авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«Екатерина Викторовна Осоченко Легко родить легко. Пособие для будущих мам Екатерина Осоченко Легко родить легко ...»

-- [ Страница 2 ] --

Впрочем, даже диагноз «узкий таз» не является окончательным приговором. В родах (и за некоторое время до них) кости таза беременной женщины естественным образом приходят в движение, раздвигаясь, чтобы дать путь ребенку. По опыту врача-акушера Татьяны Малышевой, 32 года проработавшей в разных роддомах Санкт-Петербурга, иногда даже при таком диагнозе случаются настоящие чудеса: «Поступила к нам на роды миниатюрная женщина, изящная, худенькая, и ростом – всего около 145 см. При этом живот у нее был просто огромный, и по результатам УЗИ мы видели, что ребенок там – ну точно за килограмма. И наша бригада решила: “Таз узкий, и сама она точно не родит. Будем кесарить”. Но поскольку в тот день было ну очень много работы, мы ее оставили в схватках и отправились к другим женщинам, решив, что кесарево сечение сделаем позже. И что вы думаете? Приходим через несколько часов – она сидит с ребенком на руках. Родила сама, вместе с акушеркой – даже без врача, вес ребенка 4200. Как можно объяснить эту ситуацию?

На мой взгляд, узких тазов не бывает. Дело в том, что подвижность суставов и эластичность связок бывает разной. По моему глубокому убеждению, этот показатель – как и многие другие в здоровье любого человека – зависит от образа жизни. Подвижность суставов, характеристики сосудов, показатели анализов крови, способность к регенерации тканей и многое другое напрямую связано с тем, насколько зашлакован организм».

Вернемся к рассмотрению показаний к кесареву сечению. Наряду с диагнозом «узкий таз» называются следующие:

• Новообразования (миома), мешающие естественным родам. Например, миома матки, расположенная в области перешейка.

Отметим, что миома сама по себе не препятствует наступлению и развитию беременности, однако ее появление – нехороший признак, свидетельствующий… также о зашлакованности организма, считает врач-акушер Татьяна Малышева: «Раньше такой диагноз, как “миома матки”, ставили обычно женщинам в возрасте за 50, случаи миом в более молодом возрасте были крайне редки. Теперь же мы видим женщин с миомой матки и в 20 лет, и миома во время беременности встречается все чаще. Люди живут, годами заваливая себя мусором: неправильно питаясь, мало двигаясь, не закаляясь, не бывая в парилке, – естественно, что организм реагирует новообразованиями. Миома – это склад мусора, средоточие токсинов. Мой опыт консультирования беременных показывает: даже выявленная во время беременности, миома не является приговором и не обязательно влечет за собой операцию. У меня есть множество случаев в практике, когда с по мощью естественных методов оздоровления и очищения организма нам удавалось приостановить разрас тание миомы, а в некоторых случаях – даже прийти к ее полному рассасыванию! Но, конечно, если добиться исчезновения миомы (или хотя бы уменьшения ее размеров) за всю беременность не удается и миома перекрывает выход из матки, то тогда для такой женщины кесарево сечение остается единственным выходом…»

• Еще одним механическим препятствием является полное предлежание плаценты – так называют расположение плаценты над шейкой матки, когда выход в родовой канал для ребенка оказывается перекрыт. Это однозначно плановая ситуация, которая может быть определена на УЗИ. Однако диагнозом, определяющим выбор способа родить, предлежание становится только в последние недели;

выявленное раньше, оно может пройти само собой – по мере увеличения срока беременности за счет растяжения и роста матки увеличивается расстояние от нижнего края плаценты до шейки матки.

И снова обратимся за пояснением к специалисту по УЗИ-диагностике с 20-летним стажем Татьяне Малышевой: «Ультразвуковое исследование действительно дает ясное представление о локализации (местонахождении) плаценты в матке. Однако в большинстве случаев мы сталкиваемся со случаями гипердиагностики. Женщина приходит на УЗИ при сроке 12 или 16 недель, и ее уже пугают полным предлежанием плаценты. Это заблуждение!

И достаточно часто врачи в кабинетах УЗИ-диагностики не понимают: локализация плаценты в матке изменяется с течением беременности. Это естественно, ведь матка растет.

Диагноз “полное предлежание плаценты” правомочен только перед родами, недели с 37–38-й. До этого срока не нужно пугаться, и уж точно не нужно заранее обрекать себя на кесарево сечение. Таких случаев, когда предлежание плаценты, диагностированное в ранние сроки беременности, сохраняется до конца, не так уж много, примерно 5%, и не нужно торопиться относить себя к группе риска по этому показанию».

• Преждевременная отслойка плаценты. Этот диагноз также составляет буквально доли процента среди всех рожающих женщин, и не нужно заранее настраиваться на такой исход. Признаком начавшейся отслойки плаценты в родах является преждевременное начало кровотечения. В норме плацента должна отделиться после рождения ребенка и начала его самостоятельного дыхания. До того ребенок получает кислород через кровь, притекающую от матери через плаценту к пуповине. Если роды еще не завершены, а плацента уже начала отделяться, врачи проводят операцию экстренного кесарева сечения.

Напоминая о малом проценте подобных случаев, врач-акушер Татьяна Малышева призывает беременных женщин меньше думать о негативе и больше заниматься профилактикой кровотечений: «Преждевременная отслойка плаценты – ситуация нездоровая. Но зачем же доводить себя до нездо ровья и кесарева сечения? Аномальные кровотечения свидетельствуют о плохом качестве сосудов в организме матери, и, по моему убеждению, к этому опять-таки приводит нездоровый образ жизни. Наверняка многие слышали о способах укрепления стенок сосудов, о закаливающих процедурах, о тренировке организма... Во время беременности здоровый образ жизни не противопоказан, даже наоборот! Очень хорошо укрепляют организм баня и закаливание – своим беременным я даже рекомендую походы в баню в качестве оздоровительной меры. Наравне со здоровым питанием это является лучшей профилактикой любого рода осложнений. Чем меньше вы об этом думаете, тем меньше шансов, что это случится. Лучше скорее прекращайте есть сосиски и батоны, вставайте с дивана и отправляйтесь на прогулку!»

• Вероятный разрыв матки. Эта ситуация – как и предыдущая – встречается крайне редко и диагностируется только непосредственно в родах. До их наступления предугадать ее невозможно. Предрасполагающими факторами являются многочисленные аборты, приведшие к истончению стенки матки. Что же касается несостоятельности рубца на матке от предыдущего кесарева сечения, то, вопреки широко распространенному заблуждению, диагностировать состояние рубца с помощью ультразвукового исследования при беременности невозможно.

«…Тем, у кого в анамнезе кесарево, – рассказывает Татьяна Малышева, – доктора иногда говорят, что рубец якобы начал расходиться, – это говорится для того, чтобы направить женщину на повторное кесарево (которое проводится за деньги). Но за 20 лет работы у аппарата УЗИ я убедилась: определить состояние рубца по УЗИ невозможно заранее! Вне беременности его вообще не видно. Понять, что расхождение рубца началось, можно по клинической картине непосредственно в родах: это всегда боль, интенсивная и непроходящая. В этом случае необходимо срочно решать вопрос о кесаревом сечении. А прочность рубцовой ткани зависит от общего уровня здоровья женщины, то есть от ее образа жизни».

Мы рассмотрели показания к кесареву сечению, называемые абсолютными. Но существует также и другая группа показаний.

2. Относительные. Это ситуации, при которых, как говорят медики, нужно учитывать обстоятельства, условия и противопоказания;

когда можно принимать решения не только в пользу кесарева сечения. Проще говоря, это ситуации, при которых роды естественным путем физически возможны, но сопряжены с некоторым риском. Среди относительных показаний к кесареву:

• Крупный плод (при достаточной подвижности и нормальных размерах таза роженицы роды возможны через естественные родовые пути). Однако стоит помнить, что вес ребенка при рождении – величина управляемая и зависит от того, как мама ест и сколько двигается во время беременности. Утверждение «крупные родители – крупные дети» не выдерживает подтверждения практикой. Часто, напротив, крупные мамы – например, спортсменки, всю беременность проводившие в движении, – рожают некрупных малышей. Из уст одной знакомой акушерки мне как-то довелось услышать замечательную фразу насчет крупных детей: «Уж лучше мелкого родить, да потом – докормить».

• Близорукость. Сама по себе она не является показанием к кесареву сечению, а вот изменения сосудов глазного дна – это фактор риска, так как может привести к кровоизлиянию, отслойке сетчатки с последующей слепотой. И даже если к моменту родов грамотный офтальмолог все-таки диагностировал нарушения состояния глазного дна, вопрос о том, быть или не быть кесареву, зависит от степени этих изменений. В начале 2000-х годов в Санкт-Петербургском институте акушерства и гинекологии прошло заседание Российского общества акушеров-гинекологов с участием врачей-окулистов. На нем было официально признано: сама по себе близорукость не является показанием к кесареву сечению. В качестве показаний со стороны офтальмологии были названы лишь серьезные изменения глазного дна. В остальном была принята рекомендация: не направлять на обязательное кесарево всех женщин с нарушениями зрения, а в случае, если естественные роды все же возможны, следует укоротить потужной период и обучить роженицу навыкам потуг «от диафрагмы».

