авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 19 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ СЕВЕРО-ЗАПАДНОЕ ОТЕДЕЛЕНИЕ СЕРИЯ БИБЛИОТЕКА РУССКОЙ ПЕДАГОГИКИ Е. Ф. ШНУРЛ0 КУРС ...»

-- [ Страница 7 ] --

8. Городельская уния 1413 года. С ч а с т л и в ы й исход Грюнвальдской битвы, достигнутый совместными у с и л и я м и, и непрекращающаяся Опасность от соседей ( О р д е н, татары, М о с к в а ) еще убедительнее Иодчеркнули необходимость тесного единения между Польшей и Лит Таковое и получило новую скрепу на съезде 1413 года в Городле ^6е стороны пошли на уступки: и н к о р п о р а ц и я Литовского княжества в королевство Польское формально подтверждена;

католическая Цер Ф.

186 Е. Шмурло ковь п о с т а в л е н а в т а к о е же п р и в и л е г и р о в а н н о е п о л о ж е н и е, каким она п о л ь з о в а л а с ь в П о л ь ш е, ф а к т и ч е с к и же Л и т в а с д е л а л а первый шаг на пути о с в о б о ж д е н и я от уз 1 3 8 5 г за н е ю п р и з н а н о право д а ж е п о с л е с м е р т и В и т о в т а иметь с в о е г о с о б с т в е н н о г о г о с у д а р я, о б е стороны о б е щ а л и с ь выбирать к о р о л я или в е л и к о г о к н я з я не иначе как по взаимному согласию и совету Две особенности Городелоского соглашения:

А. В с и л у п р и н ц и п а и н к о р п о р а ц и и и п р и з н а н н о г о за католической Ц е р к о в ь ю п р и в и л е г и р о в а н н о г о п о л о ж е н и я, н а л и т о в с к у ю католичес кую знать п е р е н е с е н ы б ы л и все п р а в а и п р и в и л е г и и п о л ь с к о й знати п р а в о на герб, п р а в о на д о л ж н о с т и, п р а в о быть с о в е т н и к а м и сво( го г о с у д а р я в д е л а х г о с у д а р с т в е н н ы х, п р а в о с о в м е с т н о с польскими т о в а р и щ а м и выбирать б у д у щ и х п о л ь с к и х к о р о л е й и в е л и к и х князей л и т о в с к и х - р у с с к и е ж е б о я р е как п р а в о с л а в н ы е о т н а з в а н н ы х прав б ы л и у с т р а н е н ы. Э т и м : 1 ) в н е с е н р а з л а д с о ц и а л ь н ы й, 2 ) католичеству облегчен доступ и проникновение в православную среду.

Б П р и в и л е г и р о в а н н о е п о л о ж е н и е з н а т н о г о л и т о в с к о г о боярства, о с о б е н н о д в а пункта: п р а в о быть с о в е т н и к а м и и п р а в о в ы б и р а т ь с е б е го­ с у д а р я, — п о л о ж и л и н а ч а л о п р я м о м у о г р а н и ч е н и ю власти великого к н я з я в Л и т в е По п р и м е р у П о л ь ш и, э т о б о я р с т в о с т а л о т е п е р ь назы­ ваться панами « П л о т н ы м к о л ь ц о м о к р у ж и л и о н и с в о е г о г о с п о д а р я ве­ ликого князя, сделались его обычными советниками и сотрудниками и стали п о л ь з о в а т ь с я его м и л о с т я м и п р е д п о ч т и т е л ь н е е п е р е д князьями и б о я р а м и д р у г и х з е м е л ь В е л и к о г о К н я ж е с т в а.

В и т о в т стал с а ж а т ь и х с в о и м и н а м е с т н и к а м и д а ж е п о р у с с к и м о б л а с т я м, с ними ж е преимуще­ с т в е н н о стал р е ш а т ь в а ж н е й ш и е г о с у д а р с т в е н н ы е в о п р о с ы в с в о е й думе или раде на о б щ и х с ъ е з д а х или сеймах» ( Л ю б а в с к и й ). В с е эти приви­ л е г и и п о с е л и л и р а з л а д м е ж д у Л и т в о ю и п о д в л а с т н о ю ей Р у с ь ю и вызва­ ли внутренние потрясения сейчас же в с л е д за смертью Витовта Внутренняя политика.

1 Областные княжения. Крупные областные княжения Витеб­ ское, Полоцкое, Смоленское, Киевское, Подольское, Волынское бьпи у п р а з д н е н ы ;

в м е с т о к н я з е й там н а з н а ч е н ы н а м е с т н и к и ( в о е в о д ы, cia р о с т ы ). В п р о ч е м, сами о б л а с т и с о х р а н и л и с в о ю с а м о б ы т н о с т ь и осо­ б е н н о с т и ;

при К а з и м и р е о н и б ы л и п о д т в е р ж д е н ы и д а ж е расширены.

М е л к и е ж е к н я ж е с т в а : М с т и с л а в с к о е, С л у ц к о е, П и н с к о е, Городецкое, К о б р и н с к о е, В е л ь с к о е, С т а р о д у б с к о е, Н о в г о р о д - С е в е р с к о е Витовт ос­ тавил н а п р е ж н е м п о л о ж е н и и у д е л о в.

2 Независимая митрополия. Г р и г о р и й Ц а м в л а к и з б р а н в киевские м и т р о п о л и т ы ;

л и т о в с к о - р у с с к а я Ц е р к о в ь а д м и н и с т р а т и в н о откололась от митрополии Московской и стала от нее независимою ( 1 4 1 6 ) а) Ср жалобы Оль­ Политические мотивы такого отделения.

герда на поведение митрополита Алексея н а з ы в а е т с я митрополитом « К и е в с к и м и всея Р у с и », а ж и в е т п о с т о я н н о в М о с к в е и в делах Курс Русской истории. Глава третья политических всегда д е р ж и т ее сторону! б) Почему Москва отказала в санкции такому отделению? 1) М о т и в ы церковно-религиозные: на­ рушалось духовное единство русской Церкви;

2) Мотивы политичес­ кие: выпускалось из рук могущественное орудие — возможность ока­ зывать давление на действия литовских князей (против чего Витовт главным образом и б о р о л с я ) в) после смерти Недолговременность церковного разьединения, Цамвлака (1419) обе церкви воссоединились снова. Витовт снова признал главенство Ф о т и я Московского. Ч е р е з 40 лет разъединение, однако, возобновится, и на этот раз будет продолжаться с л и ш к о м два века (до 1688).

3. Королевский титул. И м п е р а т о р Сигизмунд I и Немецкий Орден оказали содействие Витовту в получении им королевского титула еди­ нение П о л ь ш и с Л и т в о ю было невыгодно им обоим. Но помешали поля­ ки, перехватив на дороге корону, посланную Сигизмундом. Какой рас­ чет им б ы л о мешать Витовту? О н и постоянно подчеркивали Литва дана Витовту л и ш ь пожизненно;

в ней он только правитель, а не госу­ дарь. П о л я к и не без основания опасались, что, коронуйся Витовт и стань литовским королем, — от договора 1385 г. останется одно ж а л к о е воспоминание.

Преемники Витовта. 1 4 3 0 — 1 4 9 2.

Скиргейло и Сигизмунд.

Это д в о ю р о д н ы е братья. О н и ведут спор за в е л и к о к н я ж е н и е Пер­ вый отстаивает интересы русские, второй — литовские: борьба, таким образом, о к р а ш е н а в национальные тона, с особою силою обнаружив этнографическую двойственность Литовского государства. Скиргейло устранен от престола (1432;

ум. 1452 г. ленником Казимира, владея Во­ лынью), но русское дело он отстоял: русские к н я з ь я, знатные люди и бояре ( п р а в д а, л и ш ь в пределах собственно Л и т в ы и Руси Литовской (так называемой Черной Руси, значит, не на всем пространстве велико­ го к н я ж е с т в а ), уравнивались в правах с литовцами католиками (приви Леи 1432 и 1434 г г. ), — иными словами, исключительность привиле­ гий, с о з д а н н ы х Городельскою унией 1413 г. д л я католиков, была устра­ нена: русские православные к н я з ь я и бояре т о ж е получили право на гербы, на з а н я т и я правительственных д о л ж н о с т е й, освобождались от Повинностей, могли свободно р а с п о р я ж а т ь с я своею земельною собст­ венностью (наследственными и п о ж а л о в а н н ы м и имениями) — только На этих у с л о в и я х мог Сигизмунд одолеть С к и р г е й л у и удержать за с обою в е л и к о к н я ж е с к и й престол.

З а т о Сигизмунд, поддержанный п о л я к а м и, д о л ж е н был восстано­ вить прежнюю унию Л и т в ы с Польшею, обязавшись передать великое ^Няжество по смерти своей Ягейлу и короне Польской, и вообще стать в Е. Ф. Шмурло служебное положение к польскому к о р о л ю. Кроме того, он отказывал­ ся от П о д о л ь я и соглашался на включение его в число польских земель Казимир IV Ягеллончик.

К а з и м и р IV, младший сын Ягейла ( 1 4 4 0 — 1 4 9 2 : польским королем с именем К а з и м и р а IV Я г е л л о н ч и к а с 1447 по 1492 г. ).

После смерти Сигизмунда в Литве началась Смута в Литве.

смута, проявился областной сепаратизм: кто стал за Скиргейлу, кто за М и х а и л а, сына Сигизмунда. Владислав, король польский (старший сын Ягейлы и преемник его), хотел посадить Казимира, младшего брата, на Литве не государем, а своим наместником, литовцы в ответ самолично избрали К а з и м и р а великим князем. Уния, таким образом, была порвана: обе стороны нарушили соглашение: 1) Владислав потому что в Литве д о л ж е н быть князь-государь, а не наместник, 2) литовцы — потому что единолично, без п о ля к ов, они не имели права выбирать кого бы то ни было.

Владислав сложил свою Избрание Казимира на польский престол.

голову под Варной, в битве с турками ( 1 4 4 4 ). Поляки избрали в преемники ему К а з и м и р а ( 1 4 4 5 ). О п а с е н и я, как бы с принятием польской короны и переездом в Польшу, не утерять Литвы, побудило К а з и м и р а закрепить свои узы с литовско-русским населением и выдать ему привилей 1447 г. Привилей этот составил эпоху в истории Ли­ товско-Русского государства.

Привилей 1447 года.

1. Это первый общеземский привилей Литовско-Русского государ­ ства: он охватывает не одну Л и т в у и так называемую Литовскую Русь, но вообще все области великого княжества.

