авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Содержание Отношения России с Латинской Америкой обсуждены в Госдуме......................................................... 1 Латино-Карибская Америка в современном контексте и ориентиры РФ в ...»

-- [ Страница 2 ] --

Для того, чтобы поставить МП на службу интересам мирового сообщества, а не отдельных его влиятельных единиц, необходимо наладить углубленное сотрудничество между теми странами, которые сохраняют к нему уважение, закрепленное на конституционном уровне*.

Общеизвестно отношение к МП со стороны ведущих стран ЛКА, а также тот исторический вклад, который они внесли в его кодификацию и прогрессивное развитие.

Достаточно упомянуть разработку и утверждение в нем принципов суверенного равенства и невмешательства во внутренние * По Конституции РФ международное право пользуется приоритетом над внутренним законом, в большинстве латиноамериканских стран законодатель конституционно обязан "учитывать" МП во внутреннем законотворчестве. Конституция США полностью игнорирует МП в процессе федерального законотворчества, а также законотворчества штатов.

стр. дела, неприменения силы или угрозы силой, права дипломатического признания и убежища, обширного инструментария мирного разрешения споров, безъядерной зоны и "зон мира", реального ограничения и сокращения вооружений, институтов морского права и т.д.

Отсюда - реальная возможность углубленного сотрудничества государств региона с Россией, где уважение к международному праву всегда, даже в годы советской власти, по крайней мере на теоретическом уровне, было достаточно высоким*. России настала пора переходить от постоянной констатации "общности подходов" к вопросу о верховенстве права в мировой политике с ведущими государствами ЛКА к конкретным делам.

Для этого нам представляется целесообразным:

1. В развитие того, что в КВП 2013 именуется "мягкой силой", начать популяризацию в ведущих государствах латиноамериканского региона теоретического наследия русских дореволюционных (Л. И. Петражицкий, Г. К. Гинс, Ф. Ф. Мартене, Б. А. Кистяковский и др.) и выдающихся советских* юристов-международников с переводом их наиболее известных произведений на испанский и португальский языки;

содействовать более широкому ознакомлению российских специалистов с трудами выдающихся латиноамериканских юристов-международников (Р. Барбоза, Х. де Аречага, М.

Дестефани, Х. Бустаманте-и-Сирвен и др.). Нужно продумать вопрос о параллельном издании в России и латиноамериканских странах трудов российских и латиноамериканских юристов-международников.

2. Дополнить политическое взаимодействие дипломатов РФ и ведущих латиноамериканских стран на различных международных форумах (ООН, АТЭС, BRICS, "Г-20", ОАГ) периодическими контактами их юристов в целях более тщательной правовой проработки обсуждающихся тем.

3. Начать выдвижение совместных инициатив в области кодификации и прогрессивного развития международного права в соответствующих комиссиях и комитетах ООН и других международных организаций, создавая в этих целях специализированные рабочие группы, выдвигать на основе взаимных консультаций единых докладчиков от этих групп, созывать совместные научно-практические конференции по наиболее актуальным проблемам международного права, организовывать совместные публикации и содействовать налаживанию постоянного обмена специалистами и студентами.

Обозначенная выше правовая проблематика должна составлять весомую часть переговорной повестки в рамках межпарламентских обменов. При этом следует иметь в виду, что сегодня работа на этом поприще (в том числе с латиноамериканскими партнерами) все чаще предполагает выход за пределы двусторонних форматов!

Применительно к ЛКА речь должна идти о налаживании сотрудничества с парламентскими структурами ключевых интеграционных блоков региона и общелатиноамериканского парламентского объединения. Со временем целесообразно также обратиться к возможности сотрудничества межпарламентских структур ЛКА и тех, которые возникают на постсоветском пространстве.

* Достаточно назвать имена таких известных советских юристов, как Дурденевский, Тункин, Кожевников, Крылов, Морозов, для которых общее международное право было гораздо более значимо, чем так называемое международное право социалистических государств.

стр. Очевидно, что в отношениях и дискуссиях с латиноамериканскими парламентариями никуда не уйти от проблематики прав человека. К ней особо чувствительны страны, пережившие травму репрессивной военной диктатуры, в частности, Чили, Аргентина, Уругвай, Бразилия. Хотя критический настрой по отношению к российским реалиям в данном случае существенно меньше того, что приходится слышать от иных парламентариев из зоны "коллективного Запада", придется уделять внимание и этой теме, стремясь отвести латиноамериканских коллег от легковесных, поверхностных и формалистических стереотипов восприятия проблематики прав человека в различной цивилизационной и социокультурной среде. С латиноамериканцами мы чаще находим понимание по этому кругу вопросов.

Работа в международном поле правовой тематики несомненно относится к жанру "мягкой силы". Но, наверное, трудно что-то возразить против следующего утверждения. Если во внешней политике опираться на концепцию "мягкой силы", то нет более "мягкой силы", чем культура. Важно учитывать и то, что общественным мнением большинства государств региона культура и культурная политика все чаще воспринимаются как эффективные механизмы решения многих проблем в разных сферах жизни современного общества, включая политическую, экономическую и социальную. При этом само понятие "культура" трактуется чрезвычайно широко и отнюдь не ограничивается художественной культурой.

Учитывая это обстоятельство, одним из приоритетов внешнеполитической деятельности правительства РФ должна стать разработка конкретных мер как по усилению нашего "культурного присутствия" в странах ЛКА, так и по активизации продуктивного сотрудничества.

Принимая во внимание, что в постсоветский период наши позиции в Латино-Карибской Америке значительно ослабли, их необходимо восстанавливать с учетом всего позитивного, что было в советском опыте, и одновременно наполнять новым содержанием, адаптируя его к современному историческому контексту.

Представляется важным инициировать сотрудничество и обмен опытом в сфере культурной политики с учетом сходства проблем, возникающих в мультикультурных обществах в эпоху глобализации. Речь идет о поисках адекватных форм взаимодействия культур в контексте противостояния двух векторов современного развития - тенденции к глобализации, с одной стороны, и стремления к сохранению и укреплению национальной и локальной идентичности - с другой. Подобное взаимодействие может оказаться полезным и в решении столь острой проблемы, как проблема существования и развития "малых народов" и их культур в полиэтническом социуме.

Среди тех мер и форм сотрудничества, которые целесообразно использовать на культурной ниве в отношениях со странами ЛКА, следует обратить внимание на следующее:

- проведение на регулярной основе "перекрестных годов" российской культуры и культур ведущих стран региона (встречи деятелей культуры, обмен выставками, кинофильмами, музыкальными коллективами, театральными спектаклями и т.д.), опираясь на позитивный опыт недавнего осуществления подобных мероприятий совместно с Испанией, Италией и Германией;

стр. - содействие проведению форумов в жанре межцивилизационного диалога с участием представителей научных и экспертных кругов с целью обогащения концептуальной основы, оптимальных практических решений в области культурного обмена и гуманитарного сотрудничества в целом;

- расширение сети центров российской культуры в странах региона и соответствующих центров культуры латиноамериканских и карибских стран в России;

- поощрение деятельности российских научных и образовательных центров, изучающих и пропагандирующих культуры стран ЛКА, возможно, с привлечением бизнес-сообщества.

Особое значение, конечно, имеет сотрудничество в области образования, прежде всего на уровне высшей школы. К сожалению, мы растеряли здесь многие конкурентные преимущества. Условия жизни и обучения иностранных студентов во многих наших вузах невозможно считать приемлемыми. Министерству науки и образования РФ необходимо пересмотреть порядок работы и финансирования в этой области, возможно, если иного не дано, по принципу "лучше меньше, да лучше". Вместе с тем следует отдавать себе отчет в том, что интересы РФ и расширяющаяся практика сотрудничества с ЛКА потребуют в перспективе существенного увеличения притока латиноамериканских студентов и диверсификации их по профессиональной специализации (включая вузы "силового блока").

*** Более глубокая интеграция РФ в мировую экономику, в систему международных отношений предполагает и более активное освоение нами латиноамериканского направления. Можно с уверенностью говорить о том, что в ЛКА для этого существуют достаточно благоприятные предпосылки.

ПРИМЕЧАНИЯ CEPAL. Sede subregional en Mexico. Evolucion economica durante 2008 y perspectivas para 2009. Mexico, 2009. P. 6.

При оплате расходов использовались средства фонда бюджетной стабилизации, общий объем которых в марте 2009 г. составлял 1,8 млрд. долларов.

CEPAL. Estudio economico de America Latina у el Caribe 2009 - 2010. Santiago de Chile, 2010. P.127.

El Banco de desarrollo de Brasil. - www.inter.bndes.gov.br IMF. Regional Economic Outlook: Western Hemisphere. Washington, 2011, October. P. 73.

Другие материалы парламентских слушаний будут опубликованы в последующих номерах нашего журнала.

стр. Заглавие статьи О реалиях научного бытия Автор(ы) П. П. Яковлев Источник Латинская Америка, № 6, Июнь 2013, C. 33- ПОЛЕМИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 8.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ О реалиях научного бытия Автор: П. П. Яковлев К обмену мнениями между коллегами-латиноамериканистами Автор высказывает свое мнение о выступлениях Б. И. Коваля и В. М Давыдова, опубликованных в N 5 журнала за 2013 г.