• Пороки сердца (врожденные или приобретенные) также часто называются среди относительных показаний к кесареву сечению. Однако здесь, как и при заболеваниях органов зрения, важно не ошибиться в диагнозе, и в случае сомнений рекомендуется посетить нескольких специалистов, чтобы иметь возможность сопоставить их точки зрения на проблему. Важно помнить еще и о том, что иногда риск, связанный с применением обезболивающих препаратов во время кесарева, может превышать риски, которые могут повлечь за собой в этом случае естественные роды. В такой ситуации выбор грамотного кардиолога – залог успеха.

• Предшествующие операции кесарева сечения и наличие одного или нескольких рубцов на матке иногда рассматриваются врачами как показание к кесареву, но, как мы уже отмечали, при здоровом образе жизни и как следствие – состоятельном рубце на матке – ничто не мешает естественным родам. Вероятность разрыва матки после кесарева действительно повышается, но – вспомним статистику: от 10 до 20% женщин во всем мире рожают естественным путем даже после кесарева сечения.

• Нехватка кислорода у ребенка (гипоксия) считается относительным показанием и может быть диагностирована непосредственно в родах с помощью аппарата КТГ (метод кардиотокографии – это разновидность ультразвукового исследования). В процессе родов к животу роженицы прикрепляется датчик, фиксирующий сердечные ритмы плода. Ни одни роды в родильном доме не проходят сегодня без этого аппарата.

Однако, как отмечает врач-акушер Татьяна Малышева, «с началом повсеместного использования в родах КТГ – это произошло на моей практике – повысился процент кесаревых сечений в результате гипердиагностики. И это – единственное следствие повсеместного мониторинга состояния плода в родах с помощью КТГ. Улучшения состояния здо ровья новорожденных в общей массе (как ожидалось) в результате этого не произошло.

И я опять возвращаюсь к своей главной мысли: здоровая мама = здоровый малыш. Если сердечно-сосудистая система матери тренирована, то и проблем с поступлением кислорода к ребенку не возникает – ни в родах, ни на протяжении беременности».

• Неправильное положение ребенка в матке : тазовое предлежание (ягодичное или ножное), поперечное положение, запрокидывание головки и так далее. Они встречаются в 3,5–6% случаев. Врачи обычно видят только механические причины. Еще Гиппократ писал в своей книге «О семени и о природе ребенка»: «Если у ребенка, когда порвутся оболочки, будет преобладать движение головой вперед, то женщина рожает легко. Если же он будет выходить боком или ногами, что бывает часто, то женщина рожать будет трудно». На заре акушерства использовался разворот плода в матке (непосредственно перед родами живот женщины смазывали жиром, и акушерка руками мяла живот, разворачивая ребенка).

Впоследствии было решено отказаться от этого приема из-за опасности травм. В современных больничных условиях эту проблему, как правило, решают путем кесарева сечения.

Однако в классических медицинских учебниках по акушерству описаны приемы, позволяющие принимать роды и при неправильных положениях ребенка, – все зависит от того, как именно он располагается. Диагностировать положение плода можно на любом сроке беременности (с помощью УЗИ-диагностики или – на более поздних сроках – при ручном обследовании), но окончательно вопрос о том, как именно будут проходить роды, решается с началом схваток. Известны случаи, когда ребенок переворачивался и занимал нужное положение буквально за несколько часов до того, как появлялся на свет.

Кесарево сечение глазами ребенка Итак, несправедливо говорить о том, что кесарево в анамнезе – это однозначный диагноз для ребенка. Как мы уже поняли, кесарево кесареву рознь: если женщину прооперировали только исходя из наличия рубца на матке или по причине анатомически узкого таза, то ребенок тут ни при чем! С его стороны показаний к кесареву не было, и по каким-то параметрам он может даже опережать других детей, рожденных естественным путем, но серьезно травмировавшихся в родах.

И все же, даже в случае минимального времени воздействия наркоза, «кесарята»

успевают «хлебнуть» наркотических веществ. Да, последствия «постнаркозной ломки»

нивелируется с возрастом, и повзрослевшие «кесарята» не отличаются от сверстников, родившихся естественным путем, за счет адаптации. Но в раннем возрасте разница достаточно заметна, и адаптация к внешней среде требует от организма ребенка большего напряжения. Перечислим возникающие проблемы:

• в случае планового кесарева ребенок появляется на свет не в свой предусмотренный природой срок;

психологически – не участвует активно в родах, пассивен;

• под влиянием наркоза ему труднее приспособиться к энергичной жизни в первые дни – к активному дыханию, сосанию, крику;

• часто малыш имеет меньший телесный контакт с мамой (которой нельзя поднимать тяжести);

• он имеет больше шансов стать «искусственником», так как лактация (образование грудного молока. – Примеч. авт.) у прооперированной мамы устанавливается трудней, в том числе из-за применения антибиотиков и позднего прикладывания к груди.

Даже если вам после операции назначили антибиотики, это не значит, что грудное вскармливание нужно прекращать. Если оценить все риски для ребенка, то уж лучше несколько дней «потчевать» его молоком с антибиотиками, но сохранить для него возможность грудного вскармливания на последующие год-полтора. Если вы боитесь «перекормить» малыша молоком с антибиотиками – сцеживайтесь, но сохраняйте лактацию!

Раннее прикладывание к груди после кесарева сечения еще важнее, чем при естественных родах: для нормального сокращения матки и образования достаточного количества молока у матери, в качестве скорейшей психологической и физиологической адаптации ребенка. Часто мамы «кесарят» жалуются, что детки беспричинно плачут в первые дни и недели после появления на свет. Это может быть следствием повышенного внутричерепного давления или попаданием некоторого количества наркоза в организм ребенка. Педиатры советуют набраться мужества, войти в положение малыша и, что называется, не опускать руки. «Кесаренок», конечно, справится с трудностями, но, скорее, не благодаря, а вопреки перенесенной операции.

...

Если ситуация кесарева все-таки неизбежна, родителям нужно как можно раньше обратить внимание на этот вопрос. Во-первых, подготовиться и прожить день рождения ребенка как радостный праздник, даже если он сопряжен с операцией, и, во-вторых, как можно раньше начать адаптацию с учетом этого опыта – непростого для обеих сторон.

Большинство мам, чьи дети появились на свет путем кесарева сечения, жалуются на упадок сил, появление апатии и даже развитие глубокой депрессии в первые недели и месяцы жизни с малышом.

Термин «послеродовая депрессия» придуман не зря – даже после естественных родов это случается с некоторыми женщинами. А у наших бабушек даже была поговорка: «Первые капли молока приходят с материнскими слезами». Современные биохимики доказали, что это – следствие изменения гормонального фона: в первые дни после родов повышается уровень пролактина и окситоцина. Ответственные за выработку молока, эти гормоны, кроме прочего, повышают эмоциональную восприимчивость женщины. Но гормональный фон быстро стабилизируется, и, как правило, уже через несколько дней – максимум через неделю – настроение молодой мамы приходит в норму.

С кесаревым сечением все обстоит несколько иначе. Упадок маминого настроения усугубляет ограниченность физических возможностей: после кесарева, как говорят врачи, «нельзя поднимать ничего тяжелее новорожденного ребенка», трудно сидеть, ходить и стоять...

Еще один аспект кесарева сечения касается психологических последствий. В естественных родах мать, что называется, нутром чувствует, как ребенок проходит через нее, она тужится, помогая ему родиться, чувствуя его, как никогда, и в физическом, и в психологическом смысле. Он идет к цели, через препятствие, с помощью мамы, через сопротивление – к успеху, ощущая угрозу своей жизни и знакомясь с тем, что такое жизнь и смерть. Ведь роды – это переходный этап между Жизнью и Смертью. Беременности уже нет, а ребенок еще не родился. И женщина в этот момент рождается как Мать.

А в случае кесарева – нет рождения Матери. Нет творческих мук, сотворчества с ребенком, сотворения новой жизни… Иногда женщины после кесарева сечения жалуются на некоторое отчуждение – возникает чувство, что родов словно не было, что «своего ребенка будто и не рожала».

Но, как говорят психологи, не надо взращивать в себе чувство вины! Кесарево – не приговор, и из любой ситуации можно вынести позитивный опыт – так считает екатеринбургский психолог, специалист по телесно-ориентированной психотерапии Надежда Латыпова, которая уже больше 15 лет занимается подготовкой беременных и психологическим сопровождением в родах. Несколько лет назад в одном из своих интервью она рассказала мне о тонкостях послеродовой адаптации «кесарят» и их мам: «…Если кесарево уже состоялось – этот факт не отменить. Мой совет – смириться с тем, что невозможно исправить, и сосредоточиться на позитивных моментах. Да, было кесарево, но вы живы, и ваш ребенок живой. Вера в свои силы и позитивный настрой могут многое! Через тесный телесный контакт можно восстановить связь с ребенком, прерванную в момент кесарева сечения… …Очень помогает для установления психологического контакта грудное вскармливание – “кесарят” нужно держать у груди как можно больше. Больше носите его на руках, прижимайте к телу, воссоединяйтесь с ним, пусть он вспоминает (на уровне тела) те ощущения защищенности и безмятежности, которые он испытывал во время беременности.

А для мамы это, по сути, новое знакомство с собственным ребенком...

