авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«Дж. Л а к о ф ф ИРОВОИ АУЧНЫЙ М. Джонсон ЕСТСЕЛЛЕР Мы все еще с трепетом ...»

-- [ Страница 8 ] --

О б щ а я перспектива старых м и ф о в — э т о человек, изолированный от своего о к р у ж е н и я. В рамках м и ф а объективизма интерес к истинности связан с ж е л а н и е м у с п е ш н о функционировать в мире. Представление о том, что человек изолирован от своего окружения, приводит к тому, что у с п е ш н о е ф у н к ц и о н и р о в а н и е понимается как господство над окруже­ нием. И з этой и д е и возникают объективистские метафоры KNOWLEDGE IS POWER/ЗНАНИЕ - ЭТО СИЛА И SCIENCE PROVIDES CONTROL OVER NA­ TURE/НАУКА ДАЕТ ВЛАСТЬ НАД ПРИРОДОЙ.

О с н о в н а я и д е я субъективизма заключена в попытке преодолеть это о т ч у ж д е н и е, н е и з б е ж н о возникающее при отделении человека от окруже­ н и я и д р у г и х л ю д е й. Э т о требует сосредоточенности на себе — возврату к и н д и в и д у а л ь н о с т и и опоре на собственные чувства, и н т у и ц и ю и цен­ ности. Романтическая версия включает еще и наслаждение ощущениями и чувствами, а также попытку е д и н е н и я с природой, достигаемого в про­ ц е с с е ее пассивного восприятия.

В э м п и р и з м е человек рассматривается не отдельно от окружения, а как его составная часть. М и ф эмпиризма концентрирует наше внима­ н и е на п о с т о я н н о м взаимодействии человека с ф и з и ч е с к и м окружением и д р у г и м и людьми. В рамках эмпиризма взаимодействие с окружением интерпретируется как взаимное изменение. Н е в о з м о ж н о ф у н к ц и о н и р о ­ вать в мире, не м е н я я его и не меняясь самому.

В м и ф е э м п и р и з м а понимание достигается взаимодействием, п о ­ с т о я н н ы м о б щ е н и е м с о к р у ж е н и е м и другими людьми. О н о возникает с л е д у ю щ и м образом: строение наших тел и материальное и культурное о к р у ж е н и е структурируют наш опыт в терминах естественных измерений, о б с у ж д а в ш и х с я выше. П о с т о я н н о е повторение элементов опыта приво­ д и т к ф о р м и р о в а н и ю категорий — эмпирических гештальтов с соответ Понимание ствующими естественными измерениями. Такие гештальты определяют согласованность элементов опыта. Мы понимаем опыт непосредственно в том случае, когда он воспринимается как внутренне согласованный и структурированный на основе гештальтов, непосредственно возника­ ю щ и х из взаимодействия с м и р о м и ф у н к ц и о н и р о в а н и я в нем. М ы понимаем опыт метафорически, если гештальт из о д н о й области опыта используется д л я структурирования другой области опыта.

С точки з р е н и я эмпиризма, истинность зависит от понимания, ко­ торое возникает на основе ф у н к ц и о н и р о в а н и я человека в мире. И м е н н о в данном пункте — в такой интерпретации понимания — альтернати­ ва эмпиризма соответствует требованиям объективизма д л я о п и с а н и я истинности. Д р у г и м своим п о л о ж е н и е м — представлением о внутренне согласованном структурировании опыта — альтернатива э м п и р и з м а у д о ­ влетворяет требованию субъективизма о зависимости значения и смысла от индивидуума.

Н о э м п и р и з м дает нечто большее, чем просто синтез мотиваций объективизма и субъективизма. П о д х о д к п о н и м а н и ю в рамках э м п и р и з м а открывает более широкие перспективы осмысления ряда в а ж н е й ш и х областей опыта в обыденной ж и з н и человека:

— межличностной коммуникации и взаимопонимания;

— самопонимания;

— ритуала;

— эстетического опыта;

— политики.

Ощущается, что и объективизм, и субъективизм дают о б е д н е н н о е представление всех этих областей, так как и м недостает мотиваций друг друга. Д л я этих с ф е р и м не хватает ф е н о м е н а понимания, основанного на творчестве и взаимодействии. Обратимся к о б ъ я с н е н и ю с у щ н о с т и понимания в указанных областях в рамках эмпиризма.