Ключевые слова: латиноамериканистика, кризис, требовательность, "детская болезнь".

Размышления о жизни и состоянии дел в отечественной латиноамериканистике двух маститых и уважаемых ученых - Б. И. Коваля и В. М. Давыдова - не могут оставить равнодушными никого из тех, кто связал с наукой всю свою жизнь. К ним относится и автор этих строк. Инициаторы обмена мнениями задели за живое, наступили на кровоточащие раны многих своих коллег, которым небезразлична судьба отечественной латиноамериканистики, да и науки в целом.

Что хотелось бы сказать по существу затронутых (скажем прямо, крайне болезненных) вопросов? Попробую изложить свой взгляд на эти сюжеты в сжатой, тезисной форме.

Не вполне соглашусь с обоими авторами, которые проводят сопоставления нынешнего состояния латиноамериканистики с положением нашей отрасли науки советских времен.

Здесь трудно сравнивать в дихотомии "лучше - хуже". Условия работы коренным образом изменились. И не только с точки зрения наличия (отсутствия) идейных ограничителей. То, что раньше требовало от исследователя огромных усилий и массы времени (сбор эмпирического материала), теперь радикально упростилось благодаря Интернету. Может в этом главная причина отмеченной В. М. Давыдовым высокой производительности труда? И совсем не обязательно мысль ученого, почерпнувшего информацию во "Всемирной паутине", будет, как пишет Б. И. Коваль, "убогой и маргинальной". Скажу больше, у многих она (мысль) и без Интернета не блещет оригинальностью. Плохо другое: дос Петр Павлович Яковлев - доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований ИЛА РАН (petrp.yakovlev@yandex.ru).

стр. тупность материалов, размещенных в Интернете, многократно облегчила жизнь плагиаторам, и никто не знает, как с этим эффективно бороться. По сути мы сейчас работаем в совершенно ином алгоритме. С одной стороны, не все к этому успешно адаптировались, а с другой - нашлись такие, кто весьма ловко воспользовался открывшимися возможностями. Все это делает ситуацию весьма неоднозначной.

Вообще говоря, представленные тексты - тот редкий случай, когда правы оба автора, хотя, казалось бы, они выражают различные точки зрения. Но Б. И. Коваль и В. М. Давыдов едины в главном: наша академическая наука, включая латиноамериканистику, существует в антисанитарных условиях крайней нищеты и постоянных "наездов" со стороны властей, коллег из так называемых исследовательских университетов, активно перетягивающих на себя "финансовое одеяло", и просто неравнодушных к чужим делам граждан, глубоко убежденных, что интеллектуальная деградация - это тот путь, которым должна идти наша несчастная и истерзанная страна. Как говориться, "горе от ума", а, следовательно, нужно поскорее от этого ума избавиться. И энергично избавляются. Чего только стоят бесконечные телевизионные аншлаги, Измайловские парки, кривые зеркала и смехопанорамы, превращающие наш народ в интеллектуальных дебилов.

Это - с одной стороны. А с другой - откровенно хамские инвективы в адрес РАН и работающих там ученых министра образования и науки (!!!) Ливанова. Того самого Ливанова, который, напомню, назначил заведомо одиозного Шамхалова председателем ВАК. Видимо, для повышения уровня требований к диссертациям. (Замечу, что профессиональная и карьерная траектория самого министра любопытна и поучительна.) С таким руководством мы и в будущем обречены на прозябание. Эти ребята сделают все, чтобы нормой оценки качества научной продукции были абсолютно нерелевантные критерии, а сама Академия наук окончательно стала уходящей натурой. Словом, хотят уничтожить то, что Петр I создал почти 300 лет назад, что все эти годы верой и правдой служило и служит на благо нашей Родины, что стало мировой славой России.

На этом, без преувеличений, мрачном фоне весьма убедительно смотрятся приведенные В. М. Давыдовым факты, свидетельствующие о сравнительно высокой результативности работы ИЛА РАН. Действительно, его коллективу есть, что предъявить российскому обществу. Вопреки всему институт и журнал "Латинская Америка" добросовестно выполняют свою научную и общественно-политическую миссию. Другой вопрос - есть ли у нас резервы дальнейшего развития, все ли делается для того, чтобы укрепить авторитет ИЛА, довести результаты нашей работы до сведения международной научной общественности. Думаю, здесь есть о чем подумать и поспорить. Почти в любой, даже в самой тяжелой ситуации можно найти резервы если не количественного, то качественного роста. Чтобы не быть голословным, поделюсь некоторыми конкретными соображениями.

Начну с того, что нам не помешает внимательное отношение к собственной работе, к трудам коллег по институту. Приведу такой типичный, к сожалению, пример. В 2012 г.

ИЛА выпустил монографию "Латино-Карибская Америка в контексте глобального кризиса". Исследование, безусловно, интересное и нужное, но вот, что примечательно: в книге, целиком написанной сотрудниками института, практически не упоминаются стр. работы, подготовленные их коллегами, и есть всего одна (!) ссылка на статью, опубликованную на страницах журнала "Латинская Америка" еще в 2003 г. И это при том, что за последние годы в журнале появились десятки материалов, так или иначе посвященных данной тематике. (Наряду с этим в книге есть ссылки на "Российскую газету", "Известия", журнал "Эксперт".) Думаю, нужно решительно избавляться от такой "детской болезни" игнорирования собственных публикаций.

Давно назрел вопрос об издании избранных трудов ИЛА на английском языке (здесь Б. И.

Коваль совершенно прав). На мой взгляд, это мог бы стать ежегодник, включающий в себя наиболее значимые и актуальные статьи, публикуемые на страницах "Латинской Америки" (скажем, "Annual of Latin American Studies. View from Moscow"). Таким образом есть шанс повысить международную цитируемость наших работ, расширить спектр научных контактов. Это тем более важно, поскольку исследования сотрудников ИЛА, как справедливо отметил В. М. Давыдов, выходят за "чисто латиноамериканские" рамки и могут представлять интерес для специалистов-международников широкого профиля.

И последнее. Отдавая должное нашим достижениям, нужно указать на необходимость повышения требовательности по всему периметру к научно-исследовательской деятельности: к диссертациям, книгам, журнальным статьям. Это - веление времени, и нельзя оставаться в стороне от мейнстрима. К сожалению, здесь есть над чем работать.

Очень сложно и неприятно, но абсолютно необходимо избавляться от снисходительного отношения к некондиционным работам, более строго подходить к авторам - и своим, и "чужим". (Чтобы не было такого, когда автор статьи о Португалии не знает, в каком году была Португальская революция.) Пока это еще в наших силах (я надеюсь) мы должны поставить заслон явно слабым, непрофессиональным материалам. И в этом контексте обмен мнениями, начатый письмами Б. И. Коваля и В. М. Давыдова, может иметь не только теоретическую, но и практическую значимость.

В Латинской Америке говорят: "Нет зла, которое длилось бы сто лет". Не продержалось ста лет даже зло большевизма с его ГУЛАГом, колхозным рабством, жуткой по своей античеловечности максимой "лес рубят - щепки летят", бессмертным веселым лозунгом "экономика должна быть экономной", жесткими идейными и политическими ограничениями, двоемыслием и лицемерием. Остается надеяться, что сама жизнь сметет с исторической карты и нынешних жуликов и воров, ниспровергателей и доморощенных "геростратов". Будем ли мы жить "в эту пору прекрасную"? Не знаю. Но это не повод, чтобы сидеть сложа руки.

стр. Новый этап промышленной политики в Латинской Америке и Заглавие статьи региональная интеграция Автор(ы) А. А. Лавут Источник Латинская Америка, № 6, Июнь 2013, C. 36- ЭКОНОМИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 48.9 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи Новый этап промышленной политики в Латинской Америке и региональная интеграция Автор: А. А. Лавут В статье отмечается возрождение в странах региона интереса к промышленной политике, связанного с деиндустриализацией экспорта, усилением конкуренции иностранных промышленных товаров на региональных и внерегиональных рынках, необходимостью перестройки национальных экономик на новой технологической основе. Рассматриваются особенности современной промышленной политики, место и роль региональной интеграции, подчеркивается, что среди латиноамериканских ученых и политиков существует консенсус относительно необходимости объединения усилий и средств, однако на практике интеграция и сотрудничество в этой области развиваются очень медленно.

Ключевые слова: конкурентоспособность, замещение импорта, техническая революция, инновации, производственная интеграция.

В период после глобального финансово-экономического кризиса 2008 - 2009 гг. в экономической политике латиноамериканских стран наблюдаются тенденции ко все более решительному отходу от постулатов неолиберализма и возвращению к активному участию государства в развитии реального производства, модернизации аппарата национальной промышленности. Постепенно возрождается государственная промышленная политика, говорить о которой в течение двух десятилетий среди экономистов считалось дурным тоном, пережитком эпохи импортзамещения.

Возрождение интереса к промышленной политике связано с необходимостью повышения технического уровня и диверсификации экспорта, приобретающего все более сырьевой характер, укрепления конкурентоспособности товаров стран региона в условиях усиления конкуренции не только на мировых, но и их национальных рынках.