2. Под Привилей подведены не только высший, привилегирован­ ный, и средний, землевладельческий, классы, но также и городской, притом впервые без р а з л и ч и я национальностей и вероисповедания' литовцы и русские, католики и православные.

3. Под т в ер ждая п р е ж н и е привилегии, П р и в и л е й 1447 г. дополнял их новыми:

а) Великий к н я з ь о т к а з ы в а л с я от податей, которые, натурою и деньгами, вносили ему крестьяне, ж и в ш и е на землевладельческих землях, у панов, бояр и ш л я х т ы, — последние могли теперь исполь­ зовать эти подати в свою личную пользу. Экономически такая мера настолько обессилила великого к н я з я, что впоследствии, когда из­ д е р ж к и на войну значительно истощили его казну, ему нечем было оплачивать их и нередко приходилось выпрашивать у помещиков и вотчинников литовских субсидий на покрытие государственных нужд, покупая согласие ценою новых вольностей и ограничения власти б) Великий к н я з ь о т к а з ы в а л с я от суда над землевладельческими крестьянами;

их теперь судил их владелец, как «господарь» своих Курс Русской истории. Глава третья «подданных», в е л и к о к н я ж е с к и е же судьи не смели вмешиваться в его постановления и расправу О б а эти пункта, несомненно, ограничивали государственные права великого к н я з я : часть этих прав переносилась на землевладельческий класс;

создавались отношения, напоминающие отношения сюзерена к вассалу в З а п а д н о й Европе.

в) Великий к н я з ь о б я з ы в а л с я замещать духовные католические должности предпочтительно литовцами, не иностранцами (т. е не поляками).

г) Великий к н я з ь обязывался раздавать земли, должности и по­ четные звания только п р и р о ж д е н н ы м ж и т е л я м Великого княжества, не иностранцам ( н е п о л я к а м ).

д) К а з и м и р обязался сохранить за Великим княжеством Волынь и Подолье: не допускать присоединения этих двух областей к Польше П р и в и л е й 1447 года стал отправным пунктом последующего пре­ вращения великого княжества в аристократическую монархию.

Окончательное отделение западнорусской Церкви от восточно русской (московской). Разделение, начатое при Цамвлаке, заверши­ лось в 1450 г. образованием двух самостоятельных митрополий мос­ ковской и киевской. Григорий, протодиакон митрополита И с и д о р а (принявшего унию на Ф л о р е н т и й с к о м соборе) назначен был митро­ политом в Киев. О д н а к о его уния с Римом практически осталась бесплодною, встретив противодействие в православном духовенстве и, еще более, в массе народной;

зато она поселила р а з д о р, религиозный и национальный, и значительно содействовала отпадению мелких русских князей и переходу их со своими отчинами на сторону мос­ ковского к н я з я ( к н я з ь я Вельский, Воротынские, Одоевский, Мезец кие, Вяземские и д р. ) и р а з р ы в у с М о с к в о ю.

Областная автономия. При К а з и м и р е областная автономия сде­ лала большие успехи: областные сеймы участвуют вместе с централь­ ной властью в назначении главных правителей области, в издании законов (Судебник 1468 г. ), в решении вопросов внешней политики Феодальный строй. При К а з и м и р е же о к р е п л а и власть местных Землевладельцев: они встали в положение, сходное с положением феодалов в З а п а д н о й Европе. В е т и к и й к н я з ь — главный сюзерен;

Удельные к н я з ь я ( н а З а п а д е им соответствовали принцы крови, гер Цоги) - его высшие вассалы;

под их рукой — князья волостные, Крупные бояре, «земяне» ( н а З а п а д е : г р а ф ы, б а р о н ы ) ;

следующая ступень — мелкие бояре, ш л я х т а ( н а З а п а д е : р ы ц а р и ). Все эти кате­ гории имеют своих « п о д д а н н ы х » : свободных людей и рабов-холопов.

Обязанные повинностью своему сюзерену, они пользуются правами ^сударя ( « г о с п о д а р я » ) по отношению к своим вассалам и «поддан­ ным» (суд, управление, повинности податные, всякого рода: деньгами И Натурою). Уничтожение крупных областных к н я ж е с т в при Витовте с УЩности дела (отношений) не изменило.

Е. Ф. Шмурло Личная уния. К а з и м и р был первым великим князем литовским носившим польскую корону и в то же время фактически владевшим великим княжеством. Уния обоих государств в лице одного общего государя при нем н а к о н е ц осуществилась, и с этой поры почти по­ стоянно имея общих государей, Л и т в а и П о л ь ш а теснее сближаются одна с другою ( Д а ш к е в и ч ).

Выгодные и невыгодные стороны союза Литвы с Польшей Плюсы:

1. Б о р ь б а с Тевтонским орденом ведется общими усилиями.

2. Т а т а р ы т о ж е общие враги Л и т в ы и П о л ь ш и.

3. П р и столкновении с Москвою у Л и т в ы обеспечен ее тыл.

Минусы:

1. Л и т в а л и ш и л а с ь возможности д е р ж а т ь с я самостоятельной про­ граммы: натиск п о л я к о в на ее политическую самостоятельность она еще с успехом отстаивает на п р о т я ж е н и и всего XV столетия Фор­ мально отстоит ее и на Л ю б л и н с к о й унии, но в действительности с 1569 г. всецело войдет в орбиту польской ж и з н и и пойдет туда, куда ее поведут.

2. Обрусение литовского населения, с самого начала достигшее больших успехов, было насильственно приостановлено внедрением в Л и т в у п о л ь с к и х, и притом католических, элементов.

3. Л и т в а б ы л а государством ЛИТОВСКО-Русским, преобладающий состав населения был русский: две трети его при Гедимине;

девять десятых со времени Витовта. Собственно литовский элемент оказался на перепутье: начал было с русской ориентации, потом метнулся в другую сторону. И вся история л и т о в с к а я, вплоть до наших дней, свидетельствует: ни собственного р у с л а л и т о в ц ы не нашли, ни с одним из ч у ж и х не могли слиться. Н а ч а л и б ы л о сливаться с русским рус­ лом — помешали п о л я к и, потянули к себе п о л я к и — стала мешать Москва.

4. И с к о н н ы й русский элемент ж и л демократическим укладом введение католичества и п о р я д к о в польского аристократического строя внесло противоречие и р а з л а д в общественные отношения Успех Л и т в ы в предстоящей неизбежной борьбе с Москвою был заранее подорван в корне: русско-православное население Л и т в ы готово было видеть своих не в местной власти, а в чужой, московской.

Курс Русской истории. Глава третья NB. У к а з а н н ы е годы означают или в е л и к о к н я ж е н и е, или смерть 2» Борьба Юрия и Ивана Калиты, сыновей Даниила, с тверскими князьями за великокняжение.

Город Москва впервые в наших п а м я т н и к а х упоминается под годом. Д а н и и л, младший сын Александра Невского, был основателем Московского княжества (1263) Своими кровавыми страницами исто­ рия распрей Москвы с Тверью переносит нас в эпоху грубого вар­ варства и бессердечного эгоизма, напоминает отдаленные времена средневековья, когда возникали и с к л а д ы в а л и с ь германо-романские Государства на обломках Римской империи и когда неразборчивость в средствах п р о я в л я л а с ь рука об руку с жестокостью нравов Немало Преступного показала нам русская ж и з н ь в дотатарский период, но ^Перь, под несомненным влиянием ига, жестокие нравы и презрение Е. Ф. Шмурло д а ж е к наиболее скромным требованиям морали сказались особенно я р к о и беззастенчиво.

Первоначально удача на стороне М и х а и л а Тверского, но Юрий старший сын его двоюродного брата Д а н и и л а, едет в Орду, женится на К о н ч а к е, сестре х а н а Узбека, и получает ж е л а н н ы й я р л ы к. Михаил добровольно его не уступит: он идет войной на Ю р и я и разбивает его. На беду М и х а и л а, Кончака, п о п а в ш а я ему в руки, умирает в плену. Хану доносят, что ее отравили. Р а з г н е в а н н ы й Узбек вызывает М и х а и л а в О р д у и велит его замучить (1318) Тогда старший сын М и х а и л а, Дмитрий Грозные О ч и, мстит за смерть отца в самой Орде, чуть не на глазах хана, он убивает Ю р и я ( 1 3 2 5 ), за что и сам, однако, платится головой (1325) Впрочем, это еще не окончательная победа М о с к в ы : я р л ы к дан не И в а н у Калите, брату убитого Юрия, а Александру, брату убитого Д м и т р и я Тверского: щедрые подарки Александра дали ему перевес. Но злой рок преследует тверских к н я з е й : если у М и х а и л а умерла сестра хана, то у Александра тверитяне убили ханского посла Ч о л х а н а, творившего со своими татарами всякого рода насилия над ними. Все шансы теперь на стороне Ивана, он спешит в З о л о т у ю О р д у и без особого труда получает я р л ы к (1328).

Узбек изгоняет Александра из Твери;

тот бежит в Литву, но потом, за деньги, хан позволяет ему вернуться на родину. Калите, однако, его соседство опасно, он успевает очернить Александра и добивается его вызова в О р д у, где Александра и убивают по приказу Узбека (1338).

3. Pax Joannis.

И в а н К а л и т а добился не одного только в е л и к о к н я ж е н и я он вы­ хлопотал себе право собирать со всей Русской земли татарскую дань и самому пересылать ее в О р д у. Н о в ы й порядок оказался выгоден всем: х а н а он избавлял от хлопот, гарантировал его от недоимок;

население и, в частности, всех русских князей избавлял от приезда ханских чиновников, я в л я в ш и х с я обыкновенно с вооруженным кон­ воем, который грабил и обижал народ. Всего же выгоднее новый порядок о к а з а л с я московским к н я з ь я м : он делал их хозяевами поло­ ж е н и я, ставил остальных князей в экономическую от них зависимость (ведь не всегда же налицо у каждого к н я з я находились к сроку свободные д е н ь г и ! ) ;

при смутах в О р д е собранная дань туда не посылалась, оставаясь в московской казне;

наконец, бесконтрольный сбор ее неоднократно д а в а л случай собирать ее в большем размере, чем какой полагался.

