авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

ТРАНСФОРМАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ НАУЧНОЙ ПОЛИТИКИ Автор: И. ДЕЖИНА, С. ЧЕБАНОВ........ 1

НАУЧНАЯ ПОЛИТИКА В КОНТЕКСТЕ ИЗМЕНЕНИЯ МОДЕЛИ НАУКИ И. Г. Дежина

................................. 2

ЛИБЕРАЛИЗМ И РЕГУЛИРОВАНИЕ ФИНАНСОВОГО РЫНКА Автор: В. Миловидов..............................26

ЭВОЛЮЦИЯ РАЗВИТОЙ ЭКОНОМИКИ: ФАКТОРЫ И МЕХАНИЗМЫ Автор: Е. Островская...................42

ЭВОЛЮЦИЯ ТОРГОВОЙ ПОЛИТИКИ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА Автор: М. Стрежнева...........................58

"ВОСТОЧНАЯ ПОЛИТИКА" ГЕРМАНИИ: ЭКСПЕРТНЫЕ ОЦЕНКИ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ Автор: А. Девятков, А. Макарычев...........................................................................................................73 ПОЛЬСКО-ГЕРМАНСКИЙ ТАНДЕМ В МЕНЯЮЩЕЙСЯ ЕВРОПЕ Автор: Д. Офицеров-Бельский............85 НОВЫЕ ПОДХОДЫ К ФИНАНСИРОВАНИЮ ИНФРАСТРУКТУРЫ В ВЕЛИКОБРИТАНИИ Автор: В.

Варнавский................................................................................................................................................. ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ ВО ФРАНЦИИ И РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ ИММИГРАЦИИ И ИДЕНТИЧНОСТИ Автор: Я. Стрельцова............................................................................................................................... ЛОББИЗМ МУСУЛЬМАНСКИХ СТРАН В США Автор: С. Костяев........................................................... РОССИЯ И ЕЕ СОСЕДИ: ДУХОВНЫЕ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ Автор: Е. Рашковский.............. ПРЕОДОЛЕНИЕ "СОВЕТСКОЙ МОДЕЛИ' И СТРАТЕГИЯ РАЗВИТИЯ РОССИИ-XXI Автор: В.

МАРЦИНКЕВИЧ........................................................................................................................................ ЕВРОИНТЕГРАЛЫЮЕ МИРОТВОРЧЕСТВО: АКЦИИ, ПОТЕНЦИАЛЫ, СИСТЕМНОСТЬ Автор: Л. ИСТЯГИН................................................................................................................................................................... ТРАНСФОРМАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ НАУЧНОЙ Заглавие статьи ПОЛИТИКИ Автор(ы) И. ДЕЖИНА, С. ЧЕБАНОВ Мировая экономика и международные отношения, № 9, Сентябрь Источник 2012, C. 3- УЧЕНЫЙ СОВЕТ ИМЭМО РАН Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 79.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ТРАНСФОРМАЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ НАУЧНОЙ ПОЛИТИКИ Автор:

И. ДЕЖИНА, С. ЧЕБАНОВ Ученый Совет ИМЭМО РАН, посвященный актуальным проблемам развития науки и научной политики РФ, состоялся 11 апреля 2012 г. под председательством академика А.

А. Дынкина. С основным докладом выступила зав. сектором ИМЭМО, д.э.н. И. Г.

Дежина, с содокладом - заместитель министра образования и науки РФ, к.т.н., профессор НИУ ВШЭ А. К. Пономарев. Представляем вниманию читателей тексты этих докладов, а также обзор дискуссии, в которой приняли участие ведущие сотрудники ИМЭМО и приглашенные специалисты из других организаций. Обсуждались важнейшие аспекты научной политики, в частности, позиционирование науки в инновационной системе, кадровая политика государства, особенно в отношении молодежи, а также более широкие экономические вопросы, в том числе влияние конкуренции на инновационную активность в стране. Итоги дискуссии подвела академик Н. И. Иванова.

НАУЧНАЯ ПОЛИТИКА В КОНТЕКСТЕ ИЗМЕНЕНИЯ МОДЕЛИ НАУКИ И.

Г. Дежина За постсоветский период российская наука прошла через несколько кризисов. Их следствием стали значительные материальные и кадровые потери, а главное существенное снижение результативности научных исследований. При этом, несмотря на все осуществлявшиеся правительством усилия по реформированию отечественной сферы исследований и разработок (ИР), она до сих пор во многом сохраняет советские черты.

Абсолютно доминируют государственное финансирование и контроль, мобильность и интернационализация остаются на низком уровне, связи с образованием и промышленностью развиваются медленно.

Задачи, которые встали перед государственной научной политикой РФ после распада СССР, были беспрецедентны по своим масштабам и сложности. В условиях резкого сокращения ресурсов, которые государство могло направлять на поддержку и развитие ИР, осуществлялись срочные, не всегда последовательные меры по адаптации этой сферы к новым социально-экономическим реалиям. Было необходимо перейти от командно административной к рыночно-ориентированной системе организации науки.

В СССР наука была полностью государственной с точки зрения источников финансирования и форм собственности организаций, выполнявших научные исследования и опытно-конструкторские разработки (НИОКР). Она была представлена преимущественно крупными и сверхкрупными научно-исследовательскими, конструкторскими организациями. Новые знания, полученные в результате фундаментальных исследований (в соответствующих НИИ) в плановом порядке передавались в прикладные НИИ, конструкторские бюро, опытные заводы и далее вплоть до организации производства новой продукции. В экономику вводились те новшества, которые по тем или иным причинам представлялись центральным органам управления эффективными.

Ориентация системы стимулов плановой экономики на "вал" (количественные показатели объемов и масштабов деятельности) в ущерб качественным характеристикам вкупе с малой скоростью реакции на меняющиеся потребности экономики приводили к постоянному дефициту современных приборов, уникального (немассового) оборудования и т.п. Происходило их замеще стр. ние относительно дешевыми трудовыми ресурсами, в том числе интеллектуальными. В результате важной чертой отечественного инновационного процесса стала трудоизбыточность на всех стадиях цикла, что нередко приводило к появлению кадрового "балласта". В условиях низкой мобильности, как горизонтальной, так и вертикальной, кадровый балласт постепенно становился тормозом дальнейшего развития науки.

Описанная выше модель имела и определенные, в чем-то уникальные, преимущества, такие как:

- возможность концентрации интеллектуальных и материальных ресурсов для решения необходимых государству крупномасштабных научно-технических задач ("больших проектов");

- весьма благоприятные с точки зрения самого научного сообщества экономические и социальные условия для развития фундаментальных и поисковых исследований;

- возможность решать отдельные сложные задачи скромными средствами (за счет дешевизны интеллектуальных ресурсов)1.

Поскольку отношения между государством и наукой строились по иерархическому принципу, а государство целиком управляло наукой, то у него не было экономической заинтересованности в эффективной научной политике. Развал планово-административной системы хозяйствования неизбежно сопровождался кризисом в сфере науки. Сразу после начала рыночно-ориентированных реформ российский ВВП сократился в два раза по сравнению с показателем накануне распада СССР, а по объему финансирования НИОКР в расчете на душу населения Россия оказалась позади большинства стран ОЭСР и даже ряда стран Центральной и Восточной Европы.

Произошедшие фундаментальные изменения в экономике и обществе поставили перед правительством новые задачи по регулированию науки. Появилась необходимость стимулировать спрос на результаты НИОКР со стороны новых хозяйствующих агентов, развивать связи между наукой и реальным сектором экономики, реструктурировать собственно государственный сектор науки, размеры и состав которого уже не соответствовали новым реалиям.

Основываясь на том, какие цели и подходы преобладали в то или иное время, какими финансовыми ресурсами располагало государство, и в какой мере проводимая политика была последовательной и преемственной, можно предложить следующую периодизацию государственной научной политики России.

Первый период (1991 - 1996 гг.) завершился принятием Федерального закона "О науке и государственной научно-технической политике" - основного документа, регулирующего отношения в научно-инновационной сфере. Для этого времени характерны усилия государства по сохранению науки в кризисных условиях и одновременно активное строительство новых элементов научного комплекса страны.

Сохранение научного потенциала осуществлялось через дополнительную материальную поддержку отдельных ученых (доплаты за степени, звания и квалификацию, специальные надбавки молодым специалистам), коллективов (программа поддержки ведущих научных школ), а сильных прикладных институтов - путем присвоения им статуса Государственного научного центра (ГНЦ).

Главными институтами, призванными проводить в жизнь политику правительства в сфере ИР, стали государственные научные фонды. Было также принято базовое законодательство в области интеллектуальной собственности, началась реализация общегосударственной программы по стимулированию интеграции науки и образования.

Второй период (1997 - 2001 гг.) характеризовался частой сменой руководителей отечественной науки, а потому разнообразием применявшихся подходов и мер государственного регулирования при отсутствии преемственности между ними.

