вместо старослав.

i — езеро, польск. jezioro.

3. Раннее (так наз. Юсов)' с исчезновение носовых гласных заменой их звуками У, А, Ю, Я: ус, зуб, голубь — польск. wfs, zab, gol?b.

4. Переход сочетаний ДЖ в Ж] ШТ в Ч и д р. : ст.-слав, господжа, чешек. — hospoza — госпожа;

ст.-слав, свешта, польск. swisca — свеча, малор. свичка;

ст.-слав, ношт, п о л ь с к., чешек., пос — ночь, м а л о р. нич 5. Выпадение Д перед Л и И: упал, м а л о р упав — польск. upadi;

молитва — польск. m o d l i t w a, чешек, m o d l i t b a ;

сало — чешек, sadlo;

вянуть, малор. вянути — польск. wlednafc.

6. Вставка Л после губных Р и МЛ. люблю — польск. lubia;

с к р и п л ю - чешек, skripim.

«Во всех других с л а в я н с к и х я з ы к а х в у к а з а н н ы х категориях мы находим те или другие отличия от общих русских (великорусских, малорусских и белорусских) звуковых особенностей. Очевидно, стало быть, что в ту эпоху, когда речь п о л я к а, чеха, серба, болгарина, словинца и т. д. представляла в перечисленных отношениях большие или меньшие отличия от русской речи, речь великорусса, малоросса Курс русской истории. Введение и белорусса их не имела, т. е. п р е д с т а в л я л а один русский я з ы к. Все фонетические особенности, отличающие в настоящее время малорос­ сийское наречие от прочих русских наречий, возникли уже после отделения общерусского я з ы к а от праславянского, стало быть, явля­ ются признаками я з ы к о в о й разновидности более нового происхожде­ ния» ( Б у л и ч ).


IV. Славянская азбука.

С л а в я н с к у ю азбуку, именно глаголицу, изобрел (855 или 862 г ) св. К и р и л л, апостол славянский, по образцу греческого а л ф а в и т а, снабдив ее особыми знаками д л я звуков, которых не доставало в греческой фонетике. Это были следующие з н а к и ( б у к в ы ) : Б, Ж, ( з е л о ), ОУ ( у к ), Ц, Ч, Ш, Щ, Ы, Ь, Ъ, Ю и четыре Юса. По замысловатости и вычурности букв глаголица оказалась очень трудною для чтения;

тогда же ученик К и р и л л а, св. Климент, изобрел более упрощенные ф о р м ы — кириллицу, которая в начале X века вытеснила из употребления глаголицу. П о с л е д н я я сохранилась лишь в богослу­ жебном обиходе у католиков-хорватов ( к а к отмечают Ш а ф а р и к, Рач кий, Я г и ч ). А л ф а в и т глаголицы и к и р и л л и ц ы один и тот ж е ;

разница лишь в ф о р м е ( н а ч е р т а н и и ) букв.

Кириллица в России:

К и р и л л и ц а на письме претерпела р я д изменений, от простых ф о р м к более с л о ж н ы м. Последовательные этапы ее в России:

1. Устав, с XI ст. — буквы к р у п н ы е, стоят отдельно одна от другой;

без соединительных штрихов.

2. Поздний Устав, с X I V ст. — буквы вытянуты вверх, сужены с боков: дороговизна материала (бумаги) з а с т а в л я л а, по возможности, экономить место.

3. Полуустав, с конца X I V ст. — в ы р о с ш а я потребность в книге заставляла торопиться с ее изготовлением;

письмо стало небрежней п р е ж н я я отчетливость в начертании букв исчезла;

прямые линии заменились ломаными;

буквы размером стали мельче;

введены знаки препинания и надстрочные знаки;

появились слова с выпущенными буквами;

но самые буквы еще отделены одна от другой.

4. Скоропись, с XV ст. ( д а ж е еще с X I V ) — письмо тонкое, крючковатое, неравномерное;

обилие надстрочных знаков и сокраще­ ний в словах. П р и ч и н ы те ж е, только теперь они давали чувствовать себя еще сильнее.

См. Приложения. № 2: «Как возникли наречия* Великорусское, Белорусское и Малорусское».