Межличностная коммуникация и взаимопонимание Когда общение происходит м е ж д у людьми, не п р и н а д л е ж а щ и м и к о д н о й культуре, и тем самым не р а з д е л я ю щ и м и знания, ценности и и с х о д н ы е предположения друг друга, д о с т и ж е н и е в з а и м о п о н и м а н и я будет о с о б е н н о сложным. Взаимопонимание достижимо только при о б с у ж д е н и и смысла.

Чтобы обсуждать с кем-нибудь смысл, н е о б х о д и м о знать и уважать раз­ л и ч и я в исходных предположениях, и м е ю щ и х с я у участников, и уметь определять, когда эти различия важны. Ч т о б ы понять, что существуют различные взгляды на мир, и уяснить сущность различий, н е о б х о д и м д о ­ статочно разнообразный культурный и личный опыт. Н е о б х о д и м а также 248 Глава настойчивость, определенная гибкость во взглядах на мир и исключитель­ ная терпимость к ошибкам, а также талант находить правильную метафо­ ру, чтобы передать важные части индивидуального опыта или высветить общий опыт, уводя внимание от того, что несущественно. Владение во­ ображением, основанном на метафорах — это решающая способность, позволяющее установить взаимопонимание и донести до партнера сущ­ ность индивидуальной части опыта. Эта способность предусматривает прежде всего возможность изменения взгляда на мир и новой категори­ зации опыта. Проблемы взаимопонимания — это не область экзотики:

они возникают в любой длительной коммуникации, в которой важно понимание между участниками.

Когда понимание действительно важно, значение практически нико­ гда не передается по принципам метафоры КАНАЛА СВЯЗИ, т. е. когда одно лицо передает ясное утверждение с фиксированным значением другому лицу с помощью выражений на общепринятом языке, причем обе сто­ роны имеют все необходимые общие знания, исходные предположения, ценности и т.п. Когда мелкие проблемы устранены, можно обсуждать значение: вы постепенно понимаете, что у вас есть общего с партнером, о чем можно спокойно говорить, как передать индивидуальную часть опыта или создать общее видение предмета беседы. При достаточной гибкости взгляда на мир, а также благодаря удаче, умению и терпимости можно достичь некоторого взаимопонимания.

Теории коммуникации, основанные на метафоре КАНАЛА СВЯЗИ, обо­ рачиваются злом, если их применять без разбора и в большом количестве, скажем, при проведении государственных инспекций или в файлах ком­ пьютеров. В этих случаях то, что действительно важно для реального понимания, практически никогда не принимается во внимание, и предпо­ лагается, что слова в файлах имеют значение сами по себе — объективное значение, не связанное с человеком и доступное для понимания. Когда общество в основной своей массе живет метафорой КАНАЛА СВЯЗИ, ре­ зультатом этого обычно являются непонимание, преследования и куда более худшие в л ц и.

Самопонимание Способность к самопониманию предполагает способность к взаимопо­ ниманию. Здравый смысл говорит, что легче понять себя, чем других.

Кроме всего прочего, мы думаем, что у нас есть прямой доступ к нашим чувствам и идеям, а к внутреннему миру других людей — нет. Кажется, что самопонимание более первично по сравнению с взаимопониманием, и в некотором смысле это действительно так. Но любое действительно глубокое понимание того, почему мы делаем то, что мы делаем, чувствуем то, что мы чувствуем, меняемся так, как мы меняемся, и даже верим в то, Понимание во что мы верим, выводит нас з а рамки нашего внутреннего мира. Б ы ­ л о бы ошибочным думать, что самопонимание существенно отличается от остальных ф о р м понимания — о н о возникает и з постоянного взаимо­ действия человека с физическим, культурным и социальным о к р у ж е н и е м.

Как минимум, способности, требуемые д л я взаимопонимания, н е о б х о д и ­ мы д а ж е д л я д о с т и ж е н и я хотя бы относительного сгшопонимания. Как и при взаимопонимании, когда мы постоянно и щ е м о б щ е е в опыте, раз­ говаривая с д р у г и м и людьми, так и в самопонимании мы всегда ищем то, что объединяет наш собственный разнородный опыт, чтобы придать связность явлениям нашей ж и з н и. Так же, как мы ищем метафоры д л я высвечивания и взаимного согласования элементов опыта, о б ъ е д и н я ­ ю щ и х нас с кем-то другим, мы ищем индивидуальные метафоры д л я высвечивания и согласования опыта в прошлом, нашей деятельности в настоящий момент, а также наших мечтаний, н а д е ж д и целей. Большая часть процесса самопонимания — это поиск п о д х о д я щ и х индивидуаль­ ных метафор, которые придают смысл нашей ж и з н и. С а м о п о н и м а н и е требует бесконечно возобновляемого о б с у ж д е н и я значимости тех и л и иных фрагментов нашего опыта. В терапии, например, методы самопони­ мания основываются в значительной мере на том, что пациент осознает метафоры, которые он ранее использовал бессознательно, и то, как он ж и л в соответствии с ними. Э т о предполагает постоянное с о з д а н и е новых отношений согласования м е ж д у элементами нашего ж и з н е н н о г о опыта, отношений, которые придают новый смысл старому опыту. П р о ц е с с са­ мопонимания — это непрерывный нарратив, в котором вы рассказываете самому себе новые истории вашей ж и з н и.