Кроме того, Иван Калита умело сочетал интересы личные с ин­ тересами общественными. В О р д е он скупал русских пленных, осво­ бождал их, таким образом, от рабства, приводил в свое княжество и Курс Русской истории. Глава третья садил на землю, увеличивая население Московского княжества, ко­ торому рабочие руки были весьма необходимы Современники И в а н а в особую заслугу ставили ему установление тишины, безопасности, внутреннего н а р я д а, до тех пор постоянно нарушаемого усобицами князей и вторжениями татар: «Сидел Иван Данилович (говорит про него летопись) на великом княжестве всея Руси, и перестали поганые воевать Русскую землю и убивать («за калати») христиан;

и отдохнули, и упочили христиане от великой истомы и многих тягостей, и от насилия татарского, и была с той поры тишина великая по всей земле в течение 40 лет»

« Б о р ь б а Твери с Москвою была последнею сильною, ожесточен­ ною, кровавою борьбою двух княжеств, стремившихся к окончатель­ ному усилению. Д л я Москвы средства к этой борьбе были приготов­ лены еще при Д а н и и л е ;

начал борьбу и неутомимо продолжал Ю р и й Данилович. Калита умел воспользоваться обстоятельствами, окончить борьбу с полным торжеством д л я своего к н я ж е с т в а и дал современ­ никам почувствовать первые добрые следствия этого торжества;

дал им предвкусить выгоды единовластия, почему и перешел в потомство с именем первого собирателя Русской земли» ( С о л о в ь е в ).

преемников 4. Борьба за Владимирский стол Калиты.

1) Смерть И в а н а К а л и т ы снова поставила на очередь вопрос о великокняжении. В О р д у съехались претенденты ( к н я з ь я московский, тверской, суздальский, я р о с л а в с к и й ), снова начались интриги и под­ купы. Перевесила и на этот раз М о с к в а в л и ц е Симеона Гордого.

2) По смерти Симеона (он умер от моровой я з в ы, «черной Смерти», свирепствовавшей тогда по всей Европе, 1353 г.) состязание идет м е ж Москвой и Суздалем. С у з д а л ь с к и е к н я з ь я — старшая ветвь в потомст­ ве Александра Невского. В лице их « Р о д о в а я Лествица» еще раз вы­ двигает свои права, но тщетно: Владимир отдан И в а н у Московскому.

3) По смерти И в а н а, в малолетство его сына Д м и т р и я, Суздаль снова бросается в бой и, пользуясь смутами в О р д е, не щадя денег, одерживает верх: Д м и т р и й Константинович С у з д а л ь с к и й возвращается из О р д ы с х а н с к и м я р л ы к о м на в е л и к о к н я ж е н и е. Но его торжество не­ долговременно ( 1 3 5 9 — 1 3 6 2 ). Те же смуты и те же деньги вернули Дмитрию Московскому стольный Владимир и связанное с ним положе­ ние великого к н я з я.

4) Вторично борьбу за Владимирский стол Д м и т р и ю приходится нести с М и х а и л о м Тверским;

она осложнена вмешательством Ольгерда, Принявшего сторону Твери. Л и т о в с к и й к н я з ь с тверитянами подступил Под самые стены М о с к в ы ( 1 3 6 8 ). Впервые за 40 лет ( 1 3 2 6 — 1368) Мос­ ква испытала вражеское нашествие;

впервые враг проник до самого ее См. Приложения. № 27: «„Купли" Ивана Калиты».

Зак Е. Ф. Шмурло сердца. Дмитрий только что перед тем (точно предчувствовал), после п о ж а р а, спалившего его столицу ( 1 3 6 5 ), огородил (1366) Московский К р е м л ь, вместо сгоревших д е р е в я н н ы х, каменными стенами, — теперь они сослужили ему добрую службу. Под Москвою О л ь г е р д появлялся еще раз ( 1 3 7 0 ), но так же неудачно. В третий поход его даже и до Мос­ квы не допустили, заставив повернуть с дороги обратно Борьба кончи­ лась торжеством Д м и т р и я : Тверской к н я з ь отказался от своих притяза­ ний и признал себя «младшим братом» великого к н я з я московского (1375).

В этой борьбе за в е л и к о к н я ж е н и е деятельную поддержку сыновьям К а л и т ы, особенно его внуку, оказали московские бояре и московское духовенство (см. н и ж е ).

5. Судьба города Владимира.

1) Годы 1169 — 1263. Старший стол Северо-Восточной Руси и одно­ временно резиденция великих к н я з е й. Им владеют и живут в нем с ти­ тулом великого к н я з я к н я з ь я Владимирские. Андрей Боголюбский, Всеволод III;

сыновья Всеволода. Константин, Ю р и й, Ярослав, сыно­ вья Я р о с л а в а : последним был Александр Невский ( 1 2 5 2 - 1 2 6 3 ).

2) Годы 1263—1328. По-прежнему старший стол в Северо-Восточ­ ной Руси, но уже не резиденция великих к н я з е й. Владимиром владеют и носят титул великого к н я з я Владимирского, не переезжая в него, а ос­ таваясь в своих наследственных уделах: Я р о с л а в Тверской, Василий Дмитрий Андрей Михаил Костромской, Переяславский, Городецкий, Тверской, Дмитрий Тверской Грозные О ч и, Александр Тверской 3) Годы 1328— 1389. Н о м и н а л ь н о п о л о ж е н и е Владимира не измени­ лось: как в 1263— 1328 гг., он остается стольным городом, но символи­ ческое значение его как политического центра тускнеет: московские к н я з ь я, владея им, не только не ж и в у т в нем, но и именуют себя велики­ ми к н я з ь я м и московскими. Москва реально совсем заслонила Влади­ мир, но в ранге городов она все еще стоит на втором месте.

4) С 1389 года. В действительной ж и з н и совершенно отступив на второй, д а ж е на третий план, Владимир de j u r e еще сохраняет неко­ торое время свое «первопрестольное» значение: в титуле московских государей «Владимирское» княжество стоит впереди «Московского».

« Б о ж и е ю милостью государь всея Русии и великий князь Владимир­ ский, Московский, Новгородский, Псковский и т д. ». О б р я д восше­ ствия на престол продолжает совершаться во Владимире вплоть до 1432 г.;

ханские повеления по-прежнему о б ъ я в л я ю т с я во Владимире, в тамошнем Успенском соборе. Л и ш ь с Василия II и особенно с Ива­ на III окончательно стираются в пользу М о с к в ы последние остатки былого «царственного» п о л о ж е н и я города Владимира.

Курс Русской истории. Глава третья $ рост московской силы.

рост ЭТОТ проявляется с к а ж д ы м новым княжением все нагляднее 0 убедительнее. Вот некоторые из внешних его проявлений.

1) И в а н К а л и т а — «великий к н я з ь всея Руси» ( п е р в ы й, кто придал себе этот титул со значением всероссийского к н я з я, был соперник Калиты, М и х а и л Т в е р с к о й ).

2) Симеон Гордый — «все к н я з ь я русские д а н ы были под руки»

т е ему, - стали его подручниками. С р а в н упреки Мстислава Храброго Андрею Боголюбскому: ты-де хочешь сделать нас, своих братьев, своими подручниками — теперь, 170 лет спустя, подобного упрека Симеон Гордый уже не слышит.

3) М и х а и л Тверской, с о х р а н я я титул «великого к н я з я », признавал себя младшим братом Д м и т р и я Донского, подобно любому удельному московскому к н я з ю.

4) Д м и т р и й Донской — «всех князей русских п р и в о ж а ш е под свою волю, а которые не повиновахуся воле его, а на тех нача посягати»

Своему двоюродному брату Владимиру Андреевичу Храброму он «отец»;

старший сын Д м и т р и я Донского, Василий — Владимиру не племянник, а «старший брат»;

второй сын Донского, Ю р и й, — просто «брат», т. е. равный ему. В грамотах Владимир «бьет челом« Дмитрию, а тот « ж а л у е т » его.

После Д м и т р и я Донского не может быть и речи о сопротивлении московским к н я з ь я м. Если Северо-Восточная Русь полностью вся еще и не собрана, то самый путь, по которому д о л ж н о завершиться это собирание, предрешен уже окончательно, и н и к а к а я сила не сдвинет с него начатого дела.

7. Упадок родовых отношений.

П а р а л л е л ь н о усилению Московского княжества, всецело обязан­ ного материальной силе, заметно гаснет чувство родственности, в прежнее время служившее столь прочною скрепою в м е ж д у к н я ж е с к и х отношениях: родство отступило на задний план, впереди выдвинулись индивидуальные интересы, забота о собственной личности, а главное, Потеря веры в силу родства.

Вот договор великого к н я з я Симеона Гордого с братьями Иваном и Андреем (после 1341 г. ) : «целовали между собою крест у отцовского гроба. Б ы т ь нам заодно до смерти;

брата старшего иметь и чтить в отце Но место;

а тебе, господин, к н я з ь великий, без нас не доканчивать ни с Кем. Кто из нас что п р и м ы с л и л или прикупил, или кто после (этого до­ говора) что прикупит или примыслит чужого к своим волостям, того °Люсти и не обидеть». Договариваются не столько братья, сколько от ^ л ь н ы е владельцы, которые уже не верят родственному союзу ^Младшие родичи требуют п о д д е р ж а н и я п р е ж н и х родовых отношений, йо уже то одно, что они заключают договор со старшим, показывает Е. Ф. Шмурло тщету их требований. Прежде к н я з ь я не иначе называли друг друга, как «брат», «отец», «сын» — в нашем договоре младшие братья, обе­ щая, что будут иметь Симеона во отцево место, не смеют, однако, или не хотят, или, скажу более, не умеют назвать его «отче», но «господин великий к н я з ь ». М л а д ш и е братья всего более толкуют о собственности, о своем участке, чтобы старший не обидел, чего не отнял у них Каж­ дый предоставляет себе право действовать отдельно, прикупать и про­ м ы ш л я т ь собственно д л я себя, к своему участку» ( С о л о в ь е в ) Это на­ стоящее торжество удельной системы.

8. Удельные княжества.