Е. Ф. Шмурло 5. Вязь ( с в я з н а я с к о р о п и с ь ), с XV ст. — буквы переплетены и вставлены одна в другую;

х а р а к т е р монограмм. Вязь очень трудна д л я чтения.

РУССКИЙ дом.

( О С О Б Е Н Н О С Т И СТРАНЫ, О Б У С Л О В Л Е Н Н Ы Е П Р И Р О Д О Й ) I. Равнинность.

1. Западная Европа. 2. Мировые империи. 3. Восток Европы. 4. З л о громадной территории. Разбросан­ ность русских сил. S. З а р у б е ж н а я Р у с ь. 6. Два легких.

1. Западная Европа. Восточная половина Е в р о п ы, где образовалось Русское государство, представляет собою сплошную необозримую рав­ нину, сплошной кусок материковой земли, в полное отличие от Запад­ ной Е в р о п ы, где природа к а к бы нарочно искромсала ее на отдельные мелкие части. На З а п а д е массивные полуострова, д л и н н ы е или широ­ кие, д а л е к о выдались в море;

заливы с бесчисленными бухтами и залив­ чиками глубоко врезались в материк;

громадные острова-великаны то там, то тут поднялись из пучины морской;

а высокие горы каменной ще­ тиной загородили путь, встали непроходимой стеною, изолируя одну область от другой, образуя р я д отдельных м и р о в. На Западе природа, м о ж н о сказать, заранее предопределила быть нескольким, даже многим государственным единицам, сравнительно небольших размеров, с точно о п р е д е л е н н ы м и, я р к о очерченными границами.

К о р с и к а, С а р д и н и я, С и ц и л и я, Англия, И р л а н д и я ;

полуострова С к а н д и н а в с к и й, Ю т л а н д с к и й, Пирен ейски й, Апениннский, Балкан­ ский;

в центре Европы Чешско-Моравский квадрат, сложный переплет швейцарских гор и долин — все это отдельные географические м и р ы.

И с п а н и я, точно мало было, что Пиренеи отделили ее от всей остальной Е в р о п ы, — внутри страны Сьерра-Морена, цепь Кангабрских гор и до сих пор служат этнографической гранью д л я Астурии, Кастилии и Андалузии;

и понадобилось не одно столетие, чтобы слить этногра­ ф и ч е с к и е части полуострова в единое политическое целое. Сканди­ навский горный к р я ж — настоящий Скандинавского позвоночник полуострова: он разделил его на две резко обозначенные половины и в каждой обеспечил рост и процветание т о ж е особой этнографической особи: на востоке — шведам, на западе — норвежцам С к о л ь к о ни придумывал человек (временами д а ж е с успехом) замысловатых ком­ бинаций, чтобы слить эти две половины в единое политическое целое, однако природа — природа Земли и Ч е л о в е к а — в конце концов, как и н а д л е ж а л о быть, в з я л а верх над этими хитросплетениями. Редкий пример человеческого благоразумия: не доводя дело до д р а к и, люди Курс русской истории. Введение мирно размежевались и еще на нашей памяти (в 1907 г.) образовали два совершенно самостоятельных государства.

Апениннский хребет, волнистой линией протянувшийся с северо запада на юго-восток, тоже, хотя и не в такой степени, как Сканди­ навский, содействовал образованию этнографических особенностей на полуострове, немало тормозя, до самого последнего времени, поли­ тическое объединение страны, и хотя образование Итальянского ко­ ролевства (1870 г. ), а особенно последняя М и р о в а я война, и превра­ тили разнородное население полуострова в итальянскую нацию, однако центробежная сила — регионализм с его местным патриотизмом — окончательно не изжита и доныне.

Попытки вооруженною рукою раздвинуть свои естественные гра­ ницы, выйти за их пределы обыкновенно обрекались на неудачу Альпы не позволили ф р а н ц у з с к и м к о р о л я м утвердиться на Аппенин­ ском полуострове ( и т а л ь я н с к и е походы К а р л а VIII и Л ю д о в и к а X I I ), Пиренеи защитили И с п а н и ю от завоевательных замыслов Людовика XIV, х о т я он и утверждал, что «Пиренеев более нет». Англия только временно владела землями во Ф р а н ц и и. Австрия, долгое время хо­ зяйничавшая на Апениннском полуострове, опираясь на силу своих штыков, тоже не удержалась там. Такова вообще участь чужих об­ ластей, присоединенных силою о р у ж и я : они, именно потому, что чужие, рано или поздно отпадают и воссоединяются с теми полити­ ческими организациями, от которых были насильно отторгнуты.

