авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 19 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ СЕВЕРО-ЗАПАДНОЕ ОТЕДЕЛЕНИЕ СЕРИЯ БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ ПЕДАГОГИКИ Е. Ф. ШНУРЛ0 КУРС ...»

-- [ Страница 5 ] --

потребности д у х а породили и его «Поучение д е т я м ». З а у р я д н о м у человеку, если бы его м ы с л ь работала в области одних только повседневных я в л е н и й, не п р и ш л о бы на ум взяться за перо и предложить целую кошницу ж и т е й с к о й мудрости и обще­ ственной морали, — результат ж и з н е н н о г о опыта и «ума холодных наблюдений». Вот некоторые мысли В л а д и м и р а Мономаха из области практических советов:

«Ради Бога, не ленитесь, дети мои;

покаянием, слезами и молитвой вы легко победите врага нашего, д ь я в о л а. Просите Бога о прощении грехов со слезами, и не только в церкви, но и дома, л о ж а с ь спать Сидите ли вы на коне или ни с кем не разговариваете, — вместо того, чтобы думать о пустяках, повторяйте беспрестанно: «Господи, п о м и л у й ! », если д р у г и х молитв не умеете: эта молитва лучше всех.

Н е забывайте убогих, кормите сироту;

прежде чем целовать крест, братье, подумайте предварительно, будете ли в состоянии сдержать свою клятву;

но, р а з поцеловав, берегитесь, чтобы не погубить своей души. С т а р ы х чтите, как отцев, молодых, как братью. В доме своем не ленитесь, за всем присматривайте сами, не полагайтесь ни на управляющего, ни на слугу. Н а войне не надейтесь на воевод, сами н а р я ж а й т е стражу;

л о ж а с ь спать, не снимайте о р у ж и я. О б ъ е з ж а я свои земли, не позволяйте своим спутникам обижать жителей;

чтите гостя, откуда бы он ни пришел к вам, будь это простой или знатный человек, или посол. Если не можете чем иным одарить его, то угостите хоро Курс Русской истории. Глава вторая шенько: странствуя они разносят по всем землям хорошую или дурную славу о человеке»

9. « О к о л о его имени вращаются почти все в а ж н ы е события русской истории во второй половине XI и в первой четверти XII века. Этот человек может по справедливости назваться представителем своего времени. За ним в истории останется то великое значение, что, вращаясь в такой среде, где всякий гонялся за узкими своекорыстными целями, еще почти не понимая святости права и договора, один Мономах д е р ж а л знамя общей д л я всех п р а в д ы и собирал под него силы Русской земли» ( К о с т о м а р о в ).

10. « М о н о м а х п р и н а д л е ж и т к тем великим историческим деятелям, которые я в л я ю т с я в самые бедственные времена д л я поддержания общества и своею высокою личностью умеют сообщить блеск и прелесть самому дурному общественному организму. Мономах вовсе не при­ надлежит к тем историческим д е я т е л я м, которые смотрят вперед, разрушают старое, удовлетворяют новым потребностям общества: это было л и ц о с характером чисто о х р а н и т е л ь н ы м, и только. Мономах не в о з в ы ш а л с я над понятиями своего века, не шел наперекор им, не хотел изменить существующий порядок вещей;

но высокими личными доблестями, строгим исполнением своих обязанностей п р и к р ы в а л не­ достатки существующего п о р я д к а вещей, д е л а л его не только сносным для народа, но д а ж е способным удовлетворить его общественным потребностям. Тогдашнее общество требовало прежде всего от к н я з я, чтоб он свято исполнял свои семейные обязанности, не которовался с братнею, мирил в р а ж д е б н ы х родичей, вносил мудрыми советами наряд в семью — М о н о м а х во время злой в р а ж д ы между братьями заслужил название братолюбца, умными советами и решительностью отвращал гибельные следствия к н я ж е с к и х котор, крепко д е р ж а л в руке узел семейного союза. Новообращенное общество требовало от князя добродетелей х р и с т и а н с к и х — М о н о м а х отличался необыкно­ венным благочестием. Общество требовало от к н я з я строгого право­ судия — В л а д и м и р сам наблюдал над судом, чтоб не давать сильным губить слабых. В то время, когда другие к н я з ь я играли клятвою, на слово М о н о м а х а м о ж н о было положиться. Когда другие к н я з ь я по­ зволяли себе невоздержание и всякого рода насилия — Мономах от­ личался чистотою нравов и строгим соблюдением интересов народа.

Общество больше всего ненавидело в к н я з е корыстолюбие — Мономах всего больше им г н у ш а л с я. Н о в о р о ж д е н н о е европейскохристианское общество, окруженное в а р в а р а м и, требовало от к н я з я неутомимой воинской деятельности — М о н о м а х почти всю ж и з н ь не сходил с коня, стоял на страже Русской земли: в каком к р а ю б ы л а опасность, там был и Мономах, «добрый страдалец за Русскую землю» Если Мы, отдаленные веками от этого лица, чувствуем невольное благого­ вение, рассматривая высокую его деятельность, то как же д о л ж н ы Зак Е. Ф. Шмурло были смотреть на него современники? Не дивно, что народ л ю б и л его и перенес эту любовь на все его потомство». ( С о л о в ь е в ) И. Владимир Мономах был один из тех, кто строил русское государство. На общем ф о н е событий Киевского периода я р к о выде­ л я ю т с я еще две ф и г у р ы — непримиримых противников, Юрия Дол горукого и Изяслава П. Обоих, и д я д ю, и племянника, неотразимо влечет к себе Киев;

д л я обоих столица Русской земли — заветная мечта, соблазнительная греза, и к а ж д ы й по-своему доказывает свое право на ее осуществление. О д и н, в духе Мономаховых традиций, опирается на старое право родового старейшинства, другой — на добрый меч и личную отвагу: с т р а д и ц и я м и он уже порвал. П р е д приимчивый и смелый, И з я с л а в вообще мало считается с «правами»

он исходит из убеждения, что (по его любимому в ы р а ж е н и ю ) «не место к голове, а голова к месту», к тому же он старший племянник, а Ю р и й младший д я д я, значит, и права-то последнего чуть не нулю р а в н ы. О д н а к о тень Владимира М о н о м а х а легла и на И з я с л а в а убежать от нее, окончательно порвать со стариной и родовыми осно­ вами ж и з н и ему не под силу, он вынужден признать их, хотя бы т о л ь к о ф о р м а л ь н о : с целью обезоружить своего противника он с а ж а е т на в е л и к о к н я ж е с к и й стол его престарелого, мало на что способного брата Вячеслава, своего старшего д я д ю, и правит Киевом теперь у ж е от его имени. «Я был уже брадат, когда ты р о д и л с я », говорит Вячеслав Ю р и ю, д у м а я этим обезоружить его. Но з а р а з а нового времени кос­ нулась и Ю р и я. Он отлично понимает, что Вячеслав — простая пешка в р у к а х И з я с л а в а, и отказывается подчиниться брату, не замечая, в какое противоречие ставит этим себя с самим собою.

Вообще Ю р и ю, как и И з я с л а в у, приходится раздваиваться, он т а к ж е стоит на распутье;

старые заветы глохнут, а новые основы ж и з н и х и щ н о и ж а д н о торопятся занять их место — это и составляет характерную черту того времени. С ранней молодости Ю р и й сидит в С у з д а л ь с к о й области и правит ею, — правит хорошо и заботливо, а все же сродниться с севером не может, все время его тянет на юг, к Киеву. На самом закате дней счастье улыбнулось сыну Мономаха в 1157 г. он завладел ж е л а н н ы м городом и умер там великим князем (1159).

И долго еще будет манить к себе Киев русских князей О д и н только Андрей Боголюбский взглянет на него иными глазами, но надо было п р о ж и т ь еще двум-трем п о к о л е н и я м, прежде чем угаснет его слава и Матерь русских городов потеряет свою притягательность Но этот момент совпадет уже с самыми печальными д л я Киева днями с татарским нашествием и разгромом 1240 года.

Курс Русской истории. Глава вторая Суздальско-Волынский период. 1169—1242.

I. Характеристика периода.

«Вече» и «отчинно-родовые отношения» по-прежнему остаются характерными п р и з н а к а м и периода;

упорная борьба со Степью про­ должается, и д а ж е еще напряженнее;

идут своим чередом и кня­ жеские усобицы;

на Руси по-прежнему всего один великий к н я з ь на всех м л а д ш и х, иными словами, единство Русской земли еще держит­ ся — однако с перенесением в е л и к о к н я ж е с к о г о стола на северо-восток оно уже дает некоторую трещину: центробежные силы начинают брать перевес;

идея областной отдельности поднимает голову, и не потому, что она усилилась сама по себе, а потому, что освободилась от сдерживающего начала, какое раньше встречала в идее единства кня­ жеского рода. Потомство Р ю р и к а разрослось;

утрачено прежнее живое сознание к р о в н ы х уз. Р а н ь ш е это сознание восполняло (конечно, поскольку это было доступно ему) еще не народившуюся идею госу­ дарственности, — теперь утрата Киевом значения политического цент­ ра п о с л у ж и л а сигналом к распаду. Кто заменит »Матерь городов русских?» Ответ, по-видимому, готов дать В л а д и м и р на Клязьме;

но если сам Киев молчит, не возражает, то Ю г, в его целом, проявляет энергичный отпор и продолжает отстаивать прежнее свое первенст­ вующее положение.

Теперь на Руси не один центр, а два, с той только особенностью, что на юге он, в противоположность суздальскому, пока еще не устойчи­ вый: д а ж е не знаешь, где правильнее искать его, — на Волыни или в Галиче?

В этом периоде м о ж н о б ы л о бы говорить еще о третьем центре — о Новгороде;

но, к а к р а н ь ш е, так и теперь, значение Новгородской общины более культурное, чем политическое: она — ценное и важное связующее звено м е ж д у Русью и З а п а д о м, наше тогдашнее «окно в Европу»;

однако в л и я н и я на общий х о д р а з в и т и я русской ж и з н и, особенно в д а н н ы й период 1169 — 1242 годов, окно это не оказало, основная к о л е я, по которой пойдет эта ж и з н ь, в ы р а щ и в а я русскую государственность, выбита не Новгородом;

решающее слово сказано Не на северо-западе, а на северо-востоке и на юге Русской земли.

Именно здесь уже в это время намечаются те два русла, по которым Позже потечет русская ж и з н ь : московские к н я з ь я станут продолжать Дело суздальских к н я з е й, а литовские — объединять земли Юго-За Цифровые данные выше, глава X: «Киев и Южная Русь».

За 1055 — 1228 гг. насчитывается, в общем, 80 лет, прошедших в в ойнах, и только 93 мирных года.