Как и в прошлом, важное место в промышленной политике отводится региональной интеграции, которая возникла во времена развития по модели замены импорта в качестве составной части стратегии индустриали Анна Абрамовна Лавут - кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник ИЛА РАН (lavut@yandex.ru).

стр. зации, ориентированной на внутренний рынок, и была призвана компенсировать узость национальных рынков большинства стран региона. В настоящее время задачи и методы промышленной политики довольно существенно изменились, соответственно меняется и роль интеграции в ней. Рассмотрим попытки государств Латинской и Карибской Америки (ЛКА) использовать интеграцию и разнообразные формы регионального сотрудничества на новом этапе структурной перестройки экономики.

ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОГО ЭТАПА ПРОМЫШЛЕННОЙ ПОЛИТИКИ В последнем десятилетии в структуре латиноамериканского ВВП и экспорта усугубилась тенденция к деиндустриализации, снижению доли обрабатывающей промышленности, начавшаяся в 80-х годах отходом от модели импортзамещения. В структуре промышленного возрос процент отраслей, перерабатывающих природное и сельскохозяйственное сырье (целлюлозно-бумажная, металлургия, нефтехимия, пищевкусовая и т.п.), автомобильной промышленности, а также сборочных предприятий по производству электронного оборудования, телевизоров, видеопроигрывателей. Доля отраслей, производящих товары широкого потребления, таких как обувная, швейная, мебельная, сократилась под влиянием иностранной конкуренции, одновременно снизился вес секторов, основанных на интенсивном использовании техники и знаний (фармацевтическая промышленность, производство оборудования, сельскохозяйственных машин, инструментов).

Как отмечал один из руководителей ЭКЛАК Марио Симоли, "в странах Латинской Америки усилилась специализация на использовании тех факторов производства, которые были в изобилии, - природные ресурсы и рабочая сила. Во многих азиатских странах, таких как Республика Корея и Тайвань, возобладали противоположные тенденции: они совершенно изменили свою специализацию, превратившись в производителей главным образом высокотехнологичных товаров с высокой добавленной стоимостью"1. Еще более глубокие изменения производственных систем произошли в развитых странах под влиянием современной технической революции на основе развития информационных технологий и коммуникаций. Производство становится все более наукоемким, доля переработки сырья в нем уменьшается, до 80% стоимости составляет нематериальная добавленная стоимость. Значительно усложнились производственные процессы. В условиях нового этапа развития производственных систем предъявляются повышенные требования к профессиональной подготовке, образованию, наличию специалистов в области информатики, коммуникаций, анализа систем и моделирования.

Страны ЛКА предпринимают усилия, чтобы не остаться в стороне от указанных процессов, вступить в информационное общество, информационную экономику, повысить конкурентоспособность своих товаров на основе модернизации производства, большинство из них в течение последнего десятилетия приняли планы и программы научно-технического развития. В то же самое время в структуре их производственных систем произошли регрессивные сдвиги - вновь выросло значение первичного сектора (сельское хозяйство и добывающая промышленность). Доля промыш стр. ленности в ВВП региона снизилась в 2003 - 2011 гг. с 17 до 20%. Еще более значительное снижение промышленности произошло за тот же период в структуре экспорта - с 53,6 до 39,3%2. Новый этап деиндустриализации в ЛКА был вызван взлетом мировых цен на сырьевые и продовольственные товары под влиянием повышения спроса на быстро развивающихся рынках Китая и других стран южной и юго-восточной Азии (ЮВА).

Страны региона воспользовались этой конъюнктурой и значительно увеличили свой экспорт, многим из них, в первую очередь южноамериканским государствам, за счет дополнительных доходов удалось активизировать социальную политику, оживить экономическую активность, внутренний рынок. Вместе с тем повышение роли ЮВА в торговле региона, характер товарообмена с ними, при котором страны ЛКА экспортируют узкий круг сырьевых товаров, а импортируют многообразные дешевые промышленные товары, успешно конкурирующие с национальной промышленностью на внутреннем рынке, не способствовали модернизации структуры экономики, повышению уровня ее технологического развития.

Экономисты, ученые, политики в ЛКА обращают внимание на значительное отставание латиноамериканских государств по уровню развития производственной сферы, по темпам экономического роста в сравнении со странами ЮВА3. Они считают, что специализация на производстве товаров с низкой долей добавленной стоимости не может обеспечить стабильных высоких доходов и динамичного развития экономики, и ставят вопрос о необходимости возвращения к целенаправленной политике государства по модернизации структуры производства и экспорта. По мнению бывшего генерального секретаря ЭКЛАК колумбийца Хосе Антонио Окампо, "экономическая история региона, а также опыт развития производства наиболее успешных стран восточной Азии показывают, что нельзя добиться высоких темпов роста только благодаря здоровой макроэкономике и специализации на основе сравнительных преимуществ. Для достижения этой цели необходима активная политика развития производства. Эта тема была исключена из повестки дня правительств в период осуществления рыночных реформ, и в последующие годы не было сделано решительных шагов для возвращения к ней нигде, кроме Бразилии.

Более того, необходим скачок к формулированию активной технологической политики, которой явно недоставало в эпоху индустриализации под руководством государства. Эти усилия должны быть дополнены закреплением успехов в области образования и исправлением его недостатков, связанных прежде всего с его качеством и несоответствием потребностям трансформации производственной системы"4.

Необходимость структурной перестройки экономики с участием государства в производственной сфере подчеркивается в важнейших работах ЭКЛАК последних лет, в которых разрабатываются пути перехода стран региона к модели развития, ориентированной на технический прогресс и социальное равенство. В них также отмечается важность региональной интеграции и сотрудничества в достижении указанных целей. В частности, в работе "Экономические перспективы Латинской Америки 2013" отмечается: "Для диверсификации экономики нужно содействовать структурной перестройке, повышению производительности труда, сокращению отставания в области производства и технологии. Для этого желательно, чтобы правительства региона удвоили усилия по разработке и проведению политики развития производства, инноваций, финансирования и стр. образования. Интеграция и сотрудничество между государствами могут быть эффективными инструментами совместного динамичного прогресса в современных условиях"5.

Латиноамериканских экономистов беспокоит тот факт, что мировые цены на сырье в принципе подвержены сильным колебаниям, трудно ожидать их удержания на высоком уровне в условиях замедления темпов мировой торговли и возможного снижения темпов роста экономики Китая. Даже сохранение высоких цен в перспективе может породить серьезные отрицательные последствия для экономики. Сырьевая специализация зачастую приводит к снижению темпов роста вследствие так называемой голландской болезни, т.е.

к падению конкурентоспособности экономики из-за ревальвации национальной валюты, вызванной крупными поступлениями от экспорта в сочетании с увеличением притока иностранных инвестиций в добывающую промышленность. Симптомы этого явления уже наблюдаются в Колумбии, лидирующей в регионе по темпам притока капитала в добычу нефти, золота и угля и по росту котировок песо к доллару. Об этом в интервью колумбийскому журналу "Portafolio" заявил главный экономист Организации экономического сотрудничества и развития (Organization de Cooperation y Desarrollo Economico, OCDE) Пьер Карло Падоан, добавив, что "с подобными угрозами сталкиваются сейчас и другие производители сырья в связи с повышением реальных обменных курсов"6.

Конечно, постановка вопроса о возвращении к активной промышленной политике не означает буквального повторения пройденного в 40 - 70-х годах. В эпоху глобализации и глубочайшей технической революции представления о промышленной политике, ее методах существенно изменились. В 80-е годы под ней понималось прямое вмешательство государства в производство, а также высокий уровень протекционистской защиты национальных предприятий. В настоящее время это понятие означает прежде всего стимулирование создания частных предприятий, их агломераций, поощрение инноваций, повышения конкурентоспособности национальных промышленных товаров как на внешних, так и на внутренних рынках в условиях открытой экономики. Существенно изменился арсенал методов государственной промышленной политики, поскольку в связи с вступлением всех стран ЛКА в ВТО многие методы стимулирования промышленного экспорта оказались нелегитимными. В значительной мере изменились и концептуальные основы промышленной политики. Большое влияние на идеологов новой промышленной политики и на осуществляющие ее практические организации оказали концепции конкурентоспособности и экономики кластеров Майкла Портера. Кластерный подход к развитию промышленности получил государственную поддержку во многих странах, особенно в Центральной Америке и андском регионе, где он применяется в первую очередь в отношении мелких и средних предприятий (МСП). В Бразилии и Мексике политика создания агломераций МСП реализуется главным образом на уровне отдельных регионов. Огромное значение придается научно-технической политике, инновациям, которые в современном мире играют решающую роль в модернизации производства не только в промышленности, но и в других отраслях, обеспечивают конкурентоспособность и место на мировом рынке. В модернизации ученые и правительства ЛКА видят также средство решения социальных проблем, поскольку стр. для выполнения этой задачи ключевым моментом является создание качественных высокотехнологичных рабочих мест, обеспечивающих стабильную занятость и социальные гарантии.

В новой промышленной политике важное место занимает поощрение модернизации МСП, поскольку они составляют около 90% численности всех промышленных предприятий, играют огромную роль в занятости населения, и их обновление решает одновременно многие экономические и социальные проблемы. К тому же помощь МСП не подлежит таким ограничениям, какие предусмотрены правилами ВТО в отношении стимулирования крупных компаний, являющихся основными экспортерами. Наиболее широкий спектр мер по поддержке МСП применяется в Бразилии.