Н а р я д у с упадком родовых отношений наблюдается другое явле­ ние, дробление к н я ж е с т в на мелкие уделы и превращение их в част­ но-владельческие имения. Удельный к н я з ь XIV — XV вв совсем не то, что прежний — XI — XII вв. Тогда родовые узы создавали духовную близость;

тогда еще ж и в о было сознание общности интересов, и самая эта общность с л у ж и л а мерилом нравственного поведения, житейской пригодности, соответствия о б щ е п р и з н а н н ы м требованиям морали. Те­ перь — удельный к н я з ь прежде всего х о з я и н, землевладелец (поме­ щик, сказали бы мы применительно к современной речи);

у него на первом плане свои л и ч н ы е интересы;

если не в собственной семье, то в среде потомков Владимира Св. он, сам потомок его, «отрезанный ломоть»;

его «хата с краю», особая статья;

он ушел в свой эгоисти­ ческий мирок;

его главное внимание поглощено заботами о сохранении и увеличении своего добра, материального благосостояния. Доходы с земли, подати и оброки, налоги на население, запашка полей, з в е р и н ы й промысел, бортные угодья заслонили в удельном князе его политическое л и ц о. Это не значит, чтобы удельный князь перестал быть государем в своем уделе, — нет, он, к а к подобает государю, независим от великого и всякого иного к н я з я в управлении и в суде над местным населением;

он обладает правом чеканить свою собст­ венную монету, вести (хотя и с некоторыми ограничениями) дипло­ матические сношения с другими государями, т. е. пользуется преро­ гативами, которых у частного человека не может быть;

он может з а к р ы т ь границы своих владений, запретить проезд через свои земли, не дозволить приобретать у себя недвижимую собственность, — и тем не менее облик князя-государя сильно заслонен князем-вотчинником.

Д р о б л е н и ю подвергалось и великое княжество Московское;

и здесь великий к н я з ь по завещанию делит свои владения между членами своей семьи, притом не только м е ж д у одними сыновьями" он не забудет и ж е н у с дочерьми, наделит и их селами и городами;

однако, по самому положению старшего среди остальных, его политическое лицо выделяется выпуклее уже по одному тому, что суд и наказания за проступки, сбор д л я уплаты дани в О р д у, самые сношения с О р д о ю не дробятся, всецело с о х р а н я я с ь за ним.

Курс Русской истории. Глава третья Оседлость дружины. Право вольного перехода.

уф Оседание к н я з е й, превращение их в князей-вотчинников отрази­ лось и на их д р у ж и н е : она тоже осела, обзавелась землею и преврати­ лась в бояр-землевладельцев. Но она не утратила старого права вольно­ го перехода от одного к н я з я к другому;

д р у ж и н н и к и и по имени оста­ лись прежними вольными слугами Постепенно право это становится номинальным;

бояре все р е ж е и р е ж е пользуются им: меньше поводов к уходу;

земельная собственность затягивает крепкий узел;

однако в со­ знании право это д е р ж и т с я прочно и перейдет, по наследию, к боярам XVI века.

10. Черты феодализма.

В обстановке упадка родовых отношений, д р о б л е н и я княжеств и превращения д р у ж и н н и к о в, прежде всегда готовых сняться с «наси­ женного» места, в оседлых бояр-помещиков, — социальный и поли­ тический строй Северо-Восточной Руси принимает ф о р м ы, в которых можно уловить черты, если не р о д н я щ и е их, то напоминающие черты феодального строя в З а п а д н о й Европе. К р у п н ы е землевладельцы (бояре, м о н а с т ы р и ) получают право самосуда и управления в своих вотчинах и поместьях;

в зависимости от р а з м е р о в пожалованного им номестья, они несут военную службу, выступают в поход, по требо­ ванию к н я з я, «конны, л ю д н ы и о р у ж н ы ». К а к на Западе вассалы сеньера имеют собственных вассалов, так называемых арриер- или подвассалов, так и у нас на Руси таких подвассалов отчасти напоми­ нают «дети 6 о я р с к и е « : они тоже получают ( у ж е от боярина-земле­ владельца) мелкие участки земли и по ним несут свою службу Господство грубой силы, общее бесправие, экономическая беспомощ­ ность порождает так называемое закладничество: отдачу себя под защиту сильного. Л ю д и прячутся «за хребет» такого сильного чело­ века, становятся «захребетниками», и взамен отплачивают ему его Помощь в той или иной ф о р м е. Впрочем, все эти я в л е н и я, как вообще весь вопрос о русском ф е о д а л и з м е, весьма спорный и удовлетвори­ тельно еще не выяснен.

Б. Дмитрий Д о н с к о й и его преемники. 1362—1462.

Дмитрий Донской.

Куликовская битва (1380, 8 сентября) Обстановка, в какой она сложилась: а) т а т а р ы совершают набег и пустошат Нижегородскую об­ ласть, наносят поражение русскому войску на реке Пьяне, жгут и гра­ бят самый город Н и ж н и й Н о в г о р о д ( 1 3 7 7 ) ;

б) набег татар на Рязан­ скую область;

в) вторичный набег М а м а я на Р я з а н ь ;

Дмитрий Донской См. Приложения. № 2 8 : «Существовал ли феодализм в Древней г си?».

Ф.

Е. Шмурло встречает татар на реке Воже и наносит им поражение ( 1 3 7 8 ). « Н а Воже была о д е р ж а н а первая большая победа Руси над своими порабо­ тителями. Это уже было открытое и решительное восстание великого Московского к н я з я против Золотой О р д ы » ( И л о в а й с к и й ) ;

г) убегая с Вожи, Мамай снова зорит Р я з а н с к у ю область;

д) поход Мамая в 1380 г имел целью отомстить за последнее поражение и восстановить верхов­ ные права О р д ы н с к о г о ц а р я, попранные д е р з к и м улусником.

В истории русско-татарских отношений, несомненно, наступил рез­ кий перелом. Северо-Восточная Русь перестала только терпеть нена­ вистное иго, пассивно воспринимать его — насилиям татар она про­ тивопоставляет теперь активный вооруженный отпор, переходя сама в наступление;

но еще не раз т я ж е л о расплачивается за первые свои попытки освободиться от сковывающих ее уз.

Национальное значение Куликовской битвы: она вызвала сильный подъем народного чувства;

подвиг Донского я в и л с я национальным подвигом;

О л е г Р я з а н с к и й, под страхом нового разорения своей об­ ласти, отказавшись принять участие в общем деле, был заклеймен в памяти народной как изменник русскому (не московскому!) делу Идейное (моральное) значение победы: она наглядно убедила в возможности одолеть татар, в корень подточила прежнее убеждение в их непобедимости, з а р о д и л а светлые надежды, укрепила веру в будущее.

Политическое значение победы: огромное. Победа оправдала со­ бирательную политику московских князей и подготовила дальнейшие их успехи в этом направлении. Благословение, данное Сергием Ра­ д о н е ж с к и м, з а к р е п и в узы Церкви с М о с к о в с к и м княжеством, освятило, в глазах народных, самое дело московских князей.

Практическое значение победы — ничтожное. Разбив Мамая, Мос­ ква не стала по отношению к татарам сильнее;

торжества над «Азией»

победа еще не дала: два года спустя нашествие Тохтамыша закончилось полным разгромом Москвы;

Дмитрий снова должен платить дань в О р д у : с каждой деревни выдано по полтине;

сын Д м и т р и я, Василий, задержан в О р д е и окупа с него в 8000 руб. великий князь избежал л и ш ь потому, что тому удалось бежать из плена.

По смерти т ы с я ц к о г о Вельяминова (1374) Казнь Вельяминова.

Дмитрий преемника ему не назначил: д о л ж н о с т ь тысяцкого, старого земского происхождения, напоминала б ы л ы е вечевые порядки;

она стесняла великого к н я з я, и он совсем уничтожил ее. Уже теперь, в з а р о д ы ш е, проявился тот антагонизм между властью и боярством, который позже, при И в а н е Грозном, вырастет в целую кровавую См. Приложения. № 29: «Роль князей и земщины в борьбе с Мамаем на Куликовом поле».

Там же. J T 30: «Суждение С. М. Соловьева о Куликовской битве».

S?

Курс Русской истории. Глава третья драму. С ы н покойного Вельяминова, видевший в упраздненной долж­ ности свое наследственное достояние, бежит в Тверь, агитирует здесь й в О р д е против Д м и т р и я. Добровольное возвращение в Москву (1378) не оправдало его расчетов: он был казнен на Кучковом поле, где теперь Сретенка. Это б ы л а «первая торжественная смертная казнь, И был казнен сын первого сановника в к н я ж е с т в е ». К а з н ь произвела сильное впечатление в народе ( С о л о в ь е в ). «... множество народа стояша, и мнози прослезишась о нем и опечалишась о благородстве его и величестве его».

В е л и к о к н я ж е н и е Влади­ Духовное завещание Дмитрия Донского.

мирское названо в нем отчиной и, как таковое, передано старшему сыну Василию. Это «неслыханное прежде распоряжение» ( С о л о в ь е в ).

Дмитрий не допускает и мысли, чтобы кто-нибудь из Н Е м о с к о в с к и х князей мог оспаривать право на в е л и к о к н я ж е с к и й титул, провозглашен новый п р и н ц и п : город Владимир есть собственность Московского дома. И действительно, принцип этот был молчаливо признан всеми' ни князья (немосковские) не осмелились с тех пор домогаться Владимир­ ского стола, ни О р д а ничего не в о з р а з и л а против явного нарушения ее верховных прав.

Василий I.

1) П р о д о л ж а е т с я рост территории Московского княжества при­ соединена Н и ж е г о р о д с к а я область и у д е р ж а н а, несмотря на воору­ женный отпор, д а н н ы й ее к н я з ь я м и. Н а с т о я т е л ь н а я необходимость охранить свои восточные границы д е л а л а д л я Москвы обладание Нижним Новгородом на важном пересечении водных артерий весьма ценным. З о л о т а я О р д а находилась уже накануне своего распадения, и Москве тем более необходимо стать твердой ногою на Средней Волге. Х а р а к т е р н о, что О р д а сама д о б р о в о л ь н о отдала Московским князьям этот в а ж н ы й торговый и военно-стратегический пункт: Ниж­ ний Василий получил, купив на него у х а н а я р л ы к.

2) Победа над Мамаем (небывалое н а п р я ж е н и е ;

большой надрыв сил), а еще более нашествие Т о х т а м ы ш а временно ослабили Москву Ей не по силам было предотвратить и нашествие Едигея (1408), а оно сопровождалось опустошением ц е н т р а л ь н ы х областей ( Р о с т о в, Дмитров, Серпухов, Н и ж н и й Новгород. Самой Москвы взять Едигей Не мог: москвичи отсиделись за своими с т е н а м и ). В результате — татарский узел, начавший было р а з в я з ы в а т ь с я, з а к р е п и л с я снова, и Час освобождения отодвинулся на более долгий срок.