Е. Ф. Шмурло падной Руси. Таким образом, последующий Московско-Литовский период русской истории (1242 — 1462) я в и т с я логическим продолже­ нием и завершением настоящего Суздальско-Волынского периода (1169-1242).

Еще одна особенность Суздальско-Волынского периода, дает себя чувствовать соседство с Польшей и Венгрией;

их вмешательство в дела Галича стесняют свободу действий Юго-Западной Руси и уже теперь предсказывают ей ту утрату политической независимости, какая ожидает ее в недалеком будущем.

Таким образом, хотя единство Русской земли и не нарушено, но процесс р а з л о ж е н и я уже начался. Р а н ь ш е ж и з н ь стекалась к одному центру, теперь она расползается.

Самый процесс «расползания» сопровождался (по крайней мере, в Северо-Восточной Р у с и ) одним х а р а к т е р н ы м явлением, ранее рус­ ской ж и з н и неизвестным. «Отчина» настолько подавила здесь идею «Лествицы», что духовно преобразила самого к н я з я. П р е ж н и й князь, видевший в себе одного из Рюриковичей и считавший нормальным я в л е н и е м частую смену столов, здесь, в Суздальском крае, превратился в князя-вотчинника и крепко вцепился в свою землю, как в наслед­ ственную собственность. Эта «вотчина» — первый шаг на пути к созданию будущего государства.

П. Суздальская земля.

1. Природа Суздальского края — изобилие в лесах и водах — в значительной степени определила самые з а н я т и я населения: кроме земледелия оно занималось промыслами, которые здесь были особенно р а з н о о б р а з н ы : охота на пушного зверя, за дичью, рыбный и лесной промысел (гонка дегтя, добыча л ы к а и м о ч а л ы ) ;

пчеловодство.

2. Первоначальное население края. И м е н а местных урочищ (реки, озера, г о р ы ), частью т а к ж е и поселений, бывшие в употреблении у аборигенов ( п е р в о н а ч а л ь н ы х засельников к р а я ), обыкновенно пере­ ходят в я з ы к позднейших п р и ш е л ь ц е в. По этим признакам можно судить, какая народность первоначально з а с е л я л а д а н н ы й край.

Громадное большинство рек Северо-Восточной России носят имена с ф и н с к и м окончанием на ВА ( = р е к а ), ГА, ДА, Ж А, МА ( = р е к а, вода), НА, РА, ША: Кутва, Л ы с в а, Москва, Н а р о в а, Нева, Протва, С ы л в а Вага, Ветлуга, Волга, Молога, Онега, Пинега — Вологда, Павда, Су догда — Вожа ( о з е р о ), К о в ж а, Согожа, У н ж а — Кама, Кинешма, К л я з ь м а, Кострома, П ы ш м а, Ч у х л о м а — Сухона, Цна, Шексна Ж и з д р а, Сура — К а к ш а, К о л о к ш а, М о к ш а, Ш о ш а. Ф и н с к о г о корня т а к ж е : Алатырь, Арзамас, Ардашев, Н е р л ь, Н е р о ( о з е р о ), О к а, Сенги лей, С у з д а л ь и д р.

Наоборот, на Киевском юге имена рек славянского к о р н я : Бере­ зина, Буг, Ворскла, Горынь, Десна, Д н е п р, Днестр, Ирпень, Псел, С т ы р ь, Сула, Супой, Тетерев, Трубеж, Х о р о л.

I Глава вторая Курс Русской истории. 3. Образование Великорусского Суздальский край, пер­ племени.

воначально населенный исключительно одними ф и н н а м и, постепенно заселился русскими выходцами с Юга и из Новгорода, что повело к смешению двух народностей. Ф и н с к а я кровь влилась в русскую, и следствием такого смешения пришельцев с туземным населением яви­ лось некоторое изменение первоначального русского типа ( ф о р м а носа, скул;

склад х а р а к т е р а, отличия в г о в о р е ). На Юге мы можем проследить аналогичное я в л е н и е : тоже примесь посторонней (тюрк­ ской) крови, однако в более слабой степени: там она вливалась чаще всего насильственно и спорадически ( н е постоянно, с перерывами) — здесь приток ее был постоянный и д о б р о в о л ь н ы й. Одновременно с изменением чистого русского типа в С у з д а л ь с к о м крае происходил и обратный процесс — вливание русской крови в ф и н с к у ю, притом настолько интенсивный, что туземное население здесь вскоре совсем претворилось в русское: четыре нынешние губернии — Московская, Владимирская, Костромская, Я р о с л а в с к а я — искони ф и н с к и е, ныне населены исключительно русским населением. Т а к было в Суздальском крае. Зато в более отдаленной полосе ф и н с к о й территории, куда русские (из С у з д а л я и Н о в г о р о д а ) я в л я л и с ь первоначально л и ш ь д л я одного промысла, оседали островами и еще не заселяли сплошь, финский элемент у д е р ж а л с я (чуваши, черемисы, з ы р я н е, вогулы).

4. Две колонизации Суздальского края: древнейшая (из Новгорода) и позднейшая (с Ю г а ). О т л и ч и я той и другой:

1) Первые колонисты, вытесняя туземное население или устраи­ ваясь совместно с ними, стали самостоятельными хозяевами на новых местах, завели новгородские порядки и города с вечевым устройством (Ростов, Б е л о о з е р о, С у з д а л ь ) и в л и я т е л ь н ы м землевладельческим классом — так н а з ы в а е м ы м и земскими боярами.

2) Б е ж е н ц ы с Ю г а пришли на княжескую землю и с первых же шагов стали в подчиненное положение к к н я з ю. Б л а г о п р и я т н ы х ус­ ловий д л я вечевых п о р я д к о в здесь не б ы л о : новые города возникали под влиянием и при деятельном участии к н я з я ( В л а д и м и р на К л я з ь м е ).

Так народились старшие и младшие города. П о п ы т к а первых поставить вторые на положение подчиненного пригорода не удалась, потому что младшие города нашли себе поддержку в к н я з е, равно и князь получил себе в них опору в борьбе с боярской земщиной. К числу особенностей Суздальского к р а я, д е л а в ш и х его н е п о х о ж и м на Юг, были также:

.Посадский х а р а к т е р его населения и его спаянность.

5. Посадский «Население Суздаль­ характер Суздальского края.

ской земли было по преимуществу п р о м ы ш л е н н о е и рабочее, в соб­ ственном смысле посадское, что зависело от самой природы здешних Мест, л е с н ы х, глухих, не совсем п л о д о р о д н ы х, но изрытых речными Потоками, которые, как пути сообщения, все сходились и сливались Или в Волгу, или в О к у, т. е. в самые проторенные большие дороги Тогдашнего промысла. Особенное развитие посада и посадского быта Е. Ф. Шмурло и отличает С у з д а л ь с к у ю землю от всех остальных и главным образом от южной Киевской Р у с и ». Среди промышленного и рабочего насе­ л е н и я к н я ж е с к а я д р у ж и н а не могла приобрести того первостепенного з н а ч е н и я, каким она пользовалась на юге. Здесь она «сама была с и л ь н а только потому, что под нею н а х о д и л а с ь сильная почва. В Суз­ д а л ь с к о й земле не существовало сварливой, междоусобной и крамоль­ ной почвы. Оседлость, заботы о своем хозяйстве, о своей работе и промысле, о своей собственности, наживаемой великим трудом;

мир и тишина, как первое благо д л я устройства всяких трудов и работ и всякого промысла, — вот к чему к л о н и л и с ь все стремления этой земли, которая в этом направлении воспитывала и самого к н я з я как и его дружину» (Забелин).

6. Спаянность Суздальского края. Все углы Суздальского края были крепко с в я з а н ы, экономически зависели один от другого — отсюда единство интересов. »По-видимому, ни одна к н я ж е с к а я волость не могла существовать сама по себе без помощи другой, соседней, или д а ж е и удаленной. Главные торги с Новгородом и с болгарами на Волге, к а к и с З а п а д о м, и Югом были так распределены, что необходимо было всегда проезжать по чужой волости, подвергаться чужому мытарству, если бы волости были р а з д е л ь н ы, а не находились в одной р у к е. Т а к и е условия быта и ж и з н и по необходимости уст­ р е м л я л и народную м ы с л ь к идеалу единства и в политическом уст­ ройстве земли. Поэтому естественно, что к а ж д ы й великий к н я з ь в С у з д а л ь с к о й земле необходимо я в л я л с я могущественным и сильным:

он всегда чувствовал под собою твердое и устойчивое основание в общем мнении всего своего земства» ( З а б е л и н ).

7. Отличия новых порядков от порядков Южной Руси. Княжеская власть с л о ж и л а с ь в С у з д а л ь с к о м крае на и н ы х началах, чем в Киевской Руси: вместо к н я з я - д р у ж и н н и к а здесь п о я в и л с я князь-вотчинник;

вмес­ то старшего в роду — князь-самовластец, князь-господин.

На Юге — первые к н я з ь я я в и л и с ь п р и ш е л ь ц а м и ;

они застали там общественный порядок уже с л о ж и в ш и м с я и готовым;

земледельцы смерды ж и л и на собственной земле;

городское население выдвинуло в л и я т е л ь н ы й верхний слой — к р у п н ы х землевладельцев и купечество;

вече, как орган общественного мнения и общественной воли, пустило корни;

к н я з ь я д о л ж н ы были считаться с такими порядками и круто изменить их б ы л о бы не под силу.

В Суздале — наоборот, на первый план выступает личность и воля к н я з я. Хотя к н я з ь я м и здесь п р и х о д и л о с ь считаться с вечевыми порядками старых городов Ростова и С у з д а л я, с влиятельным классом бояр-землевладельцев, но малонаселенность к р а я, обилие непочатых мест о т к р ы в а л и им в Суздальском крае широкое поле деятельности и личного почина. К н я ж е с к а я к о л о н и з а ц и я началась здесь еще со времен Я р о с л а в а Мудрого (построение города Я р о с л а в л я на Волге);

всего более о б я з а н а она Ю р и ю Д о л г о р у к о м у и Андрею Боголюбскому Курс Русской истории. Глава вторая Недаром последний говорил: «я всю С у з д а л ь с к у ю Русь городами и селами великими населил и многолюдными учинил».