В эпоху глобализации и деления единых производств на отдельные части и операции, расположенные в разных странах, в промышленной политике государств ЛКА по сравнению с прошлым гораздо более важная роль отводится иностранному капиталу и различным формам ассоциаций и кооперации с ним. Все большее значение придается встраиванию национальных предприятий в глобальные производственные цепочки иностранных компаний, так как это обеспечивает прочные и стабильные позиции на внешних рынках.

Если до 90-х годов промышленная политика была сфокусирована на стимулировании отдельных отраслей, то в последнее время преобладают стратегии, ориентированные на повышение общей конкурентоспособности экономики, так называемые горизонтальные, или нейтральные методы стимулирования, распространяющиеся на самые разные отрасли, в том числе и непромышленные. С точки зрения правил ВТО такие методы считаются более легитимными. К их числу относятся меры технологического и инновационного развития, строительство объектов инфраструктуры7. Целенаправленная и институционализированная промышленная политика возрождается довольно медленно и в относительно узкой группе стран. Планы промышленного развития были приняты в последнем десятилетии в Бразилии, Аргентине, Мексике, Колумбии, Сальвадоре, тогда как планы научно-технического развития имеются в большинстве стран региона. В ряде государств предпринимаются разнообразные меры поддержки отдельных отраслей, но отсутствует четкая стратегия промышленного развития (Венесуэла, Чили, Уругвай, Гайана, Коста-Рика).

Некоторые исследователи с удивлением отмечают, что в странах, где к власти пришли левые антинеолиберальные правительства, которым близки взгляды идеологов индустриализации 50 - 70-х годов, промышленная политика не входит в число главных экономических приоритетов8. Это объясняется, по-видимому, тем, что промышленная политика и структурная перестройка хозяйства - задачи долгосрочные, чрезвычайно сложные и требующие огромных затрат. Гораздо более неотложными и популярными представляются меры государства по развитию социальной сферы, систем безопасности.

Пока сырьевая специализация приносит государству неплохие доходы, у него нет достаточных стимулов, чтобы заниматься структурной перестройкой, и в обществе, хотя и есть понимание или ощущение необходимости реформ, также нет срочного запроса на подобную политику, поскольку существуют более животрепещущие проблемы.

В этой ситуации, когда необходимость модернизации очевидна всем, но решать проблемы слишком сложно, задача очень трудная, для многих стран в одиночку неподъемная, повышается значение регионального сотрудничества и стр. интеграции, благодаря которым какие-то проблемы из комплекса структурной перестройки и модернизации производственных систем могут быть решены. Особенно в интеграции нуждаются малые и средние страны с узким внутренним рынком и незначительными финансовыми ресурсами.

Объединение ресурсов в решении задач модернизации и диверсификации промышленности - одна из основных функций интеграции в современных стратегиях промышленного и технологического развития стран региона. Как известно, для необходимого научного, технологического и инновационного рывка (чтобы модернизировать экономику) нужна определенная критическая масса финансовых средств, кадров исследователей, инженеров и техников, институтов, которой нет даже в самых крупных латиноамериканских странах. Интеграция в данной сфере может способствовать созданию этой критической массы. Другая ее важнейшая функция служить полигоном для развития промышленного экспорта на мировой рынок. В этом состоит главное отличие роли интеграции в промышленной политике в настоящее время от периода импортзамещающей интеграции, когда интеграция носила гораздо более закрытый характер. Она была призвана содействовать переориентации экономики с внешних рынков на внутренние и компенсировать узость последних. В современную эпоху интеграция является не столько альтернативой внерегиональному рынку, сколько платформой для его завоевания, инструментом повышения конкурентоспособности товаров стран ЛКА.

Вместе с тем роль интеграции как альтернативы (хотя и частичной) внешним рынкам сохраняется, а в последние годы даже повышается. В посткризисный период значение региональной интеграции для промышленного развития существенно возросло вследствие, с одной стороны, застоя и кризиса в США и Западной Европе, с другой значительного расширения регионального рынка под влиянием успехов экономической и социальной политики в большинстве государств ЛАК. За последнее десятилетие численность среднего класса в регионе увеличилась на 56 млн. и составила 152 млн, это может способствовать развитию и экспорту в соседние страны более сложной продукции9.

Кроме того, интеграция, как и в прошлом, сохраняет свое значение для укрепления позиций латиноамериканских стран в международных переговорах по экономическим вопросам, отстаивания их интересов, в том числе в области промышленного развития и в продвижении товаров региона на внешние рынки.

ИНТЕГРАЦИЯ В ПРОМЫШЛЕННОСТИ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ СФЕРЕ В первые десятилетия развития региональной экономической интеграции, которая была задумана как важный инструмент индустриализации стран ЛКА, преобладала торговая интеграция, но в некоторых объединениях были попытки взаимодействия непосредственно в производственной сфере. Программы развития Латиноамериканской ассоциации свободной торговли (Asociacion Latinoamericana de Libre Comercio, ALALC), Центральноамериканского общего рынка (Mercado Comun Centroamericano, MCCA) и Андской группы (Grupo Andino), наряду с торговой интеграцией, содержали задачи кооперирования в области промышленности и транспор стр. та. Механизмом промышленной интеграции служили соглашения о взаимодополняемости экономики, которые заключались двумя или несколькими странами-членами в целях специализации и кооперирования в развитии отдельных отраслей. Они предусматривали таможенную либерализацию для промышленных товаров, экспортируемых на зональный рынок. В MCCA для этих целей использовалось соглашение об интегрируемых отраслях промышленности, по которому все страны-члены получали право развивать одну из отраслей, работающих на региональный рынок. В Андской группе в 1972 - 1980 гг. были приняты четыре отраслевые программы совместного промышленного развития:

металлообрабатывающей, нефтехимической, автомобильной отраслей, черной металлургии. Затем, в 80-х годах в результате глубокого кризиса латиноамериканской экономики и региональной интеграции государства ЛКА отказались от этих программ и от модели импортзамещения, перейдя к модели открытой экономики.

Несмотря на ограниченные масштабы интеграции непосредственно в производственной сфере, в период "замещения импорта" интеграция в значительной мере способствовала диверсификации промышленного производства и экспорта стран ЛКА благодаря развитию внутрирегиональной торговли, предоставлению взаимных преференций для промышленных товаров. Межлатиноамериканская торговля выросла в 1960 - 1980 гг.

почти в 20 раз, а ее доля в глобальном экспорте региона - вдвое10. Расширение торговли способствовало развитию определенной производственной специализации стран в рамках интеграционных зон. К началу 80-х годов межлатиноамериканская торговля более чем на половину состояла из промышленных товаров, их доля в общем экспорте региона была в разы ниже. После долгового кризиса и вынужденного ограничения импорта, вызвавшего резкое сокращение внутрирегиональной торговли, последняя стала постепенно восстанавливаться, но уже на новой основе. Страны ЛКА перешли к политике "открытого регионализма", характеризующейся значительным снижением таможенных пошлин в отношении внерегиональных партнеров и соответственно уменьшением преференций для участников латиноамериканских интеграционных соглашений. Тем не менее преференции сохранились в первую очередь для промышленных товаров, и хотя их роль как стимулятора взаимной торговли несколько сократилась, она остается существенной.

К настоящему времени доля взаимной торговли в региональном экспорте лишь немного превысила уровень 1980 г. (около 20% против 16%)11. При всей скромности этого показателя взаимный товарооборот имеет очень важное значение для промышленности, так как состоит главным образом из обмена промышленными товарами. В Mercosur и Андском сообществе наций (Comunidad Andina de Naciones, CAN) на подобные товары приходится 80% зонального товарооборота. Это, в первую очередь, продукты среднего и низкого технологического уровня - продовольствие, соки, текстиль, химические и фармацевтические товары, пластмассы, стальной прокат, потребительские товары длительного пользования. Огромное значение региональный рынок имеет для автомобильной промышленности стран ЛКА, хотя в последнем десятилетии его роль в сбыте продукции снизилась с 70 до 50%12.

Наиболее плодотворным сотрудничество в производственной сфере, в частности в промышленности, было до сих пор в странах Южного конуса. Оно развивалось в 70 - 80-х годах главным образом в энергетике, а затем с стр. 1991 г. в Mercosur преимущественно в автомобильной промышленности. Еще до создания Mercosur в конце 80-х годов были заключены двусторонние соглашения между Аргентиной и Бразилией, которые ориентировались на проведение совместной промышленной политики. В 1986 г. была принята программа интеграции и экономического сотрудничества, нацеленная на межотраслевую специализацию в стратегических секторах, прежде всего, в машиностроении и энергетике. В ней подчеркивалась необходимость придерживаться принципов постепенности и избирательности, "так как слишком быстрое развитие процессов может вызвать нежелательные экономические последствия и политические противоречия"13. Программа не была реализована, поскольку в то время отсутствовали механизмы проведения совместной промышленной политики. К заключению Асунсьонского договора об образовании Mercosur в 1991 г. стратегия межотраслевой специализации была в соответствии с духом времени заменена на ускоренную либерализацию взаимной торговли и приоритет требований свободного рынка, функционирование которого должно было, как предполагалось, привести к оптимальной производственной специализации через механизм конкуренции. Действительность скорее оправдала опасения авторов программы 1986 г., чем подтвердила ожидания идеологов ускоренной либерализации14.

