авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 19 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ СЕВЕРО-ЗАПАДНОЕ ОТЕДЕЛЕНИЕ СЕРИЯ БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ ПЕДАГОГИКИ Е. Ф. ШНУРЛ0 КУРС ...»

-- [ Страница 15 ] --

В эпоху Великого Церковного Р а с к о л а Констанцский собор по­ становил: ему, к а к собору вселенскому, и потому получившему власть от И. Христа, подчинены все, не исключая папы ( 1 4 1 4 ). Базельский собор подтвердил это постановление, добавив, что папа может погре­ шить, Церковь же никогда ( 1 4 4 2 ). Приоритет собора над папою провозгласила впоследствии и г а л л и к а н с к а я Церковь, во главе которой стоял тогда знаменитый ф р а н ц у з с к и й проповедник Боссюэт (1682).

На Римском соборе 1870 года, установившем догмат о непогре­ шимости папы, Штроссмайер, епископ загребский, выставил такие основания против примата (о пускаю то, что говорилось до него и указано в ы ш е ) :

А. Иисус Христос не в ы д е л я л Петра и совсем не думал давать ему какие-либо преимущества перед другими апостолами: а) посылая апостолов на евангельскую проповедь, Он всем им дал одинаковую власть вязать и решать;

б) Петру и прочим апостолам Он прямо запретил господствовать и стремиться к господству ( Л к. X X I I, 25).

Возникновение и образование Русского государства Б. Не смотрели и апостолы на Петра, как на старшего: а) апостолы посылают Петра (вместе с И о а н н о м ) в С а м а р и ю на проповедь Еван­ гелия;

решение исходит от всей коллегии апостольской. Такого кол­ легиального постановления не могло бы состояться, будь Петр, дей­ ствительно, старшим;

б) на вселенском соборе в Иерусалиме Петр присутствует на положении, одинаковом с другими апостолами. Будь он, действительно, папою, созвать собор н а д л е ж а л о бы ему;

между тем собор был созван не им, а св. И а к о в о м ;

в) определения этого собора были опубликованы от имени апостолов, старейшин и братьев ( Д е я н и я Апост., X V ), а не Петра;

г) ни Б одном из своих посланий ап. Павел не упоминает о первенствующем положении Петра, хотя поводов к тому имел бы достаточно.

В. Да и сам Петр ни в чем не п р о я в и л своего первенства: ни на соборе Иерусалимском, ни в Антиохии, ни в обоих своих посланиях.

Более того: он прямо упрекал тех, кто говорил: « М ы П а в л о в ы », «мы Аполлоновы», «мы П е т р о в ы », т. е. я в л я е м с я последователями пре­ имущественно такого-то апостола или проповедника ( К о р и н ф., I, 12).

Будь он г л а в н ы м, Петр не мог бы бросить такого упрека, по крайней мере, тем, кто н а з ы в а л себя « П е т р о в ы м и ».

С вопросом о главенстве папы н е р а з р ы в н о связан другой во­ прос — о его непогрешимости. В 1870 году католическая Церковь признала непогрешимость римского первосвященника за догмат, как один из основных канонов Ц е р к в и. И д е ю непогрешимости отстаивал еще Беллармин (1542 — 1621), знаменитый богослов-иезуит (главней­ шие его сочинения: « D i s p u t a t i o n e s de controversiis fidei adversus hujus temporis haereticis» и « T r a c t a t u s de p o t e s t a t e summi pontificis in rebus temporalibus»).

Папа, учил Б е л л а р м и н, есть д у ш а Ц е р к в и ;

без него она не более, как труп. Если папа п р и к а ж е т совершить грех, то Церковь д о л ж н а считать такой грех за добродетель. Но так как в действительности этого не может быть, то папа, значит, непогрешим. Он выше вселенских соборов, не подлежит ничьей ю р и с д и к ц и и, ибо сам есть источник церковного правосудия, а ю р и с д и к ц и я епископов есть л и ш ь простая эманация его собственной.

В папе, говорит Б е л л а р м и н, надо различать д в а л и ц а : обыкновенно­ го смертного и вселенского п а с т ы р я. К а к простой человек он может гре­ шить, и не только в частной своей ж и з н и, но и в вопросах веры и нрав­ ственности, т. е. может неправильно верить и совершать поступки, не­ приемлемые человеческой совестью и моралью;

к а к таковой, он может в своих поступках идти наперекор Д у х у Святому, «пребывать в заблуж­ дениях и неверии»;

но когда он действует ex cathedra, т. е. к а к высший Представитель богоустановленной Церкви;

когда из простого, частного лица превращается в Наместника Христа, то он становится непогреши Ф.

Е. Шмурло мым: к а к скоро он начинает говорить, к а к вселенский пастырь, то тогда « Д у х Б о ж и й движет его устами и непогрешительное ведение богооткро венной истины открывается всему м и р у ». Вот почему постановления, сделанные ex c a t h e d r a, неизменны сами по себе, и д л я их действитель­ ности согласие Церкви не есть безусловная необходимость. Таким обра­ зом, порочность папы, как частного человека, не мешает ему изрекать определения по действию Д у х а Святого. Уж на что, казалось, порочнее папы И о а н н а X X I I I : Констанцский собор признал его великим грешни­ ком, еретиком и беззаконником, обвинил в человекоубийстве;

между тем его акт, произведенный «с к а ф е д р ы » — канонизация шведской святой Бр и ги т т ы, сопричисление ее к л и к у святых — принят римскою Церковью, несмотря на то, что незадолго перед Иоанном другой папа, Григорий X I I, изгнал Бригитту из Р и м а, к а к вредную д л я Церкви меч­ тательницу. — Не имея права низлагать государей, папа, однако (учил Б е л л а р м и н ), вправе отнять у них их власть, передать ее другим и о б ъяв л ят ь гражданские з а к о н ы недействительными в случае, если того потребует «спасение душ х р и с т и а н с к и х ».

Правильность догмата непогрешимости оспаривается не только православною Церковью, но и некоторыми католиками. О н и указы­ вают на невозможность допущения, чтобы Д у х Святой говорил устами одного папы то, что потом или раньше отвергал устами другого, и чтобы л и ц а я в н о преступные или поступавшие противно учению Цер­ кви, были выразителями божественной воли.

1. П а п а Виктор (192 г.) сперва одобрил монотеизм, а потом осудил его. М е ж д у тем и в том, и в другом случае он действовал «с к а ф е д р ы »

2. П а п а М а р ц е л и н (296 — 303) был идолопоклонником: приносил жер­ твы богине Весте. 3. Папа Либерии ( 3 5 8 ) п р и н я л арианство, лишь бы вернуться из ссылки и получить обратно к а ф е д р у, с которой он был низведен. 4. Папа Вигилий ( 5 3 8 ) купил папство у Велизария.

5. Т о ж е путем симонии получил свою к а ф е д р у и папа Евгений III ( 1 1 4 5 ). 6. П а п а Григорий I (578 — 590) называет антихристом того, кто титулует себя «вселенским» епископом;

между тем один из бли­ ж а й ш и х его преемников, папа Б о н и ф а ц и й (607 — 608) сам понудил императора Ф о к у (отцеубийцу) дать ему этот титул. 7. Этот же Б о н и ф а ц и й подтвердил еретическое учение Пелагия. 8. Папа Иоанн X X I I ( 1 3 1 6 — 1 3 3 4 ) отвергал бессмертие души и был за то низложен на Констанцском соборе. 9. Среди пап были корыстолюбцы, крово­ смесители, убийцы — неужели они могли быть наместниками И. Хрис­ т а ? Наместничество неразрывно связано с преемственностью действий;

м е ж д у тем мы видим, что один папа нередко уничтожал то, что устанавливал другой ( Ш т р о с с м а й е р ).

Д а л е е, к а к и м мерилом м о ж н о установить, «с к а ф е д р ы » или не «с к а ф е д р ы » действовал папа в таких, например, случаях:

1. П а п а Сикст V ( 1 5 8 5 — 1 5 9 0 ) собственноручно исправил перевод Б и б л и и, ввел его в употребление вместо прежнего и, под угрозой Возникновение и образование Русского государства а н а ф е м ы, обязал считать его наравне с подлинником. О д н а к о с те­ чением времени перевод о к а з а л с я и был признан ошибочным, изъят из обращения и заменен другим. Очевидно, действие Сикста, как ошибочное, не могло быть « к а ф е д р а л ь н ы м », между тем а н а ф е м а состоялась, конечно, «с к а ф е д р ы ».

2. Учение о Ф и л и о к в е, т. е. об исхождении Д у х а Святого «и от Сына» (filioque) возникло в Испании в IV веке, отсюда проникло в Германию и привилось там, но не сразу. К а р л Великий настаивал на внесении filioque в текст С и м в о л а веры, но встретил энергичное сопротивление со стороны папы Л ь в а I I I. В ц е л я х предохранить на будущее время старую редакцию (с признанием исхождения Духа Святого только от Бога О т ц а ) от новых посягательств на нее, папа распорядился вычеканить текст С и м в о л а веры на двух металлических таблицах и прибить последние к д в е р я м храма. Это, однако, не помогло: другой папа, Бенедикт V I I I, по настоянию другого импера­ тора, Генриха II, ввел « ф и л и о к в э » в текст ( 1 0 1 5 ), и с тех пор новая редакция С и м в о л а веры вошла во всеобщее употребление в католи­ ческой Ц е р к в и, стала д л я нее обязательною. Спрашивается: из этих двух пап кто прав, кто ошибался, потому что, очевидно, тот или другой читал и исповедовал 8-й член С и м в о л а веры неправильно?

3. П а п а Евгений IV признал постановление Констанцского собора о верховенстве соборов над папами, но п о з ж е стал утверждать, что папы выше соборов — в котором из этих двух случаев он был « к а ф е д р а л е н », иными словами, в каком случае его « к а ф е д р а л ь н ы й »

акт был совершен не «с к а ф е д р ы » ?

4. Аналогичный вопрос возникает и по поводу ордена иезуитов:

папа Климент X I V в 1773 г. з а к р ы л его «с к а ф е д р ы », а папа Пий V I I, действуя тоже «с к а ф е д р ы », восстановил его действия в 1814 г.

В одном случае существование ордена признавалось вредным, в дру­ гом — восстановление его полезным и необходимым.

Православная Церковь не признает и не может признать ни гла­ венства, ни непогрешимости папы в силу тех начал, какие положены в ее основание.

1. П а п а не может быть видимым главою Ц е р к в и, потому что Церковь сама по себе уже есть тело Христово, а потому у нее не Может быть иной главы, к а к сам И. Христос.

2. Высшая д у х о в н а я власть на земле п р и н а д л е ж и т одному лишь Вселенскому собору — ему, наравне с остальными епископами, под­ чинен и папа.