Предпринимавшиеся инициативы не были радикальными по своей сути. Кроме того, они нередко не доводились до конца - приходил новый руководитель ведомства и провозглашал собственный курс. В итоге баланс между стратегическими и текущими задачами нарушился, главным стало решение тактических задач. Государственное финансирование науки осуществлялось нестабильно - небольшой рост бюджетных ассигнований на науку в начале периода сменился их резким падением. В этот период возобладал курс на сохранение научно-технического потенциала и эволюционное реформирование науки.

Третий период (с 2002 г. до кризисного 2008 г.) В это время появились концептуальные документы, определившие стратегическую, долгосрочную научную и инновационную политику. Возросшие бюджетные ассигнования при сократившейся чис См. подробнее: Дежина И. Государственное регулирование науки в России. М., 2008. С. 51.

стр. Рис. 1. Внутренние затраты на НИОКР, финансируемые государством и бизнесом, % от расходов страны на НИОКР Источники: EUROSTAT. 2011;

Science and Engineering Indicators: 2012. Appendix Tables. Arlington (VA), 2012. P. 254;

Наука, технологии и инновации России: 2009. Краткий стат. сб. М., 2009. С. 25;

Наука, технологии и инновации России: 2011. Краткий стат. сб. М., 2011. С. 31.

ленности занятых в научном комплексе страны позволили начать реализацию ряда долгосрочных и ресурсоемких проектов, в том числе основанных на государственно частном партнерстве (крупные инновационные проекты, особые экономические зоны).

Четвертый период начался в 2009 г., когда стали реализовываться меры, которые ранее были обозначены в качестве долгосрочных приоритетов. Это поддержка науки в вузах, формирование сети элитных университетов, содействие развитию связей между вузовской наукой и промышленностью, а также решение кадровых проблем науки за счет привлечения квалифицированных специалистов из-за рубежа, в том числе из числа представителей русскоязычной научной диаспоры. Кадровые проблемы стали особенно острыми, поскольку время, когда их можно было решать менее болезненно и затратно, было упущено в конце 90-х - начале 2000-х годов.

Пока еще сложно судить о конечной результативности выдвинутых 2 - 3 года назад инициатив, могут быть сделаны лишь некоторые предварительные оценки, касающиеся организационных аспектов их реализации. Следует отметить, что в нашей стране в течение слишком долгого времени научная политика не была интегрирована в инновационную. До сих пор наука рассматривается как "сектор генерации знаний", а в целом наука вторична по отношению к инновационной сфере. Основные параметры текущего состояния сферы НИОКР свидетельствуют о том, что кардинального улучшения так и не произошло. Более того, основные тенденции развития нашей науки все еще нередко противоположны тем, которые ныне наблюдаются в странах с развитыми или быстрорастущими научными комплексами.

ОСНОВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ СОСТОЯНИЯ СФЕРЫ НАУКИ В РОССИИ Остановимся подробнее на финансовых, кадровых и организационных особенностях сегодняшней российской науки, которые контрастируют с общемировыми трендами.

Если в развитых странах мира ведущую роль в финансировании исследований и разработок играет бизнес-сектор, то в России основным источником остается государство.

Его удельный вес во внутренних расходах на НИОКР вырос с 60.1% в 2005 г. до почти 70% в 2010 г. (рис. 1). Бизнес не только мало финансирует ИР, но и в самом бизнес секторе государственное финансирование весьма значительно. Это свидетельствует о том, что все еще происходит замещение частных средств государственными.

Остается невысоким общее финансирование науки, если сравнивать его с показателями развитых стран мира, а также теми масштабами, в которых финансировалась советская наука (табл. 1).

В 2011 г. бюджетное финансирование гражданских исследований и разработок в текущих ценах несколько возросло, достигнув 287 млрд. руб. (прирост на 20.9% по сравнению с 2010 г.)2. Одновременно был отмечен рост внебюджетного финансирования, однако соотношение между объемами финансирования НИОКР из бюджетных и внебюджетных источников осталось неизменным.

С точки зрения механизмов финансирования науки акцент сместился на конкурсное распределение бюджетных средств, основанное на нормативах, применяемых к государственным закупкам, при малом учете специфики сферы науки. Одновременно сократилось базовое бюджетное финансирование, поэтому средний уровень зарплаты в науке остался невысоким. В каком-то смысле можно утверждать, что произошел опре Данные за 2011 г. приводятся в соответствии с Федеральным законом "О федеральном бюджете на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов".

стр. Таблица 1. Внутренние затраты на исследования и разработки, % ВВП Страна 1990 1995 2000 2005 Израиль 2.50 2.74 4.70 4.86 4. США 2.65 2.51 2.72 2.62 2. Германия 2.67 2.25 2.50 2.46 2. Франция 1.88 2.31 2.18 2.13 2. Великобритания 2.15 1.95 1.85 1.78 1. Россия 2.00 0.85 1.05 1.07 1. Источники: Наука в Российской Федерации. Стат. сб. М., 2005. С. 455;

Наука России в цифрах: 2008. Стат. сб. М., 2008. С. 206;

Наука, технологии и инновации России: 2011.

Краткий стат. сб. М., 2011. С. 74.

Рис. 2. Изменение возрастной структуры исследователей в России Источники: Наука в Российской Федерации. Стат. сб. М., 2005. С. 36;

Наука, технологии и инновации России: 2011. Краткий стат. сб. М., 2011. С. 19.

деленный перекос, поскольку от тотального базового бюджетного финансирования сделан резкий переход к квазиконкурсной поддержке НИОКР.

Кадровая ситуация в российской науке последовательно ухудшалась. На сегодня мы отстаем от стран с развитыми научными комплексами по целому ряду параметров.

Первое: в развитых странах происходит прирост численности исследователей, а в России их сокращение. При этом ситуация неодинакова по секторам науки. На фоне общего снижения численности кадров произошел их существенный рост - более чем на треть - в вузовской науке. Это, безусловно, можно считать следствием проводимой государством политики по ее укреплению. Второе: усугубляется возрастная диспропорция в структуре научных кадров. Наблюдается значительный провал в возрастной группе 40 - 50-летних (их удельный вес почти вдвое ниже, чем в США3), и слишком высока доля ученых старших возрастов (более чем в три раза выше, чем в США). В сравнении с 1994 г.

удельный вес ученых в возрасте старше 60 лет возрос вдвое - с 13.5% до 26.3% (рис. 2).

Третье: российские научные кадры остаются немобильными со всех точек зрения международной, региональной, секторальной (между организациями различных типов).

Последние доступные данные (за 2010 г.) свидетельствуют о том, что молодежь по прежнему остается в науке главным образом до защиты диссертации и окончания сроков действия разного рода "молодежных" правительственных инициатив (которые, как правило, направлены на поддержку исследователей в возрасте до 35 лет), а затем происходит смена сферы экономической деятельности. Поэтому группа 40-летних ученых продолжает сокращаться. Ситуация становится все серьезнее, поскольку с уходом старшего поколения исследователей связь поколений разрушится окончательно. Самая серьезная проблема - не будет достаточного числа специалистов, способных передать накопленные предыдущими поколениями отечественных ученых знания, навыки и позитивные традиции.

Все описанные явления происходили на фоне углубляющихся диспропорций в организационной структуре науки (табл. 2). За последние 10 лет предпринимательский сектор науки сократился почти на 40%) по количеству организаций и почти на 30%) - по численности кадров. В целом по науке за тот же период времени сокращение численности организаций составило 15%, а кадров - 17%.

Вузы пока занимают скромное место в научном комплексе страны, хотя за последние десять лет См.: Российский инновационный индекс. М., 2011. С. 59;

Science and Engineering Indicators: 2010. Arlington (VA), 2010.

стр. Таблица 2. Изменения по секторам науки, 2000 - 2010 гг.

Численность Число % изменения, работающих, % изменения, Сектор науки организаций, тыс. человек, 2010/2000 2010/ Государственный 1400 + 12.3 259007 +1. в том числе 853 +2.6 137698 -6. академический Предпринимательский 1405 -38.3 423112 -28. Вузы 617 +17.3 53290 +30. ВСЕГО 3492 -14.8 -17. Источники: Наука, технологии и инновации России: 2011. Краткий стат. сб. М., 2011. С. 9, 10, 44, 46, 50;

Индикаторы науки - 2010. Стат. сб. М., 2010. С. 19, 26, 176 - 177, 203 - 204;

Российская академия наук в цифрах: 2007. Стат. сб. М., 2008. С. 14 - 15.

возросло число образовательных учреждений, занимающихся НИОКР, и значительно увеличилась численность преподавателей и студентов, которые включены в исследования и разработки. По доле в общем объеме внутренних затрат на НИОКР вузовский сектор в 2011 г. - уже 9%. В планах правительства - довести этот показатель до 15% к 2020 г.

Именно ухудшением качественного состава научных кадров и мало меняющимися параметрами функционирования сферы науки можно объяснить низкие показатели публикационной активности и цитирования статей российских авторов, даже если их сравнивать не с развитыми странами, а с аналогичными данными для стран группы БРИК.

Так, цитируемость российских статей, по данным Essential Science Indicators, составляла по массиву статей, опубликованных в 2001 - 2011 гг. - 4.8 цитирований на статью, тогда как в Индии - 5.8, Китае - 6.1, Бразилии - 6.34.