У автомобильной промышленности был особый режим, она была исключена из программ автоматической либерализации и введения единого внешнего тарифа. Бразилия и Аргентина и после 80-х годов продолжали проводить политику государственного поощрения развития автомобильной промышленности, предоставляли ей прямые субсидии, налоговые и кредитные льготы, привлекали иностранные инвестиции. Режим для этой отрасли, установленный в Mercosur в 1991 г., предусматривал значительные стимулы для инвестиций и экспорта ее продукции. Обмен готовой продукцией предприятий, базирующихся в странах Mercosur, осуществлялся на компенсационной основе. Зональный рынок был защищен высокими пошлинами, максимально допускаемыми нормами ВТО. Эта политика поощряла взаимодополняемость производства в автомобилестроении и способствовала специализации, росту товарооборота, но она предполагала жесткое регулирование направления и содержания торговых потоков, и поэтому ее реализация была довольно сложной.

Девальвация бразильского реала в 1999 г. усилила различия в уровнях конкурентоспособности между производителями двух стран и значительно осложнила аргентинский экспорт в Бразилию. Политика в отношении автомобильной промышленности Mercosur с тех пор несколько раз пересматривалась в связи с недовольством Аргентины. Бразилия сделала ряд уступок в пользу своего основного партнера по блоку в том, что касается импорта аргентинской продукции. Тем не менее дефицит Аргентины в торговле автомобильной продукцией с Бразилией продолжал увеличиваться, инвестиции перемещались из Аргентины в Бразилию, привлекаемые большими размерами рынка, а также стимулами, применяемыми в последней, различными субсидиями, в частности, на пользование землями, инфраструктурой и т.д. 15.

Торговые противоречия между двумя крупнейшими странами блока приобрели хронический характер, кроме того, усилилось недовольство малых стран общими результатами интеграции, которые получили от нее гораздо меньше выгод, чем Бразилия и Аргентина. Уругвай стр. и Парагвай не раз ставили вопрос о реформах в модели интеграции, необходимости введения компенсационных механизмов для малых стран по примеру ЕС. Дискуссии по этим вопросам привели к важным шагам по развитию сотрудничества в области инфраструктуры, производства и инвестиций, которое призвано компенсировать дисбалансы и асимметрии, вызванные или усугубленные свободной торговлей.

Повышению внимания к производственному сотрудничеству в Mercosur способствовали такие тенденции общерегионального масштаба, как разочарование в неолиберальной модели, поиск альтернативных путей развития, поворот в политике многих стран ЛКА к решению социальных проблем и к участию государства в стимулировании реального производства, не уповая на чисто рыночные механизмы. Указанные тенденции затронули все страны - члены Mercosur. В 2006 г. в рамках саммита Mercosur в Кордобе (Аргентина) был проведен Первый социальный саммит под лозунгом "За производственную и социальную интеграцию в Mercosur". В нем участвовали более 500 политиков, профсоюзных деятелей, предпринимателей, ученых, гражданских активистов, которые поставили перед руководством стран блока вопрос о необходимости углубления интеграции и перехода к модели развития, основанной на интеграции в производственной и социальной сферах. В итоговом документе было зафиксировано решение, поддержанное президентами стран-членов, о разработке двух стратегических программ - в области производственной и социальной интеграции.

Непосредственно после социального саммита была создана Группа производственной интеграции (ГПИ) при главном исполнительном органе Mercosur Группе общего рынка.

ГПИ разработала Программу производственной интеграции (ППИ) Mercosur, принятую в декабре 2008 г. с целью укрепления взаимодополняемости производства в странах блока с упором на создание производственных цепочек с участием мелких и средних предприятий. Как указывалось в Решении N 12 - 08 о ППИ, производственная интеграция - это прежде всего средство для повышения конкурентоспособности экономик членов блока и уменьшения существующих асимметрий и диспропорций между странами 16. Она предусматривает поощрение создания совместных предприятий, кластеров, сбытовых сетей, консорциумов экспортеров, развитие механизмов стандартизации и повышение качества продукции путем принятия "марки качества" Mercosur, стимулирование деятельности агентств развития, форумов конкурентоспособности, кредитных организаций стран-членов. В программе поставлены задачи разработки региональной программы подготовки кадров для производственной интеграции, постоянного мониторинга производственной интеграции.

В марте 2008 г. Совет общего рынка Mercosur принял Рамочную программу развития науки, технологии и инноваций на период 2008 - 2012 гг., направленную на интенсификацию сотрудничества государств - членов блока в научно-технической сфере.

В ней ставились задачи расширения национальных систем НИОКР в странах Mercosur, укрепления их инфраструктуры и всего комплекса технологических платформ, необходимых для развития, расширения использования информационных технологий и коммуникаций (ИТК), подготовки кадров, ИТК и знаний, инноваций в мелких и средних предприятиях. В качестве стратегических областей научно-технического сотрудничества указаны новые источники энергии, стр. ядерная энергетика, биотопливо, биотехнология, нанотехнология, новые материалы, медицина, фармацевтика, космические исследования, биоразнообразие и водные ресурсы, развитие городов, невозобновляемые природные ресурсы. В области промышленности и сельского хозяйства намечалось расширить кооперацию между университетами.

Исследовательскими центрами производственных компаний в целях интенсификации инновационных процессов, которые могут привести к увеличению добавленной стоимости продукции. Особое внимание уделялось агропромышленности, созданию технологических парков и инкубаторов, проектам сотрудничества между университетами и предприятиями.

В декабре 2007 г. был создан Фонд финансирования микро-, мелких и средних предприятий (ММСП), а в декабре 2008 г. - Гарантийный фонд для ММСП. Ранее, в г. начал функционировать Фонд структурной конвергенции Mercosur (Fondo para la Convergencia Estructural del Mercosur, FOCEM) с начальным капиталом в 100 млн. долл.

Он был создан на средства Бразилии и Аргентины для экономической помощи малым странам блока, чтобы уменьшить существующие в Mercosur асимметрии. В первые годы деятельности фонд финансировал только инфраструктурные проекты в Уругвае и Парагвае, но с 2009 г. осуществляет также программу развития производства авточастей мелкими компаниями всех четырех стран блока и проект создания производственных цепочек поставщиков нефти и газа. Таким образом, за относительно короткий срок (2006 2008 гг.) была сформирована довольно солидная институциональная система для включения политики развития производства в стратегию интеграции.

Инициативы в области производственной и научно-технической интеграции не избежали участи большинства решений, принятых в рамках блока, выполнение которых затягивается на долгие годы или остаются на бумаге. В частности, Рамочная программа развития науки и техники, срок которой уже истек, практически не выполнялась в связи с трудностями, вызванными глобальным кризисом и последующим обострением торговых противоречий между Аргентиной и Бразилией, а также с проблемами, возникшими в результате приостановки членства Парагвая и вступления Венесуэлы в качества полноправного члена группировки. Тем не менее в некоторых областях наметились положительные сдвиги, в первую очередь в ядерной энергетике, государственные организации Аргентины и Бразилии приступили к разработке программ сотрудничества.

Важную роль в научно-техническом сотрудничестве в Mercosur играет уругвайский Центр подготовки кадров для региональной интеграции (Centra de formation en integration regional, CEFIR). Это фонд наднационального характера, в него входят страны - члены Mercosur, он имеет связи с организациями других стран. Главными темами, над которыми работает данный центр, являются инновации в области энергетики, развитие использования альтернативных видов энергии.

Что касается ППИ, нельзя сказать, что ничего не делается для ее выполнения или существуют серьезные противоречия между странами - участницами Mercosur. Напротив, члены ГПИ работают, по утверждению представителя Аргентины Уго Барского, согласованно, у них есть общее понимание целей производственной интеграции, но основная трудность состоит в том, что нет опыта и ясности относительно методов организации контак стр. тов, создания ассоциаций между различными секторами, которые должны участвовать в программе17. В связи с этим большое внимание уделяется изучению опыта ЕС в выполнении программ научно-технического сотрудничества "Eureka" и EUPARTENARIAT.

В других традиционных интеграционных союзах региона пока нет попыток проведения совместной промышленной политики, там еще сильна инерция старых подходов к этому вопросу. Вместе с тем в них созданы органы содействия МСП, развитию их экспорта на региональные рынки. Помощь МСП осуществляется через субрегиональные банки развития, зачастую с участием международных организаций. В новых объединениях, созданных в последнем десятилетии, намечается разработка программ производственного сотрудничества, в частности, в Союзе южноамериканских наций (Union de las Naciones del Sur, Unasur) и Сообществе государств Латинской Америки и Карибского бассейна (Comunidad de Estados Latinoamericanos y del Caribe, CELAC). В блоке ALBA реально осуществляется сотрудничество в энергетике и нефтеперерабатывающей промышленности, однако пока отсутствует стратегия производственного взаимодействия.