3) Собирание Северо-Восточной Руси еще не б ы л о закончено, а Москве приходится выступить в роли з а щ и т н и ц ы ее интересов, — не Исключительно только московских. Еще при Д м и т р и и Донском торже ^ о Ольгерда под стенами М о с к в ы, если б ы оно выпало н а его долю, возило совершенно изменить тот х о д событий, какой начал было там Н а ж и в а т ь с я. Теперь борьба с Витовтом ведется еще напряженнее, Е. Ф. Шмурло приобретая смысл национального, общерусского дела, хотя современ­ никам, в том числе и самой Москве, т а к о в ы м оно еще не представля­ лось. Смоленск неоднократно переходит из р у к в руки. М и р на реке Угре оставил его за Литвой, но на условии отказа Витовта от притяза­ ний на Новгород и Псков ( 1 4 0 8 ).

Василий II.

Борьба за великокняжение Противники Василия: дядя Юрий, а по его смерти сыновья Юрия Василий Косой и Д м и т р и й Ш е м я к а. Особенности этой б о р ь б ы 1. Это последняя междоусобица в роде Рюриковичей.

2. Это последняя вспышка и усилие родового начала ( д я д я выше п л е м я н н и к а ) отстоять себя, оборониться от притязаний вотчинного на­ чала.

3. « О т ч и н а » одерживает решительную победу: отныне наследова­ ние в прямой нисходящей линии, от отца к сыну, обеспечено навсегда 4. Н и к о г д а еще «отчина» не выступала так д е р з к о против «Родовой Л е с т в и ц ы » : 10-летний племянник против взрослого д я д и.

5. Н и к о г д а еще « Р о д о в а я Лествица» не попиралась так бесцере­ монно: никогда еще не в ы с к а з ы в а л о с ь такого презрения старине, и притом так откровенно. Б о я р и н Всеволожский, з а щ и щ а я в Орде интересы Василия, говорит хану: « М о с к в а — твой улус;

ты отдал его отцу, от твоей милости зависит оставить его и за сыном».

6. Н и к о г д а борьба еще не велась с таким ожесточением неодно­ кратное нарушение данного слова;

зверское ослепление соперников Василия Косого московскими руками ( 1 4 3 5 ), Василия II, в отместку, руками Юрьевичей ( 1 4 4 6 ).

7. Никогда еще боярство, Церковь и население, в его массе, не оказы­ вали Москве, представительнице «отчины», столь энергичной поддержки Соборное послание митрополита Ионы к Дмитрию Шемяке сравнивает его, за неисполнение договора, с Каином и Святополком (Окаянным);

преступно де идти против Василия: он сидит на великом княжении Бо жиею благодатиею, а кому что дано от Бога, того отнять никто не имеет права. Забывая, как еще недавно этому самому Василию разрешено было нарушить свою клятву, послание особенно ставит Шемяке в вину его кля­ твопреступление и грозит ему церковным проклятием (1447).

8. Х а р а к т е р н о, что за все время московской усобицы великие к н я з ь я р я з а н с к и й и тверской и пальцем не шевельнули, чтобы ис­ пользовать затруднения своих давних соперников: они были настолько слабы, что им и думать не приходилось об этом.

Возникновение Казанского царства.

С этой поры набеги на восточную о к р а и н у Московского княжества участились, стали упорнее и постояннее. Б о р ь б а временами достигала Курс Русской истории. Глава третья очень большого н а п р я ж е н и я. В 1445 году Василий II был захвачен В плен;

выкуп стоил больших денег;

население было обложено тяже­ лыми податями. Кроме того, великий к н я з ь, по-видимому, вынужден был принять к себе на службу немало т а т а р с к и х князей, р а з д а в им земли в кормление Раньше татары только наезжали на Русскую землю, грабили ее, как враги, — теперь б ы л о положено начало мир ному, и притом не случайному, а постоянному внедрению татарского элемента в русскую ж и з н ь : из врагов они становились сотрудниками, И как раньше на Юге, Берендеев, Ковуев, Т о р к о в или Ч е р н ы х клобуков расселяли по Стугне и Роси д л я о х р а н ы границы от их же сороди­ чей-половцев, так и теперь татарские к н я з ь я, принятые на службу, несли однородные обязанности. Так, в 1452 г. царевич Касим получил на реке О к е Мещерский городок, ставший с тех пор Касимовым, по имени своего владельца. З о л о т а я О р д а распалась, да и Русская земля перестала быть легкою д л я всех добычей, часть татар, выбитых из обычной колеи, н а ш л а д л я себя более выгодным искать милости и поддержки у своего вчерашнего врага.

О д н а к о это внедрение элемента, к которому население до сей поры не чувствовало ничего, кроме ненависти и страха, далеко не всеми встречено было с одобрением. Василия у п р е к а л и в потворстве татарам, корили: «А татар любишь и речь их паче меры;

а крестьян томишь паче меры без милости, а злато и сребро и имение даешь татарам»

Флорентийский собор 1439 года.

Уния, провозглашенная б июля 1439 г. папою Евгением IV на соборе во Ф л о р е н ц и и, д о л ж н а была, по м ы с л и ее вдохновителей, положить конец тягостной распре, уже несколько веков раздиравшей христианский м и р, и окончательно засыпать пропасть, вырытую между латинской и греческой Церковью. Унии предназначалась возвышенная задача начать собою новую эру, сблизить Восток с З а п а д о м, на деле же она эту пропасть л и ш ь углубила и еще более обострила взаимное недоверие и вражду.

Византийский император ( И о а н н V I ) и Константинопольский пат­ риарх ( И о с и ф ), о т п р а в л я я с ь на собор, обольщались надеждою, что восторжествует там православие, не латинство;

что Рим откажется от «своих новых учений и обычаев», и что уступку придется делать ему, а не грекам. Б о л ь ш и е надежды возлагали они на своего соотечест­ венника, Исидора, незадолго перед тем поставленного в митрополита Московского.

Исидор был, действительно, человек блестящих талантов, большой э РУДИции;

сам гуманист по убеждениям и образованию, он поддер­ живал о ж и в л е н н ы е сношения с итальянскими гуманистами и, вдобавок, е Ще недавно имел случай проявить свои способности недюжинного Дипломата, как один из послов императора на соборе в Базеле, где ^Исе велись переговоры о соединении Церквей. Но И с и д о р Церкви Е. Ф. Шмурло посвятил не сердце, а перо. Чтение Гомера и С о ф о к л а доставляло ему более н а с л а ж д е н и я, нежели чтение Св. Писания;

в речах Цицерона он находил более вкуса, чем в сухих писаниях отцов Церкви. К ду­ ховной доктрине он и н д и ф ф е р е н т е н Горячий патриот, он одушевлен пламенным ж е л а н и е м спасти гибнущую родину, и потому цель поли­ тическая у него на первом плане. Он готов был по многим пунктам уступить л а т и н я н а м, тем более, что отличия католического учения от православного представлялись ему незначительными и маловажными.

М е ж д у тем Василий II и московское духовенство отправляли своего митрополита во Ф л о р е н ц и ю с т а к о ю ж е, как и император, надеждою на успех не католичества, а п р а в о с л а в и я. Исидора отпра­ вили с большою свитою в 100 человек, обильно снабдили деньгами московское правительство ж е л а л о представить на предстоящем собра­ нии русскую Церковь и русское духовенство достойным образом Вот почему как громом поразило православную Москву известие о постановлениях, п р и н я т ы х на соборе, и в особенности тот факт, что на эти постановления дали свое согласие император, патриарх и митрополит И с и д о р. П р и з н а л и к а к раз именно то, что, по понятиям тогдашнего русского человека, наиболее всего отличало католика от православного и побуждало считать его еретиком: исхождение Духа Святого «и от С ы н а », опресноки, чистилище, церковное главенство папы. Смущение и негодование на Москве усилились еще более, когда в марте 1441 г., после долгого пребывания в Литве, Исидор вернулся обратно и на первых же порах наглядно показал, что он уклонился от п р а в о с л а в и я : торжественный вход свой в к а ф е д р а л ь н ы й Успенский собор он совершил в преднесении латинского креста, а за обеднею велел поминать на первом месте не Константинопольского патриарха, а Римского папу.

Поступок И с и д о р а был признан изменою православию, тем более, что в Москве к тому времени уже стало достоверно известным, что мо­ нахи на Афоне — а они пользовались на Руси огромным авторите­ том — открыто з а я в и л и себя непримиримыми противниками унии, и что вообще по всей Греции как духовенство, так и миряне, встретили унию с величайшим негодованием, и что б о л ь ш а я часть епископов, ез­ д и в ш и х на собор и подписавших соглашение, потом отказались от него Три д н я спустя по приезде И с и д о р был заточен в Чудовом мо­ настыре и отдан под суд русских епископов. Заточение, однако, было не строгое: московскому правительству хотелось избежать открытого На латинском Распятии ноги Спасителя положены одна на другую и пригвождены единым гвоздем;

Спаситель висит на руках, тело Его, более или менее, опущено книзу, тогда как Распятие православное располагает ноги отдельно одну от другой, каждая из них прибита особым гвоздем, а руки протянуты, более или менее, горизонтально Курс Русской истории. Глава третья скандала, и оно негласно дало Исидору возможность бежать из за­ точения. М и т р о п о л и т а не преследовали, он пробрался в Литву, а оттуда спокойно д о б р а л с я до Рима.

В русской ж и з н и Ф л о р е н т и й с к а я уния сыграла большую роль.

Дело было не в Исидоре и его отступничестве: у н и я подорвала в самом корне прежний авторитет греческого духовенства в вопросах религии и Церкви, заподозрена была чистота и каноничность обрядов, которых держалась греческая Церковь. Раньше к мнению греков почтительно и доверчиво прислушивались, сообразовали с ним свои собственные дей­ ствия, — отныне прежние учителя стали подвергаться суровой критике и ожесточенным нападкам, очутились в положении людей «совратив­ шихся», которых самих следовало н а п р а в л я т ь на путь истины.

О т к а з вступить в соглашение с Римом и принять Ф л о р е н т и й с к у ю унию повлек за собою последствия, важность которых в ту пору невозможно было еще и предвидеть: им определились последующие судьбы России, пожалуй, д а ж е всей Восточной Европы «Верность древнему благочестию поддержала самостоятельность Северо-Восточ­ ной Руси в 1612 году, сделала невозможным вступление на московский престол польского королевича, повела к борьбе за веру в польских владениях, произвела соединение Малой России с Великою, условила падение П о л ь ш и, могущество России и связь последней с единовер­ ными народами Б а л к а н с к о г о полуострова (Соловьев).

Последовательный рост территории Московского княжества.

1263-1462.

1) Даниил: Москва (по наследству);

Переяславское княжество (по з а в е щ а н и ю ).