3. Церковь непогрешима не потому, что во главе ее стоит якобы Непогрешимый папа, через которого действует Д у х Святой, а потому, что она сама по себе святая, т. е. непогрешимость ее покоится на собственной святости, отнюдь не на святости папы.

Е. Ф. Шмурло ЛИТЕРАТУРА Бесконечно громадна. Наиболее доступное: Л. Лебедев: 1) Церковь р и м с к а я и византийская в их догматических и обрядовых спорах.

Ч т е н и я О б щ. Л ю б. Дух. Проев. 1875, № № 1—3;

2 ) История разде­ л е н и я Церквей в IX, X и XI веках. И з д. 2-е. С П б., 1905;

3) О гла­ венстве п а п ы, или о разности п р а в о с л а в н ы х и папистов в учении о Ц е р к в и. С П б., 1887. — Иванцов-Платонов. О римском католицизме и его отношениях к православию. М., 1870. — А. С. Павлов. Теория восточного папизма в новейшей русской литературе канонического права. П р а в. О б о з р. 1879, декабрь. — Мелиоранский. Разделение Церквей. Э н ц и к л. слов. Б р о к. — Е ф р. — Конский. Папство. Там ж е. — А. Готлиб. П а п с к а я власть ( т е о р и я ). Там ж е, полут. 44.

С. 741. — М. С. Корелин. Важнейшие моменты в истории средневе­ кового папства. С П б., 1901. — К н. Е. С. Трубецкой. Религиозно-об­ щественный идеал западного христианства в XI в. Киев, 1897. В. И. Герье: 1) Средневековое воззрение, его возникновение и идеал.

Вестн. Е в р о п ы. 1891, № № 1—4;

2 ) Торжество теократического идеала н а З а п а д е. Папа Иннокентий III. Там ж е, 1892, № № 1, 2. — Свящ.

И. Бускэ. Греческий раскол, перев. с ф р. П а р и ж, 1925. — Watten bach. Geschichte des romischen P a p s t t h u m s. Lpzg., 1876. — Roquin.

La p a p a u t e au moyen age P., 1881. — Eicken. Geschichte und System der m i t t e l a l t e r l i c h e n W e l t a n s c h a u u n g. G o t h a, 1887. — Strossmayerov Spomenik Svomu n a r o d u ( G o v o r biskupa S t r o s s m a y e r a ). Zagreb, Есть русский перевод в «Православном календаре на 1927 год».

№ 17. Анна Я р о с л а в н а ( к стр. 100) В личности и судьбе Ярославовой дочери Анны, ж е н ы француз­ ского к о р о л я Генриха I, несмотря на обширную литературу, посвя­ щенную ей, и доныне остается многое неясным. Когда она покинула Киев и п р и е х а л а во Ф р а н ц и ю ? Кто входил в состав французского посольства, приехавшего за ней? В котором году состоялся ее брак с королем Генрихом? М е н я л а ли она свое исповедание, переходила ли в католичество, или осталась п р а в о с л а в н о ю ? И поскольку вообще м о ж н о говорить д л я той поры о «католичестве» и «православии», к а к о двух несходных вероисповеданиях? При к а к и х обстоятельствах состоялся ее вторичный б р а к с г р а ф о м Крэпи и Валуа: был ли он добровольный или в ы н у ж д е н н ы й ? — На эти вопросы ответы даются неодинаковые. Старое показание, будто, вторично овдовев, Анна вер­ нулась на родину и окончила свои дни в монастыре около Киева, хотя и не считается правдоподобным, но р е а л ь н ы х доказательств, опровергающих его, и д о н ы н е еще не представлено.

Возникновение и образование Русского государства Генрих I в первом браке был женат на Матильде, дочери импе­ ратора Генриха II. Б р а к был бездетен ( 1 0 4 4 ). Полагают, что в году король отправил пышное посольство к Я р о с л а в у Мудрому;

во главе его стояли G a u t h i e r, eveque de M e a u x, Roger, eveque de Chalons, Gosselin de C h a u n y и д р. В 1051 году, вероятно, 19 мая, в день Пятидесятницы, в Реймсе состоялась церемония бракосочетания и коронования Анны. Восемь лет спустя, 23 м а я 1059 года, тоже в день Пятидесятницы, король и королева присутствовали в Реймском соборе на короновании (au sacre) своего старшего сына, семилетнего Ф и л и п п а В эти годы папа Н и к о л а й II пишет Анне бреве, в о с х в а л я я ее благо­ честие, заботы и помощь обиженным и обездоленным: «Pervenit quippe ad aures nostras praecellentissima filia, s e r e n i t a t e m t u a m indigentibus munificentia piae liberalitatis affluere devotissimae orationis studiis in sudare pro violenter oppressis vim districtionis exercere, coeterisque bonis operibus in q u a n t u m tibi competit, officium regiae dignitatis implere» ( M i g n e. P a t r o l lat. t. 144, col. 4 5 3 ). Овдовев, Анна в ы ш л а замуж за Р а у л я, г р а ф а Валуа, п е р е ж и л а и его ( 1 0 7 4 ). Последний след ее в 1075 году: документ за подписью «Анны, матери короля Филиппа».

В истории русской письменности Анна Я р о с л а в н а занимает свое­ образное и почетное место: ее подпись на о ф и ц и а л ь н о м документе 1063 года, после Остромирова евангелия ( 1 0 5 6 — 1 0 5 7 ), есть первая по времени запись ( и з д о ш е д ш и х до н а с ), писанная русскою рукою русскими ( с л а в я н с к и м и ) буквами: Ана Ръина. Ч т о значит эта ръина?

Одни видят в ней латинское слово regina, другие читают к а к фран­ цузское reine (см. н и ж е ).

А) Литература на иностранных я з ы к а х 1. Fr. de Lezeray Histoire de F r a n c e vol. I Paris. 1643;

он же' Histoire de F r a n c e depuis P h a r a m o n d j u s q u a present. P. 1643 (сокра­ щенное и з л о ж е н и е ). — 2. M e n e s t r i e t, или M e n e t r i e t, см. ниже. — 3. Moreri Le g r a n d D i t i o n a i r e historique T o m e I. Amsterdam. 1740.

p. 469 (18-eme e d i t i o n ) «Le pere M e n e t r i e r jesuite a p r e t e n d u avoir irouve le t o m b e a u de cette princesse en I abbaye de Villiers ordre de Citeaux pres de la Ferto-Alais en Gatinois et q u ' e l l e se n u m m o i t Agnes ainsi q u ' o n le dit sur la t o m b e p i a t t e Hie j a c e t d o m i n a Agnes uxor quondam Henrici regis Memoires pour servir a 1 histoire de France dans la Leurnal des Savans 22 ruin 1682. Consuitez sur Г histoire de cette reine Guiliaume de Jumiegesl 7 H i s t S. 28. Le C o n t i n u a t e u r d'Aimon.

Un fragment de n o t r e histoire et la Lettre de Gervais, archeveque de Reimsm que nous avons dans le q u a t r i e m e v o l u m e des Historiens de Prance du sieur Du Chene*. З а м е т к а Менестриэ перепечатана у Ло­ банова. — 4. R. Benzelstierna Genealogia Annae reginae Galliae conjugis Henrici I e scriptoribus genuinis explicita «Acta Rocietatis Upsaliensis»

3ак Е. Ф. Шмурло 1740 перев. на ф р а н ц. я з. в «Bibliotheque Akademique», vol. VII ( 1 8 1 1 ). — 5. Levesque a) Memoire sur les anciennes relations de la France avec la Russie ( M e m o i r e de I I n s t i t u t National an V I I ). — b) H i s t o i r e de Russie, t. I (1782) — 6. R. Durdant E poques et faits memorables de 1'histoire de Russie P. 1816 (с фантастическим изобра­ жением венчания Анны с Генрихом). — 7. Prince Alex Lobanoff de Rostoff Recueil de pieces historiques sur la reine Anne ou Agnes epouse de Henri Vier roi de France et fille de Jarosslaf I-er grand due de Russie Paris. 1825 ( п р и л о ж е н и е 17 п о д л и н н ы х документ, грамот — 8. 'Anne de Russie (Nouvelle biographie general. Paris. 1852). — 9. C. Couderc. U n e s i g n a t u r e a u t o g r a p h e d ' A n n e de Russie femme d ' H e n r i I-er roi de F r a n c e «La Russie». Paris Larousse (s d) 2-е, стр 473 — 475, с ф а к с и м и л е д и п л о м а 1063 г., на котором проставлена славянскими буквами подпись Анны: Ана Р ъ и н а. — 10. Buteau La princesse Anne (Nouvelle Revue. 1893. N o v e m b r e ). — 11. Prou «Anne»

La g r a n d e Encyclopedic, vol. I l l ( 1 8 9 3 ). — 12. Vicomtedde Caix de Saint-Aymour. Anne de Russie reine de F r a n c e puis comtesse de Valois fondatrice de l'abbaye de Saint Vincent de Senlis 1894 ( M e l a n g e s pour servir e — histoire des pays qui forment a u j o u r d hui le d e p a r t e m e n t de TOise Paris 1895) 2-eme edit 1896. Автор полагает, что, ставя свою подпись 1063 года, Анна славянскими буквами хотела обозначить латинские слова: A n n a Regina. — 13. A de Glay. Les origines historiques de Talliance franco-russe. P. 1897. — 14. A n t T h o m a Essais de la philologie francaise. P. 1897;

автор полагает, что «славянская» подпись Анны обнаруживает ее ж е л а н и е написать по-французски, а не по-ла т ы н и : A n n a Reine. — 15. L Brehier. Le clerge russe et les unions matrimoniales des g r a n d s princes de Russie avec l ' O c c i d e n t au Xl-e siecle ( R e v u e d'Auvergne et Bulletin de l ' U n i v e r s i t e, t. X X I I I (1906), p. 284 — 2 8 6 ). — 16. Prou. Recueil des actes de Philippe 1-er roi de France ( 1 0 5 9 - 1 1 0 8 ). Paris. 1908. - 17. Theodor Ediger. Russlands alteste Beziehungen zu D e u t s c h l a n d, Frankreich u n d der romischen Kurie I n a u g u r a l Dissertation H a l l e a S. 1911 (см. здесь еще некоторые другие д а н н ы е, мною о п у щ е н н ы е ). — 18. A Fliche. Le regne de Philippe 1-er roi de France ( 1 0 6 0 - 1 1 0 8 ). P. 1912. - Leib Pome Kiev et Byzance a la fin du XI-е siecle R a p p o r t s religieux des Latins et des Greco-Russes sous le pontificat d ' U r b a i n II ( 1 0 8 8 - 1 0 8 9 ). Paris, 1924. У Лейба подобраны у к а з а н и я, помимо источников ( G a l l i a Christiana, vol. VIII, IX, XII Recueil des historiens de F r a n c e, vol. XI (гл. обр.) X I I, XIV Fr. Sachnes. C a t a l o g u e des actes d ' H e n r i I-er roi de France fascicule 161. Paris 1907 и д р. ), т а к ж е и на некоторые другие пособия: Р. Ап selmy Histoire genealogique et chronologique de la maison de France P. 1726, p. 73. — Bulletin des sciences historiques t. XIII (1829), p. 4 0 5 — 4 1 1 : пересказ статьи Русова — «Gaulois» 1892, 2 octobre (Яро­ слав требует, чтобы при Анне н а х о д и л с я с в я щ е н н и к восточного об­ ряда).