ОЦЕНКА СОВРЕМЕННЫХ ЗАДАЧ И МЕР НАУЧНОЙ ПОЛИТИКИ В настоящее время основной акцент в области научной политики сделан на поддержку университетов, в том числе за счет выделения среди них элитной группы и ее приоритетного финансирования, поддержки создания там новых лабораторий, возглавляемых ведущими мировыми учеными, стимулирования связей с промышленностью (через реализацию совместных с вузами проектов НИОКР), а также поддержки в вузах инфраструктуры, способствующей коммерциализации научных результатов.

Развитие науки в университетах и формирование элитной группы университетов по сути является копированием англосаксонского опыта, где университеты играют лидирующую роль в выполнении научных исследований, в первую очередь фундаментальных. В российских условиях развитие науки в университетах преследует несколько целей, а именно: 1) укрепление вузовской науки и за счет этого - повышение качества образования;

2) перенос части фундаментальных исследований в вузы для создания конкурентной среды в сфере отечественных ИР;

3) замещение вузами практически утерянной отраслевой науки.

В течение 2006 - 2011 гг. в стране было создано 9 федеральных университетов, университетов получили статус национального исследовательского. Еще университетам на конкурсной основе были выделены на три года бюджетные средства для выполнения ими заявленных программ развития. В итоге за последнее время финансирование вузов возросло в 3.5 - 4 раза в расчете на одного научно-педагогического работника5.

Долгосрочные планы правительства состоят в том, чтобы ведущие российские вузы достаточно быстро вошли в число лучших университетов мира. Уже очевидно, что эта цель вряд ли достижима на 10 - 15-летнем временном интервале ввиду слабости вузовской науки, общего постарения ее кадров - как научных, так и педагогических.

Отчасти низкая эффективность бюджетных инвестиций связана с тем, что средства направляются в вузы, обязанные работать согласно ранее установленным и не измененным пока правилам (в частности, высокие нормы преподавательской нагрузки затрудняют занятия наукой), а статьи, по которым можно расходовать государственные средства, жестко лимитированы. Есть и внут См.: Наука, технологии и инновации России: 2011. Краткий стат. сборник. М., 2011. С. 79.

См.: Волчкова Н. Два квартала справедливости. Ректоры наказаны за низкие зарплаты // Поиск. N47. 25.11.2011.

С. 3.

стр. Таблица 3. Меры Правительства РФ по стимулированию ИР в вузах и развитию их связей с промышленностью Норма Содержание Масштабы Ф3 N217 (2009) Разрешение НИИ и вузам На конец 2011 г.: 1250 МИП. У 39 создавать малые инновационные учредители НИИ, у остальных предприятия путем внесения прав вузы на интеллектуальную собственность, материальных ресурсов или финансовых средств.

Доля НИИ или вуза в предприятии - не менее 25% Постановление Поддержка кооперации вузов и 98 проектов. Субсидия - для вуза, Правительства РФ N 218 компаний. Средства выделяются на 1 - 3 года, до 100 млн. рублей в вузам через компании, для год на проект (2010) выполнения НИОКР Постановление Создание в вузах инфраструктуры: 78 вузов, субсидии в размере до Правительства РФ N 219 бизнес-инкубаторов, технопарков, млн. рублей на вуз инжиниринговых центров, (2010) центров сертификации, центров трансфера технологий, центров коллективного пользования, центров научно-технической информации, центров инновационного консалтинга, повышение квалификации кадров в сфере МИП, на консалтинговые услуги экспертов Постановление Создание в вузах научных 77 лабораторий, финансирование Правительства РФ N 220 лабораторий под руководством 150 млн. руб. на лабораторию, на лучших ученых мира года (2010) Источники: Федеральный закон Российской Федерации от 2 августа 2009 г. N 217-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам создания бюджетными научными и образовательными учреждениями хозяйственных обществ в целях практического применения (внедрения) результатов интеллектуальной деятельности";

Постановление от 9 апреля 2010 г. N 218 "О мерах государственной поддержки развития кооперации российских высших учебных заведений и организаций, реализующих комплексные проекты по созданию высокотехнологичного производства";

Постановление Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2010 г.

N 219 "О государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры в федеральных образовательных учреждениях высшего профессионального образования";

Постановление Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2010 г. N 220 "О мерах по привлечению ведущих ученых в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования".

ренние проблемы вузов - недостаточное число квалифицированных менеджеров, способных выстраивать стратегии развития ИР, ориентация на краткосрочность бюджетных вливаний, непонимание перспектив государственной политики при полной от нее зависимости.

Укрепление вузовского сектора науки происходит не только за счет выделения элитной группы университетов, но и реализации ряда мер, направленных именно для развития науки и стимулирования связей университетов с промышленностью (табл. 3).

Усилия правительства, направленные на поддержку вузов, фактически создают для вузовского сектора науки преференциальные условия, что при неизменности и даже ухудшающейся ситуации в других ее секторах ведет к экономическому и социальному дисбалансу. Между тем институты Российской академии наук остаются наиболее продуктивными научными организациями в стране с точки зрения публикационной активности и качества публикаций. Именно за счет публикаций сотрудников академических институтов Россия остается "видимой" в международном научном сообществе (табл. 4).

В этих условиях сотрудничество университетов с институтами РАН было бы наиболее перспективной мерой, направленной на повышение уровня научных исследований в вузах.

Данные о публикационной активности ведущих российских университетов свидетельствуют о том, что их основным партнером является РАН, а большинство активно цитируемых публикаций подготовлено именно в таком соавторстве. Между тем есть целый ряд нормативно-правовых барьеров развитию взаимовыгодной кооперации.

Кроме того, решение, предусматривающее создание научных лабораторий мирового уровня только в вузах (за счет выделения мегагрантов согласно Постановлению Правительства РФ N 220), в какой-то мере противопоставила вузовскую и академическую науку.

стр. Таблица 4. Топ-7 направлений с максимальным вкладом РАН в наиболее активно цитируемые российские статьи, 2000 - 2010 гг. (согласно Essential Science Indicators) Область науки Доля статей РАН, % Исследования космоса 93. Биология и биохимия 87. Молекулярная биология и генетика 80. Ботаника и ветеринария 76. Математика 69. Науки о Земле 68. Материаловедение 63. Источник: Инновационная политика: Россия и мир: 2002 - 2010. Под ред. Н. И. Ивановой и В. В. Иванова. М., 2011. С. 429.

Именно на программу мегагрантов (финансирование по которой составляет до 150 млн.

руб. на три года в расчете на одну лабораторию) правительство возлагает особые надежды как на меру трансформации внутри самой науки. Новые лаборатории призваны не только повысить качество научных исследований, но и привить новую культуру их проведения, а также способствовать перестройке образовательных дисциплин в соответствующих областях. По данным на начало 2012 г., на средства мегагрантов в стране создаются лабораторий. Распределение их руководителей по месту жительства показывает, что большинство лабораторий возглавляют представители русскоязычной диаспоры (более половины всех грантов) - что соответствует изначальным намерениям правительства более активно сотрудничать именно с уехавшими за рубеж соотечественниками.

Первые итоги работы по мегагрантам показали, что есть целый ряд позитивных косвенных эффектов, а именно: в вузах больше внимания стало уделяться изучению английского языка, усилилась ориентация научных групп на повышения результативности в форме научных статей, постепенно стала меняться культура проведения лабораторных исследований.

В то же время работа по мегагрантам способствовала выявлению ряда проблем, которые надо решать для того, чтобы лаборатории могли работать максимально эффективно. В первую очередь речь идет об организационно-бюрократических проблемах, касающихся закупки оборудования и реактивов, таможни, приглашения зарубежных специалистов в лаборатории на короткие сроки (когда они не подпадают под закон о высококвалифицированных специалистах). Кроме того, как выяснилось, в целом ряде проектов не урегулировано распределение прав на объекты создаваемой интеллектуальной собственности.

Проблемность данной инициативы состоит не только в том, что выделены большие средства, а остальные условия работы не столь благоприятны, как, например, для резидентов Сколково. Сам подход, когда создается менее сотни элитных лабораторий внутри университетов, где остальные научные группы работают в обычном режиме и на скромные средства, - это катализатор социальной напряженности в институтах, что в дальнейшем может неблагоприятно сказаться на научной атмосфере в целом.

Следует также отметить, что пока стимулирующие меры по развитию международного сотрудничества не направлены на то, чтобы сделать российскую науку интернациональной, то есть такой, когда в лабораториях сообща проводят исследования ученые из разных стран. В российской науке появились избранные визитеры, но движения в сторону циркуляции кадров пока нет. Более того, не поддерживается даже внутренняя циркуляция кадров, например, путем обменных стажировок студентов и исследователей из разных российских университетов. Такую инициативу вполне можно было бы поддержать из средств федерального бюджета.