8. Тип хозяина-вотчинника. В отличие от южнорусских князей, в Суздальском крае с л о ж и л с я новый тип хозяина-вотчинника с иными понятиями и п р и в ы ч к а м и. Это люди земли, не утопий, люди с прак­ тическим, трезвым взглядом на ж и з н ь, без увлечений и фантазий Тип этот лишен прелести, блеска и благородства, которыми отличался характер ю ж н ы х к н я з е й, — тех предводителей д р у ж и н, которые не собирали себе ни золота, ни серебра, но все раздавали д р у ж и н е и своею отвагою, беспокойною деятельностью расплодили Русскую землю, наметили г р а н и ц ы ее европейской государственной области Южнорусские к н я з ь я в постоянном д в и ж е н и и, они неутомимо пробе­ гают пустынные пространства, строят города, прокладывают пути через леса и болота, населяют степи, собирают разбросанное и разъ­ единенное население. Работа благотворная, благодетельная, но этим она и з а в е р ш и л а с ь : «прочности, крепости всему этому они дать не могли по своему х а р а к т е р у ;

д л я этого необходим был хозяйственный характер северных князей-собственников. Ю ж н ы е к н я з ь я до конца удержали п р е ж н и й х а р а к т е р, и Ю ж н а я Русь веками бедствий д о л ж н а была поплатиться за это, и спаслась, единственно, с помощью Северной Руси, собранной и сплоченной умным хозяйством князей своих»

(Соловьев).

а) Андрей Боголюбский. О д н и м из типичнейших хозяев-вотчин­ ников был Андрей Б о г о л ю б с к и й. Р е а л ь н у ю силу он ценил больше идейной, тем более что п о с л е д н я я (т. е. узы родства) в его время — он это видел — значительно потеряла свой п р е ж н и й авторитет. Андрей предпочел быть первым в деревне, чем вторым в городе, и потому сознательно, без с о ж а л е н и я променял беспокойный златоглавый Киев на скромный Владимир, з а т е р я н н ы й среди ф и н с к и х лесов и болот, здесь он был полным собственником и х о з я и н о м, с положением гораздо более прочным и устойчивым, чем то, какое мог дато ему Киев «Это был настоящий северный к н я з ь, истый суздалец-залешанин по своим привычкам и понятиям, по своему политическому воспитанию. На Севере п р о ж и л он б о л ь ш у ю половину своей ж и з н и, совсем не видавши Юга. Впервые он туда попал, когда ему б ы л о уже под 40 лет».

Андрей скоро в ы д е л и л с я из толпы тогдашних ю ж н ы х князей особен­ ностями своего личного х а р а к т е р а и своих политических отношений Он в боевой удали не уступал своему удалому сопернику Изяславу, забывался в разгаре сечи и, попадая в самую опасную свалку, не См Приложения. № 24: «На какой ступени культурного развития Находился Суздальский край перед приходом туда Юрия Долгорукого и Андрея Боголюбского?».

Своему двоюродному брату Изяславу II Мстиславичу (ум. 1154 г ).

Е. Ф. Шмурло замечал, как с него сбивали шлем. Все это было очень обычно на Юге, где постоянные внешние опасности и усобицы развивали удаль­ ство в к н я з ь я х ;

но совсем не б ы л о обычно уменье Андрея быстро отрезвляться от воинственного о п ь я н е н и я. Тотчас после горячего боя он становился осторожным, б л а г о р а з у м н ы м политиком, осмотритель­ ным распорядителем. У Андрея всегда все было в порядке и наготове, его нельзя было захватить врасплох;

он умел не терять головы среди общего переполоха. П р и в ы ч к о й ежеминутно быть настороже и всюду вносить порядок он напоминал своего деда Владимира Мономаха Несмотря на свою боевую удаль, Андрей не любил войн и после удачного боя первый подступал к отцу с просьбой мириться с побитым врагом» ( К л ю ч е в с к и й ).

З н а ч е н и е Андрея Боголюбского для Примечание.

местного края нашло свое выражение в при­ знании его местною церковью святым. Позже его выделили среди других русских князей и чтили к а к о с н о в о п о л о ж н и к а будущего Мос­ ковского государства: в Успенском соборе во Владимире, есть образ Андрея во весь рост, шитый золотом, серебром и шелками. По пре­ данию, это работа царевны С о ф ь и Алексеев­ ны.

б) Всеволод III. С к а з а н н о е об Андрее Боголюбском одинаково применимо и к его брату Всеволоду III, прозванному Большим Гнез­ дом: он проводил ту же политику, д е р ж а л с я тех же приемов. Личность Андрея заслонила собою Всеволода, но шести лет Андреева велико к н я ж е н и я ( 1 1 6 9 — 1 1 7 5 ), может быть, оказалось бы недостаточно, чтобы придать деятельности С у з д а л ь с к и х к н я з е й тот характер, какой она получила, если бы долговременное к н я ж е н и е Всеволода ( 1 1 7 5 1212) не углубило и не закрепило дела, начатого старшим братом Всеволод III «был образцом большей части потомков своих, князей северных: был очень осторожен, не охотник до решительных дей­ ствий, до р е ш и т е л ь н ы х битв, которыми м о ж н о было вдруг выиграть, но можно вдруг и потерять;

уступчив в тех случаях, где видел успех неверный, но постоянен в стремлениях к достижению цели, а цель эта к а к у него, так и у потомков его, — приобресть как можно больше владений, усилить себя на счет всех д р у г и х к н я з е й, подчинить их себе;

это-то стремление Всеволода III и потомков его и было средством к утверждению единовластия в России» ( С о л о в ь е в ).

«Если в х а р а к т е р е Андрея замечается еще ю ж н а я пылкость и удаль, впрочем, значительно охладевшая от 20-летнего пребывания в стране рабочих п р о м ы ш л е н н и к о в, миролюбцев по самим задачам своей дея­ тельности, то х а р а к т е р его брата Всеволода уже в полной мере носит в Курс Русской истории. Глава вторая себе тип суздальского х о з я и н а. Н е к о т о р ы е летописи прямо называют его миродержцем, т. е. сберегателем и охранителем земской тишины и мира. Из этой основной черты его х а р а к т е р а развиваются и все другие качества его в е л и к о к н я ж е с к о г о поведения. Он не любил войну и осо­ бенно удалых и решительных битв. Он как бы трусил перед всяким по­ боищем и потому, предпринимая поход, всячески старался решить дело без битвы, д л я чего, встречаясь с неприятелем, с намерением избирал для своего стана такие места, где не б ы л о возможности бойцам тотчас же схватиться. Крутые берега рек, глубокие овраги или неудобное время года всегда с л у ж и л и ему надежною опорою д л я достижения своих целей, которые все клонились к тому, чтобы утомить, обездолить врага недостатком продовольствия. Т а к обыкновенно он брал города, а в поле тем же способом после долгого стоянья заставлял противника спасаться бегством от первого д в и ж е н и я застоявшихся полков» Такой образ действий происходил не от слабости х а р а к т е р а «При всем миро­ любии и именно в интересах земской т и ш и н ы Всеволод не верил в ту истину, что „худой мир лучше доброй брани, ибо хорошо знал, что, живя в л ж и в о м миру, л ю д и, как в ы р а ж а е т с я летописец, „великую па­ кость землям т в о р я т ", и потому м е ж д у н а р о д н ы е ссоры стремился окан­ чивать лучше доброй бранью, чем худым м и р о м, з л ы х казнил, а добро мысленных миловал. „Кто вам добр, того любите, а з л ы х к а з н и т е ", — говорил он». ( З а б е л и н ) 9. Следствия новых порядков в Суздальском крае а) Вечевой строй не мог получить развития. Против вечевых притязаний старших городов к н я з ь я нашли себе опору в городах новых;

им они о к а з ы в а л и в свою очередь всевозможную поддержку (столицею выбран не Ростов, не С у з д а л ь, а ничтожный пригород Владимир на К л я з ь м е ). Н о в ы е города богатели, процветали, а старые хирели — хирел с ними и вечевой строй.

б) Ослабла родовая Духовные силы, связь между князьями скреплявшие князей в один родственный союз, сильно теперь пошат­ нулись. Полновластный х о з я и н, неограниченный властелин у себя Дома, в своих новых городах, суздальский к н я з ь таким же стал Держать себя и по отношению к сородичам О н и стали д л я него не младшие братья, а подчиненные] он считает себя вправе распоря­ жаться ими по произволу. «Хотел он быть самовластцем», говорит Про Андрея летописец. Когда Ростиславичи Смоленские, его племян­ ники, посаженные им в Киевскую землю, не исполнили его воли, Андрей Боголюбский не задумался п р и к а з а т ь им уйти обратно в Смоленск, а двоих д а ж е совсем хотел изгнать из Русской земли. «Мы До сих пор почитали тебя к а к отца по любви, — отвечали Ростисла­ вичи, — но если ты п р и с л а л к нам с такими речами, не как к к н я з ю, Но к а к к подручнику и простому человеку, то делай, что з а м ы с л и л, а Бог нас рассудит». Слово подручник красочно определило сущность Произошедшей перемены: «южные к н я з ь я поняли перемену в обхож Е. Ф. Шмурло дении с ними северного самовластца;

п о н я л и, что он хочет прежние родственные отношения старшего к м л а д ш и м заменить новыми, под ручническими, не хочет более довольствоваться только тем, чтоб м л а д ш и е имели его как отца по любви, но хочет, чтоб они, безусловно,,исполняли его п р и к а з а н и я, как подданные» ( С о л о в ь е в ).

в) Образовались вотчины-уделы. З а в о е в а в Киев, а сам оставшись на прежнем месте, у себя во Владимире, Андрей в корне подсек старый п о р я д о к перехода столов, о п р е д е л я в ш и й с я «родовою лестви цею». На Юге этот порядок еще д е р ж и т с я некоторое время, но в Суздальской области ему не стало более места. Территория распадается здесь на отдельные княжества, одно от другого независимые;

каждое из них превращается в личное достояние к н я з я, становится его вот­ чиною, т. е. частною собственностью, которая переходит от отца к сыну, к а к отцовское наследие.

Раньше — наследовал брат после брата, племянник после дяди, причем ни один к н я з ь не мог сказать: «это моя земля, я располагаю ею, как хочу» — к н я з ь б ы л только временным, не всегда д а ж е пожиз­ ненным, ее владельцем и правителем. Теперь — это частная собствен­ ность к н я з я, который передает, кому захочет, брату или сыну, даже ж е н е или дочери.

Д в е собственности, два хозяйства — это два мира, два отдельных з а м к н у т ы х круга, и сколько возникло х о з я й с т в, столько же образо­ валось и обособленных отдельных кругов-миров, иными словами, уделов. Т а к и х уделов на Юге не могло быть, потому что там не было «хозяйств», к н я ж е с т в а не составляли там частной собственности, у к н я ж е с к о г о рода там все было общее, все были дети одного отца, внуки одного деда. « М ы не венгры и не л я х и, но потомки одного предка, и отказаться от Киева не м о ж е м », говорят Ольговичи Моно маховичам. Любое княжество, будь это крупное* Киевское, Черни­ говское, или мелкое: Туровское, Торопецкое, все равно, понималось как часть одного целого, с в я з а н н а я с другою частью узами кровного родства. Вот почему удельный период начинается на Севере со времени Всеволода III, не раньше ( д а и в его время он начал пускать лишь первые рост'си), к периоду Киевскому в ы р а ж е н и е это неприложимо Летопись наша вовсе не знает слова удел. На Юге северному «уделу»

соответствовали иные в ы р а ж е н и я : стол, волость, такой-то к н я з ь сел на стол отца своего;

такого-то к н я з я л и ш и л и его волости.