…У “кесаренка” не запечатлен в сознании этап прохождения родовых путей, он не пережил предусмотренный природой этап рождения через сопротивление давлению. Такой ребенок просто не знает, что значит идти через препятствия к результату... В психологическом смысле нет понимания, что такое риск и ответственность за его последствия. Поэтому “кесарят” нужно учить преодолевать препятствия, бороться за лучшее – естественно, делать это через игру. Подходит все, что связано с развитием телесности:

разучивать танцы, лазать по лесенкам, кувыркаться. Перед ребенком все время нужно ставить цель и стимулировать его идти к ней с первых месяцев жизни! Положить перед ним игрушку – пусть ползет, пусть сделает это сам и почувствует удовольствие от преодоления… …Говорят, что дети, рожденные через кесарево, чаще становятся гениями. Возможно, отчасти это так. Но нужно постараться развить эти таланты и сделать так, чтобы они сопровождались трудолюбием. И здесь многое зависит от дальнейшего воспитания».

Каким вырастет малыш, целиком зависит от стараний любящих родителей. Ведь как бы трудны ни были условия его рождения, последствия даже самых сложных переживаний (или отсутствия необходимых «родовых стрессов») можно скорректировать теплом и лаской, должным уходом и внимательным воспитанием. Тем более, что, как говорят педиатры, первый год жизни ребенка – это время наиболее высоких адаптивных возможностей организма, и в этот период можно исправить многое.

Малыш отказывается выходить? Как помочь маме и ребенку?

...

Правильным положением плода в матке считается положение, когда продольная ось туловища и ось матки совпадают, предлежащей (самой нижней) частью является головка, а подбородок ребенка прижат к груди. В таком положении роды проходят естественным образом, с минимальным количеством осложнений для матери и ребенка.

Если ребенок лежит боком, вперед ягодицами или ногами, если голова его запрокинута, то существует риск травмирования в родах. Эти положения относят к неправильным.

Возникшая во второй половине прошлого века пренатальная психология, уделяя большое внимание дородовым переживаниям ребенка, рассматривает их в тесной связи с эмоциональным состоянием матери. И с этой точки зрения ответ на вопрос о причинах неправильного положения ребенка в матке очевиден: ребенок отказывается выходить, он словно поворачивается спиной (боком или другим неудобным местом) к выходу в этот мир...

Иными словами, он лежит так, что его появление на свет сопряжено с риском для его жизни.

Коллектив авторов из НИИ психотерапии и клинической психологии Санкт-Петербурга совместно с сотрудниками Медицинской академии города Иваново на Всемирном конгрессе «Внутриутробный ребенок и общество» в мае 2007 года представил доклад «Эмоциональный стресс беременных, эмоциональные переживания пренейта и неправильные предлежания плода». В нем объединены результаты трех независимых исследований, и все они доказывают тесную связь неправильных положений ребенка в матке с психическими переживаниями матери.

Авторы доклада наглядно – с помощью результатов УЗИ-диагностики – доказывают свою точку зрения: беременная мама своими эмоциями задает тональность (позитивную или негативную), а ребенок с помощью языка тела выражает свое участие в этой жизни.

«Заражаясь» отрицательными эмоциями мамы, ребенок меняет свое положение на неправильное.

...

Приведенные авторами случаи из практики наглядно иллюстрируют: страх мамы за свою жизнь, переживания на работе и – особенно – ее ссоры с отцом ребенка приводят к повышению двигательной активности плода, и часто – в ответ на происходящие негативные события – ребенок занимает положение, делающее невозможным или крайне затруднительным его появление на свет естественным путем.

Однако, отмечают авторы того же исследования, справедливо и обратное: как только маме удается справиться со стрессом и ее эмоциональное состояние гармонизируется, ребенок в большинстве случаев занимает физиологичное положение.

Стоит добавить, что эта точка зрения на причины неправильного предлежания плода является достаточно распространенной среди как представителей медицинской акушерской школы, так и сторонников естественного рождения. В большинстве школ подготовки к родам существуют специальные психологические тренинги для беременных, помогающие мамам снять последствия сильного стресса и наладить доброжелательный контакт с малышом. Психологические методики работы с нерожденным ребенком, как правило, дополняются комплексом гимнастических упражнений, помогающих ему занять правильное положение в матке и благодаря этому избежать операции кесарева сечения.

Опасен ли ультразвук? В каких ситуациях он жизненно необходим, а когда от него можно отказаться?

С появлением ультразвука (статья об УЗИ-исследованиях впервые появилась в журнале «Lancet» в 1958 году) в акушерстве совершилась очередная революция, и началась эра УЗИ.

Врачи получили возможность составить более детальную картину внутриутробной жизни плода. В настоящее время в акушерстве нет метода исследования, который мог бы по информативности сравниться с эхографией (или ультразвуковым исследованием).

Постепенно оно становится одним из основных в акушерской практике, и уже во второй трети ХХ века повсеместно применяется для регулярного контроля состояния ребенка в утробе матери.

...

Ультразвуком вообще называются высокочастотные волны с высотой 20 кГц;

в медицине применяются частоты в диапазоне 2–10 кГц. Принцип работы УЗИ-аппарата схож с принципом «летучей мыши»: различные ткани по-разному проводят ультразвук и по-разному его отражают. Датчик является прибором, способным как генерировать ультразвуковые волны, так и воспринимать их. Передавая отраженный эхосигнал на компьютер, прибор позволяет составить двухмерное или трехмерное изображение на мониторе, которое можно записать для последующих воспроизведений.

Есть несколько разновидностей ультразвуковых методов обследования, назначаемых во время беременности.

• Ультразвуковое сканирование. Методика позволяет оценить расположение и размеры внутриутробного ребенка, особенности строения его тела и других структур в полости матки.

• Кардиотография. Эта методика позволяет проследить за изменениями частоты сердцебиения ребенка на протяжении 20–30 минут;

по характеру этих изменений оценивают его состояние.

• Допплерография. Физический эффект, используемый для измерения скорости кровотока, называется допплеровским частотным сдвигом и носит имя профессора элементарной математики и практической геометрии Христиана Иоганна Допплера (который в 1842 году установил, что при отражении от движущегося объекта ультразвук меняет частотные характеристики). Этот метод позволяет оценить скорость кровотока в разных сосудах (плаценты, пуповины и плода). Ультразвуковой сканер улавливает отраженный звук, рассчитывает разницу между длинами посылаемой и отраженной волны и выводит результат в виде графика.

Более информативным считается исследование с применением цветного допплеровского картирования и аппаратов, дающих трехмерное изображение. Современные компьютеры, на которых базируются ультразвуковые сканеры последнего поколения, позволяют анализировать бесконечное множество отраженных сигналов в секунду в разных плоскостях и формировать на экране объемную картину исследуемых органов. Так появился новый метод диагностики – трехмерный ультразвук. С его помощью можно увидеть изображение ребенка, близкое к фотографии, и получить видеозапись его движений в реальном времени.

Примерно 20–25 лет назад ультразвуковое исследование при беременности начали проводить и в России (в разных регионах оно появилось в разное время). Сейчас по стандарту органов здравоохранения РФ всем встающим на учет женщинам проводят минимум три плановых ультразвуковых исследования за беременность:

• В первом триместре (5–12 недель) – для того, чтобы определить, где находится плодное яйцо, и исключить внематочную беременность;

у эмбриона оценивается сердцебиение, подвижность, наличие ручек-ножек;

на сроке 11–12 недель могут быть диагностированы аномалии развития эмбриона.

• Следующее исследование (при нормально протекающей беременности) проводится на сроке 18–22 недели. К этому времени все органы и структуры плода уже полностью сформированы и имеют достаточно большие размеры, чтобы врач мог оценить правильность их развития и выявить возможные патологии (в частности, признаки синдрома Дауна).

• Если у врача нет вопросов, а у мамы – сомнений, то последнее перед родами ультразвуковое исследование проводят на сроке 33–34 недели;

его можно счесть уточняющим – принципиально новых сведений о формировании ребенка оно уже не дает и лишь помогает определить его положение и предлежание плаценты.

Подчеркнем, что это – схема, применяемая сегодня во всех женских консультациях России. А сейчас важно сделать небольшое отступление в область этики.

Если третье УЗИ делают лишь для того, чтобы удостовериться в том, что ребенок в матке занял правильное положение, а плацента справляется со своими функциями, то с первыми двумя исследованиями, проводимыми на более ранних сроках, ситуация иная.

...

Отправляясь на очередное УЗИ, надо отдавать себе отчет в том, что истинная цель первых двух ультразвуковых исследований – выявление пороков и, в конечном итоге (если наличие пороков подтвердится), прерывание беременности.

Не хотелось бы пугать беременных мамочек: если у врача возникают подозрения, стандартная медицинская схема обследования предполагает в первую очередь назначение дополнительных анализов (в частности, анализов крови матери и анализов пуповинной крови) для подтверждения или опровержения диагноза. В большинстве случаев он не подтверждается: случаи выявления несовместимых с жизнью патологий плода крайне редки.

Лишь когда диагноз подтверждается несколькими исследованиями, врачи рекомендуют прерывание беременности.

Конечно, не ошибается тот, кто ничего не делает. Но зачастую имеют место случаи врачебной оплошности, причем как в ту, так и в другую сторону.

...

По статистике ВОЗ, ежегодно в мире каждый 700-й ребенок рождается с синдромом Дауна. В том числе и у тех матерей, которые регулярно проходили назначенное врачом ультразвуковое обследование. Известен следующий факт: в 2006 году в одном из роддомов Санкт-Петербурга за год родилось 6 детишек с болезнью Дауна. И хотя все мамы наблюдались во время беременности, ни одной из них не был поставлен этот диагноз.

И здесь встает вопрос: если бы этим мамам врачи сообщили о своей уверенности в болезни малыша, дали бы эти женщины свое согласие на искусственное прерывание беременности? Или все же приняли решение – вопреки советам врачей – родить ребенка, каким бы он ни был, и дать ему свою материнскую любовь, независимо от состояния его здоровья?..