Возникновение и образование Русского государства Б ) Л и т е р а т у р а н а русском я з ы к е 1. Карамзин. История Государства Российского. Т. II, примеч.

42 ( с в о д к а д а н н ы х ). — 2. Русов. Исторические р а з ы с к а н и я о дочерях Ярослава. С П б., 1824 ( С ы н Отечества, 1824, №№ 46, 4 7 ). - 3. По­ годин. Исследования, замечания и л е к ц и и, т. I I I, с. 98 — 99. — 4. Су­ хомлинов. О я з ы к о з н а н и и в Д р е в н е й России. Ученые З а п и с к и 2 отд.

Акад. Н а у к, кн. I ( 1 8 5 4 ). С. 190 (приведена в подлиннике выписка из соч. Сисмонди о браке Генриха с Анною. Histoire des Francais, par Sigismonde de Sismondi, 1823, t. IV, p. 265 — 2 6 7 ). — 5. К портрету Анны Я р о с л а в н ы. Киевская Старина. 1884. IX, июль, анонимная заметка с приложением портрета работы X V I I I в. См. еще «Портрет Анны Я р о с л а в н ы с пояснительным к нему текстом. Киев, 1884» (о нем рецензия в Историческом Вестнике, 1885, X I X, я н в а р ь ). Кажется, это перепечатка или отд. оттиск заметки, что в Киевской Старине. — 6. Р у с с к а я святыня на З а п а д е Е в р о п ы. К и е в с к а я Старина. 1885. X I, февраль (об убрусе, который, может быть, привезла с собою из Киева Анна). — 7. Археолог. Известия и З а м е т к и. 1893, № 1, 2 (о подписи Анны). — 8. Тимирязев. Ф р а н ц у з с к а я королева Анна Ярославна. Ис­ торический Вестник. 1894, я н в а р ь. — 9. Л. Л-р (Леже) Письмо из Парижа. Ж. М. Н. П р. 1894, март. — 10. П. Голубовский. Новое исследование о ж и з н и ф р а н ц у з с к о й к о р о л е в ы Анны Я р о с л а в н ы. Ки­ евская Старина. 1896, LIV, июль —август (о сочинении Кэ де-Сент Эймур). — 11. М. де Рошефор. Анна Я р о с л а в н а, ф р а н ц у з с к а я коро­ лева. Исторический очерк. С П б., 1914, с 3 р и с. — 12. А. П. Ворот­ ников. Анна Я р о с л а в н а, королева Ф р а н ц и и (1051 — 1060). П а р и ж, 1930 (произведение драматическое, с сознательным отступлением от исторической действительности).

№ 18. К а к следует понимать в ы р а ж е н и я :

земля, волость, к н я ж е н и е ?

( к стр. 106) Кроме Костомарова ( Н а ч а л о е д и н о д е р ж а в и я в Древней Руси. Со­ чинения. Т. X I I. Книга V. С П б., 1905), см. еще:

Соловьев. И с т о р и я России. Т. I I I. С. 25: «Волость, власть означало и княжение ( в л а с т ь ), и княжество (владение, область). М е ж д у словами волость и земля можно, впрочем, заметить р а з л и ч и е : земля имела Чисто географическое значение, тогда к а к волость содержит в себе всег­ да значение зависимости известного участка земли от к н я з я или главно­ го города. Переход слова: власть (волость) от означения владеющего к означению владеемого был очень легок: к н я з ь, старший город были Власти, владели о к р у ж а ю щ и м и населенными местами;

здесь была их Власть;

эти места были в их власти;

они были их власть. Каждое племя Имело свое к н я ж е н ь е ;

следовательно, м о ж н о думать, что первоначально границы земель соответствовали границам племен».

Е. Ф. Шмурло Сергеевич. Древности русского права. Т. I. С. 1 след.: «Слово волость, иначе власть, обозначает т е р р и т о р и ю, состоящую под одною властью» ( с. 1). «Все, что находится в пределах территории, состоит под одною властью, а потому и составляет одно государственное целое — волость» ( с. 3 ). «Так как з е м л я, о к р у ж а ю щ а я город, всегда входит в состав волости, то иногда целое, волость, обозначается име­ нем своей части земли, — землей» (с. 7 ). « Н о слово „ з е м л я " не всегда употребляется в смысле отдельного государства;

оно обозначает и просто известную географическую местность без всякого отношения к государственному ее единству» ( с. 8 ). « К н я з ь сажается народом на стол в главном городе волости. Вследствие этого главный город носит наименование стольного, а по званию к н я з я - вся волость называется княжением» (с. 13). «Кроме к н я ж е н и я и удела, волости назывались еще отчинами» ( с. 3 0 ). «Волости-княжения составляли самостоятельные государства» (с. 3 4 ).

Владимирский-Буданов. О б з о р истории русского права. И з д. 5-е.

Киев, 1907. Д л я в ы р а ж е н и я понятия о государстве употреблялись вы­ р а ж е н и я : « к н я ж е н и е », «волость», но последнее преимущественно толь­ ко части государства, провинции. «Термин волость ( « в л а с т ь » ) имеет б л и ж а й ш е е отношение к слову « к н я ж е н и е » и означает территорию, п р и н а д л е ж а щ у ю тому или другому к н я з ю ». « К н я ж е н и е м же именуется в с я к а я область ( п р о в и н ц и я или целая з е м л я ), у п р а в л я е м а я князем».

Земля — «союз волостей и пригородов под властию старшего города».

Этот термин постоянно употребляется в памятниках д л я обозначения государства» ( с. 11). «Летопись термином земля означает не только го­ сударство в целом, но и отдельные элементы государства, а именно:

территорию, население и власть» (с. 13). «Древние памятники неда­ ром обозначают тогдашнее государство термином земля;

в нем выраже­ ны существенные особенности этого т и п а государства, совершенно не­ уловимые из терминов « к н я ж е н и е » и «волость». Им означается, что древнее государство есть государство вечевое» ( с. 13). Последнее мне­ ние оспаривает:

Дьяконов. О ч е р к и общественного и государственного строя Древ­ ней Руси. И з д. 4-е. С П б., 1912. С. 66: «Термины „ к н я ж е н и е " и „волость" т а к ж е обозначают древние государства в смысле террито­ риальном, к а к и термин „ з е м л я ". С л о в о „ к н я ж е н и е " пошло от слова „ к н я з ь " и указывает на подчинение данной территории какому-либо к н я з ю, к а к термин „волость" означает территорию, подчиненную влас­ ти какого-либо к н я з я ». Вообще же «древнерусские государства носят название „земель", „ к н я ж е н и й ", „волостей", „уездов", „вотчин". Тер­ мин „ з е м л я ", в смысле территориальной политической единицы, часто встречается и в летописи, и в других п а м я т н и к а х ».

Филиппов. Учебник истории русского права. И з д. 4-е. Юрьев, 1912. С. 147: «Слова „государство" еще нет в первом периоде историй нашей, и понятие это обозначалось чаще всего словами земля, или Возникновение и образование Русского государства волость, причем первое слово употреблялось нередко также и д л я обозначения всех отдельных русских к н я ж е с т в вместе, как единого целого, в противоположность нерусским, иноземным государствам, с прибавлением к слову „ з е м л я " эпитета „ р у с с к а я ". Н о, если слово земля употреблялось д л я обозначения всех отдельных княжеств в совокупности, то оно обозначало нередко и отдельное княжество-го­ сударство. В значении слова „государство" я в л я л о с ь затем и слово „волость" ( и л и „ в л а с т ь " ). Волости, к а к отдельные государства-кня­ жества, состояли из городов и пригородов. Волости, понимаемые в смысле территориального целого, или государства, позднее называются нередко княжениями». О с т а н а в л и в а я с ь на спорном вопросе о значении терминов «земля» и «волость», — «о том, какой из этих двух терминов чаще употреблялся в данном значении, т. е. обозначалось ли госу­ дарство больше словом „ з е м л я ", к а к думает п р о ф. Вл.-Буданов, или словом „волость", к а к думает п р о ф. Сергеевич», — Ф и л и п п о в до­ бавляет: « в а ж н ы, однако, не эти трудно д о к а з у е м ы е утверждения, а то, что оба термина употреблялись, действительно, д л я обозначения понятия государства, хотя иногда так обозначались и части его».

Самоквасов. Древнее русское право. М., 1903. С. 122 ( т о ж е : Курс истории русского права. И з д. 3-е. М., 1908. С. 128). «Племенное славя­ но-русское государство-княжение з а к л ю ч а л о в себе три ф о р м ы обще­ жития, автономные по внутренним своим делам и с в я з а н н ы е последова­ тельною подчиненностью политическому центру государства по внеш­ ним делам город — городскую общину, волость — союз городских общин и землю — союз волостей. Городскую общину составлял союз лиц и семейств, ж и в ш и х в укрепленном поселении, владевших своим участком земли и у п р а в л я в ш и х с я своим вечем и своим князем — ста­ рейшиною — старшиною. составляла группа городских Волость общин, имевшая область, свое вече и своего к н я з я. Власть волости по­ мещалась в старейшем ее городе. Р е ш е н и я волостной власти были обя­ зательны д л я всех городских общин, составлявших волость. Землю со­ ставляла группа волостей, владевших общею территориею и связанных общим подчинением власти веча и к н я з я старейшего города земли».

№ 19. Кто такие б ы л и огнищане?

( к стр. 107) Ответы на этот вопрос даются р а з н ы е, нередко противоречивые один другому. За убийство огнищанина Русская П р а в д а н а к а з ы в а л а наивысшим ш т р а ф о м в 80 гривен. Русская П р а в д а впервые издана Шлецером в 1767 году по списку, найденному Татищевым.

Карамзин. И с т о р и я Государства Российского. Т. II, прим. 67:

«Огнищанами именовались вообще люди нарочитые, граждане перво­ степенные. И м я огнищан п р о и з о ш л о в глубокой древности от слова огнище, или очаг, знаменовало граждан домовитых и, наконец, обра­ тилось в название житьих л ю д е й ». Там ж е : « И з д а т е л и „ П р а в д ы " Е. Ф. Шмурло сравнивают огнищан с нынешними однодворцами и толкуют, что сие имя п р и н а д л е ж а л о свободным л ю д я м, которые имели собственные земли в деревнях, нанимали работников, не платили податей и могли избирать добровольно всякое иное состояние. Слова, написанные един­ ственно из головы!»