2. Мировые империи. Вот почему попытки создать мировые им­ перии обыкновенно кончались полною неудачею. Завоевания египтян за пределами Н и л ь с к о й д о л и н ы никогда не были прочными;

то же следует сказать и о монархии Ассиро-Вавилонской;

м о н а р х и я Алек­ сандра Македонского распалась вслед за его смертью. М и р о д е р ж а в и е Древнего Рима з и ж д и л о с ь не столько на силе меча (особенно с той поры, когда он действительно стал м и р о д е р ж а в н ы м ), сколько на романизации, т е. поскольку римскому гению удалось денационали­ зировать этнографические особи, насильно введенные в круговорот римской политической и культурной ж и з н и. Сравнительно долго дер­ жались арабы в И с п а н и и, да и то далеко не на всем протяжении полуострова, и притом в обстановке вечной борьбы;

а по ту сторону Пиренеев их владычество б ы л о преходящим и э ф е м е р н ы м Всемирная империя К а р л а Великого и его преемников, равно как и так называемая Священная Ри м ская империя немецкой нации — скорее идея, чем реальный ф а к т. И м п е р и я Н а п о л е о н а не п е р е ж и л а его самого.

3. Восток Европы. Покинем З а п а д н у ю Европу и взглянем на Вос­ ток. К а к а я разительная перемена! Перед нами точно тысячеверстный ковер, растянувшийся от Белого моря до Черного, от Карпат до Ураль­ ских гор. Н и ч т о ж н ы е возвышенности и слабо очерченные горные цепи, что встречаются на этой сплошной равнине, не в силах уничтожить впе­ чатления громадной скатерти, разостланной на ровном месте. Если там, Е. Ф. Шмурло на З а п а д е, д л я каждой народности — тесно очерченный круг, то здесь — какое раздолье, что за простор! И с т о р и ч е с к а я ж и з н ь Русского наро­ да началась на Греческом Водном пути. Первоначальное ж и л ь е его было без дверей, д а ж е без стен — просто какая-то открытая галерея и к тебе всякий может зайти, и сам ты, коль хочешь, так отправляйся на все четыре стороны. Чтобы превратить такую галерею в дом с прочны­ ми стенами и засовами, надлежало раздвинуть ее до природных границ Границы эти л е ж а л и большею частью д а л е к о, и чтобы добраться до них, понадобились усилия не одного п о к о л е н и я.

Т а к и м образом, поскольку на З а п а д е в с я к а я попытка выйти за пределы круга, резко очерченного природой, имела успех только временный, постольку здесь сама п р и р о д а р а з д в и г а л а эти пределы до бесконечности. Уже при Р ю р и к е на к р а й н и х пунктах возникающей государственной территории л е ж а т Ладога, Ростов, Киев, а ко вре­ менам Я р о с л а в а Мудрого ее границы д о х о д я т до О к и, Тмутаракани, до З а п а д н о й Галиции.

4. Зло громадной территории. Од­ Разбросанность русских сил.

нако созидание государства с первых же дней на громадном простран­ стве таило в себе з а р о д ы ш больших опасностей: народу молодому, еще не окрепшему, опасно разбрасывать свои с и л ы. Если большой дом вообще труднее устраивать, чем м а л е н ь к и й, то держать его в порядке, хотя бы уже устроенный, тоже нелегко: надо и средств иметь к тому достаточно, и людей вдоволь;

д л я большого хозяйства требуется т а к ж е и навык, ж и з н е н н ы й опыт. В течение долгого времени русскому народу не хватало ни того, ни другого, ни третьего. При­ родными средствами страна не изобиловала, по крайней мере, д л я использования их требовалась высокая техника;

население было ред­ кое;

опыт, разумеется, не сразу д а л с я. К тому же силы, необходимые д л я постройки государственного з д а н и я, расходовались, что неизбеж­ но, в ущерб домостроительству духовному.