2) Юрий: М о ж а й с к (отторгнут силою от Смоленского к н я ж е с т в а ), Коломна и Л о п а с н я (захват у р я з а н с к и х князей. Начало ему положил еще Д а н и и л в 1301 г. ). С присоединением П е р е я с л а в л я, М о ж а й с к а, Ко­ ломны и Л о п а с н ы Московское княжество о к р у г л и л о и значительно рас­ ширило свою основную территорию, став «самым крупным и самым на­ селенным из всех к н я ж е н и й бывшей Ростово-Суздальской земли (Лю бавский).

3) Иван Калита: «промыслил ( к у п и л ) города Белоозеро, Углич, Галич М е р я н с к и й, многие села новгородские, владимирские, овладел Костромою, Ростовом и Юрьевом. Ростовские к н я з ь я находились у Него в полном повиновении. В своем завещании Калита оставлял еще Верею, Рузу, Серпухов и К а ш и р у.

4) Дмитрий Донской: города Трубчевск и Стародуб (отняты силою), М е д ы н ь (у с м о л я н ), Калуга, Д м и т р о в, Тула. Купленные Дедом Галич, Углич и Белоозеро окончательно присоединил к Москве Владимирское в е л и к о к н я ж е н и е (туда, кроме города Владимира, вхо ДИли еще Ю р ь е в, Кострома, П е р е я с л а в л ь ) передал сыну, как свое Личное достояние.


Е. Ф. Шмурло 5) Василий I: Нижегородское княжество ( Н и ж н и й Н о в г о р о д, Городец, Муром, М е щ е р а ) ;

Таруса ( к у п и л в О р д е я р л ы к на нее) П о з ж е : Суздаль (по добровольному о т к а з у ).

6) Василий II: Б е ж е ц к и й Верх, Волок Л а м с к и й, Ржева, В о л о г д а (силою у новгородцев), Устюг.

В. Причины усиления Московского княжества.

/. Географическое положение.

Московское княжество л е ж а л о, окруженное княжествами Ниже­ городским, Р я з а н с к и м, Смоленским, Тверским и, с севера землями Новгородской общины, прикрытое отовсюду от внешних врагов та­ тары л и, литва ли, прежде чем добраться до него, обрушивали свой первый удар на п е р и ф е р и ю : на область Р я з а н с к у ю, Смоленскую или Тверскую, и зачастую, встретив здесь отпор, уже не шли дальше, а, подобно волне, потерявшей свою первоначальную силу, откатывались назад. Так, в то время как Р я з а н с к а я область постоянно терпела от татарских вторжений, Московское княжество не слыхало о них с 1293 г., вплоть до нашествия Т о х т а м ы ш а ( 1 3 8 1 ). Б л а г о д а р я этому, население окраин охотно шло под защиту московских князей, тем более, что с и л ь н ы х областных привязанностей оно не выработало и вообще п р и в ы к л о переходить, чуть какое затруднение, из одного княжества в другое, находя везде о д и н а к о в ы е условия ж и з н и, оди­ наковый быт и порядок.

Этот переход начался тотчас после нашествия Батыева Во второй половине X I I I в. немало народу перешло в Москву из Нижнего, Мурома, Ростова, а в XIV столетии из земель Смоленской, Черни­ говской, Киевской и с Волыни. О д н и спасались от татар, другие от Л и т в ы. «Перелив населения с востока на запад» вызван был «опус­ тошениями и разорением, произведенными татарами в восточных и частью в северных к н я ж е н и я х Суздальской земли» ( Л ю б а в с к и й ), что же до Л и т в ы, то, к а к ни легко, сравнительно, далось литовским к н я з ь я м завоевание Юго-Западной Руси, все же исключительно «мир­ н ы м * оно не было;

многие не хотели мириться с новыми порядками, снимались с места и шли в Восточную Русь. Обусловленный таким переселением п р и л и в рабочих рук, несомненно, должен был значи­ тельно содействовать материальному обогащению населения, а значит, и усилению Московского княжества.

См. Приложения. JT 31: « О первоначальной колонизации Московского S?

княжества».

Курс Русской истории. Глава третья 2, Личные свойства и политика московских князей.

Князья-хозяева.

В исторической литературе давно установилось за московскими князьями, предшественниками И в а н а I I I, прозвание князей-собира­ телей. К а к курочка по з е р н ы ш к у клюет, так и московские к н я з ь я потихоньку-помаленьку увеличивали и р а с ш и р я л и свой наследствен­ ный удел. Н о, как курица, терпеливо в ы ж и д а я время, когда ей бросят зерна, не задумывается стянуть его у зазевавшейся хохлатки, так и московские к н я з ь я, особенно вначале, когда л и ш н и й кусок был осо­ бенно ценен, не упускали случая стянуть, что плохо л е ж а л о : обманом захватят у рязанского к н я з я Коломну, у можайского — его удел, как это сделает Ю р и й, сын Д а н и и л а.

Вообще ж е, это м и р н ы е хозяева, скопидомы, терпеливо и заботливо округлявшие свои владения путем «прикупов» и «примыслов», по­ купкой ли удела у обедневшего к н я з я, отдельного села и деревни — у простого землевладельца, или просто д о ж и д а я с ь, когда родственник умрет бездетным и откажет им свое к н я ж е с т в о ( Д а н и и л, получивший Переяславль по смерти своего п л е м я н н и к а ) Все их способности на­ правлен н на приобретение, и удобного случая, раз он представился, они уже не упустят. О н и домовито устраивают свой удел, заботятся водворить в нем прочный порядок, заселяют промышленными и ра­ бочими людьми, перезывая их к себе из чужих княжеств, «толпами покупают в О р д е русских пленников и на льготных условиях сажают тех и д р у г и х на своих московских пустошах, строят деревни, села, слободы» ( К л ю ч е в с к и й ).

Князья-политики.

Не одними чисто хозяйственными способами увеличивали мос­ ковские к н я з ь я свои в л а д е н и я. О н и сумели найти себе мощную под­ держку во всевластных татарских х а н а х, в этих истинных хозяевах Русской земли, властелинах покорного русского «улуса»;

сумели ис­ пользовать политическую обстановку того времени, встав на избранный Путь, не колебаться и не сходить с него.

1. О н и выхлопотали себе титул великого князя (1328) и сумели Удержать его с тех пор за собою. Это навсегда обеспечило им первое Место среди остальных князей;

голос их стал звучать более властно И авторитетно, а к н я з ь я остальных областей начали сходить все более И более на положение простых подручников.

2. Тогда ж е, при И в а н е Калите, московские к н я з ь я добились права самим собирать с русской земли татарскую дань, так называемый «Выход», вместо п р е ж н и х д а н щ и к о в. О значении этого нового права с Казано выше.

Е. Ф. Шмурло 3. И з в о р о т л и в ы е, без «излишнего« самолюбия, они пускали в ход подкуп, обман, низкопоклонство, умели терпеливо выжидать благо­ приятной минуты. В О р д е открыто торговали я р л ы к о м на великое к н я ж е н и е, и московские князья-скопидомы, с туго набитым карманом ( « к а л и т а » значит д е н е ж н ы й к о ш е л ь ), обладали в достаточной мере презренным металлом, чтобы наддать высокую цену на том своеоб­ разном аукционе, какой производился в ханской палатке в Орде Разумеется, такой образ действий не мог не наложить на московских князей отталкивающего отпечатка: погоня за грубой, материальной наживой, жесткий, бессердечный эгоизм и полная неразборчивость в средствах, — черты, вообще присущие московским князьям того вре­ мени.

Следует ли этому удивляться? Не есть ли это общая судьба всех маленьких, которые не хотят погибнуть в борьбе за существование и, не обладая силою, не обладают иными средствами д л я обороны и нападения, как обман, подкуп, низкопоклонство? Капетинги, в ту пору когда собирали ф р а н ц у з с к и е земли;

великие к у р ф ю р с т ы Гоген цоллернского дома — разве по духу и приемам своей «собирательной»

политики они не родные братья потомству Д а н и и л а Московского?

4. Редкостная московских кня­ последовательность действий зей — тоже одна из причин их успеха. Московские к н я з ь я, все, точно скроены из одной материи на один ф а с о н, у всех у них одна мысль. Сын старательно продолжает дело отца, неуклонно держась пути, по которому шел тот, и, в свою очередь, указывает своему сыну путь, по которому следует идти и ему. «Все они похожи друг на друга;

в их бесстрастных л и к а х трудно уловить историку харак­ теристические черты каждого, все они з а н я т ы одною думою, все идут по одному пути, идут медленно, осторожно, но постоянно, неуклонно, к а ж д ы й ступает шаг вперед пред своим предшественником, каждый приготовляет д л я своего преемника возможность ступить еще шаг вперед» ( С о л о в ь е в ).

Б ы л а ли у московских князей определенная программа, которая предвидит последствия и добивается их осуществления? Нет. Побуж­ дением д л я них с л у ж и л о естественное ж е л а н и е стать сильными, бо­ гатыми, независимыми — и только. Что из их «собирания» земель впоследствии неизбежно вырастет государство, — они первоначально об этом не думали. Б ы л а не программа, а устойчивость желаний, постоянство способов и приемов в достижении цели на протяжении шести поколений. Московские к н я з ь я постоянно долбили в одну точку, и такое терпение и настойчивость необходимо д о л ж н ы были увен­ чаться успехом.

1. Д а н и и л, сын Александра Невского (ум 1303 г ).

2. И в а н К а л и т а.

3. С ы н о в ь я К а л и т ы.

4. Д м и т р и й Д о н с к о й.

Курс Русской истории. Глава третья 5. Василий I.

6. Василий II Темный (ум. 1462 г. ).

J. Признание великокняжеского города Владимира неотчуждаемой частью московской вотчины.

Превращение города Владимира (с его уездом) в московскую отчину, в свою очередь, много содействовало перевесу московских Даниловичей над другими к н я з ь я м и. Владимир, стольный город, слу­ жил я б л о к о м р а з д о р а д л я князей Северо-Восточной Руси: обладать им значило стать великим князем всея Руси и пользоваться соответ­ ственным положением и правами. Вот почему так спорили из-за Владимира одинаково московские и суздальские, и тверские, и ря­ занские к н я з ь я. В отличие от других городов, Владимир был особым, как бы выделенным городом, своего рода майоратом, находившимся в р а с п о р я ж е н и и З о л о т о й О р д ы : она н а г р а ж д а л а им, кого хотела Кроме того, обладать великим княжеством Владимирским значило располагать территорией, «часть которой ( О п о л ь с к и й стан) была одною из ж и т н и ц Ростово-Суздальской з е м л и », — таким образом, интерес политический соединялся с к р у п н ы м интересом экономическим ( Л ю б а в с к и й ). С И в а н а К а л и т ы Владимир постоянно доставался мос­ ковским к н я з ь я м, но к а ж д ы й раз л и ш ь милостями хана. О д н а к о лет почти непрерывного пользования ( 1 3 2 8 — 1 3 8 9 ), за исключением ( 1 3 5 9 — 1 3 6 2 ), постепенно превратили факт в право, и это право Дмитрий Д о н с к о й, наконец, закрепил своим завещанием.