ВЫВОДЫ И ВОЗМОЖНЫЕ РЕШЕНИЯ Анализ направлений трансформации научной политики и достигнутых результатов свидетельствует о том, что сфера науки является достаточно консервативной. С одной стороны, это фактор ее сохранения в особо тяжелые кризисные годы. С другой - это же причина медленных трансформаций. Поэтому текущие индикаторы состояния сферы науки свидетельствуют о том, что в ней сохраняется немало элементов прошлой системы организации и управления.

Наука остается государственной, что усложняет ее связи с бизнесом, делает более замкнутой на себя и государственный заказ, а потому менее связанной с рыночным спросом. Это усложняет коммерциализацию результатов исследований и разработок и, следовательно, снижает экономическую отдачу от вложений в науку.

Периодизация государственной научной политики показывает, что многие меры были краткосрочными, чисто ситуационными. В ряде случаев стратегические задачи подменялись тактическими решениями, время было упущено, что в итоге стр. особенно драматично отразилось на кадровой ситуации в науке. Кроме того, при краткосрочном подходе эффективность тех мер, в основе которых лежат даже очень перспективные идеи, оказывается недостаточно высокой.

Обозначившийся в последние годы приоритет поддержки вузовской науки реализуется при недостаточном учете специфики сложившегося научного комплекса страны, где ведущую роль в области фундаментальной науки играют институты РАН. Кооперация академической и вузовской науки провозглашается, но практически не стимулируется.

Реализация ряда мер политики, особенно по созданию в вузах лабораторий под руководством ведущих ученых мира, показала, что одновременно с некоторыми положительными эффектами выделение вузовской науки из единого научного комплекса страны может привести к социальному дисбалансу.

Исходя из сказанного, можно наметить несколько перспективных направлений возможных преобразований в сфере государственной научной политики.

Первое. Правительственные инициативы, направленные на постепенные институциональные изменения, должны реализовываться последовательно и достаточно продолжительно (в течение не менее чем 5 - 7 лет) и сопровождаться регулярной оценкой и корректировкой. Нельзя ожидать серьезных изменений за 2 - 3 года, которые сейчас составляют "срок жизни" даже самых дорогостоящих мер.

Второе. Необходима радикальная перестройка системы финансирования исследований, предполагающая реструктуризацию бюджетных статей расходов. Базовое бюджетное финансирование учреждений науки должно обеспечивать процесс выполнения исследований. При этом гранты могут служить в первую очередь средством привлечения в науку студентов, аспирантов и поддержки начинающих молодых ученых, а не способом компенсации низкой заработной платы. Одновременно успех ученых в привлечении таких грантов станет мерой их результативности. Кроме того, такой подход будет способствовать развитию конкуренции в науке.

Третье. В отношении сложившихся институтов в науке наиболее правильным был бы курс на поощрение сотрудничества организаций различных секторов (финансирование совместных проектов, в том числе академических институтов и вузов), а не их противопоставление.

Четвертое. Важно усиливать международные позиции российской науки, что предполагает комплекс мер, в том числе приглашение специалистов из-за рубежа в действующие лаборатории и научные группы, расширение преподавания на английском языке, краткосрочные стажировки за рубежом. Как показывает опыт последних нескольких лет, акцент на вложения в инфраструктуру при сохранении базовых условий функционирования науки не дает ожидаемых результатов - в первую очередь с точки зрения улучшения структуры и качества научных кадров.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ЗАДАЧИ МОДЕРНИЗАЦИИ В СФЕРЕ НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ А. К. Пономарев Курс на инновационное развитие страны предполагает коренную модернизацию ключевых отраслей, преодоление накопленной технологической отсталости 6. При этом переоснащение предприятий исключительно путем массового внедрения "под ключ" импортных технологий, как это происходило в период относительного экономического благополучия, не решает проблемы дальнейшего устойчивого развития страны.

Обеспечение глобальной конкурентоспособности российских промышленных компаний на долгосрочную перспективу предполагает приобретение ими уникальных компетенций, которые могут стать в дальнейшем основой как собственных продуктовых программ, так и международной технологической кооперации.

Опыт показывает, что для полноценной международной интеграции отечественной промышленности, для реализации соглашений о локализации производства перспективных продуктов мало обладать лишь финансовыми ресурсами и рычагами регулирования доступа на рынки. Необходимо иметь достаточно привлекательные для партнеров, защищенные юридически компетенции, которые являются не менее, а иногда и более значимой "валютой" в переговорах о кооперации, чем объем вкладываемых в проект финансовых средств. Естественно, что неотделимым от См.: Стратегия инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена Распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. N2227-р.

стр. технологических компетенций элементом конкурентоспособности являются квалифицированные кадры.

Системы формирования планов технологического развития и их динамичной реализации, получение уникальных знаний и технологий могут существовать только в среде развитого сектора исследований и разработок и подготовки кадров. Соответствующие компетенции должны быть "зашиты" в национальный корпоративный сектор и национальную систему поддержки модернизации.

Таким образом, только имея особую "валюту" в виде компетенций и кадров, можно претендовать на эффективное и взаимовыгодное международное сотрудничество, а следовательно, и на обеспечение глобальной конкурентоспособности национальных компаний. "Голых" денег для этого недостаточно.

На создание таких компетенций, на поддержку системы образования в подготовке соответствующих кадров и должен быть ориентирован российский сектор исследований и разработок.

ПРИОРИТЕТЫ МОДЕРНИЗАЦИИ Модернизация отраслей экономики требует обеспечения их эффективности на уровне лучших мировых практик в целом, не только в технологическом и кадровом планах, но и в организационном, финансовом, регуляторном. Обеспечение конкурентоспособных экономических и социальных условий для работы компаний является существом деятельности экономического и социального блоков Правительства РФ в целом. Создание условий для технологической и кадровой конкурентоспособности - это предмет государственной политики развития сектора исследований и разработок и профессионального образования, именно с этих секторов и начинается модернизация всей экономики. За координацию ее разработки и реализации должно отвечать профильное ведомство, сегодня это Минобрнауки России.

Модернизация невозможна одновременно и повсеместно, кадровый и технологический ресурс ее формируется постепенно, требуя усилий и средств. Таким образом, четкие и достаточно узко сформулированные приоритеты - необходимый элемент модернизации.

При этом выделяются по крайней мере два типа приоритетов: отраслевые и инфраструктурные.

Отраслевые. Предполагается, что в ближайшие 10 лет неизбежна коренная технологическая модернизация ключевых секторов российской экономики. К таким секторам относятся базовые для России энергетика;

производство и использование биоресурсов;

транспорт и телекоммуникации;

сектора, обеспечивающие качество жизни человека (здравоохранение, образование, сервисы, в том числе ЖКХ) и ориентированные на качество, присущее наиболее развитым странам, а также оборона и безопасность. При этом технологический уровень является необходимым, хотя и недостаточным условием обеспечения глобальной конкурентоспособности указанных отраслей.

Инфраструктурные. Модернизация обеспечивается многими компонентами экономики и общества. Но стартовые ресурсы для модернизации промышленных отраслей (квалифицированные инженерные и управленческие кадры и технологические компетенции) должны обеспечить система высшего профессионального образования (включая систему переподготовки и повышения квалификации) и сектор ИР. Сегодня представляется необходимым обеспечить именно их опережающее развитие. На проблемах исследовательской и связанной с ней образовательной инфраструктуры мы и остановимся далее.

В рассматриваемых секторах за последние 20 лет особенно пострадали сектор прикладных исследований и инженерная подготовка. Если спрос на фундаментальные исследования в той или иной степени постоянно поддерживался государственным финансированием7, то прикладные исследования, потеряв в основном государственную поддержку, не были востребованы промышленностью. Обвал сектора прикладных исследований обусловил во многом снижение качества и искажение структуры инженерной подготовки. При этом существенно изменились технологии, усилились межотраслевые и междисциплинарные тенденции. Решение задачи скоординированного развития сектора исследований и разработок и связанного с ним сектора высшего профессионального образования в рамках единого научно-технологического и образовательного пространства является сегодня ключевым для модернизации страны.

Обеспечить скоординированное развитие такой сложной системы как сектор исследований и разработок и высшее профессиональное образование нереально в рамках прямой иерархической системы управления. Организация современной сетевой системы управления - это императив См.: Индикаторы науки: 2012. Стат. сб. М., 2012.

стр. для выполнения поставленных задач. При этом представляется крайне важным рационально очертить элементы системы управления. Сегодня предлагаются следующие границы таких элементов:

- межотраслевая и междисциплинарная система "задельных" работ на докоммерческой стадии, совместно с развитием общенациональной исследовательской инфраструктуры и ее важнейшего элемента - организаций высшего профессионального образования, с акцентом на интеграцию исследовательских и образовательных компетенций (сфера ответственности государственной программы (ГП) "Развитие образования");

- межотраслевая и междисциплинарная система модернизации образовательных программ высшего профессионального образования во взаимодействии с программами развития исследовательских компетенций вузов, с предприятиями модернизируемых отраслей экономики (сфера ответственности ГП "Развитие науки и технологий");

- отраслевые программы модернизации (в рамках соответствующих государственных программ), являющиеся потребителями продукции инфраструктурных элементов (технологии и кадры);

- региональные программы развития, в рамках которых сосредоточена работа по развитию общего, а также начального и среднего профессионального образования.