Это з л о, ощутительное с первых же д н е й, д а в а л о себя чувствовать на протяжении всей нашей истории вплоть до последней поры. Стоит вспомнить, какие трудности создала в К р ы м с к у ю войну 1854 — 1856 гт отдаленность Севастополя от ц е н т р а л ь н ы х областей, в ту пору еще не связанного с ними ж е л е з н о д о р о ж н ы м путем;

его положение на окраине государства, в смысле доставки туда людей, провианта, аму­ ниции. О д н о р о д н ы е затруднения п р и ш л о с ь преодолевать и в послед­ нюю нашу войну с Японией 1904 — 1905 гг. Недаром в старое время наши цари прибегали к системе поместных войск: создавали военную оборону, с а ж а я людей на пашню и вручая им одновременно ружье, к а ж д а я д а н н а я местность д о л ж н а б ы л а заранее быть готова к само­ защите: наступит опасность — поздно будет просить о помощи: во­ время она все равно не поспеет.

В этом отношении д л я З а п а д а условия с л о ж и л и с ь гораздо благо­ приятнее: там государственная т е р р и т о р и я росла медленнее, да и Курс русской истории. Введение размеры ее никогда не были такими большими;

люди ж и л и там гораздо теснее, находились в более частом между собою общении;

там сообща легче было не только устраивать свой дом, но и собирать, передвигать свою силу д л я его защиты;

там люди приучались кон­ центрировать, сплачивать свои силы — на Востоке русские народные силы поневоле разбрасывались] они таяли на необъятном пространстве безбрежной р а в н и н ы, вследствие чего и их удельный вес, духовный и материальный, был не столь значителен, как на Западе Т о р м о з я взаимное общение, обширность территории содействовала обилию глухих, з а х о л у с т н ы х углов, з а м е д л я л а проникновение в эти углы культуры. Самый круговорот ж и з н и, духовный рост народный совершался у нас значительно медленнее: ведь большому колесу не­ обходимо больше времени обернуться, чем малому. На что З а п а д у требовался десяток лет, здесь иной раз — целые сотни. Этот замед­ ленный темп ж и з н и н а л о ж и л свой неизгладимый отпечаток на русского человека, определил его х а р а к т е р : спокойный, сдержанный и ровный, без порывов. На З а п а д е человек раньше почувствовал свои силы и возможность направить их по усмотрению — средства русского народа, можно сказать, потонули в безбрежном море четырех сотен тысяч квадратных миль пространства;

неустанная работа почти не продвигала вперед, да и трудно б ы л о думать о новом шаге, когда и первый-то оказывался сомнительным. Вот почему х а р а к т е р н а я черта Западной Европы — ее энергия наступления] России — энергия отстаивания.

На З а п а д е, в более тесном районе, человек гораздо быстрее стал хозяином п о л о ж е н и я и уверенно направил свой ум на поприще даль­ нейших завоеваний;

мысль же русского человека работала преимуще­ ственно в направлении оборонительном — устранения отрицательных, вредных сил. Поэтому дух З а п а д н о й Европы более либерален, ха­ рактерная черта русской народности — ее консерватизм.

5. Зарубежная Русь. Из вышесказанного м ож но видеть, в какой сильной степени нормальный рост и преуспеяние каждого государства обусловлено совпадением его этнографических ( н а ц и о н а л ь н ы х ) границ с границами политическими. В этом отношении политическая грань, недавно, по Р и ж с к о м у договору, проведенная большевиками между Россией и возрожденною Польшею, снова создает то, что на старом Московском я з ы к е называлось З а р у б е ж н о ю Русью. А это значит, что, рано или поздно, суждено появиться новой Ектерине II, чтобы про­ делать п р е ж н ю ю работу — снова воссоединять отторгнутые русские земли и смывать оскорбление, нанесенное национальной чести и до­ стоинству народному.