Соловьев. И с т о р и я России. Т. I. С. 220: О г н и щ а н и н противопо­ лагался смерду;

тиун огнищный означал смотрителя за огнищем, или домом к н я ж е с к и м, огнищанин же — «человека, который живет при огнище к н я ж е с к о м, домочадца княжеско г о, человека близкого к князю, его думца, боярина, в переводе на наши понятия, придворного чело­ века». «Эти-то домочадцы или огнищане к н я ж е с к и е имели то пре­ имущество пред остальным народонаселением, что за их голову убийца платил двойную пеню, или виру, именно 80 гривен вместо 40». И тут ж е, прим. 3 5 1 : «У з а п а д н ы х славян огнищанин означал отпущенника ( l i b e r t u s ), следовательно, в обширном смысле это слово означало первоначально домочадца, но не раба, а свободного, какими именно были древние отпущенники, находившиеся в тесной связи с домом прежнего господина, и однако переставшие быть рабами».

В. Мстиславский. О г н и щ а н и н и к н я ж ь муж, или следы быта древних славянских князей в Русской П р а в д е. Чтения. I860? IV. Это «древняя аристократия»;

они стояли выше б о я р, составляли своего рода привилегированную касту. О г н и щ а н и н происходит от слова ог­ нище, х р а н и л и щ е или вместилище огня;

огонь же был символом божества. Огнищане «были потомками д р е в н и х князей славянских, в л а д ы к народа, м о л и в ш и х с я огню» ( с. 14, 28, 3 1 — 3 5 ).

Мрочек-Дроздовский. Исследования о Русской Правде. Дополне­ ния ко Второму выпуску. М., 1886 ( и з «Чтений», 1886, кн. I).

С. 117 — 135: « О г н и щ а н е — земские бояре«. О г н и щ а н и н — землевла­ делец-собственник, х о з я и н своего огнища. С течением времени этим именем стали обозначать л и ш ь к р у п н ы х землевладельцев» (с. 120, 122). С м. здесь же краткие у к а з а н и я на толкование слова огнищанин Погодиным, Эверсом, Рейцом, Каченовским, Поповым, Беляевым, Мстиславским и Ланге.

Ключевский. П о д у ш н а я подать и отмена холопства в России:

первоначально в Русской м ы с л и, 1886, No 5, 7, 9, 10;

перепеч. в « О п ы т а х и И с с л е д о в а н и я х », изд. 1-е. М., 1913. С. 365;

изд. 2-е.

С П б., 1918. С. 316: «Термин огнище, которому древний славянский переводчик слов Григория Богослова придал производное значение челяди, собственно означал пастбище, точнее, стоянку пастухов на пастбище. Огневщина — древнейшее русское название сельской челя­ ди, которое вместе с огнищанином, термином, ему родственным эти­ мологически, успело уже обветшать ко времени составления Русской П р а в д ы ». — Он же. Курс русской истории. Т. I. С. 196: «В древних п а м я т н и к а х славяно-русской письменности слово огнище я в л я е т с я со значением челяди;

следовательно, огнищане б ы л и рабовладельцы.

\ Возникновение и образование Русского государства М о ж н о думать, что так н а з ы в а л с я до к н я з е й высший класс населения в больших торговых городах Руси, торговавший преимущественно рабами». И еще: « П р и в и л е г и р о в а н н ы й купец-огнищанин и витязь к н я ж м у ж X в. превратился в боярина, к а к называется на я з ы к е Русской П р а в д ы привилегированный землевладелец» (Т. I. С, 3 3 6 ).

По договору Владимира Святого с в о л ж с к и м и болгарами (1006 г. ), изложенному Татищевым, болгарским купцам запрещено было «ездить по русским селам и продавать т о в а р ы огневтине и смердине». Смер дина — свободные крестьяне, ж и в ш и е на к н я ж е с к и х или государст­ венных з е м л я х, огневтина — рабочее население частно-владельческих земель без р а з л и ч и я челяди и наймитов» ( Т. I. С. 3 3 7 ). — Он же.

История сословий в России. М., 1913. С. 47: В обозначении приви­ легированного класса рабовладельцев Русскою П р а в д о ю огнищанами «надобно видеть ее воспоминание о том времени, когда такое поло­ жение создавалось условием экономическим, а не политическим, не службою к н я з ю, а рабовладением, точнее говоря, когда рабовладение служило самой характерной особенностью господствующего класса».

Сергеевич. Древности русского права. Т. I. С П б., 1890. С. 3 5 1 :

Тивун огнищный б ы л, «надо думать«, д о м о в ы м к н я ж е с к и м тивуном.

«Огнище означает очаг, слово это могло употребляться д л я обозна­ чения целого дома, подобно тому, к а к слово «дым» употреблялось для обозначения целого д в о р а ».

Владимирский-Буданов. О б з о р истории русского права. И з д. 5-е.

Киев, 1907. С. 29: О г н и щ а н е первоначально были общим названием для старшей д р у ж и н ы ;

к ним, по п о л о ж е н и ю, приравнивались кня­ жеские тиуны, подъездные и конюшие;

«впоследствии за ними ут­ вердилось название княжих мужей] но в то же время они именовались и боярами. Это последнее название утвердилось окончательно после слияния земских бояр с д р у ж и н н ы м и ».

С. Ф. Платонов. Л е к ц и и по русской истории. И з д. 10-е. С П б., 1917. С. 97 — 98: «Старые ученые считали их домовладельцами или землевладельцами, производя термин от слова огнище (в областных говорах оно означает очаг или пашню на изгари, т. е. на месте сожженного л е с а ) ;

Владимирский-Буданов говорит в своем «Обзоре ист. р. п р а в а », что старшие д р у ж и н н и к и именовались сначала «ог­ нищанами», но тут же прибавляет, что чешский памятник M a t e r verborum толкует слово огнищанин к а к вольноотпущенный» (libertus, cui post servitium accedit libertas);

видимое противоречие автор думает скрыть тем соображением, что старшие д р у ж и н н и к и могли происхо­ дить из м л а д ш и х, невольных слуг к н я з я. С л о в о огнище в древности значило, действительно, раб, челядь;

в таком смысле встречается оно в древнем, XI веке, переводе С л о в Григория Богослова;

поэтому Некоторые исследователи ( К л ю ч е в с к и й ) в огнищанах видят рабовла­ дельцев, иначе говоря, богатых людей в ту д р е в н е й ш у ю пору жизни общества, когда не земля, а рабы были главным видом собственности Е. Ф. Шмурло Если же обратить внимание на статьи пространной Русской Правды, которые вместо «огнищанина» краткой Русской П р а в д ы, говорят о « к н я ж о м муже» или «тиуне огнищном», то м о ж н о огнищанина счесть именно за к н я з я мужа, в частности, за тиуна, заведывающего кня­ жескими х о л о п а м и, т. е. за л и ц о, предшествующее позднейшим двор ским или дворецким. П о л о ж е н и е последних было очень высоко при к н я ж е с к и х дворах, и в то же время они могли быть сами холопами.

В Новгороде ж е, как кажется, огнищанами звали не одних дворецких, а весь к н я ж е с к и й д в о р (позднее дворяне). Так, стало быть, возможно принимать огнищан за знатных к н я ж е с к и х мужей;

но сомнительно, чтобы огнищане были высшим классом земского общества».

Дьяконов. О ч е р к и общественного и государственного строя Древ­ ней Руси. И з д. 4-е. С П б., 1912. С. 75: « О г н и щ е », как позднее «печище» в древности означало домашний очаг, к а к символ хозяйства.

«Поэтому огнищанином мог называться д о м о х о з я и н и домочадец. Судя по договору 1006 г. (см. в ы ш е ), „огневщина" обозначала „домашнюю челядь, к а к необходимую п р и н а д л е ж н о с т ь всякого крупного хозяйст­ в а " ». Вот почему исторические памятники XI — X I I I вв. «называют огнищанами только к р у п н ы х д о м о х о з я е в ».

Пресняков. К н я ж о е право в Древней Руси. С П б., 1909. С. 230 — 2 3 1 : « П а р а л л е л и з м в употреблении нашими источниками выражений:

огнищанин — к н я ж м у ж, огнищане и гриди — бояре и гриди, доста­ точно освещает значение первого из этих слов к а к члена д р у ж и н ы.

Не д о л ж н о бы быть и колебаний относительно этимологии слова:

этимологический (и с о ц и а л ь н ы й ) близнец северно-германского hird m a n n ' a, огнищанин — член огнища, дома своего в о ж д я. Латинский перевод этого термина был бы: familiaris, domesticus. Он мог бы применяться ко всей д р у ж и н е ;

но с ним стал рядом заимствованный и родственный по смыслу термин — гридь. О г н и щ а н е — слово, став­ шее специально означать высший, б л и ж а й ш и й к к н я з ю слой дружин­ ников старших. Но и это я в л е н и е вторичное. В Русской Правде видим значение огнищанина к а к вообще к н я ж о г о м у ж а. Едва ли будет оши­ бочным предположение, что оба термина, туземный и п р и ш л ы й, пер­ воначально чередовались и были р а в н о с и л ь н ы ». С р. С. 265.

Ф е о д а л и з м в удельной Руси (Сочинения Павлов-Сильванский.

Т. I I I ). С П б., 1910. С. 453 — 466: «Кроме первоначального значения слова очаг, слово огнище употреблялось т а к ж е в производном условном смысле д л я обозначения челяди, людей, п р и н а д л е ж а щ и х к чужому очагу, — к чужому хозяйству;

к чужому дому». В переводе слова Григория Богослова греческое слово «раб» переведено словом «огни­ ще»;

из этого, однако, не следует, что слово «огнище» означает раба, «потому что д л я обозначения рабов мы имеем термины, хорошо известные из Русской П р а в д ы : челядь, х о л о п, раб, а в этом переводе названа огнищем челядь, подобно тому, к а к придворные люди назы­ вались и называются двором». «Слово огнище — очаг имело также Возникновение и образование Русского государства более широкий смысл, дома, двора, а отсюда иногда употреблялось и д л я обозначения лиц, п р и н а д л е ж а щ и х к дому или двору, дворовой челяди или х о л о п о в ». Поэтому Ключевский неправильно отождест­ вляет огнищан с рабовладельцами. О п и р а т ь с я на показание Татищева (договор 1006 г.) нельзя. « О г н и щ а н и н — это к н я ж е с к и й д р у ж и н н и к, человек огнища — очага, но не всякого, а к н я ж е с к о г о ». «Вниматель­ ный а н а л и з всех известий об огнищанах приводит нас к убеждению, что огнищанами назывались к н я ж и е м у ж и, к н я ж е с к и е д р у ж и н н и к и, люди, п р и н а д л е ж а щ и е к к н я ж е с к о м у огнищу-очагу-дому. Так именно полагал один из авторитетнейших наших историков Соловьев»

См. еще: Костомаров. Северо-русские народоправства. Т. II;

Фи­ липпов. Учебник истории русского права Ю р ь е в, 1912. С 202.