Примечания. 1. В ы р а ж е н и е «удельно-вечевой пери­ од», в применении к Киевскому, установилось в нашей исторической литературе со времен К а р а м з и н а и в о ш л о в учебники;

за последнее время, о д н а к о, оно все более и более выходит из употребления. С л о в о «удел» указывает на отделение, на обособление, а его-то как раз Курс Русской истории. Глава вторая в данном случае и не б ы л о : младшие княже­ ства духовно не порывали со старшим, явля­ лись не единицами, выделенными и замкну­ тыми в самих себе, а частями единого целого Самый этот термин — «удел» — происхож­ д е н и я более позднего: в завещании И в а н а Ка­ л и т ы его еще нет, и л и ш ь сыновья И в а н а Д а н и л о в и ч а впервые ввели его в употребле­ ние, да и то н а р я д у с другими, означающими:

«уезд, участок».

2. Внешние п р и з н а к и заселения Суздальского края выходцами из Ю ж н о й Руси. Переселен­ цы принесли с собою названия покинутых ими местностей и з а к р е п и л и их за новыми посе­ лениями;

многие города и речки носят те же наименования, что и на Юге: Стародуб, Галич, Звенигород, Т р у б е ж, Вышгород, два Переяс л а в л я : З а л е с с к и й и Р я з а н с к и й ;

речки: Почай на, Л ы б е д ь, Т р у б е ж, И р п е н ь и д р.

Ш. Галич с Волынью.

О с о б е н н о с т и истории Галича.

1. Преемственность стола от отца к сыну. В Галиче прочно Утвердилась одна из ветвей кн яжеско г о дома, и в течение всего XII столетия престол почти без борьбы и п р и т я з а н и й со стороны других Русских князей спокойно переходил от отца к сыну. З д е с ь безраздельно Дарило начало отчины. Ф у н д а м е н т з а л о ж е н был еще братьями Ва­ сильком и Володарем в 1097 году на Любечском съезде. С этой поры Е. Ф. Шмурло они прочно засели в Галиче, и их преемники уже не переходили с Галицкого к н я ж е с т в а на другое.

2. Оседлость дружины. Не переходила с к н я з ь я м и и их дружина служившие отцу п р о д о л ж а л и служить и сыну. Это обстоятельство, само по себе ничтожное и случайное, б ы л о, о д н а к о, богато серьезными последствиями.

а) Д р у ж и н н и к и, служившие у других князей, в других областях, вследствие постоянных переходов, мало д о р о ж и л и земельною собст­ венностью: последняя стесняла их. При своем кочеванье с места на место они не могли образовать сословия, пустить прочных корней в области: везде они временные гости;

значением и весом пользуются они, пока остаются неразлучными спутниками и верными сотрудни­ ками своего к н я з я. Их службу очень ценят, к н я з ь я не могут обойтись без них;

но стоит им только порвать с этою службой, покинуть к н я з я, — и все значение их блекнет, почва уходит из-под ног В этом одно из объяснений, почему на Руси д р у ж и н н и к и вообще крепко д е р ж а л и с ь своего к н я з я.

б) Не то в Галиче. З д е с ь д р у ж и н а перестала быть временной, случайной гостьей;

она осела в стране, обзавелась землею (ценной по плодородию и по удаленности от степных х и щ н и к о в ), и верхний слой ее превратился в к р у п н ы х землевладельцев-бояр, в первенст­ вующее сословие, независимое от к н я з я, чему способствовала также и торговля, приносившая галицким боярам значительные доходы. Так выросли две силы — к н я з ь и боярство, взаимоотношения которых з и ж д и л и с ь не на единении, а на соперничестве и противопоставлении интересов одной стороны интересам другой.

в) Усилению боярства в Галиче немало способствовала и мало­ численность потомков Ростиславичей. В других княжествах князья сажали правителями областей и городов своих сыновей, братьев или племянников;

здесь ж е, за отсутствием т а к о в ы х, назначать приходи­ лось бояр. При долговременном у п р а в л е н и и краем такие бояре-по­ садники незаметно п р е в р а щ а л и с ь в самостоятельных, почти совершен­ но независимых х о з я е в.

г) На что способны были д е р з к и е галицкие бояре по отношению к к н я з ь я м, показывают следующие три х а р а к т е р н ы х ф а к т а :

1) Они сожгли живьем Настасью, любимую ж е н щ и н у Ярослава Осмомысла, недовольные тем, что она отстранила князя от его за­ конной ж е н ы ( 1 1 7 3 ).

2) О н и предали позорной казни — повесили — двух сыновей к н я з я И г о р я Черниговского (воспетого в « С л о в е о полку И г о р е в е » ) в отместку за их жестокости, учиненные во время своего к н я ж е н и я в Зве­ нигороде и П е р е м ы ш л е ( И г о р е в и ч и к а з н и л и в ту пору немало боярской знати и не одну сотню простых д р у ж и н н и к о в, 1211 или 1208).

3) Б о я р и н Владислав в о к н я ж и л с я на Галицком престоле (правда, долго на нем он не усидел, 1210).

Курс Русской истории. Глава вторая 3. Положение Галича на западной окраине. Непосредственное со­ седство с Венгрией и Польшей облегчало последним вмешательство во внутренние делэ Галича, поводов же к этому давал немало постоянный разлад между князем и д р у ж и н о й. Кроме того, под влиянием Польши и Венгрии, где к о р о л е в с к а я власть б ы л а ограничена в своих правах выс­ шим сословием, галицкие д р у ж и н н и к и п р о н и к л и с ь аристократическим духом и старались играть у себя дома такую же видную политическую роль, подчинить к н я з я своим видам и ослабить его власть, что им в зна­ чительной степени и удалось. Так, н а п р и м е р, последний галицкий князь Ю р и й II ( 1 3 2 5 — 1340) грамоты свои выдавал не только от своего имени, но и от имени своих бояр (nos u n a cum dilectis et fidelibus n o s t n s baronibus m i l i t i b u s q u e ), причем к самим грамотам привешивались, кроме печати к н я з я, т а к ж е и печати его «баронов».

4. Ярослав Осмомысл ( « м ы с л и т за осмерых» — настолько духовно одарен о н ! ). Влияние Галича при нем на х о д событий в Ю ж н о й Руси было значительно. С р а в н и т е л ь н а я безопасность края и плодородие его земель вызвали приток беженцев с Киевского юга, также иноземцев из П о л ь ш и и Венгрии. Первые усиливали княжество;

вторые внедрили чуждые элементы: экономически они п о л е з н ы, но политически — вредны. С Болгарией и Византией Галич вел оживленную торговлю 5. Ярослав Осмомысл и Всеволод III — современники, самые силь­ ные к н я з ь я на Руси в конце XII в. «Слово о полку Игореве» гак харак­ теризует их: 1) «Ты, Всеволод, м о ж е ш ь веслами раскропить (разбрыз­ гать) Волгу, а Д о н шеломами в ы л и т ь. Ты м о ж е ш ь стрелять ж и в ы м и шереширами ( м е ч а м и ) — удалыми сынами Глебовыми» (потому что незадолго перед тем Глебовичи, к н я з ь я р я з а н с к и е, целовали Всеволоду крест «на всей его иоле»);

2) «Галицкий О с м о м ы с л Я р о с л а в ' Высоко сидишь ты на злато кованном столе своем;

ж е л е з н ы м и полками подпер в Угорские горы, заступил ( з а г о р о д и л ) путь венгерскому королю, затво­ рил ворота к Д у н а ю. Вон куда простер ты свою власть' Ворота Киев­ ские ты отворяешь тому, кого хочешь впустить туда. С отцовского золо­ того стола стреляешь ты в д а л ь н и х салтанов.. Да, далеко-далеко разне­ слась по р а з н ы м странам молва о г р о з н ы х делах т в о и х ! ».

6. Смуты в Галиче. По смерти О с м о м ы с л а в Галиче наступили смуты;

престолом на время овладел Р о м а н, к н я з ь волынский, потом Бэла, король венгерский;

Владимирке, сыну Осмомысла, однако, Удалось вернуть отцовское наследие, но после его смерти (1198) в Галиче с прекращением рода Ростиславичей окончательно водворился Роман ( 1 2 0 0 - 1 2 0 5 ).

Волынская земля В о л ы н с к а я земля — наследие старших Мономаховичей: там кня Жили И з я с л а в, Мстислав, Роман — внук, п р а в н у к и праправнук Вла­ димира М о н о м а х а (см. выше родословную таблицу, стр. 135). Гео Е. Ф. Шмурло графическое положение Волыни м е ж д у Галичем с запада и Киевской областью с востока постоянно втягивало ее в водоворот событий и там и тут. Волынские к н я з ь я постоянно п р и т я з а л и на Галич и Киев Внимание И з я с л а в а и Мстислава обращено преимущественно на вос­ ток: они борются за К и е в со своими д я д ь я м и : Юрием Долгоруким и Андреем Боголюбским. Роман достиг наибольшего: п р о д о л ж а я сидеть в наследственной В о л ы н и, он утвердил свою власть под конец ж и з н и и на востоке, и на западе: в Галиче и в Киеве.

Роман Мстиславич. Завоевание Галича (1199;

попытка 1188 г б ы л а неудачна) и захват Киева (1202) сделали Романа самым сильным князем в Ю ж н о й Руси. Роман — т и п и ч н ы й южнорусский к н я з ь нового времени. Не без основания современники н а з ы в а л и его «самодержцем всей Русской земли»;

в нем нетрудно уловить черты, сближающие его с Андреем Боголюбским и Всеволодом I I I : то же стремление создать сильную власть на основе не идейных отношений родства, а самостоя­ тельного обладания реальною, ни от кого независимою силою Но какая р а з н и ц а в обстановке! В Суздальской области к н я з ь я опирались на вер­ ные и покорные им младшие города;

здесь вместо добрых сотрудников Роман нашел боярство, силу, «пред которою никло значение князя»

( С о л о в ь е в ). Там — область, к которой большинство Ярославичей отно­ силось довольно равнодушно и где м о ж н о было без помехи, спокойно творить свое дело;

тут — Роману п р и ш л о с ь отстаивать свой Галич и свою Волынь одновременно и от завистливой родни, и от ж а д н ы х сосе­ дей, поляков и венгров. Недаром с такой энергией боролся галицкий к н я з ь с местными боярами, стараясь сломить их влияние « Н е переда­ вивши пчел, меду не есть», говаривал он, о б ъ я с н я я крутые меры, кото­ рые он принимал против своих противников. О д н а к о стоило ему уме­ реть, и здание, которое он воздвигал, рухнуло вслед за ним.