6. Два легких. К а к ни т я ж к о это оскорбление, однако потеря отошедших к Польше областей все же не такой удар, каким может оказаться потеря берегов Балтийского или Черного морей: эти два Моря — два легких, которыми д ы ш и т Россия А может ли существовать Человек без свободного д ы х а н и я ? Н а м грозят образованием «Укра Е. Ф. Шмурло инского» государства. Допустить такой исход — значит потерять одно «легкое». Хотят повернуть историю вспять, но это значит вызвать русский народ на новый бой, вынудить его снова силою пробивать себе путь к Югу, снова утверждаться на нем. Само собою разумеется, что, если понадобится, он не остановится перед той задачей, так как вопрос будет идти д л я него в полном смысле о ж и з н и и смерти Поступиться Ч е р н ы м или Б а л т и й с к и м морем или окончательно при­ мириться с нынешней русско-польской границей значило бы не только отбросить себя назад в XVII, XVI век, не только свести на нет работу предшествующих поколений, но и признать ее внутреннюю неправду, в корне ошибочною... Это значило бы, наконец, по-иному начать строить историю всего нашего прошлого, произвести новую переоцен­ ку, свести с пьедестала многих и многих из тех, чью память мы не только чтим, но и благоговейно х р а н и м в своем сердце!

//. Континентальный характер страны. Роль моря.

Самый беглый в з г л я д на географическую карту Российской импе­ рии убеждает нас в полном преобладании ее сухопутных границ над морскими. П р а в д а, Северный Ледовитый океан омывает государствен­ ную границу на целые тысячи верст, но что за берега там! Их трудно и в расчет принимать: пустынные, малодоступные, почти лишенные ж и з н и. В иные места там и по сей день не ступала нога человека. Даже ныне, в XX ст., при всех завоеваниях т е х н и к и, тамошний берег, в смыс­ ле в ы х о д а к морю или подхода к нему с м о р я, остается почти мертвым капиталом. Исключением я в л я е т с я разве одно Белое море, да и оно за­ мерзает на семь, на восемь месяцев в году. М о р е Каспийское — море л и ш ь по названию;

оно замкнуто и, следовательно, лишено самого су­ щественного, что есть в каждом море — свободного выхода.

Вся ж и з н ь русского человека п р о ш л а на континенте, и не будет особым преувеличением сказать, что на весь громадный дом прихо­ дится всего четыре окошка: Б а л т и й с к о е море, Черное с Азовским, уголок на Тихом океане и Белое море, не то что широкие ворота в И т а л и и, Ф р а н ц и и, Испании или в Англии — в последней государст­ венная граница вся сплошь из таких о т к р ы т ы х ворот.

А если вспомнить, что Белое море пригодилось нам л и ш ь с по­ л о в и н ы XVI ст.;

что свободный путь к Ч е р н о м у (и Азовскому) морю степные кочевники загородили с п е р в ы х же дней нашего исторического существования;

что к нему, равно как и к морю Балтийскому, мы пробились всего л и ш ь два века назад;

что окошко на Тихом океане получило практическое значение еще п о з ж е, почти на нашей памяти, а м а л е н ь к а я ф о р т о ч к а — Е к а т е р и н и н с к а я гавань на Кольском полу­ острове, у полосы незамерзающего океана — пробита нами всего только вчера, в самый разгар Мировой войны, — если принять все эти обстоятельства во внимание, то континентальный х а р а к т е р русской истории станет, думается, более чем очевиден.

Курс русской истории. Введение О д н а к о д л я большей наглядности и убедительности, вот несколько ц и ф р о в ы х д а н н ы х : размеры всей Европы определяются приблизитель­ но в 10 млн. км (9 900 ООО);

из них больше половины (5 400 000) при­ ходится на долю России;

последняя, на восточной своей границе, сплошным материком, на протяжении свыше 4 000 верст, уходит в ма­ терик Азии. При этой насыщенности материковой землею наблюдается непропорциональное, в ущерб России, распределение морской берего­ вой л и н и и. Д л я всей Европы она исчисляется в 86 000 верст, на Атлан­ тический океан приходится ровно две трети ( / 3 ), на Средиземное море — одна шестая (V6), а остальное, т. е. та же одна шестая С/6) — на Се­ верный Ледовитый океан и Азовско-Черноморский бассейн, где, собст­ венно, только и соприкасается Европейская Россия с морем.