№ 20. Политический строй Древней Руси в домонгольский период ( к стр. 110) По этому важному вопросу, одному из самых к а р д и н а л ь н ы х, в русской истории, в исторической литературе нашей наблюдается боль­ шое р а с х о ж д е н и е взглядов. Их м о ж н о свести в более или менее определенные группы. Т а к о в ы : теория государственная, общинная, племенно-областная;

теория родовая, вотчинная;

теория очередного порядка, ф е д е р а т и в н а я, договорная, теория сложного порядка. По­ лезную сводку «Литературных мнений о сущности государственных отношений Древней Руси» дает Г. Максимович в «Русской истории в очерках и статьях, под ред. Д о в н а р - З а п о л ь с к о г о ». Т. I. С. 216 — 225.

1. Государственная теория. Ее представители — Татищев, Шле­ цер, К а р а м з и н, Эверс, Рейц, Полевой, Б е л я е в — в первых же Рю­ риковичах видят монархов, государей: в середине IX века государство, по их мнению, уже существует, уже с л о ж и л о с ь, его создали князья иноземцы по иноземным ф о р м а м. Этих ф о р м две: Киевская м о н а р х и я и Новгородская республика. Последним по времени выразителем этого устарелого взгляда я в л я е т с я Самоквасов. См. его Заметки по истории русского государственного устройства. Ж. М. Н. П р. 1869, ноябрь и д е к а б р ь. О ц е н к у его взгляда дает Леонтович, Ж. М. Н. П р., 1874, август. С. 197 — 199. Указанному взгляду Самоквасов остается верен и в позднейших своих трудах: « П е р в ы е Рюриковичи признавали Русскую землю своим благоприобретенным имением и почитали себя вправе р а с п о р я ж а т ь с я ею по своему произволу, к а к частною собст­ венностью» ( Д р е в н е е русское право. М., 1903. С. 325;

Курс истории р. права, изд. 3-е. М., 1908. С. 3 1 5 ). Те же мысли и в статье «Главнейшие моменты в государственном развитии Древней Руси и происхождение Московского государства». Варш. Унив. Известия.

1886, № № 1, 2 и отд. отт. В. 1886.

2. Общинная теория. Ее отстаивает Конст. Аксаков (см. выше, П р и л о ж. № 5 ) : « Р у с с к а я земля б ы л а изначала наименее патриар 426 Е. Ф. Шмурло х а л ь н а я, наиболее семейная и наиболее общественная з е м л я «. Леон тович, Ж. М. Н. П р., 1874, № б. С. 2 1 1, сближает эту теорию с государственной теорией к а р а м з и н с к о й э п о х и : отличие л и ш ь в том, что «старые историки смотрели на государство Р ю р и к а, как на ино­ земный продукт, сразу устроенный по иностранным формам феодаль­ но-монархическим или республиканским, тогда к а к основатели Об­ щинной теории в ы в о д и л и государство из внутренних условий народ­ ного (общинного) быта русских с л а в я н ».

3. Теория Ее держится В.Пассек:

племенно-областного начала.

К н я ж е с к а я и Д о к н я ж е с к а я Русь. Чтения О б щ. Ист. и Д р. Руси. С. 111: дробление Древней Руси на отдельные княжества обусловли­ валось главным образом стремлением самих областей к обособлению и образованию из себя самостоятельного целого. Вот почему область так д е р ж и т с я за своего к н я з я.

4. Родовая теория. Ее представители: Соловьев, Н и к и т с к и й. По­ литический строй, утверждают они, о п р е д е л я л с я началами родового быта: 1) вся система м е ж д у к н я ж е с к и х отношений «родового восхож­ д е н и я », т а к называемая « Р о д о в а я Лествица» построена на нем;

2) из родового начала р а з в и л о с ь и народовластие: на совещание (вече) сходятся родоначальники к а к представители отдельных родов. — Т а к и м образом: а) отношения князей м е ж д у собою и б) отношение веча к к н я з ю, — те и другие проникнуты понятием родового порядка, обусловили содержание и х а р а к т е р политической ж и з н и Древней Руси.

Подробнее эти п о л о ж е н и я развиты Соловьевым в его докторской диссертации: История отношений между русскими князьями Рюрикова дома. М., 1847, гл. 1. 1) С т а р ш и й в к н я ж е с к о м роде был д л я младших в отца место] он «имел обязанность блюсти интересы рода», а те — «ходить» у него «в п о с л у ш а н и и », «ездить подле стремени», быть в его воле ( с. 13, 15). «Великий к н я з ь имел право судить и наказывать м л а д ш и х членов рода» ( с. 16).

2) О д н а к о л и ш и т ь младшего к н я з я волости или наказать его как-нибудь иначе, по произволу, без обличения в вине, великий князь не мог. А если сам он не соблюдал свято своих отеческих обязанностей, отделял л и ч н ы е свои интересы от интересов целого рода, делал раз­ личие между б л и ж н и м и и отдаленными родичами, предпочитал соб­ ственные выгоды, то «все его право, равно к а к обязанности младших к нему рушились, его власть з а м е н я л а с ь или общим родовым советом, или, в случае р а з д о р а м е ж д у к н я з ь я м и, к а ж д ы й из них действовал, з а щ и щ а л свои права, к а к умел и к а к мог« ( с. 1 6 — 1 9 ). Т а к ж е и в том случае, если великий к н я з ь о б р а щ а л с я с младшими «не по род­ ственному, не к а к с сыновьями, а к а к с подчиненными правителями, п о д р у ч н и к а м и », — м л а д ш и е имели право отказать ему в повиновений (с. 19).

Возникновение и образование Русского государства 3) П р и распределении волостей — родовой собственности — стар­ ший к н я з ь р а с п о р я ж а л с я не единолично, а сообща с младшими (с. 19 — 20).

4) В деле приобретения в е л и к о к н я ж е с к о г о достоинства д я д я имел преимущество перед п л е м я н н и к о м.

5) И д е я, п о л о ж е н н а я в основу этого предпочтения дяди, на прак­ тике вскоре нашла затруднение вследствие р а з м н о ж е н и я княжеского дома: п л е м я н н и к не всегда оставался « п л е м я н н и к о м », а брат мог оказаться на положении «дяди»:

а) старший сын старшего брата (по смерти своего отца) — отец для своих м л а д ш и х братьев, значит, брат своим д я д ь я м, правда, брат младший, но все же поднявшийся на один уровень с ними ( с. 2 3 ).

6) С ы н о в ь я такого старшего брата, д л я его м л а д ш и х братьев, из племянников тоже становятся братьями, х о т я бы и младшими ( с. 2 4 ).

На Северо-Востоке, в потомстве Всеволода I I I, пересилило представ­ ление «о старшинстве сына от старшего брата уже не над одними младшими, но над всеми д я д ь я м и, причем однако до пресечения Рюрикова рода на престоле Московском д я д ь я самые младшие не хотят уступать старшинства сыну от первого брата, так что оба представления остаются при своих крайностях, не уступают друг другу, не допускают ничего среднего» ( с. 2 6 ).

б) Если к н я з ь умирал, не будучи старшим в роде, или великим князем, то дети его оставались навсегда м л а д ш и м и. Так, например, Владимир, старший сын Я р о с л а в а I, «умер при ж и з н и отца, следо­ вательно, не был отцом д л я братьев своих, и потому сын его Ростислав не имел уже возможности быть братом д я д ь я м своим, остался навсегда племянником, м л а д ш и м, неспособным ни к в е л и к о к н я ж е с к о м у досто­ инству, ни к владению родовою собственностью» ( с. 3 1 ). «Сын такого преждевременно умершего к н я з я не мог быть совладельцем со своим дядею, исключался из владения родовою собственностью» и если получал волость, то или по милости д я д е й, или по какому-нибудь другому обстоятельству» ( с. 3 2 ).

7) « Д л я предохранения сыновей своих от такой участи к н я з ь я дава­ ли друг другу клятву, что, в случае преждевременной смерти одного из них, оставшийся в ж и в ы х д о л ж е н заботиться, чтоб дети покойного не были исключены из владения родовою собственностью» (с. 3 2 ).

8) « К н я з ь я, которых отцы умерли при ж и з н и дедов, назывались изгоями» ( с. 3 4 ).

9) Насильственное изгнание из волости исключало к н я з я из права старшинства: это, значит, сам Бог п о к а р а л его, так как, по понятиям ве­ ка, битва считалась судом Б о ж и и м. А «если побежденный изгнанный князь силою о р у ж и я возвращал свое право, свою волость, то в этом ви­ дели возвращение к нему благосклонности Б о ж и е й, прощение греха»

( с 35).

428 Е. Ф. Шмурло С р. его ж е : И с т о р и я России. Т. II, гл. 1;

и О родовых отношениях московских князей Древней Руси. « М о с к о в с к и й Литературный Сбор­ ник», 1846.

5. Вотчинная теория. Ее представители: К а в е л и н. Сочинения Т. 1 - Й. С П б., 1859;

2-е изд.: С П б., 1897 и Ч и ч е р и н : 1) Областные учреждения России в X V I I в. М., 1856;

2) О п ы т ы по истории русского права. М., 1858. Теория эта представляет собою вариант родовой.

Кавелин расходится с Соловьевым в одном существенном пункте:

по Соловьеву, принцип родовых отношений, к а к ж и в о е, действующее начало, пошатнулся еще со второй половины XI в. (смерть Ярослава М у д р о г о ), с Андрея Боголюбского его заменил принцип государст­ венный: фундамент будущего государства, по крайней мере, его пер­ вый, сознательно з а л о ж е н н ы й, камень, — дело р у к Боголюбского и Всеволода I I I. Кавелин же преобладание р о д о в ы х начал в нашей ж и з н и считает возможным проследить гораздо д а л ь ш е : кровное начало, по его м н е н и ю, определяет собою весь древний период русской истории вплоть до Петра Великого, причем родовой строй сменился государ­ ственным не сразу: последнему предшествовала промежуточная стадия юридического гражданского быта: эпоха вотчинного строя — время с Боголюбского до конца XV — н а ч а л а XVI века. Перестав быть членами большой родовой семьи, единого к н я ж е с к о г о дома, русские князья превратились пока еще не в государей, а в вотчинников, собственников земли, наследственных, неограниченных ее владельцев. О государстве м о ж н о говорить л и ш ь со времени московских И в а н о в III и IV.