Следует отметить, что в рамках административной ответственности и, соответственно, в поле реально доступных инструментов регулирования Минобрнауки России находится лишь небольшое число организаций и финансовых ресурсов, вовлекаемых в модернизацию сектора исследований и разработок8. Так, министерство не имеет влияния на политику в отношении как финансирования тематики, так и развития организаций государственных академий наук (около половины объема финансирования работ, не выходящих на коммерческую стадию и около 70% занятых в них исследователей). Из государственных вузов только 310 финансируются и администрируются Минобрнауки, остальные - другими ведомствами.

ИНИЦИАТИВЫ В СФЕРЕ ИССЛЕДОВАНИЙ И РАЗРАБОТОК Основные маневры, планируемые сегодня министерством для развития сектора исследований и разработок, состоят в следующем:

- концентрация бюджетных ресурсов на финансировании "задельных" работ на докоммерческой стадии и поддержка единого научно-технологического пространства при усилении стимулов внебюджетного финансирования НИОКР на стадиях коммерческой реализации;

- дополнение механизмов поддержки инициатив организаций и коллективов механизмами формирования и финансирования тематики, оцениваемой как необходимая и перспективная для развития научно-технологического комплекса в сфере фундаментальных и поисковых работ;

- совершенствование инфраструктуры для прикладных работ, прежде всего путем развития исследовательской базы вузов, стимулирования корпоративных исследований и разработок, создания национальных исследовательских центов.

Реализация последнего из указанных маневров тесно связана с решением задач кардинального повышения качества профессионального образования. Именно поэтому сделан акцент на развитие исследовательских компетенций вузов и расширение интеграции исследовательского и образовательного процессов. Интеграция исследовательского и образовательного процессов сегодня является ключевым, фундаментальным элементом модернизации обоих секторов, так как создает кадровую основу для их дальнейшего саморазвития, а также для модернизации всех отраслей экономики.

Изменение структуры бюджетного финансирования в рамках сферы ответственности и межотраслевых программ Минобрнауки.

Целесообразность маневра по смещению акцента с бюджетного финансирования прикладных проектов на завершающей стадии на фундаментальные и поисковые ("задельные") работы на докоммерческой стадии связана с резким увеличением объема средств, ассигнуемых на отраслевые федеральные целевые программы и финансовые институты, ориентированные на модернизацию (в том числе государственные институты развития). Одновременно налицо исчерпание задела (предложения) научных и технологических основ для реализации перспективных прикладных проектов. Создается парадоксальная ситуация, когда источники финансирования конкурируют между См.: Положение о Министерстве образования и науки Российской Федерации. Утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 мая 2010 г. N337 (с изменениями от 15 июня 2010 г., 24 марта, июня, 5 сентября, 10, 14 ноября 2011 г., 3, 6 февраля, 21 марта, 5 апреля 2012 г.).

стр. собой за проекты в большей степени, чем перспективные проекты - за источники финансирования. Поэтому, начиная с 2010 г., в рамках базовой для Минобрнауки России ФЦП "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно технологического комплекса России на 2007 - 2013 годы" ресурсы последовательно перераспределяются от проектов поддержки коммерциализации (с индикаторами выпуска продукции) на проекты "задельного" характера9. В проекте государственной программы "Развитие науки и технологий" с 2013 г. эта тенденция реализуется полностью.

Развитие целевого подхода к формированию научно-технических заделов.

Целесообразность данного маневра связана с возрастающей динамикой мирового технологического развития, изменением дисциплинарной структуры и усилением междисциплинарных акцентов современной научной проблематики, повышением определенности технологических перспектив развития отраслей и компаний российской экономики. Необходимо переориентировать часть научного потенциала на новые направления, серьезно изменив слишком медленно меняющуюся с советских времен дисциплинарную структуру сектора исследований и разработок. Для реализации этого маневра развернуты широкие прогностические исследования;

создается специализированная экспертная сеть, ориентированная на формирование рациональной тематической (дисциплинарной и междисциплинарной) структуры поисковых исследований;

начата модернизация группы подведомственных организаций с ориентацией ее на повышение эффективности формирования - вместе с экспертным сообществом - целевых технических заданий;

подготовлены предложения по созданию фонда перспективных исследований в сфере обороны и безопасности, а также развития двойных технологий.

Интеграция сектора исследований и разработок и корпораций с высшим профессиональным образованием. Можно считать, что сегодня программа интеграции исследовательских и образовательных компетенций полностью развернута и начинает демонстрировать первые результаты. Ее подготовительный период прошел в 2007 - гг. в ходе внедрения инновационных программ развития лучших вузов через придание им особых статусов (федеральные и национальные исследовательские университеты). С г. реализуется вся группа мероприятий:

- программы развития 39 вузов с особым статусом;

- реализация проектов создания высокотехнологичных производств, в рамках которых заказ на исследования и разработки компаниями в вузах компенсируется компаниям в рамках бюджетной субсидии10. В программе участвуют 97 компаний и 76 вузов, реализуются около 100 проектов;

- реализация проектов создания инновационной инфраструктуры вузов11. Участвуют вузов;

- создание в вузах лабораторий под руководством ведущих ученых12. На сегодня создано 77 лабораторий в 40 вузах;

- вузы существенно активизировали свое участие в конкурсах Минобрнауки в рамках федеральных целевых программ ("Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007 - 2013 годы" и "Научно-педагогические кадры инновационной России на 2009 - 2013 годы"), а также РФФИ и РГНФ. Кроме того, были задействованы важные внебюджетные инструменты интеграции сектора исследования и разработок ведущих компаний с вузами и научными организациями. Только в рамках взаимодействия с вузами по Программам инновационного развития 46 государственных компаний в 2011 г. заключено договоров более чем на 5 млрд. руб. (против 3.5 млрд. руб. в 2010 г.);

- участие вузов в технологических платформах (в 28 зарегистрированных платформах участвуют около 200 вузов);

- пакет мер по стимулированию создания малых инновационных предприятий (МИП) при вузах и См: Федеральная целевая программа "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2007 - 2013 годы" (в ред. Постановлений Правительства Российской Федерации от 18 августа 2007 г. N 531, от 19 ноября 2008 г. N 857, от 27 января 2009 г. N 62, от апреля 2011 г. N 253, от 20 декабря 2011 г. N 1035).

См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2010 г. N 218 "О мерах государственной поддержки развития кооперации российских высших учебных заведений и организаций, реализующих комплексные проекты по созданию высокотехнологичного производства".

См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2010 г. N 219 "О государственной поддержке развития инновационной инфраструктуры федеральных образовательных учреждений высшего профессионального образования".

См.: Постановление Правительства Российской Федерации от 9 апреля 2010 г. N 220 "О мерах по привлечению ведущих ученых в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования".

стр. научных учреждениях. Создано более 1200 МИП, эффективность этого направления существенным образом будет зависеть от динамики модернизации в отраслях экономики;

- начата работа по формированию программ взаимодействия вузов с крупными негосударственными компаниями.

Важным результатом реализации системы мер поддержки вузов является выделение их ядра, критически важного для модернизации сектора ИР и связанной с ним системы высшего профессионального образования. Уже сейчас ясно, что в это ядро вошли 100 120 вузов, развитие которых должно стать приоритетным на первом этапе (по крайней мере, на предстоящие 5 - 6 лет) модернизации системы высшего профессионального образования.

В конце 2011 г. в рамках внутреннего перераспределения бюджетных ресурсов Минобрнауки был проведен завершающий конкурс на реализацию стратегических программ развития вузов, в рамках которого определено еще 55 вузов (помимо ведущих). В этой ситуации из ожидаемого "ядра модернизации" не обеспечены программными ресурсами развития, по нашим оценкам, около 20 - 30 вузов, подведомственных отраслевым министерствам (прежде всего Минздравсоцразвитию, Минтрансу, Минсельхозу и Минсвязи).

СТИМУЛИРОВАНИЕ КОРПОРАТИВНОГО СЕКТОРА ИССЛЕДОВАНИЙ И РАЗРАБОТОК Для стимулирования развития корпоративного сектора исследований и разработок используются следующие инструменты:

- отнесение на себестоимость продукции расходов на НИОКР по приоритетным направлениям с коэффициентом 1.5;

- создание фондов научно-технического развития, позволяющих создавать необлагаемую налогом на прибыль базу для финансирования "задельных" работ13.

Важной мерой по активизации исследовательской деятельности государственных компаний стало решение о формировании ими Программ инновационного развития. На сегодня 46 компаний утвердили такие программы, еще несколько программ находятся в разработке.

Определенные надежды возлагаются и на формирование механизмов координации ИР в рамках технологических платформ. Выражением активизации деятельности в этом направлении является разработка координационными органами ряда платформ Стратегических программ исследований14.