С ы н Романа, Даниил, был еще ребенком и не мог отстаивать дело своего отца. Этим воспользовались соседи. В о л ы н ь и Галич переходят из рук в р у к и. Галич одно время то у венгров, то у поляков. Но ни те, ни другие не могли надолго удержаться в нем. Из состояния постоянной смуты вывел Галицкую землю вышеупомянутый Д а н и и л, но значительно позже, и эта сторона его деятельности совпадает с началом уже новой эпохи.

В результате:

а) В Суздальской земле процесс объединения территории и уси­ ление к н я ж е с к о й власти совершается непрерывно] на Юго-Западе — он оборвался со смертью Романа и возобновился лишь спустя 4 0 50 лет при сыне Р о м а н а, Д а н и и л е Галицком.

б) Там процесс этот о к а з а л с я вполне прочным и дал свои непо­ средственные п л о д ы : М о с к в у и объединенную вокруг нее Северную и Северо-Восточную Русь;

здесь — объединительная работа Романа и Д а н и и л а принесла пользу не своим, а чужим — Польше и Литве Курс Русской истории. Глава вторая IV. Господин Великий Новгород.

А. Страна и люди 1. Природные условия Новгородского края. Неплодородие почвы ставило Новгород в постоянную зависимость от хлебородных районов, главным образом от П о в о л ж ь я, что в политических отношениях зна­ чительно облегчило давление на него сперва суздальским, а потом московским к н я з ь я м. Новгороду п р и х о д и л о с ь не раз с оружием в руках отстаивать от них свою независимость, причем в иные моменты борьба достигала высокого н а п р я ж е н и я, приобретая х а р а к т е р защиты родины от чужеземца (успех новгородцев над ратью Андрея Бого любского в 1169 г. народное сознание приписало заступничеству свыше;

см. ниже, гл. IV. Памятники духовной к у л ь т у р ы ). В проти­ вовес зависимости от продуктов з е м л е д е л и я, богатые промыслы, на­ оборот, служили одним из наиболее прочных устоев политической независимости Новгорода, одновременно содействуя образованию вли­ ятельного землевладельческого и торгового класса 2. Географическое положение Новгорода и з д а в н а сделало его по­ средником в торговле между восточными странами и Западной Евро­ пой. Посредничество это м о ж н о проследить еще с VIII столетия ( В о л ж с к и й путь в земли болгар и х а з а р ;

см. выше гл. I ).

3. Состав Новгородской области A. Основное я д р о — пять пятин: 1) О б о н е ж с к а я ;

2) Водьская;

3) Ш е л о н с к а я ;

4) Д е р е в с к а я (все четыре облегали город Новгород) и 5) Б е ж е ц к а я.

Б. Пять «земель» («волостей») — области, с течением времени присоединенные и подчиненные Новгороду: 1) Заволочье - бассейн Северной Д в и н ы ;

2) Терский берег — побережье Белого моря к западу от Северной Д в и н ы ;

3) Печора — бассейн этой реки;

4) Пермь — верховья Камы;

5) Ю г р а — под Уралом и позже, с конца XII в, еще шестая з е м л я : Вятская.

B. Город Новгород, состоявший из пяти »концов». Река Волхов делила эти концы на л е в о б е р е ж н ы е : Гончарный, Загородский, Нерев ский;

и правобережные: С л а в я н с к и й, П л о т н и ц к и й.

Л е в о б е р е ж н а я ( з а п а д н а я ) часть города носила название Софийской стороны;

здесь находились: детинец ( к р е м л ь ), св. С о ф и я и др главные Церкви;

двор владыки-архиепископа П р а в о б е р е ж н а я (восточная) часть города носила название Торговой стороны;

здесь находились: Я р о с л а в о в о д в о р и щ е с вечевым колоколом и б а ш н я — место заседаний веча;

с этой стороны города расположены были торговые д в о р ы иноземных купцов.

Г. Пригороды: П с к о в, И з б о р с к, С т а р а я Руса (основана в 1201 г ), Ладога, О р е ш е к ( н ы н е Шлиссельбург;

основан в 1323 г.) — все это i Е. Ф. Шмурло крепости д л я з а щ и т ы западной границы;

Т о р ж о к на торговом (отсюда и само название города) пути с озера И л ь м е н я на Верхнюю Волгу.

4. Как выросла Новгородская территория: а) К о р е н н ы е земли Новгород, Изборск, Ладога;

б) К о л о н и з а ц и о н н ы е земли.

Колонизация: а) М и р н а я : торговая, поселенческая;

6) Насильст­ венно-правительственная: собирание д а н и с оружием в р у к а х З а в о л о ц к а я Чудь, Пермь, Печора, Ю г р а.. ;

в) По частной инициативе ( в о л ь н ы е д р у ж и н н и к и ) : Вятская община, 1174 (город Хлынов) 5. Состав населения. Д в а класса: а) лучшие люди* бояре, «житьи»

(т. е. з а ж и т о ч н ы е ) люди;

«добрые к у п ц ы » ;

б) меньшие люди «чернь»

( б е д н я к и ), смерды ( к р е с т ь я н е ), половники ( б а т р а к и ) 6. Торговля. Р а с п о л о ж е н н ы й на Великом Греческом Водном пути и в то же время на окраине Русской з е м л и, Новгород издавна служил торговым посредником между Западом (Ганзейские города Висби, Л ю б е к ) и Югом ( П е р с и я, В и з а н т и я ), что способствовало здесь со­ зданию богатого торгового класса и крупного землевладения. Ганзей­ ская торговля охватывала в ту пору весь Север Европы, и Новгород входил в число тех 4-х городов, которые служили главнейшими складочными пунктами д л я немецких товаров (остальные три: Берген в Норвегии, Брюгге в Н и д е р л а н д а х, Лондон в Англии) Это обогащало Новгород и содействовало образованию здесь влиятельного класса, ставшего крупною политическою силою. На новгородском вече голос знати, вышедшей из богатого купечества, звучал особенно веско, причем само вече было проникнуто сознанием своей самостоятельности и независимости.

З а т о в Новгороде резче, чем где на Руси, почувствовалась разница между «богатым» и «бедным». Здесь возникли свои «оптиматы» и «пролетарии», а в р а ж д а двух классов неизбежно сказалась на неус­ тойчивости государственного строя и о т к р ы л а доступ посторонним влияниям (Москва, Литва).

Б. Государственное устройство 1. Князь. Повсюду в Русской земле к н я з ь и вече (население) дейст­ вуют или, по крайней мере, старались действовать рука об руку, выхо­ дя из убеждения, что у той и другой стороны существуют и возможны общие интересы;

вече там т а к ж е предварительно договаривалось с кня­ зем, но только там договоры ( « р я д ы » ) с к л а д ы в а л и с ь на почве взаимно­ го доверия и симпатий. В одном Новгороде — совсем по-иному Для новгородцев к н я з ь — неизбежное зло Без к н я з я не обойдешься он нужен д л я обороны от внешних врагов, от притязаний со стороны своих же русских князей;

к н я з ь должен обеспечить справедливый суд, обез За 1228 — 1462 гг. в нем было построено не менее 150 церквей Курс Русской истории. Глава вторая опапить торговлю, свободный провоз товаров, но сам он д л я населения всегда более или менее чужой. Судьба может натолкнуть на отрадные исключения, как Мстислав, старший сын Владимира Мономаха, или как Мстислав Х р а б р ы й : к ним у Новгорода будет душа лежать давай Бог почаще таких — но это именно исключения, вообще же нов­ городский к н я з ь — это наемник, которому платят и за которым следует зорко следить, как бы он не использовал своего положения в ущерб сво­ боде и материальному благосостоянию города. Отсюда частая смена князей (в XII ст. до 30 р а з ) ;

отсюда та тщательность, с какою в своих договорах новгородцы определяют и взвешивают, чего НЕ д о л ж е н де­ лать призываемый к н я з ь.

2. Ограничение княжеской власти:

а) К н я з ь не имел права, без согласия веча, начинать войны («не замышлять войны без Новгородского с л о в а » ), б) он не имел права в правители пригородов и областей (в про­ винциальные посадники) назначать неновгородцев;

в) он не имел права смещать д о л ж н о с т н ы х л и ц без суда, г) управление и суд он д о л ж е н был вести совместно с посадником и тысяцким.

3. Посадник и тысяцкий. Эти две д о л ж н о с т и — одна из особеннос­ тей новгородского политического строя. Посадники и тысяцкие были не в одной Новгородской земле, но в других областях они делили свое влияние с к н я ж е с к о й д р у ж и н о й, из состава которой преимущественно и набирались;

в Новгороде же к н я ж е с к а я д р у ж и н а не могла стать глав­ ным орудием к н я з я в управлении краем, — обязанность набирать своих сотрудников из местного элемента неизбежно отодвигало дружи­ ну, п р и ш е д ш у ю с князем, на второй план В Новгороде посадник и ты­ сяцкий выросли в два высших правительственных органа;

в руках пер­ вого сосредоточивалась вся г р а ж д а н с к а я власть, в руках второго — вся военная;

первоначально на эти должности назначал сам к н я з ь, по свое­ му усмотрению, — вскоре они становятся в ы б о р н ы м и. Зависимость от веча, которое о п р е д е л я л о, кому занимать их, превратило посадника и тысяцкого из орудия княжеской воли в з а щ и т н и к о в народных интере­ сов, зачастую действовавших против самого к н я з я.