В основе та же м ы с л ь и у Чичерина. Он р а з л и ч а е т три стадии обще­ ственных отношений: союз кровный ( р о д о в о й ), гражданский (вотчин­ н ы й ) и государственный. В отличие от К а в е л и н а, вотчинный строй он начинает не с Боголюбского, а с первого п о я в л е н и я в а р я ж с к и х дружин на Руси, т. е. с середины IX века. В К р о в н о м союзе личность еще не вы­ ступает;

она з а т е р я н а в роде;

но появилась в а р я ж с к а я дружина, — и К р о в н ы й союз р а с п а л с я, личность выделилась;

возникло частное право, стали слагаться договорные отношения — выросло гражданское общество.

Ф о р м гражданского о б щ е ж и т и я б ы л о две: 1) Княжеская вотчи­ на — частная, наследственная собственность к н я з я ;

между княжеские отношения и договоры носят х а р а к т е р частно-семейный;


ничего, что напоминало бы в них отношения государственные, международные;

2) Вольная община ( Н о в г о р о д, П с к о в ) — отношения к к н я з ю на основе свободного договора обеих сторон. Самостоятельность Вольной общины не делает ее, однако, еще государством — это такой же вотчинник, но к о л л е к т и в н ы й, в ф о р м е союза свободных л и ц, и этот вотчинник заключает договор с к н я з е м, чтобы тот правил его землею, творил суд и з а щ и щ а л от врага.

Возникновение и образование Русского государства Р а з н о г л а с и я и точки соприкосновения К а в е л и н а с Соловьевым «Все разногласие м е ж д у нами и г. Соловьевым вертится на том, что он смотрит на владения к а к на средство д л я целей, устанавли­ ваемых родовою честью, а мы видим в родовых правах, предъявляемых князьями, средство, предлог д л я получения лучшего владения. То, что у него играет главную роль, нам кажется второстепенным, и наоборот» ( С о ч. 1859. Т. II. С. 5 3 5 ).

6. Теория очередного порядка. О н а представлена Ключевским. Курс русской истории. Т. 1. С. 200 — 210. Это другой вариант родовой теории.

Вслед за Соловьевым, Ключевский говорит, что «князья-родичи не являются постоянными, н е п о д в и ж н ы м и в л а д е л ь ц а м и областей», но передвигаются «из волости в волость, с младшего стола на старший».

Но кроме генеалогической лестницы — «Лествичного Восхождения» он указывает на существование еще другой — территориальной, «лестницы областей», ступени которой определялись соответственно экономической ценности их: старший к н я з ь, киевский, и областью луч­ шею, более богатою владел;

м л а д ш е м у к н я з ю доставалась и область экономически более слабая. «Если я не ошибаюсь, нигде более в исто­ рии мы не имеем возможности наблюдать столь своеобразный полити­ ческий п о р я д о к. По его главной основе, очереди старшинства, будем называть его очередным в отличие от последующего, удельного, устано­ вившегося в X I I I и X I V вв».

7. Федеративная теория — Н. И. Костомаров. Исторические мо­ нографии и И с с л е д о в а н и я, изд. 2-е. С П б., 1872. Т. I: а) « М ы с л и о федеративном начале Древней Р у с и », писано в 1859 г. (с. 3 — 4 9 ) ;

б) «Две русские народности», писано в 1861 г. ( с. 53 — 108).

1) Э т н о г р а ф и ч е с к и е, местные и исторические условия выработали самобытность отдельных земель и отдельных племен. На этой пле менно-областной самобытности построился п о р я д о к м е ж д у к н я ж е с к и х отношений и р а с п о р я д о к удельный. Влияние р о д о в ы х начал в сознании этого п о р я д к а играло второстепенную р о л ь. Ж и з н е н н ы м нервом от­ ношений б ы л а областная самостоятельность земель.

2) Д в е силы регулируют общественную и политическую жизнь* вече и к н я з ь. Вече выше к н я з я : оно — суверенный государь, владелец земли;

к н я з ь — л и ш ь его орган, простой господин - н е более.

3) Всякий член к н я ж е с к о г о рода имел право на волость, т. е. на право у п р а в л е н и я З е м л е ю ( М ы с л и, 4 6 ).

4) « Б о л е е или менее, к н я з ь я размещались п а р а л л е л ь н о народнос­ тям, и, таким образом, их родовое единство м е ж д у собою шло в параллели с сознанием единства народностей» ( М ы с л и, 3 6 ).

5) «В Киеве напрасно было бы искать какого-нибудь определенного Права и п о р я д к а в преемничестве к н я з е й. Существовала, правда, в их условии неясная идея старейшинства, но народное право избрания стояло выше ее» ( Д в е н а р., 6 8 ).

430 Е. Ф. Шмурло 6) «Вечевое начало было родное всем славянам русским. Повсюду к а к коренное учреждение народное, является вече, народное сборище»

(Мысли, 24).

7) « С т а р ы е славянские понятия об общественном строе признавали за источник общей народной правды волю народа, приговор веча, из кого бы то ни состоял этот народ, к а к бы ни собиралось это вече... При этом давно возникла и укоренилась в п о н я т и я х идея князя-правителя, третейского судьи, установителя п о р я д к а, охранителя от внешних и внутренних беспокойств». К н я з ь был необходим, но он избирался, и его м о ж н о было изгнать, если он не удовлетворял потребностям народ­ ным или злоупотреблял своею властью и значением. «Принцип этот в XI, XII и X I I I веках вырабатывается везде: и в Киеве, и в Новгороде, и в П о л о ц к е, и в Ростове, и в Галиче» ( Д в е н а р., 6 7 ).

«С разветвлением к н я ж е с к и х ветвей... значение князей, как На­ чальников земли стало упадать. Уже в X I I веке видно, как народное начало в с п л ы л о наверх и в з я л о перевес над к н я ж е с к и м. Вместо того, чтобы к н я з ь наследовал, он избирался толпою;

вместо того, чтоб быть единым начальником и предводителем, я в л я л о с ь по нескольку князей разом предводителями в одном и том же месте з а р а з.. В Галиче к н я з ь я до такой степени потеряли свое древнее значение, что их судили и к а з н и л и смертью, к а к простых людей, а места их пытались занимать люди не к н я ж е с к о г о рода» ( М ы с л и, 3 5 ).

Леоптпович. Ж. М. Н. П р. 1874, июнь. С. 213;

замечает, что первоначальную свою теорию о ф е д е р а т и в н о м строе, высказанную в статье « М ы с л и о федеративном начале», Костомаров несколько из­ менил в позднейшей работе: « Н а ч а л о е д и н о д е р ж а в и я в Древней Руси»:

«Оставив п р е ж н ю ю свою идею о федеративности, к а к о господству­ ющем, руководящем начале удельно-вечевой Руси, автор с полною определенностью развил свой взгляд на областную самобытность зе­ мель — главное начало, определяющее весь тогдашний политический быт Русского н а р о д а ».

федеративности го­ Оценка теории Костомарова Леонтовичем:

сударственной, политической — не было;

но м о ж н о признать федера тивность общинно-волостную, земельную: она, несомненно, имела место в устройстве отдельных т е р р и т о р и а л ь н ы х союзов. Н е л ь з я и в З е м л е видеть госуда­ р я, со всеми существенными атрибутами «государственного» устрой­ ства. Вече, по Костомарову, есть В Ы Р А Ж Е Н И Е верховной власти земли, а к н я з ь — ее О Р Г А Н ;

но «быть органом власти — не значит ли то ж е, что и быть ее в ы р а ж е н и е м, быть представителем или орудием, посредством которого п р о я в л я е т с я, «выражается» власть в ее практическом применении и действии (Август, 206, 208).

8) Договорная теория — Сергеевича. Еще в первом своем труде (Вече и К н я з ь. М., 1867) Сергеевич определенно и резко отмежевал Возникновение и образование Русского государства себя от родовой теории. Решительно отвергает он ее и в последнем своем сочинении «Русские Юридические Древности» ( С П б., 1890 — 1903;

особено см. т. II. С П б., 1893).

«Договорное начало в к н я ж е с к и х сношениях проходит чрез всю нашу историю» ( I I, 120). «Древнейшие владетельные к н я з ь я, извест­ ные нашей истории, родные братья Святославичи, улаживают свои от­ ношения либо ратью, либо миром. Это было во второй половине X века.

Совершенно то же наблюдаем и во все последующее время до полного исчезновения удельных к н я з е й. О д и н из последних московских удель­ ных к н я з е й, Ю р и й Иванович Дмитровский, состоял в мирном договоре с братом своим, великим князем Московским, Василием Ивановичем.

Договор этот был заключен еще при ж и з н и отца их, великого к н я з я И в а н а Васильевича, и по его личному ж е л а н и ю. Ф а к т чрезвычайной важности. Он указывает на то, что и с точки з р е н и я этого ловкого и энергического преобразователя старых п о р я д к о в, отношения владе­ тельных князей не могли быть определены иначе, к а к с их согласия, выраженного в договоре. Договор этот был заключен в 1504 году, а затем, по смерти И в а н а Васильевича, еще р а з повторен в 1531 году».

«Война и м и р определяют взаимные отношения князей-родствен­ ников боковых линий во всех в о з м о ж н ы х степенях родства». Число договоров м е ж д у дядьями и племянниками и братьями р а з н ы х степеней большое. «Наоборот, князья-родственники в нисходящей линии ни­ когда не заключают между собою договоров. Это объясняется тем.

что отношения детей к родителям определяются семейным правом, в силу которого дети состоят в подчинении воле родителей. Подчинение детей родителям в ы р а ж а л о с ь в том, что при ж и з н и отца сыновья никогда не были самостоятельными владетельными к н я з ь я м и. Если бы им и б ы л а д а н а в управление самостоятельная волость, они уп­ р а в л я л и ею в качестве посадников князя-отца, а не самостоятельных владетельцев» ( с. 121 — 122).

Точно так же расходится Сергеевич с С о л о в ь е в ы м и в понимании основ, которыми Д р е в н я я Русь руководилась при распределении во­ лостей (столов) между князьями.

Распределение столов опиралось отнюдь не на одно только родовое начало: т а к о в ы х начал было ц е л ы х четыре: 1) народное избрание (воля н а р о д н а я ) ;

2) р а с п о р я ж е н и е царствующего к н я з я (его завеща­ ние;

предварительный договор, з а к л ю ч е н н ы й с вечем или с другими к н я з ь я м и ) ;

3) начало отчины и 4) старшинство к н я з е й, причем «ни одно из этих начал не б ы л о настолько сильно, чтобы могло осущест­ вляться само собой и наперекор другим. Д л я проведения одного из этих начал в действие необходимо было, чтобы другие содействовали ему или, по крайней мере, не мешали. В противном случае между разнородными началами в о з н и к а л а борьба и торжествующим выходило то, представители которого в данном случае были фактически сильнее« (с. 2 9 2 - 2 9 3 ).