Эмпирический п о д х о д к процессу с а м о п о н и м а н и я включает следу­ ю щ и е составляющие:

Развитие способности к анализу метафор, которыми мы живем, и к пони­ манию, когда они являются частью нашей жизни, а когда — нет.

Получение опыта, который может создать основу для использования аль­ тернативных метафор.

Развитие «гибкости к восприятию опыта».

Включение в бесконечный процесс восприятия жизни на основе новых альтернативных метафор.

Ритуал М ы постоянно участвуем в ритуалах — начиная от таких о б ы д е н н ы х про­ цедур, как е ж е д н е в н о е приготовление утреннего к о ф е с о д н о й и т о й ж е последовательностью действий и л и просмотр от начала д о конца н о ­ востей в одиннадцать часов ( п р и том, что мы и х у ж е посмотрели в шесть часов) д о посещения футбольных матчей. С ю д а ж е следует 250 Глава отнести обеды в день благодарения, университетские лекции приглашен­ ных знаменитостей и так далее — вплоть до совсем уж торжественных церемоний, предписываемых религией. Все это повторяемые структури­ рованные практики;

некоторые из них вполне сознательно разработаны до мельчайших подробностей, какие-то выполняются более осознанно, чем другие, а третьи — возникают спонтанно. Каждый ритуал — это регулярно повторяемая часть нашего опыта, которая внутренне согласо­ вана, структурирована и унифицирована. Выполняя ритуал, мы струк­ турируем нашу деятельность и придаем ей значимость, уменьшая ее хаотичность и несообразность. В нашей терминологии ритуал — это вид эмпирического гештальта, т.е. внутренне согласованная последователь­ ность действий, структурированная в терминах естественных измерений опыта. Религиозные ритуалы — это типичный пример деятельности, в основе которой лежат метафоры. Метафорика религиозных ритуалов обычно включает метонимию: объекты реального мира замещают сущ­ ности в соответствии с принципами, определяемыми концептуальной системой религии. Внутренне согласованная структура ритуала обычно ставится в соответствие некоторому аспекту реальности так, как это понимается в религии.

Повседневные индивидуальные ритуалы — это также эмпирические гештальты, состоящие из последовательностей действий, структуриро­ ванных по естественным измерениям опыта — структурам часть—целое, этапам, причинным связям и способам достижения цели. Тем самым, индивидуальные ритуалы относятся к естественным видам деятель­ ности отдельных лиц или членов субкультуры. Они могут быть или не быть видами деятельности, определяемыми метафорами. Например, в Лос-Анджелесе широко распространено участие в ритуале, в процессе которого участники проезжают мимо домов звезд Голливуда. Это ме­ тафорический вид деятельности, основанный на метонимии THE НОМЕ STANDS FOR THE PERSON/ДОМ СИМВОЛИЗИРУЕТ ЧЕЛОВЕКА И метафоре PHYSICAL CLOSENESS IS PERSONAL CLOSENESS/ФИЗИЧЕСКАЯ БЛИЗОСТЬ ЭТО ЛИЧНАЯ БЛИЗОСТЬ. Наши повседневные ритуалы — метафорические и не метафорические — способствуют формированию эмпирических ге­ штальтов, которые могут стать основой метафор. Ср. You don't know what you're opening the door to Т ы не знаешь, какого джина ты собираешься выпустить из бутылки (букв, чему ты открываешь дверь)', Let's roll up our sleeves and get down to work 'Давай засучим (букв, закатаем) рукава и приступим к работе' и т. п.

Мы пришли к выводу о следующем:

Метафоры, которыми мы живем — как культурно обусловленные, так и ин­ дивидуальные — частично сохраняются в ритуале.

Ритуал способствует распространению культурно обусловленных метафор и связанных с ними ценностей.

Понимание Ритуал формирует необходимую часть опытной основы метафорических систем, связанных с нашей культурой. Без ритуала не может быть никакой культуры.