Т а к и м образом:

д) к н я з ь не мог без посадника о т п р а в л я т ь суда;

е) он не мог назначать без его согласия провинциальных посад­ ников;

Кроме того:

ж) торговые д о г о в о р ы, з а к л ю ч е н н ы е с немцами, для к н я з я святыня он не смел нарушать их;

з) ни он, ни его д в о р я н е не имели права покупать сел в Новго­ родских областях из опасения, как бы, став к р у п н ы м землевладельцем, Князь путем экономического д а в л е н и я на местное население не усилил своих политических прерогатив, Е. Ф. Шмурло и) ездить на охоту в Русу к н я з ь мог только осенью (охота з ту пору с л у ж и л а к н я з ь я м не простой забавой, а источником дохода) 4. Что влекло князей к Новгороду:


а) при всей неустойчивости к н я ж е с к о й власти многих прельщали большие доходы, предоставленные в п о л ь з у к н я з я ;

б) к н я ж е с к а я семья разрослась, и в остальной Руси далеко не на всех хватало свободных столов, в) д л я удалой, воинственной натуры Н о в г о р о д открывал, особенно с началом XIII столетия, заманчивые п е р с п е к т и в ы орден Меченосцев, утвердившись на низовьях Западной Д в и н ы, стал близко подходить к новгородским границам и вторгаться в с ф е р у его политического в л и я н и я (эстонская ч у д ь ). З а ш е в е л и л и с ь л и т о в ц ы ;

стали грозить и шведы. В борьбе с ними особенно в ы д е л и л с я своими подвигами молодой к н я з ь А л е к с а н д р ( р о д. 1219), внук Андрея Боголюбского На берегу реки Н е в ы, немного выше того места, где позже возникнет Петербург, столица Российской империи, он разбил шведов (1240), а два года спустя (зимою 1242) нанес жестокое поражение меченосцам на берегу Чудского озера. ( П е й п у с ) 5. Вече. Его права.

а) Вече заключает с князем договоры ( « р я д ы » ), призывает, из­ гоняет, судит князей;

б) избирает посадника и тысяцкого;

в) избирает и сгоняет владык-архиепископов;

г) законодательствует;

д) решает, вести войну или нет.

Основа вечевого устройства в Новгороде — общерусская* как и в остальных областях Русской земли, новгородское вече.

а) не есть учреждение постоянное: его созывают по мере надоб­ ности;

б) каждый полноправный может участвовать в нем;

в) участвует обыкновенно население города, пригороды же лишь в редких случаях;

г) решения требовались единогласные, что зачастую достигалось насилием большинства над меньшинством ( б у р н ы е и кровопролитные схватки на Волховском мосту).

Но эта общерусская основа резче подчеркнута, последовательнее и глубже проведена в ж и з н ь : расстояние между князем и вечем здесь значительно больше, чем в остальной Русской земле 6. Правительственный Совет, или Господа, Совет Господ.

а) Его состав: посадники и т ы с я ц к и е : степенные (т. е. состоящие на действительной службе) и ранее з а н и м а в ш и е эти должности («ста­ р ы е » ) ;

старосты концов, сотские — всем им общее имя' бояре, пред­ седатель Совета — архиепископ.

б) Предметы Совет разрабатывал законодательные ведомства.

вопросы и предлагал вечу готовые проекты законов и решений Курс Русской истории. Глава вторая Примечание. Д о ш е д ш и е до нас сведения о Господе недостаточно полны и я с н ы, притом сохрани­ л и с ь они главным образом в немецких источ­ н и к а х, где она известна под именем Неггеп r a t h. Применительно к современной термино­ логии английского парламента, Совет Гос­ под — В е р х н я я палата (палата л о р д о в ), Вече — Н и ж н я я палата (палата о б щ и н ).

7. Владыка. Его политическое значение (помимо управления Цер­ к о в ь ю ) : это высший государственный чин — председатель Господы, х р а н и т е л ь государственной печати, государственного архива;

без его скрепы не действительны договорные грамоты;

он распоряжается д е н е ж н ы м и земельным имуществом Церкви ( « к а з н а св. С о ф и и » ), как на нужды самой Ц е р к в и, так и государства;

своим духовным авторитетом он посредник в р а ж д у ю щ и х партий: часто одного его п о я в л е н и я среди толпы в церковном облачении и с крестом в руках достаточно, чтобы утишить страсти н а р о д н ы е.

8. Самодержавие Новгородской земли. О н о установилось с сере­ дины XII в. и в ы р а ж а л о с ь в следующем* 1) Вече само избирает себе к н я з я — раньше его назначение зависело от великого к н я з я киевского;

2) Вече само избирает себе владыку (с 1156) — раньше его назначал киевский митрополит: теперь он только посвящает в архиепископы л и ц о, указанное вече;

3) две главные д о л ж н о с т и, посадника и ты ' сяцкого, стали выборными, обязательно из числа «новгородских мужей» — раньше к н я з ь самостоятельно назначал их и обыкновенно из состава своей д р у ж и н ы ;

4) председателем Господы стал в л а д ы к а — раньше таковым был к н я з ь.

9. Как выросло Новгородское самодержавие.

1) На окраине русских земель, в стороне от мест, где особенно сильно бился пульс политической ж и з н и, Новгород, по сравнению с Киевом, был городом провинциальным] не на него обращено было главное внимание к н я з е й, д о б ы в а ю щ и х себе столы.

2) Но у «провинциального» города о к а з а л о с ь одно большое пре­ имущество: богатство, вообще материальное благосостояние многочис­ ленного купеческого класса ( т о р г о в л я ) и бояр —владельцев к р у п н ы х поместий (местные л е н д л о р д ы ) ;

в л и я т е л ь н ы е люди, они не только Дорожили независимостью, но и могли легче добиваться ее.

3) Постоянные столкновения новгородского веча со своими кня­ зьями, дух недоверия по отношению к ним;

зависимость от изменчивого настроения вечевых собраний, создавая неустойчивость п о л о ж е н и я, Делали м а л о п р и в л е к а т е л ь н ы м звание новгородского к н я з я, и чуть что, к н я з ь я, не задумываясь, покидали его. К тому же к н я з ь я первого ранга, с «именем» и с положением, никогда не добивались «чести»

Е. Ф. Шмурло в о к н я ж и т ь с я в Новгороде;

они готовы были наложить на него руку, посадить своего посадника — да;

но к н я ж и т ь там предоставляли мел­ коте. Почетным столом Н о в г о р о д не б ы л. «Пусть управляются сами, как умеют, и ищут себе к н я з я, где хотят»;

«где им любо, там пусть и берут себе к н я з я ». На Новгород точно рукой махнули, а тому это было к а к р а з на руку. Недаром в X I I в. там переменилось до к н я з е й. В то же время частая смена князей о с л а б л я л а связь их с населением;

к ним относились недоверчиво, старались ограничить их власть, и тем обезопасить себя от их поползновений.

С у з д а л ь : перевес княжеской власти над вечем.

Галич: перевес боярской власти над к н я з е м и вечем.

Н о в г о р о д : перевес веча над князем.

V. Р у с с к и й Юг.

1. Опустошение края. Опустошение русского юга продолжалось и в этот период. Б о р ь б а с половцами достигает высшего н а п р я ж е н и я, а в т о р ж е н и я кочевников и разорение к р а я становятся явлением обы­ денным и н о р м а л ь н ы м. Население п р о д о л ж а е т, как и раньше, бежать на северо-восток и на запад. О т к л а д ы в а л на время свои ссоры, князья предпринимают совместно походы в половецкие степи врасплох на­ падают на половецкие вежи, уводят оттуда пленников, скот, коней, но половцы платят им тем же и, в свою очередь, совершают набеги на пограничные русские села, з о з в р а щ а я с ь к себе с еще более богатой и разнообразной добычей. Так идут годы. В этой обстановке вырастали и сменялись п о к о л е н и я, в печальном сознании, что ж и з н ь проходит под давлением темной роковой силы, от которой никуда не уйти и не с к р ы т ь с я. Это настроение, полное безысходной грусти, без надежды на светлое будущее нашло свое отражение в поэтическом произведении той поры, в «Песни о полку Игореве».

2. Упадок Киева. Не лучше б ы л а судьба и самого Киева. Взятый приступом войсками Андрея Боголюбского в 1169 г., он тогда был отдан на разграбление. В течение двух дней победитель, опьяненный успехом, зорил город, поджигал дома, убивал жителей, растаскивал чужое добро. Не п о щ а ж е н ы были монастыри и церкви;

забраны и к о н ы, книги, р и з ы, к о л о к о л а. При всем том притягательная сила города не ослабла: он по-прежнему предмет домогательств и завист­ л и в ы х исканий русских князей и, следовательно, по-прежнему его судьба в зависимости от превратностей войны. К а к раз тот самый Р ю р и к Ростиславович ( п р а в н у к М о н о м а х а ), что семь раз на своем веку добывал и терял этот город, сбросил с себя насильно надетый на него монашеский клобук и с помощью половцев в 1203 г. снова водворился в Киеве. И несчастная « М а т е р ь русских городов» снова жестоко поплатилась за успех Р ю р и к а. О г н ю и мечу подверглись на Курс Русской истории. Глава вторая этот р а з одинаково и н и ж н я я часть города ( П о д о л ), и верхняя со своими главными с в я т ы н я м и : св. С о ф и е й и Десятинною церковью.

Храмы были опустошены, л и ш е н ы своих украшений, ценных вещей;

в плен увели всю молодежь города;

монастыри также подверглись разгрому — монахи и монахини угнаны в степь на тяжелую, а кто и на позорную работу. Уцелели только купцы-иностранцы: они запер­ лись со своими товарами в каменных церквах и купили себе ж и з н ь и свободу, отдав половцам половину добра. С тех пор, обесчещенный, надломленный и х и л ы й, печально влачил К и е в свои дни в ожидании третьего, еще более горшего разгрома — татарского (1240) Материальному благосостоянию Киева Примечание.

нанесен был в это время удар еще и с другой стороны: Крестовые походы, особенно осно­ вание Л а т и н с к о й империи (1204), отвлекли греческую торговлю на ю ж ные р ы н к и, и се­ в е р н ы й, киевский, р ы н о к потерял д л я Греции прежнее значение д л я сбыта и закупки това­ ров.

VI. Два Мстислава.

Киевский период обладал одной х а р а к т е р н о й чертою: к н я з ь я того времени постоянно витают где-то в пространстве;

они могут к н я ж и т ь и править данной областью, но их личность с нею (с этою областью) в нашем представлении обыкновенно не связывается. В самом деле, кто для нас, например, Владимир М о н о м а х ? К н я з ь смоленский, чернигов­ ский, переяславский или киевский? Ведь он сидел и там, и тут, на всех четырех столах! Его сын Мстислав I к н я ж и л в Новгороде, потом в Киеве, а внук И з я с л а в II то в Курске, то в П о л о ц к е, Турове, на Волы­ ни, затем в Киеве, после того опять на В о л ы н и, опять в Киеве... Везде временные гости, русские к н я з ь я в ту пору не могли и выработать д л я себя соответствующих географических ( о б л а с т н ы х ) признаков.