Почему море так необходимо д л я государства? Потому что, если оно разъединяет земли, то, в свою очередь, оно т а к ж е и сближает, соединяет людей;

и народ, лишенный доступа к морю, можно сказать, отрезан от общения международного, связан в своих действиях, зависит во многом от своих соседей. Не говорю о ве ли к и х д е р ж а в а х — без широкого доступа к морю они не стали бы и великими — но недаром в наши дни Л и т в а и П о л ь ш а так упорно цепляются за свои «кори­ доры» — за свой берег, к а к бы ни был ничтожен он по своему протяжению, недаром Ч е х о с л о в а к и я, хотя и л е ж и т далеко от моря, выговорила себе право обзавестись в немецком Гамбурге пристанью для своих кораблей, хотя бы корабли эти были только торговыми, недаром и Ю г о с л а в и я так нуждается в С о л у н и. Солунь обеспечит ей свободный в ы х о д в сторону Архипелага.

И чем меньше было у нас окошек, тем настоятельнее чувствовалась в них надобность, тем настойчивее, не щадя усилий, пробивались мы к ним. Путь к Черному морю мы пробивали, начиная со времен Олега и И г о р я, вплоть до Екатерины II;

а что такое походы новгородцев на чудские племена водь или весь, битва Александра Невского с Биргером шведским на берегах Н е в ы ;

войны И в а н а III и Ивана Грозного со шведами, как не подготовительные этапы на том пути, в конце которого стоит победоносный Петр Великий*?

///. Реки — факторы политического объединения.

Сплотить население Восточно-Европейской р а в н и н ы в единое госу­ дарство, воспитать его в духе политического единения — этому нема­ ло способствовали многоводные, многоверстные реки. Ни одна страна в мире не обладает такой своеобразной системой рек, как Европейская Россия. Здесь Валдайская возвышенность четырьмя покатостями спус­ кается на все четыре стороны света: на север и юг, на восток и запад, и каждая покатость дает начало водной линии Л и н и и эти, одни короче, Приведенные цифры округлены.

2 Зак Е. Ф. Шмурло другие длиннее;

эти спрямленнее, а те более излучисты;

одни, вливаясь в озера и проходя через них, другие, протекая сплошным потоком, без перерыва, — все ведут к своей конечной цели: к природным границам Восточно-Европейской равнины — к морям Волга течет в Каспийское море, Д н е п р несет свои воды в море Ч е р н о е, З а п а д н а я Двина — в море Балтийское ( Р и ж с к и й з а л и в ), Ловать через озеро Ильмень, реку Во­ лхов, озеро Л а д о ж с к о е, Неву доносит свои воды тоже до Балтийских вод ( Ф и н с к и й з а л и в ). Сверх того, посредством реки Свири, озера Онежского и целой сложной системы м е л к и х озер и речек Ловать свя­ зана еще и с Б е л ы м морем.

Таким образом, четыре отдаленных м о р я, эти природные границы Европейской России, соединены одно с другим почти сплошным внут­ ренним водным путем — его прерывают л и ш ь кое-где наезначительные волоки. Далекие окраины сближены с центром. Мало того бассейны названных рек обильны притоками, и притоки эти широко расходятся в стороны от главной артерии, вследствие чего одна речная система почти переплетается с другою, так что Русская равнина вся покрыта почти сплошной водной сетью. Д а ж е такие самостоятельные водные артерии, к а к Днестр, Д о н, Северная Д в и н а не стоят совершенно изолированно и связаны с центральной системой. Достаточно вспом­ нить, что тысячу лет назад не знали ни ж е л е з н ы х, ни д а ж е простых грунтовых дорог;

что сухопутьем (по крайней мере на севере) всюду приходилось пробираться сквозь дремучие леса, топи и болота, чтобы понять великую культурную роль т а к и х рек, истинных путей сооб­ щения и сближения. Реки эти были подлинным даром природы тог­ дашнему русскому человеку, и человек широко им воспользовался Русские реки служили путем-дорогою не только летом или в весеннее половодье, но и зимою. « З и м о ю, — говорит Забелин, — в темном лесу, без всяких изготовительных дорог легко и свободно м о ж н о было пробираться по ледяному речному руслу, по которому путь проходил, хотя и большими извивами и перевертами, но всегда неотменно приводил к надобной цели». Такой способ передвижения в некоторых местах Сибири не изжит и по настоящее время.