Еще один аспект, который нельзя обойти стороной, говоря об ультразвуковых исследованиях, – сомнения в безопасности этого метода для развивающегося ребенка. Такую точку зрения высказывают разные ученые. Один из них – старший научный сотрудник Отдела теоретических проблем Российской академии наук Петр Гаряев. Обрабатывая ультразвуком молекулы ДНК, он пришел к выводу, что ультразвуковое облучение повреждает генетический аппарат. Особенно опасно УЗИ, по мнению исследователя, на этапе формирования плода, во время закладки основных его органов и тканей. «Работу ДНК, – объясняет Гаряев, – можно сравнить с быстродействующим компьютером, который мгновенно принимает огромное количество решений. Но представьте себе, что по компьютеру ударили кувалдой, и в результате на все-все вопросы он выдает один и тот же ответ. Нечто подобное произошло в волновом геноме, когда мы оглушили его ультразвуком.

Его волновые матрицы так исказились, что в них резко усилилась одна частота». [12] Можно с разной долей скептицизма относиться к сообщениям о научной доказанности вредоносности ультразвука. Но если часть специалистов убеждена, что на состояние и развитие плода оказывают непосредственное влияние мысли и чувства его матери, то почему не согласиться и с тем, что ультразвуковые волны тоже способны оказывать влияние на формирующееся тело и сознание ребенка? В конце концов, и рентгеновское излучение долгое время считалось безвредным – до тех пор, пока не было доказано обратное… Именно на этом – на отсутствии научных данных, достоверно подтверждающих безопасность ультразвука для ребенка, – основаны доводы и других авторов.

Уильям и Марта Серз: «В Европе и Скандинавии ультразвук стал частью стандартной процедуры наблюдения беременных, однако в США практически все родовспомогательные организации выступают против использования ультразвука без имеющихся к тому показаний. Некоторые врачи считают, что во время беременности следует сделать, по крайней мере, один ультразвук, чтобы избежать неприятных сюрпризов. Другие специалисты предпочитают назначать ультразвук при наличии признаков осложнения, например кровотечения или аномальной формы матки. Мы считаем, что делать ультразвук только для того, чтобы узнать пол ребенка или похвастать его внутриутробной фотографией, неразумно…» [13] Aleshanee Akin и Дарья Стрельцова: «Хотя утверждается, что человек не воспринимает звук используемой частоты, но до сих пор не объяснен тот факт, что дети, находящиеся в утробе матери, бурно реагируют на это обследование, отвечая на него интенсивным движением. Эта особенность даже используется как тест во время беременности, когда мама вдруг пугается, что ее ребенок долго не шевелится. УЗИ стимулирует движение плода и вызывает ускорение его сердцебиения, что также необъяснимо.... Для проведения УЗИ должны быть четкие медицинские показания, а количество процедур и их длительность должны быть минимальными» [14].

...

ИСТОРИЯ ИЗ ЖИЗНИ: «ГЛЯДЯ В МОНИТОР УЗИ, Я ГАДАЮ НА КОФЕЙНОЙ ГУЩЕ»… Мне самой не удалось избежать процедуры ультразвукового исследования со всеми четырьмя детьми. И, собственно говоря, винить здесь некого – каждый раз это был мой собственный выбор. Но в конце 1990-х – начале 2000-х у меня не было достаточной уверенности в том, что ультразвук может быть опасен. Да и в целом я была лояльно настроена по отношению к назначаемым обследованиям.

Позже, уже с третьим ребенком (когда я лишь начала задумываться о вреде ультразвука), любопытство пересилило здравый смысл, и очень уж захотелось знать, кто будет: девочка или снова мальчик?

Признаюсь, и с четвертым ребенком нас с мужем не меньше интересовал вопрос о поле ребенка. На сроке 23 недели мы вместе отправились в кабинет ультразвуковой диагностики, где врач, проводившая исследование, сделала любопытное признание.

На вопрос смотрящего в монитор мужа: «И что вы можете определить по этим неясным силуэтам?» она ответила: «Действительно, нам, узистам, о многом приходится лишь догадываться. К тому же и аппарат этот – не самый современный, картинка очень нечеткая.

Глядя на нее, я гадаю, как на кофейной гуще».

Неудивительно, что пол ребенка на этом обследовании мы так и не узнали. Ребенок, по словам врача, «отказался показываться» – а по моим ощущениям, всеми силами отпинывался от датчика.

Когда мы вышли из кабинета, муж заметил: «Малыш так беспокоился… Пусть и не подтверждено, что ультразвук вреден, но, по-моему, не стоит больше без причины тревожить ребенка. В этом есть что-то неделикатное… Мы нарушаем его личное пространство своим глупым интересом. В конце концов, мне все равно, мальчик там или девочка».

Мы так и не сделали больше ни одного УЗИ – наконец-то, к четвертой беременности, это стало осознанным решением.

Специалист по УЗИ-диагностике с 20-летним опытом Татьяна Малышева приводит веские причины, по которым беременным стоит хорошо подумать, прежде чем отправляться на УЗИ: «Трактовать картинки УЗИ очень непросто, и трактовка зависит от компетентности врача, от его ответственности и честности. Иногда врачу бывает трудно честно признаться:

“я не знаю”, и он начинает додумывать. Оставляет желать лучшего и качество используемых аппаратов. Не во всех учреждениях стоит современная техника с хорошим разрешением.

Что касается других исследований, то они, по моему мнению, еще более опасны для ребенка. КТГ – это тот же ультразвук, но даваемый в течение 30 минут! А допплер – это еще более жесткое излучение, чем обычное УЗИ плода. И это известно врачам как минимум лет! Когда я проходила повышение квалификации по ультразвуковой диагностике в Медицинской академии последипломного образования Петербурга в 2002 году, врачам-акушерам давалась следующая рекомендация: “Допплерографию назначать только по жизненным показаниям ввиду массивного ультразвукового воздействия, которому подвергается ребенок во время этого обследования”».

Малышева приходит к выводу: «До 13–14 недель – без жизненных показаний делать УЗИ нельзя ни в коем случае. Если мама здорова, абортов не было, первая беременность и протекает нормально, то все, что нужно, врач сможет определить по внешним данным. Это акушерский осмотр, данные измерений, анамнез, наличие жалоб, самочувствие… Сделать УЗИ можно в крайнем случае, если есть:

• кровянистые выделения на любом этапе беременности;

• несоответствие размеров живота сроку беременности;

• болевые ощущения в области живота • или у мамы имеются сомнения насчет шевелений ребенка.

В этих случаях необходимо УЗИ для постановки диагноза. Потому что все отклонения – это патология. Нормальная же беременность – это не болезнь и в лечении не нуждается.

Мама должна знать все о негативном воздействии УЗИ на плод и отправляться на него как можно позже, ближе к родам – в 34–36 недель».

Конечно, видимые на экране шевеления плода, первые «взмахи» ручкой, улыбки и определение пола ребенка – все это очень трогательные моменты для мам и близких родственников ребенка. Но, идя на поводу у своих эмоций, осознают ли они, что УЗИ-диагностика сопряжена с возможным риском для ребенка?

Что опаснее: материнская микрофлора или внутрибольничная инфекция? Правила ответственной мамы Вывод, сделанный венским акушером Игнацем Земмельвейсом о необходимости обеззараживания инструментов и рук акушеров, сейчас не менее актуален, чем 160 лет назад.

Да, сегодня женщины уже не умирают так часто от родильной горячки, но проблема распространения других инфекционных возбудителей в больницах остается.

Никакие санитарные обработки, стерилизация и дезинфекция не могут одолеть роддомовскую микрофлору – то и дело в СМИ появляются сообщения о масштабной вспышке инфекции в каком-либо российском роддоме, учреждение закрывают на проверку и «обработку», а если имели место смертельные случаи – заводят уголовные дела, ведут расследования... Но даже при соблюдении самых строгих мер безопасности внутрибольничные инфекции продолжают существовать.

Вот определение Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), сформулированное в 1979 го ду:

...

«Внутрибольничная инфекция – это любое клинически распознаваемое инфекционное заболевание, которое поражает больного в результате его поступления в больницу, или инфекционное заболевание медицинского работника вследствие его работы в данной больнице. Инфекция считается внутрибольничной, если ее симптомы появляются спустя часов после поступления в стационар, хотя некоторые внутрибольничные инфекции могут развиться и после выписки больного».

Вроде бы ситуация находится под контролем: каждый роддом периодически проверяют на наличие опасных возбудителей. Постоянно берутся анализы (так называемые «смывы» и «посевы»), регулярно обследуется как персонал родильных домов, так и оборудование, соблюдаются специально разработанные правила антисептики. Однако для эффективной защиты от того же золотистого стафилококка (самой популярной роддомовской инфекции) требуются колоссальные вложения (дорогостоящие системы для вентиляции и специальная аппаратура, которые позволят избежать распространения инфекции воздушно-капельным путем) – в современных российских условиях это возможно далеко не везде.

Во второй половине прошлого века была введена практика раздельного пребывания матери и ребенка – она применялась и в советских, и в зарубежных роддомах для того, чтобы максимально обезопасить новорожденных от инфекции, вносимой в роддом извне. На это до сих пор ссылаются многие врачи. Однако в последнее время большую опасность приобретают не инфекции, привнесенные в больницы, а устойчивые к антибиотикам так называемые «госпитальные штаммы» (штаммы – колонии микроорганизмов, в данном случае – вирусов и болезнетворных бактерий), которые формируются, мутируют и передаются внутри самих медучреждений.