По мнению бразильского исследователя Ренато Баумана, в последнее время цели экономической интеграции в регионе перестали быть ясными. "Если в 50 - 60-х годах интеграция была механизмом для содействия индустриализации, если в 80-х годах она была призвана преодолеть спад в торговле с США и Европой из-за нехватки иностранной валюты, а также возродить неиспользуемые производственные мощности, в 90-х годах служила политическим инструментом для повышения конкурентоспособности, то в последующем десятилетии ее экономическую мотивацию трудно четко определить"18.

Причина данного явления состоит в политической и идеологической дифференциации стран региона, в появлении между ними глубоких различий по основным вопросам развития, в том числе в видении целей интеграции. Между государствами, выступающими за открытость и свободу торговли, и теми, кто склоняется к протекционизму, усиливаются противоречия в отношении развития производственных отраслей. Это сдерживает взаимную торговлю, а также снижает привлекательность программ региональной интеграции. К тому же архитектура региональной интеграции постоянно перестраивается, возникают новые блоки, состав старых изменяется, и это мешает разработке и тем более выполнению сложных долгосрочных планов.

На современном этапе довольно успешно развивается производственная интеграция в области инфраструктуры - транспортной и энергетической, отсталость которой очень существенно сказывается на возможностях развития как производства, так и торговли.

Данное направление сотрудничества вызывает меньше противоречий, чем те формы интеграции, которые требуют единства в экономической политике. Крупные инфраструктурные проекты осуществляются в Южной Америке в рамках Unasur, а также в Центральной Америке (Proyecto Mesoamericano). Это - отдельная довольно обширная тема, в данной статье нет возможности ее рассмотреть, тем более что она уже освещена в отечественной литературе19.

В последние годы среди латиноамериканских исследователей и политиков широкое распространение получило мнение, что трудности регио стр. нальной интеграции могут быть решены путем встраивания предприятий региона в глобальные производственные цепочки, а также путем создания региональных и субрегиональных цепочек. В этих цепочках реализуется "вертикальная" производственная интеграция, где производители кооперируются и не конкурируют между собой, в отличие от "горизонтальной", подразумевающей конкуренцию между производителями одних и тех же отраслей. По этой теме появилась обширная литература, из которой можно сделать вывод, что создание производственных цепочек решает практически все насущные проблемы - повышение конкурентоспособности, обеспечение стабильного роста, повышение технологического уровня производства, включение мелких и средних предприятий, увеличение занятости, снижение конкуренции и трений между странами ЛКА. Возможность повышения конкурентоспособности без конкуренции и то, что производственные цепочки являются панацеей от всех болезней латиноамериканской экономики, представляется сомнительным. Но очевидно, что во многих случаях эти цепочки предоставляют ряд конкурентных преимуществ, и их необходимо использовать.

В настоящее время включение стран ЛКА в глобальные производственные цепочки осуществляется через свободные экономические зоны (СЭЗ) и размещаемые там предприятия "макиладорас", которые оторваны от национальных рынков и не играют роли в технологическом развитии, поскольку база местных поставщиков слабо развита, а части и полуфабрикаты, высокотехнологичные услуги поставляют иностранные предприятия. В этих случаях исследования и технологические разработки осуществляются в материнских компаниях, и передачи технологии не происходит.

Гораздо более плодотворным для промышленного и научно-технического развития может стать создание региональных производственных цепочек на основе местного сырья и полуфабрикатов, но оно происходит очень медленно. Об этом свидетельствует доля полуфабрикатов в экспорте региона. В ЛКА она составляет 10%, как внутри региона, так и во внерегиональном экспорте. Если принять во внимание, что доля промышленных товаров гораздо выше в межлатиноамериканской торговле, чем во внерегиональном экспорте, и это не ведет к повышению торговли полуфабрикатами внутри региона, можно сделать вывод о низком уровне "вертикальной" интеграции. То есть, 90% промышленных товаров, которыми страны ЛКА обмениваются друг с другом, целиком производятся в одной стране-экспортере. В случае Аргентины и Бразилии доля полуфабрикатов во взаимной торговле выше, чем в их глобальном экспорте. Эти данные демонстрируют значение обмена этими товарами между двумя странами, прежде всего в автомобильной промышленности. Похожая ситуация наблюдается в торговле между Сальвадором и Доминиканской Республикой, у них развивается вертикальная интеграция в области текстильной промышленности20. Любопытно, что производственные цепочки развиваются в латиноамериканском кинопроизводстве: мексиканские компании нередко передают части и процессы производства, которые в Мексике слишком дороги, в Аргентину и Чили.

Интеграция в области производства существенно продвинулась вперед за последние десятилетия за счет взаимных частных инвестиций. Это был по преимуществу стихийный процесс, ведущие роли в котором играли ТНК и транснациональные латиноамериканские компании - так называемые транслатинас. Многие из "транслатинас" образовались путем слия стр. ний и поглощений предприятий различных стран региона. На данный момент это, по видимому, наиболее прямой и действенный метод производственной интеграции, хотя и не формальный, не связанный с интеграционными организациями и соглашениями.

Слияния и поглощения преследуют сугубо частные цели и нередко приводят к монополизации рынков. Для преодоления отрицательных последствий такого рода производственной интеграции необходима кооперация между антимонопольными органами государств региона, т.е. определенная форма формальной интеграции. По данным Латиноамериканской экономической системы (Sistema Economico Latinoamericano у del Caribe, SELA), 47% слияний и поглощений в Латинской Америке происходят между предприятиями региона и более 50% своих инвестиций "транслатинас" осуществляют также в регионе21. Крупнейшие из них: бразильские "Petrobras", "Embraer", "Gerdau", "Brasil Foods", "Marfig", "Votorantim", венесуэльская PDVSA, мексиканские "America Mobil", "Cemex", "Grupo Alfa", "Grupo Modelo", "Bimbo", "Gruma", аргентинская "Tenaris", чилийская "Sudamcricana Arauca", колумбийские "Argos" и "Nutresa". Они инвестируют главным образом в добычу и переработку нефти, энергетику, телекоммуникации, в обрабатывающей промышленности - в цементную, пищевую, производство напитков, целлюлозно-бумажную и металлургию. Кроме того, значительные инвестиции вкладываются в пищевкусовую промышленность, финансы, торговлю, авиационный транспорт. На основании данных ежегодного доклада ЭКЛАК об иностранных инвестициях в регионе долю "транслатинас" в притоке инвестиций в ЛКА в самые последние годы можно оценить в 10 - 15%22.

"Транслатинас" начали действовать в области информационных технологий, в частности программного обеспечения. В 2010 г. из 102 компаний, инвестирующих в эту сферу в странах региона, 10 были "транслатинас". Крупнейшие из них - мексиканская SOFTEK, располагающая отделениями в различных государствах ЛКА, чилийская "Sonda", оказывающая консультационные услуги и экспортирующая программное обеспечение (действует в 10 странах), аргентинская GLOBANT и бразильская TOTVS. Очень успешной компанией является уругвайская "ARTech Consultores S.R.L.", созданная в 1989 г. двумя инженерами-компьютерщиками. Она специализируется на программном обеспечении, имеет отделения в Чикаго, Мехико, Сан-Пауло и Шанхае, экспортирует свою продукцию в 28 стран мира, ее продукты используют 4500 компаний.

Благодаря информационным технологиям расширились возможности сотрудничества стран региона как в рамках межгосударственных программ, так и на негосударственном уровне. Крупнейшая инициатива в этой области - Cooperation Latinoamericana de Redes Avanzadas (CLARA). Эта сеть была создана в 2004 г. латиноамериканскими правительствами при финансовой помощи ЕС для взаимосвязи научно-исследовательских учреждений стран ЛКА между собой и с GEANT, ее европейским аналогом. CLARA помогла создать национальные сети образовательных и исследовательских учреждений в ЛКА, способствовала сокращению различий в уровнях развития информационных и цифровых технологий между странами. В ее задачи входят развитие регионального научно-технического сотрудничества, что должно способствовать созданию оригинальных собственных технологий.

стр. Члены CLARA - Аргентина, Бразилия, Боливия, Венесуэла, Мексика, Гватемала, Гондурас, Доминиканская Республика, Колумбия, Коста-Рика, Куба, Панама, Парагвай, Перу, Сальвадор, Уругвай, Чили, Эквадор. Через эту сеть объединены 729 университетов, в том числе 672 тыс. преподавателей, 105 тыс. исследователей и 3,8 млн. студентов на скорости 622 МБ/с23. Сеть CLARA предоставила ученым и исследователям ЛКА канал сотрудничества с глобальным научным сообществом на региональном и международном уровнях, используя GEANT в Европе. Она предлагает ряд услуг, например, комплексные услуги проведения мультиконференций, поиска партнеров для реализации проектов, фондов финансирования, проведения научных мероприятий, открытия вебстраниц для организаций.


Дополнением к CLARA является инициатива ЭКЛАК @LIS2, направленная на поощрение развития информационного общества в регионе и на приближение к ЕС в этой области.

Эта программа концентрируется на внедрении новых технологий в здравоохранение, образование, реальное производство, электронное правительство. В области производства основное внимание уделяется поддержке и модернизации МСП. С этой программой связана еще одна - Региональный широкополосный диалог - общее пространство, где страны ЛКА обмениваются знаниями и предпринимают совместные усилия по расширению доступа к широкополосному Интернету.