Е. Ф. Шмурло Т а к и м образом, полностью Сергеевич не отвергает прав старей­ шинства, но роль их при распределении к н я ж е с к и х столов признает очень скромною. « П р а в а старшего брата не имеют в глазах младших безусловного значения. П р а в а старейшинства — это практика, имею­ щая место при наличности некоторых благоприятных условий, а не общепризнанный обычай» ( I I, 2 6 1 ).


« Е щ е меньше общего п р и з н а н и я в ы п а д а л о на долю старшинства дядей перед племянниками. Д я д и и п л е м я н н и к и могут считать себя одинаково п р и з в а н н ы м и занять известный стол в силу начала отчины Это общая д я д я м и племянникам отчина и есть та среда, в которой права д я д е й и п л е м я н н и к о в сталкиваются. Не подлежит сомнению, что начало отчины дает право и дяде, и п л е м я н н и к у искать обладания отчиной. Но у кого больше п р а в ? Это всегда было спорно и оставалось спорным д а ж е в пятнадцатом веке. С п о р н ы й вопрос этот разрешался в каждом отдельном случае либо ратью, либо м и р о м... История с древнейших времен одинаково представляет примеры как торжества дядей над племянниками, так и обратно. Счет случаев, когда победили д я д и, а когда племянники, невозможен, т а к к а к летописи записали очень немногие из них и преимущественно д л я Киева;

но если бы их и м о ж н о б ы л о сосчитать, это ни к чему бы не привело, потому что перевес случаев свидетельствовал бы не о преимуществе права дядей или п л е м я н н и к о в, а только о большей силе и большем искусстве тех или д р у г и х в борьбе с противниками» ( I I, 262 — 2 6 3 ).

В особой главе ( I I, 320 — 336) Сергеевич дает разбор теории Соло­ вьева и подробно указывает, в чем и почему он расходится с нею.

Р о л ь веча и его отношения к к н я з ю Сергеевич определяет так:

Вече — верховный орган власти. Законодательствует вече, а князь судит и управляет (и т о л ь к о ). К н я з ь и вече — это две независимые одна от другой силы;

поэтому сила к н я з я в его единении с вечем и в согласованности своих действий с его волей, желанием или настро­ ением. С началом татарского ига политическое значение веча падает;

центр политической ж и з н и перешел в О р д у.

Взглядов Сергеевича держится и барон С. А. Корф, История русской государственности. Т. I. С П б., 1908: роль веча он выдвигает на первый план, п о ж а л у й, д а ж е еще с большей остротою. Отношения к нему к н я з я, говорит он, «с самого начала п р и н я л и ф о р м у договор­ ную». Главенствующей стороной в этом договоре было вече: «от его воли зависело положение к н я з я и санкции договора». Случаи насиль­ ственного водворения к н я з я не и з м е н я л и основы последующих вза­ имных отношений (с. 67 — 7 1 ). Эта зависимость князей от народных собраний в в а р я ж с к и й период (в период последующий, так называемый Возникновение и образование Русского государства удельный, она уже п р и з н а н а ) «остается и по сей день в тени, если не считать двух, трех историков, к а к, н а п р и м е р, п р о ф. Костомарова и Сергеевича, п р и н я в ш и х другую точку з р е н и я ;

д а ж е в трудах п р о ф.

Ключевского положение веча и зависимость от него первых князей вовсе не оттенены» (с. 7 2 ).

Государственного единства страны, о котором говорят К а р а м з и н и его последователи, в в а р я ж с к и й период «никогда не существовало« (с. 8 3 ) : к а ж д а я «волость обладала всеми необходимыми элементами государственности;

у нее б ы л а и своя определенная территория, и свой народ, и самостоятельная верховная власть, осуществляемая независимым органом вечем» ( с. 8 4 ). Н а п р и м е р, «не только кривичи и новгородцы не были подчинены Киевской волости, но и целая масса других народцев;

вспомним х о т я бы дреговичей, Ростов и Суздальскую землю, заселенную вполне самостоятельным народом, мерей, несо­ мненно, имевшим своих собственных к н я з е й. К а к ни я с н о это поло­ жение Д р е в н е й Руси, оно н а х о д и л о неверное освещение д а ж е в ис­ следованиях т а к и х видных историков, к а к п р о ф. Ключевского и Кавелина» (с. 9 2 ). « Н о из этого еще не следует, что мы можем принять мнение Костомарова о существовании на Руси ф е д е р а ц и и.

Чтобы принять его м ы с л ь, необходимо б ы л о бы „предварительно доказать существование с в я з ы в а ю щ и х о т д е л ь н ы х князей той эпохи договоров или верховного над ними органа, к а к неизбежный атрибут понятия ф е д е р а ц и и ", а это никем не д о к а з а н о » (с. 9 5 ).

9) Теория сложного порядка. П о р я д о к наследования к н я ж е с к и х столов о п р е д е л я л с я не одним каким-нибудь началом, а совокупностью и взаимодействием нескольких. Такого в з г л я д а д е р ж а т с я Градовский.

Государственный строй Д р е в н е й Руси. Ж. М. Н. П р., 1868, октябрь (перепеч. в «Собрании сочинений». Т. I, С П б., 1899), — и Бесту­ жев-Рюмин. Р у с с к а я история. Т. I. С. 154 — 162. Н е к о т о р ы й вариант представляет мнение Владимирского-Буданова. Обзор истории рус­ ского права, изд. 5-е. К и е в, 1907: он выделяет преимущественно два, одновременно действовавших, начала: наследие ( р о д о в о е ) и избрание (воля народная).

Градовский: « Н а ч а л о наследования действовало в Древней Руси рядом с началом п р и з в а н и я ». Т е о р и я Соловьева применима к к н я з ь я м, но не к населению: Лествица я в л я л а с ь законом и р у к о в о д я щ и м началом единственно в к н я ж е с к о й среде, д л я веча же ( н а с е л е н и я ) обязательной силы отнюдь не имела. Да и самый п о р я д о к Лествичного Восхождения применялся на практике слабо, л и ш ь в тех случаях, когда это было возможно: непререкаемого авторитета, беспрекословного решающего значения он не имел. — Т е р р и т о р и а л ь н а я община, волость была ос­ новной ф о р м о ю народного быта и, к а к политическая единица, несла в себе з а р о д ы ш государства.

Е. Ф. Шмурло Бе стуже в-Рюмин: оспаривая или л и ш ь в некоторых частях согла­ шаясь с положениями Соловьева, Костомарова, Сергеевича, Пассека, приходит к выводу: Одного движущего начала не было: в жизни переплетались многие начала;

их взаимодействием и определялась та пестрота событий, к а к а я наблюдается в политической ж и з н и Древней Руси.

Его положения:

Владимирский-Буданов.

1) « П р о и с х о ж д е н и е к н я ж е с к о й власти доисторическое. В землях восточных славян к н я ж е с к а я власть существовала до прибытия Рю­ рика. Состав к н я ж е с к о й власти родовой: власть принадлежит не лицу, а целому роду».

2) « Ч л е н ы княжеского рода или соправительствуют без раздела власти ( К и й, Щ е к и Хорив;

Аскольд и Д и р ), или д е л я т между собою власть территориально ( Р ю р и к, Синеус и Трувор;

Святослав и его дети: Я р о п о л к, О л е г и В л а д и м и р ) ».

3) «Приобретение к н я ж е с к о й власти лицами совершается одновре­ менно по наследованию и по избранию. О б ы ч н ы й порядок наследова­ ния столов следовал порядку старшинства членов рода». Избрание имело место «при прекращении или неимении княжеского рода». Нача­ ло и з б р а н и я действует рядом с началом наследования, что было совер­ шенно необходимо при постоянном участии населения в государствен­ ных д е л а х. О б ы к н о в е н н о начала наследственности и избрания совпада­ ют и (до середины XII в.) не вступают в борьбу между собою».

4) «С середины XII в. такое мирное совпадение двух начал преемст­ ва нарушается во всех з е м л я х ;

при борьбе их ф а к т и ч е с к и берет перевес начало и з б р а н и я. Но начало и з б р а н и я не вытесняет начала наследст­ венности в принципе нигде, кроме Новгорода и Пскова.« 5) «Кроме наследования и и з б р а н и я, нет д р у г и х правомерных способов приобретения к н я ж е с к о й власти. Д о б ы в а н и е стола и договор м е ж д у к н я з ь я м и не могут быть п р и з н а н ы таковыми. Добывание (узур­ пация силою) нуждается в оправдании или правом наследства, или правом и з б р а н и я ».

6) « К н я ж е с к а я власть есть необходимый элемент государственного устройства всех древнерусских земель». « К н я з ю вручается вся госу­ дарственная власть у п р а в л е н и я и суда. К н я з ю принадлежит и власть законодательная».

7) «Вече такого же доисторического происхождения, как и кня­ ж е с к а я власть».

8) «Вече состоит главным образом из простых граждан, т. е.

главная р о л ь при решении дел п р и н а д л е ж и т простому народу. Однако при нормальном порядке, с вечем сливается и Б о я р с к а я дума;

бояре присутствуют на вече наравне с прочими г р а ж д а н а м и » ;

участвуют и к н я з ь, и л и ц а духовные. Вообще вече есть власть общеземская. «Эта ф о р м а государственной власти создана не во имя борьбы с двумя остальными — князем и боярством — (понятие борьбы чуждо рус \ Возникновение и образование Русского государства скому государственному п р а в у ), а д л я единения ( « о д и н а ч е с т в а » ), т. е. д л я р е ш е н и я земских дел согласно волею к н я з я, бояр и народа».

9) «Вече есть необходимая составная часть общеземской власти, ибо участие народа в государственных д е л а х в древнее время бывает самым непосредственным и ж и в ы м. П р а в а веча не могут быть огра­ ничиваемы каким-нибудь одним родом дел ( н а п р и м е р, законодатель­ ством), они, подобно правам к н я з я и думы, простираются на всю с ф е р у высших государственных дел у п р а в л е н и я и суда» (с. 37 — 4 3, 53, 56, 57, 6 0 ).

Н е с к о л ь к о по-иному объясняет политический строй Древней Руси А. Пресняков. К н я ж о е право в Древней Руси. О ч е р к и по истории X — X I I столетия. С П б., 1909 ( и з « З а п и с о к ист.-фил. ф а к. С П б. » ).

1) В противоположность Соловьеву и Кавелину, автор не видит в Древней Руси «родовых отношений»;

но его одинаково не удовле­ творяет ни договорная теория Сергеевича, ни очередная Ключевского.