...

Проблема борьбы с внутрибольничной инфекцией заключается в том, что новые штаммы появляются быстрее, чем фармакологи успевают разработать антибиотик, на них воздействующий, и даже своевременная санитарная обработка не гарантирует уничтожения инфекционных возбудителей.

Разлучение после родов матери и ребенка ничем не обосновано – этот вывод специалистов был услышан российским медицинским руководством в конце прошлого века, и начиная с 1997 года (в соответствии с приказом Минздрава России от 26.11.1997 г. № «О совершенствовании мероприятий по профилактике внутрибольничных инфекций в акушерских стационарах») в медицинских учреждениях РФ не только были усилены меры санитарно-эпидемиологического контроля, но и введен принципиально новый для России режим пребывания в родильном доме и выписки из него. Для предотвращения риска заражения внутрибольничной инфекцией было рекомендовано:

• совместное пребывание матери и ребенка;

• раннее прикладывание к груди со свободным вскармливанием;

• по возможности ранняя (на 2–4-й день) выписка из стационара.

Какое счастье, что практика «раздельного пребывания» матери и ребенка уже осталась в прошлом! Вскоре врачи осознали, что разлучение с матерью только увеличивает уязвимость новорожденного и, напротив, как можно более тесный контакт с мамой в первые часы и дни после рождения уменьшает вероятность заражения инфекцией.

...

По мнению ряда исследователей, организм ребенка адаптирован к имеющимся у матери инфекционным возбудителям – для него эта микрофлора является «родной», а вся остальная – чужеродной. Что касается микрофлоры родного дома, то к ней у новорожденного быстро вырабатывается специфический иммунитет, схожий с материнским.

Кроме того, негоспитальная инфекция легче поддается антибактериальному лечению, госпитальные же штаммы постоянно видоизменяются, приспосабливаясь ко все более новым поколениям антибиотиков, применяемых в стационаре. Чем раньше и больше ребенок общается с родителями, тем быстрее у него вырабатывается иммунитет к имеющимся у них инфекционным возбудителям, и, соответственно, чем меньше времени мать и ребенок проводят в родильном доме (отделении), тем лучше – меньше вероятность их заражения внутрибольничными инфекциями.

Как избежать заражения в роддоме Выбирая родильный дом заранее, попробуйте составить свое представление о нем из разговоров с рожавшими там женщинами или сотрудниками медучреждения.

Задайте следующие вопросы:

• часто ли им доводилось видеть (слышать) о случаях маститов у рожениц;

• много ли гнойных осложнений после кесарева сечения;

• часты ли случаи перевода новорожденных в отделения реанимации и интенсивной терапии по поводу флегмоны, сепсиса или гнойничковых заболеваний кожи;

• что известно о качестве ухода за новорожденными;

• как часто этот роддом закрывается на плановую санитарную обработку и когда такая «помывка» проводилась в последний раз.

В идеале эту информацию должен предоставлять сам родильный дом, предлагающий свои услуги женщинам, или органы санитарного надзора, заботясь о повышении рейтинга родильных домов. Однако, к сожалению, подобный стиль общения роддомов со своими потенциальными клиентами в нашей стране не распространен.

Наконец, самое главное: оказавшись в родильном доме, вы можете постараться сделать все от вас зависящее, чтобы уберечь своего ребенка от заражения внутрибольничной инфекцией:

• с первых минут его жизни настаивайте на совместном пребывании с ребенком (сразу после родов его заберут на несколько минут для необходимых измерений и обследований здесь же, в родовой палате, но затем требуйте ребенка обратно!);

• позже, оказавшись в послеродовой палате, держите ребенка все время при себе, «в зоне действия» своей материнской микрофлоры. Чем больше он будет вдыхать запах вашего тела, получать ваших прикосновений и, конечно же, молока – тем скорее будет укрепляться его иммунная защита;

• укладывайте малыша спать вместе с собой, и лучше, если на вас обоих будет минимум одежды: через кожу ребенок также получает материнскую микрофлору;

• по возможности не пользуйтесь больничными пеленками. Попросите родных принести вам чистое белье из дома или используйте одноразовые пеленки;

• давайте ребенку грудь по требованию. Не страшно, если первые дни своей жизни он практически постоянно будет «висеть на груди» – для вас это ускорит становление лактации и сокращение матки, а для не го – укрепление иммунитета и подпитку материнской микрофлорой;

• настаивайте на том, чтобы ежедневную «обработку» проводили вы сами, а не приходящая медсестра. Если чувствуете себя неуверенно – попросите ее присутствовать на первых порах, помогая вам советом. Однако руки, одежда и дыхание медперсонала – эта также чужеродная для ребенка микрофлора. Если глаза и нос малыша чистые, а кожа выглядит здоровой, нет необходимости усердствовать с протиранием различными больничными растворами. Вы еще успеете позаботиться о гигиене его тела, вернувшись домой. Впрочем, это, конечно, не отменяет необходимых подмываний – соблюдайте «золотую середину»;

• старайтесь лишний раз не слоняться по больничным коридорам. Такие прогулки чреваты тем, что на своей одежде и коже вы принесете чужеродную инфекцию. Отправляясь в туалет, надевайте специальный халат, а возвращаясь к ребенку, снимайте его. Пусть этот халат висит у двери – его функции сходны с функциями плаща или пальто, которые вы надеваете перед выходом на улицу, чтобы защититься от грязи и непогоды.

Иногда врачи, пользуясь недостаточной информированностью молодых мам, убеждают их в необходимости раздельного пребывания и помещают ребенка в палату для новорожденных. Проявляйте заинтересованность в происходящем, уточняйте диагнозы, состояния и показания, записывайте названия прописанных препаратов, сообщайте их близким и советуйтесь по телефону со специалистами, которым доверяете: нередко опасения персонала родильных домов необоснованны, и детей помещают в отдельные палаты «просто на всякий случай», не учитывая опасность внутрибольничного инфицирования.

Кто такой Чарковский и как он пришел к открытию водных родов Идея принимать роды в воде возникла сравнительно недавно – в конце 80-х годов прошлого века, и первоначально водное акушерство распространялось по всему миру под названием «русского метода». Однако его изобретатель Игорь Чарковский до сих пор продолжает оставаться в немилости медицинских властей у себя на родине, да и к самим водным родам – несмотря на их растущую во всем мире популярность – российская медицина все еще относится настороженно.

Главная претензия медиков к Чарковскому заключается в том, что, не имея медицинского образования, он создал целое учение о новом способе рождения детей.

Игорь Борисович Чарковский (род. в 1936 г.) окончил Государственный центральный институт физической культуры в Москве, работал научным сотрудником во ВНИИ физкультуры и в НИИ психологии Академии педагогических наук. В начале 60-х, будучи сотрудником лаборатории биомеханики спорта ВНИИФКа, разработал теорию развертывания плавательных программ человека и методику запуска плавательных рефлексов у новорожденных животных и человека. Многие десятилетия И. Б. Чарковский работал при поддержке и под руководством видных российских и зарубежных деятелей:

медиков, физиологов, биохимиков, психологов, океанологов – Анохина, Аршавского, Иваницкого, Коржуева, Коробкова, Ратова, Джона Лилли, Жака Майоля… Сегодня Чарковский – президент Международной ассоциации аквакультуры, член Академии естественных наук России, почетный доктор, профессор калифорнийского университета Сьерра, президент Международной организации исследования человеческого потенциала. Игорь Чарковский проводит семинары в России и за рубежом, мастер-классы по развитию детей в воде, беби-йоге, динамической гимнастике, принимает водные роды… Вот как «Известия» от 24 августа 1994 года описывали ситуацию, в которой он сделал свое открытие: «…В начале 60-х у Чарковского… дочка родилась недоношенной: в возрасте 6 месяцев и весом 1,2 кг. Врачи высказались однозначно: ребенок не имеет шансов выжить, он обречен. В семье назревала трагедия. Чарковский – под свою ответственность – забрал жену и дочь из роддома. И как-то, держа в ванной дочку на руках, Игорь опустил ее в теплую воду. Когда вынимал, ей сразу становилось хуже. Тогда-то он и построил в ванной комнате первый вариант своего аквариума. То ли “сработала” биоэнергетика водной среды, и что-то в тельце малышки отозвалось на ее зов (а океан, вода – прародина всего живого), только день ото дня организм девочки укреплялся. Чудо свершилось в самодельном бассейне, словно бы это была живительная купель.

Игорь не верил своим глазам: его дочь Вета ела и спала под водой. В семь месяцев она с открытыми глазами по лестнице спускалась в бассейн, чтобы выпить там лежащую на дне бутылочку молока. Она несколько минут проводила под водой, никогда не захлебываясь.

Позже, на “водных детях”, Игорь обнаружил закономерность: новорожденные сохраняют рефлекс блокирования трахеи, ведущий за собой блокирование дыхательного рефлекса, что мешает проникновению воды. И в этом нет ничего удивительного, ведь младенцы много месяцев подряд умели жить “под водой” в материнской утробе».

Получив вдохновляющие результаты со своей дочерью, Чарковский, используя свои знания по анатомии и физической культуре, принялся за разработку программы водной адаптации для новорожденных, которые родились недоношенными или имели пороки развития (в частности, синдром Дауна).

...