В Центральной Америке осуществляется программа "Месамериканское информационное шоссе" (Autopista Mesoamericana de la Information), ее цель - снижение издержек и расширение услуг в области информатики, широкополосного Интернета для стран перешейка. Там же действует Месоамериканская сеть научных исследований в производстве биотоплива, объединяющая частные и государственные организации и предприятия, нацеленная на производство знаний и новых продуктов.

Приведенные выше данные свидетельствуют о том, что интеграция в области промышленного и научно-технического сотрудничества в ЛКА находится на начальном уровне, несмотря на ясное осознание необходимости такого сотрудничества в правительственных, предпринимательских и научных кругах. Оно развивается очень медленно из-за недостатка опыта, кадров, финансовых средств, сложности задачи объединения усилий множества государственных организаций, частных предприятий, предпринимательских объединений, университетов отдельных стран. Интеграции мешает инерция существующих институтов, моделей функционирования секторов, участвующих в этом процессе. В процессе реального сотрудничества возникает ряд проблем, в том числе вызванных турбулентным, а в некоторых случаях и кризисным состоянием традиционных интеграционных объединений в регионе. Поэтому в ближайшие годы, как представляется, вряд ли можно ожидать, что интеграция будет играть существенную роль непосредственно в промышленном развитии. Вместе с тем в таких вспомогательных отраслях, как энергетика и транспорт, обеспечивающих условия успешного функционирования и модернизации производства, по-видимому, сохранятся тенденции к расширению уже налаженных форм сотрудничества и интеграции, что будет оказывать положительное влияние на промышленность. Есть определенные основания надеяться на ускорение процессов интеграции в научно-технической сфере, где при помощи меж стр. дународных организации идет активный поиск новых путей регионального сотрудничества.

ПРИМЕЧАНИЯ CEPAL. Serie desarrollo productivo N 184 "Evaluation de un programa de innovation y sistemas de production". Santiago dc Chile, 2007, p. CEPAL. Anuario estadistico de America Latina у el Caribe, 2012. Santiago dc Chile, 2012, p.

2/1/1/, p. 2.2.2.2.

См.: CEPAL. Cambio estructural para la igualidad: una vision integrada de desarrollo. San Salvador, 2012;

CEPAL. Alianzas publicoprivadas para una nueva vision estrategica de desarrollo. Santiago de Chile, 2010.

CEPAL. J.A. Ocampo. La historia у los retos del desarrollo Latinoamericano. Santiago de Chile, 2012, p. 31.

CEPAL/OCDE. Perspectivas economicas de America Latina 2013. Politicas de pymes para el cambio estructural, 2012, p. 3.

Portafolio. Bogota, enero 31.

Подробнее об этом см.: CEPAL. W. Peres, A. Primi. Theory and Practice of Industrial Policy.

Evidence from the Latin American Experience. Santiago de Chile, 2009.

Ibid, p. 36.

Avances. Caracas, 2013, N 190, p. 5.

Comercio exterior. Mexico, 1986, N 2, p. 118.

CEPAL. Insertion international de America Latina у el Caribe 2011 - 2012. Santiago de Chile, 2012, p. 110.

CEPAL. Crisis international y oportunidades para la cooperation regional. Santiago de Chile, 2008, p. 18.

Complementation productiva en Mercosur. Perspectivas у potencialidades. Uruguay, 2004, p.

14.

Автоматизм механизма либерализации способствовал быстрому росту взаимной торговли, но свобода торговли вызвала увеличение дисбалансов и противоречий между странами - членами блока. К концу десятилетия процесс интеграции забуксовал и с тех пор прогрессирует крайне медленно.

Последнее соглашение (автомобильное соглашение) между двумя странами Mercosur было заключено в 2008 г. сроком до середины 2013 г. В его рамках разработан механизм "флекс" - коэффициент, который определяет количество импорта в зависимости от экспорта. Для Аргентины он составляет 2,5, т.е. за каждый доллар импортируемой продукции автомобильной промышленности она имеет право экспортировать товары на 2,5 долл., тогда как для Бразилии соответствующий коэффициент составляет 1,95.

Revista de la integration. Lima, 2011, N 7, p. 123.

Ibid, p. 128.

R. Baumann. Regional Trade and Growth in Asia and Latin America: the Importance of Productive Complementarity. Brasilia, 2010, p. 99.

См. работы ИЛА РАН: Латино-Карибская Америка в контексте глобального кризиса кризиса, 2012. Аналитические тетради, 2012, N 22.

CEPAL. Panorama de la insertion international de America Latina y el Caribe 2012, Santiago de Chile, 2012, p. 133 - 135.

SELA. Desarrollo productivo e industrialization en America Latina y el Caribe. Caracas, 2012, p. 22.

На основе данных ежегодных докладов ЭКЛАК "La inversion extranjera directa en America Latina y el Caribe". Santiago de Chile, 2010 - 2011.

SELA. Desarrollo productivo e industrialization en America Latina y el Caribe, p. 40.

стр. "Мультилатинас": трансграничный рывок латиноамериканского Заглавие статьи бизнеса Автор(ы) П. П. Яковлев Источник Латинская Америка, № 6, Июнь 2013, C. 51- ЭКОНОМИКА Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 83.6 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи "Мультилатинас": трансграничный рывок латиноамериканского бизнеса Автор: П. П. Яковлев В настоящее время крупные латиноамериканские компании активно включаются в глобальные потоки перемещения капитала в качестве его экспортеров. За рубежом открываются их филиалы и представительства, создаются собственные производственные мощности, активно осуществляются операции слияния и поглощения местных предприятий. Эти процессы стали главной чертой образования сравнительно большой группы "мультилатинас", которые все сильнее влияют на формирование нового транснационального - облика региональной экономики и увереннее чувствуют себя в системе мировых хозяйственных связей.

Ключевые слова: Латинская Америка, концентрация капитала, глобальные рынки, международная конкуренция, "мультилатинас".

Одна из главных качественных характеристик композиционного построения современной мировой экономики - формирование и растущая международная активность транснациональных корпораций (ТНК), в том числе компаний развивающихся государств.

В основе этого феномена лежит тот факт, что интенсивно протекающие процессы глобализации сопровождаются постоянным ростом международного движения капиталов и объективным возрастанием роли ТНК, ставших самыми динамичными субъектами мирохозяйственных связей, ведущей силой мирового экономического развития. Вместе с тем глобализация (для многих неожиданно) привела к нелинейному усилению позиций развивающихся стран и их бизнес-структур, вызвала перегруппировку и перераспределение мировых экономических сил, что ощутимо изменило и усложнило международный контекст, по-разному отразилось на положении в отдельных регионах.

Названные тенденции не обошли стороной и Латинскую Америку, крупнейшие компании которой с начала 1990-х годов радикально повысили степень своей трансграничной активности, стали чуть ли не в массовом Петр Павлович Яковлев - доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований ИЛА РАН (petrp.yakovlev@yandex.ru).

стр. порядке превращаться в транснациональные латиноамериканские корпорации (ТЛК) или, как их еще называют, "мультилатинас". Эти производственные, торговые, сервисные и финансовые структуры становятся хребтом латиноамериканской экономики, передовым отрядом бизнеса, в значительной мере уже сейчас определяющим место и роль региона в системе мирохозяйственных отношений. Формирование и рост "мультилатинас" - стратегически важный структурный сдвиг.

Несмотря на некоторое количество публикаций в зарубежной прессе и отдельные специальные научные исследования1, суть и основные черты явления ТЛК изучены недостаточно и нуждаются в новых целенаправленных усилиях экспертов. Еще хуже дело обстоит у нас. Проблема транснационализации латиноамериканского бизнеса, возвышения "мультилатинас", при всей ее очевидной актуальности, большом научном и практическом значении (в том числе с точки зрения российских финансово экономических и внешнеторговых интересов), до сих пор не получила адекватного освещения в отечественной латиноамериканистике. Это тем более досадно, поскольку интегрированный анализ деятельности "мультилатинас" способствует выявлению ключевых детерминант и долгосрочных тенденций развития стран Латинской Америки. В данной работе автор предлагает взглянуть на проблему "без гнева и пристрастия";

статья также призвана в известной мере восполнить указанный пробел.

НОВЫЕ ИГРОКИ В ГЛОБАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ Интернационализация капитала вовлекает в свою орбиту десятки государств, чьи предприятия сумели модернизироваться, повысить внутреннюю и внешнюю конкурентоспособность и пошли по пути превращения в ТНК. При этом наиболее продвинутые развивающиеся страны оказали государственную поддержку зарубежной деятельности своих корпораций, рассматривая их в качестве эффективных инструментов конкуренции с компаниями западных держав и сокращения критического отставания от ядра мировой экономики. Результат не заставил себя ждать. В первом десятилетии нынешнего столетия свыше 5 тыс. ТНК развивающихся стран осуществили за рубежом 12,5 тыс. инвестиционных проектов greenfield (то, что называется "с нуля") на общую сумму 1,7 трлн долл.2.