Важным институциональным элементом модернизации должны также стать национальные исследовательские центры. Их ключевые элементы находятся в поле влияния отраслевых ведомств. Сейчас, помимо Курчатовского института, идет работа по созданию таких центров в сфере авиастроения и материаловедения под руководством Минпромторга. Фактически эта работа является одним из аспектов модернизации отраслей. Аналогичную роль играют и отраслевые федеральные целевые программы, в значительной мере состоящие из мероприятий по бюджетному финансированию ИР. В настоящее время Минобрнауки создана инструментальная основа координации взаимодействия в рамках "задельных" и продуктовых работ в форме Единой федеральной базы НИОКР. Однако авторитетного института такой координации пока нет, мандат и ресурсы Минобрнауки делать это не позволяют.


ВЫВОДЫ В секторе ИР на текущий день сформированы приоритеты, реализация которых абсолютно необходима для запуска масштабной технологической модернизации в стране.

В рамках этих приоритетов важнейшим является развитие тесной исследовательской и образовательной кооперации "модернизационного ядра" вузов с ведущими корпорациями и исследовательскими институтами (как российскими, так и зарубежными). Актуальным представляется и более активное вовлечение институтов государственных академий наук в прикладные работы на приоритетных направлениях модернизации, не ослабляя при этом акцента на повышение эффективности, обеспечение лидерства и поддержание высокого международного авторитета в сфере фундаментальных исследований. Другой важнейшей организационной задачей является преодоление межведомственной разобщенности в формировании и реализации научных и технологических приоритетов.

См: Федеральный закон "О науке и государственной научно-технической политике" от 23 августа 1996 г. N 127 ФЗ (вред. 19.07.1998 г. - 03.12.2011 г.).

См.: "О программах инновационного развития и технологической модернизации субъектов естественных монополий и крупных государственных компаний". Протокол N 4 заседания Правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям от 3 августа 2010 г.

стр. ДИСКУССИЯ Директор Института академик А. А. Дынкин поднял вопрос о том, возможна ли эффективная научная политика в условиях фактического отсутствия в стране инновационной системы. Действительно, ответила докладчица, инновационная система в стране пока еще далека от совершенства, поскольку при доминирующей роли государства сохраняется слишком много элементов советской командно-административной системы, которые плохо работают в изменившихся экономических условиях. Тем не менее это не отменяет важности научной политики, выстраивания взаимосвязей между научной и инновационной политикой. Без таких усилий инновационная система будет формироваться еще медленнее.

Применительно к кадровой политике наиболее острыми оказались следующие вопросы:

- как не только привлечь кадры в науку, но и удержать их;

- правомерно ли оценивать индивидуальную продуктивность ученого по индексу его цитирования;

- нужно ли привлекать в страну научные кадры из-за рубежа и насколько эффективно они могут работать в отечественной науке?

В частности, зав. центром европейских исследований ИМЭМО, членом-корреспондентом РАН А. В. Кузнецовым была высказана точка зрения, что наиболее провальным в материальном отношении этапом в системе поддержки молодых научных кадров является время до защиты ими кандидатской диссертации. Поэтому ясно, что проблемой является не только удержание, но и само привлечение кадров. Необходимы меры по поддержке сильных ученых и научных коллективов, поощрение внутренней мобильности кадров.

Для повышения эффективности НИОКР в научных организациях и вузах целесообразно изучать и отчасти заимствовать лучшие корпоративные практики в области организации и проведения научных исследований (к.п.н., зав. сектором ИМЭМО И. В. Данилин). Было также высказано мнение, что привлечение диаспоры является не самым эффективным способом решения кадровых проблем, о чем, в частности, свидетельствует опыт Китая, который начал развивать программы по привлечению научной диаспоры намного раньше, чем Россия (зам. директора ИМЭМО, член-корреспондент РАН В. В. Михеев).

Проблема привлечения кадров из-за рубежа, особенно взаимодействия с русскоязычной диаспорой, по мнению И. Г. Дежиной, мало кого оставляет равнодушным. Это вполне естественно, так как тема политизирована и, кроме того, имеет чувствительные социально-культурные аспекты. Однако, признавая важность повышения качества кадров и дефицита специалистов в различных областях знаний, эффективнее решать кадровые проблемы, сочетая работу с диаспорой с активизацией внутренних резервов, в первую очередь совершенствуя образовательную политику.

Наконец, участники дискуссии затронули такие вопросы, как значение конкуренции и востребованность результатов НИОКР. По мнению зав. отделом ИМЭМО, д.э.н. С. А.

Афонцева, еще неясно, в чем состоят реальные потребности широкого круга российских бизнес-субъектов, а без такого знания сложно вводить государственные меры по стимулированию инновационной активности бизнеса. Кроме того, вопросы инноваций напрямую связаны с задачей повышения конкурентоспособности, и потому решения должны быть комплексными.

Директор Российского фонда технологического развития М. Б. Рогачев согласился с основными тезисами представленного доклада. Но после прошедшей дискуссии в первую очередь высказал свою точку зрения на вопросы, которые задавались докладчику.

Первый, глобальный вопрос - может ли развиваться наука в отсутствии инновационной системы? Перефразируя, можно сказать: возможно ли быть здоровым без наличия организованной медицины? Ответ - можно, если есть сила воли. Хотя именно на примере ситуации с медицинской наукой можно надеяться на то, что наука в нашей стране не умрет. Положение в области медицинских исследований и востребованности их результатов принципиально иное, чем в среднем по науке, поскольку в данном случае есть не зависящий от государства платежеспособный спрос. Это не так часто случается в условиях преимущественно огосударствленной науки.

Следующий комментарий касается кадровой ситуации, в том числе эмиграции. То, что ученые идут в бизнес (а наиболее интенсивно они уходили в него в начале 90-х годов), было полезно для экономики в целом. В приватизированном производстве старые кадры интенсивно заменялись свежими, поскольку требовался новый менеджмент. При этом была востребована квалификация, в первую очередь естественнонаучное и инженерное образование.

Сейчас правительство предпринимает попытки привлечь ученых из-за рубежа. Здесь обсуждалось, что нередко приезжают кадры недостаточ стр. ной квалификации или работающие не слишком усердно. Как бывший руководитель именно корпоративной науки могу сказать, что при наличии воли, а главное четко сформулированной цели эта задача решается достаточно быстро. У меня есть личный опыт найма большого количества зарубежных ученых. Если на такое привлечение кадров выделяются существенные средства, то за них вполне можно заставить специалистов работать эффективно. Имеется в виду то, что система организации труда должна быть выстроена таким образом, чтобы не допускать малоэффективной работы.

В свою очередь, существуют проблемы эмиграции как формы оттока кадров. Но ведь уезжают не только ученые и даже преимущественно не ученые. Наука, как и другие области человеческой деятельности, существует в определенной среде, именно она выталкивает из страны ученых и всех остальных.

В этом контексте к государству можно предъявить целый ряд запросов. В первую очередь хотелось бы понять, какие технические (технологические) проблемы стоят перед страной?

О чем может идти речь? О решении проблем, связанных с освоением и развитием Арктики? О снижении себестоимости добычи сырья (или о дополнительном его переделе)? О производстве дополнительной энергии? О проблемах, возникающих в связи с изменением (или неизменением) климата? Может быть, о развитии транспорта или решении проблем, связанных со старением населения, или других реальных проблем?

Хотелось бы особенно подчеркнуть, что имеются в виду именно проблемы, а не приоритеты, о которых в основном все говорят. Это разные вещи: приоритеты - это задание некого направления движения, тогда как проблемы - это то, что надо решать, с помощью каких мер и для чего. И это именно технологические (а не чисто технические) проблемы. При этом технологии могут быть социальные, политические, демографические и т.п. При этом часто представляется, что РАН решает не те проблемы, которые есть сейчас, а те, которые имелись в прошлом.

Наконец, важный аспект политики государства в области научной и технологической политики касается работы отдельных министерств и ведомств. На мой взгляд, деятельность Минфина отрицательно сказывается на инновационной среде. Имеется в виду не система распределения денег, а регулирующая функция министерства. Например, действующим в определенных организационно-правовых формах организациям запрещается брать кредиты на выполнение НИОКР. В то же время те, кто не могут воспользоваться дополнительными источниками финансирования, не обеспечены бюджетными средствами в объеме, необходимом для выполнения своей уставной деятельности. Имеются в виду в первую очередь бюджетные учреждения науки. Они должны быть либо полностью обеспечены, либо иметь возможность брать кредиты и займы.

Зав. Центром инновационной экономики ИЭ РАН, д.э.н. Е. Б. Ленчук согласилась с особой актуальностью проблемы формирования и реализации научной политики, задачи которой незаметно отошли на второй план. Все больше внимания уделяется инновациям, инновационной политике, модернизации, хотя наука по сути дела составляет ядро инновационной деятельности и поэтому научная политика должна рассматриваться во взаимосвязи с инновационной политикой. Без научных открытий, исследовательских и прикладных разработок не может быть реальных инноваций, это важнейшая их часть, задающая тон всей инновационной деятельности и инновационной активности предприятий. Складывается впечатление, что сегодня об этом начинают забывать. В последние два десятилетия наука была охвачена деструктивными процессами, которые привели к качественному и количественному ослаблению научно-технического потенциала нашей страны. Приведенные данные в основном докладе наглядно свидетельствуют об этом.