Нужно особенно подчеркнуть, что разработанный Чарковским метод активного освоения новорожденными водной среды предназначался прежде всего для лечения тяжелобольных и ослабленных детей с помощью плавания и ныряния, технических устройств и специально созданных для младенцев водных тренажеров. И лишь позднее, уже в 90-е годы, с распространением водных родов и пропагандируемой Чарковским аквакультуры, методика «водного тренинга» – в основном обливаний и проныривания с рождения – начала использоваться в качестве «развивающей» и оздоровительной системы для здоровых детей.


Пожалуй, мало найдется людей, которые после знакомства с Чарковским остались бы к нему равнодушными: ему либо восторженно поклоняются, либо возмущенно осуждают его метод. Сам же Чарковский, путешествуя по миру с лекциями и тренингами, не считает нужным пускаться в длинные оправдания. Он работает, работает и работает. Молча и упорно.

...

ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ: «ПЕРЕДАЙТЕ МАТЕРИ, ЧТО ОНА ДУРА!»

Вот какой случай описывала соратница Чарковского Наталья Котлар после совместной поездки с ним в Италию:

«Принесли парализованного мальчика, и Чарковский начал его топить. То есть: резко погружать в воду, потом на секунду давать вдохнуть и снова резко погружать. Над водой специально прикреплена палка, за которую ребенок может схватиться. Когда догадается. И если сможет. И вот после нескольких серий погружений ребенок делает слабое движение рукой в сторону палки – попытку схватиться. Мать, которая наблюдает с бортика бассейна за процессом разрекламированной гидрореабилитации, через переводчицу умоляет остановить этот кошмар. Так же через переводчицу Чарковский спокойно отвечает: “Передайте матери, что она дура. Ее сын только что начал шевелиться”…»

Когда речь заходит о Чарковском, принципиально важным является именно доверие к методу. Он кажется жестким, но, как убеждаются тысячи родителей по всему миру, действительно работает. Дело лишь за тем, чтобы родители имели достаточно смелости для того, чтобы быть последовательными в его применении. Аквакультура – это не кратковременная тренировка (и даже не курс лечения, который можно пройти однажды), а целая философия, которой Чарковский предлагает придерживаться в повседневной жизни, с момента зачатия и на протяжении всей жизни с ребенком. Это образ жизни семьи. Принимая решение следовать ему, нужно быть готовым принять это учение целиком.

Сам Чарковский в последнее время развернул свою философию водного рождения до масштабов эволюции человеческого существа. Сейчас в своих выступлениях он уже ведет речь не только о водных родах и раннем развитии младенцев, но и о невероятных адаптационных возможностях человека, о крепком здоровье и устойчивой психике.

...

ИСТОРИЯ ИЗ ЖИЗНИ: МОЙ ЛИЧНЫЙ ОПЫТ ЗНАКОМСТВА С АКВАТРЕНИНГОМ Я сама применяла методику водного развития младенцев дважды: успешно и последовательно – с сыном Данилой и непоследовательно – с дочерью Анной.

После рождения сына в 2003 году я даже не рассматривала другие варианты. «Мой ребенок будет закаляться и плавать с рождения», – сказала я себе. Он родился абсолютно здоровым, но я ощущала, что акватренинг – это именно то, что нужно человеку с его темпераментом. Первый раз Данила облился ледяной водой вместе со мной сразу после рождения (и первые полтора года мы обливались с ним вдвоем ежедневно!). Впервые побывал со мной в бане уже через неделю после рождения, но я посещала баню регулярно и во время беременности. Плавать и нырять Даня начал уже на третьи сутки после рождения, и в течение первых семи месяцев это было для нас с сыном обязательной практикой три раза в день (сейчас сама удивляюсь – откуда только брались силы и упорство!). Даня нырял и плавал – и это стало для нас двоих своеобразной формой общения (вместе с обязательной динамической гимнастикой дважды в день)… Стоять он начал в полгода, в 8 месяцев уже ходил – развивался «не по годам», и при этом рос спокойным и жизнерадостным ребенком.

Уже в полтора года Данила плавал, как рыба (на воде и под водой), и обливался самостоятельно из персонального маленького ведерка. Сейчас в свои восемь Даня – гибкий и стройный мальчишка, живой, активный и любознательный. Он развит не по годам и практически не болеет.

Совершенно иначе было с моей дочкой Аннушкой, родившейся в 2007 году. Мы с ней тоже облились сразу после родов (и продолжали ежедневно обливаться вместе еще примерно месяц после рождения). Однако от «проныриваний по Чарковскому» в прохладной воде Аня наотрез отказалась с первых же попыток. Позднее, сколько бы я ни пробовала, девочка так и не полюбила «водные тренинги» – она изгибалась, плакала и упиралась ножками в стенки ванны. Всем своим видом моя нежная рыбка словно говорила мне: «Мама, мне это не нужно, давай лучше поиграем, почитаем или погуляем»… И мы читали, гуляли, играли, танцевали, слушали хорошую музыку, всюду бывали вместе с первых дней после рождения. И девочка тоже росла просто удивительно спокойной и здоровой. В свои четыре года она здорова и так же, как брат, развита не по годам. Оптимистичная, общительная и улыбчивая, Аня просто обожает водные процедуры, может плескаться и нырять в ванне по полчаса в полном одиночестве. По-прежнему каждый поход в баню или теплая ванна заканчивается для нее обливанием, и в большинстве случаев обливается она сама, все из того же маленького детского ведерка, которое досталось ей по наследству от брата. Я вижу, что применять в отношении нее агрессивные методы акватренировки с самого рождения было бы насилием над ее личностью… И Данила, и Аня родились в воде – именно водные роды считаются во всем мире одним из главных открытий Чарковского.

Роды в воде – «за» и «против»

Видя, насколько акватренинг младенцев может помочь им избавиться от последствий родовых травм, Чарковский пошел еще дальше. Он предположил, что киты и дельфины используют свои умственные способности на уровнях, недостижимых для людей, потому что они, в отличие от человека, не испытывают гравитационного шока при рождении. «Чувство потрясения, которое человек испытывает при рождении, обладает гораздо большей разрушительной силой, чем мы себе можем представить», – понял Чарковский и предложил принимать роды прямо в воде, чтобы облегчить ребенку вхождение в мир. Если ребенок рождается в воде, она служит для него буферной зоной, дающей мозгу некоторое время для адаптации и возможности приспособиться к новой окружающей среде.

В начале 1980-х, вдохновленные идеями Чарковского последователи развернули целое движение «сознательного водного родительства» в России. Открываются «кооперативы», подготавливающие женщин к водным родам, сдающие напрокат бассейны для водного рождения и помогающие женщинам разрешиться от бремени в воде. В течение холодных месяцев женщины рожали дома, в своих квартирах – в ваннах или бассейнах с водопроводной водой. В летнее время года «водороды» (как их называли наблюдавшие за ними местные жители) организовывали лагеря на берегу Черного моря, где принимали роды прямо в морской воде, в мелких заливах, среди дикой природы, вдали от посторонних глаз.

...

Считается, что первые водные роды были приняты в России Игорем Чарковским в году. Позднее, в 1987 году, исследователь Игорь Смирнов наблюдал малышей 1–2 лет, живущих в Ленинграде. Он изучал не только их физическое развитие, но и память, умение мыслить и время, в течение которого дети могут удерживать свое внимание... Результаты были поразительными: физическое и умственное развитие малышей, рожденных в воде, сильно отличалось от развития их сверстников, рожденных обычным способом в обыкновенных больницах! На основании этого Чарковский сделал вывод: мозг детей пострадал меньше именно за счет мягкого рождения в воде [15].

Впрочем, доказав положительное влияние водных родов на развитие ребенка, Чарковский особенно отмечал, что этому должна предшествовать обязательная подготовка матери. Используя специальные дыхательные техники и комплекс упражнений в воде, беременные женщины смогут наилучшим образом подготовить себя и ребенка к гармоничному рождению. Физическая и духовная готовность матери к родам является одним из важнейших факторов успешного рождения ребенка и его дальнейшего развития.

...

Чарковский утверждает, что любая женщина, тренируясь в воде и на суше в период беременности, может достичь результатов, равносильных достижениям успешного ученика-мужчины из школы йоги примерно к двадцати годам аскетической практики. С первых дней после зачатия Чарковский рекомендует занятия в бассейне или водоеме, плавание, ныряние, задержки дыхания… Медицина против водных родов: «человек – наземное млекопитающее»

С самых первых лет существования водных родов советское медицинское руководство начинает критику этой методики, сомневаясь в компетентности ее изобретателя и его последователей. Далее мы приводим – для особо интересующихся этим вопросом – выдержки из советских газет 80–90-х годов, которые наглядно иллюстрируют достаточно жесткое отношение тогдашних медиков к этой проблеме.

Актуальным это противостояние остается и сегодня. В то время как во всем мире вопрос о водных родах уже не является дискуссионным и оставлен всецело на усмотрение роженицы, в России продолжаются споры о том, насколько безопасны и правомерны водные роды. Рассмотрим все существующие медицинские контраргументы и попробуем их понять.

«Среди млекопитающих рожают потомство в воде киты, дельфины, гиппопотамы, то есть виды, обитающие исключительно или преимущественно в водной среде и потому хорошо к ней адаптированные, чего нельзя сказать о человеке. С этой точки зрения роды в воде скорее следует назвать “неестественными”…» – это мнение ныне здравствующего классика отечественной медицины, автора учебника «Акушерство» и множества других пособий для медицинских вузов России, директора Института акушерства и гинекологии имени Д. О. Отта, академика Эдуарда Карповича Айламазяна.