В полном согласии с указанными трендами в последние десятилетия имело место экономическое возвышение ведущих латиноамериканских государств, которое хотя и не идет ни в какое сравнение с феноменальным хозяйственным спуртом Китая, но в общем мировом контексте (особенно на фоне затянувшейся рецессии в Европе) выглядит весьма убедительно. Важно отметить, что одним из показателей возросшей экономической мощи Латинской Америки стало увеличение удельного веса национального капитала, формирование большой группы сравнительно мощных местных компаний, которые в целом ряде случаев стали теснить зарубежные ТНК, доминировавшие на латиноамериканских рынках. Характерные данные: если в 1999 г. из 500 крупнейших бизнес-структур региона более 50% контролировались иностранным капиталом, то уже к 2007 г. этот показатель снизился до 25%3.

Прочно закрепившись на национальных рынках, многие латиноамериканские компании и банки активно включились в глобальные потоки пере стр. мещения капитала в качестве его экспортеров: за рубежом открывались филиалы и представительства ведущих бизнес-структур, создавались собственные промышленные и торговые мощности, выстраивались вертикально-интегрированные производственные цепочки, активно осуществлялись операции по приобретению уже действующих местных предприятий (инвестиции brownfield). Отмеченные процессы стали главной (определяющей) чертой образования сравнительно большой группы "мультилатинас", которые в растущей степени влияли на формирование нового - транснационального облика региональной экономики и все увереннее чувствовали себя в системе мирохозяйственных связей (см. таблицу 1). Это - своего рода "строй летящих гусей", лидеры латиноамериканского трансграничного бизнеса.

Замечу, что объемы вывоза предпринимательского капитала из стран Латинской Америки были подвержены сильным перепадам, отражавшим изменения международной конъюнктуры. Причем трансграничные инвестиции "мультилатинас" направлялись все чаще в соседние страны региона, где ТЛК активно приобретали производственные активы. Например, в 1995 - 2002 гг. доля "мультилатинас" в общем объеме прямых иностранных капиталовложений в Латинской Америке составлял 5%, а в 2003 - 2010 гг.

этот показатель вырос до 36%4.

В данной связи возникает закономерный вопрос: какие внутренние причины и движущие силы лежали в основе процесса транснационализации латиноамериканского капитала?

Важным фактором, побудившим предприятия государств Латинской Америки к освоению зарубежных рынков, стала большая открытость экономик стран региона, достигнутая в результате неолиберальных реформ 1990-х годов. При всех неоднозначных последствиях рыночных преобразований макроэкономическая, внешнеторговая и финансовая либерализация объективно способствовала активному вовлечению компаний и банков Латинской Америки в стихию глобальных рынков и резко ускорила процесс образования "мультилатинас".

Другой существенной причиной транснационализации латиноамериканских компаний стал сравнительно узкий внутренний рынок отдельно взятых стран, даже самых крупных, который не мог "переварить" растущий объем товаров и услуг, производимых ведущими корпорациями. Накопив соответствующий опыт и обретя существенную мощь в пределах национальных экономик, ТЛК теперь критически нуждаются в новых площадках для предпринимательской деятельности и стремятся на международном уровне воспроизводить приобретенные и освоенные навыки ведения бизнеса.

Если взглянуть на проблему ретроспективно, то процесс складывания "мультилатинас" логично разделить на два этапа. Первый (1990-е годы) можно идентифицировать как своего рода подготовительный период к реальной транснационализации, когда международная активность латиноамериканских предприятий в большинстве случаев сводилась к расширению торговых операций, открытию зарубежных представительств и не носила четко выраженного инвестиционно-воспроизводственного характера. Второй (нынешний) этап интенсивно разворачивается с начала XXI в., когда благоприятная рыночная конъюнктура, связанная с ростом мировых цен на сырьевые и продовольственные товары, радикально изменила внешний контекст экономического развития ведущих ресурсопроизводящих стран. Более того, возросшие доходы от экспорта сырья и продовольствия, в полном соответствии с теорией внешнеторгового мультиплика стр. тора, стали сильным стимулом увеличения внутреннего спроса и помогли раскрыть потенциал латиноамериканских предприятий несырьевого сектора, в том числе компаний, занятых в производстве товаров массового потребления, а также в технологичных отраслях и сфере услуг. Именно эти структуры, заинтересованные в новых емких рынках, возглавили процесс инвестиционно-воспроизводственной транснационализации и образовали ядро "мультилатинас".

Таблица КРУПНЕЙШИЕ "МУЛЬТИЛАТИНАС" ПО ОБЪЕМУ ПРОДАЖ (2011 г., млн.

долл.) Компания Страна Отрасль Продажи Бразилия Нефтегазовая 1 Petrobras Венесуэла Нефтегазовая 2 PDVSA Бразилия Горнодобывающая 3 Vale Мексика Телекоммуникации 4 America Movil Бразилия Пищевая 5 Grupo JBS-Friboi Бразилия Строительство 6 Odebrecht Бразилия Металлургия 7 Gerdau Мексика Напитки 8 FEMSA Чили Торговля 9 Cencosud Мексика Цементная 10 Cemex Бразилия Пищевая 11 Brasil Foods Мексика Конгломерат 12 Grupo Alfa Бразилия Пищевая 13 MARFRIG Мексика Пищевая 14 Grupo Bimbo Аргентина Металлургия 15 Tenaris Бразилия Строительство 16 Camargo Correa Чили Торговля 17 Falabella Бразилия Строительство 18 Andrade Gutierrez Мексика Телекоммуникации 19 Telmex Бразилия Авиаперевозки 20 TAM Мексика Напитки 21 Grupo Modelo Чили Авиаперевозки 22 LAN Бразилия Цементная 23 Votorantim Cimentos 24 Sudamericana de Vapores Чили Морской транспорт Бразилия Авиакосмическая 25 Embraer Боливия Телекоммуникации 26 Brightstar Мексика Торговля 27 Grupo CASA SABA Чили Деревообработка 28 CMPC Мексика Медиаконцерн 29 Grupo Televisa Чили Деревообработка 30 Arauco Источник: AmericaEconomia, 2012.

стр. Традиционным способом корпоративного развития ТЛК является так называемый органический рост, макроэкономическая суть которого состоит в том, что получаемые прибыли и кредиты со временем все больше инвестируются не только в местный, но и в зарубежный бизнес корпораций. Благодаря этому происходит последовательное расширение трансграничной активности: наращиваются производственные мощности, увеличиваются объемы производства и реализации товаров и услуг, растет занятость.

Одновременно равномернее распределяются предпринимательские и финансовые риски, поскольку трудности на одних национальных рынках компенсируются увеличением продаж в других странах, где ситуация складывается более благоприятно.

При наличии у "мультилатинас" значительных "свободных" финансовых ресурсов предпочтительными становятся сделки по трансграничным аквизициям (слияниям и поглощениям) хозяйствующих субъектов, что, как правило, связано с крупными прямыми зарубежными инвестициями. Как показывает опыт, слияния и поглощения - средство скорейшего достижения бизнес-целей за пределами страны базирования ТЛК.

Использование этой стратегии позволяет приобретать уже готовые активы с налаженным производством, менеджментом и маркетингом и таким образом в сжатые сроки получать весомые преимущества в конкурентной борьбе. С начала XXI в. ведущие латиноамериканские корпорации осуществили сотни операций аквизиции иностранных предприятий. Самой громкой была покупка в 2006 г. бразильской горнодобывающей ТЛК "Vale" крупного канадского производителя никеля "Inco Ltd" за 17,2 млрд. долл.5.

Конечно, стратегия международной экспансии "мультилатинас" не является ригидной.

Она варьируется в зависимости от конкретной экономической и политической конъюнктуры, детерминирована многими внутрикорпоративными факторами, внешними обстоятельствами, действиями партнеров и конкурентов. Одним из векторов транснационализации стали стратегические альянсы - сотрудничество, нацеленное на раздел рынков на взаимовыгодной основе, что позволяет избегать "кровопролитных" конкурентных сражений. Например, в Латинской Америке мексиканская ТЛК "America Movil" на равных конкурирует с испанской корпорацией "Telefonica" (обе входят в элиту глобального телекоммуникационного бизнеса). Но острая конкуренция двух гигантов соседствует с тактикой соглашений о разделах рынков. Последний пример - переговоры о сотрудничестве на ключевой бразильской площадке (порядка 262 млн. линий мобильной связи), где у "Telefonica" 75,8 млн. клиентов, а у "America Movil" - 65,6 млн. Стоит заметить, что мексиканско-испанский стратегический альянс содержит весомый инновационный компонент, поскольку предусматривает широкое внедрение передовой технологии LTE (Long-Term Evolution), позволяющей существенно нарастить сервисные возможности высокоскоростных систем мобильной связи6.

Таким образом, в своей зарубежной экспансии "мультилатинас" используют различные стратегии, что позволяет им достаточно гибко приспосабливаться к меняющимся условиям ведения транснационального бизнеса на региональном и глобальном уровне.

стр. ТЛК: БАЗОВЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ Изучение трансграничной деятельности "мультилатинас" помогает избавиться от стереотипов и снять устаревшие коннотации, связанные с низкой международной активностью латиноамериканских стран. Разумеется, речь не идет обо всех государствах региона, но в ведущих и наиболее крупных странах интенсивно формируются собственные конкурентоспособные ТНК - "мультилатинас", осуществляющие значительный экспорт капитала и способные активно участвовать в процессах глобализации мировой экономики в качестве полноправных и мощных субъектов.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.