Следует отметить, что уже на протяжении многих лет показатели развития отечественной науки остаются ниже пороговых значений параметров обеспечения технологической безопасности страны. Есть все основания полагать, что сохранение такой ситуации полностью лишает нашу страну важнейшего интеллектуального ресурса, который позволяет уйти от сырьевой зависимости. Например, доля затрат на науку в ВВП в последние два десятилетия не превышала 1.2% при минимальном пороговом значении этого показателя 1.5%. При таком уровне финансирования российская наука может выполнять лишь свои социокультурные функции, но стать источником новых идей и инноваций неспособна.


Вызывает удивление тот факт, что продекларировав переход на инновационный путь развития, государство крайне медленно наращивает расходы на НИОКР. Даже те показатели роста затрат на науку в ВВП, которые заложены в Стратегии инновационного развития до 2020 г., ориентированы на заведомое отставание нашей страны.

стр. Очень остро стоит проблема разрушения кадрового потенциала науки, потери целого ряда научных школ, старения контингента исследователей. В 2010 г. более четверти российских исследователей составляли люди пенсионного возраста, лишь одна треть исследователей находилась в возрасте 30 - 50 лет, который считается самым плодотворным для научной карьеры и научного роста.

Не менее остро стоит вопрос с отраслевой наукой, которая в результате рыночных трансформаций практически исчезла. Сегодня есть все опасения предполагать, что в результате непродуманных государственных реформ такая участь может ожидать и фундаментальную науку.

Действительно, российская наука, не менявшая систему организации с советских времен, уже не соответствует современным требованиям экономики и общества. Сегодня нет сомнений, что без серьезного и скорейшего реформирования науки мы просто можем потерять ее. Но делать это надо очень гибко и продуманно, избегая бездумного насаждения западных моделей организации науки.

Ряд направлений проводимых реформ науки не может не вызывать серьезных опасений.

Это, в первую очередь, относится к идее формирования исследовательских университетов, которые должны, с одной стороны, заменить академическую науку, а с другой - укрепить связи науки с предприятиями и бизнесом. Эта идея реализуется путем перераспределения финансовых потоков в сторону поддержки вузов. Но могут ли они сегодня заменить, например, академические институты? Следует напомнить, что две трети институтов РАН специализируются на естественных науках. Можно с уверенностью сказать, что те исследования, которые они проводят, значительно превосходят по качеству исследования в вузах, где за единичным исключением не существует адекватной материальной базы для ИР, нет исследователей соответствующего уровня, наконец, нет сложившихся научных школ.

Сегодня крайне опасно противопоставлять одно другому. Мы можем и должны развивать науку в высшей школе, но не в ущерб академической науке. Задачей высшей школы должна стать подготовка высококвалифицированных кадров, способных работать и в научной сфере, и в сфере производства. Профессионализм следует поднимать за счет взаимодействия и тесного сотрудничества академических институтов и вузов. Качество работы и тех, и других должно возрастать. В равной мере все это относится к созданию национальных научно-исследовательских центров.

Реализуемые идеи по созданию новых исследовательских структур сами по себе может быть и неплохи, но следует понимать, что реальная отдача от них наступит не сегодня, а лет через пять как минимум. Поэтому нужно бережно сохранять тот научный потенциал, который у России еще остался. Новым структурам еще предстоит доказать свою эффективность, они должны формироваться параллельно с уже реально действующими.

Безусловно, нужна и реформа академической сферы науки, причем безотлагательная.

Основным ее содержанием должна стать возможность избавиться от балласта и сформировать высокопрофессиональные коллективы ученых с соответствующим уровнем оплаты труда и оснащенностью передовым оборудованием. Следует создать условия для укрепления грантового и тематического финансирования. Только подняв престиж академической науки, мы сможем решить кадровую проблему и обеспечить приток молодежи. Сегодня же академические институты действуют в очень жестких бюджетных и правовых рамках, практически не имеют возможности для гибкого маневрирования финансовыми и кадровыми ресурсами, приобретения передового научного оборудования.

В первую очередь это сказывается на результативности и эффективности науки.

Что касается возрождения отраслевой науки, то процесс этот очень сложный. У нас в стране практически отсутствуют крупные высокотехнологичные и промышленные компании, являющиеся основными субъектами, формирующими спрос на инновации.

Пока такой спрос не возникнет, вряд ли можно ожидать каких-либо серьезных изменений в плане активизации корпоративной науки. Затраты российского бизнеса на научные исследования чрезвычайно малы. Так, в 2009 г. весь российский бизнес потратил на НИОКР 800 млн. долл., в то время как одна компания General Motors - 8 млрд. долл.

(разница в 10 раз).

Бизнес должен быть мотивирован к проведению научных исследований и опытно конструкторских разработок. Добиться этого можно только обеспечив соответствующую конкурентную среду, в условиях которой бизнес может выжить, только постоянно предлагая новый высококачественный продукт, формирующий новые рынки.

Формирование такой среды - как раз задача государства, которая должна стать одним из важных направлений научной политики.

Подводя итоги дискуссии, академик РАН Н. И. Иванова подчеркнула, что тенденции развития российской науки расходятся с глобальными трендами. Первое десятилетие XXI в. характери стр. зовалось интенсивным научным, технологическим и инновационным развитием все большего числа стран мира. В наиболее развитых из них -США, Японии, Германии, Франции, Швеции, Великобритании - переход к экономическому росту на базе инновационного развития приобрел устойчивый характер, растет финансирование и кадровое обеспечение научной деятельности. Даже в условиях кризиса 2008 - 2009 гг.

государственные программы финансирования науки не сокращались. За последние 20 лет темпы прироста глобальных научных расходов почти в 1.5 раза опережали темпы прироста мирового ВВП. Численность научных работников в мире выросла с 4 млн. в 1995 г. до 6 млн. в 2010 г. за счет быстрого роста кадрового потенциала науки в развивающихся странах.

Важно подчеркнуть, что совокупный баланс сил в глобальной экономике сейчас меняется в пользу развивающихся стран. Именно они наиболее масштабно и динамично развивают свою науку. В Китае, Индии, Бразилии поставлены амбициозные государственные задачи, реализованы крупные программы по развитию фундаментальной и отраслевой науки и высокотехнологичной инфраструктуры. Сочетание роста капиталовложений в науку и образование с надежными инвестиционными стимулами и благоприятными финансовыми условиями обеспечит усиление их технологического и экономического потенциала.

Анализ процессов глобального развития показывает, что все страны, претендующие на лидерство в современном мире, ставят сходные стратегические цели. В этом смысле Россия не является исключением. Будучи частью мирового хозяйства, она должна постоянно реагировать на разнонаправленные внешние вызовы, продолжая осуществлять внутренние реформы, формировать институты рыночного хозяйства, создавать новые механизмы экономической и инновационной политики. Вместе с тем развитие науки и инноваций в нашей стране не соответствует мировым тенденциям ни по содержанию, ни по основным векторам развития, несмотря на многочисленные попытки изменить положение. Более того, за последние 20 лет произошел огромный прорыв в технологиях, который изменил мир, а мы, можно сказать, за это время оказались на обочине важнейших мировых процессов. В этом контексте вопрос о содержании и эффективности государственной научной и инновационной политики требует новых подходов.

Современная теория и практика государственного регулирования говорят о том, что инновационная политика не является простым продолжением научно-технической политики, а представляет собой более высокий уровень интеграции научной, технологической (промышленной), экономической и образовательной политик. Поэтому, с одной стороны, разработка инновационной политики не может быть задачей одного министерства (Минобрнауки или Минэкономики), а требует координации и нахождения консенсуса между различными министерствами. С другой стороны, инновационная политика не может и не должна подменять научную политику, которая идейно и функционально имеет принципиально иные задачи. Но на практике мероприятия по развитию отдельных секторов науки сейчас в лучшем случае включаются в состав других стратегических документов и не решают актуальных финансовых, кадровых и инфраструктурных задач.

Так, в "Стратегии инновационного развития России до 2020 г.", разработанной Минэкономразвития и утвержденной Правительством в декабре 2011 г., не различаются мероприятия научной, технологической и собственно инновационной политики, требующие разных инструментов и разных государственных подходов, а проблемы и перспективы науки прописаны в документе, на мой взгляд, неудовлетворительно.

В преамбуле констатируются рост затрат на науку (в 2 раза в постоянных ценах в период 1999 - 2009 гг.), старение ученых, низкая результативность. Эти констатации требуют, по крайней мере, двух уточнений. Во-первых, рост финансирования не компенсировал его обвального, как минимум пятикратного падения в 90-е годы. Во-вторых, анализ снижения результатов науки ведется по зарубежным базам данных, условность, ограниченность и неадекватность которых для анализа состояния российской науки была неоднократно показана отечественными науковедами. Это примерно то же самое, что проводить международные экономические сопоставления, не зная, что такое паритет покупательной способности.