В своей статье «Роды в воде: собственные соображения» он признает благотворное влияние теплой ванны на организм женщины в первом периоде родов (в схватках):

«…Декларируемые преимущества родов в воде исчерпываются анальгетическим (обезболивающим. – Примеч. авт.) и седативным (успокаивающим. – Примеч. авт. ) эффектом теплых ванн и, безусловно, положительным влиянием на родовой акт комфортной, индивидуально ориентированной обстановки…» [16] Далее в его статье следует детальный разбор всех вероятных рисков.


Первое. Во время водных родов, «выныривая» из родового канала, ребенок может вдохнуть воду – проникновение нестерильной воды в легкие грозит пневмонией или гибелью: «В литературе описаны случаи расстройств дыхания и судорожные припадки у новорожденных после родов в воде. Сторонники родов в воде, как правило, отрицают возможность первого вдоха ребенка под водой. Мотивация проста – в своей практике они не наблюдали подобных случаев. Теоретическое обоснование тому они видят в том, что после рождения головки грудная клетка и легкие плода еще сжаты в родовом канале. При этом игнорируется реакция дыхательного центра на гипоксию, которая более чем возможна при нахождении новорожденного под водой даже в течение нескольких минут после рождения, при обвитии пуповины…»

Здесь нужно обязательно сказать о дыхательных и гло тательных движениях, которые ребенок совершает еще в утробе, – этот феномен хорошо известен врачам, проводящим УЗИ-диагностику беременных.

На практике во время водных родов новорожденный извлекается из воды в течение первых даже не минут, а секунд. Вода используется в родах лишь для смягчения выхода ребенка из родового канала – далее новорожденное «наземное млекопитающее» продолжает жизнь на суше.

Второе. В случае водных родов вода может попасть в матку, что опасно для женщины, считает Айламазян: «Риск возникновения редкого, но очень опасного осложнения – водной эмболии (проникновения воды в сосуды матки. – Примеч. авт.) осознают практически все адепты родов в воде. Не случайно наиболее ответственные акушеры и акушерки рекомендуют покидать бассейн до рождения последа».

Именно в этом, на мой взгляд, и заключается основная мера безопасности во время родов в воде: мой собственный опыт говорит о том, что сразу после рождения ребенка необходимость в теплой воде для матери отпадает. Теплая вода из ванны спускается или женщина выходит из воды – и рождение последа происходит уже вне водной среды. До тех же пор, пока плацента не отделилась, риск попадания воды в сосуды матки ничтожен.

Когда рождались мои дети, я сразу после выхода ребенка вставала на ноги, и – по моей просьбе – акушерка выливала на нас с малышом… ведро холодной воды! Хорошая мера для стимуляции сократительной деятельности матки и скорейшего рождения последа. Это может показаться жестоким, но я обливалась на протяжении всей беременности, и мои дети еще внутри меня привыкли к закаливанию. Прижатые к маме и все еще соединенные с пуповиной, малыши чувствовали себя в безопасности, и никто из них даже не пискнул во время обливания.

Третье, что вызывает смущение медицинских работников, – это невозможность в водных родах соблюдать правила асептики и антисептики. Первое время после изобретения этого метода и перенесения его в больничные условия существовали даже попытки принимать роды в стерильной воде или специально подготовленном обеззараженном растворе. Но врачи скоро поняли всю абсурдность этого – выделяющиеся в воду в процессе родов частицы кала или мочи роженицы неизбежно делают воду нестерильной. К этому стоит добавить и то, что само тело женщины – при всем желании врачей – никогда не удастся простерилизовать перед родами на все сто процентов. И тогда врачи стали настаивать на запрете водных родов, опасаясь инфицирования ребенка.

Выслушаем по этому поводу мнение врача-акушера Татьяны Малышевой, 32 года проработавшей в родильных домах и сегодня возглавляющей собственный центр подготовки к родам: «Стерильность в родах не нужна – роды не хирургическая операция (если, конечно, не проходят в стационаре, где по определению атмосфера загрязнена и всюду золотистый стафилококк). При хорошем иммунитете роды безопасны хоть в болоте, хоть в поле. Никогда не было стерильности ни в бане, ни в поле, ни в хлеву, где рожали наши бабушки и прабабушки. Но с другой стороны, они и отличались завидным здоровьем, потому что жили в гармонии с природой, натурально питались и многое другое… А нынешние мамы, идя на роды – пусть даже домашние, – уже нездоровы, иммунитет их ослаблен, и они передают его ребенку по наследству, поэтому так важны все виды закаливания при подготовке к родам. В случае, если иммунитет матери крепкий, никакое инфицирование не грозит ни ей, ни малышу».

Четвертое. Медицинские работники возражают против водных родов, подчеркивая невозможность оказания своевременной медицинской помощи в случае неблагоприятного их течения: «Вопрос вопросов любой дискуссии относительно родов в воде, – пишет Эдуард Айламазян, – это невозможность обеспечить постоянный мониторный контроль за состоянием плода, адекватное объективное наблюдение за состоянием матери и динамикой родовой деятельности».

И здесь с профессором нельзя не согласиться – каждый раз поводом для обострения дискуссии вокруг водных родов являются случаи гибели (матери или ребенка) или осложнений после родов в воде. Однако ради объективности нужно заметить, что достоверных статистических данных, позволяющих судить о большей опасности водных родов в сравнении с общепринятыми, сегодня не существует. Как не существует и доступной статистики реальной смертности в родильных домах. Дети и женщины гибнут как в обычных больничных, так и в водных родах с одинаковой долей вероятности. Однако никому не приходит в голову запретить роды в больнице из-за того, что в некоторых роддомах регулярно имеют место случаи смертельных исходов, внутрибольничного инфицирования или акушерского непрофессионализма.

Практически все водные роды в нашей стране происходят только в домашних условиях (или на морском побережье). Хотя обезболивающий, смягчающий и психотерапевтический эффект водных родов все же принимается во внимание прогрессивными акушерами-гинекологами, отечественная система родовой помощи не ориентирована на роды в воде: она не предусматривает ни соответствующего оборудования, ни персонала достаточной квалификации.

Официальные водные роды в России Водные роды не являются чем-то исключительным для зарубежных стран – в Англии, Дании, Голландии они составляют неотъемлемую часть системы родовспоможения. У каждой семьи есть право выбора того способа, которым мать хочет родить ребенка, и к этому праву государство и общество относится с уважением. Родителям не приходится скрывать факт рождения «водного» ребенка (как нередко российским родителям). Напротив, государственные или коммерческие клиники готовы оказывать им всяческую помощь, от предоставления напрокат бассейна для домашних родов до отдельной палаты с бассейном для родов в специальной, отлично оборудованной клинике.

На протяжении последних лет растет число наших соотечественников, которые отправляются за рубеж, чтобы получить возможность родить ребенка в водной среде. Родить без опасений быть раскритикованными.

...

И это печально – «русский метод» уже давно освоен в разных странах мира, и только у нас водные роды продолжают оставаться чем-то из разряда фантастики… Удивительным исключением из общего правила является опыт родильного дома № 2 в городе Волгограде. Здесь, на базе Волгоградского медицинского института, вот уже 15 лет практикуются водные роды в условиях стационара! Программу курирует профессор Николай Александрович Жаркин. Вот что он пишет на интернет-сайте своего родильного дома:

«Самым эффективным, доступным, дешевым и удобным способом для снятия родовой боли мы считаем воду.... Во время родов вода облегчает боль благодаря закону Архимеда.

Когда роженица погружается в глубокий бассейн, она почти не чувствует своего тела, так как вода поддерживает ее кости и мышцы. Это высвобождает энергию для матки. Мышцы бедер, спины, живота и родовых путей расслабляются.... Роды в воде идеально отвечают нашему философскому принципу: что хорошо для матери, хорошо и для ребенка. Вода расслабляет, а расслабленная мать способствует лучшему состоянию здоровья своего ребенка. Стресс и беспокойство провоцируют повышенный выброс гормонов стресса, которые могут оказывать вредное воздействие и на мать, и на плод.... Вода обманывает механизм восприятия боли. Погружение действует как постоянный массаж всего тела, стимулирующий рецепторы кожи. В результате такого стимулирования нервная система загружается приятными ощущениями и перекрывает путь болевым сигналам».

Сначала я не поверила в то, что это возможно: официальный родильный дом, в России, при кафедре акушерства медицинского вуза, и – водные роды !

Однако вот о чем рассказал мне в телефонной беседе сам профессор Жаркин: «Мы готовим женщин к водным родам уже 15 лет, но, к сожалению, нередко приходится отказываться от этой идеи, когда женщина не может управлять собой в родах. Но роды в воде – это и не самоцель. Иногда и в машине легче родить – лишь бы женщина не испугалась этой ситуации. Обстоятельства не имеют такого большого значения, как внутренний настрой женщины. Мне известны случаи, когда женщины пытались остановить роды при полном раскрытии. На мой взгляд, это именно глубокое нежелание родить ребенка, порожденное страхом боли или страхом сделать что-то не так. Большинство современных женщин инфантильны – они пугаются самого момента родов и больше беспокоятся о себе, чем о ребенке. И пусть даже они проводят начало родов в воде, но потом начинают паниковать, теряя контроль над собой, – им хочется, чтобы пришел доктор и сделал все за них, и они готовы отказаться от любой своей лучшей идеи».

...