По рекам расселялись русские племена, по ним велась торговля (Греческий Водный путь), возникали города, упрочивалась власть кня­ ж е с к а я. Таким образом, речные пути, как и равнинность страны, значи­ тельно содействовали объединению племен и образованию единого го­ сударства. Чем с л у ж и л о море на З а п а д е д л я внешних сношений, тем б ы л а в России река д л я сношений внутренних, с той лишь разницею, что там по морям сообщались народности этнографически чуждые одна другой, здесь ж е, по рекам - ветви одного и того же племени.

IV. Лес и степь Т ы с я ч у лет назад Русская равнина, примерно по линии Киев — Н и ж н и й Новгород, от устья Д е с н ы, п р и т о к а Днепра, до устья О к и, Курс русской истории. Введение притока Волги, д е л и л а с ь на две полосы с резкими отличиями одна г от ДРУ °й: на северную — лесную и на ю ж н у ю — степную. Ж и з н ь в лесу и в степи н а л о ж и л а резкую печать и на самого человека: на его образ ж и з н и, з а н я т и я, на х а р а к т е р, д у х о в н ы й склад его В лесных и болотистых д е б р я х одним земледелием просуществовать было труд­ но — р а з в и л и с ь п р о м ы с л ы : охота на пушного зверя, пчеловодство (мед и в о с к ), лесной промысел. Наоборот, степь с ее тучным черно­ земом, казалось, самой природою была создана д л я земледельца Л е с. Лес, особенно если противопоставить его открытому, ото­ всюду доступному полю, лишен степного р а з д о л ь я ;

зато ж и з н ь там безопаснее и работа домостроительства устойчивее и вернее. Лес, по самой природе своей, не допускал деятельности слишком отважной или вспыльчивой. Он требовал ежеминутного р а з м ы ш л е н и я, внима­ тельного соображения. П р е ж д е чем сделать решительный шаг, надо было взвесить все обстоятельства, предусмотреть возможные помехи В лесу, больше чем где-либо, требовалась большая осмотрительность Корчеванье ли леса под пашню, проведение ли просеки под дорогу, выбор ли места под ж и л ь е, снарядиться л и, идя на охотничий про­ мысел, — всюду начальное действие, первый шаг логически, неизбеж­ но влечет за собою последующие шаги — как же не взвесить и не обдумать х о р о ш е н ь к о, к каким последствиям приведет этот начальный шаг? Недаром именно здесь, в лесной полосе, сложилась русская поговорка: «Семь, десять раз отмерь, а один р а з отрежь».

Ж и з н ь в лесу (говорит З а б е л и н ) воспитала осторожного промыш­ ленного, политического д е я т е л я : в ы ж е ч ь ли лес, выкорчевать ли пни, вспахать ли поле — все легче с помощью другого, чем одному. От­ того-то на Севере так д о р о ж и л и общественной ж и з н ь ю и крепко держались ее. Эта хозяйственность и общественность и была воспи­ тательною школой, в которой с л о ж и л с я, мало-помалу, тот инстинкт государственности, благодаря которому русский народ вынес на своих плечах жестокие удары, что посылала ему судьба, и из малой ячейки создал мировую д е р ж а в у.

С т е п ь. З а т о н а раздолье степей русский человек вынужден был постоянно д е р ж а т ь себя начеку, в о ж и д а н и и врага, постоянно быть го­ товым защищать свой дом, свое поле. П р о ч н а я оседлая ж и з н ь постоян­ но тормозилась невозможностью огородить свой дом и ниву от чужака, прочертить сколько-нибудь точную и безопасную границу от соседей степняков. По образному в ы р а ж е н и ю того же З а б е л и н а, эта граница по­ стоянно перекатывалась с места на место, подобно той степной расти­ тельности, которую на юге России так и называют перекати-полем Сегодня пришел кочевник и подогнал свои стада или раскинул свои юрты под самый край пахотной нивы;

завтра л ю д и, собравшись с силами, прогнали его, или дарами и обещанием давать подать удов­ летворили его жадность. Но кто мог поручиться, что послезавтра он Не придет и снова не раскинет своих юрт у самой х а т ы земледельца'?