Разд. 6 - "Эффективная наука" - включает следующие блоки: структурная модернизация сектора, кадры, эффективность госрасходов, приоритеты и развитие негосударственной науки. То, что предлагается, говорит о сохранении до 2020 г. проводящегося сейчас курса и означает продолжение структурного маневра в основном в пользу вузовской науки, что пока, как мы знаем, не дало ощутимых результатов в виде адекватного роста результатов или притока молодых научных кадров, о чем уже говорили сегодня все выступавшие.

стр. Развитие государственных академий, в том числе РАН, не относится к числу приоритетов.

Более того, они столкнутся с поэтапным сокращением контрактной формы государственного финансирования, одновременно им предлагается усилить взаимодействие с бизнесом. При этом подчеркивается, что "финансирование фундаментальных исследований будет сконцентрировано на работах, осуществляемых научными коллективами, характеризующимися глобальной конкурентоспособностью".

Принцип может быть и неплохой, но если глобальную конкурентоспособность будут определять свыше, как и научную результативность, неизвестно куда мы продвинемся.

Безусловно, реформировать науку в соответствии с современными экономическими и социально-политическими задачами, добиться перехода к инновационной экономике совсем непросто. У многих стран, несмотря на прекрасные стратегии, это не получается.

Для решения наших сложнейших задач, о которых убедительно говорили выступавшие, необходимы новые подходы, отказ от имитационных подходов. Ключевые вопросы реалистичность задач, адекватность вызовам времени, регулярный мониторинг и оценка эффективности применяемых мер регулирования.

Ключевые слова: модернизация, наука, инновационная система, государственная научная политика, исследования и разработки, финансирование, вузы, РФ.

Материал подготовили И. ДЕЖИНА (dezhina@imemo.ru) С. ЧЕБАНОВ (scheb@imemo.ru) стр. Заглавие статьи ЛИБЕРАЛИЗМ И РЕГУЛИРОВАНИЕ ФИНАНСОВОГО РЫНКА Автор(ы) В. Миловидов Мировая экономика и международные отношения, № 9, Сентябрь Источник 2012, C. 20- ЭКОНОМИКА, ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 50.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ЛИБЕРАЛИЗМ И РЕГУЛИРОВАНИЕ ФИНАНСОВОГО РЫНКА Автор: В.

Миловидов Как человеку, имевшему самое прямое отношение к регулированию финансового рынка и верящему в свою приверженность либеральным ценностям (думаю, многие удивятся этому), мне всегда хотелось ответить на вопрос о том, в чем состоит главный "продукт" деятельности регулятора. Государственное регулирование давно стало неотъемлемым элементом финансового рынка. Мы уже не представляем себе иначе его функционирование. А уж после кризиса 2007 - 2008 гг. роль и значение регуляторов финансового рынка существенно возросли, причем не только на национальном, но и на международном уровнях.

Исторически Россия отнюдь не последней из стран Европы пришла к пониманию необходимости государственного регулирования этого сегмента хозяйства: уже в 1824 г. в министерстве финансов Российской Империи была создана особая канцелярия по кредитной части, в чье ведение вошли вопросы контроля за банками, ценными бумагами, биржами. Хотя и с перерывами, уже более 125 лет российский финансовый рынок отдан под опеку внешней силы "гражданского управления", призванной защитить его от разрушительной стихии эгоизма и торгашеского духа. Весь этот период государство с большей или меньшей результативностью пыталось сделать финансовый рынок общественно полезным, способным обеспечить экономический суверенитет страны и ее конкурентоспособность в глобальном состязании капиталов.

Наверное, далеко не каждый восхитится полученными результатами. Но не будем слишком строги, ведь деятельность регуляторов в зарубежных странах, финансовые рынки которых признаны более развитыми и сильными, получившими отличительный знак "МФЦ", не выглядит безупречной и блестящей в свете недавних событий.

Прошедший кризис поставил "неуд" почти всем мировым институтам государственного регулирования финансовых рынков, оставив на повестке дня тот самый вопрос о "продукте" деятельности регулятора.

Мне возразят, что, делая акцент на либеральном подходе к проблеме государственного регулирования, нет смысла пытаться оправдать полезность его "продукта". По сути, такое оправдание уже содержится в самой постановке вопроса. Либерализм как научная система взглядов, как общественная идея вырастает из корневых понятий "свобода" и "освобождение". И было бы, мол, лучше обосновать как раз сокращение потребности экономики в этом "государственном продукте" и, соответственно, большую востребованность "продукта" саморегулируемых сил рынка.

Государство или рынок - вот дилемма, которая обычно разводит по разные стороны баррикад либералов и этатистов (апологетов государства как конечной регулирующей силы). Мой же либеральный инстинкт настаивает, что "или" в данном случае - "условно разделительный" союз. Перед ним мне очень хочется поставить запятую, заменив его разделительную функцию пояснительной. Может быть, мы вообще имеем дело не с дилеммой?

Если бы не было экономических и финансовых кризисов, потрясений, периодов обострения эгоизма частных интересов, явных нарушений нормального хода производства общественного продукта и развития идеального общества благосостояния, вряд ли государство было бы востребовано на хозяйственной ниве. Те самые идеальные персонажи хозяйственной жизни ("предприниматель" Й. Шумпетера, "ранний капиталист" В. Зомбарта, "экономический человек" А. Смита), движимые "естественным законом справедливости", обеспечили бы человечеству радостную жизнь, полную постоянных инноваций, благодаря которым на новом качественном уровне воспроизводится общественное благополучие. Но история свидетельствует о другом.

В книге "Экономика добра и зла" чешский экономист Т. Седлачек пишет об экономике, как МИЛОВИДОВ Владимир Дмитриевич, кандидат экономических наук, заведующий кафедрой международных финансов МГИМО (У) МИД России (vmilovidov@hotmail.com).

стр. об особом продукте цивилизации, в котором "так много возникшего бессознательно, спонтанно, неконтролируемо, внепланово"1. Сталкиваясь с этими постоянными неожиданностями, человечество на протяжении своей истории пытается выработать средства защиты, предсказуемости и управляемости. Выработать иммунитет к экономической стихии, которую, как это ни странно, порой создает и пробуждает сам хозяйствующий человек.

Однако человек устроен так, что ищет объект своего облагораживающего воздействия вне самого себя. Убежденный в несовершенстве окружающего мира, он с горячностью берется за упорный труд по его совершенствованию, реформированию и модернизации.

Увы, всякий раз он наталкивается на безрезультатность своего титанического труда и вновь возвращается к исходной точке. Но, как писал С. Булгаков, "субъект дан нам во взаимодействии с объектом, субъект-объект: я в мире или в природе, а природа во мне"2.

Спонтанность, бессознательность, внеплановость экономических событий - это подобие не столь уж редких характеристик поведения человека в обычной жизни. Мы ведь видим окружающий нас мир, отраженным в нас самих.

Где-то в глубине своего сознания человек понимает это. Однако осмысленно изменить самих себя могут лишь единицы, да и то до некоторого предела: до превращения либо в отверженных, либо в мучеников, либо в жертв. Большинству людей, чтобы "облагородиться" самим (в рамках некоторой средней общественной нормы), нужно противостоять себе подобным. Каждый человек должен оказаться в ситуации естественного отбора и выживания: его собственные недостатки должны столкнуться с недостатками других, его эгоизм - с их эгоизмом, его интересы с их интересами. Но это означает, что такие недостатки должны быть. В мире, где присутствует одна лишь добродетель, стимулы к эволюции могут легко угаснуть. Движение к благу пролегает через его отрицание.

Получается, что отрицательные чувства, слабости и недостатки как отрицательный по своей сути "дух" даны нам во благо? За этой трансформацией явно обнаруживается, как метко заметил И. Гте, "той силы часть и вид, что вечно хочет зла и век добро творит".

Чтобы реализоваться в "естественных законах" эволюционного развития человека и человеческого общества, желание изжить недостатки, слабости, несовершенства, грехи должно быть общественным, взаимным, состязательным.

ЗАКОН ЗАВИСТИ Либеральный немецкий социолог Г. Шк, анализируя чувство зависти, называет его "энергией, которая находится в центре жизни человека в качестве существа социального"3. Зависть "возникает как только два индивида начинают сравнивать себя друг с другом". Однако, человек, зная об этом качестве себе подобных, выстраивает собственное поведение. "Если бы мы не были вынуждены постоянно учитывать зависть других людей к чрезмерному удовольствию, которое накапливается у нас по мере отклонения от социальной нормы, социальный контроль не мог бы существовать"4. Люди сами не становятся менее завистливыми, они находят способы противостоять зависти других и направлять зависть на благие цели.

Шк фактически называет инструментарий государственного регулирования "сфабрикованным из зависти" в результате "угрызения социальной совести"5. В его концепции зависть - закаляющее, воспитывающее, дисциплинирующее общественное чувство, стихийная сила человеческого общества, способная регулировать поведения его членов. Поэтому он делает вывод: "Чем больше частные люди и хранители политической власти в данном обществе способны действовать, как если бы зависти не было, тем выше будут темпы экономического роста и тем больше будет всевозможных инноваций"6. К сожалению, вопрос о цене "дисциплинирования" человечества и его водворения на путь развития и благосостояния силой столь неблаговидного чувства остается за рамками исследования зависти.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.