ИСТОРИЯ ИЗ ЖИЗНИ: МОИ РОДЫ В ВОДЕ И «НА СУШЕ»

Мой собственный опыт трех водных родов и одних «сухопутных», классических, позволяет мне делать однозначный выбор в пользу родов в воде. Подчеркну, что я не являюсь последовательницей глобальных идей Игоря Чарковского о водном происхождении человека и не состою ни в одной организации, пропагандирующей водное (или какое-либо еще) родительство. К таким выводам я пришла самостоятельно, сначала проанализировав большое количество разнообразной литературы о родах и уж затем получив собственный опыт водного рождения.

Действительно, водные роды возможны при выполнении нескольких условий:

• при нормально протекающей беременности и хорошем здоровье мамы;

• при условии, что это осознанный выбор информированной женщины, который совершен не под давлением, а в результате серьезной психологической, практической и теоретической подготовки;

• при условии, что окружение женщины, присутствующее при родах, также прошло хорошую психологическую подготовку.

Преимущества водных родов, которые я ощутила сама:

• вода (массаж поясницы теплым душем и теплая ванна) уменьшает болевые ощущения в схватках. Однако злоупотреблять этими средствами не стоит, так как схватки могут замедлиться или даже прекратиться из-за излишнего расслабления;

• вода снимает психологическое напряжение;

• в воде ткани промежности становятся мягче, легче проходит раскрытие: рождаясь в воде, мои младшие дети не получили ни одной травмы и не причинили мне никакого вреда.

В то время как после первых родов «на сухую» мне потребовалось зашивание обширных разрывов под общим наркозом, хотя старший ребенок весил на полкилограмма меньше, чем второй, родившийся в воде;

• возможность облиться холодной водой (или принять прохладный душ) сразу после родов – просто неоценимая для тех, кто привычен к закаливанию! Обливание оказывает чудесный тонизирующий эффект, способствует началу сокращения матки, отделению последа и наилучшей выработке молока. К сожалению, пока это невозможно осуществить ни в одном из российских родильных домов.

Подчеркну: все описанное является моей личной позицией и ни в коем случае не может служить руководством к действию для других женщин. Роды – процесс индивидуальный, и даже последующие роды у одной женщины могут быть не похожи на предыдущие.

Принимая во внимание вероятность возможных осложнений, я соглашусь с профессором Айламазяном: «Роды в воде женщин с особым складом личности возможны при их соматическом здоровье, физиологическом течении беременности».

Когда водные роды были в новинку Напомним, что европейские государства быстро откликнулись на новаторство, предложенное Игорем Чарковским: бассейны для водных родов уже в 1980-е годы начали появляться в акушерских клиниках Великобритании. Во всем мире начинает распространяться «русский метод», о нем уважительно отзываются исследователи из разных областей.

В 1982 году в Новой Зеландии прошла Первая международная конференция, посвященная рождению детей под водой. Спустя 10 лет журнал «Чудеса и приключения» так напишет о ней: «…Делегаты из Швеции, Франции, Ирландии, Америки, Австралии, Германии и Новой Зеландии, присутствующие на конференции, единодушно приняли резолюцию и выразили дань уважения Игорю Чарковскому за его первопроходческие работы. Участники конференции выразили глубокое сожаление в связи с тем, что Игорь Чарковский не мог быть в числе ее делегатов и стать свидетелем того признания, которое получили его труды на всем земном шаре. Отцы и матери детей, родившихся под водой, особенно выражают свою благодарность Игорю Чарковскому за его работу, благодаря которой у них появились такие замечательные и жизнерадостные дети» [17].

Сам Игорь Чарковский не мог лично присутствовать на первой конференции по водному рождению в силу вполне объяснимых причин: несмотря на официальную телеграмму организаторов на имя Л. И. Брежнева, его не отпустили. Когда молодая американка Джиа Хаузер, решив испытать метод Чарковского на себе, в поисках «русского доктора» обратилась в российский Минздрав, ей сказали: «Наши специалисты считают теорию Чарковского по приему родов в воде чрезвычайно опасной, угрожающей как матери, так и ребенку... Популяризация его теории в США может привести к смертельным исходам, в которых обвинят СССР...»

Страх потерять репутацию в глазах мирового сообщества – с этого начинается противостояние советского медицинского руководства и сторонников «новаторского метода водных родов». В интервью корреспонденту «Московского комсомольца» (публикация марта 1993 года) главный акушер-гинеколог столицы профессор Юрий Блошанский заявил следующее: «Меня, да и многих моих коллег крайне беспокоит непродуманная пропаганда родов в воде, ажиотаж вокруг этого.... В родильные дома Москвы уже не раз доставлялись женщины после таких родов с массивной кровопотерей, с резким снижением артериального давления, в шоковом состоянии. Жизнь их удавалось спасти с большим трудом. В связи с этим прокурору города направлены материалы с указанием конкретных фамилий и родильных домов, где подобные криминальные случаи имеют место».

Итак, официальная позиция медицинских властей относительно водных родов оформилась достаточно быстро – почти сразу после появления этого метода: «…все возможные последствия родов в подобных условиях и для ребенка и для матери трудно даже предвидеть. Именно поэтому на консультативном Совете по акушерству и гинекологии Главного управления лечебно-профилактической помощи детям и матерям Минздрава СССР и на перинатальном комитете при Минздраве СССР этот метод признан антифизиологичным и опасным. Ни в одном медицинском учреждении страны врачи-акушеры роды в воде не принимают» [18].

Существующая на сегодня литература по водному рождению на русском языке в основном переводная. Редко можно найти книгу или методическое пособие по водным родам, написанное отечественными авторами, изданное на хорошей бумаге, написанное автором смело, без боязни быть подвергнутым критике. Доходит до смешного: порой российские акушеры, интересующиеся водным рождением, вынуждены обращаться к переводным зарубежным источникам, которые представляют собой адаптацию метода Чарковского с учетом европейской или американской действительности.

Кстати говоря, необходимость адаптации, смягчения методики Чарковского действительно обсуждается. Если первое время после изобретения метода его сторонники практиковали его с большим усердием и восторгом, то позже стали появляться и критические замечания даже тех, кто до тех пор считался самым ярким представителем нетрадиционного акушерства.

В 1991 году сомнения в обоснованности жесткого акватренинга для ребенка сразу после рождения высказал сам Мишель Оден. Вот что писали об этом в еженедельнике «За рубежом» (№ 13 за 1991 год): «Поначалу Оден и Чарковский знали друг о друге лишь понаслышке. Но несколько лет тому назад знаменитый водолаз Жак Майоль, встретившись в Москве с Чарковским, предложил познакомить его с Оденом. И вот встреча состоялась. Она вызвала у Одена сильнейшее разочарование, особенно когда сибирский целитель продемонстрировал кинопленку и все увидели, как он обращается с новорожденными. У доктора Одена спросили, каковы его впечатления от того, что было показано. Он счел нужным подчеркнуть, что не имеет никакого отношения к подобной практике, людей этих считает варварами, а Чарковского – “человеком из прошлого”».

Принимая роды в воде, Мишель Оден продолжает и сегодня оставаться последовательным: он выступает за мягкий подход как к женщине, так и к ребенку. И для Одена представляется естественным, что этот бережный режим для малыша в первые дни и недели жизни будет сохранен. Побывав в России в 1997 году на конференции Акушерство духа, Мишель Оден подчеркнул необходимость корректировки методики Чарковского: «Я сделал все, что мог, чтобы родители в России осознали важность бережного подхода, и теперь выбор остается за ними».

Что такое «духовное акушерство»? Пережить роды как духовный опыт Термин « духовное акушерство » появился в 70-е годы прошлого века благодаря Айне Мэй Гаскин. Ее книга, вышедшая под таким названием в 1977 году в США, до сих пор считается настольной для акушерок всего мира. Айна Мэй – магистр гуманитарных наук, основатель и директор Центра акушерства в Саммерстауне (США, штат Теннесси), практикующая акушерка. Она много ездила с лекциями для студентов и врачей по всему миру, возглавляла самую крупную организацию акушеров Америки (Ассоциация акушерок Северной Америки, Midwive\'s Alliance of North America). Она стала основательницей проекта «Безопасное материнство», призванного привлечь внимание общественности к материнской смертности.

...

Айна Мэй занималась дзен-буддизмом, и в ее понимании акушерство – это вид духовной практики для избранных людей, на бесплатной основе.

Любопытно, что ее «библия для духовных акушерок» включает в себя заповеди и наставления, которые во многом сходны с пунктами присяги повивальных бабок образца XVIII века в России!

«…Акушерка должна жадно изучать психологию и медицину. Ей нужно читать и постоянно искать никогда не кончающуюся информацию. Она никогда не должна предполагать, что знает уже все.

…Акушерка должна чувствовать глубокую любовь к другим женщинам.

…Духовная акушерка пытается найти путь, при котором она не берет денег, так как это облегчает для нее сохранение духовности родов» [19].

Сам процесс рождения глазами Айны Мэй выглядит священным: «Акушер должен понимать, как течет энергия деторождения;

не знать этого – все равно, что быть физиком и не понимать гравитации. Беременные и роженицы являются элементарными силами в том же понимании, что и гравитация, гром, землетрясение и ураган.... Духовное акушерство признает, что каждое рождение – это рождение дитя-Будды».

Что же касается личности акушерки, то это – избранная женщина высоких моральных принципов: «…Для того чтобы вести энергии правильно, акушерка должна держать себя в благонравии. Она должна дать духовные обеты точно так же, как йог, монах или монахиня дают внутренние обеты, которые касаются поведения во всех аспектах жизни.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.