В Суздальско-Волынский период х а р а к т е р такого «безземельного»

князя в общем остался без изменений, однако народился и новый тип:

Имена Андрея Боголюбского, Всеволода I I I, Романа Волынско-Галиц Кого в ы з ы в а ю т в нас уже иное представление: они тесно связаны с теми областями, в которых сидят эти к н я з ь я. Все же это лишь первые лас­ точки: «весны» они еще не делают, а л и ш ь предсказывают скорое на­ ступление ее. Тем я р ч е зато на этом ф о н е надвигающихся перемен вы­ деляются к н я з ь я старого уклада, и среди них едва ли не выпуклее всех остальных два Мстислава, отец и сын, Х р а б р ы й и Удалой, типичные Представители подвижной, бродячей ж и з н и того времени.

Мы знаем, тип этот вырос из понятий о родовом старшинстве, ^Ил и д е р ж а л с я ими, и потому н а з в а н н ы х два к н я з я не только Е. Ф. Шмурло «безземельные», но т а к ж е и ревностные х р а н и т е л и родовых традиций И с т и н н ы е консерваторы, они в открытой в р а ж д е с новым поколением Это «самые блестящие представители старой Юго-Западной Руси в борьбе ее с новою Северо-Восточною» ( С о л о в ь е в ).

Мстислав Храбрый С ы н Ростислава Смоленского, он воспитался в семье, где чтились родовые устои. Победа Андрея Боголюбского на юге над племянником Мстиславом II была в глазах Мстислава Храброго победою права и справедливости. Но когда тот же Андрей начал обращаться с младшими к н я з ь я м и как с подручниками, Мстислав энергично запротестовал во имя того же «права», требуя от старшего к н я з я отцовского и попе­ чительного к себе отношения. Чтоб сильнее в ы р а з и т ь свое негодование, он п р и к а з а л остричь послу Андрея, принесшему ему и его братьям п р и к а з убираться вон из своих городов, голову и бороду. В Вышгороде он девять недель выдерживает осаду Андреевой рати и заставляет ее со стыдом удалиться, нанеся ей решительное поражение.

Последний год ж и з н и Мстислав к н я ж и л в Новгороде. Новгород тоже отстаивал свою старину от п р и т я з а н и й суздальских князей и потому видел в нем своего человека. З д е с ь Мстислав я р к о проявил южнорусские черты удалого к н я з я. Тотчас по приходе он уже думает, куда бы пойти повоевать, и идет на Ч у д с к у ю землю, громит ее и возвращается, по в ы р а ж е н и ю летописца, «с славою и честью великою».

На весну новая дума с д р у ж и н о й : куда еще пойти - и идет на полоцкого к н я з я Всеслава.

Н о, воин, Мстислав щедр к бедным, л а с к о в к монахам, отзывчив на нужды церковные;

попам и святительскому чину он оказывал д о л ж н у ю честь;

не ж а л е л ж и з н и за Русскую землю и за христиан, истинный потомок В л а д и м и р а Красного С о л н ы ш к а, не накапливал серебра и золота, а щедро д е л и л с я им со своею дружиною. Не было места в Русской земле, где бы его не л ю б и л и, не ж е л а л и иметь у себя;

и весть о его смерти печалью пронеслась повсюду, говорит летописец.

К а к бы ни прикрашен был такой отзыв, все же я с н о, что своим был М с т и с л а в не д л я одних новгородцев. Русские люди того времени видели в нем образец доблести и добродетелей. Он ж и л, думал и действовал так, как ж и л и, думали и действовали его современники Мстислав не открывал им новых горизонтов, не выбивал из наторенной колеи, но свято х р а н и л устои старины, дорогие большинству тогдаш­ них людей. За это так и ценили его. Л у ч ш е е доказательство тому — гроб Мстислава стал предметом п о к л о н е н и я, и местная церковь вскоре п р и ч и с л и л а его к л и к у святых.

Курс Русской истории. Глава вторая Мстислав Удалой Подобно отцу, он не думал усиливать себя и детей своих за счет других к н я з е й ;

не думал умножать своих волостей, но заботился лишь о том, к а к бы прославиться воинскими подвигами. Он любил решать споры битвами, видя в них суд Б о ж и й ;

«с д р у ж и н о ю своею, славною также храбростью, он п е р е е з ж а л из одного к о н ц а русских владений в другой, являлся всюду, где только н у ж н о было защитить слабого от сильного и поддержать старину». Странствующий герой, покрови­ тель утесненных, он лишен всякого государственного понимания, вся­ ких государственных стремлений ( С о л о в ь е в ).

Д о л г о сидел М с т и с л а в без «настоящего д е л а » в своем Торопецком княжестве и был уже не первой молодости, когда узнал, что Всево­ лод III притесняет новгородских купцов, задерживает их в своей земле и не пропускает в Н о в г о р о д хлеб. М с т и с л а в немедленно покидает Торопец, неожиданно я в л я е т с я в Т о р ж о к, берет в плен сторонников суздальского к н я з я и посылает их в Н о в г о р о д с наказом: «кланяюсь св. С о ф и и, гробу отца моего и всем новгородцам;

я пришел к вам:

слышу, к н я з ь я делают вам насилие, ж а л ь мне своей отчины». Это было предложение услуг, и новгородцы не отказались от них, приняли Мстислава своим к н я з е м, а тот собрал ополчение, повел его на Всеволода и принудил к уступкам ( 1 2 1 0 ). Но стоило потом Мстиславу услыхать, что на юге черниговский к н я з ь Всеволод Ч е р м н ы й незаконно овладел Киевским княжеством, изгнав оттуда его д в о ю р о д н ы х бра­ тьев, — и вот он уже спешит туда, выгоняет Всеволода и восстанав­ ливает права обиженной родни.

Вернулся М с т и с л а в в Новгород, но не сидится ему там;

польский король зовет его отнимать Галич у венгров;

недолго думая, Мстислав созывает вече и говорит новгородцам: «есть у меня дела на Руси, а вы вольны в к н я з ь я х », — поклонился и ушел, сошел с к н я ж е н и я.

В Галиче он прогнал венгров, в о к н я ж и л с я там, но не у д е р ж а л с я :

поляки поссорились с ним и прогнали из Галича. Тогда он спешит к половцам, в Степь, чтобы с их помощью «отмстить свой сором».

Но на полдороге он узнает, что в С у з д а л е сыновья (к тому времени уже умершего) Всеволода III чинят неправду над Новгородом, грозят Новый Т о р ж о к сделать столицею Новгородской земли, а Новгород низвести на степень пригорода. Не стерпел Мстислав, полетел в Новгород, собрал вече и говорит: «пойдемте искать свою братью и своих волостей;

да не будет Н о в ы й Торг Новгородом, ни Новгород Торжком, но где св. С о ф и я, там пусть и Н о в г о р о д ! И в силе Бог и в мале Бог и п р а в д а ! » Вдобавок м л а д ш и е сыновья Всеволода III (Ярослав и Ю р и й ) действовали в своей С у з д а л ь с к о й земле в ущерб Правам старшего брата ( К о н с т а н т и н а ), и Мстиславу представлялся случай одновременно и тут выступить з а щ и т н и к о м правды, к а к он Понимал ее согласно своим убеждениям и взглядам на родовые обычаи.

Е. Ф. Шмурло Л и п е ц к а я битва (1216) р е ш и л а спор в пользу Мстислава;

но в Новгороде он и теперь ненадолго;

его тянет на Юг, и два года спустя он опять расстается с новгородцами: « к л а н я ю с ь св. С о ф и и и гробу отца моего и вам;

хочу поискать Галича, а вас не забуду;

дай мне Бог лечь подле отца у св. С о ф и и »

И, действительно, пошел искать Галича, опять прогнал оттуда венгров, опять в о к н я ж и л с я там. Цель достигнута — но какая у Мсти­ слава цель? Горизонт у него неширокий, дальше славы он ничего не видит. Ему любо сознавать, что Галицкая з е м л я с восторгом признала его своим князем, величает «своим светом», «сильным соколом», победитель, он милостив к врагу, не особенно заботясь, как использует враг эту его милость. Действительно, главнейшему из венгерских бояр, лобызавшему его колени, Мстислав дал в управление город Звенигород, обручил свою дочь с венгерским королевичем и отдал будущему зятю в удел П е р е м ы ш л ь, — т. е. вчерашним врагам сам же помог укрепиться в своей земле.

В борьбе за Галич наталкиваешься на эпизоды прямо эпические Венгров одолели;

город взят, король К о л о м а н с женой и боярами заперлись в церкви;

ж а ж д а мучает их, и Мстислав, п р о д о л ж а я осаду, в разгаре военных действий, посылает им бочку воды. Чем это хуже Генриха IV, который кормит осажденных в П а р и ж е ? Но Генрих действовал по холодному политическому расчету, Мстиславом же двигало минутное настроение, п о р ы в сердца и мысль, что все они, осажденные и осаждающие, враги и д р у з ь я, все — одна семья, те же сородичи и б л и з к и е люди.

И везде Мстиславом руководит чувство: сегодня Галич, а завтра К а л к а. У него нет никакой политической программы. Поистине удалой, Мстислав рвется вперед, точно боясь, к а к бы успех победы над татарами не пришлось разделить с остальными к н я з ь я м и, и на Калке, сгорая желанием присвоить славу победы себе одному, он опередил главные силы, не рассчитав сил татарских, ударил на них, был разбит наголову и тем предопределил несчастный исход сражения.

Последние годы ж и з н и Мстислав сидит в Галиче, но жалкой игрушкой в руках б о я р. И н т р и г у я и обманывая, бояре довели его до открытого столкновения с молодым зятем своим, знаменитым впос­ ледствии Д а н и и л о м Галицким: в ы ж и л и самого Мстислава и убедили отдать Галицкий стол не зятю, а дочери, ж е н е венгерского королевича Много потрудился Мстислав д л я русского дела в Галиче, но теперь этим последним поступком он бессознательно сам, своими руками, подсек в корне всю свою прежнюю работу. М о р а л ь н ы й приговор Мстислав сам подписал себе, сказав Д а н и и л у : «сын, согрешил я, не дав тебе Галича, а дал иноплеменникам, по совету Судислава-льстеца, меня обманувшего».

Т а к о в был Мстислав Удалой. Это русский Дон-Кихот старого вре­ мени, и так ж е, как тот, испанский, он влечет к себе: ясно видишь, при Литература ко второй главе знаешь его недостатки, и все-таки л ю б и ш ь, симпатизируешь ему. «Он не преследовал новых целей, не дал нового поворота ходу событий, не создавал нового первообраза общественного строя. Это был, напротив, защитник старины, охранитель существующего, борец за правду, но за ту правду, которой образ с л о ж и л с я уже прежде. Его побуждения и стремления были т а к ж е неопределенны, к а к стремления, управляющие его веком. Его доблести и недостатки носят на себе отпечаток всего, что в совокупности выработала удельная ж и з н ь. Это был лучший человек своего времени, но не переходивший той черты, которую назначил себе дух предшествовавших веков;

и в этом отношении ж и з н ь его в ы р а ж а л а современное ему общество» ( К о с т о м а р о в ).