Е. Ф. Шмурло Поле — то ж е, что море: там везде дорога, и невозможно в нем п р о л о ж и т ь границ, особенно т а к и х, которые з а щ и щ а л и бы, так сказать, сами себя. Ж и з н ь в чистом поле, подвергаясь постоянной опасности, очень походила на азартную игру.

И если на Севере д е р ж а л и с ь правила: десять раз отмерь, прежде чем отрежешь, то в степной полосе поговорка с л о ж и л а с ь иная: «Либо пан, либо п р о п а л ». Во всяком случае, наше русское «авось» сложилось не на Севере, а на Юге. Здесь вся обстановка ж и з н и еще долгое время в ы з ы в а л а л и ш ь на удаль, на казакованье, на риск, бросала человека во все роды опасностей, р а з в и в а л а в нем беззаветную отвагу Но в силу этого же самого она д е л а л а из него игралище всяких случайностей. Здесь, в степи, судьба з л о посмеялась над человеком именно тут тучный чернозем обильнее, чем где-либо мог бы возна­ градить труд человека, между тем он л е ж а л почти нетронутым! На­ стоящее земледелие привилось на болотистом, лесном Севере, на суглинковой, часто песчаной почве;

здесь же плуг земледельца спо­ койно почувствовал себя не раньше второй половины XVIII столетия СОСЕДИ РУССКОГО ПЛЕМЕНИ (в середине IX века) /. Финны.

Места их поселений: Верхняя Волга, Н и ж н я я О к а и вся полоса к северу, вплоть до Ледовитого океана. Город Москва расположен на территории древних ф и н н о в ( о к о н ч а н и е -ВА в слове М О С К - В А означает, по-фински, реку, воду). Особенности страны и населения х м у р а я природа (преобладание леса, болот и о з е р ) ;

х м у р ы й, апатич­ ный, л е н и в ы й х а р а к т е р населения;

низкий уровень культуры Сред­ ством существования с л у ж и л и звероловство и рыболовство. Религия грубое идолопоклонство (поклонение темным силам;

демоны, колду­ н ы ). Главное божество: Ю м а л а.

Ф и н н ы ж и л и разрозненными племенами, что, при бедности культу­ ры, делало их политически бессильными. Действительно, в борьбе с русским племенем, более деятельным и п о д в и ж н ы м, ф и н н ы не устояли часть их обрусела, усвоила русский я з ы к, обычаи и культуру (весь, меря, м о р д в а ) ;

другим (черемисы, з ы р я н е, ч у в а ш и ), хотя и удалось от­ стоять свой д у х о в н ы й облик, но выше этнографической особи они не поднялись. Покорение ф и н н о в шло частью мирным путем (колониза­ ция, сожительство), частью путем насилия ( п о х о д ы на северную чудь, подвиги ушкуйников;

упорное сопротивление мордвы и черемис).

Волжские, или Серебряные, болгары.

2.

Места их поселений: С р е д н я я Волга, Н и ж н я я Кама. Сильный народ с довольно развитой культурой. В о л ж с к и е болгары ж и л и го­ родами. Основу народного благосостояния составляли земледелие, Курс русской истории. Введение скотоводство и особенно торговля О ж и в л е н н ы м торговым сношениям много содействовало выгодное географическое положение страны через землю болгар л е ж а л транзитный путь из мусульманского Востока ( а р а б ы ) и с Н и ж н е й Волги ( х а з а р ы ) к Балтийскому морю на З а п а д, в ту пору далеко еще не всецело христианский (христианство проникло в С к а н д и н а в и ю лишь в XI в. с проповедью Ансгария) Главный торговый пункт, город Булгар, л е ж а л на Волге, несколько ниже впадения К а м ы. Это был узел, в котором сходились торговые нити Багдада, Ховарезма ( Х и в ы ), Б и а р м и и и Новгорода Болгары обме­ нивали сырье ф и н с к и х лесов ( м е х а ) на предметы промышленного производства мусульманского Востока (материи, утварь, предметы роскоши и д р. ). Эти торговые связи сыграли видную роль в начальную пору русской истории: они привели варягов в Русскую землю, а самих русских познакомили с побережьем Каспийского моря. Во времена Игоря (к 922 году) болгары, до тех пор я з ы ч н и к и, приняли магоме­ танство.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 19 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.