Подобным же образом без индивидуального ритуала — как пра­ вило, возникающего случайно и спонтанно — не может быть никакого внутренне согласованного представления о самом себе. Так как наши индивидуальные метафоры не случайны, а формируют систему, согла­ сованную с нашей личностью, так и наши индивидуальные ритуалы не случайны, а согласованы с нашим представлением о мире и о нас самих, а также с системой индивидуальных метафор и метонимий. Наши имплицитные и обычно не осознаваемые представления о самих себе, о ценностях, которыми мы живем, вероятно, наиболее ясно отражаются в тех мелочах, которые мы делаем снова и снова — в обыденных ритуалах, которые спонтанно возникают в повседневной жизни.

Эстетический опыт С точки зрения эмпиризма, метафора — это феномен воображаемой рациональности. Она дает возможность понимать опыт одного вида в терминах другого, создавая внутреннюю связность, налагая гештальты, структурированные естественными измерениями опыта. Новые метафоры могут создавать новое понимание и, тем самым, новые реалии. Это становится очевидным при рассмотрении поэтических метафор, так как в поэзии язык — это средство создания новых концептуальных метафор.

Но метафора не просто принадлежность языка. Метафора относится и к понятийной структуре. А понятийная структура связана не только с мышлением: она включает все естественные измерения нашего опыта, в том числе те части опыта, которые приобретаются с помощью органов чувств — цвет, форму, текстуру, звук и т. п. Эти измерения структуриру­ ют не только наш приземленный, практический опыт, но и эстетический опыт. Каждый материал, используемый в том или ином виде искусства, предполагает выбор одних измерений нашего опыта и исключение других.

Произведения искусства по-новому структурируют наш опыт на осно­ ве этих естественных измерений. Произведения искусства способствуют возникновению новых опытных гештальтов, а поэтому и новых связей.

С точки зрения эмпиризма, искусство в целом представляет собой фено­ мен воображаемой рациональности и является средством создания новых реалий.

Таким образом, эстетический опыт не ограничивается миром офи­ циального искусства. Он может возникать в любой момент нашей по­ вседневной жизни — когда мы замечаем новые связи, не относящиеся к стандарту восприятия и мышления, или создаем их для себя.

252 Глава Политика Политические дебаты обычно связаны с вопросами свободы и эконо­ мики. Но можно быть свободным и материально обеспеченным, но при этом вести абсолютно бессмысленное и пустое существование. С нашей точки зрения, метафорические концепты F R E E D O M / С В О Б О Д А, E Q U A L I ­ TY/РАВЕНСТВО, SAFETY/БЕЗОПАСНОСТЬ, ECONOMIC INDEPENDENCE/ЭКО­ и т. п. представляют со­ НОМИЧЕСКАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ, POWER/ВЛАСТЬ бой различные попытки косвенным образом получить ответ на вопрос об осмысленности бытия. Эти метафорические концепты отражают необ­ ходимые стороны разумного обсуждения данной проблемы, но, насколько мы знаем, ни одна политическая идеология не обращается к основно­ му вопросу о существовании напрямую. Фактически многие идеологии утверждают, что вопросы осмысленности бытия отдельного человека или смысла культуры вторичны или что к ним надо обращаться во вторую очередь. Любая такая идеология антигуманна.

Политические и экономические идеологии формируются на основе метафор. Как и любые другие метафоры, политические и экономические метафоры могут скрывать определенные аспекты реальности. Но в обла­ сти политики и экономики метафоры значат больше, так как они ограни­ чивают рамки нашего существования. Скрывая существенное в политике и экономике, метафора может привести к деградации человека.


Рассмотрим только один пример — метафору Т Р У Д — Э Т О Р Е С У Р С.

Большинство современных экономических теорий — как капиталистиче­ ских, так и социалистических — рассматривают труд как естественный ресурс или товар, сопоставляя его с сырьем, и говорят в одинаковых терминах о стоимости и запасах и труда, и ресурсов. Этой метафорой скрывается сущность труда. Не делается никаких различий между поня­ тиями труда, значимого для человека, и труда, в котором роль человека принижена или игнорируется (dehumanizing labor). Во всей статисти­ ке, посвященной труду, нет ни одной работы по значимому труду. Если мы принимаем метафору Т Р У Д — Э Т О Р Е С У Р С и допускаем, что цена ресурсов, определяемых таким образом, должна быть низкой, дешевый труд — наравне с дешевой нефтью — становится хорошим. Эксплуатация человеческих существ с помощью этой метафоры становится наиболее очевидной в странах, которые гордятся «фактически неисчерпаемыми запасами дешевой рабочей силы». Это как бы нейтральное утверждение из области экономики скрывает реальность человеческой деградации.