4. Военный успех — Куликовская битва.

П о р а ж е н и е, нанесенное Мамаю на Куликовом поле (1380, 6 сен­ тября), высоко подняло московских князей в глазах всего Русского мира. Победа глубоко з а п а л а в народную душу, заронила светлый луч надежды на окончательное избавление от татарского ига и оп­ равдала собирательную и объединительную работу московских князей Совместно с ростовскою, я р о с л а в с к о ю и белозерскою ратью — своими Подручными к н я з ь я м и — Дмитрий собрал на Куликовом поле небы­ вало огромную силу: 150 ООО войска. Правда, далеко не вся Русь сошлась там* изменил общему делу О л е г Р я з а н с к и й — пристал к Мамаю, опасаясь окончательного р а з о р е н и я своей области, и без того Перед тем не раз сильно опустошенной;


не пришли и новгородцы, тверские, нижегородские к н я з ь я : они вели себя выжидательно, в Военной п о д д е р ж к е прямо не отказали, однако уклонились подать ее Вовремя. Но теперь их отсутствие на поле брани л и ш ь с новою силой Подчеркнуло опасность и пагубность такого рода действий и необхо­ димость дружного, во имя общей п о л ь з ы, объединения под победо­ носным стягом московским. Действительно, р а н ь ш е, на К а л к е, русские Князья действовали вразброд, заводили распрю в самые ответственные Моменты и в результате терпели поражение;

эти пагубные навыки Е. Ф. Шмурло д е р ж а л и с ь и после того еще долгое время — теперь именно подруч ничество и д а л о победу над врагом. Великое дело Д м и т р и я Донского, освященное Ц ер ковь ю, начатое с ее благословения (Сергий Радонеж­ ский;

Пересвет и О с л я б я ), само, в свою очередь, освятило новый порядок, который стал утверждаться на Северо-Востоке, и обеспечило ему дальнейший успех 5. Перенесение митрополии из Владимира в Москву.

Разорение Ю г а и неспокойное положение Киева побудило русских митрополитов ( М а к с и м а ) еще в конце XIII в., по примеру Андрея Боголюбского, переехать из старой столицы в новую и основать свою резиденцию во Владимире ( 1 2 9 9 ). З д е с ь они очутились в своеобразной и непривычной д л я себя обстановке: столицею Владимир был лишь номинально;

к н я з ь я, добившись в Золотой О р д е звания великого к н я з я, туда не переезжали, а п р о д о л ж а л и ж и т ь в своем наследственном городе: тверские к н я з ь я в Твери, московские в Москве. Такой порядок плохо у ж и в а л с я с воззрениями русского духовенства, воспитанного в греческой школе, д л я которой светская и духовная власть, действуя всегда единодушно, взаимно д о п о л н я я одна другую, нуждались в постоянном соприсутствии. Уже второй из митрополитов, не живших в Киеве, Петр, большую часть своей ж и з н и провел не во Владимире, а в Москве, где и умер ( 1 3 2 6 ). П р а в д а, сам по себе этот ф а к т еще не имел большого значения: он вызван был скорее натянутыми отно­ шениями митрополита к тверскому к н я з ю, чем симпатиями его к московскому, но когда преемник Петра, митрополит Феогност, окон­ чательно покинул Владимир и перенес свою резиденцию в Москву, то это явилось событием огромной важности.

Русский митрополит в ту пору был единственным выразителем идеи единства Русской земли. Теперь незначительный город, безо всякого «прошлого», Москва сразу з а н я л а положение церковного центра, х р а н и т е л ь н и ц ы русской православной веры. Отдав Москве предпочтение, Церковь освятила своим авторитетом самое место и ту власть, подле и рука об руку с которой работала, придала московским к н я з ь я м х а р а к т е р всероссийских к н я з е й. И И в а н Калита, при котором совершилось это важное событие, не замедлил использовать благо­ приятное стечение обстоятельств: он тогда же провозгласил себя князем «Московским и всея Руси». Помимо всего, присутствие митрополита в Москве способствовало возрастанию и обогащению города, так как туда со всех сторон стекались л и ц а, имевшие нужду до митрополита, как в средоточие церковного у п р а в л е н и я.

6. Поддержка духовенства.

Л и ш ь только Церковь в лице ее представителей, митрополитов, почувствовала, что Москва становится прочным оплотом и защитой от внешних бурь и нестроений, как открыто стала на ее сторону и Курс Русской истории. Глава третья оказала московским к н я з ь я м на пути к достижению их цели могуще­ ственную моральную поддержку, причем п р о я в и л а в этом деле боль­ шую энергию, не отступая подчас от я в н о й партийности и пристрастия Ц подобно тому как работа самих московских князей отличалась в высшей степени последовательностью и настойчивостью, точно так же и русское духовенство, однажды з а к л ю ч и в с Москвою союз, никогда ей не изменяло, всегда, без колебаний шло с нею р у к а об руку по общему пути, никогда не сбиваясь и не отступая. Все свои духовные силы, весь м о р а л ь н ы й авторитет свой Церковь принесла на служение московским к н я з ь я м, смотря на все их глазами, добро и зло расценивая по их мерке, в их врагах видя своих врагов, в их благе — собственное благо.

A. Духовенство деятельно поддерживает московские интересы в Орде: когда Москве и всей Русской земле стала грозить опасность ново­ го разорения от х а н а Бердибека, требовавшего т я ж к о й дани и собирав­ шегося в случае отказа идти войною, митрополит Алексей, бывший главным руководителем И в а н а II во все его к н я ж е н и е, поехал в О р д у и, пользуясь милостями ханши Тай дул ы, сумел отвратить беду ( 1 357).

Б. Духовенство с московскими к н я з ь я м и и в те моменты, когда они борются с Ордой: Сергий Р а д о н е ж с к и й, посылая с Дмитрием Донским на Куликово поле двух иноков, Пересвета и О с л я б ю, как бы свидетельствовал, что сама Церковь сочувствует этому делу и благословляет к н я з я на трудный подвиг.

B. Особенно ценно было содействие духовенства московским кня­ зьям в их борьбе с удельными к н я з ь я м и.

1. О н о накладывает интердикты на целые области, з а к р ы в а я там церкви, з а п р е щ а я о т п р а в л я т ь богослужение:

а) Псков дал приют Александру Тверскому, сопернику Ивана Калиты, митрополит Феогност затворил там церкви и тем понудил псковичей не д е р ж а т ь у себя Александра ( 1 3 2 7 ).

б) В Суздальской области шла р а с п р я между двумя братьями, князьями суздальскими;

один из них, Д м и т р и й, обратился за содей­ ствием к московскому к н я з ю. Тогда митрополит Алексей послал в Нижний Новгород игумена Сергея ( Р а д о н е ж с к о г о ), тот запер ниже­ городские церкви и принудил другого брата, Бориса, смириться, Местного же епископа, за его п о д д е р ж к у Бориса, митрополит свел с епархии ( 1 3 6 5 ).

в) Смоленские и другие к н я з ь я н а р у ш и л и присягу: не пошли с Московским князем на литовцев — митрополит Алексей отлучил их за это от Церкви ( 1 3 6 8 ).

2. Духовенство я в л я е т с я посредником в распрях, мирит вражду­ ющих:

а) Посредничество митрополита Алексея при заключении договора Между Дмитрием Донским и его д в о ю р о д н ы м братом Владимиром Андреевичем ( 1 3 6 4 ).

Е. Ф. Шмурло б) В критическую д л я Д м и т р и я минуту Сергий Радонежский остановил войско О л е г а Рязанского и склонил его к вечному миру с Москвой ( 1 3 8 5 ).

в) По смерти Василия I митрополит Ф о т и й отправился в Галич к Ю р и ю, дяде Василия, убеждать его не искать великого княжения в ущерб племяннику ( 1 4 2 5 ).

3. Духовенство (особенно митрополит Алексей) явно держит руку Москвы:

а) Дмитрий Д о н с к о й и митрополит Алексей клятвенно обещались М и х а и л у Тверскому не чинить ему зла;

полагаясь на эту клятву, М и х а и л приехал в Москву кончать распрю и договариваться о со­ глашении, но клятва была нарушена: М и х а и л а лишили свободы.

П о з ж е, уже отпущенный, он особенно ж а л о в а л с я на митрополита «Я доверял ему более, чем кому иному, а он так посрамил и надругался надо мной!» ( 1 3 6 8 ).

б) Литовский к н я з ь О л ь г е р д, союзник М и х а и л а Тверского, в свою очередь, имел все основания ж а л о в а т ь с я на митрополита Алексея константинопольскому патриарху: «И при отцах наших не бывало такого митрополита, к а к этот: благословляет москвитян проливать кровь, и ни к нам не едет, ни в К и е в не наезжает! А кто поцелует крест мне и убежит к нему (т. е. нарушит данную к л я т в у ), с того митрополит снимает крестное целование. Б ы в а л о ли когда-нибудь на свете, чтобы снимать с человека к л я т в у ? ! »

4. В последней схватке родового начала с отчинным — в борьбе Д м и т р и я Ш е м я к и с Василием II Темным — духовенство всецело на стороне последнего: против того оно мечет громы, в послаблении к этому доходит до готовности освободить его от д а н н ы х клятв, «принять грех на себя»:

а) Игумен Т р и ф о н дозволил Василию Темному возобновить борьбу с Ш е м я к о й и вооруженной рукою отыскивать себе великое княжение (1446).

б) Митрополит И о н а шлет всем соборам духовным обличительное послание Д м и т р и ю Ш е м я к е, обвиняя его в неисполнении договора, сравнивая с Каином и Святополком О к а я н н ы м, проводя мысль, что освобождение Русской земли от ига татарского возможно лишь при условии единодержавия московского к н я з я, что к н я з ь Василий сидит на великом к н я ж е н и и Б о ж и е ю благодатиею, а кому что дано от Бога, того отнять никто не имеет права. З а б ы в а я, как недавно этому самому Василию разрешено было нарушить свою клятву, послание особенно ставит Ш е м я к е в вину его клятвопреступление и грозит за него церковным проклятием ( 1 4 4 7 ).