Мстислава Удалого многими чертами Мстислав и Карл XII.

напоминает шведский король К а р л X I I, злосчастный соперник Петра Великого, этот »последний варяг», странным образом д о ж и в ш и й до начала X V I I I века: у того и другого полное отсутствие политической прозорливости, та же погоня за бесплодною славою, тот же узкий горизонт л и ч н ы х и ф а м и л ь н ы х отношений, та же неспособность под­ няться до уровня интересов общегосударственных. Своею деятельно­ стью Мстислав и К а р л как бы хотели л и ш н и й р а з напомнить нам, что в ж и л а х их течет норманнская кровь, — кровь тех викингов-бер­ серкеров, которые искали войны ради самой войны, с тем лишь отличием, что К а р л XII ж и л в эпоху, когда такой пережиток стал уже полным анахронизмом, во времена же М с т и с л а в а духовное родство с норманнами X — X I I вв. было явлением вполне естественным и д а ж е вызывало симпатию в современниках.

Типичный представитель своего времени, богатый личными доб­ лестями, Мстислав, тем не менее, совершенный пустоцвет в русской жизни: п о л о ж и т е л ь н ы х следов по себе он не оставил, и если бы не летопись, ничто не напоминало бы нам о нем. Не то Андрей Бого­ любский и Всеволод III. первый камень, который потом пошел на кладку ф у н д а м е н т а будущего государственного з д а н и я России, обтесан был ими — не Мстиславами, Х р а б р ы м и Удалым.

ЛИТЕРАТУРА Кроме общих сочинений по истории России и того, что указано в « С п о р н ы х вопросах», п р и л о ж е н и я №№ 18 — 25, см. еще:

К и е в с к а я Р у с ь : Голуоовский: 1) Печенеги, Торки, Половцы до Нашествия татар. Киев, 1884 ( К и е в. Ун. И з в. : 1883, №№ 1, 3, 5, б, 9 - 1 2 ;

1884, № 4 ) ;

2) Об узах и т о р к а х. Ж. М. Н. П р. 1884, № 7.

См. Приложения. № 25: «Существовали ли в Киевской Руси положи­ тельные данные для создания там государственности?»

Е. Ф. Шмурло Расовский. О роли черных клобуков в истории Древней Руси. Semi narium Kondakovianum. Recueil d ' e t u d e s. I. P r a g u e. 1927. L. Goetz 1) Kiever H o h l e n k l o s t e r als K u l t u r z e n t r u m d. Vormongol Russlands Passau. 1904;

2) S t a a t u. Kirche in Altrussland. 9 8 8 - 1 2 4 0. Berlin 1908. Ключевский. Б о я р с к а я дума. Н е с к о л ь к о изданий;

поел : М, 1919. Пресняков. К н я ж е с к о е право в Древней Руси. С П б., Суздальско-Владимирская Р у с ь. Ешевский. Русская колонизация Северо-Восточного к р а я. Сочинения по русской истории. М., Корсаков. Об историческом значении поступательного движения ве­ ликорусского племени на восток. К а з а н ь, 1889 ( и з Уч З а п. Каз ун-та). Милюков. К о л о н и з а ц и я России. Э н ц. слов. Б р о к — Е ф р Т. XV, с указанием литературы. Пресняков. Образование Великорус­ ского государства. С П б., 1918. С. 26 след. Насонов. К н я з ь и город в Ростово-Суздальской земле XII и пер, пол. XIII в. «Века», I (1924) История областная 1. Ю г. Андриашев. О ч е р к истории Волынской земли до конца X I V столетия. Киев, 1887 ( и з И з в. Киев, ун-та, 1887, №№ 2 — 6) Багалей. И с т о р и я Северской земли до середины XIV столетия. Киев, 1882. Голубовский. И с т о р и я Северской земли до середины XIV сто­ летия. Киев, 1881. Mux. Грушевский: 1) О ч е р к истории украинского народа. С П б., 1904. И з д. 3-е. К и е в, 1911;

2) О ч е р к истории Киевской земли от смерти Я р о с л а в а до конца XIV ст. Киев, 1891. Александр Грушевский. О ч е р к истории Турово-Пинского княжества XI — X I I I вв Киев. Ун. И з в., 1901. Т. V I. Дашкевич. Б о л о х о в с к а я земля и ее значение в русской истории. Труды 3-го Археолог, съезда. Киев, 1878. Он же. Новейшие д а н н ы е о Б о л о х о в е и Б о л о х о в ц а х. Киев. Ун.

И з в. 1884, № 6 ( р а з б о р мнений Петрушевича, Миклошича, Похиле вича и М о л ч а н о в с к о г о ). Он же. Еще р а з ы с к а н и я и вопросы о Болохове и Б о л о х о в ц а х. Там ж е, 1899, I. Ефименко. История украинского народа. Д в а выпуска. С П б., 1906. Иванов. Историч. судьбы Волын­ ской земли до конца X I V ст. Одесса, 1895. Ляскоронский История Переяславской земли с древних времен до половины XIII в К., 1897, 2-е изд. 1903. Молчановский. О ч е р к известий о Подольской земле до 1434 г. Киев, 1885. Н. И. Петров: 1) Х о л м с к а я Русь. С П б., 1887, 2) В о л ы н ь. Исторические судьбы Юго-Западного края. С П б., 1888, 3) П о д о л и я. С П б., 1891 (три последние сочинения в изд. Б а т ю ш к о в а ).

2. Запад. Лонгинов. Червенские города. Историч. очерк. Варшава, 1885. Довнар-Запольский. О ч е р к истории Кривичской и Дреговичской земель до конца XII ст. Киев, 1891. Данилевич. О ч е р к истории Поло цк ой земли до конца XIV столетия. Киев, 1896.

3. Центр и Северо-Восток. История Смоленской Голубовский.

земли до начала XV века. К и е в, 1895. Борзаковский. История Твер Литература ко второй главе ского к н я ж е с т в а. С П б., 1876. Корсаков. М е р я и Ростовское княжество.

Очерки из истории Ростово-Суздальской земли. К а з а н ь, 1872 (при­ ложение к «Уч. зап. К а з. ун-та»). Иловайский. История Рязанского княжества. М., 1858 (перепечатано в « С о ч и н е н и я х ». Т. I I ).

4. Новгород и Псков. Греков. Н о в г о р о д с к и й дом св. С о ф и и. О п ы т изучения организации и внутренних отношений крупной церковной вотчины. Часть I. С П б., 1914 ( « З а п. и. - ф. ф а к. С П б. ун-та». Т. 120).

Костомаров. Севернорусские народоправства. 2 тома. С П б., 1863.

Изд. 2-е: 1868;

3-е: 1886 ( « М о н о г р а ф и и ». Т. V I I, V I I I ).

Т р у д ы Никитского: 1) О ч е р к и из ж и з н и Великого Новгорода:

I. Правит. Совет;

II. С в. И в а н Великий на О п о к а х. Ж. М. Н. Пр 1869, окт;

1870, сент. 2) Военный быт в Великом Новгороде XI — XV стол. Исследование. « Р у с с к а я С т а р и н а ». 1870, март. 3) О ч е р к внутренней истории в Пскове. Ж. М. Н. П р. 1871, ч. 155;

4) О ч е р к внутренней истории Пскова. С П б., 1873 ( и з Ж. М. Н. П р. 1872 — 1873);

5) О ч е р к внутренней истории церкви в Великом Новгороде. С П б., 1879 ( и з Ж. М. Н. П р. 1879);

6) Н е с к о л ь к о слов в ответ нашим критикам. Ж. М. Н. П р. 1880, № 6 (по поводу рецензий Кояловича, Костомарова и З а м ы с л о в с к о г о на его книгу: « О ч е р к внутренней ис­ тории церкви в Великом Н о в г о р о д е » ) ;

7) Отношение новгородского владыки к немецкому купечеству по новым д а н н ы м. Ж. М. Н. П р.

1883. Ч. 228;

8) И с т о р и я экономического сбыта Великого Новгорода.

М., 1893 ( и з «Чтений О б щ. Ист.» 1893, I, I I ).

ГЛАВА ТРЕТЬЯ Раздробление Русской земли.

Время татарского ига и вотчинного порядка.

1242- Характеристика периода.

1. Натиск с Востока и Запада. На русской исторической сцене появляются новые деятели: на Востоке, на смену половцам приходят татары;

на З а п а д е — шведы, Л и в о н с к и й орден и Литва. Татары ста­ новятся полными хозяевами в Северо-Восточной Руси;

под давлением Меченосцев и Ливонского ордена литовское племя двигается на восток, на юг, ищет там себе точку опоры и находит ее в соединении своих сравнительно небольших сил с силами Юго-Западной Руси, отрывая последнюю от родной ей семьи. Н а т и с к особого рода — духовный проявил в это время т а к ж е Римский престол. П о к а это лишь первые шаги его, предвестие будущих, гораздо более настойчивых и более успешных усилий к насаждению католичества среди русского народа 2. Ближайшие результаты такого натиска: на Востоке приспо­ собление к создавшемуся положению (иго татарское) и реакция против областного дробления Русской земли: поиски общего д л я всех поли­ тического центра (объединительная работа М о с к в ы ). На Юго-Западе, испытавшем татарский разгром, — подчинение Литве, как меньшее из зол;

на Северо-Западе ( Н о в г о р о д, П с к о в ), не затронутом татарским нашествием, сохранившем свои м а т е р и а л ь н ы е и духовные силы, энергичный отпор вражескому наступлению: борьба со шведами и немцами.

3. Вторжение Литва в русскую жизнь чуждых ей элементов.

внедряется в самую гущу русской народности и растворяется в ней, татары только соприкасаются с нею. На Северо-Востоке всегда можно р а з л и ч и т ь два отдельных течения: русское и татарское;

между тем на Юго-Западе течения русское и литовское сливаются и становятся единым, общим русско-литовским.

4. О д н а к о самое это прикосновение б ы л о постоянным и сказалось сильным влиянием, политическим и культурным, на Северо-Восточную Русь. П о с и л ь н а я р е а к ц и я этому в л и я н и ю в ы р а з и л а с ь : 1) в пробуж­ дении национальной идеи и 2) в объединении Северо-Востока под единодержавием М о с к в ы.

5. Русский поток окончательно р а з б и л с я на три политических русла: 1) юго-западное (Литовско-Русское государство);

2) северо Курс Русской истории. Глава третья западное ( Н о в г о р о д и П с к о в ) ;

3) северо-восточное (княжества-вотчины с Владимирским столом во главе;

последующее поглощение их Моск­ вою).



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 19 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.