Вслед за Р о ж к о в ы м он полагает, что значение внешней торговли д л я первичных стадий русского исторического процесса Ключевским пре­ увеличено уже по одному тому, что масса населения в торговле этой участия никакого не принимала, да и высшие классы, торговавшие, «все необходимое получали натурой, о т п р а в л я я на внешний р ы н о к л и ш ь избытки и выменивая там только предметы роскоши» (с. 162).

2) Д р е в н я я Русь не б ы л а ни единым государством, ни федерациею, ни суммою суверенных государств-волостей (с. 154).

3) « Р а з б и р а я с ь в вопросе о началах преемства в к н я ж о м древне­ русском владении, следует строго р а з л и ч а т ь наследование земель-во­ лостей, с одной, и преемство в старейшинстве над всеми к н я з ь я м и Русской земли, с другой стороны. По существу, эти два вопроса никогда не смешивались в древнерусских к н я ж е с к и х отношениях, и если их раздельность не всегда ясно выступает, то лишь потому, что в течение двух столетий старейшинство в земле Русской более или менее связывалось с обладанием Киевом. В р я д е Ярослава, как он нам передан, нет п р и з н а к о в установления на будущее время порядка преемства во владении к н я ж и м и волостями;

и, прежде всего, нет в нем понятия о сохранении единого, общего и нераздельного владения Русской землей всеми к н я з ь я м и Я р о с л а в л я, а тем более Рюрикова рода ( П о л о ц к и е И з я с л а в и ч и остаются совсем в стороне. Внуки и правнуки Я р о с л а в а вернее, чем позднейшие теории понимали суть происшедшего раздела, считая своими отчинами и дединами то, что получили их деды от своего отца Я р о с л а в а » ( с. 3 7 ).

4) М е ж д у к н я ж е с к и е отношения о п р е д е л я л и с ь борьбою двух начал:

отчины и старейшинства ( 9 2 ). О т ч и н а ( п р а в о на д о л ю в отцовском владении) вела к дроблению Русской земли;

старейшинство — к по­ литической концентрации областей, к сохранению государственного единства (с. 4 2 ).

Ф.

Е. Шмурло 5) « Н а всех волостях русских к н я ж и л и к н я з ь я Р ю р и к о в а рода К н я ж е н и е это они понимали как владение по праву. Право на кня­ жение в данной волости приобреталось, прежде всего, наследованием по отцу. Отчинное право самое полное и бесспорное, в сознании к н я з я, его право на волость. К н я з ь я добиваются столов отчих и дедних. И з б и р а я к н я з я, вече зовет его на стол отеч и деден» (с. 154).

6) Т а к и м образом, «в основе к н я ж о г о в л а д е н и я волостями лежит понятие семейного владения. Князь-отец наделяет сыновей волостями, дает им города — при ж и з н и ли своей, или в предсмертном ряде.

Это — семейный раздел, такой ж е, к а к раздел дома по отцовскому ряду согласно Русской П р а в д е ». В результате такого раздела полу­ чалось дробление отчин, образование р я д а владельческих линий (с. 154).

7) С другой стороны, интересы политического или семейно-динас тического х а р а к т е р а постоянно противодействовали такому дроблению.

Противодействие это проходит красною нитью через всю историю меж­ д у к н я ж е с к и х отношений в Древней Руси, «начиная с р я д а Я р о с л а в л я и до р я д а Всеволода Юрьевича. Если в X и первой половине XI вв. оно вело к уничтожению самого р а з д е л а кровавой борьбой, то, хоть прояв­ ление таких же тенденций не вполне чуждо и позднейшему времени, преобладает в нем искание компромисса между отчинным разделом и сохранением единства отчины, как территориально-политического це­ лого. Такова ф у н к ц и я старейшинства» (с. 155).

8) А к а к само население, вече реагировало на эти междукняжеские счеты? « Н а р о д н о е общественно-правовое воззрение признает за чле­ нами к н я ж о г о рода их владельческую привилегию, но игнорирует к н я ж и е семейно-владельческие отношения и соглашения, стремясь то нарушить, то использовать их, как внешнее условие, в пользу инте­ ресов данной земли» (с. 2 1 6 ).

П р е с н я к о в вводит новый термин — княжое право, понимая под ним «совокупность обычно-правовых норм, возникавших вне общего хода правового развития древнерусских земель-княжений, в сфере деятельности к н я ж и х сил, независимой от общего уклада народной ж и з н и » (предисловие, VI;

ср. с. 2 2 0 ).

Ч е т ы р е д о п о л н е н и я к п р и л о ж е н и ю № I. «Имел ли каждый Рюрикович право на участие во владении Русской землей или нет?».

Большинство наших историков отвечает на этот вопрос утверди­ тельно, — это мнение, м о ж н о сказать, господствующее. Сергеевичу же ( Р. Ю р и д. Древности. Т. II. С. 250) оно представляется «весьма сомнительным». « М о ж н о допустить только то, что к а ж д ы й Рюрикович сам считал себя п р и з в а н н ы м владеть русской землей, но чтобы его Возникновение и образование Русского государства субъективное сознание о своем к н я ж е с к о м призвании было общепри­ знанным правом, этого никак н е л ь з я утверждать. Д а ж е отцы не признавали за своими детьми этого п р а в а ».

I I. «Собиралось ли народное вече периодически, или нет?»

Б л а д и м и р с к и й - Б у д а н о в ( О б з о р.., с. 57 — 5 8 ) : «Лишь предполо­ жительно м о ж н о сказать, что б ы л и периодические собрания во время братчин, в дни церковных местных торжеств«. Годичная городская братчина полочан в 1158 г., «лестию« заманив к н я з я, решило сместить его. « Т а к и м образом собрание, составившееся д л я религиозного пир­ шества, есть в то же время вече».

Сергеевич ( Р. Ю р. Д р., II, с. 55) указывает на невозможность сближать братчину с вечем. « М ы не находим н и к а к и х указаний на периодичность вечевых собраний. О н и составлялись по мере потреб­ ности и всякий раз по особому приглашению».

I I I. «Какое вече считать законным, какое незаконным?»

Н е в о л и н ( П о л и. собр. соч., VI, с. 112) и Б е л я е в ( Р а с с к а з ы, II, с. 158) п р и з н а ю т з а к о н н ы м и веча только те, которые созваны князем и посадником и непременно на дворе Я р о с л а в а. Сходно с ними толкует и Владимирский-Буданов ( О б з о р истории Русского права, I, с. 28, 3 2 ). Сергеевич ( Р. Ю р. Д р., II, с. 97 — 103) приводя их мнения, утверждает, что такое деление вечевых собраний на законные и незаконные «совершенно чуждо сознанию древней эпохи и несогласно с существом д е л а ».

Д ь я к о н о в ( О ч е р к и, с. 127): «установить отличительные признаки нормальных или з а к о н н ы х вечевых собраний совершенно невозмож­ но».

К о р ф ( И с т о р и я р. гос., с. 30 — 3 6 ) : будучи верховным органом, вече решало судьбы народа, у п р а в л я л о и законодательствовало ( с. 3 0 ), а потому в самой основе своей б ы л о бы ошибочно ( к а к это делают Нево­ лин, Б е л я е в, Вл.-Буданов, Самоквасов, Соловьев) допускать деление веч на з а к о н н ы е и незаконные, п р а в и л ь н ы е или неправильные: «всякое вече, представлявшее собою народ, было законное и правильное, кто бы его ни собирал, где бы оно ни сходилось;

вопрос был только в том, представляет ли д а н н а я сходка весь народ или часть его, другими сло­ вами, это был вопрос силы;

если у сошедшегося народа была возмож­ ность проведения своего м н е н и я на п р а к т и к е, если он представлял собою большинство населения данной волости, сходка б ы л а вечем, т. е.

имела право и возможность фактически р а с п о р я ж а т ь с я судьбами про­ чего населения;

если такой силы у нее не б ы л о, она б ы л а простой сход­ кой или „незаконным вечем"» ( с. 3 5 ).

IV. Политическое значение Княжеской (Боярской) думы На вопрос, каково было это значение, Соловьев прямого ответа не Дает: «Хороший к н я з ь, по современным п о н я т и я м, не отделял своих Е. Ф. Шмурло выгод от выгод д р у ж и н ы, ничего не щадил д л я последней, ничего не от­ кладывал собственно д л я себя;

ж и л он с нею в братском, задушевном кружку, не с к р ы в а я от нее имения, не тая дум своих, намерений. Князь почти все время свое проводил с д р у ж и н о ю : с нею думу думал, на охоту ездил, пировал. При т а к и х б л и з к и х отношениях бояр к князю естест­ венно ожидать, что советы их и внушения не оставались без следствий в р а с п р я х и усобицах к н я ж е с к и х » ( И с т о р и я России, III, 17).

Бестужев-Рюмин. Р у с с к а я И с т о р и я. Т. I. С. 208 — 209 ( С П б., 1872): Право совета считалось неотъемлемым правом д р у ж и н ы. «Это право было т а к ж е следствием свободы поступления в д р у ж и н у и выхода из нее: к а ж д ы й м у ж считал себя вправе обсудить то пред­ приятие, в котором д о л ж е н участвовать».

Сергеевич. Русские Юридические Д р е в н о с т и. Т. II. С. 337 — ( С П б., 1903).

1. К н я ж е с к а я дума л и ш ь простой акт думания, но не учреждение:

к н я з ь я «имели советников, а не совет».

2. « Б ы л ли к н я з ь обязан иметь советников? Конечно, нет». Князь советуется л и ш ь в тех случаях, «когда находит это нужным и жела т е л ь н ы м «. « М ы имеем перед собою не учреждение, не думу, а думцев».

3. «Хотя совещание с думцами и не составляло обязанности к н я з я, но, ввиду фактической необходимости в содействии князю окружавших его л и ц, оно б ы л о весьма обыкновенным я в л е н и е м нашей древней жизни».

4. Состав думы «всегда зависел от усмотрения к н я з я и состоял то из небольшого числа 1, 2, 3 л и ц, то включал в себя всю княжескую д р у ж и н у, то, наконец, р а с ш и р я л с я до целого веча».

Обстоятельный р а з б о р и оценку мнений Сергеевича дал Влади­ м и р с к и й - Б у д а н о в. О б з о р истории русского права, изд. 5-е, 1907.

С. 4 5 - 4 7.

Ключевский. Б о я р с к а я Д у м а Древней Руси, изд. 3-е. М., 1902.

С. 7 0 - 7 3.

1. В отличие от двух д р у г и х правительственных ф о р м (совещания к н я з я со всей д р у ж и н о й и городского в е ч а ), Б о я р с к а я дума была «учреждением постоянным, действовавшим ежедневно».



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 19 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.