в) Тот же митрополит И о н а рассылает грамоты новгородскому владыке, епископу смоленскому, к вятчанам — все направленные про­ тив Д м и т р и я Ш е м я к и, все в пользу московского к н я з я : «Ести вы не признаете власти великого к н я з я, то милости Божией чужды будете, Курс Русской истории. Глава третья Л нашего смирения, благословения и молитвы, т а к ж е и всего священ­ ства Б о ж и я благословения не будет на вас, и если еще кровь прольется, тогда и вы не будете христианами, ни священники не будут священ­ ствовать у вас, все церкви Б о ж и й в вашей земле затворятся по указу нашего смирения» ( 1 4 4 8 ).

г) Когда Василий II пошел с войском на Ш е м я к у, то его сопро­ вождал митрополит с епископами ( 1 4 4 9 ).

Пристрастие русского духовенства к Москве отнюдь не было, да и не могло быть, делом одних л и ч н ы х симпатий или антипатий оно коренилось гораздо глубже и вытекало из двух основных побуждений одно было идейного, другое — чисто житейского, материального ха­ рактера.

1) Русское духовенство воспиталось на византийских образцах, верховная власть д л я него своим происхождением обязана была Богу, ни от кого и ни от чего не зависела, а т а к ж е не допускала подле себя другой подобной власти. Русское духовенство было поэтому всегда сторонником едино- и самодержавия. «Вот почему, когда московские к н я з ь я начали стремиться к единовластию, то стремления их совершенно совпали со стремлениями духовенства, можно сказать, что вместе с мечом светским, в е л и к о к н я ж е с к и м, против удельных князей постоянно направлен меч д у х о в н ы й » ( С о л о в ь е в ).

2) П р е к р а щ е н и е к н я ж е с к и х усобиц, введение порядка граждан­ ского были необходимы духовенству по соображениям экономическим Церковь владела большими земельными имуществами, разбросанными по всем областям Русской земли, усобицы были д л я нее разорительны, да и вообще при существовании уделов Церкви труднее было охранить свои права, тем более, что к н я з ь я, считая все средства дозволенными, враждуя, не останавливались перед я в н ы м нарушением этих прав Таким образом, « О д н о й из главных причин преданности духовенства видам и политике князей московских было убеждение в тех матери­ альных выгодах, которые оно д о л ж н о было приобрести от сосредо­ точения всех владений в р у к а х одного к н я з я » ( М и л ю т и н ).

В свою очередь, московские к н я з ь я делали все, чтобы оправдать такой взгляд. О н и «были слишком ловки и д а л ь н о в и д н ы, чтобы не Понять тех благоприятных результатов, какие могли возникнуть д л я них из тесного союза с духовной властью». Поэтому к н я з ь я всячески стараются опереться на авторитет духовенства, приобрести его распо­ ложение, и с этой целью «оказывают ему большой почет, жалуют ему множество земель, освобождают н е д в и ж и м ы е имущества его от Различного рода тягостей и повинностей, предоставляют ему право См. гл. I.

Е. Ф. Шмурло собственного суда и вообще наделяют это сословие громадными при­ вилегиями» ( З а г о с к и н ).

Д л я московских князей Церковь я в и л а с ь великою моральною силой, мощною точкой опоры, на которую они с уверенностью могли всегда положиться. Три митрополита: Петр — с его именем связано предание, будто он предрек будущее величие Москвы, — Алексей и И о н а вскоре после их смерти были причтены к лику святых и в сознании народном выросли в «московских чудотворцев», т е в специальных з а щ и т н и к о в и представителей Москвы и ее интересов перед престолом Господним. С этой поры определился тот неразрыв­ ный союз Церкви и государства, какой наблюдается на протяжении всей последующей истории России, — союз, одновременно определив­ ший и положение самой Церкви в Русском государстве содружество этих двух сил д л и л о с ь недолго;

л и ш ь только сила мирская окрепла и встала на собственные ноги, как из сотрудницы Церковь превра­ тилась в простое орудие, ей пришлось не только пособлять светской власти, сколько служить ей, и навсегда сойти с первого места, какое она, в качестве покровительницы, з а н и м а л а при Даниловичах В этом одно из коренных отличий русской православной Церкви от Западной католической: в борьбе со светской властью последняя отмежевалась от нее и завоевала ту независимость, которую, хотя бы только идейно, она ^охраняет до наших дней.

7. Содействие бояр, вообгце служилых людей.

К а к только выяснилась прочность успеха московских Даниловичей в п р и т я з а н и я х на в е л и к о к н я ж е с к и й титул и связанное с ним приви­ легированное положение, как бояре стали быстро пополнять ряды московской знати. За ними тянулись дети боярские, отроки, вторая, м л а д ш а я, категория с л у ж и л ы х людей. Уже при Иване Калите в Москву перешел из Киева боярин Родион Нестерович с сыном и собственным двором в 1700 человек «послужильцев», т. е отроков, д р у ж и н н и к о в. Тогда же много бояр приехало из Твери, приехал из Ч е р н и г о з а боярин Б я к о н т а. В одиночку стекались в Москву знатные и простые люди как из соседних к н я ж е с т в, так и из Литвы;

приходили д а ж е из Германии;

были выходцы из К р ы м а и Золотой О р д ы, татар­ ские м у р з ы, крещеная мордва. При Д м и т р и и Донском пришел царевич С е р к и з из О р д ы ;

при Василии I — литовский к н я з ь Ю р и й Патрике евич, внук Наримунта, сына Гедиминова. Ко времени И в а н а III таких выходцев в р я д а х московских насчитывалось, одних только видных ф а м и л и й, до 40.

Что влекло их в Москву?

1) С л у ж б а у московских князей становилась почетнее, более лест­ ною: бояре служили великому князю;

на службе у других князей они очутились бы в провинции, подчас очень глухой и невидной, и Курс Русской истории. Глава третья цотому они так охотно прилагали свои усилия, содействуя своему князю в добывании я р л ы к а на в е л и к о к н я ж е н и е, тем более, что уже При первых к н я з ь я х ( И в а н е Калите, Симеоне и Иване II) Москва проявила свою силу и умение справляться с затруднениями.

2) С л у ж б а Москве б ы л а доходнее, материально выгоднее будучи самым богатым вотчинником, князь московский щедрее наделял бояр землями.

3) Б л а г о д а р я силе и связям в О р д е, московский князь мог лучше других обеспечить имущественные интересы своих с л у ж и л ы х людей, их земельные владения, обыкновенно разбросанные по разным облас­ тям.

В свою очередь и московские к н я з ь я высоко ценили службу своих бояр. Об этом можно судить по предсмертным словам Д м и т р и я Дон­ ского, обращенным к его детям: «Любите своих бояр, оказывайте им надлежащую честь и без воли их ничего не делайте» Слова эти наглядно рисуют взаимное положение бояре охотно шли на службу К московскому к н я з ю — она б ы л а д л я них источником личных выгод;

князья д о р о ж и л и этою службою — она приносила им несомненную пользу: при содействии бояр они собирали Северо-Восточную Русь, совместно устраняя препятствия, л е ж а в ш и е на этом пути.

Ценя свою службу, с л у ж и л ы е л ю д и, особенно высший их слой, боярство, охотно отстаивали интересы к н я з е й, приносили им свой опыт и энергию, п о д д е р ж и в а я их в борьбе с другими к н я з ь я м и, хлопотали за них в О р д е.

1) Особенно много обязан боярам Дмитрий Донской за время своего малолетства, это они отстояли его права на великое княжение и вырвали их у противной стороны — у суздальского к н я з я.

2) Василий I, купив я р л ы к на Н и ж е г о р о д с к о е княжество, мог без борьбы овладеть им: тамошний боярин Р у м я н е ц передался на сторону Москвы и обманом уговорил своего к н я з я ( Б о р и с а ) впустить в город московских бояр и ханского посла, чем те и воспользовались, чтобы тотчас же захватить в свои руки и город, и самого к н я з я (1392) 3) Б о р ь б а за в е л и к о к н я ж е с к и й стол между племянником и дядей, Василием II и Ю р и е м Дмитриевичем, кончилась в пользу первого, благодаря стараниям, ловкости и низкой лести перед ханом боярина Всеволожского ( 1 4 3 2 ). Последний р у к о в о д и л с я и личным расчетом Надеждою выдать дочь свою за Василия.

в. Содействие зечщины.

По самому х а р а к т е р у своему н е у в л е к а ю щ и й с я, рассудительный, склонный к м и р н ы м з а н я т и я м, ж и т е л ь русского Севера скоро оценил ^Термальные выгоды, какие несло ему единовластие, суля прекра­ щение усобиц, от которых он так страдал, тем более что с прекра­ щением прежней областной обособленности сам он ничего не терял Е. Ф. Шмурло Такое отношение обеспечило московским к н я з ь я м сочувствие и дея­ тельную п о д д е р ж к у со стороны ш и р о к и х слоев русского населения.

9. Малочисленность княжеской семьи в потомстве Даниила Александровича.

О н а содействовала тому, чтобы: а) установить порядок наследо­ вания от отца к сыну;

б) наделить старшего сына уделом значительно больших размеров, чем младших сыновей, и таким путем постепенно сосредоточить московские земли в одних р у к а х.

10. Распадение и неурядицы в Золотой Орде со второй половины XIV века.

Н е у р я д и ц ы возникают со второй половины X I V в., и с тех пор Русская земля медленно, но неуклонно начинает высвобождаться от прежнего гнета;

первые, кто воспользовался этим, были московские князья.

//. Заключение.

Своим усилением Москва обязана совокупному действию много­ численных ф а к т о р о в.

1. Первичный ф а к т о р — географические условия страны - дан был природой, от воли человека не зависел и имеет значение лишь простой базы, на которой построилось все здание.

2. О с н о в н а я ж е и главная сила — в личных качествах московских князей: толчок всему дан был ими.

Примечание. Н е следует, однако, в этих личных качествах видеть простую случайность они коренились в характере, в особенностях ве­ ликорусской народности, духовный облик ко­ торой уже в ту пору заметно отличался от облика юго-западной русской (малороссий­ ской) ветви.

3. К а к ни велика и многозначительна роль духовенства, но оно выступило на сцену уже во второй момент, когда ф и г у р ы будущих строителей Русской земли более или менее обрисовались.

4. Тем более это следует сказать о служилом классе и о земщине, т. е. о сельском и городском населении, они стали цепляться за Москву не раньше, как выяснились выгоды от перехода на ее сторону.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 19 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.