Но фактически все крупные индустриальные страны — капиталисти­ ческие или социалистические — используют ту же метафору в своих экономических теориях и политике. Бездумное принятие метафоры мо­ жет скрыть реальность деградации, относится ли это к бессмысленности работы белых и синих воротничков, поставленной на индустриальную основу в «развитых» обществах, или к фактически все еще существую­ щему рабству.

Послесловие Сотрудничество в работе над этой книгой дало нам в о з м о ж н о с т ь о б с у ж ­ дать наши и д е и не только друг с другом, н о буквально с с о т н я м и л ю д е й — со студентами и коллегами, друзьями, родственниками, знакомыми, д а ж е с незнакомцами за с о с е д н и м и столиками в кафе. П о с л е и з у ч е н и я всех следствий нашей теории для ф и л о с о ф и и и лингвистики, которые только м о ж н о было с е б е представить, мы еще яснее увидели, что представляют с о б о й сами метафоры, и то, что о н и нам дают в п о н и м а н и и нашего повсе­ дневного опыта. М ы все еще с трепетом о т н о с и м с я к тем о с о б е н н о с т я м функционирования языка, которые показывают, что мы сами и окружа­ ю щ и е нас л ю д и ж и в е м такими метафорами, как В Р Е М Я — это Д Е Н Ь Г И, ЛЮБОВЬ - это ПУТЕШЕСТВИЕ И ПРОБЛЕМЫ - это ЗАГАДКИ. Мы считаем важным понимание того, что воспитанный в нас с п о с о б восприятия мира не единственный и что м о ж н о выйти за рамки «истин» нашей культуры.

Н о метафоры — это не просто сущности, за которыми м о ж н о что-то увидеть. Фактически мы м о ж е м увидеть что-то за метафорой только с помощью другой метафоры. Способность понимать опыт с помощью метафоры — это как о д н о и з чувств, как видение, о с я з а н и е или слух;

обращение к метафорам остается единственным с п о с о б о м восприятия и осознания в опыте большей части действительности. Метафора — такая ж е важная и ценная часть нашей ж и з н и, как, например, осязание.

Литература 1. Bolinger, Dwight. 1977. Meaning and Form. L.: Longman's.

2. Borkin, Ann. In press. Problems in Form and Function. Norwood, N. J.: Ablex.

3. Cooper, William E., and Ross, John Robert. 1977. "World Order". In Robin E. Gross­ man, L.James san, and Timothy J. Vance, eds., Functionalism. Chicago: Chicago Linguistic Society (University of Chicago, Goodspeed Hall, 1050 East 59th Street).

4. Davidson, Donald. 1978. "What Metaphors Mean". Critical Inquiry 5:31-47.

5. Frege, Gottlob. 1966. "On Sense and Reference". In P. Geach and M. Black, eds., Translation from the Philosophical Writings of Gottlob Frege. Oxford: Blackwell.

6. Grice, H.P. 1957. "Meaning". Philosophical Review 66:377-88.

7. Lakoff, George. 1972. "Linguistics and Natural Logic". Pp. 545-665 in Donald Davidson and Gilbert Harman, eds., Semantics of Natural Language. Dordrecht:

D. Reidel.

8. Lakoff, George. 1975. "Hedges: A Study in Meaning Criteria and the Logic of Fuzzy Concepts". Pp. 221-71 in Donald Hockney et al., eds., Contemporary Research in Philosophical Logic and Linguistic Semantics. Dordrecht: D. Reidel.

9. Lakoff, George. 1977. "Linguistic Gestalts". In Proceedings of the Thirteenth Annual Meeting of the Chicago Linguistic Society. Chicago: Chicago Linguistic Society.

10. Lewis, David. 1972. "General Semantics". Pp. 169-218 in Donald Davidson and Gilbert Harman, eds., Semantics of Natural Language.

11. Lovins, Amory B. 1977. Soft Energy Paths. Cambridge: Ballinger.

12. Montague, Richard. 1974. Formal Philosophy. Edited by Richmond Thomason.

New Haven: Yale University Press.

13. Nagy William. 197A. "Figurative Patterns and Redundancy in the Lexicon". Ph. D.

dissertation. University of California at San Diego.

14. Reddy, Michael. 1979. "The Conduit Metaphor". In A. Ortony, ed., Metaphor and Thought. Cambridge, Eng.: At the University Press.

15. Rosch, Eleanor. 1977. "Human Categorization". In N.Warren, ed., Advances in Cross-Cultural Psychology, vol. 1. N. Y.: Academic Press.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.